Ольга Силаева №1

​Зеркало для дракона

​Зеркало для дракона
Работа №491

Давным-давно, в одном далёком-далёком королевстве шли приготовления к свадьбе.

Королевские повара сверяли рецепты торжественных блюд с наличием продуктов в просторных холодильных залах.

Придворные швеи и портные заканчивали шитьё праздничных платьев, бальных нарядов и строгих торжественных костюмов.

Садовники и флористы мастерили изысканные букеты, цветочные гирлянды и благоухающие живые арки.

Дворники наводили последний лоск на столичные булыжные мостовые, смывая белоснежную моющую пену с брусчатки улиц.

Полицейские и почётный армейский караул начищали пуговицы, пряжки, подшивали свежие подворотнички и параллельно следили за порядком в городских кварталах.

Шум, гвалт и веселье царило на улицах красивого города. Надо сказать, что и столица и само Белое королевство были прекрасны. Сверкающие свежестью белоснежной штукатурки дома весело подмигивали радужными глазками окон, а разноцветные черепичные крыши горделиво горбились под ласковыми лучами весеннего солнца.

Все ждали прибытия свадебного кортежа жениха.

Старый Король задумчиво восседал в тронном зале на деревянном троне изысканной работы. Такое мастерство резки по дереву было утеряно в веках, а может, как иногда думал Король, мастеров специально лишили их знаний, чтобы они не смогли превзойти в красоте и великолепии престол его предков. Королевские зады только этой династии полировали трон на протяжении двух веков, а трон был в королевстве изначально.

Король скучал. Он занимался самым важным делом последних месяцев — готовился к свадьбе дочери. И безмерно устал.

«Скорее бы всё закончилось, — думал Король под монотонный голос первого министра. — Выдать дочку за Принца и можно на покой. На рыбалку».

Мысль о рыбалке заставила Короля невольно улыбнуться. Это не ускользнуло от внимания первого министра. Тот сделал пометку на полях — лепестки роз должны быть алыми. Одобрено Королём.

—Ваше Величество, — министр закрыл папку, обитую красным бархатом, — не угодно ли сделать замечания?

Видя, что Король не обращает на него внимания, осмелился и в поклоне, протягивая папку, слегка коснулся её бархатным корешком венценосной коленки.

Его Величество вздрогнул от неожиданности. Он только что подсёк великолепный экземпляр щуки, но голос министра заставил Короля вернуться в реальный мир.

Королевский взор остановился на протянутой ему папке.

— Что это? — Величественно произнёс державный хранитель миропорядка.

— Сценарий свадьбы, сир, — с разочарованием произнёс первый министр, понимая, что половину из того, что он зачитывал, Король просто не слышал.

Видя, как изменилось лицо его подданного, Король стремительно взял папку из его рук.

— Всё нормально. Я утвержу это. К вечеру. Ещё раз посмотрю, прочитаю и…

— Ваше Величество, мы не можем дождаться Вашей соизволяющей подписи уже неделю, — переминавшийся с ноги на ногу главный егермейстер нарушил заведённый порядок.

Присутствующие придворные опешили, и в зале повисла гнетущая тишина.

Поняв, что он осмелился перебить самого короля, егермейстер поспешно добавил:

— Сир, мне необходимо знать к какой охоте готовиться. С соколами, на оленя, на кабана или будем волка травить. Что Принцу по нраву больше? Я не смогу за один день полноценно подготовить мероприятие.

— Готовьте всё. — Король-рыбак был антагонистом и поэтому бывал на охоте только по политическим мотивам, устраивая её соседним монархам. — Пусть всё будет готово, а там выберем.

Егермейстер поскучнел: «Всё — это ни о чём!»

Обер-гофмейстер кашлянул:

— Сир, к праздничной трапезе всё готово, — он уничижительно посмотрел на егермейстера, стараясь, чтобы его торжествующий взгляд был виден всем придворным. — Не сочтите за труд согласовать меню.

— Это к Принцессе! Я ей полностью доверяю, — Король живо привстал и собрался, было покинуть зал.

Но придворные в этот день были настроены решительно. Они решили идти до конца и получить подпись короля.

И в этот момент двери тронной залы распахнулись:

— Ваше Величество! Кортеж Принца пересёк границу королевства!

Осознав, что это знак богов, Король горестно вздохнул, стремительно подписал сценарий и свадьбы и протянутое ему меню.

— Пойду, оповещу Принцессу. А вы что встали? — Он окинул тяжёлым взглядом подданных. — Я тут тружусь, не покладая рук, а они ещё не всё сделали к свадьбе! Через три дня торжество!! Все за работу!!!

***

Процессия Принца подъезжала к столице его будущего королевства. Это партия должна стать очень и очень удачной. Старый король, выдав замуж дочь, получал сына-наследника, а родное королевство Принца надёжного союзника на востоке. А в будущем — кто знает. На карте континента могло появиться сильное объединённое королевство. Да, что там, королевство! Империя!

Принц мечтательно закрыл глаза. Он грезил всевозможными подвигами, мечтал о военной походной жизни. С детских лет любил холодное оружие, умел мастерски с ним обращаться. На учениях лихо «опрокидывал» вероятного противника, молниеносно принимая верные тактические решения в битве.

Стать Императором! Что можно ещё пожелать при жизни? Объединить под императорской короной весь континент. Но для того, чтобы осуществить это, надо совершить какое-нибудь героическое деяние. То есть подвиг. Но какой? Молодому Принцу ничего не приходило в голову. Последние века тихо и покойно было на континенте. Ни войн, ни пограничных столкновений. Все жили в мире, и казалось, что это всех устраивало.

Карета Принца поднялась на пригорок, и перед его глазами открылся изумительный вид на Белый город. Столицу Белоснежного королевства.

Город спирально поднимался от голубой подковообразной гавани-порта, вверх по склону холма опоясывая его со всех сторон.

Белоснежные дома искрились на солнце своей чистотой и привносили позитивный настрой в окружающую действительность.

«Красиво и гармонично!» — В юношеском максимализме Принц посчитал, что это самый прекрасный город на свете: — «Даже симпатичней чем до́ма. На первый взгляд».

И тут его взор наткнулся на мрачное пятно цвета отсутствия цвета на вершине холма. На общем фоне кристальной белоснежной чистоты эта чёрная клякса казалась проходом в иной, мрачный, пугающий мир хаоса, мрака и порока.

Принц с удивлением заметил, что королевский замок располагается ниже на холме, чем это пятно. При более внимательном рассмотрении пятно оказалось величественным замком, не уступающим по красоте архитектуры королевскому, только почему-то чёрным.

— А что это за чёрный замок? — Спросил Принц у своего государственного секретаря, который знал всё и всегда мог доступно объяснить происходящее в выгодном для своего королевства свете.

— Ваше Высочество, это главная тайна Белоснежного королевства. По моим данным только их король, наверное, знает правдивый ответ.

— А вы пытались узнать?

— Конечно. Неоднократно.

— И как?

— Всё что нам удалось узнать, не стоит внимания.

— И всё же?

— Предрассудки. Слухи. Сплетни. Говорят, что там живёт дракон.

— Дракон? — Принц передёрнул плечами.

— Да, дракон. Добыть доказательства, что это соответствует действительности, нашим шпионам не удалось. Правда контрразведка Белоснежного королевства работает хорошо. Ни одному нашему шпиону не удаётся проработать более года. По истечению этого срока они перестают выходить на связь.

— Тоже тайна? Может их съедает дракон? — Принц хохотнул от своей шутки.

— Наши ценности, как вы знаете Ваше Высочество, отвергают саму идею существования Дракона. Значит это пропаганда Белоснежного королевства. Но ничего, — оптимистично потёр ладони госсекретарь, — вскоре после Вашей свадьбы, я надеюсь, мы раскроем эту тайну.

Принц его радости не разделял. Ему не хотелось затевать политические игры. По крайней мере в ближайшей перспективе. Юноша задумался, и практически до конца пути проехал молча.

***

— Открыть Западные ворота! — Капитан королевской стражи отдал долгожданный приказ.

Толпы радостных и празднично одетых людей высыпали на улицы встречать своего будущего короля. Они предвкушали праздничный пир и веселье. Никаких разнарядок, никакого адимистративно-религиозного ресурса. Только искренняя беззаботность.

Принц ехал сквозь толпу радостно галдящих, довольных и улыбающихся подданных. Они махали букетами свежесрезанных цветов, кидали алые лепестки роз под копыта лошадей.

Спокойствие и умиротворённость стали овладевать Принцем. Он пожалел и так и не понял отца, не захотевшего присутствовать на брачной церемонии, сославшись на вопросы безопасности королевства.

Предсвадебные хлопоты, само торжество оттенили на второй, нет, даже на третий план, мысль о тёмном замке. Молодая жена, радушный тесть, новые друзья не способствовали думам о чёрной тайне.

Прекрасные и чудные мгновенья проходят быстро. На то они и мгновенья. Празднование, свадебное путешествие и «чуть-чуть погостить к родителям» Принца также окончилось. И вот уже потихоньку яркость празднества уступила место будничной обыденности. И уже не новобрачные, но ещё молодожёны возвращались в Белоснежное королевство. Когда Принц во второй раз увидел идиллический, пасторальный пейзаж столичного города, тёмное пятно замка на холме уже не так бросалось в глаза.

Помня о том, что ему говорили про государственную тайну, он как можно беспечнее и в то же время тихо, чтобы не слышало окружение, спросил у Принцессы:

— Ты не знаешь, дорогая, а что это за чёрный замок портит прекрасный вид нашего с тобой королевства?

Спросил и напрягся в ожидании ответа. И был сражён простотой ответа.

— А! Там живёт Дракон.

Девушка ответила безмятежно прямодушно, громко и не таясь, даже не думая скрывать государственную тайну от сопровождающей их свиты.

Невольно отшатнувшись от такой прямоты, Принц кашлянул:

— Извини милая, какой дракон?

— Как какой? Чёрный естественно. Если бы он был белый, то и замок был бы белым. Был бы красным — красный замок. А раз замок чёрный, то и дракон — чёрный.

Она достала пудреницу и, посмотрев на себя в зеркальце, слегка прикоснулась пушком к щёчкам. Переместив взгляд на растерянного супруга, удивлённо поморгала пушистыми ресницами:

— А разве батюшка тебе не рассказывал?

Принц отрицательно покачал головой, не найдя подходящих слов и жалея, что не пообщался на эту тему с тестем перед отъездом.

— Это очень-очень давняя история. Когда приедем, он тебе расскажет непременно.

— Ну, ты хотя бы в общих чертах. В двух словах, — взмолился Принц.

Она наморщила носик, пытаясь сосредоточиться и рассказать о том, что в королевстве считалось само собой разумеющимся, да ещё коротко, в двух словах.

— Мне няня рассказывала так, — она невольно стала накручивать на пальчик свой золотистый локон, — тысячу лет тому назад, когда к этому заливу вышли наши пра-пра-пра-пра-…

— Короче, предки вашего народа, — Принц решил сократить количество «пра-» в повествовании супруги.

Принцесса недовольно нахмурилась и горестно выдохнула. Надо привыкать к семейной жизни. Теперь придётся смириться, что к её словам не все будут относиться подобострастно и с трепетом.

— Ну да, предки, — она театрально вздохнула. — Им понравилось это место, и они решили здесь остаться. Но злым и кровожадным соседям тоже приглянулась эта область и… предки, — Принцессе явно пришлось по душе это новое слово, — с оружием в руках принялись отстаивать своё право на это место. Им пришлось воевать.

Она закатила глаза и заломила руки, представляя как это было:

— Много богатырей сложило головы, прежде чем они смогли доказать соседям своё право на жизнь здесь.

Принц удивлённо посмотрел на супругу: «Наверно это заученный текст. Для театральности происходящего».

А вслух спросил:

— Это тебе нянька так рассказывала?

— Да, — бесхитростно ответила Принцесса, не пытаясь скрыть источник информации.

— Ясно. А дракон здесь при чём?

— В разгар самой-пресамой последней битвы появился Чёрный Дракон. Войско нападавших в страхе и панике бежало, едва увидев его, а наши пра-пра-пра-…

— Предки, — вставил Принц.

— Ну да, предки, — улыбнулась Принцесса. — Они не испугались и вместе с Драконом прогнали злых соседей и стали жить здесь и править.

— И что, этот Дракон живёт так долго? Тысячу лет? — Скептически спросил Принц. — Откуда вы знаете, что он ещё находится в замке?

— Раз в год он показывается нашему народу. Мы ему отправляем ежегодные дары. Если они его устраивают, то он их забирает и на целый год воцаряется мир.

— А если не устраивают?

— Точно не знаю. При мне его всегда всё устраивало. Но по рассказам няньки было несколько раз, когда он оставался недовольным. Ну и тогда он просто прилетал и брал силой то, что ему надо было.

— Странно, что я не слышал сказаний о драконе у себя на родине.

— Это же так просто, — просияла Принцесса. — Вы ведь проиграли в той битве. И кому хочется на протяжении тысячи лет об этом помнить. Вы придумали себе свою историю. Без Дракона. Но вы всё равно в глубине своей души помните об этом и невольно опасаетесь нас. Вы не можете нас понять и поэтому относитесь к нам с предубеждением. Назначали нас дикарями, чуть ли не варварами. И стараетесь навязать свои ценности, видение мира. Пытаетесь учить нас жить, по-вашему.

— Разве это плохо?

— Наверное, нет. Но это же ваши ценности. Ваша жизнь. Зачем принуждать кого-то? Мы живём по-другому. И нам это нравится. Мы разные, но мы можем друг с другом ладить. Я ведь полюбила тебя, а ты меня, — Принцесса искренне улыбнулась. — Теперь мы будем вместе делать так, чтобы наши королевства жили в мире и добрососедстве. Что-то от вас возьмём хорошее, что-то от нас.

Такой многосложности от супруги Принц не ожидал и не нашелся, что и сказать.

— Тебе надо будет обязательно с батюшкой поговорить, — добавила Принцесса, охладевая к разговору. — Он о Драконе много больше знает.

Остаток дороги прошёл в глубокомысленном молчании. Принцесса просто переводила дух от своего красноречия. А Принц думал над тайной замка, об истории своего королевства. Генетической памяти народа. О страшных историях, в которых с детства пугали чёрным драконом, его огненным дыханием и острыми как бритва когтями. Сказками о драконе, который придёт, прилетит, приползёт, съест, сожжёт, проглотит, придавит когтистой лапой, сдерёт кожу, выпотрошит, сожрёт.

Принца передёрнуло от воспоминаний и волна липкого, непонятного животного ужаса колючими мурашками пробежала по спине и скатилась крупными каплями пота в районе поясницы.

Принц пришпорил коня и устремился вверх по склону. Там за поворотом открывался наилучший вид на его новое королевство. Остановив коня на изгибе дорожного тракта, Принц окинул взором гавань белоснежного города и занозу — чёрный замок. Но его взгляд уловил ещё что-то непривычное. Он долго вглядывался в город не понимая, что же именно ему показалось не таким.

Из подъехавшей кареты выглянула Принцесса. Сопровождающий офицер роты охраны внезапно охнул, торопливо спешился и преклонил колено перед Принцем:

— Король умер! Да здравствует Король!

Принц недоумённо смотрел, как рослые гвардейцы спешиваются и присоединяются к своему командиру, присягая на верность новому королю. Военные в таких делах рассуждают и подмечают всё гораздо быстрее гражданских.

Принцесса вскрикнула и выскочила из кареты:

— Смотри! Флаги! — Она теребила Принца за рукав, показывая другой рукой на город. — Батюшка умер!

Принц присмотрелся более внимательно. В лучах закатного солнца чёрный замок светился алым оттенком, а белоснежные дома подсвечивались не обычным тёплым оранжевым сиянием, а пугающим кровавым цветом. И на каждом доме, на крышах, в простенках между окнами развивались траурные чёрно-красные полотнища.

Принц понял, что стал королём Белоснежного королевства.

Он горделиво выпрямился. Величественно откинул голову и только собирался произнести достойную для этой торжественной и печальной минуте речь, как его глаза наткнулись на аспидно-чёрное пятно замка, в искорках алого заката. И всё… комок подкатил к горлу, а предательский страх холодком снова сжал его желудок.

«Генетическая память, будь она проклята!», — сплюнул Принц.

Надев маску скорби, он спешился, обнял супругу и, гладя её по золотистым волосам, подбирал слова утешения. Через некоторое время она успокоилась, утёрла слёзы и слабо улыбнулась:

— Ты мой король!

— А ты моя королева! Главное держаться в это тяжкое время. В путь! — Властно отдал он команду сопровождающей свите. — Я поеду в карете с королевой.

С этими словами новый, без пяти минут, король помог сесть супруге и устроился возле неё.

Через несколько часов кавалькада въехала через западные ворота в Белоснежный город, одевший вуаль траура. Яркие цвета были задекорированы серыми и чёрными мазками палитры красок. Не было слышно сочных и вкусных звуков рыночной площади. Гавань притихла вместе с убранными парусами торговых судов и исчезнувшим ветром. Горожане грустно передвигались по дощатым мостовым, всем своим видом показывая, что делают работу только из-за необходимости, не испытывая радости и никакого удовлетворения.

И вот отгремел погребальный салют, развеян пепел, оплакан сорокадневный траур. Родные, царственные гости, простой люд выразили свои горестные чувства ушедшему монарху и сдержано приветствовали вновь взошедшего на резной вечный трон нового короля.

Жизнь — что спираль вечности. Движется по восходящему кругу мирозданья. От начала к завершающему концу — вершине бытия.

Вот и новый король погрустив, соблюдя траур, сменил скорбную серую тунику на привычные бархатные одежды. Хлопот и дел по королевскому хозяйству прибавилось. Свободных минут для развлечений стало меньше. Наука государственного управления была интересной, занимательной, но сложной.

Когда первонасущные дела были улажены, и механизм управления вновь заработал, Король-Принц решил заняться самым важным из тех дел, которые откладываются, чтобы затем обязательно выполнить. Тем более что забыть об этом было невозможно. Тёмный замок напоминал об этом ежедневно, как только взгляд вольно или невольно падал на него.

Обыскав покои старого короля, Принц так и не смог ничего узнать о тайне замка и Дракона. Ничего! Все с кем он беседовал, выпытывая об этом — рассказывал примерно то же самое, что и его супруга. Ничего кардинально нового.

Просто так взять и поехать в Тёмный замок Принц не мог. Очень много условностей, запретов и церемоний присутствовало в обществе. Будучи королем, он просто не мог позволить себе их нарушить, пойти против воли вековых традиций, народного уважения и воинских ритуалов. Король это ставленник и помазанник Дракона. Его глас, воля, закон. Оставалось ждать. Ежегодно Дракон появлялся в одно и то же время года над замком. Это было время даров. И Принц стал готовиться к этому дню. Генетическую память необходимо было уничтожить. Сломать. Прервать нить воспоминаний. Иначе всё дальнейшее его царствование пройдёт в страхе перед Чёрным Драконом. И тогда Принцу никогда не стать Императором. Не совершив ничего героического об этом нечего было и мечтать. Мечи наточены, древко копья крепко, арбалет надёжен, конь верен. Приближалась осень. К зиме королева должна была родить сына и за приготовлениями к появлению на свет будущего наследника не замечала, что супруг становился более замкнутым и неразговорчивым, хотя оставался по-прежнему внимательным и любящим. Она даже забыла про день появления Дракона, и поэтому была удивлена решением мужа.

— Зачем тебе самому ехать к замку? Батюшка так никогда не делал.

— Хочу закрепить свою королевскую власть. Я ведь варяг для твоего народа. Многие до сих пор за глаза принцем именуют. Надо совершить героический поступок. И стать Королём!

— Ты мой герой! — Королева ласково улыбнулась. — Сын будет гордиться тобой, когда узнает, какой его отец смелый богатырь.

Принц наклонился и поцеловал живот супруги:

— Не шали! Отец скоро вернётся… Победителем, — добавил он чуть слышным шёпотом.

Королева, тем не менее, услышала и улыбнулась:

— Конечно, победителем, милый! Возвращайся скорее. Мы будем скучать, — она сложила руки на животе.

За несколько часов до восхода солнца Принц во главе праздничной кавалькады из десятка повозок в сопровождении сотни ремесленных людей, крестьян, торговцев и взвода королевских гвардейцев двинулся в путь.

Повозки были нагружены разнообразным товаром, что производился в Белом королевстве. От муки грубого помола до выдержанного столетнего хмельного мёда. От стального меча до изысканной золотой диадемы, украшенной россыпью драгоценных каменьев. От простых онучей до тиснёных сапог из кожи редкой ящерицы.

Все были в нарядных праздничных одеждах. И как смог заметить Принц — все были безоружны. Даже гвардейцы взяли с собой церемониальные мечи.

То, что Принц был вооружён, и одет в боевую броню никого из свиты не удивило. Принц ещё не стал своим королём в королевстве. А на причуды чужаков, зачем удивляться. Они же — другие! Ничего, дай боги время, изменится.

К дороге, что вела к подножию замка они прибыли перед самым восходом. И вот когда первые лучи солнца прикоснулись к высоким шпилям замка, откуда-то раздалось мерное гудение и лёгкая дрожь непонятной вибрации, стала проникать в каждую клеточку тела.

Простолюдины, сняв головные уборы, опустились на колени. Воины преклонили колено. Лишь Принц оставался стоять, и заворожено смотреть за проистекающим действом. Для него это было в новинку, и внутренний страх боролся с чувством искушения, с возможностью увидеть непонятное и прикоснуться к доселе невиданному.

Дрожь усиливалась, гул нарастал, солнце вставало всё выше и выше. Вот уже и черепица и стены замка осветились багровыми лучами. Игра света на аспидно-чёрной поверхности стала завораживающей. Внезапно крыша центральной части замка распахнулась и в проёме показалась огромная фигура Чёрного Дракона. Когтистыми лапами тот уцепился за внешнюю стену, выпрямился во весь свой гигантский рост и расправил крылья. Потрясённый Принц оценил размах. Они практически полностью охватывали пространство внутреннего двора, от стены до стены замка.

«Какой же он вблизи? — С ужасом подумал Принц, подспудно понимая, что в открытом, честном поединке у него очень и очень мало шансов. Вернее они стремились к нулю.

Дракон, тем временем, словно нехотя потянулся, небрежно отряхнулся, втянул в себя прохладного воздуха и, как показалось Принцу увидя, что повозки с дарами находятся в нужном месте, сложил крылья и неторопливо исчез в проёме крыши, которая плавно закрылась за хозяином тёмного замка.

Сопровождающие поднялись, отряхиваясь от дорожной пыли и делясь впечатлениями от этого величественного смотра.

— Страшно видеть его так близко!

— А как полетит? Да если ещё на город? Жуть!

— Ладно, давайте дары доставим на площадку. Будем надеяться, что на год этого хватит.

— А что, — осторожно спросил Принц, — бывало, что не хватало?

— На моей памяти один раз межусобица была, год неурожайный выпал, да ещё и мор приключился, — медленно подбирая слова, отвечал седовласый командир стражи, — в общем, не до Дракона нам было.

— Да-да, — вмешался один из торговцев, — мне отец рассказывал, что прилетел дракон тогда в город. Огнём холодным пожёг часть зданий. Люди пострадали. Город ходуном ходил.

— Да в тот раз мы легко отделались. В прошлые века бывало, согласно летописям — дотла сжигал он столицу.

— Вот поэтому, теперь стараемся в любых условиях дары вовремя доставить. Кто знает, на что он способен, ежели осерчает.

Они подъехали к ровной площадке перед центральными мостовыми воротами. Сгрудив с повозок товары, стали собираться в обратный путь.

Принц отозвал капитана гвардейцев:

— Я останусь здесь. Посмотрю, как и что. Возвращайтесь в город.

— Но, сир! — Капитан был шокирован этой внезапной новостью. — Я не могу оставить вас наедине с Драконом. Это опасно!

— Да неужели? Вы надеялись справиться с ним, в случае чего, при помощи церемониальных мечей? — Принц саркастически улыбнулся. — Не смешите меня!

Капитан смущённо замолчал, машинально опустив руку на рукоять бутафорского оружия. Он не ожидал ни того, что король соизволит остаться с Драконом один на один, ни того, что он обратит внимание на их безоружность.

— Сир, позвольте мне остаться с вами! — Твёрдо и настойчиво произнёс капитан.

— Думаете, что если сложите голову вместе с королём, то это спасёт вашу честь? — Принц величественно положил руку на плечо верноподданному. — Верно, спасёт. Но мне не нужны лишние жертвы, даже если они и сделаны от всего сердца. Возвращайтесь.

И видя, что капитан всё ещё колеблется, решительно соврал:

— Вы думаете, что я в ожидании первенца, стану рисковать своей жизнью?

Такой аргумент перевесил воинский долг. Седовласый ветеран уступил.

— Если хотите, ожидайте меня у подножия холма. Если к заходу солнца я не присоединюсь к вам, то можете подняться сюда и поторопить меня вернуться в столицу. — Принц решил поставить более конкретную задачу. — Всё ясно?

— Да сир! Слушаюсь, сир! — Капитан отдал честь, развернулся и пришпорил коня, догоняя отряд.

Принц остался один. В предвкушении боя он осмотрел снаряжение. Проверил, как ходит меч в ножнах. Спешился. Зарядил арбалет. Внимательно осмотрел замок вблизи. Казалось, что его стены сложены не из чёрных гранитных каменных валунов, а из тонких рифлёных или тиснённых деревянных панелей. Камень просто не мог иметь такую кружевную текстуру! Чем дольше он всматривался в этот объёмный узор, тем больше казалось, что стены замка живые. Время от времени по ним пробегали какие-то световые нити, искорки, чуть видимые глазу всполохи. Принц потряс головой, отгоняя посторонние мысли и в этот момент…

Внезапно почва у Принца словно ушла из-под ног. Площадка, где находились все привезённые дары, открылась двумя створками внутрь, сбрасывая вниз, в пустоту, всё сложенное. Мешки с мукой смягчили падение. Благо было не глубоко. Но когда створки сомкнулись, стало темно. Принц пошарил вокруг себя.

«И арбалет куда-то подевался», — мрачно подумал Принц, вынимая из ножен острый гладиус, ожидая внезапного нападения. Но всё было тихо. Подозрительно тихо. Ни шороха, ни дуновения ветерка. Принц облизал указательный палец и поднял его вверх. Ветер не ветер, но слабый холодок с одной стороны явно указывал на небольшой сквозняк. Крепко сжимая меч, Принц крадучись стал идти в направлении тока воздуха. К темноте он понемногу приспособился. И ему даже стало казаться, что всё в погребе подсвечено слабым красным свечением. Помещение, в котором оказался Принц, заканчивалось сводчатым коридором. Движение воздуха становилось сильнее и ясно указывало куда идти. С каждым шагом становилось светлее, сквозь высокие потолочные окна солнечные лучи рассеянным светом доходили до нижнего яруса замка.

Сделав ещё несколько шагов, он внезапно оказался в огромной зале. Сквозь прозрачный витражный потолок струился свет, преломляясь в радужный спектр. По стенам хаотично бегали разноцветные солнечные зайчики-блики. Внутренние стены были покрыты переплетением каких-то веток различной толщины и прозрачности. По одним бежали яркие огоньки, другие просто тускло светились. Раздавался мерный гул и ощущался приток свежего воздуха.

Сделав ещё один шаг, в дальнейшем Принц действовал чисто на инстинктах воина.

Посреди огромного ступенчатого куба-зала находилась аспидно-чёрная туша Дракона. Не ожидая от себя такой храбрости, Принц стремительно пересёк разделяющие пространство и по самую рукоять воткнул гладиус в грудь чудовищу. С глухим чавканьем меч вошёл в драконью плоть. Не вынимая клинка из тела врага, Принц отскочил назад, вытаскивая из заплечных ножен двуручный меч с широким обоюдоострым лезвием. Дракон продолжал безмятежно заполнять внутреннее помещение. Принц поднял глаза. Сверху на него смотрели два алых раскалённых блюдца-глаза. Они смотрели не моргая, проникая в самые глубины человеческой души. Взгляд фокусировался, зрачок зверя сужался. Принцу показалось, что сейчас Дракон откроет свою чёрную пасть и проглотит стоящую подле него букашку, которая посмела ужалить чем-то острым и колючим. Нервы Принца не выдержали, и он с диким криком метнулся по ступенькам на третий ярус балюстрады, которая окружала по периметру центральный зал. Вскочив на парапет, он поднял тяжёлый меч над головой и с перекошенным от ненависти и глубинного страха лицом бросился вниз. Отточенный меч легко отделил голову Чёрного Дракона от его могучей шеи. Удар с высоты третьего этажа, помноженный на искусство воина не оставил противнику никакого шанса.

Принц тяжело приземлился. Болели ноги и руки, всё ещё сжимавшие меч. Рядом с человеком с оглушительным грохотом упала и покатилась отрубленная чёрная голова. Дракон был побеждён. Его туша сиротливо возвышалась посреди залы.

Машинально отсалютовав поверженному врагу, Принц принялся обвязывать голову Дракона верёвкой, чтобы выкатить её и представить на обозрение как трофей пред очи подданных и царственных соседей.

Затянув верёвочный узел потуже, Принц устало присел на трофей, собираясь немного передохнуть.

Подняв глаза, он с удивлением заметил, что замок стал меняться, трансформироваться. Текстура стен словно очищалась от черноты. Цвет, мерцая, перекатывался сверху вниз осветляясь с иссиня чёрного, до серого, а местами становился практически прозрачным, бесцветным. Драконья туша стала съёживаться, превращаясь в желеобразную массу. Из под неё в разные стороны начала сочиться чёрная, маслянистая, густая жидкость. Она смешивалась со стекающей со стен чёрной субстанцией и тяжёлыми волнами выплеснулась наружу и стала наполнять ров вокруг замка. Стены замка, очистившись от скверны, стали чистыми и прозрачными. Сквозь них, сидящий на голове дракона Принц увидел как заполнив ров, маслянистая масса чёрными упругими валами устремилась по склонам холма вниз. На Белый город. Волна за волной тёмная материя, словно бархатное одеяло укрывала строения, дома, кварталы, город. Цвет зданий менялся. Прикоснувшись к основанию домов тёмные частицы того, что недавно было кровью Чёрного Дракона, просачивались в фундамент, стены. Покрывали тонкой плёнкой каменную кладку, черепичные крыши. На атомарном уровне замещали белоснежные атомы на антрацитово-чёрные. Щупальца тьмы коснулись портовых зданий и вот на тёмных водах заколыхались чёрные корабли с тяжёлыми тёмными шёлковыми парусами. С нескрываемым ужасом Принц смотрел на происходящую трансформацию.

***

Сидящий за пультом управления потенциальными колониями дежурный Оператор снял с головы шлем виртуальной реальности. Наклонившись к переговорному устройству, вызвал Центр стратегических исследований:

— Координатор! На планете ShD 290368 внештатная ситуация. Аппаратура устрашения путём внешнего механического воздействия выведена из строя. Туземец попал под воздействие эгрегориально-матричного поля.

— Давно такого не было!

— На моей памяти впервые. Что прикажете? Провести акт устрашения? Или привлечь аборигена на нашу сторону? Ещё есть возможность не допустить его трансформации.

— Рано ещё им знать о нас. А мы не можем потерять контроль над пригодной для колонизации планетой. Проведите акцию. И придумайте страшилку посерьёзней. Только прогресса в их развитии нам не хватало! После устрашения проведите комплекс мероприятий по замедлению их развития. Религиозного оболванивания добавьте. Нам эта планета до заселения ещё лет сто не понадобится.

— Слушаюсь.

«Так, начнём, — произнёс про себя Оператор, надевая шлем и нажимая чешуйчатой когтистой четырёхпальцевой лапой определённые группы клавиш. — Пора тебе о́жить, убийца», — добавил он, обращаясь к создаваемому новому стражу планеты.

***

Меч с глухим ударом выскользнул из рук Принца. Попытавшись сделать шаг, в ужасе осознал — его ноги вросли в искрящийся всебесцветный пол. Внезапно, какая-то неведомая сила придавила Принца к полу. С тяжёлым хлюпаньем заставила распластаться навзничь. Кости стали утончаться, тело разбухать, глаза заволокло белесой поволо́кой. Вспышка ослепительной боли заставила на какой-то, как показалось Принцу, краткий миг потерять сознание. Но вот его ноздри уловили запах предзакатного вечера. Где-то вдалеке отгремела гроза, и воздух пьянил ароматом озона.

Потянувшись новым огромным телом, Алый Дракон открыл глаза. Раздвоенный язык попробовал воздух на вкус и облизал острые клыки. Подняв вытянутую, массивную голову его взгляд наткнулся на зеркальную плёнку, покрывающую часть стен внутреннего дворика замка.

Ускользающая часть сознания, какого то принца, увидело в этом зеркале самого себя. И пусть зеркальное отражение передавало чешуйчатую тушу, перепончатые крылья, извивающийся хвост, раздвоенный язык и вертикальные щели-зрачки — в этом зеркале Принц узнал себя. Он и был тем самым изначальным Чёрным Драконом. Теперь не нудно было притворяться, стараться сделать иной вид, тщательно подбирать слова. Он был таким по своей короткой человеческой жизни. И пусть немного изменился цвет. Слегка подкорректировалась форма. Душа дракона была им — Принцем.

Взмахнув кровавыми крыльями, Дракон взгромоздился на парапет красного замка и огляделся. Пред ним расстилался чёрный пейзаж.

И прежде чем окончательно слиться с разумом матричной машины-убийцы мелькнула последняя человеческая мысль: «Ну, вот и разорвалась генетическая память... Поздно приходит понимание, что зло бывает не только чёрного цвета…».

С этой затухающей мыслью новый Дракон поднялся в воздух, и тень от его кровавых крыльев слилась с тьмой, опустившейся на вечный чёрный город. На тёмное королевство с пронзительно кровоточащим замком на высоком холме.

+1
282
19:39
Мне видится, что текст требует обработки. Идет постоянная мешанина повествования то от первого лица, то от третьего лица. Эта скачкообразность мешает плавности восприятия. И еще эти фразы про административный ресурс не вяжутся с королевством, это разные вещи. Поменьше бы вообще всяких терминов: матричный, атомарный, викинги и т д, они как-то нелепо смотрятся в тексте.
А в остальном любителям жанра должно понравиться. Текст просто льется. Сюжет не дает заскучать.
Автору удачи!
17:20
Ну, это, знаете ли, ваще.
Пофиг на то, что сказки, оказывающиеся в итоге модуляцией более развитой цивилизации, на этом конкурсе уже набили оскомину. Текст вызывает огромное количество вопросов и полнится забавными стилистическими перлами.
Ну что ж, поехали…
Что за холодильные залы? Впрочем, пусть, быть может всякое.
Строгие торжественные костюмы они шили, ага. Тройку с галстуком.
подшивали подворотнички и параллельно следили за порядком

Ага, узнаю родную полицию. А подворотнички — это подвороты, как у хипстеров, или альтернатива манишки? (правда интересно)
горделиво горбились

Как?.. Научите, а…
резки по дереву — резьба это называется.
Мастеров специально лишили (их) званий, чтобы они не смогли превзойти в великолепии престол его предков. — вряд ли им удалось бы составить конкуренцию резному предмету, они же люди, как-никак. Предложение стоит перестроить.
цвета отсутствия цвета

Wat?
И я чёт не пойму, принц хочет стать императором или все-таки не желает заниматься политическими играми? И что это за вувузелы про генетическую память на каждом углу? Непонятно, к чему они вообще.
я ведь варяг для твоего народа

Ну это ваще без комментариев.

Не, что могу сказать, про дракона мне понравилось. Хорошенько попахивает историей про Фростморн, если отбросить вмешательство рептилоидов. А если не отбрасывать, то, увы, весь рассказ превращается в кашу. Я столько времени сопереживаю каким-то отбросам цивилизации? Пардоньте, разочаровывающий итог.
Никакой оценки поставить не могу, ибо ощущения остались неоднозначные.
Загрузка...
Илона Левина №2