Анна Неделина №1

В лучшую из худших сторон

В лучшую из худших сторон
Работа №545

Пустота и отчаяние, в тоже время с желанием забыться, ничего не делать и резкими приступами перевернуть Мир с ног на голову посещали Малькольма, вот уже около двух недель. Прошло немногим больше месяца с тех пор, как это случилось...

***

Тремя месяцами ранее

Генри стоял перед дверями огромного здания корпорации «Recens animus», или просто RA. На фасаде которого, красовалась надпись из золотых букв "Magnusmihi a. est, hodiernumdiem initium libertatisfore" – я крепко надеюсь на то, что нынешний день положит начало освобождению.

Мистер Малькольм твердо решил для себя, что и его нынешний день освободит его душу от страданий и постоянных неудач. Наконец двери распахнулись, и Генри попал в просторный холл, с белыми колоннами, стенами, ненавязчиво украшенными картинами с пейзажами, по правую сторону располагалось несколько стеклянных лифтов, по центру же раскинулась классическая мраморная лестница, соединяющая 99 этажей. К слову ничего особенного во внутреннем убранстве этого здания не было, все строго выдержано, но со вкусом.

– А-а-а, вот и Вы, господин Малькольм! – к Генри подошел молодой человек лет 25-27, худощавый, европейской внешности, голубые глаза, острый прямой нос, чистая кожа, светлые, слегка волнистые волосы, подстриженные в деловую прическу - Я Эдвард Стоун, Ваш научный консультант, прошу за мной! - сказал сотрудник RA и направился к лифту.

Генри Малькольм последовал за своим спутником. Эдвард нажал 99 этаж, самый последний, где, очевидно, и располагался головной офис компании. За все время нахождения в лифте сотрудник не проронил ни слова, а пациент, в меру своего робкого характера не счел нужным заводить беседу.

Наконец кабина лифта издала звук, означающий прибытие на нужный этаж, и распахнулась дверь.

– Прошу сюда – сказал Стоун и открыл перед Генри дверь в кабинет – Присаживайтесь!

Генри сел в белое кожаное кресло напротив мистера Эдварда.

– В Вашей карте анамнеза говорится: слишком податливый характер, излишняя доброта, неумение защитить свою точку зрения в подходящий момент (иными словами эффект лестницы), отсутствие гибкости при общении и трудности при знакомствах с новыми людьми, ах да еще сильная неуверенность. Верно?

– Именно так – взволнованно ответил Генри

– Что ж, это поправимо, к нам обращаются люди и не с такими минусами, уж поверьте. И когда они не могут справиться самостоятельно со своими вербальными трудностями, мы приходим на помощь. Вы твердо решили воспользоваться нашими услугами?

– Абсолютно! Мне все труднее и труднее становится жить среди общества. В душе я живой и жизнерадостный человек, однако, показать это все, быть живым в повседневной жизни мне мешают комплексы. Не скажу, что я изгой, вовсе нет, напротив. Но я чувствую, что такой характер не позволит добиться мне успеха в дальнейшей жизни.

– Господин Малькольм, а Вы пробовали сами изменить себя? Посетить специалиста, психолога скажем?

– Разумеется, я провел огромную работу над собой, однако трудности указанные в карте не исчезли полностью, чувствую если бы я был, скажем, холериком, отчасти я и есть холерик, правда который не может показать своих истинных чувств в реальности. Я бы намного большего добился в жизни. А сейчас, сейчас я теряю себя. Порой просто впадаю в уныние, особенно вечерами.

– В чем это проявляется, Генри? Простите, что так фамильярно, но так нам будет проще общаться.

– Все нормально. Сейчас попробую объяснить. Представьте, что Вы по жизни были человеком с необычным мировоззрением, творческим. Но повзрослев, попали сначала совершенно не на тот курс, а потом не на ту работу. И однажды Вы проснулись и поняли, что это вовсе не Ваша жизнь, не Вы должны были работать с бумажками, не Вы должны были закончить глупый юридический факультет, на который Вас буквально заставили поступить, потому что это престижно. И вот когда ты осознаешь весь этот ужас, ты понимаешь, что половина жизни позади, а ты так и не осуществил свою мечту. А ведь будь характер сильнее и те качества, которых мне недостает, я бы построил жизнь так как того надо было мне и обрел бы душевный покой.

– Кажется, понимаю Вас. Увы, не всегда природа дает нам от рождения то, что нам хочется. И эта компания была основана человеком, который хотел изменить себя самого, но не мог. Говорят, он едва не дошел до нервного срыва от отчаяния, однако однажды ему пришла идея, идея создать такое, что под силу менять личные качества человека, переворачивать их с ног на голову. И в этом он нашел свое призвание, помогать другим становиться лучше.

– И это чудесно! Быть может, и я могу пересмотреть свои приоритеты и измениться, но не хотелось бы терять времени, у меня и так его осталось, может быть, немного.

– Что ж, мистер Малькольм, Вы решили точно? Сто процентов уверены?

– Да, на все двести!

– Хорошо, надеемся, мы сможем Вам помочь, ведь для этого мы и созданы. А теперь, пожалуйста, будьте любезны ознакомьтесь с договором и поставьте подписи согласия.

***

Выдержка из договора, упуская юридические нюансы:

Я Генри Малькольм, проживающий по Запад-Веллингтон-авеню 25, даю согласие на обработку персональных данных и сим заверяю, что беру ответственность по изменению личных качеств на указанные ниже:

1) Степень уверенности - повысить до 87%

2) Харизма - повысить до 85%

3) Уступчивость - снизить до 35%

4) Эмоциональный порог - повысить до 88%

Также подтверждаю, что пришел к данному решению самостоятельно в ходе долгих и осознанных размышлений и в случае возможных будущих неудач по указанным измененным характеристикам, претензий иметь не буду.

13 июня 2079 года / место для подписи _________

***

Будучи хоть и несчастливым юристом, Генри все же был достаточно высококомпетентным работником этой сферы, он внимательно ознакомился с договором и лишь после этого минуту колеблясь, поставил свой автограф в месте для подписи.

– Готово, мистер Стоун - в полуулыбке сказал Генри и протянул листок договора.

– Ну что ж, кажется, все правильно, Вы окончательно решили на счет процентного соотношения своих качеств?

– Еще как! Хотелось бы и больше конечно, скажем 99% уверенности.

– Прошу прощения, Генри, но на такой риск мы пойти не можем, мы не знаем к чему это может привести и справиться ли мозг человека с такой перегрузкой.

– Да я шучу, конечно, я понимаю и давно ознакомился с возможностями и всеми рисками при таких операциях.

– Тогда чудно..., чудно, господин Малькольм! А теперь Вам необходимо будет пройти однодневный стационар. Пройдите в кабинет 345а на 13 этаже, я отправил Вашу анкету, там Вам проведут необходимые анализы и отведут в палату для ожидания "перерождения" - сказал сотрудник Анимуса и расплылся в загадочной улыбке.

- Перерождение, звучит немного пугающе – размышлял Генри, пока ехал в кабине лифта на 13 этаж - главное не волноваться, ведь я твердо решил, надеюсь, завтра я уже в буквальном смысле выйду другим человеком.

Вот он кабинет 345а, 13й этаж, перед Генри оказалась небольшая очередь в 5 человек, но задумавшись о предстоящей операции, он не заметил, как подошел его черед.

Генри Малькольм, пройдите в кабинет 345а – на весь коридор оглашал электронный, но приятный женский голос – Генри Малькольм, пройдите в кабинет 345а.

Мистер Малькольм встрепенулся, неуверенной походкой он вошел в кабинет – Разрешите?

– Генри Малькольм? – спросила молодая медсестра лет 25.

– Да! – сухо сказал пациент.

– Пожалуйста, разденьтесь до пояса и пройдите в камеру сканирования.

Судорожными движениями пальцев Генри начал расстегивать пуговицы сорочки. Он был очень взволнован, сам не понимая от чего, не то переживал за результат операции, не то от того, что заставил долго ждать медсестру пока стоял в коридоре погруженный в своих мыслях. Наконец он вошел в камеру.

– Ложитесь на спину и поместите пальцы по форме силуэта, ведите себя по возможности естественно – сказала девушка.

Круглый саркофаг накрыл мистера Малькольма, секунду он лежал в полной темноте, стояла такая тишина, что он слышал собственное сердцебиение. Спустя мгновение над ним загорелся приятный зеленый свет. Генри, почувствовал легкий укол в области пальца и тепло вытекающих капель крови. Над головой раздалось легкое жужжание и яркий свет прокатился от макушки до ног, просканировав тело пациента. Свет снова погас и через секунду камера открылась.

– Можете одеваться, Генри Малькольм. И подходите к моему столу, я выпишу Вам направление.

– Что-то не так? – взбудоражено спросил Генри.

– Нет, у Вас все отлично, абсолютно не вижу причин для беспокойства, единственно наблюдалась тахикардия, но такое бывает после сканера. Уровень сахара в норме, антител никаких нет, мозговая активность в норме. Сейчас я Вам выпишу направление в личный бокс, где Вы сможете отдохнуть перед утреней операцией. Кстати ее время назначено на 9 утра. А теперь пройдемте со мной – и медсестра повела Генри к лифту. Она нажала 47 этаж, и лифт загудел, устремляясь ввысь.

– А почему Вы захотели изменить себя? Разве трудно быть собой? – заговорила девушка, чтобы сгладить молчание.

Генри улыбнулся и лишь пожал плечами. Ему бы хотелось поговорить об этом, но он подумал, что было бы некрасиво вот так ныть перед симпатичной, да и вообще перед девушкой, о своих проблемах.

– Не хотите рассказывать?! Понимаю, ничего страшного, пусть это будет Вашей тайной. Я бы вот тоже изменила кое-что в себе, но как-то страшновато – протараторила веселая и жизнерадостная Кэтти Лестер, именно так ее звали.

Генри смутился и окончательно впал во влияние стеснения. Наконец лифт прибыл к месту назначения и избавил беднягу от страданий.

Кэтти подошла к боксу для пациентов номер 5.

– Это Ваш бокс, мистер Малькольм, все замки, включая дверной, запрограммированы под Ваш отпечаток пальца. Поднесите указательный палец к дверной пластинке.

– Можно просто Генри – пробурчал без пяти минут "новый человек" и приложил палец к замку.

– О, да он говорящий - рассмеялась девушка – А меня тогда просто Кэтти.

За все время Генри впервые рассмеялся и, кажется, отбросил ненадолго свои комплексы.

– Что ж это Ваши апартаменты на сегодня, как я уже говорила, все запрограммировано под Ваши биометрические данные. Если понадобится перекусить, можете заказать все что угодно на мониторе, это входит в стоимость обслуживания, но не советую налегать на морепродукты, от них может подскочить смена настроения, а оно Вам не желательно. Ну, кажется, это все, завтра в 8-45 за Вами придет доктор. Желаю Вам удачи, надеюсь, у Вас все будет отлично – улыбнулась Кэтти Лестер своей белоснежной улыбкой и скрылась за дверью бокса.

Генри принялся осматривать комнату. Она была довольно просторная, стены выкрашены в нежно-кремовый цвет, хорошо освещена приятным холодным светом по всему периметру. Окна выходили во внутренний двор здания, который был густо засажен зеленью, цветущими кустарниками и яблонями. По узким мощеным тропинкам гуляли такие же счастливчики-пациенты в белых форменных костюмах.

От всей этой новой обстановки Генри достаточно перенервничал и сам не заметил как его склонило в сон. Он проснулся уже поздним вечером и решил, что неплохо было бы перекусить. Подойдя к монитору, он выбрал телячью отбивную, фруктовый салат и апельсиновый сок. Уже через несколько минут ему принесли заказ в палату. Есть не особо то и хотелось, Генри кое-как осилил отбивную, лишь из-за того, что на физиологическом уровне выработал привычку ужинать вечером. Потом он хаотично пролистал телепрограмму, умылся и лег спать.

Пациента разбудил голос палатного будильника.

– Мистер Малькольм, Вам назначено на 8-45, сейчас 8-40, подъем

Генри едва успел умыться, как ровно в 8-45 в дверь раздался стук доктора.

– Доброе утро, Генри Малькольм! Я доктор Уимбридж. Как Ваше расположение духа, Вы готовы к перевоплощению?

Малькольм лишь кивнул в знак согласия, и они отправились по коридору к лифту.

– Сейчас мы с вами отправимся в операционную, но прошу не пугаться этого слова, это совершенно безболезненно, даже ничего резать не придется ха-ха.

Генри сконфуженно улыбнулся, он все же немного волновался и боялся за отрицательный исход, хотя отзывы которые он слышал о таких операциях, были лишь положительными.

– Ну, вот мы и на месте.

Они вошли в просторную комнату, буквально напичканной электроникой, здесь находились все самые передовые медицинские аппараты, некоторые из которых Генри раньше даже и не знал. Возле специального кресла, чем-то напоминающее, по форме электрический стул, но более безобидное на вид, уже находилось три доктора и две медсестры.

– И так, давайте сверимся господин Малькольм. Ваши данные, которые вы хотите изменить: степень уверенности – повысить до 87%, харизма – повысить до 85%, уступчивость – снизить до 35%, эмоциональный порог – повысить до 88%, все верно? Пожалуйста, перечитайте договор еще раз и внимательно посмотрите на Ваши предпочтения. Это окончательное ваше желание, не передумали или может быть, желаете подкорректировать?

Генри бегло перечитал договор и все те человеческие качества в процентном соотношении.

– Да, все верно, думаю, можем начинать.

– Что ж преступим! – сказал Уимбридж – Присаживайтесь, пожалуйста, в кресло.

Пока Малькольм шел к креслу, он чувствовал, что его ноги будто наливаются свинцом, он словно проваливался, все это с ним происходило обычно от сильного стресса. Но вот цель достигнута, он сидит в кресле и теперь уверяет себя в том, что через несколько часов он станет совершенно другим человеком.

Медсестра надела на пациента маску с анестезирующим газом. Через минуту он уже погрузился в глубокий сон.

– Люси, нейронные катетеры подключены? – спросил Уимбридж.

– Да, сэр!

– Давление и психоэмоциональный фон в норме?

– Пару минут назад наблюдался сильный выброс адреналина, но сейчас все спокойно.

– Прекрасно! Приступаю к активации 5НТТ гена, этому человеку страшно не хватает серотонина. Проконтролируй реакцию, пожалуйста.

Врач закрепил на голове Генри специальный шлем, позволяющий без операбельно проникать к любым уголкам мозга и управлять всеми процессами организма человека.

– Пока все в норме, сэр.

– Подождем три минуты, пока активация пройдет успешно – сказал один из присутствующих докторов.

– И так, переходим к уверенности и харизме – скомандовал мистер Уимбридж.

– Я активирую ген egr1? – спросил доктор Джеймс Бланк.

– Да, теперь можно – ответил Уимбридж.

– Активация прошла успешно, сэр! – подметила медсестра.

– Теперь переходим к завершению – Джеймс, запускай D4DR и через минуту купируй COMT-Val до уровня 30.

– Готово!

– Люси, проверь состояние, обнови карту новых параметров пациента, я заметил учащенное сердцебиение.

– Нет, сэр, все в порядке, биение стабилизировалось, давление в норме, все гены адаптированы и вырабатывают необходимые дозы веществ в соответствии с заявленными параметрами.

– Спасибо, дорогая! Нам необходимо доставить мистера Малькольма в его апартаменты.

Кресло трансформировалось в электро-каталку, и одна из медсестер доставила Генри прямо в его бокс.

Пациент очнулся в 10 утра. Только открыв глаза он сразу же почуял некую легкость, в душе словно наступила весна, он не чувствовал тяжести после долгого сна как обычно, настроение было приподнятым. Генри прошел в ванную, чтобы умыться и взглянул в зеркало. Перед ним был все тот же Генри Малькольм юрист, но теперь уже не несчастный юрист, а вполне готовый творить, состоявшийся человек, он был просто красавчик, хотя и лицо казалось было прежним, вот только оно очень понравилось Малькольму.

– В-а-а-а-у, да я оказывается не так уж и плох – прошептал он – ох, надеюсь это не слишком эгоистично, но, черт возьми, чувствую себя на миллион.

В этот день у перепрограммированного человека был отменный аппетит, он заказал едва ли не все, что было в наличии в меню.

После завтрака в дверь постучался доктор.

– А-а, вот и Вы доктор Уимбридж! – радостно воскликнул Генри.

– Что ж вижу, Вы в прекрасном расположении духа и Бога ради, зовите меня просто Стэнли.

– В прекрасном?! Стенли, да я горы готов свернуть! – разошелся Малькольм.

- Отрадно, отрадно! Мы проследили за активацией всех генов в Вашем организме, и все прошло как, и планировалось, уже через час мы можем Вас выписать. Но все же для полного контроля над Вашим состоянием, Вам необходимо будет посетить меня через неделю, я вышлю Вам напоминание ближе к этой дате.

– Спасибо Вам, Стенли, спасибо, я чувствую, Вы сделали еще одного человека живым, Вы словно мои освободители.

– Что Вы, это наша работа «Я крепко надеюсь на то, что нынешний день положит начало освобождению» верно, Генри? – улыбнулся доктор Уибридж.

– Абсолютная истина! – подметил Малькольм.

Через два часа он уже был дома. Переступив порог своей квартиры, Генри охватило отвращение своего жалкого убранства дома. Он решил, что раз взял больничный до конца недели, то грех использовать оставшиеся дни без толку. Тут же он принялся за уборку, стеновые панели давно уже устарели и не излучали свет должным образом. Малькольм тут же позвонил в службу по их замене и через несколько часов во всех комнатах были заменены панели последней модели, которые могли давать проекцию приятных природных ландшафтов или же могли служить для просмотра видео фрагментов. Через день квартира преобразилась также как и сам мистер Малькольм. Повсюду была чистота, уют, приятный запах в воздухе, легкий свет. В последний выходной Генри расписывал свои планы на рабочую неделю и надо заметить, он ждал с нетерпением наступления рабочих дней, он был полон идей, ему хотелось общаться со своими коллегами.

***

Понедельник, 20 июня

Генри в своем офисе корпорации по оказанию юридических услуг.

– Я думаю, Вам не стоит отдавать квартиру бывшему мужу, миссис Томпсон. Приносите свои бумаги о собственности, завтра в это же время, я помогу Вам все грамотно оформить. Чтобы на суде, если до этого дойдет, вы легко смогли отсудить свое состояние, оставив его с носом – беседовал мистер Малькольм с его посетительницей, миссис Саррой Томпсон, которую муж выгонял из собственного дома с двумя детьми десяти и пяти лет.

– Оу, спасибо Вам, господин Малькольм, не знаю как Вас и благодарить.

– Умоляю, просто Генри, мы ведь теперь с Вами партнеры, это моя обязанность помогать Вам!

– Хорошо, но все же еще раз спасибо – расплылась в улыбке женщина – ну тогда до завтра?

– До завтра, Сарра! – подмигнул Генри.

На обеде Генри решил прогуляться, спускаясь, в лифте, он услышал диалог коллег:

– Ну, так что идем сегодня на матч?

– Конечно! Ты уже всех позвал?

– Само собой!

– А меня, что уже не приглашают на игру, я не в счет? – вклинился Малькольм.

– О, прости, Генри, но ты вроде никогда не питал интереса к футболу – сконфуженно промямлил Митчелл, из офиса защиты прав потребителей.

– Н-у-у-у, к футболу, может, и нет, а посидеть с компанией я всегда не против – возразил Генри.

– Что ж тогда давай с нами, после работы мы сразу зайдем за тобой

– Да, да – подхватили остальные пассажиры лифта

– На том и порешим – подмигнул Генри

На протяжении всего матча мистер Малькольм был заядлым болельщиком, особенно после того как он узнал правила, стал еще сильнее выкрикивать победные лозунги, так, что коллеги просто опешили увидев своего товарища в таком расположении духа.

После игры единогласно было решено продолжить банкет к каком-то пабе, где Генри оказался просто звездой вечера. После пары рюмашек его так развезло, что он едва не завязал драку с каким-то пьяницей, оскорблявшим права эмигрантов. Но быстро переключился на свою компанию и начал травить всевозможные шутки и истории из жизни. Казалось, они, словно нескончаемый поток лились с уст Малькольма и надо признать, были весьма недурственные, потому как все до одного их слушали и никому в голову даже не пришло перебить рассказчика.

***

Неделю спустя

– Господин Малькольм проснулся как обычно в прекрасном настроении. Мельком пробежавшись по утренним новостям, он отправился на работу.

После обеда в офисе раздался звонок.

– Генри Малькольм?

– Да, сэр?

– Это твой начальник Лоуренс Мулдун.

– Я вижу, сэр, вы у меня на мониторе обозначились

Не сказать, что мистер Мулдун был древним стариком, который не знал про автоопределители, которые придумали едва ли не век назад, ему явно было меньше, просто он привык представляться при любом телефонном звонке.

– Ну вот, что зайди ка ко мне в офис, есть кое-какое дело!

– Считайте уже в пути, сэр!

Генри закрыл свой кабинет и направился к лифту. Двери распахнулись.

– Никоооль, привет-привет! – увидев знакомое лицо девушки в лифте, воскликнул Генри.

– И тебе привет, Генри, кажется, верно?

– Генри? Какой Генри?

– Ох, прости, ты не…?

-– Ха-ха да все верно я Генри, это шутка, хотя подумываю сменить имя. Как сама, муж, дети?

– Да вообще-то я уже полгода в разводе, а детей так и не успели завести.

– Бедняжка, прости, я не хотел честное слово!

– Да ничего, это жизнь, и все тут естественно – улыбнулась Николь – сам то как?

– О, я просто великолепно, чувствую себя на миллион!

– Вот как? Ты что же джек-пот выиграл? Если так, то тебе срочно нужна любовь всей жизни, понимаешь, о чем я? – девушка ткнула локтем Генри и засмеялась

– Ха-ха-ха на самом-то деле кое-что получше джек-пота!

– Д-а-а-а? И что же это?

– Жизнь! Просто полюбил ее такой, какая она есть и, кстати, на счет любви всей жизни, можем с тобой как-нибудь сходить пропустить чашечку кофе или чего покрепче, я позвоню.

– Было бы неплохо, а вот и мой этаж, чудесного дня, Генри, который не Генри – Николь выскочила из кабины лифта, и перед тем как захлопнулись двери, изобразила из комбинации пальцев телефонную трубку, прошептала – позвони мне, я буду ждать!

Малькольм почувствовал новый прилив позитива, который с недавних пор просто захлестывал его, делая любое дело интересным, а трудности превращал лишь в легкую игру.

Наконец Генри оказался у дверей главного офиса босса.

Он постучал в стеклянную дверь.

– Можно, мистер Мулдун?

– Ага-а-а вот и он!

– Он? – недоуменно спросил Генри.

– Лучший из лучших в своем отделе!

– Простите, сэр? Я не понимаю.

– Ну не скромничай, то, что ты провернул на прошлой неделе, просто фурор, как ты находишь такие компромиссы, миссис Томпсон меня лично просила поощрить тебя, она так благодарна. А это дело по поводу купленных дипломов, просто блеск, похоже, у тебя все везде схвачено, а?

– Ах, вы об этом, благодарю Вас за такие слова, но уверяю, я не делал ничего сверхъестественного, я просто люблю свое дело и считаю, что должен делать его хорошо, раз на мне такая ответственность!

– Это мне в тебе и нравится, парень! И я тебя пригласил на самом-то деле, не только расхваливать, но и сделать кое-какое предложение. Что если я назначу тебя начальником отдела разбирательств по семейным делам?

– О, это было бы чудно, мистер Мулдун! Просто великолепно!

– Тогда, считай с завтрашнего дня ты уже на должности, можешь к вечеру переехать в новый офис. С обязанностями тебя познакомит твоя секретарь мисс Уокер.

– Спасибо Вам сэр! Обещаю, что наш отдел поднимет рейтинг корпорации среди остальных нотариальных фирм!

– Не сомневаюсь, Генри, не сомневаюсь!

Прошло три дня, с тех пор как Малькольм занял командную должность, мисс Уокер рассказала и показала ему все обязанности, и не один раз… В подчинении у нового начальника отдела было 237 сотрудников, все они были счастливы, по настоящему счастливы, работать в команде с таким человеком как Генри Малькольм.

***

4 июля, 7:00 утра

Генри проснулся с тяжелейшей головной болью. Все внутри словно разрывалось, такая боль, будто мозги отделяли от черепной коробки живьем. Никогда прежде Малькольм не испытывал подобного. Инъекция сильного обезболивающего не помогла, казалось, она наоборот усилила адскую боль в голове бедняги. Он кое-как нашел силы сделать звонок в офис и предупредить секретаря о своем отсутствии. После чего он либо уснул, либо потерял сознания от боли, Генри и сам не понял, что произошло. Проснувшись в обеденное время, мистер Малькольм почувствовал состояние подавленности, голова не болела, но все тело ныло и болело, словно его избивали несколько часов. К вечеру все прекратилось.

– Черт возьми, что это было, не помню, чтобы я так много выпивал, да я вообще не пил на этой неделе – подумал Генри – может быть магнитные бури на Солнце.

На следующее утро 5 июля картина повторилась. И снова боль прошла лишь к обеду.

– Нужно позвонить доктору Уимбриджу – наконец пришло в голову бедняге

– Да, я слушаю, Генри, рад тебя слышать

– Стэнли, со мной уже второй день происходит какая-то чертовщина, я-я не знаю, что это, возможно Вы мне сможете дать ответ?

– Успокойся, Генри, и объясни по порядку, в чем дело?

– Я просыпаюсь от дичайшей головой боли, затем она проходит к обеду, но вместо этого тело начинает дико болеть, я пробовал делать уколы, но это только усиливает боль и еще кое-что, после таких приступов ко мне возвращается, как мне показалось, состояние подавленности.

– Срочно приезжай ко мне на осмотр, Генри, прямо сейчас, мы не можем с этим тянуть, ты понял?!

– Да, доктор, я уже выезжаю.

Малькольм вызвал такси и через несколько минут был уже на месте, снова у огромных дверей с надписью «Magnusmihi a. est, hodiernumdiem initium libertatisfore» - я крепко надеюсь на то, что нынешний день положит начало освобождению. Он поднялся в смотровую доктора.

– Генри проходи, присаживайся, пожалуйста. Опиши еще раз как можно более подробно все, что с тобой происходит в эти дни.

– Вчера я проснулся около 7 утра от дикой головной боли, я не мог даже голову оторвать от кровати, однако заставил себя сделать инъекцию кеторола, потом меня вырубило, и я проснулся после полудня с диким чувством потерянности и болью во всем теле, все мышцы ныли ужасно.

– Очень странно, мы ведь проверяли тебя перед операцией, никаких изменений в частности в головном мозге не было и на прошлой неделе, когда ты приходил на плановый осмотр, все было хорошо. Так или иначе, нам необходимо тебя снова просветить. Ложись в камеру, нельзя терять время.

Генри лег в саркофаг, снова как перед операцией над ним загорелся зеленый свет, шум аппарата …

– Готово – прокричал доктор, и крышка аппарата открылась

– Ну, что там, Стэнли? – обуваясь и застёгивая манжеты сорочки, прокричал Малькольм

– Странно, все, кажется хорошо, я не вижу патологии, немного высоковата активность мозга, но не более. Может ты просто переутомился на работе?

– Не припоминаю, я теперь с удовольствием работаю.

– Я выпишу тебе лекарства для базисной терапии, принимай их утром и вечером перед самым сном. Для расслабления сосудов. Я все же пока склонен связывать твои боли с напряжением организма от долгой работы.

– Спасибо доктор.

– Пока не за что, наблюдай все свои изменения если возникнут, и если через неделю это не прекратиться, тогда срочно ко мне!

– Хорошо, Стэнли, я понял, до встречи!

– До встречи, Генри!

Вечером к Малькольму снова вернулось прежнее расположение духа, настроение снова стало приподнятым, как будто ничего и не было. Генри принял овальную зеленую таблетку, которые ему прописал доктор во время приема, умылся и уснул.

На следующее утро головная боль больше не будила Генри, он проснулся сам в приподнятом настроении, как обычно умылся, перекусил, пролистал новости и отправился на работу.

– Эй, привет мистер! – послышался женский голос за спиной, и кто-то похлопал Малькольма по плечу.

– А-а-а это ты, Николь! Узнал тебя по твоему писклявому голосу – съязвил Генри

– Писклявому? – возмутилась девушка

– Я бы даже сказал надоедливо-писклявому – разошелся Генри – Боже, что я говорю, это ведь не правда, что со мной, у нее ведь не такой голос – но язык все продолжал делать колкие замечания бедной Николь, словно разумом Генри завладел кто-то чужой

– Вот как?! Надоедливому значит? А на прошлой неделе ты говорил, мне помнится, иначе, клялся, что лучше никого не встречал!

– Да я просто пытался тебя снять, глупая! – разум Малькольма охватил страх – Что я творю, я даже в мыслях бы такого не допустил

Он хотел сказать что-то в свое оправдание, но подсознание выдавало и выдавало новые курьезы.

– Ублюдок! – прокричала Николь, ударила Генри по лицу, заплакала и убежала

Мистер Малькольм словно окаменел, он не мог понять, что с ним такое, хоть он и стал практически новым человеком, подобные слова он бы никогда не сказал девушке, которая ему нравилась. Он попытался догнать Николь, но та убежала, и скрылась в кабине лифта, едва не отдавив руки обидчику.

– Ладно, ей стоит побыть одной, она не сможет простить меня сразу, если вообще сможет когда-нибудь – подумал Генри

Начало рабочего дня прошло без происшествий. За двадцать минут до ухода с работы, в офис начальника отдела вошла женщина.

– Здравствуйте, господин Малькольм! Мне Вас порекомендовал Лоуренс Мулдун. Я хотела обратиться к обычным вашим сотрудникам, но он сказал, что лучше Вас мне никто не поможет в моем вопросе.

– Добрый вечер, представьтесь, пожалуйста, как Вас зовут?

– Джанет!

– Что ж присаживайтесь, миссис Джанет, поглядим, что сможем сделать для вас!

– Дело в том, что мой муж, бывший муж, мы в разводе уже почти тридцать лет, он скончался не так давно, а дом, в котором я живу, принадлежал ему. Мы расстались мирно, и он сам оставил его мне. И документы на собственность земли записаны все еще на него. И теперь его вторая жена, весьма ушлая дама, пытается меня выжить из дому, она хочет доказать свое право на владение этим домом.

Пожилая женщина закончила свой рассказ и посмотрела на Генри, ожидая услышать ответ. Но тот сидел неподвижно, уставившись на нее, вернее сказать, даже сквозь нее. Так продолжалось около трех минут, как вдруг…

– Ну и что же вы от меня хотите, миссис? – сказал отрешенным голосом Малькольм.

– Как, что, я хочу чтобы вы помогли мне разобраться, есть ли у меня шанс не стать уличной скиталицей и отстоять свой дом – возмущенно ответила Джанет.

– Сами во всем виноваты, а теперь просите у чужих помощи, нужно было по молодости не щелкать ртом дорогая, Джанет!

– Вот, значит как? Но разве это не ваша работа, вы же не за спасибо тут работаете, как вас могли назначить начальником отдела вообще за такое отношение?

– Простите, повторите, пожалуйста, свою историю. Я, кажется, немного отвлекся – сказал Генри своим привычным голосом – Мы постараемся обязательно вам помочь

– Да, что это с вами? Вы здоровы?

– Извините, не могли бы вы описать, что сейчас произошло?

– Вы накричали на меня за то, что я виновата в своей проблеме, молодой человек!

– Бога ради, простите миссис Джанет, на этой неделе мне совсем нездоровится, отправьте, пожалуйста, свою историю на мою почту, я обязательно найду для Вас решение.

Клиентка только хмыкнула и скрылась за дверью.

Генри Малькольм принялся просматривать запись приема Джанет. Он четко помнил, как она вошла в кабинет, представилась, а что было дальше, он совершенно не помнил. На записи юрист увидел неприятный диалог, где он действительно оскорбил женщину в ее проблеме, правда, ему показалось, что голос был словно чужой, не такой как обычно был у Генри в состоянии гнева, этот голос был будто без чувств, он просто говорил неприятные слова собеседнику. И в реальном времени Генри совершенно не помнил этого, он словно отключился, уснул.

– Да что же это такое, что со мной происходит, нужно срочно ехать к Стэнли, черт, еще и паника началась – Малькольм ходил из угла в угол, громко разговаривая с собой, после чего решился позвонить – Але, Стэнли, мне срочно требуется Ваша помощь, мне стало хуже!

***

После визита к доктору

– Генри, я настоятельно рекомендую тебе пройти обследование, не хочу тебя пугать, но я опасаюсь, что это побочный эффект операции. Хотя наша корпорация уже несколько лет занимается подобным, ни одной жалобы не поступало. Мы поместим тебя в бокс, полностью обследуем, проведем детальные анализы.

– Н…н-н-но... но у меня р...р...работа – начал заикаться пациент

– О нет, у меня такое чувство, что у тебя началось отторжение активации генов, Господи, это впервые за все время, но ведь этого просто не могло произойти, мы же проверяли тебя полностью.

– Д…ддок, пл...плохие новости д…дд…да?

– Пока не могу судить наверняка, есть лишь гипотеза, мне срочно нужно собрать совет врачей. Я советую тебе незамедлительно лечь в стационар, иначе даже завтра может оказаться уже поздно.

– Конечно, Стэнли, делай все, что надо…, что вы вообще за врачи такие, захотели поиграть в Господа Бога? – настроение обследуемого скакало с бешеной скоростью, от робости и отрешенности до гневного едва не одержимого состояния.

Доктор Умбридж вызвал медсестру, дав ей список всех необходимых анализов для мистера Малькольма.

– Ой, привет, это снова Вы – узнала своего давнего знакомого медсестра Кэтти Лестер – Что с вами случилось?

– П...пп…пппривет – прошептал Генри Малькольм и словно застыл в одном положении

– Господи, Кэтти, что вы пристали к нему с вопросами, да черт тебя подери, что такое. Он не реагирует. Пульс есть. Сердцебиение в норме. Срочно сделай полный анализ крови.

Кэтти, сделала прокол в области вены и взяла кровь на исследование.

– Кэтти, разложите на генетическом уровне его генетический код. Проверьте все ли в порядке с теми показателями, которые мы задавали для него во время операции.

– Доктор Уимбридж, взгляните ка на это, уровень серотонина практически на нуле, ген, продуцирующий его, не работает, egr1 тоже на 10%, COMT-Val нестабилен, сейчас наблюдается его рост.

– Я вколю ему 2 кубика серотонина внутривенно, продолжай наблюдать за состоянием. Мне срочно нужна помощь других врачей. Справишься?

– Думаю да, его физиологические показатели как ни странно в норме.

Через несколько минут доктор Стэнли вернулся в команде с четырьмя докторами.

– Взгляните, коллеги, этот человек наш пациент, несколько часов назад звонил мне по телефону, после того как он приехал сюда, стало наблюдаться заикание при разговоре, 25 минут назад у него случилось как минимум пять скачков в перемене настроения и манере разговора, после чего он впал в оцепенение. Его пульс в порядке, давление тоже без изменений, но вот показатели генетического кода, такого я прежде не видел. Сначала упал серотонин до нуля и ген уверенности вместе с тем. Пока я отлучался ген податливости или уступчивости зашкаливал.

– Мистер Уимбридж – окликнула медсестра - COMT-Val резко падает, он на 45 проц…, постойте уже шестьдеся… семьдеся… тридцать пять процентов, доктор!

– Мы не можем сейчас его оперировать, пока состояние нестабильно, нам нужно его вывести из оцепенения – сказал доктор Джеймс Хатсон.

– Вы проверяли его на предрасположенность к энцефалиту или параличу, мы могли вызвать подобное такими изменениями в геноме? – возразила Лиза Хэмпшир

– Конечно, каждого пациента мы полностью сканируем на наличие всех заболеваний, у него не было абсолютно никаких противопоказаний – ответил Стэнли Уимбридж

– Посмотрите, что с его глазами? – вскрикнула эмоциональная медсестра мисс Лестер

Действительно, когда врачи обратили внимание на глаза больного, они имели темно-серый цвет, нет, ни черный и не темно-карий, а именно серый, словно пепел, когда при жизни у Генри были ярко-голубые глаза.

– Коллеги, этот человек в приступе агонии прокричал, что мы переиграли в Господа Бога, и, кажется, он был прав, человеку не позволено играть с тем, чем его наградила природа от рождения. Мы сейчас абсолютно беспомощны, мы не знаем, как отреагирует его организм на новое вмешательство в набор генов, я ввел ему серотонин, 2 кубика, пока изменений нет. Остается лишь наблюдать – констатировал Стэнли

Спустя два часа у Генри вновь посинели глаза.

– Доктор Уимбридж, у него наблюдается стабилизация заданных генов – заметила медсестра.

– Отлично! Следи за показателями, Кэтти, я буду фиксировать все скачки.

Через полчаса Малькольм очнулся.

– Боже, как раскалывается голова, меня снова отрубило, как на той встрече с клиенткой, что произошло, Стэнли? – прошептал больной.

– Боюсь у нас неутешительные прогнозы, мистер Малькольм – ответил доктор Хатсон.

– Валяйте, мне нужно знать правду!

– По каким-то причинам у тебя стали происходить скачки процентного содержания генов, которые мы изменили, один из них перестал на время функционировать и привел к отказу выработки серотонина из-за чего ты впал в некую кому. У тебя наблюдалось изменение цвета глаз до темно-серого, я прежде не встречал подобного. Иными словами весь твой генетический набор просто ходуном ходил во время этой комы. Что ты чувствовал в это время?

– Я словно уснул, не было никаких сновидений, я не чувствовал ничего, а потом просто проснулся. Только вот голова… голова дико болит, просто невыносимо…

– Мы вкололи тебе серотонин, поскольку он перестал вырабатываться самостоятельно, я считаю, это вернуло тебя из оцепенения, хотя реакция должна была произойти намного быстрее. Сейчас все твои показатели стабилизировались.

– Вы можете как-то это исправить, доктор?

– Мы не можем рисковать, нам нужно отследить из-за чего происходят эти сбои, вмешаться в Ваш генетический набор мы можем в любое время, а вот какую реакцию это даст, пока неизвестно – ответила доктор Хэмпшир

- Лиза права, нам нужно провести взаимосвязь, ведь все Ваши предрасположенности к противопоказанным для этой операции болезням у Вас отсутствуют, здесь происходит что-то другое, и, увы, оно прогрессирует – вмешался Джеймс

– Что же мне тогда делать? – растерялся Генри

– Завтра мы пронаблюдаем за вами мистер Малькольм – ответил Стэнли Уимбридж – пока я вижу четкое расписание твоих приступов, да ты и сам фиксировал, что начинаются они с 7 утра до обеда, а после наступает резкая смена настроения, я бы даже сказал смена темпераментов. А пока тебе нужно пойти отдохнуть.

***

Следующее утро, 6:00 утра

Медсестра Кэтти Лестер спешит в бокс к пациенту.

– Мистер, Малькольм, Вам пора, доктор ждет Вас!

Но, Мистер Малькольм, сидит в кресле не дыша, с пепельно-серыми глазами, он больше не слышит звуков этого мира, он это больше не он, он заперт в своем теле и никакие уколы серотонина ему больше не приходят на помощь. Он лишь смотрит сквозь всех своими «чужими» глазами…

И когда доктор из Анимуса, или просто «RA» – Стэнли Уимбридж защитил очередную степень, опираясь на случай с несчастным Генри, он ввел в оборот новый диагноз – рак души…

– Что есть рак души?! Это то, когда сила человеческого разума выше искусственных вмешательств и будучи не в силах их побороть, она запирает своего хозяина в тюрьме его собственного физического тела, и остается лишь гадать, как скоро это произойдёт. Я склонен говорить больше философским языком, нежели медицинским, ведь мы имеем случай переплетения тонких граней. Человеку предназначено быть собой от рождения, медицина еще слишком юна для подобных махинаций… – этими словами закончил Стэнли свое выступление.

И когда Генри поместили в особый бокс для поддержания физиологических процессов в организме, спустя время, его одиночество скрасил не один десяток таких же «новых» людей. И каждый раз, навещая их, доктор Уимбридж, не переставал повторять – «Никому кроме Бога, не дозволено влезать в разум человеческий!» 

+1
22:46
1202
13:31 (отредактировано)
Никому кроме Бога, не дозволено влезать в разум человеческий


Этой цитатой можно описать весь смысл рассказа, его идею. В целом, скучно. В рассказе есть главный герой, который хочет улучшить черты своего характера и обращается за этим в некую клинку. В дальнейшем, неплохой по началу, результат идет на смарку, и Генри входит в некую форму комы…

Особой фантастичности не заметил. Так, с натяжкой. Тема работы над собой и сейчас довольно популярна. Есть техники программирования, перепрограммирования подсознания, НЛП, 6-шаговый рефрейминг и другие…

Текст не вычитан. Много повторений слов, числительных в тексте и корявых фраз.

В подчинении у нового начальника отдела было 237 сотрудников, все они были счастливы, по настоящему счастливы, работать в команде с таким человеком как Генри Малькольм.


Яркий пример вышеперечисленного.

расплылась в улыбке женщина


хрестоматийный перл

его склонило в сон


Склонить можно, к чему-то. Например, к сожительству )

рак души


А вот это новый диагноз, таких раньше не встречал в конкурсных рассказах (да и вообще, нигде).

Такой диагноз можно поставить, к примеру, автору «Закладочки» (есть такое конкурсное произведение laugh)

В целом, 6 из 10. На мой взгляд, работа выполнена на среднем конкурсном уровне.
22:22
+1
Прекрасная идея для фантастического рассказа (именно фантастического, так как нашей науке до активации генов у взрослых людей также далеко, как до создания пресловутой звезды смерти). Жаль, что автор лишь вскользь ознакомился с темой, посвятив от силы вечер перелистыванию медицинских и околомедицинских сайтов. Идея хороша, утопична, но полностью уничтожена формой.
Когда я прочитал
Тремя месяцами ранее

мне тут же вспомнилась серия рика и морти про судную ночь:
«Понравилось? Хочешь вернемся на три недели назад, когда ты был живым?». И дальше читать стало невыносимо тяжело. Да и что вы показали до этого? Мужика с ПМС? Первыми строками вы должны были заинтересовать, сделать так, чтобы читателю было интересно узнать что же привело к подобным событиям. Здесь же мне должно было быть интересно почему у мужика ПМС? Да, нет, не особо. Вторым моментом заставившим меня перестать читать стало превращение «Recens animus» просто в Анимус, тут же почудилась рука тамплиеров, и я начал представлять как Генри взбирается на 99 этаж по отвесной стене. Я догадываюсь, что все вышесказанное не достойно автора, так как относится к массовой культуре, но думаю, подобные ассоциации возникнут не только у меня.
по центру же раскинулась классическая мраморная лестница, соединяющая 99 этажей.

Никак не могу представить себе эту картину. Кажется, для того чтобы по ней подняться нужны очень крепкие ноги и стальные яйца.
1) Степень уверенности — повысить до 87% 2) Харизма — повысить до 85% 3) Уступчивость — снизить до 35% 4) Эмоциональный порог — повысить до 88%

Измерение личностных качеств по стобалльной шкале, конечно, удобно для восприятия, но совершенно не понятно как это должно работать и какова начальная точка отсчета, хочется увидеть 0 и 100%.
Уровень сахара в норме, антител никаких нет, мозговая активность в норме.

Не хочу вас пугать, но если у Генри нет никаких антител, то он не жилец, не понятно как он вообще живет, у него должен быть лютейший иммунодефицит, это даже не СПИД, это что-то хуже. Хотя об этом я уже говорил, нужно внимательней подходить к описываемой теме. Но то что вы написали название реальных генов и практически верно указали их функции не может не радовать.
Главная проблема рассказа в том, что мы не знали Генри до операции, не видел его проблем, не знаем его истории (а она должна быть, не даром же он решился обратиться в эту фирму). Сухой полуабстрактный диалог с доктором никак героя не раскрывает, не сближает с ним, здесь нужна была конкретика, примеры неудач, а не описание хондры автора. Поэтому и за изменениями героя следить было не интересно. Да его повысили, он начал встречаться с коллегой по работе, посмотрел, опять же с коллегами, футбол. Такие себе изменения, стоило ли оно того, вряд ли.
Ну а про «рак души» и говорить не хочется. Почему рак, а не проказа, или скажем черная смерть, хорошо хоть не краб.
Идея великолепная, но одной идеи мало.
Поставлю плюсик, пусть будет.

Империум

Достойные внимания