Нидейла Нэльте №1

​Удивительные приключения Бринн и остальных

​Удивительные приключения Бринн и остальных
Работа №523

«Его нежные руки прикоснулись к ее бархатной коже. Она немного вздрогнула, но быстро отдалась сладкой истоме, когда он начал нежно ласкать ее тело. Сладостные вздохи срывались с губ, стирая былые переживания о том, что она – всего лишь бедная служанка, недостойная внимания такого прекрасного и могучего лорда, как Персеваль. Но теперь, в его жарких объятьях, она чувствовала всю его страсть. Ее одежды упали на пол, и они…»

Бринн с яростью швырнула чернильницу о стену, оставив на той еще одно пятно. Потом запустила руки в волосы и закричала.

- АААААААААААА! Я не могу это писать! Надо пойти к этому проклятому редактору, и показать настоящую страсть между ним и…, и… - она огляделась, - Вот этой кочергой. Я ведь хотела быть знаменитой и уважаемой писательницей… И что в итоге? Герцоги стаскивают одежды, служанки скидывают одежды и снова герцоги, потом служанки… Бесконечный круг... Где избранные, которые спасают мир? Суровые одиночки, чудом выжившие в сожженном селении и отправившиеся путем мести!? Я ХОЧУ ПИСАТЬ ПРО НАСТОЯЩИХ ГЕРОЕВ!

Бушующую девушку прервал настойчивый стук в дверь:

- Эй! Я слышу ты там, давай открывай!

Бринн со вздохом и хрустом выбралась из-за большого деревянного стола и вяло побрела к двери, раздумывая, стоит ли выплеснуть недовольство на столь удачно зашедшего посетителя или заставить этоклокастое чудовище, на которого она сейчас была похожа, казаться милым.

На пороге стоял гном, в когда-то синей, а ныне выцветшей и довольно поношенной форме компании почтово-наказательных услуг Грола. Большой шар у него на шапке горел ярко-красным цветом, под стать его угрюмому лицу.

«Кто-то не поскупился на архи важное сообщение… и кто же это мог быть?» - с грустью подумала Бринн, а гном тем временем церемониально поклонился, даже не стараясь скрыть злости. Достав из сумки листок бумаги он начал:

- Уважаемая госпожа Бринн! Осмелюсь спросить у вас, когда же наступит тот светлый день, и вы придете навестить меня? Я не могу спокойно спать, есть – все занят думами о вас… - гном сделал драматичную паузу, набрал в грудь побольше воздуха и заорал: – И вашем проклятом рассказе, который вы должны были сдать месяц назад! Где, двухголовый кондор меня сожри, эта богами проклятая история развратного и властного герцога и невинной служанки? Если вы не закончите ее за неделю, я постараюсь сделать так, чтобы больше ни один издатель в нашем славном городе не хотел иметь с вами дел!

Гном закончил читать послание, аккуратно свернул его и сунул в руки обескураженной девушке. После с размаху пнул ее по ноге, поклонился и удалился.

Растирая зашибленную конечность, Бринн размышляла о том, насколько серьезны угрозы редактора. С одной стороны, услуги почто-наказательной компании весьма недешевы, а значит мистер Порк настроен решительно, с другой – он ведь такой милый старичок, хотя и с подозрительной внешностью…

«А, завтра допишу», - решила Бринн и отправилась на поиски вдохновения в обеденный зал трактира, где она «временно», почти год, снимала комнату.

В довольно чистом помещении творилось непривычное оживление, а ярко накрашенная официантка с бешеной скоростью носилась от столика к столику. Сам хозяин стоял за барной стойкой и мерно, в неземном удовольствии, пересчитывал серебряные монеты. Он лучезарно улыбнулся подошедшей Бринн, но монетки со стойки отодвинул подальше.

- Что тут творится Эфим Семь? Я столько народа в твоей таверне не видела со времен… эээ… никогда?

- Да я сам вижу такую толпу впервые! – он нежно погладил толстый мешочек с коинами на поясе, - Спасибо мистеру Линю и его бездонным карманам!

- Так что-случилось-то?

- Ты представляешь, Бринн, этот кос… эээ… жадный убл… - Эфим слегка замялся, - Уважаемый житель нашего города, повелся на какую-то древнюю легенду о… как же ее там… А! Точно – Игле Создания! И раструбил по всему городу, что даст в награду тому бесстрашному авантюристу, кто ее принесет, целых шестьсот золотых коинов!

У Бринн слегка упала челюсть, а в голове мгновенно включился сложный расчетный механизм, который выдал ошеломляющий результат – на такие деньги можно было не только открыть собственное издательство, но и купить издательство мистера Порка и уволить его! А еще отгрохать замок у заповедного озера с феями и больше никогда никуда не ходить ногами!

Трактирщик, увидев, как загоревшиеся жадным блеском глаза его собеседницы начали прожигать дыру в его рубахе, ехидно добавил:

- Что, тоже заинтересовалась, да? А там, в довесок к золоту, идет еще и дочка мистера Линя. Единственный ребенок. Представляешь, какие перспективы… – он заговорчески подмигнул.

- Э, я не такая… - замахала руками Бринн.

- Да все мы не такие, пока перед носом не замелькает огромное денежное наследство… Ну да ладно, в общем, к нам в город понаехали все… – он сделал паузу подбирая эпитет для новоявленных героев. – Да просто все!

Эфим вновь, с нескрываемым удовольствием, погладил тугой кошель, полный денег.

- Предложение доступно для всех, нужно только пойти, зарегистрироваться и взять карту – и ты в деле! – трактирщик подмигнул задумавшейся девушке и побежал в погреб за очередной бочкой пива.

Бринн задумалась: «Такой шанс выпадает раз в жизни. Но одной мне точно не справиться – нужно найти компаньона - чем больше и сильней, тем лучше, - она быстро прикинула свои боевые способности, и поправилась – А лучше двух. А если ничего не выйдет, всегда смогу написать мемуары о Приключениях Отважной Писательницы и поисках невероятно ценного артефакта! Редактор увидит, просто удавится от восхищения!»

Довольная гениальным планом Бринн выбралась из душной таверны и направилась в местную гильдию авантюристов, решительно настроившись набиться в партнеры к трем отважным воинам. Она перебирала варианты, как повыгоднее себя подать – превосходного писателя и биографа, не владеющего ни оружием, ни магией… вообще никакими навыками, кроме писательских, но все равно чрезвычайно полезного в походе.

Чтобы избежать небывало оживленных улиц города, Бринн решила добраться до гильдии авантюристов через квартал богачей. Здесь, среди вычурных особняков, остался островок спокойствия. Городской элите нет нужды самим охотится за наградой – для этого существовали специально обученные люди.

Вышагивая по широкой мостовой и любуясь домами, Бринн заметила, как из окна второго этажа выбирается ее старый знакомый – всемирно неизвестный бард Мифрис. Судя по его весьма скромному наряду, состоящему из одних панталон, и невероятной осторожности – он не оставил своих экстремальных любовных похождений. Девушка немного понаблюдала за тщетными попытками неудачливого ловеласа спустится, а потом поступила как истинный друг – заорала на всю улицу.

- Мифлис, как я рада тебя видеть, старый развратник!

Бард хотел было развернуться и заорать в ответ на такое бесцеремонное приветствие, но все его внимание захватила показавшаяся из окна голова, размером с это самое окно. Оба мужчины встретились взглядом и несколько секунд неотрывно смотрели друг на друга; первым не выдержал Мифлис – он опустил руки и, с грохотом и ругательствами, рухнул на дорогу. Быстро вскочив, он активно заковылял прочь. Через несколько секунд на то место, где он лежал, обрушился дождь из осколков стекла, а следом приземлился разъяренный муж, вооруженный стулом.

- Это был всего лишь обычный урок музыки! – не оборачиваясь орал убегающий бард.

Мужчина явно не поверил такому объяснению и бросился следом. Бринн хотела последовать за ними, чтобы посмотреть на разворачивающуюся ИСТОРИЮ, но с каждой секундой ее промедления, свободных искателей приключений становится все меньше и нужно было спешить. Поэтому она отправилась дальше.

***

Войдя в гильдию авантюристов, девушка была обескуражена – огромное здание, в котором всегда творился кавардак от изнывающих от скуки сорвиголов всех мастей, было совершенно пустым. Даже бармен с официантками пропали, оставив старого Джоджа лежать на стойке в одиночестве. Расстроенная, она взяла кем-то неосмотрительно забытую кружку пива.

- Тааак, – протянула Бринн, на секунду остановив свой недовольный взор на спящем герое, - Да нет, это не вариант, у меня денег на его выпивку не хватит, – она задумчиво пригубила пиво, - И где теперь искать шестерых храбрецов, что немного помогут мне раздобыть иглу?

В зал ворвался сияющий своей половинчатой улыбкой Мифрис, раздобывший невесть где одежду.

- Тебе помогу я и мой идеальный герой!

От неожиданности девушка подпрыгнула на стуле.

- С чем? - непонимающе уставилась она.

- Нашим походом за наградой мистера Линя, конечно!

- Нашего похода? Как ты вообще догадался, что я тут? И куда собираюсь? – выдала себя с потрохами девушка.

- Проследил... Хотел отплатить тебе за твое дружеское приветствие, но как только ты зашла сюда – все понял. Не надо быть магистром магии, чтобы догадаться, что могло заставить саму Бринн с утра по раньше выползти в город – только увесистая сумма золота.

- Да ты! - Бринн раскраснелась и угрожающе пошла на своего собеседника. Мифрис попятился.

- Ты действительно хочешь покалечить человека, готового предложить тебе лучшего в городе героя на блюдечке? – девушка остановилась. «Авантюристы видно ушли еще утром, а пол города уже разбилось на отряды…» - она физически почувствовала, как богатство утекает из рук.

- Хорошо, веди, но если твоим героем окажется какой-нибудь вышибала из борделя, то завтра ты увидишь в продаже интересную книгу с названием «Бард Мифрис, список его замужних побед и адрес, где его найти».

Бард нервно сглотнул и поманил девушку за собой.

***

Писательница скорбно отметила, что дом величайшего, по словам барда, героя, выглядит похожим на обычную хибару. «Ну ладно, может, это только начинающий герой. Выбирать-то все равно не из кого».

- Жди меня здесь, я обо всем договорюсь! – Мифрис коротко постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, вошел в дом, наперевес с взятым неизвестно когда, букетом цветов, что весьма озадачило Бринн. Она уже хотела уйти, не связываясь с сомнительным героем, как мимо нее пролетел букет, а следом и бард верхом на входной двери.

- Я встретила тебя только сегодня, а ты уже так значит, да?! – из дверного проема вылетела взбешенная стройная девушка в одном полотенце. Придерживая его, она с угрожающим видом начала приближаться к Мифрису.

- Жизнь слишком коротка, чтобы проводить ее без тебя! – бард неуклюже поднялся и, встав на одно колено, выставил перед собой пару оставшихся в руке потрепанных цветков. – Иди же ко мне, любимая!

Лицо девушки в полотенце стало еще более красным, а походка тяжелой. Бринн очень хотелось увидеть, чем закончится эта пылкая встреча, но уплывающие с жалобным криком за горизонт коины побеждали любопытство.

Она прикинула – Мифрис был, конечно, щуплым, но вот дверь казалась достаточно тяжелой, а человек способный отправить в полет такую массу, явно мог претендовать на звание героя, ну или просто занять место грубой силы, которой в маленьком отряде имени писательницы, явно не хватало.

- Кхм, - Бринн прервала разворачивающуюся сцену истинной любви. – Позвольте представиться, я Бринн – известная писательница. Скажите, вы хотите стать знаменитой?

Девушка в полотенце замерла – она только сейчас поняла, что идет практически голая по улице.

- Красный цвет вам так идет, - не преминул воспользоваться случаем и отвесить комплимент Мифрис.

- Ах ты!

Бринн снова кашлянула, не давая о себе забыть. – Может быть, пройдем в ваш дом и обсудим мое предложение? – спокойным и невозмутимым тоном отчеканила она. «Зря что ли я подслушивала под дверью редактора, как он общался с другими писателями?» и, не дожидаясь ответа, схватила ошарашенную жертву за руку, потащив обратно в хибару.

На удивление писательницы, жилище будущей героини внутри кардинально отличалось от того, что было снаружи – все чисто, прибрано. Хоть на ее взгляд и аскетично; висело только одно украшение – картина с неизвестным, закованным в латы, рыцарем.

В родных стенах девушка пришла в себя и коротко бросив что-то между «убирайтесь» и «добро пожаловать, устраивайтесь поудобнее», убежала в соседнюю комнату, в которой еще осталась дверь и, судя по звукам, чем-то ее подперла.

В дверном проеме показалась голова Мифриса, а следом и он сам.

- Порядок-то какой, ты посмотри! Видишь – умею я выбирать женщин! – он горделиво заулыбался: – Она и готовит наверняка отлично, буду каждый вечер после концертов зябликов печеных есть!

Бринн скептически приподняла бровь: – А ты не слишком торопишь события?

- Не, - бард беззаботно отмахнулся, - Посмотри, какая между нами страсть!

- Страсть? – Бринн расхохоталась.

В комнату вернулась безымянная девушка, успевшая переодеться и успокоиться. Она критично оглядела своих «гостей».

- Кто вы собственно такие и, какого, кхм… Что вам от меня надо?

- Я… - начала Бринн, но Мифрис мгновенно ее перебил.

- Мы те, кто изменит твою жизнь! – пафосно начал он, улыбаясь во все свои шестнадцать зубов. – Мы твоя судьба! Твой путь к величию! Позволь представиться – я знаменитый менестрель Мифрис, – он грациозно поклонился, – А это не менее известная, в определенных кругах, писательница Бринн.

Бард ожидал оваций, но девушка напротив него, явно не впечатлилась.

- Я Генриетта, очень неприятно познакомиться. А теперь не могли бы вы покинуть мой дом? – сказала она, скрестив руки на груди.

- Эм, но мы же… - начал было Мифрис, но в этот раз уже писательница его перебила.

- Скажи, ты хочешь стать рыцарем? – Бринн указала пальцем на стену, – Прямо таким, как на картине? В сияющих латах въезжать в город под грохот аплодисментов. Входить в гильдию авантюристов под одобрительный стук пивных кубков о стол.

Бринн почувствовала, что попала прямо в точку – Генриетта выглядела уже не так уверенно, нужно только ее дожать.

- А что может этому поспособствовать лучше, чем выполнение сложного задания одного из самых уважаемых и, что немаловажно, богатых людей города. Да еще и в компании писательницы, которая увековечит сей подвиг на страницах очередной популярной книги, – она гневно зыркнула на барда, - И менестреля, который воспоет грандиозные свершения в чарующих балладах.

Она умолкла и выжидающе смотрела самым вызывающим доверие взглядом, на который была только способна. В голове у Генриетты промелькнула предательская мысль: «А может…»

***

Генриетта ошарашенно оглядывалась по сторонам, пытаясь понять, как она оказалась в самой мрачной и жуткой булочной, которую только могла представить. «Я всего лишь сказала «может», - бурчала она про себя, - а эти двое в ту же секунду схватили меня за руки, нарекли начинающей героиней и потащили следом за собой, на ходу поздравляя со вступлением в их многообещающий отряд… Трехрогий!»

В сумраке заведения, под названием «Роковая ватрушка» ее новоявленные спутники перешептывались с каким угрюмым парнем, который, по мнению девушки идеально подходил к антуражу этого места и видимо являлся еще и его хозяином. Из того потока слов, что они вывалили на нее по пути, Генриетта поняла, что для эпических свершений их команде не хватает всего одной вещи – финансирования. «У тебя и оружия приличного нет, не то что доспехов», - обидно бросила ей Бринн, а сама при этом умолчала, почему это у всемирно известных менестреля и писательницы нет не единого лишнего коина.

Когда разговор закончился и к ней шли улыбающиеся писатель и менестрель – сделка явно удалась. Мифрис было полез обниматься под этим предлогом, но, выставленная вовремя рука, его остановила.

- Ну что же, почти все готово, – объявила Бринн и сладко зевнула, - Предлагаю пойти отдохнуть перед завтрашним походом, а Мифрис, тем временем, закончит все приготовления.

- Ээээ, - погрустнел бард.

- Ты же сам хотел с нами, вот будь полезным!

Слегка осунувшийся, он побрел из булочной, предвкушая бесконечный поход по лавкам за снаряжением и припасами. Генриетта тоже хотела уйти, но Бринн крепко схватила ее за руку.

– А ты пойдешь со мной, как раз обсудим план. И заночуешь тоже у меня, а то мало ли что… - «Сбежишь еще», - подумала она про себя.

***

Предательский свет из окна и громкий, не прекращающий стук в дверь, вырвали Генриетту из сладкого сна в суровую реальность, где у нее жутко болела голова из-за вчерашнего обсуждения плана, которое вылилось в распитие одной? Двух? Трех!? бутылок вина вместе с Бринн. О самом плане новоиспеченная героиня не услышала ни слова, но зато узнала какая скотина мистер Порк. А сейчас еще поняла, что Бринн сложно назвать гостеприимной хозяйкой – все ее тело болело от проведенной ночи на полу.

Генриетта поднялась и побрела открывать дверь. На пороге стоял явно не выспавшийся Мифрис в компании мрачного пекаря из лавки и пары здоровенных мешков. Не спрашивая разрешения они ввалились в комнату.

- Да чисто тут у вас... А где Бринн?

Генриетта жестом указала на бесформенную груду из подушек и одеял на кровати – гостеприимную хозяйку нисколько не потревожил утренний шум, и она продолжала мирно похрапывать. Гости молча подошли к лежбищу и поразительно синхронным движением стряхнули известную писательницу с кровати. Генриетта ожидала, что сейчас разразится очередной скандал, но на ее удивление Бринн только сладко потянулась, и нашарив графин с водой, прохрипела:

- Который час?

- Час, когда настоящие авантюристы уже нашли иглу и идут обратно в город. – мрачно произнес пекарь.

- Так поздно!? Быстро собирайтесь! – она оглядела уже готовых к походу мужчин и сменила тактику. – Ты все купил? Доспехи с оружием тоже?

- Да! – Мифрис показал пальцем на мешки.

- Тогда выметайтесь и дайте дамам переодеться.

Пекарь и улыбающийся бард послушно удалились и отправились коротать ожидание вниз к Эфиму Семь. После вчерашнего наплыва клиентов, пустующая таверна приводила того в уныние, и он был рад даже таким сомнительным клиентам. Ловко налив им фирменного разбавленного пива, он начал травить очередную длинную историю, доставшуюся ему в наследство от Эфима Шесть.

Спустя несколько кружек, ожидание женской половины окончилось полетом очередной двери, стоимость которой была мгновенно приплюсована хозяином таверны к счету за пиво.

В зал ворвалась Генриетта, облаченная в новенькие доспехи, купленные ей Мифрисом.

- Ах ты проклятый сын орка! Что это!?

- Самая прекрасная девушка на свете! – бесстрашно промолвил оставшийся в одиночестве бард; трактирщик и булочник поспешили укрыться за стойкой.

Генриетта потянулась к мечу, но ее остановила спустившаяся сверху и дико смеющаяся Бринн.

- Она про доспехи спрашивает, любитель острых ощущений!

- А что с ними не так? Кузнец утверждал, что они из чудесного металла – легкого и крепкого!

- Но почему его так мало!? - негодовала немного остывшая героиня.

- Эм… Ну, это, фасон такой… Так сказать, последняя мода геройских доспехов!

Почувствовав, что накал страстей явно спал, Эфим и булочник позволили себе выглянуть из-за стойки и подробно разглядеть доспехи – высококачественные латы, закрывавшие только грудь, и миниатюрные шорты.

- Отличные доспехи! – сказал Семь и подмигнул менестрелю.

- И в любом случае денег на другие не осталось, да? – подытожила вытирающая выступившие от смеха слезы, Бринн. - Так что не будем терять времени.

Генриетта с подозрением посмотрела на Мифриса, но больше ничего не сказала.

Новоявленная группа искателей приключений расположилась за пустым столиком, где Бринн разложила одну из карт мистера Линя и принялась ее вертеть.

- Пол ночи вчера ее разглядывала, так и не поняла, что за место тут нарисовано.

- Дай сюда! – подтащил к себе поближе карту Мифрис, - Смотрите, тут на обратной стороне еще написано что-то.

- Ага, на кифайском! Вот ты знаешь его!?

- Кифайский говорите? – спросил подошедший Эфим Семь, снова заскучавший за стойкой, – Был я как-то знаком с одной кифайкой, дадите посмотреть, может, помогу чем?

Бард протянул ему карту, тот повертел ее так сяк, заулыбался и пафосно начал.

«Кто богатство сможет отринуть,

Устоит перед мяса куском,

Сердце принца навеки похитит,

Доберется до дома с иглой!»

Карта неожиданно вырвалась у него из рук, раскрылась огромной пастью и сожрала всех присутствующих вместе с частью таверны, после чего облизнулась и исчезла.

- Бок, кажется нам пора искать Эфима Восемь, - проорала повару, официантка.

***

Посреди темной пещеры внезапно появились пять человек и деревянный стол. Новоприбывшие переглядывались, пока с одного из сталактитов не сорвалась капля холодной воды, упавшая прямо на лысину Эфима Семь, звонким «бзынь», разорвавшая тишину.

- Замечательно… - выдохнул трактирщик, - Говорила мне мама, что забавы с языками до добра не доведут…

- И что теперь? – озвучил самый главный вопрос Мифрис. – Кхм… Вперед к приключениям, награде и славе?

- Ура! – одиноко и не слишком весело крикнул булочник.

Больше всех недовольной выглядела Бринн - приключение началось явно не так, как планировалось; с эпического похода по трактирам, диковинным замкам, чудесным лесам… «Нет, сразу проклятая темная пещера». Но делать было нечего; оставшиеся без оружия и припасов авантюристы двинулись по единственному, слабо совещенному, зеленым мхом, туннелю.

Мифрис хотел запеть одну из своих веселых песен, дабы подбодрить себя и товарищей, но по взмаху кулака перед носом, быстро понял, что сейчас не время для этого. Но гнетущая тишина продлилась не долго – первой не выдержала Генриетта, вплотную подошедшая к Бринн и на ушко спросившая у нее.

- Этот-то!? – писательница тыкнула пальцем в булочника, - Брок он, но можешь звать его Угрюмыч; намного больше подходит, – парень проигнорировал это заявление, но девушке показалось, что он стал немного более мрачным, если такое вообще возможно.

- А почему он с нами?

- Не могу оставить свою плату без присмотра, - ответил Брок за Бринн.

- Эм… - писательница показала красивое золотое кольцо, расписанное древними письменами.

- Ты выходишь за него замуж!? – закричала покрасневшая Генриетта.

Бринн замахала руками:

- Нет, что ты, только иду на ужин…

- А это кольцо непреложного обета, чтобы она точно пришла, а не как в предыдущие пятнадцать раз.

- Я…

- Да-да, тебе всегда мешали трагические случайности – раздраженно пробурчал он – Но ничего, в этот раз не отвертишься, осталось только проследить, чтобы тебя никто не сожрал…

- Что-то пока у тебя не очень выходит, - вклинился в разговор Мифрис. Брок угрожающе на того посмотрел, и Эфим Семь уже предчувствовал развлечение, но неожиданно группа вышла в огромную пещеру, освещенную странноватыми факелами, горящими тусклым синим огнем. Посреди нее текла подземная река темно – серого цвета, а неподалеку виднелся некто в балахоне - он стоял у длинной лодки и похоже ждал именно их.

Небольшим советом было решено отправить на переговоры представителя геройской профессии в их отряде - Генриетту и вызвавшегося после этого добровольца – Мифриса.

Они с опаской подошли к странному человеку в балахоне; вблизи тот оказался на две головы выше Генриетты, самой рослой в их группе.

- Здравствуйте! Меня зовут Мифрис, а это Генриетта.

- Хамом, – он немного повернул голову, и из-под балахона показалось лицо – очень походившее на череп. Мифрис присмотрелся к рукам собеседника – «Это же кости… Я говорю с нежитью… Так, только спокойствие, бежать тут некуда».

- Очень приятно, Вы не могли бы нам помочь и перевезти на тот берег? – начал менестрель, очень надеявшийся, что где-то там есть берег. - Мы тут небольшое поручение выполняем…

Хамом пробурчал:

– Конечно, могу, цена поездки - два медных коина.

- За всех?

Он погрустнел еще больше, если скелет в плаще вообще может быть грустным.

– Да. Будь прокляты сезонные скидки.

Мифрис был несказанно доволен – такая выгодная сделка, но, порывшись в одежде, не нашел ни единой монетки. Он жестом подозвал остальных и коротко обрисовал им ситуацию. Его спутники принялись рыться в карманах, пока Бринн, пафосным движением руки, не выудила золотой коин. Хамом бережно его взял, проверил на зуб и кажется засиял. Друзьям даже показалось, что в темной пещере стало немного светлей.

- Сейчас выдам сдачу – промурлыкал скелет и громко свистнул. Вода вспенилась, и Генриетта обнажила меч.

- Успокойтесь, вам нечего бояться! – проговорил паромщик, - Это всего лишь мой помощник.

К берегу приближалось что-то странное. Девушка не слишком поверила говорящему скелету и оружие убирать не спешила. Наконец, полностью выбравшееся на сушу непонятное создание обрело понятные очертания – это был огромный сине-зеленый сшитый человек, у которого вместо головы был огромный мешок. Создание бросило его ровно к ногам героев – им показалось, что от удара даже пещера немного содрогнулась.

Наслаждаясь полными непонимания и страха лицами своих гостей, Хамом засиял еще ярче:

- Ваша сдача – ровно девятьсот девяносто девять тысяч девятьсот девяносто восемь медных коинов.

Мифрис аж поперхнулся.

- Пересчитывать будете? – вкрадчиво спросил скелет. Бринн отрицательно покачала головой.

- Что же, жаль, тогда забирайте мешок и отправляемся, – он выжидающе смотрел на них, заливая комнату ярким светом и, спутники могли поклясться, улыбался.

Генриетта убрала в ножны меч и, вместе с тяжело вздохнувшими Броком и Эфимом Семь, попыталась поднять мешок – тот даже не шелохнулся.

- А можно мы оставим его вам, в качестве благодарности за радушный прием? – вкрадчиво поинтересовался Мифрис.

- О, ну что вы, мне начальство не позволяет брать больше положенного. – в пещере стало светло, как днем, – Только давайте быстрее – мы скоро отправляемся.

Друзья переглянулись. Бард достал свою потрепанную лютню и выступил вперед.

- Позвольте перед отплытием исполнить свою лучшую песню, – он поклонился.

- Ну давай, развлечений тут не много, а я к тому же в хорошем настроении, – Мифрис ударил по струнам и заголосил, а остальные сбились в кучку и начали экстренный мозговой штурм. В свои шансы отбить судно силой, они не верили – оставалось только как-то разобраться с «огромным богатством» неожиданно свалившимся на них. Идей было не густо, реализуемых – ни одной. Наконец, Бринн осенило.

- Хм, Эфим, а ты по габаритам очень похож на этот мешок!

- Я бы попросил!?

- Это же отлично, Генриетта, сейчас мы пустим в ход твой новенький меч!

Героиня было обрадовалась, что представился шанс показать доблесть и сделать шаг на пути к рыцарству, как писательница приказала ей рыть яму за мешком.

Авантюристам повезло, пол пещеры оказался земляным, и им быстро удалось вырыть приличную полость. После чего они ссыпали туда, через прорезанное отверстие, монеты, а вместо них посадили Эфима Семь. Генриетта и Брок попробовали поднять мешок.

- Не сказать, что значительно легче стал, но подъемный.

- Эй, - раздался глухой голос из мешка.

- Шшшш.

- Вы будете ехать или нет!? – заорал Хамом, которому окончательно надоели песни Мифриса.

- Да, мы готовы! – Бринн подмигнула барду.

- Тогда грузитесь, и мешок не забудьте.

Искатели приключений вместе с мешком залезли в лодку, под неустанным взглядом паромщика, который был поражен и разочарован силой гостей. «Да как они смогли… Но сделка, есть сделка». Он взял длинный шест и медленно отчалил от берега.

Стоило им отплыть на несколько десятков метров, как из ниоткуда появилась карта, мгновенно обратилась огромной пастью и вновь сожрала авантюристов, захватив нос лодки, где они сидели и выставленную руку паромщика, который медленно опускался на дно на оставшейся половине лодки. «Побери вас Трехрогий!»

***

Писательнице снилось, как она, в пышном платье, входит в огромное издательство. Сотрудники и начинающие авторы расступаются перед ней и беспрестанно хлопают – ее очередная книга продалась безумным тиражом, и сам король слезно умоляет поставить автограф на свеженьком экземпляре. Двое симпатичных, мускулистых работников, берут ее на руки и проносят по коридору в огромный кабинет, а там, стоя на коленях, уже ждет мистер Порк и смотрит на нее в ожидании приказаний. Бринн великодушным жестом позволяет ему встать и рассыпаться в комплиментах и лести. Сильные руки несут ее к мягкому креслу, несут, несут, несут…

Бринн проснулась и огляделась – мир продолжал так же качаться, только теперь она была не в своем кабинете, а в все том же неизвестном лесу. Но ее продолжали нести, что было приятно, правда не на прямую, а посредством палки, к которой она была привязана руками и ногами. Это слегка огорчило девушку.

Изловчившись вывернуть голову и посмотреть назад, она обнаружила, что ее спутники, в полном составе, передвигаются точно таким же способом, а у Мифриса имеется еще и кляп, который красноречиво намекнул девушке, что сейчас не время для вопросов.

Спустя час бесконечной тряски и наслаждения красотами природы, Бринн пришла к выводу, что ей больше не нравится, когда ее кто-то несет, лучше ходить все же самой. Раскрашенные воины в масках принесли отряд в селение – кучу тростниковых домов всевозможных форм и размеров с большой, сложенной из каменных блоков, пирамидой в центре. Гостям отвели почетное место посреди деревни – в клетке. Потирая следы от веревок, Бринн обменялась мрачными взглядами с товарищами.

- И что будем делать?

- Это же культисты, поклоняющиеся богу Мясо, - заорал, выплюнувший кляп Мифрис, - Я уже видел подобные знаки. И похоже, они приверженцы темной его стороны. – Бард многозначительно указал на обилие черепов, использованных в украшении местного поселения. Часть из которых были очень подозрительно похожи на человеческие.

- Замечательно! Спасибо за вдохновляющую речь! Я думаю, все и так это поняли. Я спрашивала, как мы будем спасать СВОЕ мясо?

- О, очень просто, можете даже не переживать, – сказал незаметно подошедший старичок в сопровождении двух стражников с обсидиановыми дубинами наперевес. Он был одет в красочную мантию и красивый головной убор из разноцветных перьев.

- Мы что по-вашему, дикари какие-то… О, сомнения в ваших глазах ранит мое сердце. Мы верные и благочестивые последователи самого лучшего бога - Мясо. Вам всего-то нужно отдать ему дань уважения на сегодняшнем ночном рету… празднике, и мы вас отпустим и вещи все вернем, у нас все по-честному. А пока поешьте, – он похлопал в ладоши и в клетку к авантюристам внесли несколько блюд, доверху заполненных различными фруктами.

– Желаю приятно провести время! – продолжая добродушно улыбаться, старик удалился вместе с охранниками, оставив «гостей» наедине с едой.

Искатели приключений поначалу с опаской отнеслись к столь сомнительному дару, но очень быстро накинулись на подносы, отодвинув на второй план все подозрения. Никто из них не мог сказать, сколько уже длилось их путешествие, но урчавшие животы подсказывали, что прилично.

- А как мы сюда вообще попали?

- Да просто! – неожиданно вскочил Эфим. – Наша замечательная карта выбросила нас посреди леса, а следом и остатки лодки нам на голову. Грохот был такой, что удивительно, почему кроме наших новых друзей, за нами больше никто не пришел.

- Ааааа, – протянула Бринн.

С заходом солнца вернулся старик, уже не парой охранников, а целым отрядом вооруженных до зубов культистов, чтобы у «гостей» не возникло даже мысли попробовать сбежать. Их вывели из клеток и повели по ярко освещенному факелами поселению под аплодисменты и улюлюканья пестрой толпы местных жителей.

Их привели на вершину пирамиды, где Мифрис ожидал увидеть виселицу, дыбу или даже нежный сапожок, но вместо орудий пыток, там был накрыт большой стол. Можно было подумать, что их позвали на светский вечер, если бы не толпа суровых вооруженных людей, окружавших их.

Искателей приключений рассадили по каменным креслам, выдали по большому ножу и тарелке. Жрец встал за кафедру и, размахивая руками, начал вещать:

- Люди… Кхме…кхем… Сегодня мы чествуем нашего великого и великодушного бога – Мясо! Да прикоснемся мы к его благодати, через этих неверующих! – к аплодисментам прибавились еще и крики.

- Положите на стол левую руку, дорогие гости, и возьмите нож в правую! – сказал старик, обращаясь к авантюристам. Ненавязчиво подталкиваемые в спину охранниками, они послушно исполнили приказание.

- А теперь принесите в дар богу плоть свою по локоть, да вкусите ее! И прольется тогда на всех нас благодать бога!

- Эээээ! – не выдержала Бринн и вскочила на стол с ножом наперевес, следом за ней на него запрыгнули и остальные, только Эфим продолжил сосредоточено сидеть.

- Быстро вернитесь на свои места! Соблюдайте приличия и не нарушайте ритуал! – заорал на них старик, а охранники начали угрожающе приближаться. – Конечно, жертва должна свершиться добровольно, но можно обойтись и без вашего согласия, правда, тогда придется использовать вас целиком.

- Да мы лучше погибнем в бою, - неожиданно для всех, а больше всего для себя, заорала Генриетта, а остальные поддержали ее, встав кругом, спина к спине. Охранники были готовы накинуться на них, как вдруг Эфим Семь бросил на стол костяную руку. Весь перемазанный кровью, он сидел с окровавленным ножом и мрачным выражение на лице произнес:

- Сделано!

Жрец был поражен, что этот человек совершил такое без единого звука, да еще и обглодал свою руку до блестящей кости. «Вот он истинный последователь Мясо». Старик не стал терять ни секунды и завел жуткое песнопение

- Восславьте же жертву великому богу! Мясо! – толпа вторила ему нестройным хором – Мясо!

- Мясо!

- Мясо!

В этом странном и немного жутком песнопении о «гостях» совершенно забыли даже охранники. Бринн с остальными кинулись к раненному товарищу, как вновь появилась злополучная карта и в очередной раз повторила фокус – на месте, где только что были люди, остался лишь кусок стола.

***

- Эфим, Эфим держись! - орала перепуганная Генриетта. Она стояла около трактирщика и нежно держала его за оставшуюся руку.

- Да не переживайте вы! Всего-то вечно теперь мне должны за спасение свой шкуры! – Эфим хитро улыбаясь, вытащил из окровавленного рукава совершенно целую руку. Остальные оторопели, а он продолжал крутить ей перед ними.

- Но как же…? Там же…?

- Всего лишь бережливо сохраненный сувенир, доставшийся от нашего незадачливого перевозчика. Как знал, что в хозяйстве пригодится!

- Но когда…

- Вы очень удачно затеяли смертный боя, как раз пока все отвлеклись, я все и провернул. Когда очень не хочешь, чтобы тебя заменил Эфим Восемь, смекалка работает быстро! – он захохотал, а следом за ним и остальные.

Мифрис огляделся, сад выглядел весьма безопасно, и, расслабившись, он поинтересовался.

- И где мы теперь?

- Если верить тому дуратскому стиху – там, где должен быть принц и его сердце.

- Надеюсь, они будут одним целым.

Осмотрев сад и не найдя ничего интересного, группа двинулась на шум, доносившийся откуда-то неподалеку. Пройдя пару пустых улиц, они попали на замковую площадь, заполненную людьми, окружающими импровизированную деревянную сцену. На ней стоял опрятного вида мужчина, в строгом костюме. Он держал в руках большой запечатанный свиток и терпеливо следил за солнцем.

Опыт предыдущих приключений ясно подсказывал Бринн и товарищам, что стоит остаться здесь и подождать. Спустя пару минут человек довольно хмыкнул себе под нос, подал знак и по замку разнесся колокольный звон.

- Слушайте, слушайте, прекрасные и уважаемы леди! Сегодня, как и было обещано, начинается отбор самой достойной! Той, чьи умения, красота и толика удачи, позволят стать самой счастливой девушкой на свете – женой принца Карпа! Он в своей несказанной мудрости и великолепии, позволит выдержавшей все испытания, стать его суженной и окружить его непрерывной заботой и любовью. Но не обольщайтесь – испытания будут не простыми и вам придется приложить все умения, поэтому серьезно спросите себя, достойны ли вы стать женой принца и получить на хранение в свои руки его сердце! Даю вам несколько минут на размышления, после чего решившиеся могут зарегистрироваться! – он заметил в толпе лица Борка, Эфима и Мифриса, – Эмм, и как уже было неоднократно сказано – к участию допускаются только ЛЕДИ!

- Вот оно – сердце принца! И надо-то всего лишь какие-то испытания пройти! – Мифрис довольно потирал руки. - И даже целая одна леди у нас есть!

- Почему одна? – возмутилась Бринн.

Мифрис окинул девушку критическим взглядом.

- Потому…

- Ах ты…

- Так, спокойно, – вмешался Эфим Семь, – Мне, как человеку, отдавшему за вас руку, думаю будет позволено сказать – я хочу обратно в свою таверну! Мне даже части награды не нужно… Почти. На карте было ясно написано – сердце принца. А значит, хватит препираться – обе наши девушки участвуют! Так и шансов больше.

Бринн тихо буркнула:

- Даже не настоящую руку…

Брок и Мифрис поддержали оратора и вытолкали своих леди к стойке регистрации, где уже толпились остальные претендентки. Простояв в очереди несколько часов и уже несколько раз порываясь уйти, Бринн добралась до регистратора. Тот быстро спросил ее имя, род занятий и таланты, заполнил несколько бумаг и отправил через большие ворота в другую область замка, где собирались все зарегистрировавшиеся. Через какое-то время к Бринн присоединилась пунцовая Генриетта, с красной лентой.

- Это что?

- Эм… бонусные очки… - замялась героиня, но такой ответ не устроил писательницу, и та вопрошающе смотрела на девушку, ожидая продолжения.

- Регистратору очень понравились мои доспехи, и он дал мне их за артистизм…

- Внимание, участницы! – раздался голос глашатая. – Сегодняшний день будет целиком посвящен турниру! Вам выдадут специальное оружие и, после жеребьевки, разобьют на группы. Из каждой выйдет только одна леди.

По участницам пронесся возмущенный ропот, вперемешку со вздохами. Несколько минут глашатай не мог продолжить, закидываемый бесконечными вопросами и возмущениями и в конце был вынужден прибегнуть к помощи стражи, чтобы угомонить толпу женщин.

- Леди, прошу, видите себя достойно, помните, что вы соревнуетесь за право стать женой принца Карпа! А будучи его спутницей жизни, вам предстоит не только охранять его душевный покой, но и быть щитом для его могучего тела! Этот турнир выявит самую достойную из вас. И не бойтесь, вам выдадут учебное оружие – все будет совершенно безопасно! Но напоминаю, что вы все подписали отказ от всяких претензий к его светоносной особе. А теперь готовьтесь к испытанию.

Бринн и Генриетте повезло, их разбросало по разным группам, а значит, у них по-прежнему удвоенные шансы заполучить сердце принца. Девушки пожелали друг другу удачи и отправились готовится к состязанию.

Вскоре поединки начались. С виду приличные и благовоспитанные дамы, не чурались грязных приемов - Бринн уже в первой схватке стала обладательницей красочного синяка под глазом, во второй дело и вовсе перешло в рукопашную, жертвой которой стал ее нос. К третьему сопернику она громко послала всех к Трехрогому и сняла себя с состязания. Генриетте хотелось поступить точно так же, но должность героя обязывала ее продолжать. Она стойкой преодолевала различные ухищрения своих оппоненток и к концу дня все же смогла собрать остатки сил и садануть по голове последнюю соперницу, получив вожделенную победу.

В это мгновение она мечтала только об одном - добраться до Мифриса и от всего сердца поблагодарить его, с помощью учебного меча, за превосходные доспехи, которые ей так помогали. Она увидела, как товарищи идут к ней и казалась, сама судьба ей улыбается - бард сам идет в руки, но в глазах девушки потемнело, и она рухнула без сил.

Подошедший к группе авантюристов администратор спросил, являются ли они свитой леди и после получения утвердительного ответа пригласил проследовать всех в покои, специально отведенные для гостей. Брок и Эфим под руки подняли потерявшую сознание Генриетту и потащили за администратором.

Оставив доблестную героиню отдыхать перед вторым днем испытаний, остальные отправились на банкет в честь гостей. Не теряя ни секунды, Мифрис с остальными жадно накинулись на яства, не забывая и о щедро расставленном по столам вине. Которое пробудило в авантюристах жажду к исследованиям. Обычно угрюмый Брок подбил Эфима и Мифриса забраться в самую высокую башню, чтобы продолжить праздник на вершине мира. Они оставили Бринн наслаждаться приятной прохладой столешницы и отправились по тускло освещенным коридорам замка к своей цели. Дремавшие и скучающие стражники не обращали внимание на не слишком трезвую процессию и только у входа в башню поинтересовались - «Куда это вы претесь?» Но разъяснительная бутылка виноградного напитка, разрешила недоразумение.

Убранство башни откровенно разочаровало Брока, как и его спутников – вместо алхимической лаборатории, сокровищницы или на худой конец логова дракона, они обнаружили картинную галерею, состоящую всего из одного произведения искусства.

- Мазня какая-то, - выдал оценку Эфим Семь и откупорил одну из принесенных бутылок, ознаменовав продолжение банкета, закончившегося мерным храпом отважных авантюристов. Под эту нестройную мелодию через окно в башню залезло две фигуры.

- Эхей! – раздался звук глухого удара. А следом последовало недовольное шипение:

- Ты что, хочешь весь замок перебудить ?! Хватай картину, и быстро уносим ноги!

***

Хмурое утро встретило Мифриса и его товарищей немилосердным светом и пинками помятых стражников, которые выгнали задержавшихся гостей восвояси. Никто из присутствующих не заметил, что картина, носившая гордое имя «Сердце Империи» - пропала. Никто, кроме пришедшего немного позже принца, решившего полюбоваться на свой портрет.

Принц Карп ходил вокруг места, где должен был висеть предмет его гордости, а стражники, гуськом повторяющие каждый его шаг, наперебой рассказывали, как этой ночью они защищали башню от пьяных дебоширов, но, видно те обладали недюжинным коварством и смогли-таки выкрасть шедевр из-под их бдительного взора.

- Да нет, да не может быть. – бурчал себе под нос принц.

- Да… - он остановился и на его лбу вздулась венка - Найти этих проходимцев! Пусть даже по частям... Лучше, если по частям!

Стражники, сломя голову и врезаясь друг в друга, побежали в покои авантюристов, которых, мирно завтракавших в это мгновение, сожрала вновь появившаяся карта.

***

Мистер Линь смотрел на заморский деликатес, а тот, в свою очередь, смотрел на него. Казалось, между ними образовалась сакральная связь, которую бесцеремонно нарушили свалившиеся посреди обеденного зала пять человек. Начавшие тут же выяснять отношения между собой, в порыве чувств жестикулируя различными частями интерьера и совершенно игнорируя хозяина дома.

Ошарашенный мистер Линь, потихоньку выбирался из-за стола чтобы бежать за охраной. Ему почти это удалось, но у самых дверей парень, с жуткой половинчатой улыбкой, обратил на него внимание и просигнализировал остальным. Отбросив споры, они начали оживленно перешептываться.

«Да это же мистер Линь!»

«Какого черта карта кинула нас сюда? Нас же к игле должно было отправить».

«Не знаю, главное улыбаемся, а то пойдем на кожу для ботинок. Слышали, какая у него репутация?»

- Добрый день, - произнесли они хором, повернувшись к нему и натянув кривоватые улыбки, пугающие мистера Линь еще больше.

- Добрый, - проглотив ком в горле, сказал он.

- Вы же составитель карты, да? – решила взять инициативу в руки Бринн.

- Эм, не совсем…. Я скорее соавтор…

Авантюристы снова начали перешептываться.

«Как- то он не соответствует рассказам. Тщедушный какой-то»

«Ага…»

«А вдруг он только притворяется, а сам сейчас достанет тесак и накинется. Сваливать надо!»

Мистер Линь почти нащупал дверную ручку, когда все внимание вновь переключилось на него.

- Где игла? – не стал терять времени Эфим, чувствуя близость родной таверны.

- Игла… Игла… Тут такое дело…

Распахнулась дверь и в обеденный зал ворвалась богато одетая женщина.

- Что тут происходит? – возмущенно спросила она, заметив непрошенных гостей.

- Нас привела сюда ваша же карта, - выступила вперед Генриетта, угрожающе держа подсвечник.

- Так вы одни из тех «детей деревьев», что отправились за иглой? – женщина расхохоталась.

Смерив их презрительным взглядом она добавила:

– Хотя странно, что вы сюда добрались, да еще и живыми… Ну ничего, сейчас мы это поправим. Страж… - прилетевшая точно в лоб булка, оборвала ее на полуслове. Женщина рухнула на пол. Брок держал наготове второй мучной снаряд, но старик замахал руками.

- Не надо насилия! Это все она! Я говорил, что посылать людей на смерть ради несуществующей иглы плохая рекламная компания…

- Несуществующей!? Компания!? – хором заорали авантюристы.

- Ну времена нынче тяжелые… Всего пара неудачных серий башмаков, и кредиторы уже собираются с вилами и факелами вокруг твоего дома…

- Видимо денежной награды нам не видать… - старик утвердительно помотал головой – Давай, друг, - положив на плече Брока руку, скомандовал Мифрис.

Один точный бросок, и к неизвестной женщине на полу присоединился и мистер Линь.

- Это что вообще за оружие? – не выдержала Бринн.

- «Мотивирующее пирожное» - стоит ему только коснуться человека, как оно приобретает всю тяжесть его лени. Очень популярно…

- Валим отсюда, пока на шум не сбежалась стража… - командовал бард, почувствовавший себя лидером отряда. Лидером, которого уже никто не слушал. Эфим Семь определив, что комната, где они сейчас, находится на первом этаже, выбил стулом окно и характерным жестом «Уносим ноги» выпрыгнул на лужайку и побежал к забору. Следом за ним последовали остальные, только Мифрис задержался на мгновение, схватив позолоченную тарелку. «За моральный ущерб» - сказал он себе. И последовал за товарищами.

***

Сбежав из поместья Линь без особых происшествий, авантюристы вернулись в таверну. «Хм, отремонтировали все, даже следов не осталось», - с удовлетворением подумал Эфим и направился на привычное место – за стойкой.

- Всем пива? – спросил он у уже рассевшихся за тем же самым столиком Бринн и остальных. Получив утвердительные кивки, он стал неспешно наполнять бокалы пивом, насвистывая простенькую мелодию. Его уже бывшие товарищи, в ожидании напитка богов, занялись своими делами:

Бринн непонятно где раздобывшая походные писательские принадлежности уже выводила на листе название будущей книги – «Удивительные приключения Бринн и остальных» и вовсю обдумывала, как поведает миру о коварном замысле мистера Линь, и как в одиночку раскрыла его коварные планы. «Мистер Порк точно удавится от зависти», - улыбнулась она.

Брок безмолвно наблюдал за ней, наслаждаясь мыслями о скором свидании, и уже обдумывал новый продукт – булку «Выдержанная любовь». Его мысли рисовали картину чудесного мучного произведения искусства в форме сердца, обладающую чарующим сладким вкусом и невероятной твердостью. Дабы ее получатель, ломая зубы, уловил посыл – «поспеши!»

Мифрис, подобно истинному рыцарю, сбегал наверх в комнату Бринн и вернулся с одеждами Генриетты, предложив ей переодеться прямо здесь. И, получив затрещину от покрасневшей девушки, побежавшей в комнату писательницы, дабы скинуть свои «доспехи», стал сочинять балладу, призванную покорить сердце героини. Его пальцы ловко перебирали по струнам лютни, постепенно создавая новую мелодию, при этом, он ухитрялся следить одним глазом за снующей туда-сюда официанткой.

Переодевшаяся Генриетта вернулась к товарищам. В привычной одежде, она мысленно дала клятву больше никогда не принимать доспехи от Мифриса и в следующем приключении обязательно стать настоящей героиней. Она вернулась как раз вовремя – Эфим принес им наполненные кубки, не забыв захватив один и для себя. Он подтащил к столику свободный стул, уселся на него и пафосно произнес:

- За возвращение!

Под радостный возглас и стук пивных кубков в таверну зашел мужчина, сильно похожий на трактирщика. Официантка замерла на секунду и заорала:

- Бок, у нас тут два Эфима, тащи топор для решения споров!

+2
1048
06:30
Радует меня группа 35 пока что)))
Рассказ — хорошее ироническое фентези с легким, шутливым, динамичным повествованием. Глубокого смысла можно не искать, но со своим предназначением справляется – развлекает и разгружает мозг.
Особо понравились Эфим Семь, принц и почтово- наказательные услуги) Это здорово! crazy
Вообще приятно, что есть авторы, которые отправляют юмористические рассказы, хотя это большой риск, ведь на конкурсах, как правило, побеждают «тяжелые», драматические произведения. Поэтому комедийная «отдушина» радует. За это однозначно плюс.
Желаю автору совершенствовать стиль ( в частности, вот с этим предложением что-то не так, надо перестроить: «стоит ли выплеснуть недовольство на столь удачно зашедшего посетителя или заставить это клокастое чудовище, на которого она сейчас была похожа, казаться милым»), и удачи на конкурсе!

ПС:
Я ХОЧУ ПИСАТЬ ПРО НАСТОЯЩИХ ГЕРОЕВ!

Я тоже blush
Комментарий удален
Загрузка...
Илона Левина №1