Нидейла Нэльте

Между фантазиями

Между фантазиями
Работа №477. Дисквалификация за некорректное голосование

Центр по экспериментальному лечению психологических расстройств является частью большого университета.

Альпин работает под предводительством доктора Крамозника Вольвыча. Он является одним из крупных исследователей в области изучения синдрома глубинного погружения.

СГП или синдром глубинного погружения – особое состояние организма, близкое к коме, возникающее на почве эмоциональных или физических переживаний, настолько сильных, что человек осознано уходит в мир собственных фантазий. В группе риска дети и подростки, творческие личности, одинокие. Тема достаточно малоизучена и требует множества опытов и исследований.

Врачи предлагали обычные способы лечения, вроде медикаментозного или прямого вмешательства в работу мозга. Крамозник нашел совершенно новый способ лечения не только этого расстройства, но и многих других.

Крамозник сидел в просторном кабинете вместе с отцом пациентки Хамурой Оки. В его стране не смогли помочь дочке, и наслышанный об экспериментальных методах лечения, решил обратиться в центр. Хамура создавал о себе впечатление человека скрытного. Он отказывался говорить о причинах, которые могли спровоцировать СГП, ссылаясь на тонкую подростковую психику. Но Крамознику было это не важно, так как рассчитывал поговорить с пациенткой после проведения процедуры.

Альпин опаздывал. Он сильно волновался о проведении процедуры, ведь ему доверили провести ее первый раз. Стоит отметить, что Альпин долгое время был ассистентом доктора по проведению процедуры, поэтому знал некоторые тонкости. Но после долгих размышлений Крамозник пожелал дать шанс Альпину доказать, что был выбран не зря.

Когда он влетел в кабинет, Крамозник медленно поднял свой взгляд с листа пациентки:

- Что случилось мой дорогой друг? Вы опоздали. Сегодня, когда должен настать ваш звёздный час.

- Извините доктор Вольвыч. Я вчера долго не мог уснуть. После того как вы решили, что мне стоит провести ее самому, я не на шутку взволновался.

- Все бывает в первый раз Альпин, – сказал Крамозник, – Просто знайте, что я буду вашим ассистентом при проведении процедуры, как вы всегда были моим. Поэтому не стоит за это волноваться.

- Согласен, – сказал Альпин, надевая халат и параллельно поздоровавшись с Хамурой Оки, который даже никак не отреагировал.

- Пациент – Мариполь Оки, – начал Крамозник, – Семнадцать лет. Приемный ребенок. По опросу соседей имели случаи конфликта с приёмным отцом. Найдены множество различных тетрадей с рассказами, личные дневники, рисунки…

- Творческая личность, с ними всегда сложнее.

- Еще как. Если у обычного пациента мечтания не уходят дальше богатого дома или машины, то у них… можно встретить всякое. Продуманные до мелочей миры или парад сюрреализма, – сказал доктор, пробуждая быстрой нарезкой в памяти подобные случаи.

- Это меня и волнует. Первая операция, а такой не легкий случай.

- Если сразу начинать с самого сложного, тогда все остальное будет гораздо легче. Мой преподаватель постоянно мне это говорил.

Они прошли в лабораторию. Большое помещение с белыми стенами, разделенное перегородкой.

В одной части комнаты была установка МОС, в другой оборудование для снятия показателей. Каждый раз, когда Крамознику удавалось показать созданный им аппарат МОС незнакомому человеку, глаза его светились гордостью за собственный гений. Он считал, что за этим аппаратом будущее не только в лечении СГП, но и в других областях.

Пациентка была уже готова – подключена к устройству. Из ее затылка тянулся провод к боль­шому ящику со множеством датчиков.

Альпин лег на соседнюю кровать и подключил к разъёму в голове штекер. Хамура вместе с Крамозником нависли над ним, рождая чувство стеснения.

- Надеюсь, ты помнишь в чем заключается процедура? – спросил Крамозник.

- С помощью МОС залезть мир мечтаний пациента, найти его там, после чего найти выход.

- Правильно. Помни, пока ты будешь там, сознательное желание пациентки любым способом будет мешать найти ее и вытащить. Но подсознание будет тебе помогать. Поэтому пользуйся любыми подсказками, которые тебе встретятся, – и когда доктор Вольвыч хотел уже включить аппарат, спросил, – Надеюсь, что твои рекомендации из театрального не выдумка? Все-таки ты должен моментально подстраиваться под происходящее.

- Мои актерские работы всегда встречали овациями.

Доктор начал считать до пяти, после чего переключил пару тумблеров и Альпин отправился в голову к пациентке.

***

Утро. Комната наполнена густым сигаретным дымом. На столе звонил коммуникатор, под столом спал Альпин. Услышав первый гудок, он резко поднял голову и ударился о стол. Браслетом на руке перевел звонок на громкую связь. Полиция просит приехать Альпина на место необычного преступления. Как говорил ему доктор, подсознание будет давать подсказки, видимо это она.

Это первый раз, когда он попал в голову пациента. Дизайн кабинета, несет в себе черты нуарных кабинетов из старых фильмов, совмещая с налетом современных технологий. Но ощупывая деревянные поверхности, стены, горячие лампы, и такие настоящие, но в настоящем мире не существующие, голографические экраны, поразили его воображение тонкой проработкой каждой детали. Это взрывало воображение – все может быть настолько естественным в чужой голове.

Он спустился вниз на бесшумном лифте, прошел через коридор и оказался в городе.

Высокие здания, яркая реклама, причем каждая обращается именно к тебе. Поезда, проезжающее через здания в десяти метрах над землёй, машины, которые взлетали вверх перед самым носом, множество людей и андроидов, так не похожих друг на друга. И если кабинет просто взорвал его воображение, то сейчас он понял, что ощущают люди с синдромом Стендаля.

Но куда ехать и как? Альпин посмотрел в свой коммуникатор и немного полазив в нем смог вызвать машину, которая везла его в нужное место.

Постепенно здания становились ниже, пока их череда резко оборвалась. Машина выехала на просторные поля зеленой травы. На горизонте виднелись небольшие домики. Это был небольшой загородный поселок.

Они остановились около коттеджа с большим газоном. Коммуникатор пикнул о списании денежных средств. Альпин прошел через калитку, успев обратить внимание на роботов, которые стригли траву. Пройдя еще дальше, в спину его что-то толкнуло и извинилось, это тоже оказался робот. А когда он позвонил в дверь, ее открыл тоже робот. Эти люди видимо очень богатые, раз позволили себе столько роботизированной обслуги.

Холл оказался очень просторным, размером даже больше той комнаты в которой он проснулся. Там стоял полицейский и небольшая семья – отец, мать, их дочь.

- Ох, вы приехали детектив, – к нему подошел толстый полицейский, с усами под губой и обращался к нему так, как будто они давно знакомы, – говорю сразу, дело довольно странное.

И тут Альпин понял, что пора расчехлять свои актерские способности, вжиться в роль серьезного детектива. С налётом уверенности он спросил:

- И чем же оно странное?

- Пройдемте.

Он даже не успел поздороваться с семьей, как пришлось подняться на второй этаж. Пройдя пару коридоров и комнат, они оказались в небольшом подсобном помещении. Под лампой, в центре комнаты, висел андроид на веревке, словно повесился. Он имел человеческое строение. Голова с правой стороны была опалённая, а на затылке была небольшая ямка, будто оттуда изъяли важный механизм.

- Что это? – удивленно спросил Альпин.

- Нам позвонила их младшая дочь. Девочка еще совсем не понимает, что они не живые. Попросила срочно приехать потому что умер воспитатель. Когда мы оказались тут, отец вышел и сказал, что все нормально. Но мы решили все-таки осмотреть дом, мало ли что случилось. И в процессе осмотра нашли это. Отец семейства сказал, что это видимо сбой в работе, и хотел обратиться в сервисную службу. Но во мне что-то екнуло, это были далеко не хот-доги, которые я ел утром, и я решил позвонить вам.

- И правильно сделали, – уверенно сказал Альпин, как это обычно бывает в фильмах про детективов, – Камеры наблюдения установлены?

- Да и мы их уже проверили. Ничего, – растерянно ответил коп.

- Может это какой-то знак?

- Мы их конечно допросили, но у них нет никаких врагов, так они думают.

- Может они просто думают, что врагов нет, а они есть. Это похоже на предупреждение. В любом случае отправите всю полученную информацию мне в офис.

После чего Альпин спустился вниз к семье. Отец, мать и дочь. Что может пойти не так?

Они ничего не знали и сильно нервничали. Андроид, как оказалось – нянька для дочерей. Старшая уехала в другой город на учебу.

Но после того как он поговорил с младшей, выяснились необычные подробности. После уезда старшей сестры, андроид наедине с ней постоянно издавал звуки похожие на плач.

После этих слов все стало совсем странно. Они закончили свой разговор. Альпин сказал им, что лично разберется с произошедшим. Все-таки это направляет подсознание пациентки. Он оставил приказ полиции следить за их передвижениями, на случай если это предупреждение о нападении.

Он поехал к себе в кабинет. Но вопрос о том, как это дело поможет выйти на Мариполь, вставал сам собой. Но доктору Вольвычу лучше знать, что происходит в голове пациента. Если он говорит, что подсознание поможет, то ему следует доверится.

Альпин присел в кресло и изучил присланную информацию. Его прельщала идея того, что это предупреждение, ведь мысль о том, что у андроид самоосознал себя, выглядела клишировано. Он связался с производителями роботов. Компания Сошл Инжиниринг, как подсказывала ему ми­ровая паутина, одна из крупнейших компаний по производству андроидов. А их последние разработки способны наделить их очень точной имитацией человеческих чувств.

На связь вышел сотрудник компании. И это был интересный разговор. На вопрос о том, может ли у робота имитация чувств стать настоящими эмоциями, тот рассмеялся: «Лишь при условии, что он обрел самосознание». Но если все не так, и он действительно обрел самосознание?

На это вопрос пролить свет могла старшая дочь, вдруг это не первый случай. Он позвонил в учебное заведение, но такой девушки там не было. Он подумал, что ошибся номером, но позвонил туда еще раз, и ему еще раз сказали, что таких людей там нет. Альпин сразу подумал, где она может быть? Родители его обманули, но зачем? После чего он решил изучить их квартиру.

Он знал, что их не будет дома, потому что полиция за ними следила. Приехав поздно ночью, Альпин взломал универсальной отмычкой их заднюю дверь. Изучив весь этот огромный дом и не найдя зацепок, Альпин собирался уже уходить, пока не вспомнил про огромный гараж, который видел утром. Но времени оставалось немного.

В гараже пусто, лишь разлито черное масло. Среди железок на столе и инструментов ничего нет. Но стоило подвинуть стол, как нашлась дверка в полу. Он спустился вниз, а там труп девушки и ужасный запах. Рядом нашел модуль, по форме подходивший к той дыре на затылке андроида.

Альпин торопился. Он присоединил модуль к домашнему компьютеру хозяев, после чего появилось подозрительно знакомое лицо девушки. И тут его осенило – Мариполь.

- Что? Где я? –послышался голос из динамиков.

- Подскажи тебя зовут Мариполь?

-Что?

-Ты случаем не тот андроид который повесился?

- Я? -прозвучал без эмоциональный голос, – Кто ты?

- Меня зовут Альпин. Я тут что бы вытащить тебя из глубокого погружения.

Тут в дверь вошел отец. Увидев лицо на экране, его глаза наполнились слезами, но стоило ему посмотреть на Альпина, как его обуяла злость.

- Что ты тут делаешь? – крикнул он.

- Разбираюсь с вашим делом, не подскажете ли вы, что это такое. Что произошло? Что за труп? Ваша дочь? Я знаю, что ее нет в учебном заведении, я туда звонил.

Отце упал на колени и взялся вытирать ладонями глаза.

- Это получилось совершенно случайно. Мы устроили ее в дорогой колледж, на хорошую специальность. В день, когда мы хотели ей рассказать об этом, она, веселая, говорит нам, что уже получила ответ от университета, где всегда хотела учится. Но специальность она выбрала невостребованную, в будущем ей пришлось бы сложно. И вот мы ей все рассказали. Взвесили все за и против и решили, что ей следует ехать в колледж. Она ни в какую. Орет, кричит, напала на меня. Мы очень сильно поругались, тогда все были на иголках. И вот я случайно ее сильно оттолкнул. Она упала и умерла. Но до того, как она остыла я успел переписать ее память на компьютер, а потом ее пересадил в няню.

- И вы подумали, что от этого будет легче?

- И было легче. Она стала такой спокойной и взвешенной. А вчера младшая нашла ее висящей в подсобке. Что бы ничего не заподозрили, мне пришлось удалить ее чип памяти, что бы никто не посмотрел видеозаписи.

- Теперь же вам придется пройти с нами, Альпин потянулся за наручниками, но их не было, видимо и никогда не было, как и оружия, это он понял только сейчас.

Он уже хотел набрать номер полиции, как отец набросился на него и начал душить. Альпин сражался как мог, но силы были не равны. Сознание начало затухать. Он умер.

***

Альпин проснулся под тенью нависающих деревьев. Обдало холодным ветром, и он укутался в плащ. Рядом тлели угли от костра. Под головой лежала сумка с вещами. Когда рука потянулась ощупать траву, как влитая, легла ручка. И когда он ее потянул вырос длинный меч. Лезвие уже помято и не имеет того блеска стали, какой можно увидеть в фильмах о рыцарях. Альпин резко вскочил, и взяв его в две руки, стал махать тяжелым лезвием. Он никогда не думал, что мечи такие тяжелые. Руки устали и он вложил его в ножны.

Живот забурчал. В сумке были сухари. Пока их ел, успел порыться в сумке. Вещей оказалось не так уж и много: мешок с золотыми монетами, кожаная фляга, от которой несло чем-то спиртным, свернутый плащ, карта с пометками и тот самый мешок с сухарями, которые уже съел.

Альпин решил, что надо пойти в город, но где город, не знал. Да и не понимал, в какой фантазии находится? Средневековье, фэнтези, может параллельная Земле планета, где развитие отстало на несколько веков. Важно лишь то, что живой человек даст ответ.

Он забрался на ель. Вдалеке увидел множество столбов черного дыма.

Альпин спустился с холмика, на котором проснулся, и шел примерно в том направлении, где увидел дым. С мечом, как оказалось, идти неудобно! Он постоянно бился по ногам, а сумка болезненно давила на плечи. Под ногами ломались ветки и листья. Среди деревьев можно было увидеть оленей и зайцев. Постепенно до него стал доносится гвалт. Все вокруг наполнялось звуками разговоров, смеха, руганью и шлепанья. Альпин вышел на небольшой городок, наполненный жизнью.

Дороги в городе расплывались, что сапоги и подол плаща запачкались грязью. Желудок снова подал сигнал. И Альпин стал высматривать трактир или нечто похожее. Все домики как один – деревянные с покатыми крышами из сена. Но люди, каких он спрашивал, направили его к домику с вывеской «У гуся».

Внутри горели сальные свечи, оставлявшие копоть на потолке. Пара мужиков о чем-то вздорили. Старая женщина встретила его, стоило войти. Он сразу заказал дорогое блюдо, и присел за дальний стол. От мужиков можно было услышать пару сальных анекдотов, от которых Альпину становилось неуютно. Если они такое говорили, значит это было придумано пациенткой.

Старушка поднесла какую-то похлебку. Вкус ужасен. Альпина чуть не вывернуло наизнанку. Он рассыпал в нее остатки сухарей, и попытался есть хотя бы это. Но она стала похожа на месиво, которое не лилось с ложки, а комком падало в тарелку.

Вдруг тихо вошла маленькая фигура в плаще с луком и колчаном. Стоило ее взгляду из-под капюшона посмотреть на Альпина, как глаза округлились от удивления. Она тихонько к нему подошла. Он увидел ее и сразу узнал – Мариполь. Форма лица и глаз немного изменились, стали заостренные, но что было под капюшоном и плащом разглядеть не удалось. Она продолжала играть в свои игры. Но стоило присесть рядом, как она тихо сказала:

- Мне сказали вас найти, будто вы мне поможете?

- Помогу с чем? – Альпин отодвинул миску, просто потому что не мог смотреть на это месиво.

Мариполь обернулась по сторонам, словно боялась, что их подслушивают:

- Мне сказали, что вы проводник, и единственный кто знает, как найти Койден Гвайт.

Альпин конечно понятия не имел что это, но подсознание подсказывало что нужно помочь Мариполь найти это. Он вспомнил про карту, которую нашел в сумке и показал ей. Она быстро пробежалась по карте, как глаза заискрилась счастьем.

- За сколько вы ее продадите? – спросила она.

- Продать не продам, но путь покажу. По карте может вы и сможете проложить маршрут, но он опасен.

- Я готова на все что угодно, если мы как можно быстрей туда отправимся.

- Но сначала скажите, как вас зовут?

- Марифэль.

- Странное имя для человека.

- И что с того, – тихо, со злобой в голосе, ответила она, – какая разница как меня зовут. Так вы поможете?

- Конечно помогу, если хорошо заплатите, – Альпин вспомнил, что такая работа задаром не делается в фэнтези.

Они договорились.

У Марифэль как раз была лишняя лошадь, на которой было множество котомок. Она их сбросила в лужу и дала этого коня Альпину, на спине которого он разложил одеяло из сумки. Он сильно удивился своим навыкам верховой езды, ведь раньше даже никогда не сидел на лошади. Марифэль сидела в седле крепко, будто каталась на лошадях всю жизнь.

- Куда поедем? – спросила она.

Альпин достал карту и попытался сориентироваться, но проблема в том, что не знал здешней географии, а названия вроде «Чернеющего озера» или «Раскидистой рощи» вызывали недоумение. Но он решил поступить умнее.

- Знаешь, всякое может случится по дороге поэтому, тебе стоит самой проложить дорогу по этой карте, – он протянул ей свиток, – когда сможешь проложить маршрут, вернешь обратно.

Она взяла карту и стала пристально ее изучать. Глаза бегали пергаменту, пальцы шли по нарисованной тропе, иногда сходя с нее.

Им нужно добраться Молочных клыков, судя по карте. На горизонте они представлены высокими белыми пиками. Но что бы туда добраться, нужно потратить несколько дней.

Она протянула карту Альпину и спросила:

- Ты кстати так и не представился?

Он сам не знает, как ему представится, это другой мир, и какие имена здесь расхожи малопонятно. Но Альпин снова пошел на хитрость.

- Если в том трактире ты искала именно меня, то, наверное, знаешь кто я.

- Тебя называют странником, но это слишком расплывчато.

- Просто мне приходится скрывать свое имя, чтобы мои враги меня не нашли. А почему ты не снимаешь капюшон, солнце сильно печет, даже мне жарко стало.

Марифэль замолчала и отвернулась. На этом их разговор закончился.

К вечеру Альпин понял, что не выдержит этого путешествия. Он предложил Марифэль остановится с ночевкой, когда солнце коснулось горизонта, но ей не хотелось. По взгляду Альпин понял, что ее что-то тревожит, но желание размяться слишком уж превозобладало. Он слез с лошади, и с этим категоричным поступком Марифэль не смогла ничего сделать.

Она пошла на охоту, пока Альпин разжигал костер. Укутавшись в плащ, он ждал девушку. Она вернулась с парой зайцев. Мясо на костре получилось гораздо лучше, в сравнении с похлебкой из трактира. Альпин удивлялся как отчетлив вкус мяса, которое есть в чужом сознании, какое оно настоящее, и наполняет желудок.

Молчание. В прошлый раз они не успели пообщаться. В первом мире она была жертвой, а теперь куда-то торопится и боится снять свой капюшон.

- Куда ты торопишься? Ты вскользь сказала, что нужно поторопится.

- Не твое дело, человек.

Оказавшись за городом, она из кроткой, на первый взгляд, девочки, стала гораздо наглее. На нее так повлиял свежий воздух или лес?

- Не мое. Но ты попросила меня помочь найти Койден Гвайт. Если ты торопишься, то я могу ускорить наше путешествие, – блефовал Альпин, – А если тебя кто-то преследует, не следует ли мне знать это? Что бы быть готовым дать отпор.

Она призадумалась – Это не твое дело человек, и тебе не следует лезть в дела нашей общины. Но меня преследуют. И поэтому чем быстрее мы добреемся до Койден Гвайт, тем лучше.

На этом их короткий диалог закончился. Мариполь расценила что достаточно рассказала и укуталась в свой плащ.

Альпина разбудила Марифэль, когда солнце чуть выглянуло из-за горизонта. В такую рань он еще не вставал. Быстрый завтрак, и снова в путь.

Леса сменились степью, растянувшейся на десятки километров. Альпин смотрел по сторонам, изучая пейзаж, наполненный жухлой травой и одинокими кустами, пока не взглянул назад. Вдалеке, в туче пыли показались всадники.

- Что это? – спросил он.

Резкий поворот головы, и по выражению лица Марифель можно сказать, что все очень плохо.

- Поскакали быстрее!

Лошади понеслись. Альпина стало качать из стороны в сторону еще больше. Он боялся упасть, и что есть силы вцепился ногами и руками в лошадь. Марифель, во время скачки постоянно поглядывала назад. И в какой-то момент порывом ветра с нее слетел капюшон. Светлая коса была украшены маленькими, но сухими цветочками. Хрящики ушей были обрезаны, оставив некрасивые шрамы. Это ли она скрывала?

Даже когда они достигли леса, не остановились. Лавируя между деревьев, пытались уйти как можно дальше.

Лишь когда лес обволок их со всех сторон, что нельзя увидеть свободного пространства. Она остановилась, и соскочив с лошади, упала. Ее охватила паника и никак не отпускала. Альпин подошел к ней и сказал лишь одно предложение: «Чем дольше ты плачешь, тем ближе они становятся». Марифэль собралась. Поняв, что капюшона на голове нет, резко его накинула и села на лошадь.

Они остановились лишь когда оставались последние лучи солнца. Она понимала, что если разводить костер, то можно вычислить по дыму их месторасположение.

Расположившись между елей, Альпин долго не мог задать волнующий вопрос. Ему казалось, что с ушами была связана какая-то неприятная история, которую Марифэль не расскажет. Но эта тишина, была ему неприятна. И он решил разузнать про необычные уши.

- Слушай, – нерешительно начал он, – ты, наверное, понимаешь, что я заметил, то что ты скрываешь.

- Зачем тебе это знать? Это не твое дело.

- Хм, у тебя обрезанные хрящики ушей, что делает их похожими на обычные уши. Тонкие и острые черты лица. Коса с вплетёнными цветами. Ты эльф?

- Какая тебе разница человек?

- Точно, ты эльф.

- Говоришь так будто эльфов никогда не видел! – наполняя злостью каждое слово ответила она, – Я не урод, и уши меня уродом не делают!

- Успокойся, я же странник, – начал продумывать свою легенду, – Мой путь тропа на отшибе, чтобы не встречается с людьми. Я удивляюсь тебе как эльфу, также, как и огромной толпе народу.

- Ну вот я и раскрыта. Да, я эльф, и горжусь этим.

- Что с твоими ушами? Ведь у всех эльфов они заостренные.

- Скажем так, я сделала неправильный выбор, на этом и закончим.

- Поэтому за тобой и гнались?

В ответ он услышал наигранный храп.

Они снова весь день не слезали с лошадей. Альпин размышлял о разговоре. Вспомнил, что было в прошлой фантазии, что оказалось в этой. Она выбирает себе роль жертвы?

Лес сменился серой равниной. Молочные клыки были близко, примерно день пути.

Альпин чувствовал, что даже эти чудо кони не выдержат такого. Преследователи не дураки, и возможно не гонят также своих лошадей. Кони уже не могли так изнуряюще скакать. Ночью по чьему-то велению они сбежали. Марифэль это не понравилось. Она боялась, что их догнали и готовят западню.

Когда лес подходил к своей границе, а от гор их разделяла лишь широкая полоска равнин, они решили, что нужно дать отпор. Преследователи не должны найти Койден Гвайт, иначе это может привести к печальным последствиям.

Они устроили засаду по протоптанной ими тропе и затаились. Марифэль скрылась меж ветвей, Альпин между корней дерева. Они держали визуальный контакт пока не послышался гвалт скачущих лошадей.

Всадники подъехали и остановились. Острые черты лица, а когда они сняли капюшоны и острые уши. Эльфы гнались за ней, но что им нужно? Они уже хотели поехать дальше пока Марифэль меткими и быстрыми выстрелами не свалила их с коней. Альпин вскочил из укрытия с мечом.

Те, кто еще не умер, выхватили свои сабли и направились на него. Он сильно удивился, когда открыл в себе умение фехтовальщика. Блоки, уклонения, быстрые удары, и вот нескольких человек уже не стало. В душе екнуло от того, что он стал убийцей. Но какая разница, если все это происходит в голове пациентки.

Остался последний. Он пытался отползти, оставляя кровавую дорожку Марифэль решительно подошла к нему. У обоих от злости загорелись глаза.

- Как ты смеешь так поступать чертовка! – выкрикнул эльф, хватаясь за бок.

Марифэль натянула тетиву и готова была выстрелить, как подошел Альпин и спросил:

- Что вам от нас нужно?

- Она тебе не рассказала, почему мы ее преследуем. У нас для этого серьезная причина.

- Это я знаю, но я наёмник, – сказал Альпин, – Сейчас важно лишь то что ваша погоня прекратилась.

- Правильно, – посмотрел эльф на Марифэль, – убей своего отца Эйгенфаля.

Это изменило соотношение сторон в голове Альпина. Убийство собственного отца в фантазии может стать убийством отца в реальности, если между ними разногласия. Это следует прекратить сейчас.

- Что это значит? Зачем ты хочешь убить его? –спросил Альпин, надеясь, что в своем фэнтези она использовала реальные прототипы, и это даст понять возможную причину синдрома.

- Человек, тебя это абсолютно не касается. Это касается лишь нас – эльфов! Лишь нас! – крикнула она.

Он выхватил стрелу у нее из рук.

- Согласен это не мое дело, но зачем его добивать. В боку у него уже стрела, долго он не проживет. И в любом случае он не знает куда мы едем, а если не оказать помощь он тут погибнет. Лучше поспешим.

Он даже не дал вставить слово Марифэль, продолжая тираду сотни причин почему его смерть не нужна.

Их путь продолжился пешком, с котомками на плечах. Бесконечно долгий путь по равнине закончился больными ногами и подозрением на мозоли. Альпин не решил и снимать сапоги в холодную погоду. Марифэль весь путь молчала.

В последнюю ночь перед подъёмом в гору они остановились отдохнуть.

- Зря ты мне не дал этого сделать.

- Ты про убийство собственного отца? В моем обществе это не приветствуется.

- В нашем тоже, но он этого заслужил.

- В каком-то смысле у каждого возникала мысль избавиться от собственных родителей, но проходит она также быстро, как времена года. Нужно время, чтобы пропустить ее через себя и избавится.

- Я с тобой не согласна, – отрезала она, – кому-то повезло. И этот «кто-то» – я.

Она пообещала рассказать свою историю, вследствие чего в ней проснулась ненависть к отцу.

Их путь шел по скользким от мороза ступеням, сквозь пронизывающий насквозь ветер и снег. Альпин лишь хотел это перетерпеть. Ведь когда фантазия закончится, и они найдут выход, он окажется в теплой постели.

«Ты, наверное, думаешь, что я изгой со своими ушами? Может да, а может нет. Я с ними больше не общаюсь. Последний эльф, с которым я разговаривала, умер от моей стрелы. Отец с детства мне говорил, что люди – это мусор, отбросы. Но что в них такого? Я росла вместе с ними, когда моя мать убежала от этого тирана. Когда он нашел нас, убил ее. Меня забрал к себе как вещь, собачонку. На самом деле, он не мой отец. Мой отец умер от его руки. Он позарился на мою маму. И хотел ее к себе. И когда пришёл за ней, убил того, с кем она жила. Эйгенфаль воспитывал меня как родную, постоянно говорил, что я его кровинка. Но я не верила ему.

Люди –это отбросы. Говорил каждую ночь. Но что в них такого? Я не понимала. Мои друзья были людьми. Я росла в обществе, которое считало себя привилегированным на основании острых ушей, черт лица. Чего-то столь не заметного, но из-за чего раздувают собственную уникальность. Я сама стала частью этого общества и даже думала, как они. Я хотела сбежать от этого тирана. Но куда податься, все эльфы общаются между собой, а люди не пустят меня к себе. Но когда я выросла достаточно, он захотел меня выдать за сына своего друга. Я бы могла это стерпеть, если бы этот сын друга не оказался последним в мире козлом. И мне пришлось сбежать.

Я нашла своих друзей. И они скрыли меня. Эти люди оставались такими же хорошими, какими я их помнила с детства. Относились как к родной дочери. Но я боялась, что отец найдет меня. Их семья предложила мне уехать в другой город. Но эльфы общаются между собой и даже между городами. Скрыться становилось сложнее. И они предложили мне очень опасный вариант – притвориться человеком. Они нашли врача, который смог бы сделать подобную операцию. И когда оставалось придать ушам форму ворвались эльфы и всех перебили. Я еле успела сбежать. Поэтому я шатаюсь из города в город, пока не услышала о Койден Гвайт, как о возможности все исправить. Мне рассказали о страннике, который был везде и все знал, так я и нашла тебя.»

Начался вездесущий буран. Они добрались до темной пещеры, на стенах которой Марифэль наткнулась на древние руны. Они гласили, что Койден Гвайт проклято древней магией. Альпин только сейчас понял, что так и не увидел ни одного заклинания вовремя путешествия.

Из глубины пещеры шло тепло, и ступая дальше по мокрым плитам становилось все жарче. Альпин сбросил свою сумку и плащ, но одежда прилипла к телу от влаги. Он увидел Марифэль без плаща. Она была как тростинка, совсем не похожей на себя настоящую.

Чем глубже они уходили, тем уже становился проход, вплоть до того, что им пришлось идти боком. От камней веяло зимней стужей, а воздух был по-летнему жаркий. На момент стало темно, пока Альпин не сдвинул преграждающий их путь камень. Свет ослепил их на мгновенье, но когда зрение вернулось, они не могли не удивиться тому месту, где оказались.

Озеро, и падающий в него водопад на противоположной стороне, остров с зеленой, мягкой травой, и дерево с белой корой.

Альпин дотронулся до мягкой как человеческая плоть коры, и она источала тепло. Стоило оторвать листок, как появлялись маленькие красные пятна. Это и есть Койден Гвайт?

Марифель достала нож и начала кромсать кору толстого стола. Из него полилась жидкость цвета крови, которую она набирала в ладошки и пила. Глаза ее закрылись, словно она на чем-то сконцентрировалась, пока свист стрелы не прервал ее. Она попала ей в грудь. Альпин развернулся и увидел Эйгенфаля. Тот словно и не бы ранен. Порванная в месте попадания стрелы куртка, откры­вал вид на чистую кожу.

- За чем? – выхватил меч Альпин и понесся в его сторону.

Тот и не стал уклоняться, а просто принял удар. Что-то кольнуло Альпину в грудь и это был кинжал. Видимо Эйгенфаль хотел забрать всех, кто причастен к его охоте.

***

Альпин проснулся где-то в темноте. От одежды несло словно недельным потом. В руках вытянутый предмет – длинный шест.

Встав с пола, он наощупь пытался найти что вроде выключателя. Пальцы скользили по кафельным квадратикам, но столь притягательной кнопки не было. Отсутствие света порождало мысль о слепоте, которой могла наградить фантазия Мариполь.

Послышался крик, поинтересовался самочувствием Альпина. Он сказал, что хорошо, но темнота пугает. Крикнувший ругнулся, и были слышны его удаляющиеся шаги. Когда включили свет Альпин вздохнул с облегчением.

Он оказался в грязном коридоре. Белый кафель словно покрывали столетия грязи. Сам же был в потрепанной, дырявой одежде не по размеру. В качестве оружия у него было какое-то копье. Мысль о том, в какой фантазии оказался на этот раз, долго не мучила. Мир похож на фильм ужасов с испытаниями на выживание.

Крикнувший вернулся и сказал проверить коридоры и вентиляцию на наличие «чертов». Альпин конечно спросил, как это сделать, но в ответ прилетела жесткая брань.

Это был длинный коридор, со множеством закрытых дверей. Каждый шаг, каждое дыхание отзывалось эхом в барабанных перепонках. Ему нужно найти Мариполь и теперь точно выбраться. А вместо этого шастает по коридору, побаиваясь наступить на уложенный капкан.

Он шел вперед, пока не услышал скрежет. Это заставило его напрячь все ментальные силы. Вдалеке, увидев приоткрытую дверь, Альпин пошел к ней. В комнате была прямоугольная, ржавая труба с решеткой. Звуки из нее были еще громче. Ее стенки предательски прогибались и осыпались ржавыми хлопьями. Резкий ломающийся звук. Что-то выпало из трубы. Альпин занес копье на слу­чай нападения.

Но посреди поднявшейся пыли появилась худосочная девушка с впалыми чертами лица и тонкими запястьями, которые выглядывали из маленького свитера. Но стоило Альпину присмот­реться, как в чумазой девушке признал Мариполь.

Увидев его, она испугалась. Но вдруг ее взгляд стал изучающим, словно пыталась по каким-то приметам вспомнить, где его видела.

Альпин не знал, как отреагировать в подобной ситуации. Поэтому сделал вид, будто поймал «черта». Хотел уже крикнуть, как Мариполь его остановила.

- Стой, стой пожалуйста не надо, – молила она.

- Почему? Ты же «черт».

- Я что похожа на уродливое, с когтями и выпученными глазами существо?

- Нет, ты создаешь портрет прекрасной леди посреди всего этого мусора, – она рассмеялась, и Альпин продолжил, – что ты тут делаешь?

- Я не знаю, могу ли тебе доверять? Все-таки ты один из стражей.

- Если расскажешь, то знай, никто об этом не узнает, я клянусь…

- … Великим светом?

- Именно им, – хотя Альпин и знать не знал, о чем вообще идет речь.

- Я не знаю стоит ли тебе доверять, но мне уже сказали, что если поймают еще раз, то выгонят из общины за ересь. Тут нет камер?

Альпин осмотрел всю комнату, но не нашёл ничего подобного.

- Их тут нет, – после чего добавил, – Не волнуйся я могила.

- Я знаю кое-что о нашем куполе, – тихо сказала она, – Они говорят, что он должен защищать нас от ядовитого воздуха, сжигающего солнца и мутантов поверхности. Но есть одна вещь, о которой нам не рассказывают.

- И что за вещь?

- Они отправляют группы во внешний мир и приносят оттуда реликвии. Зеленые листья, прозрачную воду. Представляешь, – ее глаза горели от удивления, при мысли о подобных вещах.

Альпин понял так, что это и есть выход который он ищет. И стоит ей в этом помочь.

- Что тебе нужно что бы выбраться отсюда?

Она сильно удивилась, услышав это.

- Что? Прости, то есть ты хочешь мне помочь бежать?

- Да, – и тут он использовал свои актерские навыки, – Думаешь ты одна это знаешь. Я уже не однократно был свидетелем подобных разговоров.

- Как мне тебе поверить и доверить свою судьбу, если ты хочешь со мной?

- Я знать не знаю, лучше ты мне подскажи что мне сделать?

Она встала и отряхнулась от пыли. Ее взгляд прищурился и не отпускал Альпина из виду. Его это стесняло. Она прошлась по комнате, пока, видимо, ее не осенило.

- Я знаю лишь один способ выбраться отсюда – вентиляции. Тут целый лабиринт. И каждый раз, когда я по ним ползаю нахожу тупики. Но знаю, что воздух фильтруется, потому что есть каста механиков, которые обслуживают древние аппараты.

- Так к чему ты клонишь?

- У них скорее всего есть карта вентиляции. Найди ее. Ты все-таки из касты стражников и сможешь под предлогом обыска забрать ее.

- Ладно, – сказал Альпин, решив долго не ломаться, ему бы уже выбраться из ее головы, – где мы встретимся?

- Думаю стоит здесь, только не предупреждай о сломанной вентиляции, иначе ремонт надолго затянется, – после чего добавила, – Только давай сегодня. Потому что чувствую скоро произойдет что-то ужасное.

Мариполь влезла в вентиляцию и уползла. Альпин потом уже понял, что так и не спросил ее имени, ведь вдруг она здесь зовёт себя по-другому. Он прикрыл дверь, и осмотрев, никого ли тут нет, ушел на пост.

На посту его спросили, ничего ли подозрительного не видел, на что его краткое нет стало ответом на все вопросы. Он провел в дозоре еще какое-то время. После чего его отпустили. Альпин сдал копье и практически наугад искал выход из лабиринта коридоров.

Он последовал за каким-то мужиком, покрытым толстым слоем грязи и запахом набитой помойки. До тех пор, пока не вышел на оживленный участок где все запахи смешались в один зловонный и тошнотворный, а люди муравьями работали. Кто-то таскал телеги, кто-то продавал, кто-то патрулировал или спешил.

Как оказалось, это постапокалипсис. Среди толпы людей было не протолкнулся, а нос забивал весь спектр отвратительных запахов. Но когда он поднял голову в надежде на свежий хоть сколько-нибудь воздух, то увидел громадину купола, о котором говорила Мариполь. Гигантский свод сплошного черного цвета с огромной лампой, из которой лился желтый свет, которого не хватало для хорошей видимости.

Он продолжил свой путь. Когда открытая часть закончилась, он оказался в клаустрофобичных коридорах между двухэтажных домиков из толстой жести, что определил по звуку. Тут можно было увидеть ребятишек, что гоняли мяч, звук от удара которого был словно ты бьёшь по подушке. Другие ловили тараканов и запекали их на маленьком огне, после чего противно хрустел их хитиновый покров. Несло разными нечистотами.

После домов последовала торговая зона с лавчонками, где торговали различным мусором. Всякие провода, полистироловые пластины, трубы пвх, на которые находился спрос. Платили выливаемой из тарелок в бидон жижей, и серыми кусками, которые крошились, и людям приходилось собирать крошки. Чуть впереди раздавали еду. Альпин направился туда, рассчитывая что-нибудь узнать.

Он встал в очередь, слушая разговоры. Говорили о том, что нужно поменять проржавевшую стену, а значит сегодня он будет ходить голодным, чтобы купить материалы. Кто о своей работе в касте стражей, о том как отдубасили какого-то доходягу, который прятался в вентиляции, что бы не работать. Слышно было и разговоры о том, что ребенку остался последний просчет и его будут наказывать, и в этом женском голосе отнюдь не слышались нотки беспокойства за чадо. Альпину даже показалось, что Мариполь увлеклась жёсткостью описываемого мира. Все тут потеряло стимул к жизни. Кроме ее альтер эго.

Когда подошла его очередь, старая женщина дала ему тарелку. Это была бурая жижа с парой небольших кусочков непонятно чего, мяса или овоща, с ароматом дорожной лужи. Он взглядом поискал стол, но заметил, что получившие обед просто уходили. Альпин даже не знал куда ему идти. Нужно помочь Мариполь, а где искать карту вентиляции даже не знал.

Альпин решил поинтересоваться у первого попавшегося на глаза человека. Он сильно удивился, когда его спросили где найти касту механиков, ведь тут все знают где это. Но его взгляд, упавший на полную тарелку, дал Альпину возможность обменять ее на сведенья. Парень охотно согласился.

Центр встретил его неблагоприятно. Была платформа, с которой стекали капли красной жидкости. Стоял столб со множеством объявлений, половина из которых различного рода предложений отдаться за еду или обмен материалами. Словно люди совсем отчаялись и готовы на все ради выживания. Вокруг столба стояли совсем уж отощавшие люди с болезненными образованиями на видимых кожных поверхностях. Из это Альпин сделал предположение, что больные тут не едят и рассчитывают на милость.

Он прошёл дальше через дома. Оказалось, что в убежище все организованно кольцами. На крайнем кольце находились различные мастерские, далее шли жилые дома, потом торговые зоны. И исходя из этой логики, он оказался в районе мастерских и хозяйств, где обычно все и работали. Основная масса людей была здесь. Все тут постоянно торопились, от производства к производству. Видимо одни цеха поддерживали другие.

Помимо механиков, которых он нашел быстро, были и кроты, видимо занимались земляными работами, водоочистители, кузнецы, и дальше он уже не видел за большим количеством людей, которые закрывали обзор.

Альпин зашел в цех, и единственный кто его встретил, был паренек на входе. Его взгляд стремился вертикально вверх, словно постигал таинства мира через потолок и нужно быть на нем сконцентрированным. Из рта стекала тонкая слюна. Можно предположить, что он спал, но это было похоже на летаргический сон. Альпин не стал его будить, а тихо прокрался на второй этаж. Он думал, что сказать, на случай если поймают, но осмотрев пару кабинетов никого не было. Альпину это показалось странно, но потом в голову пришла мысль что возможно, что механики где-то работают. Найдя карту, он также тихо спустился, чтобы не потревожить покой паренька, и, прикрыв дверь, ушел.

Но что теперь ему делать не знал. Ждать в условленном месте или найти Мариполь и рассказать о найденной карте. Он бродил по окраине, где располагались различные касты. Пока не натолкнулся на касту хранителей. Как он понял из разговора жителей, хранители самые главные. Они следят за поселением через камеры. Но сколько Альпин не искал их ни одну не нашел. Может они просто без красной лампочки?

Из их здания вышло шествие, которое, скорее всего, направлялось в центр. Альпин подумал, что сможет там ее найти, так как все, кто стоял вокруг пошли за шествием. Процессия состояла из десяти человек. В руках каждого из которых был шест, на конце которого была светящаяся лампочка. Вокруг все толкались и теснились так, что Альпин практически летел над полом, между зажатых тел. Воздуха не хватало, а одежда вся промокла насквозь. Ему так и хотелось вытереть лоб, но руки не было возможности вытянуть.

Оказавшись в центре, возглавляющий шествие вышел вперед и поднял свой шест как можно выше, а затем и все десять участников. Они что-то бубнили, но из-за расстояния, до его ушей донеслись лишь отрывки, которые воспевали свет лампы накаливания, висящей над потолком и мирскую жизнь в бесконечных мучениях. Что после смерти все попадут в мир где они не работают, и все за них делают лишь люди из металла. Им нужно трудится что бы великий свет заметил. Ведь лишь через тяготы жизни открывается великая обитель.

Месса закончилась, если ее так можно назвать, и все разошлись. Альпин вздохнул полной грудью спертого воздуха. Но когда он вспомнил о своей цели, чуть ли не волчком крутясь высматривал Мариполь. Заметил ее краешком глаза, и протискиваясь среди людей, нагнал.

Она вся грязная и чумазая улыбнулась ему и спросила, что ему нужно. Альпин обратил внимание что, окружающие посмотрели на них с подозрением. Но сказал ей что добыл карту. Мариполь немного подумала и сказала, что приближается окончание дня и можно все обговорить.

Альпин продолжал слоняться улицам, чувствуя к ним отвращение. Когда прогудел сигнал, он сразу пошел к тому месту, где она работала – к касте огородников. Но там ее не было. Единственно место, где ее можно найти, то где они договорились встретится. Ему пришлось проделать этот длинный путь, чтобы получить за опоздание нагоняй главного. Из-за чего он останется на два дня на дежурстве. Но Альпину все равно. Ему дали копье и отправили в тот же коридор.

Найдя нужную комнату он с удивление увидел, что трубу починили. Из нее уже доносились скребущие звуки, видимо она уже лезла. Но когда Мариполь добралась до места, где некогда было сломано, начала постукивать, видимо надеясь, что Альпин ее ждет и откроет.

Он, ничего не придумав, стал ломать, и парой ударов смог снести вентиляционную решетку.

Мариполь отряхнулась и достала фонарь. Альпин подал карту, и они пристально стали ее изучать. Она поняла, как можно выбраться. И когда они залезли в вентиляционную шахту прибежал другой страж и поднял тревогу.

Все бы ничего, но их привели прямо к главному из касты хранителей, и как оказалось Альпину, главному в этом убежище. Он не был похож на тех людей, скорее был как обычный человек, который хорошо питается и не работает.

- Опять ты убегаешь дитя, это уже который раз? – сказал он.

- Уже не в первый, до тех пор, пока я не докажу людям, что за куполом можно нормально жить, – со злостью в голосе сказала она.

- Нет там никакой жизни. Лишь смерть. Здесь же нас охраняет Великий Свет лампы, висящей под потолком. Он стоит на нашей защите и именно к нему мы отправимся, когда умрем. Ты же понимаешь, что, если ты уйдешь, Свет не сможет тебя забрать.

Пока они говорили, Альпин думал, что следует сделать. Он вспомнил, что по той карте вентиляций был еще один ход прямо отсюда. Нужно лишь как-нибудь выбраться. Но понимая, что это лишь фантазии пациентки, он не стал исхитряться и просто напал на стража, отобрал его копье и прирезал, после чего эффектным финтом, который запомнил после второго мира, убил другого.

Хранитель испугался и упал на пол с просьбами не убивать его.

Они и не стали. Мариполь всего лишь огрела его по голове.

- Я знаю куда идти, помнишь по карте была еще одна вентиляция, где-то здесь.

- Получается за этой дверью.

Они подошли к запоротой комнате. Висел большой и ржавый замок. Альпин сбивал его копьем, пока не решил просунуть лезвие в щель, и не выломать трухлявую дверь. Внутри же была комната со множеством телевизоров и кассет. Мариполь приметила решетку и выбила ее ударом ноги. В коридоре послышались многочисленные шаги стражников.

Они пролезли внутрь и стали ползти по трубе. На Альпина стали давить стены. И дышать он стал чаще, в глаза постепенно темнело, в ушах звенело. Хотелось выбраться и подышать полной грудью.

Становилось темней пока за очередным поворотом не стало светло, через прорези решетки свет освещал вентиляционную трубу. И когда решетка мощным ударом Мариполь не слетела….

***

Альпин проснулся на кровати. Голова трещала как утренний будильник. Опершись на руки и сев, рука почувствовала влагу простыни и подушки. Ему было жарко, вся одежда была пропитана обильным потом. Он взял ближайшее полотенце и вытер им лысую голову и шею.

Крамозник вместе с отцом девушки появились в комнате. Она открыла глаза, и по ее взгляду было видно недоумение. Видимо вопрос, где она оказалась так и витал в ее голове. Крамозник подошел с бутылкой и налил еще коньяку. Девушка поднялась с постели и с удивлением спросила:

- Где я оказалась, надеюсь вы из меня не органы вырезали?

Вошел ее отец, сильно ее всполошив. От ее добродушной улыбки ничего не осталось. А на лице отца так и горела улыбка счастья. Хамура подошел к ней и приобнял, хотя она пыталась этому сопротивлялась.

- Так все-таки что со мной произошло? – спросила она, когда избавилась от Хамуры.

- Все очень просто, – начал Крамозник, -вы оказались под влияние СГП, или синдром глубинного погружения. Вы видимо испытали какое-то сильное эмоциональное или физическое потрясение что осознано убежали в мир грез.

- Хотите сказать, что все время я была как будто в коме.

- Можно и так сказать.

- Но я же ничего не помню?

- За то я помню все, – сказал Альпин, – и хотелось бы сказать, что фантазия у тебя слишком уж богатая.

Она улыбнулась и решила снова прилечь, сказала, что хочет спать, но на сам деле не хотела общаться с отцом. Крамозник это понял, поэтому вывел Хамуру за дверь и посадил у себя в кабинете. После вернулся обратно.

- Как вам первый раз Альпин? Хватит ли вам материала на, скажем, диссертацию?

- Не знаю доктор, -– усмехнулся Альпин, – но пережитое там будет постоянно витать где-то в воздухе.

- Все было реально?

- Не поверите на сколько, все как настоящее. Трава, еда, так точно переданы ощущения. Я будто в каждом из миров жизнь прожил. Хотя и провел где-то день, а где-то и несколько.

- Надеюсь вы отразите это в вашем отчете? Главное все опишите крайне подробно, нам нужны все данные для статистики.

Настала ночь. Альпин сидел в своем кабинете. Можно идти домой, но сил больше нет. Он достал бланк, разработанный Крамозником для написания отчетов. Но чернила ручки растекались, как и он по столу. Подумал, что напишет утром, и закрыл глаза.

0
21:55
1136
20:37
Как же этот рассказ похож на фильм «Начало» 2010 года выпуска. Только там задача героев была — вложить выгодную идею в правильную голову, а здесь — просто вытащить человека из плена своих фантазий. Концовка предсказуемая, кстати говоря, в этом, на мой взгляд, автор просчитался. Мог бы закрутить что-нибудь саспенсовое, чтобы после прочтения можно было выкрикнуть: «Вот это поворот!»

Сам текст не вычитан, много повторений слов, былки больше сотни штук в рассказе, опечатки и перлы. Полный набор.

к нему подошел толстый полицейский, с усами под губой


Это как и под какой губой? (надеюсь не половой)

Но ощупывая деревянные поверхности, стены, горячие лампы, и такие настоящие, но в настоящем мире не существующие, голографические экраны, поразили его воображение тонкой проработкой каждой детали.


Тяжелые длинные предложения с повторениями слов. Можно сократить или разделить на несколько меньше.

В целом, не смотря ни на что, читабельно. Посыл рассказа правильный — нет никого опасней творческих людей laugh

Автору советую тщательно работать над текстом, вычитывать. Существует много программ для вычитки. Это и «тафтология онлайн» и стандартная проверка правописания Ворд. И, конечно, давайте тексту отлежаться, покажите какому-нибудь знакомому и снова вычитывайте.

Ставлю плюс и желаю успехов в дальнейшем.

21:09
+1
Усы под губой. хех. Зубатые усы мелькнули в его улыбке
22:00
вторичное перенасыщенное корявизмами, местоимениями и канцеляризмами повествование в модном в нынешнем сезоне стиле «Поток сознания»
Империум