Нидейла Нэльте

Близко. Еще ближе...

Близко. Еще ближе...
Работа №483

Часть первая. Пробуждение.

-Слышишь меня? - незнакомый голос стучался в сознание снова и снова, но мне совсем не хотелось открывать глаза. Мне так хорошо и спокойно, что я готова продолжать лежать так до бесконечности...

-Я знаю, что ты не спишь! Нам пора идти! - звонкий жизнерадостный голос не давал раствориться в невероятном ощущении покоя и неги. “Ну зачем? Оставь меня!” - хотела сказать я, как вдруг воспоминание острой иглой царапнуло мое сознание - операционный стол, склонившееся лицо врача и его равнодушно-вежливые слова: “Все будет хорошо. Глубоко вдохните и считайте до десяти”...

Значит, операция прошла удачно и я жива? И сразу же другая мысль - почему мне не больно? Возможно, я еще под действием наркоза? Я открыла глаза и увидела перед собой смеющееся лицо красивой девушки. Она была одета в легкое платьице из тонкой ткани в синий цветочек, в точности повторяющих цвет ее глаз.

-Где я? Вы врач? - задала я глупый вопрос. Я понимала, что он глупый, но от растерянности смогла выдавить только это.

-Врач? Пожалуй, это наиболее подходящая версия для описания моей профессии. Хотя сегодня меня уже трижды спросили: “Вы - ангел?” - девушка рассмеялась. -Если ты прямо сейчас встанешь и пойдешь со мной, то все узнаешь. Кстати, меня зовут Энжел,” - и протянула мне изящную руку, -Здесь есть несколько вариантов одежды, можешь выбрать любую. Я же не знала, что тебе понравится? - снова улыбка.

Я оглядела небольшую комнату. Она очень напоминала мне мою спальню, только... Что-то неуловимо-непонятное было в ее обстановке, как в игре “найди 10 отличий”. Поразмыслив несколько секунд, я поняла, что это не самый важный вопрос, на который я бы сейчас хотела получить ответ и встала. Легкое розовое покрывало упало рядом с кроватью и тут... Я увидела себя, свое тело! За 53 года я привыкла ко всем своим особенностям, родинкам, шрамам и морщинам. К целлюлиту, в конце концов! Но сейчас это было не мое тело. Вернее, мое, но только такое, каким оно было в 20 лет. Хотя нет. Шрам от аппендицита в 4 года исчез. Как и та отвратительная родинка-бородавка на груди (причина кучи моих комплексов). Глядя на мое растерянное лицо, Энжел тихонько рассмеялась:

-Никогда не привыкну к этой первой реакции! Чем быстрее мы выйдем из дома, тем скорее ты все узнаешь, - отвернувшись, чтобы меня не смущать, она вышла. Мысли одна за другой мелькали в голове со скоростью калейдоскопа, одна нелепее другой. “Сначала нужно одеться. Просто одеться и выйти. Она сказала, что тогда я все пойму.” Ухватившись за эту мысль, я стала озираться в поисках одежды. На стуле лежало симпатичное платьице из той же ткани, как у Энжел, но другой расцветки. Где-то на краю сознания промелькнуло - оно не твоего размера, у тебя же 56, а это - 44... И сразу же - теперь это твой размер! Почувствовав, что в мозгу начинается перегрузка, я быстро оделась и вышла. Открыв дверь, я оказалась на крыльце. Яркий солнечный день устремился навстречу, и мне хватило мгновения, чтобы понять. Я НЕ ДОМА. Это вообще НЕ МОЙ МИР.

Часть вторая. Осознание.

Мой мир не был таким ярким, как будто его раскрасил фломастерами пятилетний малыш. Идеально постриженная лужайка перед домом была изумрудного цвета. Клумба с неизвестными мне цветами издавала тонкий аромат не то лилий, не то роз. На небе нет ни одного облака, а его цвет (в голову почему-то пришло какое-то старинное слово) лазоревый, с переходом ближе к горизонту в ультрамарин. Очень яркое солнце не обжигало, а нежно обволакивало приятным теплом.

Под огромным деревом в конце лужайки на белой скамье сидела молодая женщина. Увидев меня, она поднялась и быстро пошла мне на встречу. Длинные, очень светлые волосы слегка всколыхнулись от легкого порыва ветра. Ее лицо показалось мне очень знакомым:

-Анна? Это... ты?!

-Да, мама. Если бы ты знала, как я по тебе соскучилась, - она обняла меня и заплакала.

-Я так долго болела? Мы же виделись вчера? Или это было не вчера? Я ничего не понимаю... Объясни мне, наконец, что происходит?! Где мы? Где Арчи и Ник? - голос стал дрожать и срываться.

-Мамуля, пойдем присядем, нам предстоит долгий разговор, - дочь подхватила меня под руку и увлекла под дерево к скамье и круглому столику, - Хочешь кофе? Или фруктов?

-Нет. Мне сейчас не до этого. Я жду объяснений.

-Кстати, как тебе понравилась спальня? Мы постарались обставить ее так, как было при тебе. Чтобы, когда ты придешь в себя, ты увидела вокруг знакомую обстановку. Конечно, на сто процентов это не удалось, но мы старались.

-Что это за место? И чей это дом?

-Теперь это твой дом. Ваш с папой дом.

-А почему мы здесь, а не в нашем прежнем доме?

-Ну хорошо... Давай начнем по порядку. Только не перебивай меня, дослушай до конца, а уж потом задавай вопросы, хорошо? - Я кивнула. Анна вздохнула, сделала паузу и стала рассказывать.

“Во время той операции, что-то пошло не так и ты умерла. Это было 260 лет назад, тогда еще медицина была не всесильна. Хотя за несколько лет до этого уже появились первые разработки нанороботов, которые вводились в кровь человека и сканировали состояние внутренних органов, они еще не были массовыми и не умели “чинить” повреждения. В середине позапрошлого века было сделано несколько революционных открытий в области медицины и робототехники. Это привело к тому, что люди перестали болеть, стареть и умирать. Еще до рождения ребенка, крошечный аппарат внутри матери обследует плод и устраняет все генетические, физиологические и психические отклонения. Когда все население Земли стало совершенным, ученые научились воссоздавать тех, кто когда-то умер, если после него остался генетический материал. Так получилось и с тобой. Так как нет смысла воссоздавать нового человека в пожилом возрасте, он получает такое тело, которое было у него в молодости, только без недостатков.

Совершенные люди избавились не только от проблем со здоровьем. Преступность и войны также остались в прошлом. Не стало надобности в границах, армиях, полиции, тюрьмах, поликлиниках и больницах. Высвободившиеся огромные ресурсы были пущены на улучшение жизни на Земле и освоение космоса. Экология практически полностью восстановлена. У каждого человека есть свое жилье и интересная работа. Осталось еще несколько локальных задач, которые ученые всего мира стараются решить и со временем обязательно решат. Ты сама сможешь выбрать, чем бы тебе хотелось заниматься и тем самым приносить пользу для общества.”

-А ты чем занимаешься? - ошеломленная услышанным, я спросила первое, что пришло в голову.

-Я, как и Энжел, помогаю тем, кто был воссоздан, адаптироваться в первые дни. Это не простая задача, потому что люди реагируют по-разному, иногда очень бурно. Пока, по крайней мере, мне нравится заниматься этим. Что будет в дальнейшем, я пока не решила.

-А как Фрэд? Вы вместе?

-Да. Он тоже очень хотел тебя встретить, но как раз сегодня его вызвали на станцию. Там на фабрике какой-то сбой в программе произошел, с Земли устранить не удалось, вот и пришлось ему срочно улететь.

-А фабрика где находится?

-Для того, чтобы не портить экологию, был предпринят грандиозный перенос всей промышленности на Луну и орбитальные станции. На планете осталось только то, что в твое время называлось “сельское хозяйство”. Овощи и фрукты большинство предпочитает выращивать сами, а вот хлеб и другие виды зерна производятся на специально выделенных территориях. Кстати, сейчас начнется полив ближайшего поля, поэтому давай зайдем в дом. Метеотехники пока не научились с точностью до метра поливать, так что дождь может зацепить и нас, - Дочь поднялась и пошла впереди меня по направлению к дому. Любуясь ее стройной фигурой, я вдруг подумала: “А ведь ей, получается, 294 года?” Пока мне было трудно это осознать и принять. Я постаралась подумать о чем-нибудь другом.

-А где Арчи, почему он меня не встретил?

-Ты его очень скоро увидишь. Мы подумали, что если это будет сразу, то для твоей психики это станет слишком большой нагрузкой. Ведь он сейчас выглядит несколько иначе, чем ты привыкла. Для начала, посмотри в зеркало на себя, - Анна кивнула в сторону шкафа-купе, на котором у нас висело зеркало. Только теперь я поняла, почему мне сразу показалось, что в обстановке что-то не так. Шкаф только издали был похож на мой, при ближайшем рассмотрении он оказался из натурального дерева, по всей видимости, бука.

Я подошла к зеркалу и увидела стройную брюнетку лет 20-25. Большие зеленые глаза внимательно и растерянно смотрели прямо на меня. Это я? Я безотчетно коснулась своего лица. Гладкая мягкая кожа, чуть заметный румянец... Это я?!

-Да, любимая, это ты, - произнес знакомый баритон. Арчи! Я повернулась и застыла. Молодой русоволосый мужчина, похожий на моего сына, смотрел на меня смеющимися глазами, -А это я, теперь я такой.

В глазах потемнело и я исчезла.

Часть третья. Кнопка.

-Я же просила тебя, не надо так быстро показываться! Я еще недостаточно ее подготовила! - голос дочери был полон укоризны.

-Прости, пожалуйста, но мне так хотелось ее обнять, - виноватые нотки звучали очень искренне.

-Наноробот из ее тела подал сигнал, что у нее чуть инфаркт не случился! - продолжала ворчать Анна, - Хорошо, что мы с Энжел это предусмотрели и вовремя выставили программу защиты на максимум! Но все равно, теперь как минимум два дня ей противопоказаны любые сильные эмоции!

-Хорошо-хорошо! Больше ни одной эмоции, - голоса удалялись, а мой перегруженный впечатлениями мозг погрузил меня в глубокий сон.

Первая неделя новой жизни прошла для меня с такими яркими впечатлениями, что мой наноробот то и дело подавал сигнал тревоги. Я пыталась разобраться, как устроен этот новый для меня мир, научиться пользоваться новыми технологиями, привыкнуть к своему новому телу.

Я узнала, что мой сын Ник находится в составе экспедиции в Дальнем Космосе, изучая планеты, которые могли бы стать колонией для землян. Связь с ним - дело настолько дорогостоящее и сложное даже теперь, что нам только один раз удалось поговорить пять минут. Возвращение звездолета планируется только через пять лет, поэтому я еще не скоро смогу увидеть его. Ник биолог и его задача - выяснить, все ли живые организмы на изучаемых планетах безопасны для человека.

Здесь нет городов, люди равномерно расселились по всей поверхности суши. Там, где были суровые условия климата, теперь погода стала гораздо мягче, метеотехники научились управлять дождями и температурой, поэтому не осталось пустынь и непролазных мест. У каждой семьи, в зависимости от размера, есть участок земли, который они возделывают и облагораживают. Пока еще территории суши достаточно для всех. Но, предвидя увеличение населения, правительство ищет подходящие планеты, куда можно будет переселиться в будущем.

Арчи выбрал для себя работу кузнеца. Ему всегда нравилось делать разные полезные штуки из металла. Теперь вся округа заказывает ему кованые ограды для клумб и мебель для сада. В маленькой кузнице за домом слышно, как он стучит, изготавливая бутон розы для украшения ворот.

Анна провела с нами три дня, а потом умчалась встречать очередного воссозданного.

Она научила меня, что те излишки фруктов, которые выросли в нашем саду, можно отнести в магазин. Магазином это называется только по привычке. На самом деле это небольшие помещения, куда можно принести свои овощи, фрукты, разные изделия своих рук, а взамен забрать то, что необходимо тебе. Никто за этим не следит, потому что брать много нет смысла. Например, сегодня я отнесла туда два пакета персиков, а забрала красивые туфельки. Их шьет наш сосед Иван, а его жена - те платья, которые у меня и у Энжел.

Деньги еще в мое время стали выходить из оборота, заменяясь на карты. Но постепенно в совершенном человеческом обществе исчезла жадность, а с ней - тяга к накопительству. Поэтому абсолютно естественным образом, эра товарно-денежных отношений закончилась и начался натуральный обмен. Как там это было, по истории марксизма-ленинизма в моей той жизни? “От каждого по способностям, каждому - по потребностям”. Это называлось идеей коммунизма.

Одной из трудностей в первое время для меня стало то, что уже около 150 лет люди не едят мясо. Узнав, что я скучаю по шашлыку и колбасе, муж привез из какого-то дальнего магазина диковинный плод, по вкусу сильно напоминающий “Докторскую”.

“Если хочешь, мы можем посадить такое дерево у нас в саду”, - сказал он.

Однажды вечером, сидя у камина, мы молча потягивали вино из нашего виноградника. Я спросила:

-Арчи, а ты счастлив?

-Конечно, дорогая, а ты - разве нет?

-Я тоже счастлива, - торопливо ответила я. - Но все же, вот скажи: вот так мы проживем сто лет, потом тысячу, потом еще несколько тысяч... А что потом?

-Ну... Я не думал пока над этим. Можно перебраться куда-то в другое место, сменить занятие. Ребенка еще родить! - он игриво потрепал меня по плечу.

-Ну да-да... Я понимаю... И все же: а вдруг надоест? Что тогда?

-Анна тебе разве не сказала?

-Нет. Не сказала что?

Муж встал, подошел к буфету и достал с верхней полки два небольших пульта. Они были размером со спичечную коробку, из серой стали. Посередине пульта чуть возвышалась красная кнопка. На одном сзади было написано “Арчи”, на втором - “Ольга”.

-Что это? - я недоуменно повертела в пальцах приборчик. Впервые вижу.

-Это на тот случай, если тебе надоест жить. Ты можешь жить столько, сколько захочешь. Люди сделали максимально возможное, чтобы быть счастливыми. И все же, у каждого из нас есть право выбора. Если по какой-то причине ты решишь, что больше не хочешь продолжать - просто нажми эту кнопку.

-А что тогда произойдет?

-Тебя не станет. Наноробот в тебе даст команду и твой организм просто распадется на молекулы. Почувствовать ты ничего не успеешь.

-Кто-нибудь уже нажимал?

-Мне про такие случаи ничего не известно, - пожал плечами муж и положил свой пульт на место.

Эпилог.

-Посмотри, мой новый сорт помидоров дал первый урожай! - я показала Анне спелый томат темно-бордового цвета и размером с голову ребенка.

-Ого! А зачем такие огромные? Что с ними делать? - дочь в руке прикинула на вес гигантский помидор.

-Ну как что? - я старательно делала вид, что не огорчилась ее реакции. - Можно сделать салат для большой семьи или когда друзья в гости придут. К тому же, он очень сладкий, такой как я люблю!

-Мамуля, ты у меня молодец! - дочь чмокнула меня в щеку.

-Сколько раз тебе говорить, не мамуля, а Ольга!

-Извини, мне иногда сложно бывает... Ольга. Сегодня наш семейный ужин в силе?

-Так а я про что? Помидор-то вот и пригодится. Фрэд успеет к шести часам?

-Сейчас спрошу, - Анна на пару минут сосредоточилась и смешно нахмурила лоб. - Он сказал, что успеет. Он сейчас в районе южной Австралии, помогает метеотехникам перепрограммировать время осадков. Но к шести обещал быть как штык. Кстати, что такое “штык”, я забыла?

-Это такое холодное оружие. Ты уже освоила новый вид связи, я смотрю? Молодец. А я вот все никак, не умею правильно частоту в мозгу настроить. То не туда попаду, то ответ не слышу...

-Немного потренироваться пришлось. Зато как удобно!

-Поможешь мне с ужином?

-Конечно, э-э-э... Ольга.

После ужина Фрэд рассказывал смешную историю про то, как из-за сбоя какого-то датчика, дождь вместо поля каждый вечер поливал одну и ту же ферму. А фермер, из недавно воссозданных, ходил в резиновых сапогах и думал, что так и должно быть.

Потом я рассказала, что один из моих недавно созданных сортов моркови вдруг дал нехарактерную окраску. Когда я принесла в магазин синюю морковку, никто так и не рискнул ее взять. Все дружно стали шутить по поводу того, какое блюдо из нее можно было бы приготовить.

Перед сном муж, зевая, спросил:

-Как продвигается твоя книга?

-Хорошо. Вот только название все никак не придумаю для нее. А еще мне сегодня Фрэд шепнул, что хочет на пять лет уйти с работы. Они решили родить мальчика, поэтому первые несколько лет будут самыми важными для его воспитания отцом. Здорово, правда? - стянув волосы в пучок, я повернулась к мужу и увидела, что он крепко спит. На цыпочках я подошла к буфету и нащупала маленький стальной пульт. Достала, повертела в руках, вышла во двор. Остывающая, но все еще теплая трава приятно щекотала босые ноги. Я обошла дом и свернула на тропинку к колодцу. Постояв секунду над черным зевом сруба, я разжала ладонь. Тихий всплеск и я бегом понеслась к темному очертанию своего дома...

0
22:55
1066
Aed
06:35
+1
Приятно, для разнообразия, в груде антиутопий, найти светлую утопию. В мире созданном автором все так хорошо, все так чудесно… Но как же скучно это читать. Я все ждал, что вот сейчас случится беда, откроется страшная правда, налетят рептилоиды, но нет – все тихо и мирно. Ни завязки, ни конфликта – просто милая фантазия на тему будущего, изложенная в описательной форме. И даже не хочется ругать эту добрую историю, но и хвалить тоже.
Спасибо за светлое пятно, в темном озере антиутопий.
01:04
+1
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 1
Угар – 0
Юмор – 0
Внезапные повороты – 1
Ересь – 0
Тлен – 0
Безысходность – 0
Розовые сопли – 5+
Информативность – 0
Фантастичность – 1
Коты – 0 шт
Мамули – 1 шт
Внуки – 0 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0

Всё плохо. Тугой поток розовых соплей сметает всё на своём пути. Если ты посмотришь на оценки, то увидишь, что кроме слащавой радости в рассказе ничего больше нет. Такие оценки характерны больше для женских сентиментальных романов а-ля “Непреложная страсть”

Запомни, если в начале мир описывается утопией, то в конце должна открыться какая-то страшная тайна. И наоборот, в антиутопичный мир приходит герой, который изменяет жизнь людей к лучшему. Так называемый внезапный поворот, которых в хорошем рассказе должно быть от двух штук до бесконечности. Когда в сюжете появились кнопки, которые убивают, я обрадовался – сейчас начнётся жара. Но нет, отличная идея упущена.

Название рассказа никак не соответствует содержанию. Оно должно быть интригующим, например “Красная кнопка смерти”.

Описалово мира на три страницы через диалоги, а не через действия персонажей – ещё одна ошибка. Лекций я наслушался в институте на первом курсе. Потом я на них ходить перестал, конечно же.

В рассказе жутко не хватает драйва, надо было Ольгу сделать хабалкой-алкоголичкой, которая как раз вносит в рай частичку расколбаса. Например:

“Значит, операция прошла удачно и я жива? И сразу же другая мысль — почему мне не больно? Возможно, я еще под действием наркоза? Я открыла глаза и увидела перед собой смеющееся лицо красивой девушки. Она была одета в легкое платьице из тонкой ткани в синий цветочек, в точности повторяющих цвет ее глаз.
-Где я? Вы врач? — задала я глупый вопрос. Я понимала, что он глупый, но от растерянности смогла выдавить только это.”


— Х*ли ты вылупилась, врача позови, — буркнула я, почёсывая прилипшую к грудине титьку.

“-Мамуля, пойдем присядем, нам предстоит долгий разговор, — дочь подхватила меня под руку и увлекла под дерево к скамье и круглому столику, — Хочешь кофе? Или фруктов?
-Нет. Мне сейчас не до этого. Я жду объяснений.


— Ты чё, коза, забыла как я ночи не спала, воспитывала тебя, на ноги поставила, а ты маму
кофе травишь, где мой любимый портвейн Три топора???

Также есть несколько вопросов.

“Кстати, меня зовут Энжел,” — и протянула мне изящную руку, -Здесь есть несколько вариантов одежды, можешь выбрать любую. Я же не знала, что тебе понравится? — снова улыбка.”

Хотя вариантов было несколько, но платье на стуле лежало всего одно. Где остальная одежда? А если бы тётка захотела напялить гамаши и банный халат, как в старые добрые времена?

Прошло двести шестьдесят лет. Люди научились оживлять мертвецов и жить бесконечно. Вся семья в сборе. Арчи, Ольга, Анна, Фред. Окей, а где внуки, правнуки и прапрапрапрапраправнуки? Арчи предлагает жене заделать мелкого, значит, деторождение практикуется, но где за почти три века хоть один потомок?

“После ужина Фрэд рассказывал смешную историю про то, как из-за сбоя какого-то датчика, дождь вместо поля каждый вечер поливал одну и ту же ферму. А фермер, из недавно воссозданных, ходил в резиновых сапогах и думал, что так и должно быть.”

Слово “смешной” не делает смешной саму историю. Как повелось, в будущем юмора не существует, как и каких-либо изменений в разговорном языке.

В итоге имеем вялую сказку для бабищ про счастливую жизнь. Надо было продвигать рассказ в направлении кнопки смерти. Утром Ольга встаёт и обнаруживает вместо суженого липкое коричневое пятно. “Опять обосрался”, думает она, но потом замечает, что кнопка на металлической коробочке нажата. На столе лежит предсмертная записка “Не могу больше жить с этим”. Хотя полисмен уверяет, что это самоубийство, Ольга чует подвох и начинает собственное расследование, которая приводит к страшной тайне, бла бла бла. Допиливай рассказ, а пока бородись.

Критика)
Загрузка...
54 по шкале магометра