Нидейла Нэльте №1

​Начало после конца

​Начало после конца
Работа №525. Дисквалификация за неполное голосование

Рашххас Иринай уже несколько космических циклов неустанно гнал свой небольшой кораблик по безграничным просторам вселенной. Позади остался любимы дом, родной брат и все то, что некогда имело ценность. Но это только его вина. Именно он, Иринай, оказался недостаточно хорош, для того, чтобы его избрало великое Око. И как проигравший, он должен был подчиниться воле победителя. Его названного брата Рашххаса Варджана. Проклятого перворожденного, которого он ненавидел всеми фибрами своей черной души. Однако Иринай не смог, да просто не захотел, подчиняться правилам, порожденным тысячелетиями служения Великому.

Это была его жизнь. Его право, которое он способен клыками вырвать из глоток врагов. И мужчина был не готов вот так просто сдаться, отказаться от всего и возложить свою голову на жертвенный алтарь. А именно это ожидало его останься он на Аллате.

Сейчас, оценивая свои поступки, Иринай думал, что мог бы сделать больше. Например, нанять убийц из клана Харшет, не глядя на безобразно завышенные расценки. Или подкупить несколько слуг вместо одного, чтобы яд уж наверняка доставили по назначению. Действовать гораздо жестче, решительней. Без раздумий и лишних сомнений. И сейчас, вместо этой душной кабины, а также опостылевшего кресла, он мог восседать на заслуженном священном троне. А рядом с ним был бы его любимый младший брат. Которого, Иринай тоже не смог уберечь и уже практически отчаялся найти. Но в какой момент все пошло не так?

Предупреждающий писк приборов отвлек от болезненных воспоминаний. Сингулярность оказалась гораздо ближе, чем показывали результаты его расчетов. Грустная улыбка с примесью горечи, исказила губы Ириная. Вот и еще одна ошибка на его счету. Как только он смог столь долго скрывать свои цели и взгляды от старших, при этом не попавшись ни разу?

Вот собственно он и достиг цели своего пути. Дальше старинные карты не вели. Но все как одна сходились на том, что за гранью сингулярности скрывается она – исконная сила, что способна не просто подчинить себе мир, но и воссоздать его из ничего. И тот, кто подчинит ее себе будет подобен Великом творцу.

Иринай крепче сжал руки на управляющих рычагах и нервно сглотнул. Войти в сингулярность означало решиться на самоубийство, но… Это, возможно, был его последний шанс. Он не сможет самостоятельно одолеть всю армию старшего брата, как бы он этого не хотел, и сколько бы ненависти ни плескалось в его душе. Оставалась лишь последняя, ничтожная надежда на правдивость древней легенды. Но когда сингулярность приблизилась, вера в лучшее окончательно покинула молодого Рашххаса. Как можно смертному тягаться с предвечной силой? Но отступать назад было поздно. И позорно.

Задав необходимые параметры направления, Иринай наконец смог встать. Нужно было совершить некоторые приготовления. Оправив черные одежды шихинай, что давали защиту от вредоносного излучения космического пространства, он решительно направился в жилой отсек. До решающего часа осталось совсем немного времени.

- Рашххас Иринай! Рады служить вам! – Двое самых верных его воинов покинули места у стола, где они до этого наслаждались поздним обедом, отдавая честь. Только эти двое решились пройти его путь от начала и до самого конца.

Рослый, слегка несуразный, закутанный в изумрудный шихинай Тар Райван. Все его лицо кроме глаз скрывал полог шадже, который он не снимал даже находясь на планете. Внимательный и острый изумрудный взгляд Райнана, только подчеркивал идентичный по цвету камень души, что ярко светился у него на груди. В противовес Райвану, Сай Лаилашь отличался некоторой тщедушностью телосложения и немного болезненным видом. Его лазурный шихинай только подчеркивал эти черты. Но умом Лаилашь мог посоревноваться с самыми известными научными деятелями их расы.

Только эти двое заняли практически равное место с младшим братом в сердце Ириная. И сейчас, он должен был решится на единственно верный поступок. Ради них. И их… дружбы. Да, это было именно то чувство, что сейчас испытывал мужчина глядя на своих последних воинов. Чувство, что он никогда не испытывал ранее ни к единому живому существу, кроме брата.

- Мои верные воины. Мы встретили много врагов на своем пути. Неисчислимы наши потери в свершившемся противостоянии. Как бы мы не стремились, мой сводный брат все же занят священный трон. Но это еще не конец. Мы достигли нашей цели. – Иринай вывел на экран проекцию сингулярности, что угрожающе вспыхивала огнями всего в трех парсеках от их корабля. – Теперь у нас нет пути назад.

Мужчина достал из одного из портативных шкафов сосуд с терпким майраном, который на Аллате распивали только в исключительных случаях. Рядом с древней бутылью встали три бокала.

- Я не знаю, суждено ли нам преодолеть сингулярность или информация о затерянной в ее центре силе лишь миф. Но одно я знаю точно. – Иринай поочередно взглянул в глаза своих единомышленников. – Что бы там ни было, это стоит того чтобы попытаться заглянуть за край реальности. Так выпьем же этот освященный майран, дабы он направил нас по верному пути!

- Во славу Великого! – Единогласно поддержали тост воины. Райван залпом осушил свой бокал, удовлетворенно крякнул. Лаилашь медленно пил нектар с наслаждением смакуя удивительный по вкусу букет выжранного напитка. Обычным воинам редко доводилось прикасаться к угощениям достойным самого Высшего.

Иринай также быстро расправился со своей порцией. И единственная слеза, промелькнувшая и тут же скрывшаяся под шадже, так и осталась незамеченной его сопровождающими. Он отвернулся от воинов, медленно поставив бокал на стол. Яд, что был в смертельной амброзии, не мог нанести вред высшему аристократу. В отличии от рядовых служащих.

Там позади раздавался оживленный голос Райвана, который начал рассказывать что-то ободряюще-смешное всегда пессимистичному Лаилашу. В этот момент Иринаю хотелось, как в детстве зажать руками уши и спрятаться за спину матери. Именно так маленький Иринай поступал, когда его ругали за очередную невинную шалость. Высший, где теперь то беззаботное время и почему он не можем вернуться в него вновь? В то время, когда его старший брат еще не был любимцем богов и всего народа. Не был его врагом. И не вынуждал его на поступки, от которых он сам себе казался омерзительным червяком.

Позади раздался звон разбившегося об металлический пол бокала. Затем хрип. И еще один. Вот послышался звук падающего тела. Иринай медленно обернулся. Райван уже не дышал. Его могучее тело распростерлось по полу, создавая впечатление, что могучий воин лишь прилег ненадолго и вот-вот взорвется вихрем неугасимой энергии. Но нет. Его камень души угас навеки, обратившись тусклой зеленой стекляшкой. Рядом с ним на коленях стоял Лаилашь. Его шадже сбился, приоткрывая заостренный нос и нервно хватающий воздух рот. В правом уголке губ застыли багровые капли. Толи майран, толи кровь. Понять наверняка Иринай так и не смог. Лазурные глаза требовательно взирали на своего командира, как никогда не смели ранее.

- Я знал… это неспроста… Зачем… - Сиплый, едва слышный полустон судорогой прошел по всему телу Лаилаша, но Иринай расслышал и понял вопрос.

- Вы верно служили мне. Я безмерно благодарен вам за это. Но я не смогу дать вам то, что когда-то обещал. Старая монархия победила. Подавить единичные очаги сопротивления – дело времени. Мы проиграли. Все что я могу вам дать - это быстрая смерть. Сингулярность, сила… это лишь пустая надежда. Столь же пустая, как жизнь, которой я живу. Я не хочу, чтобы вы, подобно мне познали страдания, погрузившись в нее. – Иринай с нежностью провел по голове Лаилаша, вынуждая того опуститься на пол. Лазурный камень души болезненно пульсировал, угрожая вот-вот погаснуть. – Я знаю, что могу ошибаться и буду нести на своих плечах все последствия принятого решения… Но только так я смогу вас защитить.

Лаилашь грустно смотрел в его глаза. Он все понял и принял боль, что пожирала душу его убийцы. Но не простил предательства. Иринай явно уловил эту мысль в прощальном взгляде своего последнего и самого преданного соратника.

Из кабин раздался звук, предупреждающий о критическом сближении с черной дырой. Еще совсем немного и вырваться из гравитационной петли будет невозможно. Но мужчине уже было все равно. Он мягко поправил шадже замершего Лаилаша, сложил на могучей груди руки Райвана. Все что ему оставалось это молиться о том, чтобы души его верных слуг были приняты в чертогах Великого. Пускай их новая жизнь станет безоблачной. А за их грехи, он, Рашххас Иринай, ответит перед Творцом сам.

***

…десь? Что там? Где это там? Или здесь? Когда ты здесь? Был ли ты здесь? Чего ожид…

Этот шепот. Эти голоса, сотнями тысяч раскаленных гвоздей проникающие в сознание. Миллионы пустых, ничего не значащих или означающих все вопросов, раздавались вокруг или прямо в голове. Они путались, сталкивались и перемешивались между собой в однообразную кипящую жижу. И свет, неугасимый свет затопил все пространство. Он был живой, дышал, его можно было даже ощутить. Свет принимал различные геометрические формы или просто окутывал тело. Он был везде и в тоже время нигде. Забивался прямо под закрытые веки, слепя глаза.

- Зачем ты здесь? – Один из голосов раздавался громче, чем все остальные. Иринай, если это действительно все еще был он, решил сосредоточиться на нем. Как только он принял это решение, неожиданно наступила тишина. Как будто все лишнее резко отрезали. Мужчина даже осмелился приоткрыть глаза, но все вокруг продолжал заливать всепоглощающий свет, так что он был вынужден снова их закрыть.

- Зачем ты здесь? – Снова раздался тот же голос, заставив Ириная вздрогнуть и будто очнуться ото сна. Хотя было ли это явью? Он не знал.

Иринай попытался сформулировать ответ. Почему-то это казалось жизненно важным. Он погрузился в пучину своих воспоминаний. Что же он должен ответить? Что привело его в это странное место?

Желание доказать всему миру, а прежде всего себе, что ты чего-то стоишь и получить невиданную силу для завоевания трона? Он много думал об этом, но этот ответ не подходил. Долг и ответственности перед своими воинами и народом, что присягнули ему на верность? Это, несомненно, имело для него ценность, но сейчас этот ответ показался ему неверным. Желание мести сводному брату за его превосходство во всем и постоянные издевательства над младшими родственниками? В пространстве, где он находился, месть казалась пустой детской обидой, не стоящей затраченных усилий.

Но ведь должно же быть что-то, что загнало его сюда. На край обитаемой вселенной, за которым лежит непознанное. Это было полузабытое, практически неуловимое чувство. Чувство, оставшееся в далеком прошлом. Он вцепился в него, пытаясь вспомнить, вытащить на поверхность…

- Мам, мам! Постой! Возьми меня с собой! Ну или хотя бы Никкэ! – Сбоку послышался детский голосок. Свет несколько померк, позволяя Иринаю открыть глаза. Картину, что открылась перед его взором, он давно пытался забыть, стереть из своей памяти. Но она все равно была до боли знакома. И служила еще одним доказательством его слабости.

Маленький мальчик в традиционных одеждах Аллата цеплялся за черный шихинай стройной молодой женщины. Ее шадже был отброшен, не скрывая прекрасное лицо с идеальными чертами и угольно черными глазами. Такие же глаза взирали сейчас на нее с лица маленького мальчонки.

- Ири, прости меня, но я должна идти. Твой отец приказал мне отправиться в эту исследовательскую миссию. От ее исхода зависит жизнь на нашей планете. И ослушаться этого приказа я не могу. – Она говорила мягко, опустившись на колени, чтобы быть вровень с сыном. Изящные руки приобняли пока еще щуплые плечики. – И к моему глубокому сожалению, я не смогу взять с собой ни тебя, ни маленького Никкэ. Нам предстоит опасный путь и детям там не место.

Мальчуган возмущенно надул щеки.

- Я уже не ребенок! Мне уже семь сезонов! Отец даже разрешил мне начать осваивать путь воина!

Его мать радостно улыбнулась, несмотря на то, что всячески пыталась скрыть беспокойство и тоску от грядущего расставания. Сейчас взрослый Иринай это прекрасно видел. Но ребенок, которым он был тогда, не мог понять чувств матери.

- Я знаю, мой милый. И я правда горжусь тобой. – Она нежно пригладила встопорщенные черные кудри на голове маленького Ири. – Но мы с тобой последние Черные Шайрай на Айллате. Никкэ, увы, не унаследовал от меня цвет камня души. Поэтому, кто-то из нас обязательно должен остаться дома и оберегать его.

Она обхватила меленькие ладошки сына и внимательно взглянула в его антрацитовые глаза.

- Сейчас пообещай мне, что ты всегда будешь защищать своих братьев и наш народ. Ты Черный Шайрай, это твоя единственная миссия. Чтобы тебе ни сказали или ни сделали, чтобы ни произошло со мной, помни Черный Шайрай всегда выше этого. – Она приложила ладонь к черному камню души мальчика. – Здесь бьется не только твое сердце. Здесь сердце каждого из нашего народа. Здесь сердце Айллата. Пока оно бьется, до тех пор будет жить наш народ и память о нем. И помни, я тоже всегда буду рядом с твоим сердцем. Ты обещаешь мне Ири?

Мальчик порывисто обнял свою мать, уткнувшись в ее густые волосы и вдыхая такой родной запах. Из его глаз покатились слезы, но он все же стойко ответил.

- Да, я обещаю мама. Я буду всегда защищать их.

Лицо любимой матери помутнело, истаяв во вспышке яркого белого сияния. На смену ему пришел образ Никкэлина, его младшего брата. Эту сцену он узнал практически мгновенно. Она произошла не столь давно – всего несколько сезонов назад. Но до сих пор огненной спицей пронзала его сердце. Это был последний раз, когда он видел брата.

- Иринай, как ты не понимаешь! Я наконец-то смог получить в свое распоряжение достаточно мощный корабль, чтобы отправиться на поиски мамы! Поверь, я обязательно найду ее.

- Как ты не понимаешь, Никкэ! Наша мать погибла в этой экспедиции. Она мертва! Ее нет! Ты гоняешься за призраками прошлого. И я не хочу потерять еще и тебя в этом бессмысленном путешествии. – Иринай из воспоминаний, уже взрослый и уверенный в себе мужчина, а не тот юнец, которым он был когда-то. Он уже состоялся как политик и набрался столь необходимого опыта в дворцовых интригах. Очередная нелепая задумка младшего брата, могла нарушить щепетильно выстроенные планы.

- Пускай, ты считаешь меня вздорным и ветреным. – Младший брат, в котором уже проступили черты будущего лидера, упрямо скрестил руки на груди, яростно глядя на своего оппонента аметистовыми глазами. – Пусть, ты даже не веришь в меня, но я достигну своей цели. Чего бы мне это ни стоило.

- Упрямец! – Звонкая пощечина разбила тишину, что встала между ними. На бледной щеке Никкэ расплывался алый след от пятерни. Но младший и не подумал потупить взор. – Мы практически у цели! Не смей нарушать наши планы!

- Нет, брат. – Никкэлин отстранился от него, набрасывая на лицо фиолетовый шадже. – Это только твои планы.

Воспоминание тех давно ушедших дней поблекло, но ослепительный свет не возвращался. Наоборот он практически угас, оставляя Ириная висеть в полумраке. Пространство вокруг него было абсолютно пустынно, но он ощущал сотни тысяч взглядов, направленных в самый центр его души.

- Я забыл… - Мужчина хрипло выдавил из себя первые слова. – Забыл свое обещание. Когда мне и Никкэ сообщили о гибели мамы, я думал, что погрузившись в учебу и вытеснив всю память о ней, убью боль. А потом я увлекся ненавистью к Варджану и отцу. Стал плести интриги и убивать, в надежде лишить их трона. Только Никкэ я продолжал защищать, но не самым лучшим образом. Не так как должен был. Ударил его в тот момент, когда ему как никогда нужна была моя поддержка. Забыл о своем предназначении. И сейчас я собственноручно убил своих последних друзей, действуя исключительно из собственного эгоизма и понимания о добре. Никого не спрашивая.

Иринай погрузил руки в волосы и срывая шадже. Черный кусок ткани медленно поплыл в пространстве, напоминая тень умершего прошлого. Раскаяние навалилось на мужчину, и с такой силой сковало грудь, что даже вздохнуть было невозможно. Его невидимый собеседник помолчал мгновение, давая Иринаю прийти в себя.

- Так зачем ты здесь?

Мужчина отнял руки от лица и посмотрел туда, где, как ему казалось, находится его собеседник.

- Я хочу все исправить.

***

От сна его пробудит предупреждающий писк приборов. Сингулярность во всей своей искаженной красе выплыла на обозревательный голографический экран. До нее оставалось всего три парсека.

Иринай встрепенулся и заморгал, прогоняя остатки сна навеянного жутким видением. Неожиданно позади его кресла раздалось покашливание.

- Рашххас Иринай, вижу мы уже близко от цели нашего пути. – Райван ссутулив могучие плечи и пригибая голову, стоял у входа на мостик. Ему явно было неуютно здесь находиться, особенно под чересчур пристальным взглядом командира. – По этому поводу мы хотели бы вас пригласить отведать стаканчик майрана. Лаилашь недавно нашел в одном из шкафчиков.

Услышав о майране, Иринай нервно вскинулся.

- Нет! – Поняв по выражению глаз Райвана, что ведет себя несколько странно, к тому же повышает голос, он кашлянул. – Нет, не стоит открывать эту бутылку. Она испорчена. Думаю, по прилете в космопорт я угощу вас отменным продуктом. Эту же бутылку давно нужно было утилизировать.

Говоря это, он прошел в столовую и собственноручно отобрал у Лаилиша бутылку, которую тот уже готовился разлить. Проверив, что она точно не откупорена, отправил ее прямиком в дезинтегратор. Все это время воины только ошарашенно наблюдали за действиями своего Рашххаса. Покончив со своим важным делом, Иринай вновь повернулся к своим воинам.

- Что ж, как вы уже заметили, мы достигли своей цели. Сингулярность – вот она перед нами. – Он повел рукой в сторону голографических экранов. – Но за то время, что мы летели сюда мне пришла в голову мысль, что мы могли бы распорядиться своими жизнями гораздо лучше, а не тратя их на поиски эфемерной силы.

Иринай походя провел рукой по лицу и на миг замер. Шадже больше не прикрывало его. И он даже знал где и при каких обстоятельствах видел его в последний раз. Кинув мимолетный взгляд на проекцию сингулярности, командир крохотного отряда продолжил.

- Поверьте, все, что нам нужно, мы способны приобрести сами. Без постороннего вмешательства. Стоит только действительно захотеть и как следует подумать. – Он улыбнулся. Так, как не улыбался уже давно.

Лаилашь и Райван переглянулись между собой. Иринай вел себе слишком необычно.

- И куда же мы отправимся, мой Рашххас? – Высказал их общий вопрос Лаилашь.

Иринай предвкушающее ухмыльнулся и устремил вновь заледеневший взор на карту окружающего их космического пространства.

- Туда, куда я должен был отправиться уже давно. Где пропали экспедиции моей матери, а затем и младшего брата. В галактику, что известна нам как Млечный Путь.

Другие работы:
+2
1114
09:54 (отредактировано)
+1
Я когда прочитала «Рашххас Иринай», почему-то подумала, что капец будет тягомотина, но приятно ошиблась (только как правильно читать двойную х не знаю до сих пор crazy)
В целом, очень неплохой рассказ, звёзд с неба не хватает, но читать приятно и эмоции остались светлые.
Вынесла идеи — 1. что нужно жить дальше 2. семья и друзья превыше всего.
Минусы — текст немного не вычитан, из-за чего спотыкаешься на досадные опечатки (это я про «букет выжранного напитка» в очень драматичный момент ). И на мой взгляд, тексту не хватает плавности, много лишних уточнений -" свою голову, свои поступки, свой бокал, этой душной кабины, этого приказа " и.т.д Весь «мусор» нужно смело вычеркивать и рассказ станет легче, динамичнее.
В любом случае, плюс и спасибо за работу.
11:55
+1
Хороший рассказ!)
20:20
Фантазия богатая у автора, одни имена чего только стоят.
Начала читать, то в начале стало скучно, хотелось быстрей найти конец рассказа. Причина: много описания и где — то лишнего, хочется разбавить чем — то простым.
Дальше текст заинтересовал. Для рассказа не плохо.
Автор молодец. Плохую оценку ставить не хочу, но мой отзыв, автор обязательно прочитает и в дальнейшем поработает над своими недочетами.
Спасибо.

Загрузка...
Ирис Ленская №1