Эрато Нуар №2

Разорванное одиночество

Разорванное одиночество
Работа №532

«Пей хоть водку, хоть бренди, хоть молоко! Всюду — люди. Но кто тебе здесь поможет?! Есть и сердце, что многое сделать может, Только как оно дьвольски далеко!» (Э. Асадов)

Капля упала на её щёку и медленно поползла вниз, оставляя едва заметный мокрый след. Женщина грустно улыбалась сквозь слёзы дождя, и казалось, что она плачет. Мужчина, сидящий на низкой скамейке, нежно провёл ладонью по холодному гранитному лицу: «Не плачь, Сабина, я тоже по тебе скучаю».

Несмотря на морось, он и не думал уходить, только плотнее запахнул чёрную кожаную куртку и сильнее ссутулился, опустив голову. Потом, запрокинув её, сделал пару хороших глотков из бутылки, которую держал в руках между колен, и вновь застыл, как кладбищенское изваяние.

Тихо. Вдруг мужчина услышал, что кто-то подходил к нему, осторожно ступая по гравию между могил. Шаги стихли рядом, и теперь он чувствовал чуть уловимый знакомый цветочно-цитрусовый аромат.

- Привет, Тим, - не оборачиваясь, произнёс мужчина.

- Здравствуй, Дэн. Извини, если помешал.

Помолчали.

- Если хочешь, приземляйся, - Дэн подвинулся на скамейке, освобождая место.

Тим присел рядом.

- Я был у тебя. Не застал. Подумал, что ты тут, у Сабины.

- Давно вернулся?

- Вчера приехал. Прими мои соболезнования.

Дэн повёл плечом: - Спасибо.

- Вот хотел с Сабиной проститься. Ты же знаешь, я не мог быть на похоронах.

- Знаю.

- Говорят, ты отошёл от дел?

- Да. Хватит.

Дэн сделал ещё пару глотков. Потом потянулся к сумке, и достал ещё одну.

- Будешь?

Тим кивнул. Открыв, Дэн передал её Тиму: - Помяни.

Потом они долго сидели молча. Дождь закончился, и солнце осветило этот забытый Богом уголок, хранивший последнюю память о людях.

Дэн поднялся, – Пойду я, пожалуй. Проводишь до метро? Тебе куда?

- Да, собственно, вечер свободный. Сейчас от Старика, докладывал о командировке.

- Что-то случилось?

- Случилось, Дэн.

Дэн повернул к нему уже не молодое измождённое, но, несмотря на это, волевое с крупными резкими чертами лицо. Чёрные глаза, под нависшими, уже начинающими седеть, бровями, смотрели вопросительно. Тим был моложе. Худощавый и высокий, он казался ещё выше рядом с приземистым и плотным Дэном. Серо-зелёные глаза, чуть курносый нос и пшеничного цвета длинные волосы, схваченные сзади в хвост, делали его совсем мальчишкой по сравнению с Дэном, чья коротко стриженая голова уже почти поседела.

- Димка погиб.

Дэн чуть побледнел.

- Когда? Как это произошло?

- Там же. На том проклятом озере. Только тела Сабины и ребят первой экспедиции нашли на его берегу, а Димка задохнулся в батискафе, в котором исследовали озеро. Чертовщина какая-то: после погружения они почти на сутки пропали, а потом, когда всплыли, открыли люк, а они там…задохнувшиеся. И озеро-то всего пятьдесят метров! Батискаф хоть и лёгкий, но кислорода на погружение до трёх километров, за глаза должно было хватить! Простить себе не могу, что не настоял на спуске с ними! Димка приказал дежурить у озера.

- Чтобы ты мог сделать? Только погибнуть вместе. Может быть неисправность?

- Аппарат проверяли, все в порядке.

- На озере сейчас работают?

- Теперь нет. Старик решил закрыть проект, дело сдать в архив, а зоне вокруг озера присвоить первый уровень опасности.

- Понятно. Он больше не хочет рисковать, - пробормотал Дэн и, взглянув на Тима, добавил, – Ты сам-то как?

- Нормально. Дэн, я вот ещё что хотел…Ты был лучшим среди нас. Возьми это дело, и меня в напарники! Я чувствую, мы раскрутим его! Сабина, шесть смертей, ребята зря, что ли, погибли? - с жаром добавил Тим.

- Не терпится стать седьмым? Выброси из головы. Старик знает, что делает.

***

У подземного перехода они простились. Тим хмуро пожал Дэну руку, подняв воротник и, чуть ссутулившись, пошёл на автобусную остановку. Дэн спустился в метро. Электропоезд с шумом открыл двери, выпуская озабоченную толпу, куда-то спешащую этим летним вечером. Её место, торопясь, занимали усталые, едущие с работы горожане. Кто-то недовольно толкнул, замешкавшегося Дэна, оттесняя его от вагона, и протискиваясь внутрь. Двери захлопнулись, и поезд умчался в тоннель. Он постоял в задумчивости, а затем решительно направился к выходу.

До своей бывшей работы он добирался недолго. Пойманное такси уже через двадцать минут высадило его у трёхэтажного особняка с белыми колоннами. Часы на входе показывали половину шестого. Подойдя к внутреннему телефону, Дэн набрал знакомый номер. Ответили сразу, и вскоре он уже входил в кабинет Старика.

Старик был ещё совсем не старым, ему исполнилось пятьдесят три года. Но фамилия – Стариков и, самое главное, большой опыт и отеческое отношение к подчинённым, которые уважали его, закрепило за ним это прозвище уже давно.

И сейчас радушно поднявшись из-за стола, Старик шёл к нему навстречу.

- Рад тебя видеть, Дэн, - Старик пожал руку, - Проходи, садись. Как ты? Как здоровье? Я гляжу, ты весь промок! Снимай куртку. Сейчас чай заварю, отличный китайский чай – кудин. Я знаю, ты любишь зелёный. Выпьешь? Тебе надо согреться.

- Да. Спасибо.

Старик возился с заваркой чая и расспрашивал Дэна о жизни. Наконец, они сели друг напротив друга за низким столиком. Выпили чаю. Горьковатый напиток оставлял во рту терпкое сладкое послевкусие каждого глотка, снимая напряжение в груди и согревая. Напоив гостя чаям, Старик откинулся в кресле и пристально посмотрел на него.

– Ну, говори, Дэн.

- Пётр Данилович, разрешите мне взяться за расследование гибели наших ребят у озера.

- Ты с ума сошёл? Ты знаешь, что там погибли две экспедиции? Мы тщательно обследовали всё, и безрезультатно. Нам гибель ещё одной экспедиции не нужна. Категорически запрещаю. Точка.

- Я наводил справки. Там не только наши ребята погибли. За последние полгода были смерти и среди местных охотников, которые забредали к озеру. Угроза остаётся. Мы не можем закрыть на неё глаза. Я пойду один. Я справлюсь. Я должен. Если не дадите разрешение, я всё равно пойду. Вы знаете меня. Но с вашей помощью больше шансов разгадать эту загадку.

Старик сидел, нахмурившись, барабанил пальцами по столу.

- Да уж, я знаю тебя. Если честно, то мне самому не даёт покоя это озеро. Хорошо. Иди, попробуй. Помогу технически. Но одного не пущу. Возьмёшь с собой Тима. Он мне всю плешь проел, требуя отправить его туда. После того, как он один из второй экспедиции спасся, не может простить себе, что ребята без него опускались на батискафе.

- Да зачем же Тима посылать, мало ли что! Я прекрасно справлюсь один. Мне не впервой.

- Мало ли что? Ты это брось! В одиночку там не справится. Пойдёте вдвоём или никак. – Старик хлопнул ладонью по столу. – С ним будешь аккуратнее и не полезешь на рожон. И прикроете друг друга при необходимости. Непонятно, что там, одному идти нельзя. Жду вас через пару дней. Продумайте план обследования, какое снаряжение нужно и ко мне. Ещё раз всё обсудим.

Они поднялись. – Спасибо, Дэн, - Старик по-отечески обнял его.

***

Тим сидел в кресле, судорожно вцепившись в подлокотники. На бледном лбу и висках у него выступил пот, а закрытые глаза казались ввалившимися в тёмные круги. Все черты обострились. Тонкие белые губы были крепко сжаты. На скулах обозначились твёрдые желваки стиснутых зубов, лицо исказилось от боли. Прямо перед ним на столе находился небольшой предмет. Это была миниатюрная пирамидка сантиметров 10 высотой и пяти в основании. Вокруг неё закручивалась энергия, переливающимися витками, уходящая в конус, где аккумулировалась в пульсирующую ослепительную точку. Тонкий яркий луч из этого энергетической центра исходил прямо в середину лба Тима.

Пытаясь сконцентрироваться, отогнать боль, чтобы чётко сформулировать мысль, Тим постарался расслабиться: - Я всё понял. Я уничтожу его. Никто ничего не узнает. Не беспокойтесь.

Пульсация начала затухать, серебристая энергия по спирали перетекла в основание и спряталась там, словно змея под камень, а сама пирамидка превратилась в обыкновенную поделку из чёрного камня, похожего на гранит.

Тим откинулся на спинку кресла. Он сидел и приходил в себя, как после тяжёлой работы. Потом посмотрел на часы: восемнадцать сорок пять. Перевёл взгляд на телефон. Он ждал. Дэн позвонил через десять минут. Свершилось. Они идут вместе, как он и планировал, когда шёл на кладбище на встречу с Дэном. Он сделает то, что должен.

***

Исследователи прибыли к озеру в глубокой расщелине горы Тельпозис на севере Урала, когда солнце уже клонилось к закату. Вертолёт осторожно выгрузил батискаф на воду и снова поднялся в небо. Пролетя метров триста над ущельем, он опустился на его каменистое дно, высаживая экспедицию, потом вертикально взлетел, и, сделав прощальный полукруг, исчез за горами.

Расщелина была глубокой, но не длинной, не более пятисот метров. Отвесные склоны гор, которые её окружали, уходили в небо километра на полтора. В самом центре ущелья находилось круглое небольшое озеро, метров тридцати в диаметре. Вокруг него не было никакой растительности, одни камни, и только ближе к краям расщелины начиналась тайга, которая мохнатыми зелено-бурыми пятнами покрывала горы.

На небольшой поляне среди вековых елей они разбили лагерь. Генератор давал свет, походные кондиционеры поддерживали комфортную температуру и очищали воздух.

- Итак, Тим, что нам известно? Полгода назад группа учёных, изучающих горы Урала, не вышла к конечной точке маршрута. Связь с ней была потеряна. Поисковики обнаружили их тела в этой расщелине, недалеко от озера. Причину смерти так и не установили. Снаряжённая экспедиция, расследовавшая это происшествие, тоже погибла. Погибла странно: люди спустились на батискафе, чтобы обследовать озеро, но по какой-то причине на сутки пропали, а когда, наконец, аппарат всплыл, там были обнаружены тела, задохнувшихся ребята.

Наша задача выяснить, что тут происходит и почему погибают люди. Сегодня нам надо осмотреть местность. Тим, на тебе пробы почвы, воздуха, флоры, а я схожу к озеру, осмотрюсь там, и возьму пробы воды.

- Окей.

Одевшись по-походному: в костюм штормовку и крепкие горные ботинки, взяв ножи, компасы и все самое необходимое для исследования, они разошлись.

Мохнатые лапы елей скрыли Дэна почти сразу же. Обойдя ближайший склон, он вышел к открытому месту и по мелким осыпающимся камням спустился к озеру. Вода была спокойной, прозрачно-изумрудная она манила в глубину. Опустив руку, Дэн почувствовал её тёплое, почти дружеское прикосновение. Эхолот показывал дно на уровне пятидесяти метров, крупных существ он не зафиксировал. Взяв пробы воды, Дэн вернулся к лагерю.

Предварительное расследование показало, что никакой опасности в расщелине нет. Концентрация и состав воздуха и почвы нормальные. Ядовитых растений или насекомых не обнаружено. Вода в озере чистая, пригодная для питья, правда, необычно тёплая.

Было решено приступить к обследованию озера.

Рано утром в день, назначенный для спуска, Тим, делавший повторный замер дна, взволновано вбежал в палатку.

- Дэн, эхолот определил дно озера на расстоянии семидесяти метров от поверхности!

Дэн оцепенел: - Семьдесят метров? Ничего не путаешь? Первый замер показал пятьдесят.

- Уверен, - Тим протянул Дэну расшифровку эхолота.

- Да, действительно.

Они посмотрели друг на друга.

- Что же получается? Дно озера опустилось?

Тим пожал плечами.

- Может быть, тут кроется разгадка, - Дэн задумчиво потёр подбородок. – Будем спускаться. Надо передать на базу.

Тим кивнул и поднялся. Через десять минут Дэн услышал, как он его зовёт.

- Что случилось? - спросил Дэн, подходя.

- Рация не работает!

- Как не работает? Этого не может быть, - Дэн наклонился над передатчиком.

- Не могу понять, то ли неисправность, то ли связи нет, - Тим в растерянности крутил ручки.

Передатчик безжизненно тёмным «глазом» смотрел на них.

- Плохо. Очень плохо. – Дэн мрачно стоял над аппаратом. – Я спущусь один. Ты, Тим, будешь меня ждать тут.

- Обалдел совсем! Я тебя одного не пущу. Мало ли что там может случиться! Если ты погибнешь, а я тут опять буду сидеть и ждать, я себе этого никогда не прощу!

- Хорошо, возможно, ты и прав. Пойдём вместе. Сделай запись в журнале, оставим его здесь для наших, а я подготовлю батискаф.

Тим, кивнул и, открыв экспедиционный журнал, посмотрел вслед Дэну. Проводив его взглядом, он, не сделав никаких записей, закрыл и спрятал тетрадь в рюкзак.

Батискаф был готов к погружению. Напряжённая тишина нависла над расщелиной. Становилось зябко и неуютно. Они взяли с собой все необходимое для проб воды и грунта и, почему-то спеша, забрались внутрь. Крышка люка гулко стукнулась, закрываясь и отрезая их от внешнего мира. Начался спуск.

***

Луч прожектора терялся в толще прозрачных вод, и батискаф, медленно следуя за ним, погружался. Вода была не просто прозрачной, она казалась стерильно - безжизненной: ни стаек рыб, ни водорослей, ни рачков, прикреплённых к скалам, отвесно уходящим вниз, – ничего не видно было в иллюминатор.

- Погружение пятьдесят метров, семьдесят, сто метров, Дэн! – Тим повернул взволнованное лицо, - эхолот не обнаруживает дна.

Дэн посмотрел на показания приборов.

– Спустись ещё немного, Тим, – Дэн брал пробы воды.

Отметка погружения на пульте управление показывала уже 600 метров.

– Температура воды повышается. И эти странные пузырьки, – Дэн механической рукой ловко поймал в сосуд несколько крупных пузырьков, которые стали появляться рядом с батискафом, быстро поднимаясь из глубины и длинной цепочкой уходя вверх. Плотно закупорил их, и положил в специальный отсек.

- Температура воды возросла на десять градусов, и на три в батискафе.

- Вижу, Тим. Всё. Стоп. Поднимаемся! Дальше опускаться в лёгком аппарате опасно.

Начался медленный подъем. Скорость подъёма постепенно увеличивалась: до поверхности оставалось пятьсот, четыреста, двести пятьдесят, сто пятьдесят.

- Я ничего не вижу, Дэн. Полная темнота.

Глухой удар крышки люка батискафа заставил их вздрогнуть.

- Дальше хода нет, – Тим растерянно смотрел на Дэна.

Через верхний иллюминатор они видели абсолютно ровную поверхность. Теперь стала понятной темнота, окружавшая их, батискаф завис под каменной плитой, которая перекрыла единственный выход к поверхности озера.

***

- Так, - первым пришёл в себя Дэн, - как показатели работы батискафа, насколько нам хватит кислорода?

- Все системы работают в штатном режиме, воздуха у нас на шесть часов. Что будем делать? – спросил Тим, - ждём, пока снова откроется выход или уходим вниз, и ищем другой путь?

Дэн задумчиво смотрел в иллюминатор в бездонную глубину колодца.

- Теперь понятно, почему задохнулись ребята. Похоже, они остались ждать. И когда плита, наконец, открылась, озеро выбросило на поверхность батискаф с уже погибшими людьми. Ждать нет смысла, мы не знаем периодичность открытия выхода. Тим, спускаемся, - началось повторное погружение.

Оно продолжалось уже два часа, а батискаф все опускался и опускался, и дна колодцу не было видно.

По мере спуска обстановка менялась: нарастающий гул, сначала едва различимый, теперь стал отчётливым и грозным, как будто два великана схватились в рукопашном бою, с размаха швыряя друг друга о камни, сотрясая их; температура воды быстро поднималась, и уже приближалась к шестидесяти градусам Цельсия; стены колодца потеряли гранитную монолитность, их покрывали трещины, выбоины, а в некоторых местах открывались целые гроты; казалось, стены стали зыбкими, едва сдерживающими то, что бушевало за ними; из их трещин временами прорывались струи газа, пузырьками на несколько минут, закрывая обзор батискафу, двигающемуся очень медленно и осторожно.

- Погружение девять километров. Похоже, мы приближаемся к эпицентру вулканической затухающей деятельности, – Дэн, быстро фиксировал показания сейсмоприборов и брал пробы в специальные стеклянные сосуды для дальнейшего исследования.

Тим оторвался от расчётов: - Критическая точка невозврата пройдена, теперь только вперёд.

Когда вода за иллюминаторами почти превратилась в кипящий бульон из-за вырывающегося из трещин газа, а температура воздуха в батискафе достигла сорока градусов, погружение прекратилось.

- Всё. Мы на дне, – сказал Тим.

Они прильнули к иллюминатору, пытаясь среди пузырьков, разглядеть дно колодца. Оно было намного больше, чем вход: до стен расширяющихся книзу, теперь не доставали лучи прожектора.

Спускаться дальше некуда – внизу острыми шипами горбилась порода.

Подниматься не к чему - они не успели бы за оставшиеся три часа, пока у них есть кислород, достичь поверхности, и ещё неизвестно открыт ли выход.

Плавно ведя батискаф вдоль стен, они всматривались в кипящую от пузырьков газа воду в надежде найти другой проход.

Обследование заняло драгоценные полчаса.

В обнаруженных первых двух узких ходах, эхолот показал тупики на расстоянии до ста метров от входа.

Наконец, им повезло, они наткнулись на довольно широкий коридор, где эхолот не зафиксировал преград в ближайшие пятьсот метров.

Решили двигаться по нему. Через час горизонтального плавания батискаф почти упёрся в стену, преграждающую дальнейший путь.

Они оказались на дне нового колодца.

- Поднимаемся, - скомандовал Дэн, – и начал подъем.

Постепенно вода остывала, пузырьки газа все реже вспенивали её вокруг иллюминаторов, пока не исчезли совсем.

- У нас осталось воздуха где-то на час, – тихо сказал Тим.

- Если расстояние до поверхности такое же, как в первом озере, нам не хватит воздуха. Хотя параллельный тоннель шёл не строго горизонтально, а уходил с подъёмом к этому проходу, - задумчиво произнёс Дэн, - есть вероятность, что мы успеем выйти к поверхности, лишь бы она не была закрыта.

Напряжение повисло в батискафе. Люди молчали. Каждый думал о своём.

- Тим, отключи электропитание, даю экстренное всплытие – приказал Дэн.

До окончания воздуха оставалось полчаса.

В батискафе стало темно. Они устремился к поверхности.

Темнота, тишина, падение температуры и уже кажущийся недостаток кислорода действовали на них угнетающе.

- Смотри! – Тим радостно повернулся от верхнего иллюминатора люка, - Вон! Вроде бы вода посветлела? Или показалось?

Нет, она действительно стала светлее! С каждой минутой это было видно всё отчётливее. Поверхность приближалась.

***

Ещё пятнадцать минут, и батискаф вынырнул на поверхность озера. Люди лихорадочно открывали люк.

- Ну, вот и хорошо – Дэн обнял, улыбающегося Тима, жадно вдыхающего воздух.

Они огляделись. Это озеро было точной копией первого.

- Тим, проверь связь.

- Связи нет, Дэн.

- Так… давай к берегу.

Закрепили батискаф, и ступили на землю. Вокруг озерца, на расстоянии не более ста метров каменистого берега, поднимались отвесные скалы высотой километр - полтора. Казалось, что горы нависали над крошечным озером, пряча его от глаз посторонних.

- Тим, смотри, вон там, видишь? Метров триста вверх на горе, вроде пещера? – Дэн, прикрывая глаза рукой, показывал на скалу, из-за которой ещё виднелся край заходящего солнца. Туда, где, если заслонить глаза от солнца, угадывался тёмный провал в горе.

- Да. Пещера. Тим, пойдём, проверим, можно ли подняться.

- Может, отдохнём сначала? Ноги не держат. Давай переночуем тут, а утром с новыми силами посмотрим?

- Да? Тут и переночевать-то негде, – Дэн окинул взглядом озеро и россыпь камней вокруг него.

- Ладно, ты посиди, отдохни, а я поднимусь, гляну, может быть там хорошее место для ночёвки.

- Нет. Один я тут не останусь. Вместе, так вместе.

Чем ближе они подходили, тем отчётливее видна была пещера. Внимательно осмотрев гору, они увидели чуть заметную тропинку, и пошли по ней. Дорожка петляла среди огромных валунов, цепляясь за которые, они поднимались все выше к самому её входу. Остановились. Пещера была маленькой, высотой почти в человеческий рост, и метра два в ширину. Тёмный зев её, постепенно сужаясь, уходил вглубь горы. Мужчины решили тут переночевать, а на другой день выяснить, как далеко ведёт проход, и нет ли сквозного выхода.

Уже темнело, когда они перебрались в пещеру. Поужинали скромно, решив экономить НЗ. Расположились на отдых, но им не спалось. Сказался нервный перегруз проходящего дня. Они долго ещё обсуждали всё с ними случившееся, строили догадки на будущее, пока Тим не услышал мерное дыхание Дэна.

Приподнявшись на локте, Тим несколько минут всматривался в спящего. Потом осторожно поднялся, достал что-то из внутреннего кармана и стал медленно подходить к Дэну. Белое лицо Тима застыло маской. Двигаясь бесшумно, Тим подошёл и наклонился над ним. Он не видел ничего, кроме пульсирующей вены на шее. Не отрывая от неё взгляда, он стал что-то осторожно подносить. В свете дежурного фонаря блеснула игла шприца. Она почти коснулась вены. Ещё секунда и яд, быстро впрыснутый в кровь, мгновенно остановит сердце Дэна.

«Нет. Не могу», - Тим, обливаясь потом, привалился к стене.

«Слабак! Размазня! Слюнтяй!», - Тим с ненавистью думал о себе, с трудом переводя дыхание. Потом снова взглянул на Дэна и вдруг успокоился: «Пусть они сами решают. Я сделаю всё, что должен. А они пусть сами решают». С этой мыслью, измученный, он то ли провалился в сон, то ли потерял сознание.

***

Утром они чувствовали себя отдохнувшими. После завтрака Дэн, полный сил и надежды на благоприятный исход исследования пещеры, быстро собирал вещи. Тим немного бледный, но тоже настроенный решительно, помогал ему.

- Тим, как ты? Вид у тебя не очень. Если хочешь, отдохни, я быстро осмотрю пещеру, и приду за тобой?

- Всё нормально. Я тут один сидеть не буду. Подожди секунду, возьму рюкзак.

- Ну, хорошо. Давай. Я пошёл потихоньку. Догоняй.

***

Они шли друг за другом. Впереди – Дэн. Мощный луч его фонаря скользил по полу, по стенам, по потолку, пытаясь осветить кромешную темноту. За ним шёл Тим. Было очень тихо, только слышен хруст мелких камней под ногами. Свод пещеры сначала низкий, они почти касались его головами, постепенно поднимался выше, и теперь достигал метров трёх.

Они прошли с полкилометра, когда Дэн почувствовал странный, необъяснимый страх. Ужас пытался овладеть им, заставив бежать обратно к выходу. Дэн остановился и прижался к стене ладонями и мгновенно вспотевшим лбом. И вдруг почувствовал пульсацию, исходящую из недр Земли, биение в ритме сердца. Дэн взглянул на Тима.

Он, спотыкаясь, подходил к нему, придерживаясь рукой за стену.

- Все нормально, Тим? – спросил Дэн охрипшим голосом.

- Нормально, - с трудом ответил Тим.

Дэн сделал над собой усилие и пошёл вперёд. Пройдя ещё метров двести, чувство страха оставило Дэна, и он облегчённо вздохнул, вытирая пот со лба. Минут через десять по петляющему тоннелю, они вышли к небольшому округлой формы каменному залу.

В центре него находилась широкая плита, лежащая на камне. И плита, и камень, похоже, сделаны из монолитного обсидиана красновато-бурого цвета. Высотой столешница была небольшой и доходила им до пояса, а шириной не более метра.

Подойдя ближе, они увидели на ней непонятный рисунок. Выпуклые линии белого металла образовывали причудливый орнамент, который соединял два крупных прозрачных кристаллических шара, вделанных с правой и с левой стороны стола. В центре его, в углублении, лежал небольшой гладкий камень чёрного цвета, тоже округлой формы. На другом конце зала, за столешницей, находилась дверь, вырубленная в скале.

Они остановились рядом со столом, осматриваясь.

- Так, - первым нарушил тишину Дэн. – Тут кто-то себе устроил выход из горы. Вот только надо сообразить, как открывается дверь.

Он склонился над плитой, изучая её, - Похоже, что металлические линии – это цепь, которая соединяет между собой камень в центре и два кристалла по бокам, – задумчиво произнёс он, – А как же это срабатывает….

- Дэн, стой, – закричал Тим, но ладонь Дэна уже легла на камень, который находился в центре стола.

Секунду ничего не происходило. И вдруг белый металл ярко вспыхнул. Дэн отскочил. Яркий белый свет скользил по металлическому орнаменту из центра к двум шарам-кристаллам, наполняя их. Белый свет рождал синие молнии, которые метались внутри кристаллов. Раздался скрежет и дверь стала постепенно открываться, уезжая в стену направо, до тех пор, пока полностью не открылся проход.

Они быстро подошли к входу и заглянули в него. Ничего не было видно, как будто они смотрели в молоко или очень плотный туман, который неподвижной тяжёлой пеленой висел в проёме.

- Что будем делать? – спросил Тим.

«Что же делать – думал Дэн. - Войти рискованно. Отступить назад, нельзя – пройти отвесные скалы без снаряжения мы не сможем. Связи нет. Ждать, что обнаружат в горах крохотное озерко и нас, надежда маленькая».

- Нужно рискнуть.

- Надо рискнуть, - эхом отозвался Тим.

- Сделаем так, – решился Дэн, – Я сейчас пойду, посмотрю, что там за дверью. Ты жди меня здесь. Если я в течение часа не вернусь. Возвращайся к озеру. Ясно?

- Понятно, – откликнулся Тим. - Хотя идти надо вдвоём.

- Мы не можем так рисковать, возможно, там смерть для человека.

- А если не смерть, а просто нет хода назад? И ты выйдешь с той стороны горы?

- Тогда я свяжусь с базой, дам твои координаты. Жди вертолёта сутки. Если его не будет, и не будет другой возможности выбраться отсюда. Тогда проходи в эту дверь. Договорились?

- Да.

- Ну, я пошёл.

- Подожди! – Тим приблизился к Дэну. Он был бледен: – Прости, если что. Он обнял его.

- Ладно, Тим. Ты что? Всё будет нормально. Мы обязательно выберемся, - Дэн похлопал Тима по спине. Заглянул ему в глаза. Тим отвёл взгляд.

- Пошёл.

И шагнул в туман.

***

Тим сидел на корточках у стены, обхватив голову руками.

- Я должен. Я обещал. Прости, Дэн. Если бы ты знал, ты бы не осудил меня.

Он не помнил, сколько времени так просидел. Наконец, Тим поднялся. Достал из рюкзака приготовленный взрыватель. Минуту подержал его в руках, смотря невидящим взглядом. Потом подошёл к столешнице, где поблёскивали кристальные шары, провёл рукой по её гладкой холодной поверхности. Пальцы быстро ощупывали каждый её миллиметр. В одном месте они нажали на невидимую пластину, раздался щелчок и левый шар отъехал в сторону, открывая небольшое углубление. Тим аккуратно положил в туда взрыватель. Постоял минуту, словно сомневаясь, потом решительно сжал губы, и с силой надавил на второй кристаллический шар.

- Прощай, Дэн.

Сработал какой-то механизм, углубление с взрывателем, опустилось вниз, а шар встал на своё место.

Прошло не больше пары минут, когда Тим услышал отдалённый глухой взрыв. Пол пещеры под ногами покачнулся, его отбросило к стене. Столешница раскололась, кристаллические шары треснули и покосились. Дверь, куда вошёл Дэн, медленно закрылась, уже навсегда.

«Всё. Я сделал это», – остановившимся взглядом он следил, как трещины на каменном своде постепенно расширяются…

***

Дэн шагнул в туман. Он стоял, ничего не видя и не слыша, потом сделал наугад несколько шагов вперёд. Туман пропал мгновенно. Прямо перед собой он увидел кресло из серебристого то ли камня, то ли металла. Оно стояло на конце полосы из такого же материала, что и кресло. Полоса в ширину кресла и длиной метров десять, вделанная в ровный каменный пол, упиралась в стену напротив. Послышался шум. Дэн обернулся и увидел, как проём, из которого он вышел, закрывается стеной. Он бросился назад, но опоздал. Гладкая и холодная на ощупь, без единого выступа или какого-либо рычага рядом с ней, она легла могильной плитой на его надежду на возвращение.

«Хода назад нет. Западня», - промелькнуло в голове.

Несколько минут Дэн осматривал каменный мешок, в котором очутился. Он был небольшой всего метра два высотой, столько же в ширину и не более десяти в длину. Никаких выходов, углублений, отдушин или выемок он не заметил, хотя воздух был прохладный и не затхлый. Дэн подошёл к креслу. Он ожидал ощутить холод серебристой поверхности, но она была тёплой и приятной на ощупь. Дэн сел. Высокая спинка, широкие удобные подлокотники. Положив на них руки, Дэн постарался успокоиться. Обхватив пальцами концы подлокотников, он почувствовал под ними углубления. Похоже, что внутри них встроены большие кнопки, с более гладкой и выпуклой поверхностью.

По всему было видно, что кресло – средство передвижения. Тревожило только, что путь его обрывался прямо у противоположной стены, но надо было что-то предпринимать, чтобы выбраться отсюда. И он решился. Дэн сначала слегка, а потом с силой надавил на кнопку под левым подлокотником. Ничего не произошло. Подождав несколько минут, Дэн нажал на правую кнопку. Прошла пара секунд, и он почувствовал, как кресло тихо завибрировало, вернее не само кресло, а светлая полоса, на которой оно стояло. Что-то щёлкнуло и полоса медленно, постепенно набирая скорость, двинулась вперёд прямо к противоположной стене. Дэн вжался в кресло. Ещё немного и он врежется в камень. Но этого не произошло, когда до стены оставалась пара метров, она дрогнула и стала подниматься, открывая проход. Дэн, вцепившись в подлокотники, летел, по серебристой полосе вглубь горы.

Путь ему показался очень долгим, хотя реально прошло не более пяти минут до того, как кресло остановилось посреди каменного зала. Зал был круглым, диаметром метров восемь. Его тёмные стены уходили вверх метра на четыре. Всё пространство от пола до каменного свода занимали переплетающиеся цепочки почти мгновенно перемещающихся импульсов. Узор их был причудливым, постоянно меняющимся. При пристальном внимании на эти странные мерцающие переплетения начинала кружиться голова и путаться сознание. Дэн с трудом оторвал от них взгляд. Прямо перед креслом на уровне его груди, возвышалась гладкая полукруглая поверхность из чёрного камня, похожая на пульт управления космическим кораблём.

«Что это такое? Инопланетный корабль? Но почему он замурован в горе? Секретные разработки военных?», - думал Дэн, опасаясь к чему-либо прикасаться.

«Ну, надо же как-то выбираться отсюда. Не буду же я тут сидеть вечно. Необходимо установить связь. Дать о себе знать. Попросить помощи. Но как?» - ничего похожего на знакомую ему электронику.

Рядом на пульте он увидел один большой обруч и два маленьких браслета из переплетённых тонких проводов, с вмонтированными в них датчиками.

«Возможно, они общаются мысленно?», - подумал Дэн. – «Надо надеть обруч и браслеты, и попробовать выйти на контакт».

Решившись, Дэн осторожно надел их, прикрыл глаза и прислушался. Ничего не происходило. Дэн вдавил кнопку под левым подлокотником.

***

Он ощутил лёгкое покалывание на коже головы и в запястьях. Дэн почувствовал, как кто-то тихо дует ему в затылок, шевелит волосы, а пульсация браслетов сливается с биением его сердца. Через несколько мгновений всё прекратилось, и он услышал голос.

Он не понял, откуда доносился звук, но слышал его отчётливо. Речь была понятной, а голос скорее женским, и, как ему показалось, немного похожим на голос его Сабины:

- Здравствуйте, землянин. Ваша пси-энергия идентифицирована, она соответствует Разуму четвёртого уровня планеты Земля. Доступ к вашему уровню разрешён. Что вы хотели?

«Есть контакт!» - радостно промелькнуло в голове Дэна, - «Надо попробовать выяснить, где я нахожусь и что это за четвёртый уровень».

- Здравствуйте. Кто вы?

- Я – синхронизатор-концентратор. Модель 5273 усовершенствованная.

- Могу я спросить?

- Вы можете получить любую информацию, доступную на вашем уровне.

- Вы – создание инопланетян?

- Вопрос не понятен. Переформулируйте запрос.

- Кто вас создал, синхронизатор-концентратор модель 5273, и для чего?

- Синхронизатор-концентратор модель 5273 усовершенствованная создана Разумом третьего вселенского уровня. Цель – концентрация пси-энергии синхронизирующихся вибраций для перемещений в пси-сфере планеты Земля при изучении её состояния.

- Пси-сфера Земли? Что такое пси-сфера Земли? И зачем вселенскому Разуму нужно её изучать?

- Вселенский Разум наблюдает за развитием жизни Космоса. Вокруг каждой планеты, населённой живыми существами, формируется пси-сфера – концентрация пси-энергий одного диапазона вибраций разумных существ, населяющих планету.

Тёмная материя Космоса, проявляясь, формирует материальные условия для зарождения Разума на планете – источник её материального воплощения.

Тёмная энергия Вселенной, проявляясь, создаёт вокруг планеты ноль-пси-сферу – источник духовного воплощения Разума.

По мере развития Разума живых существ, концентрируются частоты вибрации пси-энергий, которые соответствуют определённым типам самосознаний живых существ. Вибрации пси-энергий живых существ формируют пси-сферу планеты.

Пси-сфера планеты состоит из несколько уровней. Каждый уровень соответствует определённому диапазону частот вибраций пси-энергий живых существ: от низких вибрации, соответствующих эмоционально-инстинктивным пси-энергиям первого уровня, до высокочастотных вибраций пси-энергий высшего Разума Вселенной.

Чем ниже вибрации пси-энергий, тем в более низких слоях пси-сферы они концентрируются. Максимально уровней пси-сферы планеты может быть восемь. Верхней границы пси-сферы нет, последний высший уровень – девятый, сливается с низшим первым уровнем пси-сферы Вселенной, разрывая изоляцию Планеты.

На каждой планете постоянное количество изменяющихся пси-энергий - самосознаний, которые не уничтожаются, а видоизменяются, переходя из материального тела на соответствующий своей частоте уровень пси-сферы и из пси-сферы в материальное тело, соответствующее его вибрациям.

Цель изменений – пройти путь развития самосознания от низких вибраций до высших частот Космического Разума и слиться с ним.

Однако, изменение частоты вибраций пси-энергии существа возможно, как по восходящему, так и по нисходящему пути, в зависимости от его самосознания.

Вибрация вашей пси-энергии соответствует четвёртому уровню пси-сферы Земли. До слияния с высшим Разумом космоса вам необходимо поднять частоту вибраций вашей пси-энергии до девятого уровня пси-сферы. Пятого уровня вы сможете достичь через два столетия по земному исчислению, если будете двигаться по пути Разума. Не исключено, что саморазвитие будет проходить быстрее, если человечество поймёт, что его путь – путь объединения с высшими вибрациями Разума Вселенной, путь освоения сверх частотных духовных вибраций человеком.

- Скажите, правильно ли я понял: смерти нет. Есть пси-сущность человека, которая после смерти находится на том уровне пси-сферы, к которому относится по частоте вибраций своей пси-энергии?

– Совершенно верно. После физической смерти, энергия пси-сущности аккумулируется на том уровне пси-сферы планеты, которая соответствует её частотному звучанию. При благоприятных условиях пси-энергия занимает новое материальное тело, порождённое от пси-сущностей её уровня, чтобы продолжить своё развитие.

- А что это за благоприятные условия?

- Вопрос отклонён, как не соответствующий четвёртому уровню.

Помолчали.

- Если пси-сущность бессмертна, то я могу встретиться с ней, даже если её уже нет среди живых?

- Если только она соответствует вашему уровню, то есть вашей индивидуальной вибрации пси-энергии.

У Дэна перехватило дыхание: «Сабина! Может быть, я смогу её увидеть!»

- Как я могу это сделать?

- Чтобы войти в контакт, вам нужно включить концентратор и мысленно настроится на объект.

- Где находится этот концентратор?

- Слева от вас. На панели измените положение третьего и четвёртого тумблеров. Но запомните, что реальный контакт вы установите только с тем объектом, который в настоящий момент соответствует вибрации вашей пси-энергии.

Дэн лихорадочно включил тумблеры, откинулся на кресле, закрыл глаза и постарался сосредоточиться на родном лице Сабины.

Ничего не происходило. «Мы никогда не встретимся», - обречённо подумал он. Щемящая тоска охватила Дэна, сдавила грудь, не давала вздохнуть. Ему захотелось закричать громко на всю вселенную, чтобы выплеснуть свою боль, которая грозила раздавить его. Голова у него закружилась, и он потерял сознание.

***

Очнулся Дэн на скамейке в парке. Он помнил всё. В отчаянии он так сжал кулаки, что побелели костяшки на его пальцах. В правой руке он почувствовал какой-то предмет. Разжав кулак, увидел миниатюрную пирамиду сантиметров 10 высотой и пяти в основании. Минуту он в недоумении рассматривал её, потом сунул в карман, встал и, пошатываясь, пошёл к ближайшему таксофону.

Старик сразу же ответил, как - будто ждал его звонка.

- Здравствуйте, Пётр Данилович, это я – Дэн.

- Дэн! Ты! Как я рад тебя слышать! Куда вы пропали?! Ты где? Сейчас пришлю за тобой машину.

Через полчаса Дэн сидел в кабинете, пил его знаменитый чай – кудин и рассказывал. Старик слушал внимательно, не перебивая.

Потом заговорил: - Теперь понятно, какая трагедия произошла у озера. Судя по всему, всплеск затухающей сейсмической активности привёл к движению плит. Думаю, что в пробах воды, взятой вами со дна колодца, будет обнаружен редкий газ, который чрезвычайно ядовит, но быстро улетучивается. При сдвиге плиты дна озера ядовитый газ попадал в воду, поэтому в ней не было обнаружено живых существ. Испаряясь с поверхности озера, он мог попасть в лёгкие ребят, которые работали на берегу, что привело их к гибели. Следов газа в организме не нашли, вследствие его быстрого разрушения. Уверен, что догадки подтвердятся, как только мы найдём батискаф с пробами.

А вторая экспедиция, вероятно, тоже столкнулась со сдвигом дна озера, но ребята, опустившись ниже дна и оказавшиеся, как и вы в ловушке, не решились спуститься вниз для поиска нового хода и погибли. А возможно, они открыли путь ко второму озеру, но не смогли без снаряжения пройти через отвесные горы, и решили вернуться к первому, где их ждал закрытый выход на поверхность. Теперь мы это никогда не узнаем… Надо срочно искать Тима, если ещё не поздно. После обнаружения базы её могли уничтожить».

Тима так и не нашли. На месте второго озера появилась глубокая пропасть, сдавленная со всех сторон отвесными скалами. Опускаться в неё Старик запретил. Вход в пещеру тоже не нашли, на его месте громоздились огромные валуны. Дело было закрыто и передано в ФСБ.

***

Капля упала на её щёку и медленно поползла вниз, оставляя едва заметный мокрый след. Женщина грустно улыбалась сквозь слёзы дождя, и казалось, что она плачет. Мужчина, сидящий на низкой скамейке, нежно провёл ладонью по холодному гранитному лицу: «Не плачь, Сабина, я тоже по тебе скучаю».

Несмотря на морось, он и не думал уходить с кладбища, только плотнее запахнул чёрную кожаную куртку и сильнее ссутулился, опустив голову и крепче сжимая маленькую пирамидку, которую держал в руках между колен, и вновь застыл как кладбищенское изваяние.

Тягучая тоска билась в груди. Он сидел, сжав зубы и закрыв глаза, и потому не увидел, как тонкой серебряной нитью закрутилась искрящаяся энергия у основания пирамидки, как она постепенно поднималась вверх к вершине и, сконцентрировавшись в ней, вспыхнула пульсирующей звёздочкой.

Он не видел, и не мог видеть, как энергия его любви отыскала в бескрайнем космосе ту единственную, созвучную ей, и слилась с нею. Две вибрации, настроенные на одну волну переплетаясь, породили чудо – мелодию любви, над которой не властно время.

Тихо. Вдруг мужчина услышал, что кто-то подходил к нему, осторожно ступая по гравию между могил. Шаги стихли рядом. Лёгкие руки легли ему на плечи. Тёплое тело прижалось к спине, родные губы спрятались в волосах, целуя затылок. Он замер, боясь пошевелиться, жадно вдыхая аромат любимой женщины, как рыба, которая уже почти задохнулась на берегу, каким-то чудом снова попала в воду.

Родной голос тихо произнёс: «Здравствуй». Дэн положил свою ладонь на её руку, из закрытых глаз его текли слёзы: - «Здравствуй, Сабина».

0
1254
13:40
Не понравилось, затянуто и как-то рвано. Интересно, а совпадение имени умершей героини и пользовательницы сайта, поставившей плюс, это случайность?
13:48
нет, конечно, мне понравилось, что у героини мое имя))
14:58 (отредактировано)
а как вам фантастическая идея, которая перекликается с сегодняшними знаниями о космосе, о мозге, о душе, энергии, планете, новый взгляд на ноосферу и бессмертие человека, а почему человечество одиноко во вселенной и когда прервется это одиночество??? вот за это только имхо можно дать плюсик, на конкурсе этого так мало, а ведь в фантастике важно именно решение таких вопросов имхо…
22:11
смотря в какой форме это выражено. Здесь нудно и завуалированно. Единственное, что понравилось, так это уделение внимания подводному миру. Этого в конкурсе почти не увидишь…
13:52
смотрите у меня, я за вами слежу machoeyes
13:53 (отредактировано)
так следить получается легко) вон как я раскрываюсь) и имя мое, и плюсик мой) вся на виду)
02:43
Очень атмосферно, пробирает и захватывает с первых строк. Мне понравилось.
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 1
Угар – 1
Юмор – 0
Внезапные повороты – 3
Ересь – 1
Тлен – 2
Безысходность – 0
Розовые сопли – 99 ( максимальная возможная оценка по пятибалльной шкале)
Информативность – 1
Фантастичность – 1
Коты – 0 шт
Сабины – 1 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0
Энергия его любви – 300 КДж

Рассказ писала леди. Догадался я не по грустному названию, и не по обилию ничего не значащих мелочей, и даже не по внезапному всплеску энергии любви в конце рассказа. А вот по этой фразе:

Тихо. Вдруг мужчина услышал, что кто-то подходил к нему, осторожно ступая по гравию между могил. Шаги стихли рядом, и теперь он чувствовал чуть уловимый знакомый цветочно-цитрусовый аромат.
— Привет, Тим, — не оборачиваясь, произнёс мужчина.
— Здравствуй, Дэн. Извини, если помешал.


Что там у тебя за рандеву метросексуалов, которые друг друга по запаху духов отличают? И вообще, накануне у Тима погибла вся его команда, близкие друзья. Он должен сейчас заливать горе и всё, что Дэнчик мог уловить, это знакомый коньячный перегар.

Сюжет в рассказе крутой, с внезапными поворотами, природой и неземными терминалами, так что на многие ляпы можно закрыть глаза, что я и сделал. Да, читал с закрытыми глазами, но даже сквозь веки был видно, что сюжет побеждает здравый смысл. Если бы автор не подталкивал персонажей в нужном ему направлении, они бы разбежались по углам. Ибо они совершают какие-то поступки, но причины отсутствуют. А теперь подробности.

Капля упала на её щёку и медленно поползла вниз, оставляя едва заметный мокрый след.

Капли на лице головы должны медленно ползти вверх при приближении Тима, ведь у него с собой пирамида. Это сразу зацепит читателей.

Огромное количество Дэнов и Тимов надо хоть немного разбавить, Денисами и Тимофеями.

— Димка погиб.
Дэн чуть побледнел.
— Когда? Как это произошло?
— Там же. На том проклятом озере. Только тела Сабины и ребят первой экспедиции нашли на его берегу, а Димка задохнулся в батискафе, в котором исследовали озеро. Чертовщина какая-то: после погружения они почти на сутки пропали, а потом, когда всплыли, открыли люк, а они там…задохнувшиеся.


Далее по тексту говорится, что Тим единственный выжил из второй группы и дежурил на берегу, кто ему помогал открывать батискаф?

К Тиму вопросов очень много. На озере работали специалисты. Они однозначно должны были вести видео и аудиозапись при погружении, чтобы уже в спокойной обстановке анализировать рельеф дна, фауну и прочие достопримечательности, а также иметь как можно больше информации для расследования, если вдруг случится катастрофа. Ведь там погибла предыдущая группа, надо быть готовым ко всему. Когда Димон понял, что они уже не выживут, мог бы хотя бы надиктовать на телефон, что случилось.

Поэтому информация о переменной глубине озера должна остаться, записи с эхолота хотя бы. А если Тима уничтожил все данные, его сейчас должны прессовать в СИЗО оперативники.
Наоборот, записи должны были остаться, и про второе дно озера Старик должен был знать, это становится понятно из дальнейшего хода событий.

Не раскрыты причины, зачем Тиму надо было уничтожать пульт доступа к шлюзу инопланетного терминала и с кем он переговаривался по пирамиде. Где Тим взял пирамиду, если он всё время дежурил на берегу? Как он узнал про пульт доступа?

— Рад тебя видеть, Дэн, — Старик пожал руку, — Проходи, садись. Как ты? Как здоровье? Я гляжу, ты весь промок! Снимай куртку. Сейчас чай заварю, отличный китайский чай – кудин. Я знаю, ты любишь зелёный. Выпьешь? Тебе надо согреться.

У тебя там точно одни метросексуалы работают — какой зелёный чай, где водка помянуть погибших? Я уже писал про бессмысленные детали. Вот чаепитие – одно из них. Рассказ ограничен в размере и поэтому на счету каждое слово. Если присутствует кудин, значит должна быть на это причина. Например, подводники нашли тайную пещеру и Тим был с ними. В пещере он один смог проникнуть в тронный зал и телепортироваться наружу, прихватив с собой пирамиду. Но его стали посещать видения. Все материалы Тим передал Старику, который на самом деле был не человек, а страж-рептилоид. Тот распорядился взорвать пульт доступа. Единственный, кто умеет управлять Батискафом из коллег – это Дэн, поэтому его заманили в ловушку, а зелёный чай на самом деле, это транквилизатор, чтобы у парня не снесло кукушку при виде инопланетных технологий. Почему я сижу додумываю рассказ сам???

Если глубина озера была всего 50 метров по данным первой экспедиции, зачем они взяли с собой батискаф, который может погружаться на девять километров? Для таких давлений нужна совсем другая конструкция и стоимость такого батискафа на порядки выше.

— Здравствуйте. Кто вы?
— Я – синхронизатор-концентратор. Модель 5273 усовершенствованная.
— Могу я спросить?
— Вы можете получить любую информацию, доступную на вашем уровне.


— Что вы синхронизируете?
— Концентрацию.
Дэн почесал голову.
— Я так понимаю, спрашивать, что вы концентрируете, смысла нет?
— Землянин, я недооценил твой разум. Ты только что перешёл на пятый круг пси-вибраций.

Убери номер модели, это лишняя информация и ни на что не влияет.
Старик слушал внимательно, не перебивая.
Потом заговорил: — Теперь понятно, какая трагедия произошла у озера. Судя по всему, всплеск затухающей сейсмической активности привёл к движению плит. Думаю, что в пробах воды, взятой вами со дна колодца, будет обнаружен редкий газ, который чрезвычайно ядовит, но быстро улетучивается.


Если у них в пробах воды был чрезвычайно-ядовитый газ, который, скорее всего, улетучивается в атмосферу, Тим и Дэн были бы обнаружены мёртвыми на берегу.

Он не видел, и не мог видеть, как энергия его любви отыскала в бескрайнем космосе ту единственную, созвучную ей, и слилась с нею. Две вибрации, настроенные на одну волну переплетаясь, породили чудо – мелодию любви, над которой не властно время.

Я просто закрою глаза на эту ересь. Но ответь мне на вопрос: благодаря какой энергии общался через скайпо-пирамиду Тимофей, он же не любил?

Бессмысленный шлакоблок с беспощадным сюжетом и отсутствием юмора можно с большой натяжкой назвать сказкой для взрослых. До полноценного рассказа его ещё допиливать и допиливать и допиливать и допиливать и допиливать. Так как я джентельмент, хочется сказать авторше напоследок какое-нибудь доброе слово, например плюшевый мишка.

Критика)
09:54
За интересную идею о высшем разуме, и пути развития через воплощения — ставлю плюс. Текст в целом тоже неплохой. Кому-то покажется скучным, но не мне. Темы в рассказе затронуты серьезные…
Загрузка...
Валентина Савенко №1