Нидейла Нэльте №1

Нелегкая мужская доля

Нелегкая мужская доля
Работа №535

Эта осень была по-особенному теплой и сказочной. Сердце трепетало от предчувствия чего-то необычного. Хотелось какого-то безумства, несотворенного волшебства, ну или просто поиздеваться над кем-нибудь. Впрочем, чего это я тут? Как раз сейчас и поиздеваемся.

– А не передумают? – раздалось слева от меня.

– Да не передумают, куда денутся? Любит он ее, – раздалось справа. – Да и потом, все уже уплачено.

– Если не приедет, я сама его придушу. Зря, что ли, столько времени на подготовку убили? – сказала я.

Издалека раздавался зов кукушки. Легкий ветер шуршал осенними листьями. Мягко грело утреннее солнышко. Деревья стояли нарядные, в золотисто-красных одеяниях.

На опушке леса еще вчера поставили огромную деревянную лавку. На лавке явно сэкономили – она была сколочена на скорую руку и оттого весьма кособока. К тому же поверхность ее была не обточена, что грозило занозами. Опасности сей подвергались три девицы, облаченные в длинные сарафаны, то бишь мы.

– А коли все-таки струсит? – опять спросила дотошная Леська.

– Я ему струшу, – пообещала Маруся, старшая сестра невесты Забавы.

– Ксандра, а ведь там Никита будет дружкой… ты готова его увидеть?.. После всего, что было между вами...

– Лесь, в свое дело не лезь? – я предупреждающе взглянула на подругу.

Помолчали немного.

– Что-то запаздывают, – через несколько мгновений произнесла Леся.

– Драконов убивают, – фыркнули мы с Марусей в голос.

Снова тишина. Потом ожесточенные хлопки.

– Комары достали, – бушевала Леська. – У, кровососы проклятые! Чтоб вам…

– Ты сама кого угодно достанешь, – заявила Маруся.

– Едут, едут!

Я вскочила на ноги, прерывая их стычку. Не хватало еще подружкам невесты прийти на свадьбу с расквашенными носами.

– Па-местам!

Послышался громкий цокот. На опушку въехали пятеро всадников в полной амуниции. Впереди всех был Ярослав на вороном коне. Конь свирепо пофыркивал да бил копытом, требуя к себе внимания.

Всадники спешились. Яр был в великолепном черном облачении, на поясе – меч. В лице – ни кровинки, видно, как нервничает. Следом за ним спрыгнул с коня Никита в белоснежном одеянии – он был дружкой жениха. Его золотистые волосы рассыпались по плечам, улыбка разъехалась до ушей. Но при взгляде на хмурую меня он эту улыбку притушил. Я же просто отвернулась.

Остальными всадниками были королевские родственники – двоюродные братья да седьмая вода на киселе. Я их поверхностно знала – виделись на балу в прошлом году. Прибывшие с тревогой смотрели на нас, не зная, чего можно ожидать от женского коварства.

– Поклон земной вам, добры молодцы! – начала Маруся, и мы сопроводили ее слова действиями. – Спросить позвольте, а чего ж сегодня все вы при параде?

– Быть может, празднуем чего? – войдя в роль, недоуменно захлопала ресницами Леся.

– Да вот, невесту покупаем, – простодушно сказал Илья, молочный брат жениха, – то есть, выкупаем, – тут же поправился он.

– Невесту?! – дружно «ахнули» мы. – Ну, невест у нас навалом! Хочешь ты жену младую – выбирай из нас любую.

– Вы красивы, спору нет, – протянул Никита, и в глазах его заиграли столь любимые мною смешинки.

Он о чем-то подумал, снова улыбнулся и протянул:

– Но хотим жену такую, чтоб походка лебединая, волосы как шелк, глаза… хм, глубокие... как озера, губы розовые, как бутон, зубы жемчужные, а дыханье свежее, как… как…

– Как свежевыстиранные портянки, – предложил кто-то из задних рядов и тут же был задавлен чтящими этикет родственниками.

– Что ж, – сердито уперла я кулачки в бока, глядя прямо в глаза своему гулящему бывшему, – раз нас брать замуж не желаешь, дань плати, тогда узнаешь!

И указала им на огромный ужасный котел, в который предполагалось складывать деньги, вырученные со свиты жениха. Жених и свита при виде этого старинного гигантского страшилища округлили глаза и пооткрывали рты.

– Пока чан сей не заполнишь, свою невесту не найдешь! – мстительно добавила я.

– Друг, а может ну ее, с лебединой походкой? – спросил Никита. – Эти вроде тоже ничего…

Ярослав молча отмахнулся, порылся в кармане и неуверенно высыпал горсть монет на дно котла, одновременно заглядывая в него и проверяя: а есть ли оно вообще, дно это? Денежки, тем не менее, стукнулись об искомое, и тут же произошло маленькое чудо – количество монет увеличилось во много раз, сразу же заполнив половину тары. Это был специальный свадебный котел, создававший ненастоящие копии денег, как только в него попадала хотя бы одна монетка. Маруся его по всем магическим салонам разыскивала, да и то взяла напрокат – для того, чтобы и жениха не разорить, и большую статусность ему придать.

Свита тоже дружно стала опустошать карманы. Один из родственников по имени Карл даже отвязал от пояса мешочек с мелочью – видимо, специально собирал и все ждал случая, когда пригодится. С его помощью чан наполнился очень быстро, да так, что монетки посыпались наружу. Мы с девушками на котел взглянули и смилостивились.

– Ладно... есть у нас девица, на все руки мастерица. И красива, и стройна, и мила, нежна она.

– Но вот беда случилась вдруг! – запричитала Леся. – Пришел Колдун злой и увез твою красавицу-девицу, за тридевять земель унес нашу подругу-мастерицу. Но коль спасешь ее ты, вмиг мы в жены отдадим подругу. И будет празднеств яркий шик! Иди, спасай свою супругу!

Маруся жестом велела одному парнишке из свиты жениха тащить котел за собой. Выбор пал на самого тощего и ушастого из всех. За глаза его все звали Лепреконом, и либо он по жизни был неудачником, либо сестра Забавушки, как мы давно уже подозревали, в душе была мужененавистницей. Несчастный жалостливо взглянул на нее – он уже прикидывал, как будет волочь тяжелое «древнее сокровище» через все магические испытания, и перспектива его не вдохновляла. Но Маруся только властно крутанула пальчиком, из которого посыпались искры, и тот кинулся к чану с монетами.

– Ведьмы! – с деланным сожалением громко вздохнул Никита и отправился помогать товарищу.

Мы же с остальными отправились дальше. Если сказать точнее – обошли дерево, под которым стояла наша лавка. За деревом лежал камень, от него в разные стороны разветвлялись три дорожки. На камне было написано: «Направо пойдешь – счастье найдешь; прямо пойдешь – в объятья супруге попадешь; налево пойдешь…»

Тут мы не поверили своим глазам. Все даже придвинулись ближе, чтобы разглядеть повнимательнее. На камне было нацарапано: «Налево пойдешь – дома получишь!!! Забава».

Парни откровенно загоготали. Каждый счел своим долгом подойти и хлопнуть или сочувственно потрепать Яра по спине. Никита, глядя на надпись на камне, виновато потирал шею.

– И когда она только успела? – под шумок спросила я девчонок, стараясь не смотреть на то, как играет силушка в руках у дружки.

Подруги в недоумении переглядывались – проворонили, мол.

– Что ж, удалый молодец! – громко крикнула я, прерывая балаган. – Выбирай свою дорогу!

Ярослав без колебаний ткнул пальцем прямо. Друзья за его спиной обменялись ехидными смешками. Уверена, что глубоко внутри каждый из них завидовал королевичу в этот момент.

– Только помни, дорогой, путь, что прямо, самый сложный, – начала стращать Леська, подходя к Ярославу слева. – Сложной ты пошел тропой. Должен быть ты осторожен.

– Там чащобы, буераки, – подхватила Маруся, приближаясь справа, – змеи, злые там собаки, пауки, русалки, утки… Верь мне, это все не шутки! И в конце – сдержи-ка стон! – будет ждать тебя дракон!

Мы ехидно уставились на молодых людей, ожидая их реакции. Королевич в задумчивости покусал губы.

– Да ладно, – миролюбиво ответил он. – Лишь бы тещи моей там не было.

Все засмеялись, оценив шутку. Добродушный нрав матери Забавы, у которой даже имя – Милана, был известен присутствующим.

Дорога впереди мерцала легким голубым светом. Даже те, кто не обладал магическим даром, знали, что нас ждал магипорт. Все по очереди ступали на этот путь, что вел прямиком в неизвестность, и исчезали – переносились в другую часть леса. Я с шумом выдохнула, когда благодаря магическому вихрю в одно мгновение очутилась в новом месте.

Огляделась. Теперь вокруг росли огромные темные ели. Их развесистые лапы с острыми иголками не желали пропускать никого чужого. Вроде бы все по плану.

– Хочешь ты пройти сквозь лес, полный тайн и чудес, – запела я соловушкой, когда все собрались.

Тем временем парни уверенно и со знанием дела кивали друг другу, понимая, что это задание они выполнить смогут.

– Скажем мы тебе, как быть: птицей обернись, поднимайся ввысь, друзей на хвост сажай, да и лес перелетай.

Мы в Ярославе не ошиблись. Он догадался захватить на выкуп фамильную реликвию – волшебный ковер, передававшийся в их семье из поколения в поколение. Основное достоинство этой вещи было в том, что она могла без проблем поднять в воздух до десяти человек.

Юноши сняли с одной из ошарашенных мгновенным перемещением лошадей волшебный ковер-самолет. Развернувшееся произведение искусства предстало перед нами во всей красе. Еще во времена студенчества Ярослав приглашал нас к себе домой. В королевском дворце это сокровище висело на стене и тщательно охранялось. Ковры-самолеты – очень редкие вещи, и ценность их велика. Лишь главы Магического Совета да королевские особы могут позволить себе летать на таких. Простым магам они недоступны.

Один раз Яр устроил нам веселье и без спроса родителей прокатил с ветерком. Влетело всем, и, честно говоря, оно того не стоило. Лично я не нашла в этом ничего особо приятного. Зато Маруся, которая не принимала участие в сим действе, но сильно желала, придумала использовать ковер в одном из этапов выкупа. Я долго пыталась ее отговорить. Но старшую сестру Забавы, если она вбила себе что-то в голову, разубедить нереально. Я точно знаю, что она и слила это задание Никите – а иначе кто бы ее повез на ковре-самолете?

– Прошу садиться, – усмехнулся Ярослав и сделал приглашающий жест.

Видимо, ему было приятно хоть как-то досадить подружкам невесты. Ладно-ладно, мы еще посмотрим, кто кого!

– А помнишь, как тебя укачало в тот раз и вырвало прямо на Леську? – с ребячьей радостью спросил меня Никита.

И нас еще называют ведьмами! Все-таки парни такие… парни! Мы с подругой, вспомнившей эти «приятные» впечатления, о которых мечтала забыть, одновременно покрутили пальцами у висков.

– И вот что ты в нем нашла? – демонстративно громко сказала Леся и, подвинув ушастого Лепрекона, уселась впереди рядом с Карлом и начала строить ему глазки.

Лепрекон, который все еще таскал свадебный котел, в обнимку с ним пересел на соседнее место и с некоторым испугом взглянул на девушку – а не посягнет ли на доверенную ему сокровищницу?

Нас было меньше десяти, поэтому после загрузки на «борт» и щелчка пальцев королевича ковер с легкостью взмыл вверх. Мы довольно быстро пересекли темный хвойный лес. Острые макушки деревьев неодобрительно качались нам вслед, а оставленные лошадки грустно – или облегченно – заржали.

Я увидела впереди реку, возле которой мы должны были приземлиться, и украдкой выдохнула. Осталось пережить самое страшное – посадку, и можно забыть об этом приключении. Но не тут-то было.

В самый неподходящий момент ковер накренился, и я с истошным криком начала заваливаться в бок. Словами невозможно передать ощущение падения, но именно его-то я и почувствовала. Когда не за что ухватиться.

Но тут в меня вцепился Никита, который, конечно же, мне назло уселся рядом. На ковре творилось нечто невообразимое – какофония из женских воплей и мужских советов. Но я не слышала ничего – в этот момент единственное, что отделяло меня от смерти, была рука моего бывшего. Я глядела в его глаза, и мне казалось, что он взглядом показывает мне, что все будет хорошо.

Он втянул меня обратно – не даром такие сильные руки накачал. Я тряслась в его объятиях все то время, что занял спуск.

– Ух, своенравный, – пожурил ковер Ярослав.

И вместо того, чтобы шлепнуть проказника, нежно погладил его. Впрочем, возможно мне это лишь показалось.

Никита все еще обнимал меня. Я заглянула ему в глаза.

– Ты мой спаситель! Я думала, что все кончено. Не знаю, как и благодарить тебя!

Никита странно взглянул на меня, а потом, поняв, что его хвалят, расправил плечи.

– Обращайся.

Наконец ковер приземлился на поляне перед неширокой, но глубокой рекой. Через нее был возведен мост, однако сейчас его створки были разведены. По сложному замыслу Леси, чтобы выкупники могли перейти, один из нас должен перебраться на другую сторону и опустить рычаг.

Ковер, который уже свою роль сыграл, свернули и стали решать, кто его потащит. «Мелочный» кузен жениха от ноши открестился, заявив, что у него на ноге поврежден пальчик, и тяжести поднимать ему строго-настрого запрещено лекарями. На это Илья, рубаха-парень, сказал: «Палец, Карл! Палец! Эх, ты!» – и с легкостью взвалил реликвию на плечо. При этом он украдкой посмотрел на Лесю, но, кажется, это заметила только я.

– Что же делать, как нам быть?! – запричитали мы с девушками, когда все успокоились. – Реку нам не переплыть! Очень нужен нам герой, чтоб мог совладать с водой. Ты попробуй вброд пройти, мост руками ты сведи. Только осторожней там, берегись хвостатых… хм, дам.

Ярослава такая перспектива не впечатлила, и это было красочно написано на его лице.

– Я что, должен лезть в воду?

– Да! – в один голос ответили мы, сияя невинными глазками и хлопая ресничками. – Ты же у нас герой!

– Злобные ведьмы, – прошипел жених. – Кто из вас троих это придумал?!

– Невеста дорого стоит, – обиделись мы с Марусей, и не думая выдавать Леську. – Ты что же, хотел ее задаром получить?

– Было бы неплохо, – сказал Никита.

Видно было, что он сострадает другу, но лезть вместо него в холодную воду ему не хотелось.

Мы шикнули на него и поторопили Яра. Он разделся до трусов и, мученически вздохнув, ступил в воду. Следом полетели наши ехидные комментарии по поводу его вида.

Вода была ему по пояс, когда показались чьи-то руки и красивое женское личико с зелеными волосами. Потом еще одно, и еще… Пятеро русалок взяли королевича в плотное кольцо и начали плавать вокруг него, не пропуская дальше. Он беспомощно оглянулся на нас, но мы только развели руками, мол, ты у нас герой, ты и думай.

– Какой красивый, – замурлыкала Весняна.

– И такой глупенький, – вторила ей Сальвина, – попал в наши сети – теперь уже не выплывешь.

– И куда же ты так торопился, миленький? – поинтересовалась Оснея. – Уж не в наши ли объятья? – и она кокетливо пощекотала его хвостиком.

– Да точно к нам, – пропела Ламилла. – Захотелось любви и ласки, сладкий мой?

– Так это мы тебе устроим, – пообещала Вальсира.

Ярослав затравленно смотрел на них, явно не зная, что предпринять, – русалки были настроены решительно.

– Девушки, – взмолился он. – Ну зачем я вам нужен? У меня свадьба сегодня. Мне к невесте надо успеть.

– Неправильный ответ, – сказала Сальвина, и русалки сузили круг.

– Нет, ну серьезно, девушки… рыбоньки! Хвостатые! Чешуйчатые!!! Отпустите, а?..

– Тренируйся, тренируйся в красноречии, – посоветовала Ламилла, – еще для невесты пригодится. Если мы тебя отпустим, конечно…

– Что я должен сделать, чтобы вы меня освободили?

– Спой нам красивую песню, – единогласно решили обольстительницы.

– Да я плохо пою… – заскромничал жених.

Круг возле королевича мгновенно стал еще уже. Каждая русалочка, проплывая мимо, считала нужным коснуться молодого человека хвостом.

– Понял, понял…

Ярослав откашлялся и обернулся на дружку. Тот ободряюще кивнул ему. И тогда жених начал петь песню, которую они с Никитой сочинили еще в годы студенчества. Оба были с музыкальным слухом и обладали приятными голосами, а на пару пели так, что все прибегали послушать.

Я по свету бродил один,

Неприкаян, горяч и молод был.

Я так много достиг вершин –

Одному там безумно холодно.

В небеса я взмывал не раз,

Укротил я стихию воздушную.

Но из песни не выкинешь фраз –

Просто, милая, небо… бездушное.

Покорить я решил моря

Парусами ловил свежий ветер я.

Но и тут скоро понял – все зря.

Свое счастье и здесь не встретил я.

Лишь когда я увидел твой свет,

Волшебство заиграло красками.

Никого мне дороже нет,

Ты красива, нежна и ласкова.

Будь, прошу я, навеки моей!

Буду верен, клянусь я, тебе одной.

Двое нас – нет стихии сильней.

Станешь, милая, ты моей женой?

– Как красиво, – зачарованно прошептала Оснея, когда песня закончилась.

Зеленоволосые красавицы раскрыли круг, чтобы королевич мог выбраться.

– А может, оставим его? – спросила Сальвина подруг. – Будет петь серенады, когда нам станет грустно…

Но Ярослава и след простыл. Точнее, он уже выбрался на другой берег, добрался до рукоятки и дернул, чтобы мост перекинулся через реку. Мост этот, как и магипорт, устанавливали специально для свадебного выкупа, и он обошелся отцу Яра в немалую копеечку. На что только не был готов король для любимого сына!

Наша переправа медленно и со скрипом опустилась, и мы с ребятами, страшно довольные, перешли на ту сторону. Когда я проходила мимо русалок, подмигнула им, и хвостатые проказницы дружно засмеялись – точно колокольчики зазвенели.

Перед нами снова расстилался лес – на сей раз широколиственный и светлый. Кроны древних дубов, казалось, касались неба и разгоняли облака. Но этот могучий лес был болен – деревья окутало липкой паутиной, на каждом из них сидели большие пауки. Из-под корней то здесь, то там было слышно шипение больших змей, иногда они высовывали головы, наблюдая за нами. Вдалеке уже виднелся дом Забавушки – он был выстроен в виде небольшого замка из серого камня.

Ярослав с помощью дружки уже высушил себя заклинанием, и мы отдали ему одежду. А затем приступили к следующей экзекуции.

– Видно замок впереди, где сидит твоя девица, и, хоть там она томится, не спеши ты к ней идти. Должен нам ты доказать, что не только петь ты можешь, но и гадов побеждать, пауков премерзких тоже. Сетью все Колдун оплел, окружил все паутиной, девушку твою увел в замок, сердцу ее милый. Погрузил всех в чудный сон, обратился сам драконом. Что же, если ты влюблен, если ты отваги полон, победишь ты чародея, девушку увидишь вновь. Ну, иди, убей злодея! И! Да здравствует любовь!

– Да здравствует любовь!!!

С этим криком парни, в том числе и ушастый, который всунул мне в руки чан с золотом, и даже мелочный Карл с больным пальчиком на ноге, обнажили мечи и ринулись прорубаться к замку.

Все-таки мальчишки – они мальчишки и есть: и в семь, и в семнадцать, и в семьдесят. Дай только в заварушке поучаствовать. Русалок испугались, а вот пауков, змей и других гадов рубили почем зря. Зарывались в жуткую паутину целиком, а потом с радостным гиканьем разрубали ее на кусочки. Хорошо, что змеи и пауки были всего лишь иллюзиями, и от прикосновения лопались с громким звуком, чем еще больше раззадоривали наших воителей. Если бы вся эта нечисть была настоящей, привезенной из Заповедника, где я работала, то мало бы им, а заодно и мне, не показалось. Ядовитые арахниды, хоть и ядовитые, а занесены в Красную магическую книгу, и нам бы здорово влетело от МагСовета. Хорошо бы они про русалок не узнали... вообще-то мне строго-настрого запрещено выпускать питомцев Заповедника, но чего только для любимой подруги не сделаешь. Надеюсь, в Совете и про дракона ничего не узнают…

Кстати, о драконах.

Ребята уже прорубили широкую тропинку и подошли к воротам дома Забавы. Но остановились, не опуская мечей. Из-за забора выглядывала любопытная морда моего дракоши – он изображал главного злодея, Колдуна, укравшего невесту. Легкий дымок поднимался от его ноздрей.

Мы с девчонками, слегка запыхавшись, подбежали к парням, которые уже ждали нас. Ярослав обличительно наставил на меня меч.

– Это что же, – молвил он, – вы хотите заставить меня убить дракона? Реликтовое животное, занесенное в Красную магическую книгу, в том числе и в реестр особо охраняемых существ волшебного мира? – дождавшись наших кивков, он продолжил стыдить: – Да этих созданий по всему миру насчитывается штук пять, не больше! И один из них – в твоем Заповеднике, Ксандра!

– Я знаю, – ответила я, скромно шаркая ножкой, – но ведь это не дракон, а Колдун, укравший твою суженую!

Королевич закатил глаза.

– Зоомаголог из тебя так себе, – пробурчал он.

– Он страшно боится щекотки в нежных местах, – тихонько добавила я, подмигнув другу.

Ярослав в нерешительности потоптался.

– Я-то думал, про дракона – это вы так неудачно пошутили.

– Ну что ты, – доверительно сказала я ему, – мы только про уток пошутили. Для рифмы. А так – для тебя все самое лучшее.

– Издеваетесь? – понял он. Мы с гаденькими улыбочками закивали. – Что за нелегкая доля у нас, мужчин, быть главными шутами на выкупе?

– Ты все еще можешь передумать и не жениться, дружище, – подал идею Никита.

– Слушай только свое сердце, Ярослав, – возразила я. – Некоторым присутствующим здесь советчикам так и суждено всю жизнь подтверждать статус гулящих.

– А вот сейчас было обидно, – ответил мой бывший, но королевич не дал разгореться скандалу.

– Ладно, – он встряхнулся и махнул друзьям, которые в нерешительности топтались на месте, – пошел я дракона побеждать.

Все заверили его, что мысленно мы с ним. Никита, правда, уточнил, оставил ли друг завещание, но это уже так, мелочи.

Пройдя через калитку, Яр остановился неподалеку от дракончика. Тот возвышался над ним как небольшая гора. Увидев королевича, которого искренне полюбил при предыдущей встрече, Горыня восторженно уставился на него, завилял хвостом и запыхтел. Дым из ноздрей повалил еще сильнее.

– Сдавайся, чудище огнедышащее! – жених попытался грозно произнести эту фразу и наставил на дракона меч.

Огнедышащее скосило глаза на острый предмет перед его носом, а потом перевело влюбленный взгляд обратно на Ярослава. Тот поводил мечом из стороны в сторону. Горыня как собака начал двигать мордой, следя за блестящей палочкой. Разве что не загавкал. Жених вздохнул и забросил меч подальше. Взвизгнув от счастья, дракоша кинулся за «игрушкой». Схватил ее пастью и попытался разгрызть.

– Фамильный меч, – философски и с тоской произнес королевич.

После он подошел к дракону сзади, встал на цыпочки, вытянул руки и пощекотал псевдоКолдуна там, где у человека находятся подмышки.

И тут же отпрыгнул в сторону, потому что чуть не оказался раздавлен. Едва придя в себя от несостоявшегося убийства королевича – ведь конкурс с драконом был именно моей идеей – я ринулась наблюдать и записывать в памяти новые особенности поведения драконов.

Драконология – слабо изученная наука, и втайне я мечтала о том, что однажды стану знаменитым драконоведом. Конечно, после того как разведу у себя несколько экземпляров.

Оказывается, мой дракончик не столько боялся щекотки, сколько хотел, чтобы его пощекотали! Горыня перевернулся на спинной гребень, подтянул лапы к туловищу и с зажмуренными глазами приготовился к удовольствию. Ярослав на мгновение растерялся, но потом намек понял и приступил к процедуре. Вскоре выяснилось, что дракончик линяет, оттого и чешется – чешуйки на его животе отходили с легкостью.

Получив порцию наслаждения, довольный дракон перевернулся обратно на лапы и встряхнулся. После этого показал всем филейную часть и попытался взлететь. Я раскрыла рот – это была его первая попытка полета на моих глазах. Однако Горыня, вообразив себя большим и сильным драконом, совсем позабыл о том, что длинные крылья у него еще не отрасли. Друзья изо всех сил сдерживали смех, ибо мой подопечный, напоминающий тучного теленка и имеющий воистину козлиное упорство, делал до того потешные попытки подняться в небеса, что не улыбаться было невозможно. Наконец, до него дошло, что сегодня звезду с неба достать не получится и, обиженно взвизгнув, он со всего размаха плюхнулся на землю – спать.

Пыль и песок полетели во все стороны. Взмыленный жених, стоявший рядом, только слабо отмахнулся. Вид у него был еще тот – будто грязная статуя сбежала из музея. Жених мрачно смотрел, как мы подходим ближе, и взгляд его не предвещал ничего хорошего. Слава Марусе, которая применила заклинание чистки – взмахнула руками как птица и прошептала нужные слова. Прямо на глазах наряд жениха очищался от пыли, которая облаком оседала на землю. Леська в свою очередь отутюжила его штаны, ну а я внесла лепту, кокетливо добавив ему цветочков в нагрудный кармашек.

Ярослав ничего не сказал, только неопределенно хмыкнул, смахнул с рукава несуществующую пылинку и воззрился на нас – мол, что там дальше по вашей программе моих мучений?

– Хвала герою – победил он, сразил он злого Колдуна! – Маруся начала хвалить жениха, явно испугавшись, что королевский отпрыск сейчас передумает жениться на ее сестре.

– И нам надежду подарил он – что будет с ним его жена в надежности, сохранности, в любви, богатстве, радости, – дополнила Леся, задабривая Ярослава.

– Доверить сможем мы ему подругу милую свою, – продолжила я, тоже опасаясь, что мы переборщили с конкурсами. – Вот только спит подруга наша, да не простым – волшебным – сном. И пробудить – задача ваша. Сейчас мы к ней вас отведем.

Мы вошли в дом Забавы и Маруси, оставив Горыню отсыпаться – он же еще совсем малыш, пусть лучше спит, забот меньше. В доме было пустынно – всем велели спрятаться и якобы тоже спать заколдованным сном. Комната невесты находилась на втором этаже замка.

Забавушка была тут – невероятно красивая в свадебном платье, подруга лежала на кровати с закрытыми глазами и мирно дышала. В руках она держала букет из маленьких белых цветов – именно такие я наколдовала Ярославу.

Жених бросился к невесте как утопающий – к спасательному плоту, скорее целуя ее в губы, явно в надежде побыстрее избавиться от нас. Не тут-то было. Его нареченная вздохнула, немного повернула голову… и продолжила спать.

Ярослав в растерянности оглянулся, а мы поспешили спрятать ехидные ухмылки, которыми обменивались с мальчишками.

– Не поцелуй невесту разбудит, а слово, что будто пропел соловей. Его угадай – и вам счастье прибудет, и сможешь жениться на ней поскорей!

– Слово? – задумчиво произнес королевич.

– Да, слово. Приличное, – быстро добавила я. – Ну, как бы ты ее назвал?

– Э-э-э, дорогая? – неуверенно начал Яр. – Любимая? Милая? Добрая?.. Умная, красивая, неповторимая, ненаглядная, дивная, прекрасная, единственная, очаровательная, восхитительная…

– Прелестная, ласковая, обожаемая… – помогал Никита, но потом понес отсебятину: – Ревнивая… недоверчивая… гордая.

Я метнула в него презрительный взгляд.

– Золотце, солнышко, ягодка, нежная, умничка, заинька, звездочка… – подсказывали друзья жениха.

– Чудесная, рыбка, лапочка, сказка, богиня… – бормотал Илья, поглядывая на Леську, которая по-прежнему ничего не замечала.

– Несравненная, романтичная, нежная, соблазнительная… – поддерживал Лепрекон.

– Обольстительная, привлекательная, сияющая, одаренная… – придумывал Карл.

Невеста ни на что не реагировала, только слегка похрапывала.

– Радостная, мечта моя, удивительное создание, талантливая, драгоценная, лучшая, самая лучшая, блестящая… – Выбивался из сил жених. – У меня уже фантазии не хватает. Правы русалки были, когда в красноречии упражняться заставили.

Мы с умильными улыбками смотрели на их умственные потуги. Какими они все-таки могут быть милыми, наши мужчины, когда захотят. Жаль, хотят они этого не так часто – на выкупе, да еще пару раз в жизни.

Наконец, Ярославу это надоело.

– Ну, знаете, – сказал он. – Хватит уже издеваться надо мной и моей будущей женой. Если она сейчас же не проснется, я отказываюсь жениться! – он решительно встал с колен, отряхиваясь, и наткнулся взглядом на наши улыбки. И тут же почувствовал, как его что-то держит за одежду. Оглянулся.

– Любимый, – ласково проговорила Забава, но в голосе отчетливо послышались строгие нотки, – куда это ты собрался?..

– Эм-м, – ответил Ярослав, – ты проснулась?

– Ну конечно, милый, – засмеялась она и поднялась с постели, – волшебным словом было «жена». Ты разрушил чары, и теперь все в замке проснулись!

Как по команде в комнату начал стекаться народ с бокалами в руках. Родители Ярослава и Забавы сияли ярче солнышка.

– Распались чары в одночасье, пришла счастливая пора! Живите в мире и согласье! Ну а теперь кричим: «Ура!» – мы с подругами едва могли перекрыть общий радостный гул.

Ура! – закричали все, кто находился в комнате новобрачной, и подняли бокалы за молодых.

Жених подхватил невесту на руки и понес ее к месту бракосочетания – во внутренний двор дома, где установили свадебный помост. Магиня в возрасте, которая должна была обвенчать пару, уже была на месте, и с улыбкой встречала молодых.

Сама церемония была очень красивой и очень короткой. Молодые обменялись клятвами, после чего скрепили союз поцелуем. Мы утирали слезы радости.

После свадебного ритуала всех пригласили в дом на празднование в огромный зал для приемов – отец Забавы и Маруси был большой шишкой и частенько приглашал важных людей к себе в «замок».

Нас с Никитой посадили рядом с молодоженами. Илья присел рядом с Леськой, но она даже не посмотрела на него – ее блестящий взгляд ее был устремлен на Карла, который уже придирчиво ковырялся в чане с едой и недовольно бурчал себе под нос.

После того как все утолили первый голод, приглашенная волшебница начала развлекательную программу. Для начала всех представила, рассказала забавные истории про каждого и, когда настроение в зале потеплело, неожиданно крикнула: «Целуй!» Застигнутые врасплох новобрачные поднялись и неуверенно потянулись друг к другу.

– Что же вы? – укорила их ведущая, ее громовой голос, усиленный заклинанием, разносился по залу. – У свадебного помоста у вас было больше рвения!

Все засмеялись, а сконфуженные молодожены, поцеловавшись, сели назад.

– Говорят, – продолжала ведущая, – чтобы брак молодых был особенно удачным, свидетели должны прилюдно закрепить его поцелуем.

Меня как мешком по голове хлопнули. Издевается она, что ли? Не так давно зажили раны от нашего с Никитой романа, а она на них соль сыплет!

– Давайте подбодрим их! – взывала к гостям ведущая. – Ну же, вы хотите, чтоб ваши друзья жили долго и счастливо?

Гости закричали: «Целуй! Целуй!» Мы с Никитой повернулись друг к другу, и я быстро чмокнула его в щеку. Он явно рассчитывал на большее, и был разочарован. Я сидела с таким видом, что ведущая поняла – от меня она уже ничего не добьется.

В конкурсах я больше не участвовала, хотелось лишь, чтобы все это скорее закончилось… Вернуться к своим зверям и погрузиться в работу, забыться, лишь бы оказаться подальше от Никиты, который, правда, итак уже куда-то исчез со своего места.

Леська сидела рядом, насупленная и несчастная. Я ее прекрасно понимала – она всегда выбирала парней, которые на нее не смотрят.

Гости вышли в центр зала, где выписывали всевозможные па и веселились от души. Среди них танцевали новобрачные. Сверкающие облака проносились мимо людей, освещая то одно, то другое радостное лицо. Похоже, грустно было только мне да моей подруге. Громкая музыка начала действовать на нервы, и я решила пойти прогуляться в саду, попутно прихватив с собой Лесю.

Мы вышли наружу, и я смогла, наконец, вдохнуть свежего воздуха. Ветра не было, и дубы-исполины стояли неподвижно. Мириады звезд бриллиантами рассыпались по небесному полотну. Мы с подругой направились к деревянной беседке. Она была увита все еще не пожелтевшим плющом, благо погода стояла летняя, и это растение закрывало сидящих внутри от посторонних глаз.

Обрывки музыки доносились сюда, но издалека, словно из другого мира. Мы зашли в беседку и опустились на лавку. Я закрыла глаза и погрузилась в загадочные звуки осенней ночи. Вынырнуть оттуда меня заставили всхлипывающие звуки. Леська рыдала, спрятав лицо в ладонях.

– Я никогда, никогда не буду счастливой… – заунывно протянула она.

– Ну, дорогая, что ты такое говоришь? Ты серьезно не замечаешь, какие взгляды на тебя бросает Илья?

– Илья? – подруга подняла голову и сморщила носик. – Эта деревенщина?

– Деревенщина?! Он молочный брат королевича!

– В его жилах не течет королевская кровь… – она, как ребенок выпятила переднюю губу.

– Зато он ведет себя куда как лучше жадного Карла, с которого ты весь день взгляд не сводишь! – рассердилась я. – Разве в происхождении дело?

– Но мне так хотелось жить во дворце…

– И что ты будешь делать рядом со скупым человеком, который думает только о выгоде?

– Он, между прочим, вернулся в лес за нашим денежным котлом, – хихикнула подруга, – принес его и припрятал где-то… он и не знает, что деньги-то не настоящие…

– А я тебе о чем! А по Илье видно, что человек хороший. К тому же, он очень симпатичный.

Леся надолго замолчала, пока, наконец, не вымолвила:

– Ты как всегда права, моя разумная Ксандра. Пойду, попробую поговорить с Ильей.

Она встала и направилась к выходу. Обернулась.

– Сама-то с Никитой что собираешься делать?

– Иди уже! – прикрикнула я, не в силах сейчас обсуждать с ней своего бывшего.

Послышался тихий смех, застучали каблучки и все стихло. Я снова закрыла глаза и глубоко вздохнула. Так много сил ушло на подготовку свадьбы, и вот праздник почти прошел. А что будет дальше, я не знала.

– Что ты намереваешься решать с Никитой? – раздался голос Ярослава, я вздрогнула и открыла глаза. Что он делает здесь, в моей беседке?

– Все помешались на Никите? – буркнула я. – Только и разговоров, что о нем.

– Я должен повиниться перед тобой, – он шагнул ко мне и сел рядом. – Пока еще не слишком поздно.

Я повернула голову и внимательно начала слушать.

– Никита не виноват в том, что сделал.

– Как он может быть не виноват, если я своими глазами видела, как он целовал ту рыжую на выпускном?! Он что, на мгновение лишился рассудка?

– Именно так.

– Что, прости?!

– Ты же знаешь, как это бывает? Выпускной, свобода… чуток расслабились, принесли выпивку… Купили набор «Сегодня повезет!», слышала о нем?

– Вы с ума посходили? Он же очень опасен! Можно такого выпить и натворить, что потом жизнь с русалками покажется высшим счастьем.

– Так и есть, – покаянно опустил голову королевич. – Никите досталось любовное зелье.

Я прижала руки к губам.

– И он молчал?!

– Он не хотел сдавать меня. Это запрещенные напитки, и моей королевской репутации бы не поздоровилось.

– Ярослав. У меня нет слов.

– Не надо ничего говорить мне. Прошу, поговори с Никитой. Он это заслужил.

В голове зароились тысячи мыслей, и наконец я поймала за хвост нужную.

– Ты поэтому весь день подталкивал нас друг к другу?

– Мне до сих пор стыдно, что я так подвел своих друзей.

– Значит, мне не показалось, и ты действительно заставил ковер сбросить меня?!

– Он бы не допустил, чтобы ты упала.

– Знаете что, ваше королевское высочество… идите-ка вы... к своей жене! Я очень сердита и ненароком могу пустить какое-нибудь заклинание в ход.

Ярослав прошептал: «Прости», и исчез в темноте. Я облокотилась на парапет беседки. Столько нужно было обдумать. Значит, Никита целовал другую под действием любовного зелья? Значит…

Пока я размышляла, из темноты раздалось тихое пение.

Лишь когда я увидел твой свет,

Волшебство заиграло красками.

Никого мне дороже нет,

Ты красива, нежна и ласкова.

Будь, прошу я, навеки моей!

Буду верен, клянусь я, тебе одной.

Двое нас – нет стихии сильней.

Станешь, милая, ты моей…

Вдовой, – завершила я песню за Никиту, который появился на пороге беседки.

– И когда же ты стала такой кровожадной? – он улыбался, глядя на меня.

– С тех самых пор, как ты целуешь других магинь.

– Ярослав же тебе все объяснил…

– Так вы с ним в сговоре?! Хотели сбросить меня с ковра, чтобы выставить тебя героем?

А ведь именно это у них и получилось. Я уже давно простила и его, и Яра, и говорила все это просто из вредности. Но предательски разъезжающиеся в улыбке губы меня выдавали.

Он это понял и подошел ближе.

– Это был его план. Очень уж хотел, чтобы ты простила меня.

– Что ж, его задумка удалась.

– Правда?! – он так обрадовался, что начал слегка заикаться. – Но т-т-тогда…

Потом будто вспомнил о чем-то, рухнул на одно колено и поднял руку в предлагающем жесте.

– Станешь, милая, ты моей...

У меня уже был заготовлен ответ на этот вопрос.

– Только если ты согласишься на выкуп!

Кажется, не такого ответа он ждал.

– А придумывать его твои подружки будут?..

– Кто же еще?

Он застонал и поднялся с колен.

Эта ночь стала поистине чарующей. Не потому, что в одном месте собрались могущественные маги, а потому что все они обладали силой куда большей, чем волшебство, – любовью, живущей в их сердцах.

Мы с Никитой, держась за руки, вернулись к празднующим. Нас встретили ликованием – друзья радовались нашему воссоединению. Ярослав хлопнул друга по плечу и торжественно вручил ему подвязку, которую только что снял с ножки Забавы. Под общий хохот мой возлюбленный прошептал мне:

– И вообще, это уже не модно, кто сейчас выкупы делает?

– Уверена, у Леськи уже есть насчет тебя парочка идей, – засмеялась я, глядя на подругу, у которой при виде всего этого действа загорелись глаза в предвкушении новой забавы. Если бы она не держала Илью под руку, то точно потирала бы ладошки.

Маруся, отплясывающая неподалеку с Лепреконом, тоже остановилась и оглядела будущую жертву.

– Ты все еще можешь убежать, – медово пропела она Никите, подзывая сестру подойти поближе.

– Да избавит меня дракон от этих злых ведьм, – пробурчал Никита, однако крепко прижимая меня к себе.

– Ты знаешь, дружище, а мне понравилось, – подначил Ярослав, который был рад-радешенек, что его личные муки закончились. – Я бы даже повторил. На твоей свадьбе.

Три мои подруги встали в ряд и взялись за руки, оценивающе глядя на того, кто недавно стал женихом.

– Девочки, пожалейте его, – попросила я.

– Ну уж нет!

– Такова его мужская доля!

– Пусть терпит!

Тут раздался громогласный рев, что-то, скорее всего забор, с треском сломалось, а в небо поднялась упитанная тушка. Гости, охая и ахая, кинулись на улицу. Мой упрямый дракон взлетел-таки на своих маленьких крыльях. От счастья он даже выпустил в небо длинную струю огня, освещая лужайку, на которой мы стояли.

– А вот и дракон, которого ты просил, – улыбнулась я.

– Очень надеюсь, что он их съест, – проворчал Никита, выглядывая в толпе моих подруг, а потом засмеялся.

И я не удержалась и поцеловала его. В этот раз по-настоящему.

-1
1052
08:41 (отредактировано)
-3
Ах эта свадьба, свадьба, свадьба, пела и плясала! Напоминает стилизованный под сказочную Русь фильм «Горько». Если отбросить антураж и декорации — фантастики никакой не будет, и смысл не поменяется. Особого смысла в названии нет, оно не раскрыто.

Текст изобилует «был»ьем, косяками и перлами. Как положено, «был»ки по две штуки в предложении, и перлы хорошие, кошерные.

Магиня в возрасте, которая должна была обвенчать пару, уже была на месте, и с улыбкой встречала молодых.


Это пример былок.

На ковре творилось нечто невообразимое – какофония из женских воплей и мужских советов.


Это пример перлов.

Долго перечислять не хочу. Отдельное спасибо автору за стихи в тексте (если это конечно его). В целом 5 из 10 заслуживает, не более.

Вся суть рассказа по ссылке внизу:

youtu.be/uw-sK_kqly8
09:15
-2
Какой 5 из 10? Больше 2 не поставлю.
Бред…
18:12
+1
Да нормально, это ж в стиле Звездной или Громыко, дэушки с такого кипятком писают ))) Эльфов и секси-орков не хватает ))))
Аффтару пора издаваться )))
06:09
Ох какая же хрень. Я читать это не могла быстрее пролистывала. И что за древнерусская свадьба, но при этом с драконами русалкой и видьмами — этими подругами невесты. Если только за красиво сложенныйтекст, то 2 из 10
02:52
+1
Светлая сказка с примесью древности)) как говорится улыбнуло danceСпасибо!
Загрузка...
Лара Шефлер №1