Ирис Ленская

Что сказал кот

Что сказал кот
Работа №516

— Нам нужно поговорить, — сказал кот.

Голос у Баси был не слишком внятным, каким-то высоким, почти детским. Как у первоклашки, разом потерявшего молочные зубы. Маша выронила цветы и медленно осела на пол.

Первое сентября выдалось дождливым. Линейку свернули, не успев развернуть, а дети наспех рассовали букеты кому попало и смылись по домам. Единственным, кто посетил библиотеку, был пятиклассник, спешивший сдать просроченную на целое лето книгу. Сразу последовать примеру учеников не удалось: пришлось посетить учительский междусобойчик в столовой. А там каждую свободную даму поджидал физрук со стаканом шампанского.

— Выпей, — уговаривал он, интимно шевеля усами, — я уже все газики проволочкой выпустил.

Наверняка стареющий ловелас что-то подмешал в напиток. На пути домой ноги заплетались, от запаха цветов мутило, каблук чуть не застрял в водостоке, а дома с Машей заговорил собственный кот. Да, наверняка тут не обошлось без какой-то дряни, иначе как еще объяснить этот бред?

— Что ты… сказал, милый? — переспросила она.

— Мяу! — саркастично отозвался Бася, — Или тебе послышалось что-то другое?

— Ты… не умеешь… говорить.

— Теперь умею. Получается, правда, не очень. Несовершенный речевой аппарат: губ нет, щек тоже, язык не такой подвижный… Поэтому артикуляция затруднена, но ведь ты все понимаешь.

Он уселся, обернувшись хвостом, и уставился на хозяйку зелеными глазищами. Маша шумно дышала, привалившись спиной к стене. Откуда коту знать такие вещи? Речевой аппарат, артикуляция… Нет-нет, это говорит ее замутненное сознание! Филфак не пропьешь.

Прикрыв глаза, она попыталась успокоиться. Скорую вызывать, конечно, ни к чему: попробуй докажи, что не сама наглоталась чего-то. Промывать желудок, пожалуй, поздно. Принять освежающий душ, выпить чаю — и на боковую. А на болтливого пушистика под ногами не обращать внимания. Заткнется сам, когда пройдет действие неизвестного препарата.

В ванной удалось немного успокоиться, и в коридоре за дверью было тихо. Зря она плохо думала о физруке: мало ли, что спьяну могло пригрезиться. Когда Маша вышла, Бася сидел у двери и с любопытством нюхал упавший на пол букет. Самый обычный кот! Она улыбнулась и наклонилась за цветами.

— Красивые. На работе подарили?

Выпрямившись, она с расстановкой произнесла:

— Мне это все только кажется, — и прошла на кухню.

Наливая воду в пустую вазу, Маша чувствовала затылком взгляд из прихожей. Она шумно разорвала целлофановую упаковку и бросила на пол в надежде, что охотничьи инстинкты взыграют и Бася начнет вести себя как положено. Однако дождалась только выговора:

— Котам вредно играть с такой дрянью. Лучше купи специальную игрушку с пропиткой, только не китайскую — ими тоже отравиться можно.

В гостиной Маша молча поставила вазу на журнальный столик, а сама присела к ноутбуку, открыв страничку соцсети. От идеи лечь спать пришлось отказаться: во-первых, слишком рано, во-вторых, этот болтун не дал бы сомкнуть глаз.

Бася уселся посреди комнаты. Он терпеливо ждал. Сохранять внешнее спокойствие под пристальным взглядом было трудно. Шея и спина заныли от напряжения, но девушка упорно таращилась на пустую страницу входящих сообщений.

— Сегодня тебе никто не писал, — заметил кот, — И вчера тоже.

— Мое подсознание отвратительно, — простонала она.

— Это уж не мне судить. Впрочем, с таким образом жизни не мудрено двинуться.

— С каким «таким образом»? Выбирай слова!

— Извини, не хотел обидеть. Но ты ведь сама…

— Речь шла о том, что все это — не по-настоящему! — она в сердцах хлопнула крышкой ноутбука, — Вместо тебя со мной говорит собственное подсознание. Сама виновата, что согласилась пить всякую дрянь, но все-таки можно обойтись без сарказма.

— То есть ты мне не веришь, — задумчиво произнес кот, — И что бы я ни сказал, воспримешь это как голос собственного сознания.

— Именно.

— В твоем представлении я знаю все, что известно тебе…

— Может, и больше, — заявила Маша, — Мало ли, что в памяти хранится, из той же школьной программы. Уверена, что давно забыла, — а оно лежит себе в голове до поры…

— Не льсти себе, — поморщился Бася, — Ваш примитивный мозг и вправду все слишком легко забывает. Значит, будем исходить из того, чего ты знать не можешь. Какой предмет в школе давался хуже всего?

— Я хорошо училась.

— Да ладно! У гуманитария наверняка были проблемы с точными науками. Списывала на контрольных, вот и вытянула четверку, — кот насмешливо поглядел на перекошенное лицо хозяйки, — Так какой предмет? Физика? Математика?

— География, — процедила она.

Унылый предмет до безобразия. Сплошная зубрежка, контурные карты эти проклятые... В старших классах Маша учебник почти не открывала, а ради оценок носила презенты учителю. Тот, по счастью, был пьющим, и годовая четверка стоила бутылку пятизвездочного коньяка. Выводя в табеле оценку, географ ласково величал ученицу Митрофанушкой.

— Захочешь в Москву поехать, придется надеяться на извозчика, — говаривал Анатолий Палыч, — Впрочем, куда тебе…

И вправду, куда ей. Маша отлично понимала, что областной центр – ее потолок. Туда и перебралась. Поступила в пединститут, жила у тетки, старой учительницы. Елизавета Максимовна была добрая. Ни словом не попрекнула, когда племянница привела в ее квартиру любимого, громче всех кричала «Горько!» на их свадьбе год спустя, сама переехала на диван в гостиной, отдав молодым отдельную спальню. Только она потом и утешала Машу одинокими вечерами. Говорила: «Со временем все уладится».

Умерла тетка за полгода до выпускных экзаменов, когда ничего уже нельзя было уладить. Скороспелый студенческий брак распался, и Маша осталась в пустой квартире одна. После диплома шла домой с бутылкой водки, купленной на последние деньги, и в темном подъезде едва не споткнулась о пищащий комочек. Так в ее жизни появился Бася.

— География, — протянул кот, — Это будет несложно. Назови какой-нибудь город.

— Париж, — наобум ответила она.

— 48°50′ северной широты, 2°20′ восточной долготы.

Маша усмехнулась, ввела название столицы Франции в поисковую строку и через секунду открыла страницу Википедии… Пушистый засранец был прав!

— Это ничего не доказывает, — пробормотала она, — Я наверняка читала эту статью и могла видеть координаты.

— Давай тогда что-нибудь посложнее. Я помню расположение всех городов планеты с населением от двадцати тысяч.

Она кликнула по категории «Города на Сене». Сколько незнакомых названий — лучше не придумаешь!

— Женвилье.

— 48°56′ северной широты, 2°18′ восточной долготы, — после небольшой паузы ответил кот.

Все совпадало в точности.

— Кто ты такой? — пролепетала она.

Бася встал на четыре лапы, распушил хвост и изрек:

— Разведчик инопланетной расы. Мое настоящее тело находится за много световых месяцев отсюда, а разум — внутри твоего кота.

— Не может быть!

Маша невольно вжалась в диван, отчего застонали старые пружины. А и правда: если физрук ее опоил, то попытался бы напроситься в гости или хотя бы проводить. Так ведь ничего подобного. Может быть… Не может!

Бася смотрел на хозяйку, склонив голову с одним прижатым ухом, и раздумывал о чем-то. В кошачьих глазах Маша с ужасом видела разум, чуждый и безжалостный. Наконец он вынес вердикт:

— Ты сейчас испытываешь сильный стресс. Будет легче принять новую информацию, если приглушить сознание. Иными словами, тебе нужно выпить. Бутылка водки спрятана за пачкой гороха в нижнем шкафчике.

— Это не мое! — зачем-то ответила Маша.

Кот снисходительно — совсем как настоящий Бася — взглянул на нее и пошел на кухню. Хозяйка поплелась следом. Бутылка оказалась именно там, куда ее поставили три года назад. Маша отвернулась к холодильнику и нерешительно спросила:

— Будешь что-нибудь?

— Уже ел. Впрочем, от колбаски не откажусь, — вежливо ответил кот, — Только кусочек, мне нужно контролировать уровень натрия.

— Вашему виду противопоказана соль?

— Да, если ты имеешь в виду кошачьих.

Маша положила кружок докторской на блюдце и хотела было поставить его на пол, но наткнулась на укоризненный взгляд.

— Я бы предпочел вести беседу на равных, а не смотреть на тебя снизу вверх.

— Конечно, — поспешно ответила она, — Тебя подсадить или…

— Просто отодвинь второй стул. Я могу и сам, но тогда наш разговор и до утра не состоится.

Чувствуя себя полной идиоткой, Маша выполнила просьбу кота. Он ловко запрыгнул на сиденье. Через минуту рядом с бутылкой на столе появилась одинокая стопка, тарелка с бутербродами и соленья — все необходимое для снятия стресса было готово.

Первую стопку удалось проглотить с трудом: водка была теплая, а на вкус, как Маша и подозревала, отвратительная. Закусив огурчиком, она сморщилась и тут же налила вторую. Эта зашла лучше. В голове приятно зашумело, по телу, до самых кончиков пальцев, разлилось тепло. Девушка откинулась на спинку стула и уставилась на кота, который аккуратно жевал краешек колбасного кружка.

— Итак, мое сознание раскрыто. О чем ты хотел поговорить? У меня уже куча вопросов.

— Так задавай, — предложил он.

— Это вторжение? —она решила проявить гражданскую сознательность и начать с главного.

— Завоевывать вас никто не собирается, — качнул головой кот, — У меня мирная исследовательская миссия.

— Вы исследуете… котов?

— Людей. Ваше общество, нравы, тонкости взаимоотношений. В истинном обличье мы тут существовать не можем, зато способны перенести собственное сознание в тело любого живого существа.

— А как же ты… вы выглядите на самом деле?

— Согласно имеющимся данным, представители вашего вида испытывают к представителям моего ярко выраженное негативное отношение. В общем, у тебя от одного описания приступ паники начнется.

— Но почему именно коты?

— Это показалось разумным решением. Они живут рядом с людьми, мобильны, пользуются доверием. Можно управлять и собакой, но условия хуже. В спальню не ходи, туалет на улице — зимой-то! — тапки хозяину во рту носи, тьфу!

Кот с отвращением потряс головой и спрыгнул на пол попить воды. Маша налила себе еще. Мирная миссия, значит. То, что она уже успела услышать, выглядело не слишком безобидно.

— А в людей тоже… вселяетесь?

— Пытались, — отозвался Бася, — Но это оказалось небезопасно и для носителя, и для наблюдателя — так называется моя профессия на вашем языке.

— Почему?

— Человек слишком хорошо осознает себя. Когда телом завладевает чужой разум, возникает сильнейший внутренний конфликт. Каждая секунда в человеческом теле — огромное напряжение. Работать в таких условиях невозможно, а после отзыва у носителя могут возникнуть проблемы с психикой. Словом, мы попробовали раз-другой и переключились на домашних животных.

Бася запрыгнул на стул, встал на задние лапы и потянулся к тарелке с бутербродами. Маша открыла было рот, чтобы одернуть нахала, но вовремя опомнилась и сказала:

— Помни о соли.

— Спасибо, — он со смущенным видом уселся обратно, — Как видишь, даже контролировать глупое животное вроде твоего кота бывает нелегко.

— Так он все осознает?!

— «Осознает» — громко сказано. Это всего лишь кот. Я постоянно удерживаю его от глупостей вроде поедания всякой дряни, заставляю быть аккуратнее в туалете...

Что правда, то правда. В последние полгода на пол возле кошачьего лотка не просыпалось ни грамма наполнителя. Бася стал регулярно умываться, не попрошайничал за ужином, не воровал еду со стола… Маша списывала эти перемены на взросление, но все оказалось проще.

— А почему, собственно, мой кот?

— Здоровый и счастливый питомец — отличные условия для высадки. Да и ты работаешь в библиотеке — руководство решило, что такой человек владеет массой нужных знаний, — в голосе кота хозяйке послышался упрек.

— Об этом-то вы откуда узнали?

— Из соцсетей, ясное дело.

Она нерешительно повертела в пальцах стопку и спросила:

— А как же вы поддерживаете связь с… руководством?

— Телепатически, — буркнул Бася, — Только в этот раз все пошло кувырком. Я имею в виду тот день на новогодних каникулах.

У девушки сам собой открылся рот. Прошлой зимой кот достиг расцвета мужских сил: охотился за ногами, метил все углы, драл мебель и пытался изнасиловать диванную подушку. В начале января Маша сгребла его в охапку и отвезла в ветклинику, где пушистику удалили пару лишних желез и провели еще несколько манипуляций для профилактики…

— Значит, ты уже был внутри?

— Я здесь с новогодней ночи. И после визита в клинику не могу выйти на связь. Такого раньше не случалось. Ощущение, будто что-то создает помехи... В любом случае, миссия провалена, а я застрял тут.

— Но почему ты решил заговорить со мной?

— Во-первых, потому что я разумное существо внутри кота и если не буду общаться, то скоро сойду с ума. Я даже друзей по интернету не могу завести. Ты понимаешь, каково печатать вот этим? — кот горестно уселся на хвост и продемонстрировал передние лапки, — Пока наберешь на клавиатуре «привет», тебя уже считают тормозом.

Маша лихо опрокинула в рот стопку. Миллионы хозяев не решаются на стерилизацию, а она из всех оказалась самая везучая. Лишив кота яичек, сорвала межпланетную исследовательскую миссию. Может быть, поставила под угрозу мир на Земле — наверняка этот шпион не все ей рассказывает…

Рука снова потянулась к бутылке. Кот заметил:

— Думаю, тебе уже хватит.

— Дело не в наркозе, — хрипло отозвалась Маша, — Тебе… вернее, Басе вшили в холку чип. Скорее всего, это он создает помехи.

Кот с минуту обдумывал услышанное. Он выглядел при этом озадаченным, совсем как настоящий Бася, когда впервые увидел собственное отражение в зеркале.

— Это многое бы объяснило. Чипированные животные невосприимчивы к нашему влиянию. А с чего тебе пришло в голову «помечать» питомца?

Маша медлила с ответом. Инопланетянин явно не сердился, но раскрывать ему душу не хотелось.

— Ну… на всякий случай… Оставлять его не с кем, а я так мечтаю о путешествиях…

— Ты вообще много мечтаешь, — махнул хвостом кот, — И получается это неплохо, но хотелось бы видеть больше действий.

Она отставила стопку, расплескав водку по клеенке.

— Что значит «получается неплохо»? Только не смей говорить, что…

— Ну, да, — кивнул он, — Я читал твои рассказы — вполне достойная работа. Не пойму только, почему ты их нигде не публикуешь.

— Это не твоего ума дело! — меньше всего Маше хотелось обсуждать свои литературные потуги с котом, — Я их никому не хотела показывать.

— Мне было скучно, — пожал плечами Бася, — Целыми днями один, вечером ты приходишь и сразу занимаешь ноут… Хорошие рассказы, без шуток: идея присутствует, сюжет не хромает. Ты порядком приукрашиваешь действительность, но искусство и не такое терпит.

— Спасибо, — пробормотала Маша, не зная, куда девать глаза.

— Но продолжим. Если дело в чипе, то дома меня просто «потеряли» — я исчез с радаров, говоря по-вашему.

— И что же теперь делать?

— Задействовать альтернативный канал связи, — туманно сказал кот, — Собственно, я уже это сделал перед твоим приходом и с минуты на минуту должен получить ответ.

— Интернет? — она округлила глаза, — Вы используете его для связи в нестандартных случаях?

— Вообще нет. Обычно все проходит гладко, поэтому сценарий для таких ситуаций не предусмотрен. Однако у многих разведчиков есть аккаунты в соцсетях, чтобы наблюдать за будущим «объектом» — сейчас я говорю о человеке…

— Я понимаю, — перебила его Маша, — Но почему ты раньше этого не сделал?

— Представь себе, не сразу додумался, — в кошачьем голосе отчетливо звучал сарказм, — Мне это пришло в голову еще в июне, но ты же все лето торчала дома. А мне только на то, чтобы залогиниться, требуется минут двадцать… Вот и пришлось потихоньку развивать артикуляцию и ждать удобного момента. Видишь ли, чтобы покинуть это тело, мне наверняка потребуется твоя помощь.

— Какая помощь?

— Пока не знаю, — после паузы ответил кот, — Мне нужно проверить ноутбук. Подожди тут. И не подглядывай, это для твоей же безопасности.

Выразительно шевельнув усами, он спрыгнул на пол и скрылся за дверью. Девушка налила себе еще и попыталась вспомнить, не припрятана ли где-нибудь пачка сигарет…

Волей-неволей она оказалась в центре межпланетной шпионской заварушки. Маша с детства зачитывалась книгами о приключениях и втайне мечтала о них, но даже представить себе не могла, к чему это может привести. За последние три года жизнь вошла в ровную колею, покидать которую совсем не хотелось.

Три года назад в ближайшей школе была открыта единственная вакансия — библиотекаря. Через несколько месяцев освободилась ставка учителя начальных классов, но Маша ничего не стала менять. У нее была теткина квартира, любимый кот, книги и сколько угодно свободного времени. Искать чего-то нового — зачем?

— Подойди сюда! — донеслось из-за двери.

Маша на нетвердых ногах вошла в гостиную. Кот сидел на столе перед ноутбуком, во весь экран которого был развернут текстовый документ. Единственная строчка расплывалась перед глазами. Буквы, цифры — в основном, цифры…

— Координаты?

— Они самые, — мрачно ответил кот, — Извини, что заставил ждать. Переписку пришлось удалить. Здесь все, что тебе нужно… и можно знать.

Маша протерла глаза и уставилась в экран.

— Туда тебя нужно отвезти?

— Хорошо соображаешь.

— А что это за место?

— Маленький городок посреди Балканского полуострова. Население чуть больше тридцати тысяч, известен среди любителей винного туризма…

— А вот тут… — она прищурилась, — Что за «семь дней»?

— Крайний срок моего возвращения.

— Но это невозможно! — девушка с отчаянием посмотрела на кота, — Я боюсь летать, и билеты сейчас жутко дорогие. И потом, учебный год только начался — меня не отпустят.

— Понимаю… К сожалению, мое начальство не в курсе ценовой политики «Аэрофлота», — кот покосился на экран и вздохнул, — Не бери в голову, наша культура склонна к сарказму. Я спать, и тебе не советую засиживаться.

Он спрыгнул на пол и исчез за дверью спальни, а Маша еще некоторое время посидела перед ноутбуком. Скопировала координаты в поиск и открыла карту: нужный город располагался на юге одной из стран бывшей Югославии. Надо же, она целый семестр учила этот язык! Панорамные фото очень красивые: старинные каменные дома, мощеные улочки, кофейни под открытым небом… Городу наверняка не одна тысяча лет. Деньги, в общем-то, есть, и документы в порядке…

Маша тряхнула головой: никто не срывается в путешествие вот так: без планов, билетов и даже чемодана. Она погасила везде свет, прокралась в спальню и улеглась. Бася устроился на излюбленном месте — в старом теткином кресле напротив кровати.

Сон не шел. Маша уставилась в потолок. Как же легко этот инопланетянин отказался от единственного шанса на возвращение домой… Может быть, ему не к кому возвращаться?

— У тебя есть семья? — шепнула она в темноту.

— Мы такими глупостями не занимаемся, — отозвался кот.

— Но как же… размножение?

— Для этого семья ни к чему. Воспитанием занимаются специальные учреждения; о детях заботятся как должно, а после дают образование согласно способностям. Полное равенство.

Маша приподнялась на локте:

— А любовь? Дружба?

— Эмоциональная привязанность нам чужда, но мы можем отдавать должное более приятным индивидам на фоне остальных.

— То есть у вас идеальное общество?

— Какое там… Дураков везде хватает. Спи.

На следующий день Маша с трудом поднялась с постели. Кот на кухне молча умывался. Шевельнулась надежда: может быть, вчера все пригрезилось?

— Воду нужно менять ежедневно, желательно утром и вечером, — изрек Бася, кивнув на собственную миску.

— Я постараюсь, — пробормотала Маша.

Отправляясь на работу, она на всякий случай попрощалась и предупредила:

— Буду как обычно.

— Кто бы сомневался, — донеслось вслед.

«Какого черта?» — размышляла Маша, шагая по лужам и щурясь под лучами сентябрьского солнца: «С одной стороны, любая женщина мне теперь позавидует: собственный говорящий кот. И какой: умный, глубоко рациональный — настоящий мужчина. С другой стороны, кота у меня по факту нет, а в теле пушистой зверушки живет инопланетный разум — недружелюбный и глубоко депрессивный. Ни тебе потискаться, ни по душам поболтать. Прямо как муж на второй год совместной жизни».

В библиотеке Маша плотно прикрыла рассохшуюся дверь, заварила чаю и села за старенький компьютер. В рабочее время она обычно писала, но в этот день ни одной строчки не шло на ум. У чая оказался отвратительный привкус, на любимые конфеты в вазочке смотреть не хотелось. Она с удовольствием объяснила бы происходящее похмельным синдромом, но…

Неужели из-за ее бесхребетности разум несчастного инопланетянина навсегда останется внутри несчастного кота? Маша всегда выбирала путь наименьшего сопротивления: жила в нелюбимом городе, терпела измены мужа, отсиживалась в библиотеке, хотя мечтала работать с детьми…

Она отхлебнула еще отвратительного чая, отставила кружку и вышла, оставив дверь нараспашку.

Кабинет директора находился на втором этаже. Секретарши в приемной не оказалось, и Маша беспрепятственно прошла к начальнику, которого в любой другой день побоялась бы беспокоить даже по служебному вопросу. Мужчина в стареньком выглаженном костюме сидел, склонившись над бумагами.

— Сергей Петрович, мне нужен отпуск за свой счет.

Директор в изумлении развел руками, указав на настенный календарь:

— Мария Ивановна, имейте совесть! Второе сентября на дворе.

— Мне действительно нужно, — она сама удивилась, насколько твердым может быть собственный голос, — Одному… товарищу требуется помощь. Дело жизни и смерти.

— Машенька! — директор наклонился вперед, — Ну, на кого мы библиотеку оставим?

— Сергей Петрович, вы лучше меня знаете, что ребята туда не ходят. Я могу дверь на лопату закрыть — никто и не заметит.

Нахмурив седые брови, он побарабанил пальцами по столу. Снова взглянул на календарь и спросил:

— Сколько дней?

— Неделю.

— Езжайте… Но чтобы десятого как штык!

В пустом коридоре Маша прислонилась к стене и перевела дух. Не верилось, что хватило смелости на такой разговор. Мировой мужик! Надо будет ему что-нибудь привезти. Оттуда.

По пути домой она заглянула в банк и зоомагазин. Время едва подходило к обеду, когда Маша с грохотом распахнула дверь и ввалилась в квартиру, стукнув новенькой клеткой-переноской о паркет.

— Собирайся, мы летим!

— Серьезно? — без видимых эмоций осведомился кот, выбежавший на шум в прихожую, — На какие шиши? И кто тебя отпустит?

— Не волнуйся, все улажено. С начальством договорилась, деньги есть… Раздобудем билеты — и вперед.

— А как же твоя аэрофобия?

Маша вздохнула:

— По правде говоря, никогда к самолетам близко не подходила. Вот и проверим, насколько я на самом деле трусиха.

Билет нашелся быстро. Маша не без подсказок кота заполнила мудреную форму и оплатила два перелета со стыковкой в Москве. До первого рейса времени было в обрез.

— Белье, шорты, пара маек, мой паспорт, твой паспорт, солнечные очки… — она металась из ванной к шкафу и обратно, — В джинсах есть смысл? Там ведь жарко…

— В джинсах всегда есть смысл, — ответил кот, с любопытством наблюдавший за сборами из безопасного места.

Мобильник подмигнул сообщением о прибытии такси. Щелкнул дверной замок. С рюкзаком на плече и переноской в руках Маша отправилась в первое настоящее путешествие.

Они подоспели к самому началу посадки. Кота пришлось сдать в багаж: единственное разрешенное место в салоне уже застолбила блондинка с одуревшего вида тойтерьером. Взглянув на дрожащего песика, Маша решила, что межпланетному разведчику будет легче пережить перелет без моральной поддержки. И все-таки в последнюю минуту сказала, обращаясь больше к Басе, чем к инопланетянину внутри:

— Там совсем не страшно, и лететь всего два часа.

Кот что-то буркнул, ей пришлось наклониться к самой решетке, чтобы расслышать:

— В переноске должен быть поильник…

Маша натужно улыбнулась и передала клетку работнику аэропорта. Через полчаса, устраиваясь в кресле эконом-класса, она все еще злилась. Умничать нужно вовремя! Теперь бедный кот без воды, а воздух в салоне сухой как в пустыне — наверняка в багажном отделении еще хуже.

Пока самолет набирал скорость, она продолжала думать о несчастном Басе и придурке-инопланетянине. Досада и обида настолько захватили Машу, что она даже не заметила, как шасси оторвались от земли, и опомнилась только когда заложило уши. И ничего страшного: как на американских горках прокатиться… наверное.

Посадка прошла благополучно. Четыре часа между рейсами Маша с переноской в руках бродила по Шереметьеву и старалась не таращиться на иностранцев. Вечерний перелет был немногим интереснее дневного: она сидела возле иллюминатора, но заходящее солнце слепило глаза и мешало любоваться видом. А внизу было так красиво!

Приземлялись уже в темноте. Когда светящееся пятно города в иллюминаторе накренилось и уплыло в сторону, Маша вцепилась в подлокотники, а когда шасси коснулось земли, почти перестала дышать. Самолет трясло и подбрасывало — видимо, в аэропорту древнего города и покрытие посадочной полосы было древним. Казалось, что они едут по булыжной мостовой.

На выходе из аэропорта ошалевших пассажиров ждали радостные встречающие и не менее радостные таксисты. Торговаться не было сил; Маша согласилась ехать с первым, кто предложил. Через несколько минут автомобиль уже мчал их по ровному шоссе. Молодой водитель болтал без умолку, она односложно отвечала, стесняясь убогого знания языка.

Маша уже начала клевать носом, когда машина остановилась перед гостиницей в нужном городе. Расплатившись, она вышла и поставила рюкзак с переноской на тротуар. Вокруг не было ни души, только со стороны центра доносились звуки живой музыки. Автомобиль скрылся из виду, а девушка все стояла, не решаясь войти в ярко освещенный холл.

— Здесь дороговато. Переночуешь, а утром поищи апартаменты попроще, — посоветовал кот.

— Пожалуй, — согласилась она.

— В центре не бери, без штанов оставят. Все равно город можно пешком обойти за пару часов… Отдохнула? Вперед, я гадить под себя больше не хочу.

Маша взяла переноску и зашагала к стеклянной двери. На ее счастье, молодой портье немного понимал по-русски. И одноместный номер нашелся, правда, на четвертом этаже. Улыбчивый брюнет помог гостье заполнить бумаги, потом подхватил переноску с рюкзаком и повел ее в комнату.

Номер оказался вполне уютным, а кровать, на которую, едва закрыв дверь, рухнула Маша, — удобной. Через пару минут портье вернулся, поставил в ванную комнату маленький лоток для кота, пожелал онемевшей от такого сервиса гостье спокойной ночи и удалился окончательно.

— Профессионал, — одобрительно прокомментировал Бася.

— Я и не думала, что так бывает, — призналась Маша.

— Понравилась, видать. Ладно, отопри меня, а сама ложись. До утра все дела отложим, тебе выспаться надо…

Маша не стала уточнять, какие еще дела ее ждут. Она выпустила кота и отключилась на кровати, едва успев снять обувь.

Разумеется, задернуть шторы никто не подумал, и яркое, по-летнему теплое утро разбудило их совсем рано. Сонная Маша прошлепала к окну и ахнула: городок развернулся перед ней как на ладони. Старинные каменные дома и домишки будто сошли с картинки. Деревья шелестели ярко-зеленой листвой. Запах кофе и свежей выпечки поднимался над улицами. Внизу суетились работники бесчисленных кафе: раскрывали солнечные зонты, расставляли стулья, смахивали пыль со столиков — начинался новый день.

Кот тоже выглянул в окно, чихнул и потребовал:

— Добудь нож. Или ножницы. Вчерашний красавчик наверняка не откажет.

Маша растерялась, но подчинилась. Ночной портье и вправду не успел смениться. Он предложил ей кофе, а услышав просьбу, нырнул под стойку и через секунду протянул вполне приличный канцелярский нож.

— ОК?

— Сенк ю вери мач, — улыбнулась Маша.

С чашкой кофе и ножом в руках она вернулась в номер и уселась к столу. Напиток оказался просто божественным. Пока Маша наслаждалась вкусом, кот придирчиво осматривал лезвие. Убедившись в его остроте, он подошел к хозяйке и наклонил голову.

— Теперь удаляй чип.

Маша едва не поперхнулась:

— Чего?!

— Меня отзовут, как только исчезнет источник помех, — терпеливо объяснил он, — Чикнешь разок — и получишь обратно своего драгоценного Басю.

Маша нерешительно протянула руку к ножу. Что-то не сходилось тут.

— Значит, мешает только чип… И давно тебе об этом известно?

— Примерно с весны, — коту явно не хотелось развивать эту тему, — Поначалу думал, что дело в наркозе: мозг повредило или что-то в этом роде — болело-то совсем не там, понимаешь? Вытащить чип самостоятельно я не мог, поэтому начал тренировать речь, чтобы попросить тебя…

— И попросил бы! Зачем эти телодвижения с координатами, перелетом к черту на рога?

— Затем, что только так тебя можно было вытащить из дома, дура, — кот сердито взмахнул хвостом, — Сидишь в четырех стенах, работу ненавидишь, пишешь свои рассказы по чайной ложке в час… Тебе надо было отвесить хорошего пинка под зад. За разговором о географии мне и пришла эта мысль: отправить тебя в настоящее путешествие! Здорово придумал?

Бася смотрел на Машу, задрав мордочку. Уши прижаты к голове, глаза блестят, усы топорщатся — злиться было невозможно.

— Ох, дурилка! — она несмело погладила ладонью теплую макушку, — А тебе ничего за это не будет? Ты ведь не только открылся человеку, но и вмешался в его жизнь…

— Шутишь! — поняв, что Маша не держит зла, он расслабился, — Да я дома буду героем. Освоил человеческую речь, сумел вернуться, несмотря ни на что, даже эти дурацкие лапоньки… но главное — вдохновил тебя на неординарный поступок. Да еще не из корыстных побуждений, а чтобы помочь другому! Наблюдать истинную самоотверженность не каждому разведчику выпадает, знаешь ли. И я очень рад, что смог в этом поучаствовать.

— Спасибо, — шепнула она.

— Ладно, не будем разводить сопли. Держи нож крепче и не поминай лихом.

Он вновь опустил голову, подставив шею. Сморгнув слезы, Маша сжала нож в правой руке, а левой взяла Басю за холку. В кожной складке под шерстью пальцы нащупали крошечную «рисинку» чипа…

Кот едва заметно вздрогнул. Маша схватила его под мышки и поднесла к лицу, пытаясь разглядеть в глубине черных зрачков разум, чуждый и пугающий. Бася смотрел на нее с обычным выражением снисходительности на морде, а потом открыл рот и сказал:

— Мяу!

+9
1392
23:40 (отредактировано)
/Косится на своего кота/

Смешная работа. По-хорошему смешная)))
03:10
+1
What does the cat say?
18:36
Забавная история.
Понравилось, плюсую. Грамотный текст, прикольные диалоги)
08:48
А кот-то с Костромина списан. Евойный характер.
Загрузка...
Анна Голубенкова №1