Валентина Савенко

Живи без смерти!

Живи без смерти!
Работа №538. Дисквалификация за отсутствие голосования

***

Последний дракон, хоть и был сильно изранен, держался намного дольше первых двух - их останки даже перестали чадить.

Аура дракона подрагивала, отражая редкие выпады магов, поглощая булавочные уколы редких стрел - лучники скорее соревновались в меткости, чем помышляли об уроне. Главная дуэль разворачивалась в небе.

Заходившее от солнца в хвост дракону - как по учебнику - звено истребителей закрутило карусель. Гигантская красная зверюга оглядывалась, мотала башкой. Подалась в сторону, дёрнулась в другую - и неожиданно проворно скользнула в ложбину меж холмами.

- Как с горки на заднице съехал, - прокомментировал стоявший рядом с Лукой пехотинец.

- Залёг? - предположил Лука. - Выковыривать его...

- Туда смотри.

К холмам приближалась пара штурмовиков. Ведущий атаковал: дымные хвосты потянулись за ракетами к земле, нырнули за холм - и там родили море грохота и животного рёва.

- Нормально!

- Врач-убийца! - засмеялся кто-то. - Мало тебе одного?

Вокруг хохотали, снова хлопали Луку по плечу - уже рассеянно. Мыслями каждый был уже у себя дома, с семьёй и друзьями. Но пока ещё они стояли плечом к плечу: лучники, связисты, ассасины, танкисты. Водители роботов, снайперы и некроманты. Резервисты.

В этом главный смысл большого Ивента: сохранить, поддержать память о главном. Ты - часть человечества. Семьи, занимающей мириады миров, с их бесконечными возможностями и врагами.

Никто не хочет быть воином всю жизнь - рано или поздно устаёт каждый. Даже самые упёртые осознали за сотни лет: себя не обманешь. Нужно следовать зову сердца, искать призвание - и прокачивать его до упора и дальше.

Только говорится, что нет совершенства. Оно есть. Секрет в том, чтобы отдать любимому делу всю жизнь. А жизнь - она давно у всех долгая. Очень.

***

Миномётчики, встав в перелеске за лазаретом, добивали остатки зажатой в холмах штурмовой роты Чужих. Подняться в последнюю атаку и скрасить агонию человеческой кровью тварям не позволяли подновляемая магами "Трясина" и кассетные мины-ловушки.

Лазарет - главная забота Луки - был уже почти пуст. Несколько ожоговых, попавших в замес с последним драконом, спали в капсулах регенерации.

В аппаратах геновирусного сканирования маялись бездельем двое разукрашенных татуировками громил. Татуировки у обоих скучали тоже: кривлялись, переписывались неизвестными Луке символами.

Как ни странно, хуже всего приходилось страдающим под капельницей космодесантникам. Местный алкоголь в сочетании со стандартным штурмовым коктейлем "Звёздных беретов" дал сильную головную боль, галлюцинации и слепоту.

Просели, разумеется, и атрибуты, и вторичные характеристики. Сила, Ловкость, Восприятие... Харизма - зачем она вообще десантникам? Временное снижение Интеллекта, по наблюдению Луки, на поведение пострадавших не повлияло.

- Док, как тебе вообще такая фигня в башку пришла? - поинтересовался тот, что с виду постарше. Лука пожал плечами.

- Увидел, как дракон заглотил кого-то из наших. Раньше считалось, что они не едят. А раз могут проглотить - значит, пищевод и желудок у них есть. Дальше дело техники.

Десантник хохотнул.

- Да, говорят, все офигели, когда ты вылез вперёд и давай колдовать! Ты ж не маг, толку от тебя? А маги чего?

- У магов не могло получиться, - пояснил Лука. - У них боевая магия, драконы к ней невосприимчивы. А у меня побочная прокачка ветеринарная. Там есть "Заморозка", специально для животных. Повезло, что на драконе тоже сработало.

- Заморозил его изнутри? - второй приподнялся на локте.

Веселье с драконом десантники пропустили, падая из космоса на головы алиенам и зомбакам. Сейчас их разбирало любопытство: дракона они прежде не видели, а отметив победу, лишились возможности увидеть ещё много чего. На сутки, не меньше, по мнению Луки.

- Заморозил внутренние органы, выделил лёд, стал наращивать объём изнутри. Для дракона это не магия, а простая физика: кусок льда растёт и растёт.

- Его разорвало нахрен! - с завистью сказал первый. - Нам все уши прожужжали, как какой-то прошаренный докторишка взорвал нахрен целого дракона!

- В нашем мире я в тройке лучших целителей. Каждый год, - сухо сказал Лука.

- Да это я так, - махнул рукой вояка.

- Ивентатора по-любому дадут, - завистливо вздохнул другой. - Считай, почётный гражданин сразу. Освобождение от налогов, все дела. Можно любое дело открыть - без налогов!

- Это да, - старший вздохнул. - Я бы салон открыл. Дочь у меня платья шьёт, всякие там... Костюмы. В стиле Дикого Космоса. Народ с других миров заказывает, покупает.

- Док наверно клинику откроет. Ветеринарную! - подшутил молодой.

- Я к животным как-то не очень...

- Это заметно!

Громилы в углу заржали.

- Да ну вас! - Луке было хорошо, он мысленно строил планы.

Ивентатор? А ведь правда, должны дать. Убил дракона. По сути, предотвратил прорыв фронта. Спас госпиталь, считай - избавил раненых от мучительного перерождения с обнулением опыта, полученного за весь ивент! Такой бы шум поднялся. Так что заодно спас и задницу командующего, как ни крути.

- Дочка, - сказал он, думая об Анне и улыбаясь. - Ивентатору или одному члену семьи на выбор - прокачка класса "элит" за счёт государства. И полный курс в любой академии мира, тоже бесплатно!

Старший одобрительно крякнул.

- Кого качает?

- Сколько лет? Красивая? - подал голос один из татуированных здоровяков.

- Дипломат-торговец, школьница ещё. Красивая. Но характер... - Лука улыбался. - Та ещё заноза!

- Дочь целителя-Ивентатора, - хмыкнул громила. - У нашего вождя сын дипломат. Обсудим, как подрастёт? Сброшу контакты в личку, открой чат.

Татуировка на плече громилы приняла вид дерева с райскими птицами на ветвях. Засвиристела что-то простое и неожиданно трогательное.

***

Подростка вывел из равновесия оглушительный взрыв, от которого дрогнула земля и качнулся штабель ящиков с припасами. Парнишка шлёпнулся на землю, подняв облако пыли, и теперь ошалело озирался.

Идущие мимо "Звёздные береты" издевательски захохотали.

- А прикинь, с орбиты так? И жуки по тебе - прямой наводкой? - поинтересовался белобрысый дылда с наглой мордой. - Обделался, ботаник?

- Я хакер, - рассеянно сказал парень. - Отвали.

На вид хакеру было лет четырнадцать. К груди он прижимал виртпанель, над ней мерцал прозрачный миниэкран. Десантники снова захохотали. Мальчишка наблюдал за ними, не делая попыток подняться.

- Ладно-ладно! - сказал один, протягивая руку. - Как звать тебя?

- Платон, - парень перевёл взгляд на руку собеседника и уставился на неё. Свою подавать в ответ не спешил.

- Я Дрозд. Живи без смерти! Давай руку, Платон, - сказал дружелюбно "берет". - Это их цитадель взорвали, не ссы. Ивент окончен, сутки на эвакуацию.

Платон вздрогнул.

- Посмотри в глаза! - неожиданно потребовал он.

Шуточки посыпались со всех сторон.

- Слышь, пацан запал на тебя, Дрозд!

- Не, он некромант! "Посмотри в глаза!"

- Нормальная дурь, забористая! Сам крафтил, ботаник? Поделись!

Дрозд, ухмыляясь, глянул на Платона, затем как-то ловко вздёрнул того на ноги. От Дрозда пахло крепким потом и таким же алкоголем.

- Госпиталь где - знаешь?

- Да я в порядке, - вяло махнул рукой парень, думая о своём.

- Кто о тебе говорит? - удивился Дрозд. - Нам товарищей проведать. Героев битвы.

Платон заметил, что комбинезон у десантника по бокам заметно топорщится. "Звёздный берет" заговорщицки подмигнул.

- Навигаторы не работают, Ивент кончился - сам понимаешь! Вся техника выше естественного технологического уровня - в ноль. Где этот госпиталь искать - хэзэ. А это?

Он смотрел на виртпанель в руках Платона.

- Это блокнот, - задумчиво сказал Платон. - У нас техника и сеть работают.

- У кого?

- Я стажёр-аналитик. При штабе Разумных

Десантники слегка насторожились и подобрались.

- Да вы не ссыте, - сказал Платон, разглядывая купола под силовыми щитами поодаль. - Вы же "Комары", да? Вторая Комаррская Особая? Ваши нормально так зомбакам вломили.

- Откуда... - начал Дрозд и замолк. - Ну да.

- Госпиталь там, смотрите, - мальчишка быстрыми взмахами накидал на уплотнившемся экране маршрут.

- А что это у вас?

Дрозд подмигнул, похлопал себя по груди. Чуть слышно звякнуло.

- Лекарство! Для боевых товарищей.

- А почему звенит?

- Классика! - как будто слегка обиделся Дрозд. - Традиция! Местного производителя нужно поддерживать!

- Птица, кончай трепаться. До наших дойти не успеем - уже донос какой-нибудь прилетит, - наглый дылда неприязненно разглядывал Платона. - Да и жара достала. Мотор в груди колотит, как на марш-броске в учебке. Так себе у них лекарство, кажись палёное.

- Что-то я видел об этом в госпитальной сводке, - протянул Платон. - А вы детство своё помните?

Белобрысый просветлел лицом.

- Счастливое было время! Жизнь вольная, с утра до вечера себе хозяин. А как мы разных хакеров-ботаников гоняли! Встретишь такого - по полной отмудохаешь его...

- А вы?

Дрозд недоумённо пожал плечами

- Чего там помнить? Родители, двор, учебка. Как у всех. У нас такая планета.

- Лука, - сказал мальчик. - Вам нужен Лука. Он главный целитель, лучший в госпитале, и не только. И лучше поторопитесь.

***

- Отец! Почему у всех одинаковые сны?

Луку вытягивает из дрёмы вопрос Анны. Лука сопротивляется: ему снится недавний триумф.

Вот он выходит из телепорта на ратушной площади и оказывается в толпе ликующих горожан. Под восторженный рёв тысяч глоток Луку на руках несут к нарядному как в День города помосту. Грохот и сверкающее великолепие фейерверков: маги и пиротехники не жалеют сил и золотых, чтобы приветствовать Ивентатора.

Разумный на помосте встречает его с распростёртыми объятиями, толпа ликует. Том "Спэйс Булл" Джексон - прославленный земляк, один из лучших бардов Империи, начинает...

- Отец.

"Отец" - Анна зовёт его так всегда. Всегда - с тех пор, как Лиза ушла от них. Написала в семейный чат, что приняла решение остаться в мире, где жила последние полгода. Изучая новые навыки её обожаемого ювелирного мастерства - и, как оказалось, кое-какого другого.

Она извинялась, обнимала обоих и надеялась, что как-нибудь Лука с Анной смогут найти недельку и заглянут к ней с новым мужем в гости. "Жизнь - это движение по спирали, - любила говорить Лиза, вытягивая очередную мерцающую нить в узор на поверхности серёжки или амулета. - Чередование сезонов, смена уровней, нанизанных на один стержень, на сердце - одно на двоих".

В то время они с Лизой снисходительно улыбались, слушая рассказы соседей об их сезонных детях, мужьях и жёнах, совместном досуге странно близких людей из разных миров.

Теперь где-то далеко новый муж нанизывает на стержень сердце Лизы и всё остальное, чем некогда дорожил Лука.

Ни разу не получив ответа за пару лет, Лиза перестала напоминать о себе - за это Лука был ей особенно благодарен.

"У нас нет семьи, - сказала как-то дочь, когда Лука очередной раз попытался завести разговор об этом. - Мамы и папы у меня нет. Есть отец, мне этого хватает. Я взрослая уже, всё. Давай не будем об этом".

Анне было тогда двенадцать, и Лука отстал от неё.

- Отец! Ну почему?

Лука чертыхнулся и обнаружил, что сделал это вслух. В кресле у головизора хмурился, поджимая губы, седоватый мечник. Парень в дальнем конце кают-компании расплылся в улыбке, подмигнул Луке. Кто-то захихикал, зашептался с соседкой.

- Давай не здесь.

- Господь миров, да какая разница!

Лука ощутил себя неловко под скрестившимися на них с Анной взглядами.

- Слушай, не хватало ещё на весь космолёт!

- Можешь просто ответить на вопрос?

- На который детям отвечают раньше, чем про секс и про секс с алиенами?

Анна досадливо дёрнула щекой. Модная виртатушка - оранжевый дракончик - выглянула из-под воротника её комбинезона и зашипела, выпустив струйку полупрозрачного огня. Дочь взмахнула ладонью, прогоняя нахальную ящерицу.

- Секс с алиенами это детский сад. Сны важно. Я серьёзно.

Лука вздохнул.

- Дети, - проскрипела где-то за его плечом старуха. Лука не видел её, но живо представил по голосу: сухая и сморщенная, как дважды дохлый зомби.

- В таком возрасте они все одинаковые.

- Старухи тоже, - дочь была в своём репертуаре. - Я не ребёнок - что, по стабару не видно?

Статус-бар над её головой засветился особо ядовитым зелёным цветом: девчонка развлекалась.

- Так лучше?

Ясно было видно, что до посвящения ей оставалась пара месяцев, и все скиллы - даже второстепенные ветки - были прокачаны до подросткового капа.

Старуха позади хмыкнула.

- Харизмы хоть отбавляй. Но воспитание для дипломата хромает... На Банко, к трём ведьмам?

Лука почувствовал, что карга обращается к нему, но Анна опередила.

- Да. Надеюсь, вы не туда же? Четыре уже будет перебор.

Лука, сдерживая гнев и улыбку одновременно, вежливо сказал:

- На Банко. Плюс пять процентов к урону ядом ещё никому не мешали. Особенно дипломату.

- Ну, кому знать, как не целителю-ивентатору! - покладисто согласилась старушка. - Квест там не всем даётся, но девочка должна справиться.

"Девочка" фыркнула. Лука, зная характер дочери, ждал продолжения расспросов - разумеется, не случайных. Дипломат, даже в таком возрасте, это искусный переговорщик и манипулятор. Кто поверит, что Анна случайно затеяла этот разговор на виду у всех - так, что отец не может от него уйти? Кто угодно, но не он.

***

Луке вспомнилось, как на заре своей карьеры - молодой и уже подающий надежды целитель - он совершил паломничество к Учителям. Тем, кто по его мнению мог пролить немного света на приходящие во тьме видения...

Серые тона, ровные стены, тусклый свет из ниоткуда. Безликие фигуры ведут его от полутьмы куда-то, где свет ярче: но и не видно почти ничего из-за этого слепящего света. С ним что-то делают, он ходит, кто-то дотрагивается до него, он не один... Затем снова возвращается серый цвет, и он проваливается в темноту.

Как всем порой, Луке казалось, что он способен вспомнить больше. Будто тайна одинаковых для всех снов может открыть начинающему целителю... Что? Дорогу к могуществу? Признанию? Карьере? Как и все, в итоге Лука удовольствовался объяснениями Разумных.

- Ты ведь понимаешь, - сказал ему мастер Чо, глядя приветливо и отстранённо, как всегда. Вокруг мастера толпились ученики, любовницы и паломники. - Что прошедшие с рождения Корзинки миров несколько сотен лет не могли изменить кардинально человеческую психику.

- Равновесие начал. Баланс. Не сонное райское спокойствие, и не жизнь, состоящая из одних лишений и бед. А динамическое равновесие, чередование разнополярных событий и эмоций! - увлечённо вещал, размахивая гигантской костью с ошмётками плоти, почтенный шаман Вальдорович. Лука проходил у него практику на Новой Полонии.

- Сны, любой сон - всегда о том, что сейчас, - соглашался Очень Сильный Искусственный Интеллект.

Чтобы попасть на консультацию к нему, Лука пешком прошагал половину континента, погружённого в ад постапокалипсиса.

Даже сейчас, сквозь толстый слой брезента, покрывающего палатку, он чувствовал вонь разлагающихся трупов и горелого пластика. Кто-то подвывал и царапал брезент снаружи, у самой земли.

- Человек стал бессмертен с рождением Корзинки. Мутанты, зомби, пустынные рейдеры. Разумные инсектоиды, драконы. Встреть их человечество прежде - оно было бы обречено.

ОСИИ вещал через подвешенный под потолком палатки динамик, голос чуть потрескивал и искажался атмосферными возмущениями.

- А что вышло? Открылась Корзинка - и со всем мириадом миров человек получил бессмертие. В подарок! Смерть? Короткая рябь на поверхности пруда - и твои атомы непостижимым образом снова сплелись в неповторимого тебя. Только поэтому мы выживаем в новой вселенной. И покоряем её, планету за планетой.

Будешь уходить, - Интеллект неожиданно переключился на другое. - Пристрели эту радиоактивную падаль за стенкой, пока она не продырявила брезент. Полпланеты развалин - но нет, надо было этому мутанту припереться именно к моей палатке! Это не ты его привёл?

- Я привёл, - буквы вспыхивали и гасли в мозгу Луки. Иначе Свет-в-Оконце с гуманоидами общаться не мог, как и все обитатели дальнего рукава Галактики, где Лука вёл свои изыскания. - В одной из дискуссий о людях такой аргумент. Я назвал его "Болотный человек".

Представь, что одна молния обратила тебя в прах. А другая молния создала из праха человека, неотличимого от тебя. То же сочетание молекул, воспоминания, поведение - всё. Он приходит домой и живёт твоей жизнью. Он - это ты?

- Меня убивали молнией, - сказал Лука. - Много раз.

- Ты уверен, что тебя?

Свет-в-Оконце помолчал.

- Тот, второй - узнает твою жену и будет любить её. И она его. Как всегда. Как будто. Но он увидит её в первый раз - в тот день, когда родится и придёт к тебе в дом. В свой дом. Подумай.

- Почему "Болотный человек"? - спросил Лука, начиная ритуал Уважительного Прощального Оплевания.

- Не знаю, - грустно ответил инопланетянин, похожий на выпотрошенную и разбросанную по комнате летучую мышь. Голова с жёлтыми глазками лежала на алтаре. - У нас на планете никогда не было болот. Возможно, это инсайт. Или постмодернизм.

И он тоже сплюнул.

- Ретикулярный, лимбический, неокортекс! - подытожил бывший однокурсник и по совместительству уважаемый психотерапевт. Визит к нему Лука отложил на завершение своего паломничества.

- Миллионы лет эволюции мозга и борьбы за выживание. Напряжение как стимул к развитию, разрядка - как поощрение за верно и вовремя принятое решение. Древний мир, средневековье, двадцатый век - всё одно и то же. Один мир, до краёв полный агрессией и смертью. А тут - раз! - и Корзинка.

Миллионы миров стали доступны человечеству и тебе в один день. Кучка гениев-подпольщиков отменяет ядерное харакири. Два - и ты бессмертный практически бог с правом бесконечно ошибаться. Приятная "побочка" от создателей Корзинки.

- Ну, они же её не создали, - возразил Лука.

- Плевать! - отмахнулся Юрец. - Открыли, включили... Не имеет значения. Важно, что в результате человеки разлетелись искать миры каждый по своему вкусу. И прокачивать уровни и навыки каждый в соответствии со своими пристрастиями - ещё одна побочка, без которой мы сейчас себя не мыслим. Но ведь мы такими не родились.

- В общем, я думаю, что...

- В общем, я думаю, - перебил его Юрец, - Ты приятно провёл время в путешествии. А по сути вопроса услышал ровно то, что тебе мог бы сказать любой Разумный: природа снов недостаточно изучена, чтобы делать однозначный вывод.

Скорее всего, работает компенсационный механизм психики, осознавшей своё бессмертие и неуязвимость. Твоё бессознательное искусственно моделирует ситуацию, в которой ты слаб, зависим и в стрессе. Психике нужны негативные эмоции в противовес тем тепличным условиям, в которых она вынужденно оказалась. У тебя страха смерти нет. Как ты живёшь? Не думал?

- Это самое, только человеческими словами, детям рассказывают, - отмахнулся Лука, - И краснеют.

- Так и живём. - согласился Юрец. - Сны, дорогой мой - это как геморрой. У всех есть, но вслух рассказывать о своём никто не спешит.

- Не скажи, - пробормотал Лука, - Про геморрой мы хотя бы знаем, откуда он берётся.

- Оттуда же, - серьёзно глядя на него, сказал психотерапевт Юрец. - Они оттуда же.

Оба помолчали.

- Представь, что твой этот Чёрт-с Бугра прав. Никто не знает до конца все особенности этого фокуса с бессмертием. Сколько раз каждый из нас умирал? Сколько тысяч нас может сейчас входить в наши дома? Глядеть в любящие нас глаза?

Он хмыкнул.

- Вот я тебе и говорю: оттуда же. Туда же их и засунь.

Что Лука и сделал, чтобы через много лет поделиться с Анной.

***

Дочь, как он и предполагал, к мудрому совету отнеслась с полным неприятием. Пока она увлечённо и громко - за "Пологом тишины" пассажиры довольствовались картинкой - поясняла, что на самом деле и куда должны засовывать ретроградствующие старпёры, Лука любовался ею.

Каштановые волосы, бледное - сейчас розовое - лицо. Большие блестящие глаза и такие милые ушки: пухловатые ещё по-детски, трогательные, кричащие о беззащитности. У Луки защемило сердце и он заметил, что улыбается.

- Ну вот чего ты? С тобой даже поругаться нельзя! Всё время молчишь только и улыбаешься! - с досадой закончила дочь. - Так нечестно!

Пассажиры зааплодировали.

- Ты... Ты "полог" снял?!

- Только что, - улыбаясь, Лука смотрел на неё. - Могу я получить удовольствие от своего участия в разговоре, которого не хочу?

Луку подмывало показать дочери язык или сделать что-то подобное, но это было бы лишним. Всё же он забавлялся: целитель - это не только раны, кровь, мана. Людей - вот что он изучал всю жизнь. Дипломат, разумеется, превзойдёт его. Уровней через сто.

- Провались!

Анна, досадуя, врезала кулаком себе по коленке. Да так, что полпроцента здоровья на статус-баре снесло вчистую.

- Горячая девчонка, - проскрипело сзади. - Оставь её ведьмам, с хорошей предводительницей дела у старух пойдут в гору. Геката, по слухам, уже не та. Ей нужна замена.

Лука стало любопытно, и он обернулся. В затылок ему возмущённо сопела Анна, горящая желанием лично разобраться с желчной попутчицей. Лука услышал, как в груди у неё прервался невнятный звук.

Перед ними лежал, развалившись на несколько кресел, шоггот. Судя по асимметричной россыпи глаз на поверхности пятиметровой фиолетовой сферы туловища, пожиратель пингвинов пребывал в стадии усыхания смыслов.

Луке имел дело с одноплеменниками монстра пару сотен лет назад. И он в очередной раз мысленно удивился и порадовался тому, что одна из самых потенциально опасных для человека рас космоса оказалась более любопытной, чем кровожадной.

Шогготы были заядлыми путешественниками, и хоть в целом их было немного, встретить эти хищные протоплазменные можно было практически в любом уголке вселенной.

Анна, поражённая, молчала: её нынешнее межпланетное путешествие было первым.

- Текели-ли! - трубный звук, который издало чудовищем, был полон вполне человеческого ехидства. - Живи без смерти!

Шоггот наслаждался происходящим. Он помедлил, и на поверхности гигантского тела вспухли многочисленные отростки самой неприличной формы. На большинстве из них обнаружились глаза, принявшиеся издевательски - как показалось Луке - разглядывать Анну.

- Я ничего не знаю о снах, детка. Поговорим лучше о сексе с алиенами? - скрипучим голосом поинтересовался шоггот, и переливчато подмигнул покачивающимися, кхм... глазами.

Анна не нашла, что ответить.

***

- Он не дебил!

- В медицинском смысле нет, - согласился Лука. - Но в общечеловеческом...

- В общечеловеческом он в меня влюблён!

- Поищи аргументы весомей.

Анна топнула ногой. Она нервничала, сегодняшний разговор давался ей с трудом. Как врач Лука советовал бы обычному человеку на месте дочери сменить тему, и даже навесил бы пару восстанавливающих аур.

Но для дипломатов стресс - нормальная рабочая обстановка, большая часть их умений активируется именно так. Эндокринная и нервная система, интеллект, харизма - всё в этой девочке сейчас работает заодно, помогая выйти на оптимальный уровень нагрузки, повышая её эффективность как переговорщика.

Жизненный опыт - вот чего Анне отчаянно не хватало. Она компенсировала это напором, надувала по детской привычке губы и балансировала на грани дерзости и хамства. Единственная дочь, да.

- Мы вчера всё обсудили, мне казалось. Что ещё?

- Вчера погорячилась я. А сейчас ты, отец. Поговорим. Мне это очень нужно!

"Отец"! Лука вздохнул, мысленно помянув мать Анны. Сел, жестом указал дочери на соседний пуфик. Налил себе и ей витаминный коктейль. Всё и так очевидно, и не стоит уже потраченного времени, но...

- Платона нет три дня. В чат он не выходит, в личке не отвечает. Метка на карте указывает на городскую площадь, но его там нет. В чёрный список он тебя не вносил.

- Среди арестованных тоже нет.

- Окей. Но это не главное!

- Не...

- Незадолго до этого влюблённый кре... Э-э, креативный хакер уверял одну юную дипломатку, что раскрыл тайну века и всемирный заговор.

- Я не так...

- По его словам, он между делом - одной левой, как все гении - взломал внутреннюю сеть Разумных. Чего никому никогда не удавалось: может потому, что никто не знал, что такая существует.

- Слухи ходят давно!

- Слухи ходят всегда, - прервал дочь Лука. - Заявить, что взломал такую сеть и узнал Главный Секрет Злодеев - намного более другое!

Анна раздражённо скривилась.

- Он не искал секрет. Просто хотел качнуть тридосы Разумных, где ты валишь дракона. В подарок.

- Идея хорошая, - согласился Лука. - Учитывая, что кроме них никто Ивент со спутников не снимает - подарок мог получиться. Мне приятно, и в твоих глазах он был бы молодец. Мог продвинуться в очереди на секс на пару шагов вперёд.

- Не такая уж большая там очередь.

- Нормальная для дипломата твоего возраста. А для влюблённого мальчишки в ней лишние ровно все, кроме него.

Лука допил коктейль, налил ещё.

- Но Платон ничего в рабочей сети Разумных не нашёл. Хотя как стажёр при штабе Ивента имел к ней доступ! Он придумал кое-что интересное, чтобы впечатлить даму сердца.

Лука помотал головой.

- Романтическая и зловещая история - что может быть круче! Могущественные враги. Завеса тайны вокруг судьбы отважного героя... Уверен, скоро Платон объявится с какой-нибудь ещё историей.

- А если нет?

- Понял, что наворотил лишнего. Бежал. Решил сменить окружение и открыть для себя новые возможности. Что его здесь держало, кроме тебя?

- Я дипломат, помнишь? И это слабое место твоей теории. Он не врал, я бы почувствовала.

Лука почувствовал раздражение. Разговор стал казаться ему бессмысленным и пустым - как вся история с глупым мальчишкой.

- То есть это слабое место? А то, что всё вокруг - виртуальность, миром тайно управляют Разумные, а настоящая реальность - это сны... Это да! Вот в это действительно можно поверить! Что может быть естественней!

- Отец!

- Сейчас, когда Разумные оказались на грани разоблачения, они решили похитить его и пытать. Вечно держать в заточении. Всё, или я что-то упустил?

- У меня есть тридэзапись, - сказала Анна. - Ты будешь смотреть?

***

И Лука всё-таки решился.

- Вы ведь не только это хотели спросить? - сказал Разумный.

Чёрт побери, конечно! Всю дорогу он думал, что скажет Разумному. Тот почти не удивился просьбе о срочной встрече, даже пошутил. Вот что значит: один из тех, кто подарил человечеству Корзинку! Если бы не они...

Путь до ратуши Лука не запомнил. Отдельные моменты: знакомые с объятиями навстречу и - после - удивлёнными взглядами вслед. Светло-жёлтые мазки в августовской листве. Аромат корицы из окон пекарни.

Блестящие экипажи: диковинные звери, лак и хром, резкие прыжки снова входящих в моду гравиков. Вспышки телепортов. "Город живёт, - мельком пронеслось в голове Луки. - Кому есть дело до бредней двух подростков".

Что спросить? "Я видел запись, где ваши коллеги говорят о человечестве как о тысячах спящих в анабиозе смертных? Проживающих сотни лет в созданной вами виртуальной реальности. Я знаю, что на самом деле вы не успели спасти никого от апокалипсиса, и всё, что осталось от Земли - живущие общей иллюзией жалкие осколки цивилизации?"

Что вы - кукловоды из-за грани. Помогающие человечеству выжить, но и не знающие над собой контроля, лишённые цели и веры в будущее.

Мы остались единственной разумной расой во вселенной. Теперь уже не существующей. Её последние потомки не осознают реальности - и благодаря этому могут жить практически вечно в своих капсулах. Забывшие себя, они мертвы и живы одновременно.

То, что мы привыкли считать благословением, знаком нашей уникальности - бессмертие - только следствие ненастоящести нашей жизни. "Миры бесконечны, человек бессмертен" - такова была формула вселенной, главная догма нового мира.

Лука задумался. Многие ли сейчас смогут представить: как это может быть, чтобы тебя не стало? Особенно дети? Ведь это такое естественное ощущение: ты есть, был и будешь всегда. Прими это как факт, скажи спасибо Разумным.

Что, если и вправду всё вокруг - лишь синхронная галлюцинация десятков тысяч людей в цифровом облаке?

Живя в придуманной вселенной как в единственной данности, они женятся и выходят замуж за кукол, которыми движет совершенный ИИ. Ревнуют и задыхаются от нежности к цифровым призракам, рожают от кукол виртуальных детей и учат марионеток: как жить, как поступать нельзя, и что такое - быть настоящим человеком.

От тоски у Луки на миг свело скулы и заныло под ложечкой, он усмехнулся.

"Было бы забавно - высказать это Разумному в качестве приветствия! Что станет он делать с сумасшедшим Ивентатором, героем и городской легендой?"

"Живи без смерти!" - в контексте размышлений Луки традиционное приветствие и прощание обретало зловещий подтекст.

Мы бессмертны - и всё-таки живы ли мы?

Лука понял, что никогда не решится произнести это вслух. Всё, что он обещал Анне - попросить Разумного о помощи в поиске Платона.

Пропажа влюблённого подростка - не повод для беспокойства. Мир огромен, безграничней его только самомнение и горе мальчишки, отчаявшегося убедить девчонку в своей крутизне.

Запись - фокус сумасшедшего пацана, сгорающего в адском пекле пубертата, ревнующего Анну к многочисленным поклонникам и партнёрам.

Однако чат работает всегда: это правило без исключений. Представь мысленно адресата, сосредоточься - и скажи ему то, что хочешь. Если адресат бодрствует и ты у него не в чёрном списке, он тебя услышит.

Даже если ты поставил весь мир в игнор - это будет видно в твоём статусе. И есть метка на карте, по которой тебя найдут друзья из личного списка.

Отсутствие связи в чате может быть сигналом о серьёзном техническом сбое. Ради этого стоит побеспокоить Разумного.

***

Почти четырнадцатилетняя девочка подняла голову от Шитья (успокаивает, прокачивает мелкую моторику, плюс 3% расположения женщин старше пятидесяти, на двенадцатом уровне открывает скрытый навык "Прядильщица тайн" (14+, заблокирован до достижения совершеннолетия).

Огляделась, пробежав взглядом по знакомому саду. Тёплый ветер неожиданно принёс озноб и ощущение чужого взгляда. Никого.

Ещё раз: сканируя сквозь прикрытые веки, незаметно и пристально. Пусто.

"Отец, - кивнула Анна. - Думает обо мне". О чём они сейчас говорят с Разумным? Он шёл туда говорить о Платоне - но Анна знала, что в итоге отец задаст и главный вопрос.

Она хорошо его знает. Самый лучший, самый любящий в мире отец. Классный.

"У меня нет мамы и папы. И матери тоже нет. Есть отец - мне этого достаточно". Может быть, зря.

Анна вздохнула. Всё есть так, как есть. Нужно закончить сегодня шитьё, если она хочет добраться до нового навыка к своему дню рождения. Тайны - это её всё, и она своего не упустит.

***

- Ведь не только об этом вы хотели поговорить?

Разумный слушал, склонив голову набок, не отводя глаз. Лука почти физически ощущал его внимание и интерес - вполне доброжелательные. Хотелось говорить больше, рассказывать подробней.

Пришлось вспомнить, что и у самого Луки прокачаны навыки Собеседника - почти до самого капа. У Разумного, надо думать, без "почти".

- ... Вот такая история, - Лука с иронией и немного вымученно улыбнулся. Рассказ дался ему нелегко.

Разумный неожиданно широко улыбнулся в ответ.

***

Где-то в саду маленькая девочка уколола палец. Яркая капля выскочила радостно. Замерла, словно огляделась. Скользнула услужливой подружкой вниз - на землю, уступая тропинку следующим за ней.

Девочка растерялась, сама не зная, отчего. Замерла.

Оранжевый дракончик на плече девочки замахал крыльями и юркнул ей за спину. Ему тоже стало страшно.

***

Лука был доволен, как никогда. Как несколько дней назад, принимая венок Ивентатора под восторженный рёв жителей и гостей города, заполнивших центральную площадь.

- Лука, скажите, - спросил, пожимая на прощание руку, Разумный. Август - так он попросил его называть. Это была привилегия немногих, Лука проникся и оценил.

- Чего хотела ваша дочь на самом деле? - Август сощурил один глаз, отчего стал похож на божка плодородия в каком-нибудь варварском пантеоне. Был он невелик ростом, пузат и благодушен.

- Будь она права, окажись Разумные в самом деле.... Кукловодами, богами в созданном ими мире. Какой прок ей от нашего с вами разговора? Ведь она дипломат? Они ничего не делают просто так. Поиск истины ради неё самой - не их профиль.

Август забавно наморщил нос, изображая раздумье.

- Её я бы не принял, но она уговорила вас...

Лука, помедлив, кивнул.

- Она мне сказала.

- Вот как? - Разумный кивнул доброжелательно.

Лука молчал, вспоминая.

Анна останавливает его перед уходом. "Если с ним всё хорошо, - говорит она, - и у тебя будет ещё минутка. Может, ты спросишь?"

Лука медлит, а когда отвечает, голос звучит сухо - и холоднее, чем ему бы хотелось. "Если Разумные - действительно узурпаторы и злодеи, какой смысл задавать вопрос? Он соврёт и будет знать, что разоблачён. И примет все меры, чтобы обезопасить себя и сохранить тайну".

Анна отвечает ему, он переспрашивает. Анна повторяет - и Лука, ошарашенный, вторит эхом.

- Скажи, что я им пригожусь. Я хочу видеть настоящий свет, каким бы он ни был. Я хочу свой кусочек настоящей жизни - взамен на всё, что я могу сделать для них... В этой.

Август не кажется удивлённым.

- Вы знаете, - говорит он, и Лука думает, что глаза Августа чуть более печальны, чем тот хотел бы показать, - Я не удивлён. Я сам бы на её месте... Ну, она ведь не Джедай, верно? Не Паладин в сияющих доспехах. Спасать всех. Вы разве не хотели бы оказаться там - будь это правдой?

- Нет, - говорит Лука.

Прислушивается к себе и понимает: он не врёт. Это действительно так.

- Все, кого я люблю, здесь. Моя дочь здесь. Мой мир реален. Спасибо!

Лука выходит из большого кабинета с телепортом во всю стену, книгами на деревянных стеллажах и сияющей тридэкартой вселенной.

***

Довольный собой, он даже насвистывал что-то - ну, пытался! - чего давно не случалось. Со времени расставания с Лизой, наверное.

Чёртов Платон! Надо признать, мальчишка удивил самих Разумных. Запись оказалась подлинной.

Штаб Разумных в полном составе уже поздравил друг друга с успешным окончанием текущего Ивента - и по традиции обсуждал задумки на следующий год.

Тема постапокалипсиса снова входила в моду в мирах Корзинки, возникли интересные тренды: объём туристического трафика в секторы пост-апа показывал значительный рост. Игнорировать естественный процесс глупо с точки зрения как экономики, так и индустрии развлечений.

В разгар обсуждения перспективной концепции и возник в командирской палатке - незримо - юный хакер с античным именем. Разумные обязаны были сразу обнаружить "шпиона" - но дали о себе знать слабости человеческой природы.

"Ну сами понимаете, - говорил, ухмыляясь во всю ширину румяных щёк, Август. - Многодневное ответственное мероприятие. Представители сотен человеческих миров на одной планете. Прорва монстров - представляете, каково их всех привезти? Разместить? А содержать? Между нами, здесь энергоресурсы и бюджет нескольких планетарных систем. А ответственность? Смотрят все! Мы за трансляцию перед Советом отвечаем головой! И перед человечеством, конечно. Вот и... Расслабились, как бывает. Отметили слегка. Кто мог предположить? Тем более, такую трактовку и реакцию!"

Лука понимал. Отдав армии два десятка лет - как интерн, затем врач - он знал, какая атмосфера воцаряется по окончании учений. А Ивент, по сути, и был учениями гигантского масштаба. Так что...

А Разумные хороши! Ухмылка пробежала по лицу Луки. Учёные! Хоть на маршальских должностях, а пить не умеют! Хотя этот Август мужик ничего.

Стоп! Лука сбился с шага, остановился.

Вот он, отличный способ решить вопрос с будущим Анны. Как Авугст спросил: "Чего ваша дочь на самом деле хотела?" Учиться она хотела! Дипакадемия - элитное заведение, где очередь абитуриентов длиннее экватора любой из планет Корзинки.

Да, туда принимают по результатам испытаний, а не за деньги или по происхождению. Но все же всё понимают? Анна умна и талантлива, она дочь Ивентатора - это уже много, но ещё мало. А вот если к этому добавить ещё слово Разумного!

Лука развернулся и зашагал обратно, на ходу обдумывая слова. Август - хороший человек. Ему ведь не жалко?

***

- Жаль! - донёсся голос Разумного из-за двери, и Лука притормозил. Если Август с кем-то разговаривает, он подождёт. Такие просьбы вернее обсуждать без лишних ушей.

- Девчонка прилично прокачана. Похоже, талантлива. Если поднять скрытые параметры...

- Ав, - голос женщины был неприятен и сух. От него веяло усталостью и... Болезнью?

"Ав"! - Лука усмехнулся. "Кто она ему, эта ведьма?"

- Нам не нужны помощники-"консервы". Вообще не нужны, и конкретно в моём случае - особенно.

- Я имел...

- Это интересно, но пусть тебя беспокоит другое. Эта девка - мой единственный годный носитель на много лет вперёд. Утром у меня был кризис, стало резко хуже. Я протяну ещё пару дней. Необратимые изменения вопрос часов.

- Только она?

- Ты видел отчёты? Мы полны смертельных болячек, деградация начинается раньше, чем подращиваются тела. Последние три поколения мы гоним по ускоренной программе, процент ошибок растёт.

Эта Анна сейчас - мой единственный шанс на нормальное тело. Следующая, кто подходит после неё по параметрам, в нормальном мире ходила бы на горшок. Хочешь, чтобы Администратор шлялся по бункеру с сопливым носом и в платьице в горошек?

- Нет у меня таких эротических фантазий.

- Какая эротика? Ей шесть лет! Мой разум не выдержит перенос в детское тело, если мы промахнёмся с Анной.

- Совет предлагал делать консервы без прокачки в виртуальности. Синтезаторов хватит, капсул тоже.

- Совет сам не хочет переезжать своими тупыми башками в консервы, где отсутствуют связи между психикой и телом. Всё, что они смогут делать, оказавшись в новом теле взаперти - плавать как зомби в питательном растворе.

Совет прекрасно знает: прокачка консервов в вирте, именно с детства - необходима! Без неё разум в незнакомом теле как водитель машины, где руль и педали не соединены ни с чем. Ты - сам по себе, тело - отдельно. Мне нужна эта Анна!

Я хочу жить, а не подыхать в сраном бункере. Я это заслужила. Своими трудами для тех, кто выжил. И тех, кто давно забыл об этом в своей виртуальности - но тоже когда-то был рождён, а не выращен.

Лука боялся вздохнуть. Вдоль позвоночника по спине катилась ледяная змея.

- Даже я иногда забываю, что эти поля контейнеров - такие же люди, как мы. Наши родные, близкие. Родители, дети. Хорошая шутка: тысячи добравшихся до убежища, все радовались, что вошли в госпитальный сектор! Кто мог подумать, что основная часть убежища разрушена? И мы останемся среди лучшего оборудования и лабораторий - но почти без еды. Впрочем, что хватит десяти тысячам на год - достаточно сотне на тысячи лет.

Я всё чаще жалею, что вытянула жребий и осталась в бункере, а не живу в прекрасных иллюзиях. Мы ходим к ним в гости, а кто мы для них? "Разумные"! Учёные- волшебники, спасители мира? Нет ничего хуже, чем слышать это - и знать, каково на самом деле. Но я хочу свою вечность, раз я осталась здесь!

Лука стоял, его как будто не было. Женщина помолчала. Добавила спокойно.

- Вряд ли существование без конца среди гектаров капсул и пары сотен одних и тех же рож можно назвать жизнью. Но это отдельный и скорее философский вопрос. Можно ли считать жизнью бессмертие?

- Можно ли наше бессмертие считать жизнью? Сотни лет, ещё больше тел и пересадок... Стало жаль девчонку.

- Жизнь это или нет - я хочу жить. Начинай, и давай как надо! Хороший донор - спокойный донор, ты знаешь.

Лука сделал шаг вперёд. Он должен был увидеть.

- Ни горя, ни радости, ни плача, ни веселья - ровный фон. Критически важно.

- Одна попытка, я помню.

- Чёрт знает, почему. Любая сильная эмоция - и перенос срывается, а у "консервов" возникает иммунитет к повторным попыткам. В нашем случае дочка останется с папашей, который даже не смог бы отличить её от "куклы", а я... Просто сдохну. "Куклы" поумнели, кстати.

- За столько лет обучения поумнеет даже калькулятор. ИИ ведёт всех кандидатов с рождения. Пишем тебя в реальное тело Анны - и ты ещё только восстаёшь из капсулы, как юный голый феникс...

- Кха!

- А виртуальное тело, которым она управляла, уже подхватывает ИИ - даже папочка не заметит. Ты шляешься по бункеру в коротком платьице. Бот по имени "Анна" радует и огорчает не подозревающего ни о чём отца. Нельзя, чтобы в мире без смерти кто-то умирал! Даже если на самом деле кто-то только что умер.

- Что за чёрт? Девчонка из "консервов" или я - в чём вопрос?

- Первые несколько секунд "куклы" могут вести себя в несвойственной живым манере. Пока ИИ перехватывает управление, "куклу" ведут шаблоны. Нам пришлось их прописать, чтобы "куклы" не зависали совсем.

- Всё ещё?

- Забавно: все становятся такими правильными... как надо. Говорят нужные слова. Идеальные люди. Родители, дети. Потом подгружается профиль - и человек опять становится собой. Противным, эгоистичным, бескорыстным... Любящим. Интересным!

- "Куклы" становятся людьми. Когда-нибудь станут. К чёрту их! Помни: второй попытки не будет. И ускорься. Монитор показывает...

Что показывает монитор, Лука не узнал. Он шагнул: мелькнуло бледное лицо незнакомой женщины в свечении тридэграммы, медленно оборачивающийся в его сторону Август. И Лука упал в открытый секундой ранее телепорт.

***

Он не проверил, куда ведёт свиток телепорта - и тот выкинул Луку в ближайшую стандартную точку, на рынок.

Далеко до дома. Толчея, шум, местные жители и гости. Толпа это плюс: если его будут преследовать и останавливать. Будут?

Свитков больше не было, и Лука побежал. Ему нужна дочь. Ему нужно домой!

На бегу он вызывал Анну - чат был пуст: Лука уже видел такое, когда пытался связаться с Платоном. Что ж, многое становится яснее.

- Лука, остановись, - Август был озадачен, но твёрд. Насколько можно судить по голосу в чате.

Лука бежит. Не так: он БЕЖИТ. Некогда отвлекаться.

- Я понимаю: тебе кажется, это важно. Поверь, это не так.

Прямо - до той развилки на полупрозрачной карте перед глазами. Там снова направо. Сумасшедшее мелькание лиц, фигур, домов.

- Она тебе не дочь, - говорит ему кто-то со странным именем "Август". Как последний месяц хорошего времени года.

- Вас случайно свела игра. Анна не полноценный человек. Вообще не человек: её спроектировали и вырастили как бройлера, чтобы использовать. Чтобы не трогать вас, "стариков" - тех, кто жил до катаклизма. Она не человек, не родня. Она никто тебе!

Карта растаяла. Отключили? Лука не знал, что так можно. Ничего, он будет бежать так. Он помнит дорогу. Кажется. "Старик" - смешно!

Пока он бежит - отчего не поговорить? Может, это отвлечёт дурацкого человека со смешным именем от новых пакостей, которые тот наверняка сейчас замышляет.

- Я человек. Она моя дочь, и она - человек.

- Тушка в питательном растворе. Никогда не видевшая неба, не говорившая голосом с людьми, не евшая хлеба. Все впечатления, мысли, вкусы и цвета ей дала игра. Мы, учёные. Разумные люди. Нам нужно жить, чтобы спасать вас, понимаешь ты?

- У тушки есть душа. Тушка любит, когда я массирую ей ушки - с самого детства, а сейчас ей уже четырнадцать. И когда она улыбается, внутри я весь щекочусь от счастья.

- Она временная программа в теле, которое получила взаймы!

- Таковы все мы.

В чате возникла, но молчала не желающая умирать старуха. Она очень хочет получить его дочь. Её жизнь.

В толпе навстречу Луке шли, вежливо улыбаясь, вооружённые люди - и замерли, глядя в никуда. "Наркоз" - заклинание, которое на сутки делает из человека неподвижное и бесчувственное тело. Тушку. Из человека?

- Кого ты на меня натравил?

- Мы не трогаем "стариков" - это закон. Тебя остановят, если ты не опомнишься сам. Нам нужно время.

- Вам нужна моя дочь!

"Сладкий сон". "Путы". "Кислород". Теперь люди, которые хотели остановить Луку, чаще возникали на его пути - и оставались стоять или лежать на мостовой на виду у изумлённых горожан

Кто-то узнавал его и махал приветственно. Он Ивентатор. Он им покажет. Он убил одного дракона и убьёт ещё столько, сколько нужно, чтобы спасти дочь.

Август надрывался в чате.

- Кого ты спасаешь?! Ты её не видел! С тобой живёт цифровой мираж! Настоящая Анна - кусок мяса, она растёт, плавая в ванне! Полуфабрикат! Там даже сознания нет - вне виртуальности! Она что-то из себя представляет только здесь! Здесь! Но этого "здесь" - не существует! И её - не существует! Мясо - там, придуманная картинка - здесь! Её нет! Пойми! Это голем... Ты видишь то, что ты сам додумал.

Он добился своего: Луке захотелось ответить. И заодно отдышаться.

- Думаешь, ты сам лучше - потому, что твой мозг вырос и плавает в костяной коробке, а не железном ящике? Хочешь, я скажу тебе что-то?! Что тебе снится? У тебя бывают странные сны? Некоторые из них повторяются? Если тебя отключат - что станет с тобой? Уверен, что твой бункер - это не виртуальность, которую придумал кто-то, чтоб ты придумал всё остальное?

- Мы все всё придумываем! Всегда! Реальность - это интерпретация.

- Реальность - это я! И Анна - моя дочь!

Он усыплял и замораживал. У него были электрошок, паралич и сон. Кто сказал, что целитель не воин? этот человек никогда не вставал на пути у целителя. Точно - не на пути Луки.

"Второй попытки не будет. Второй попытки не будет. Второй..."

***

У него не осталось сил. Мана - то, что даёт мощь искусству целителей и магов - иссякла. Жалкие капли: Лука физически ощущал, как они бултыхаются на дне. На дне его души.

Август и ведьма добились своего: заставили Луку иссякнуть в борьбе с десятками противников. Воин не попался бы в ловушку. Но он не воин.

Его окружают Разумные: они на подступах к дому, стоят на улице, глядят на Луку. Сколько их здесь собралось? Все?

Сгорают секунды, Анна в саду - Лука видит её сквозь ограду. Дочь оборачивает к нему удивлённое лицо, хочет что-то сказать - и Лука бросает, швыряет в неё смех.

Самое первое заклинание, которое выучил сотни лет тому. Свой "Смех". И мир замирает вокруг.

Сквозь рябь проглядывают недоумённые лица Разумных, в них досада смешана с торжеством и ещё каким-то чувством: Луке не разобрать сквозь дрожащие туманные пятна. Пятна пляшут в его глазах и прыгают, и весь мир пляшет с ним и мнётся.

Мир смеётся: и Анна, и все, и всё вокруг.

Капель маны хватает на заклинание, которым отвлекают детей от заноз и царапин на коленке, от буки, от грустных мыслей. Оно примитивно, но важно не это.

Главное - смеющийся человек неспокоен, а значит - переноса не будет. Не будет второй попытки у них, а у него останется дочь. Если он успел!

Тяжело дыша, в изнеможении Лука глядит на Анну. Она смеётся. Разумных не видно. Он глядит. Рябь, или в глазах двоится от слёз?

Лука идёт к ней. Действие заклинания прошло, и Анна улыбается такой знакомой - удивлённой и сердитой - улыбкой, и её глаза смеются строго. Сейчас она очень похожа на ту Лизу, которую он любил когда-то.

Однако это другой, самый дорогой для него человек. Кто бы она ни была - Анна. Его дочь.

- Да-а! - тянет Анна, хмуря брови, складывая руки на груди. - И этот человек запрещает мне пробовать сому до совершеннолетия! Что ты устроил?

- Что ты... - скрипит Лука, и откашливается. - Это я... Как ты?

"Получилось!" - понимает он. В висках гулко стучит, голова кружится. Лука расплывается в улыбке. Кажется, он хихикает - как подросток. Анна фыркает.

- Что это было? - она подходит вплотную. Глядит ему в глаза, тянет за пуговицу на рубашке - машинально, привычным жестом крутит её. Сердце Луки сжимается от любви и счастья. - Ворвался, напугал... Столько Разумных! Что они - хотели взять у тебя автограф?

"Ничего, - думает Лука. - С Разумными как-нибудь решим. Ничего такого они не сделают..."

Прежде чем он успевает раскрыть рот, Анна прижимается к нему, обхватывает руками, горячо сопит носом куда-то в подмышку.

- Тебя с утра не было - потом как набежали! Пропали все куда-то... А поздороваться? - бубнит она. - Кто меня здороваться учил?

Анна поднимает голову, глядит серьёзно. Глаза Анны блестят.

- Я же испугалась. Вдруг с тобой?.. - её голос прерывается. Лука слегка щёлкает её по носу. Дочь улыбается в ответ, снова прижимается к нему.

- Хорошо! - выдыхает она. - Живи без смерти, пап.

Он не думая обнимает её крепко, она вздрагивает.

- Папочка, милый, я так соскучилась по тебе!

И он тоже смеётся. Смеётся, смеётся, смеётся. Не может перестать смеяться.

-1
23:40
1153
15:00
Очень затянуто и сумбурно. Какая-то смесь «Матрицы» и сетевой онлайн-игры. Читать тяжело, очень много перлов, и различного рода огрехов стилистики. Приведу ряд примеров:

Шогготы были заядлыми путешественниками, и хоть в целом их было немного, встретить эти хищные протоплазменные можно было практически в любом уголке вселенной


Три былки в одном предложении. Рекорд.

лучники, связисты, ассасины, танкисты. Водители роботов, снайперы и некроманты. Резервисты


Все это в одну кучу. Трудно представить такое…

главный смысл большого Ивента


Почему нельзя писать на русском языке? Есть хорошее слово «Событие».

У меня есть тридэзапись


Анна не полноценный человек. Вообще не человек: её спроектировали и вырастили как бройлера, чтобы использовать.


У тушки есть душа. Тушка любит, когда я массирую ей ушки


Не зашло. 4 из 10
Aed
07:44
Почему нельзя писать на русском языке? Есть хорошее слово «Событие».

Тут скорее как сленг используется. Никто в ММО не говорит «Событие».
18:10
Ну почему, фанатам Д.Руса вполне зайдет)))
18:00
Всё слишком сложно, читается трудно, свалено в одну кучу и это трудно осмыслить, сложить пазл в голове. В целом, представляется какая-то великая отечественная, ток на месте фашистов драконы. Так и не понятными остались роли некоторых играющих персонажей. Возможно, такая сложность и придется кому-нибудь по вкусу, но уж точно не большой части аудитории
07:11
Порадовало, что текст построен на диалогах. Но отступления в репликах редки и односложны. От этого нет гладкости. Самый большой недостаток — чрезмерная антуражность, вылезающая как основной приём оригинальности, привлечения внимания. От этого страдает содержательность.
03:00
Сразу видно что автор погрузился в игровую атмосферу, но не всякому читателю будут понятны специфические термины геймеров, это может оттолкнуть. Что понравилось: интересная задумка, присутствие дилеммы и морали истории, есть над чем подумать. Не понравилось: жаргонизмы, некоторая запутанность диалогов (не понятно кому принадлежит та или иная реплика). В целом впечатление положительное.
Илона Левина