Светлана Ледовская №1

Освобождённая

Освобождённая
Работа №616

Асель пристально смотрела в зеркало, уперев руки в раковину, до тех пор, пока отражение не начало расплываться. Только бледно-голубые глаза всё никак не сдавались. Пустые, бездонные, грустные они продолжали пронзительно всматриваться, словно вопрошая: что она делает не так?

Её раздумья прервал тихий стук в дверь ванной комнаты.

- Асель, дорогая, зеркала вызывают галлюцинации! - громко воскликнула Эвелин. - Я захожу.

Дверная ручка повернулась и в комнату проникла стройная, длинноногая брюнетка в чёрном платье-футляре, сидящем по фигуре, и атласных перчатках до локтя. Асель быстро закрыла глаза и поморгала несколько раз, чтобы отражение снова стало отчетливым, явно смутившись такому резкому появлению.

Предвидя её замешательство, Эвелин заговорила первая:

- Да-да, когда долго смотришься в зеркало, могут возникнуть странные иллюзии.

- И что же это за «странные иллюзии»? – с интересом спросила девушка, всё ещё пребывая в состоянии некоторой растерянности.

- Нуу, - протянула её нежданная собеседница, - я слышала, что в отражении иногда можно увидеть своё прошлое, - и, немного подумав, тихо добавила: - А то и настоящее…

Асель через зеркало вглядывалась в глаза Эвелин. Глаза цвета тягучей патоки с несколькими язычками пламени, слегка прищурившись, следили за каждым движением девушки.

- Всё, что у нас есть – это настоящее. Я скоро подойду. – Отрезала Асель.

- Хорошо, тебя все ждут, - с загадочной улыбкой промурлыкала брюнетка и удалилась.

Асель включила холодную воду и умывалась. Снова подняв глаза к зеркалу, она вынула шпильку из волос. Шёлковые, струящиеся локоны спустились на плечи листопадом поздней осени. Девушка улыбнулась своему отражению и отправилась к гостям.

Просторный зал с высокими потолками, наполненный светом сверкающих люстр, уже открыл свои двери для присутствующих. Асель на секунду остановилась в дверях и осмотрелась: длинные бархатные тёмно-синие портьеры полностью закрыли окна, круглые столики с канделябрами посередине были накрыты к фуршету. Особенное внимание привлекали белоснежные акации и пионы, наполнявшие комнату приятным цветочным ароматом.

- Вот и она! А мы заждались! – пролепетала конопатая девчонка с кудрявыми, огненно-рыжими волосами, подбегая к Асель. – Пойдём!

Схватив девушку за руку и расплывшись в широкой улыбке, Розмари потянула её за собой сквозь широкий зал. Изумрудное платье свободного кроя и атласная лента на голове развивались при ходьбе, создавая видимость нежного шлейфа.

- Ну вот, теперь все в сборе! - заявил крепкий, рослый мужчина лет сорока, увидев приближающихся. – Можем начинать?

- Фил, тебе лишь бы поесть, - укоризненно заметила Лоя.

- А тебе лишь бы сделать кому-нибудь замечание, Лоя, - вмешался в диалог её супруг Эл, не отрывая взгляда от книги.

- Не ссорьтесь, пожалуйста, - ввязалась в разговор рыжая девчонка, застенчиво теребя в руках свой янтарный кулон.

- Да ладно вам, я могу и подождать. Благо, запасы ещё есть, я подготовился, - рассмеялся Фил, поглаживая свой живот, напоминающий раздутый воздушный шарик. – А ты не переживай, Розмари, она никогда не сможет меня обидеть.

- Всю жизнь готовился? – не унималась Лоя, но мужчина счёл этот вопрос риторическим и уже переключил своё внимание на более интересный объект:

- Асель, прошла целая вечность и вот вы здесь! Не обращайте внимания на этих двоих, они вечно чем-то недовольны!

Не успела девушка ответить, как блестящий мраморный пол под ногами девушки пошёл рябью, как вода в неспокойном море. Тарелки на фуршетном столике задрожали, люстры покачивались из стороны в сторону. Раздался шум, словно мимо пронесся железнодорожный экспресс. Асель вскрикнула и закрыла глаза руками.

- Дорогая, всё в порядке? – поинтересовалась Эвелин, прикуривая сигарету в длинном мундштуке. – Ты побледнела.

Девушка открыла глаза и, поймав на себе несколько удивленных взглядов, обнаружила, что никакого землетрясения нет. Но всё же решила задать интересующий её вопрос:

- Что это было такое?

- Что было? Фил снова выражался в своей странной манере? – усмехнулась девушка с мундштуком.

Здоровяк только развёл руками, давая понять, что он ничего не сделал.

- Только что в этом зале было землетрясение. Неужели никто этого не заметил?! – беспомощно воскликнула Асель. – Здесь. В этом зале. Тарелки тряслись, люстры шатались так, будто вот-вот рухнут!

- Дайте ей воды, - послышалось из другого конца зала.

Все обернулись. Худой, бледный, сутулящийся мужчина с белыми, как первый снег, волосами медленно, но уверенно зашагал к ним, перебирая тростью. Его глаза цвета холодного осеннего тумана глубоко пробирались в душу каждого в них смотрящего. Все присутствующие, за исключением Эвелин и недоумевающей Асель, отвели взгляд в сторону, словно опасаясь чего-то пугающего, ещё неизведанного. Воцарилась мертвая тишина. Мужчина, тем временем приблизился к Асель, мягко взял её хрупкое запястье и галантно поцеловал его в знак приветствия.

- Добрый вечер, называйте меня Тимор, - негромко произнёс он, стукнув о землю тростью. Стальной набалдашник звонко цокнул, привлекая всеобщее внимание.

- А-Асель… - сказала девушка, запнулась, но тут же продолжила: - Мы с вами раньше не встречались?

Что-то знакомое было в глазах её собеседника. Странное чувство дежавю не покидало с момента мнимого землетрясения. Тимор, не обращая внимания на остальных, улыбнулся и ответил:

- Вы всё помните, дорогая. Так к чему же слова?

- Я? Но я же…

- К чему слова? – поддержала мужчину Эвелин и тут же переключила своё внимание на остальных. – Кто-нибудь нальёт девушке выпить?

Эл поднялся с кожаного кресла, положил в него свою книгу и отправился к небольшому фуршетному столику с бокалами игристого шампанского.

- И мне захвати, - крикнула ему Лоя.

Зал снова наполнился разговорами и весельем, словно ничего и не произошло. Тем временем, Тимор отвёл Асель в сторону и продолжил:

- Вы помните меня, просто сейчас забыли об этом. Но скоро всё изменится. Запомните мои слова, я повторю их только один раз: скоро вам необходимо будет принять решение, Асель. Время заканчивается у нас всех, и чем дольше вы тяните, тем ближе обстоятельства, которые решат всё за вас. И эти обстоятельства не эфемерны. Исход событий может вас не устроить.

- Я не понимаю…

- Проснитесь, - продолжил Тимор, - иначе мы все заснем навсегда.

После этих слов мужчина развернулся и зашагал к остальным, оставив Асель стоять в полном замешательстве. Чувство уже виденного только усиливалось. Девушка снова почувствовала острую нехватку воздуха и направилась в сторону плотно задёрнутых гардин. Приблизившись к одному из окон, она резким движением распахнула тяжелые шторы. На месте предполагаемого окна Асель с ужасом обнаружила стену с висящей на ней картиной пейзажа. Она побежала к другим гардинам, скрывающим всё такие же стены со странными картинами вместо окон. Откидывая одну штору за другой, девушка металась по залу, словно зверёк в клетке.

С силой дернув очередную гардину, Асель услышала характерный звук рвущейся ткани. Со стороны это смотрелось, как отчаянный рывок потерявшего надежду найти что-либо человека. Оторвавшись от беседы, гости посмотрели на неё.

- Я просто подумала, что шторы менее податливы! – оправдалась девушка, хотя сама точно не знала, действительно ли она дернула гардину так сильно, не рассчитав силы, или потому, что начали сдавать нервы.

На этот раз на стене за шторой Асель обнаружила пустую раму для картины. Девушка провела пальцем по внутренней стороне оправы. Полотно было вырезано. Она так сильно увлеклась своей находкой, что не заметила подошедшую к ней гостью:

- Ну и варвары! – возмутилась Эвелин, пуская колечко дыма в сторону опустевшей рамы. В костяном мундштуке дымилась сигарета с лавандовым ароматом. Асель дернулась, явно не ожидая, что к ней кто-то подойдёт:

- А ты взяла привычку неожиданно появляться рядом со мной.

- Не хотела тебя напугать, - пожала плечами Эвелин.

- Да ты и не… - протянула Асель, но, словно опомнившись, резко сменила тему: - Ты не знаешь, где здесь выход?

- Выход? – уголки губ гостьи растянулись в улыбке, но лицо осталось беспристрастным. – Какой выход? Мы ведь не так давно пришли. Веселье только начинается.

Асель понимала интуитивно, что брюнетка в чёрном платье-футляре ждёт ответа, но усилием воли заставила себя не смотреть в её сторону и без того чувствуя, как пронзительный взгляд Эвелин обжигает её кожу.

- Я, пожалуй, пройдусь, - сказала Асель и, несмотря на собеседницу, через силу развернулась и медленно двинулась к высоким дверям, с трудом отрывая от пола налитые свинцом ноги.

На секунду ей показалось, что помещение стало в несколько раз больше. Подчиняясь внезапному импульсу, девушка обернулась. Гости отдалились, Эвелин осталась позади, всё ещё доносились обрывки чужих разговоров и шум музыки, но двери не приблизились ни на метр. Преодолевая дурноту, Асель перестала оглядываться и ускорила шаг. Неведомая сила гнала её вперед.

Свет в зале снова несколько раз мигнул и померк, по мраморному полу снова пошла вибрация. Виски девушки пронзила острая, мгновенная боль, которая тут же сменилась оцепенением. Асель остановилась, приложила указательные пальцы к вискам и опустилась на колени, закрыв глаза.

«Проснитесь, - ясно и чётко снова прозвучали слова Тимора в голове девушки. – Проснитесь».

Вибрация прошла так же внезапно, как и началась. Девушка открыла глаза, и яркий свет хрустальных люстр ослепил их после полумрака. Помещение снова было привычных размеров, музыка наполняла весь зал, гости продолжали разговоры, словно ничего и не было. Асель встала с колен, отряхнула платье, выпрямилась и глубоко вздохнула. Двери, в которые она зашла в начале банкета, находились на расстоянии трёх метров.

Воодушевлённая близостью свободы, Асель ринулась к выходу. Подбежав к нему, девушка с отчаянной силой толкнула дверь и та со скрипом поддалась, открывая взору длинный слабоосвещённый коридор, уходящий во тьму. С обеих сторон находились двери, на некоторых были номера, а другие – без номеров и каких-либо надписей.

За первой дверью слева располагалась ванная комната, где не так давно Асель разглядывала своё отражение. Девушка подошла к ней и повернула ручку. Заперто. Она повернула ее до упора и навалилась всем телом. Дверь даже не шелохнулась. Асель огляделась по сторонам. Под ложечкой тревожно засосало, словно предвещая что-то недоброе. Девушка подошла к следующей двери и, в безуспешной попытке повторив те же самые махинации, принялась за другую. Надежда на спасение угасала с каждой запертой дверью. Настала очередь последней. Железная. Рывок. Заперто.

Дыхание сбилось окончательно, казалось, она не могла сделать вдох, что-то сдавило лёгкие, выбивая из них остатки кислорода и пронзая тысячами мельчайших ледяных иголок, на лбу проступили капельки пота. Девушка, жадно хватая воздух ртом, рухнула на пол и, подобно раненому животному, угодившему в капкан, завыла от боли и бессилья. Горячие, обжигающие нежную кожу слезы градом полились по её бледному лицу. Асель повернулась к двери и с силой ударила по ней кулаками.

- Я хочу выйти! – прокричала она в замочную скважину.

Её крик эхом пронёсся по коридору, но в ответ была тишина. Стукнув дверь ещё раз, девушка села к ней спиной и взялась за голову.

«Истерикой ты себе не поможешь!» - промелькнуло у неё в голове.

Асель сделала несколько глубоких и медленных вдохов подряд, пытаясь успокоить захлёбывающееся дыхание. Сердцебиение всё ещё эхом отражалось у неё в ушах.

- Так, нужно успокоиться, мне нужно успокоиться, - понемногу она начала справляться с дрожью.

Ещё несколько глубоких вдохов. Только сейчас она начала приходить в себя, чувствуя, как сердце перестало бешено стучать и руки снова потеплели. Но постукивания не прекратились. Девушка задержала дыхание и прислонилась ухом к двери, закрыв глаза.

*тук-тук* - едва различимо раздалось на той стороне, затем последовала пауза, словно тот, кто находился снаружи, тоже прислушивался. Спустя время стук повторился. Девушка отпрянула от двери и быстро встала на ноги.

*тук-тук* - на этот раз чуть громче, хотя по-прежнему не очень настойчиво.

- Кто там? – спросила Асель, стараясь снова не сорваться на крик.

*тук-тук* - не унимался неизвестный.

- Заходите! – сама от себя не ожидая, воскликнула девушка.

Постукивания прекратились. На несколько неумолимо долгих мучительных секунд наступила тишина. Дверная ручка начала медленно поворачиваться, пока не дошла до упора. Кто-то по ту сторону осторожно надавил на дверь и она, поддавшись напору, медленно раскрылась – сначала возникла тонкая полоска света, затем она стала расширяться, и Асель смогла разглядеть два силуэта, скользнувших в коридор. Дверь резко захлопнулась.

Двое неизвестных приблизились настолько, что вошли в черту света. И теперь девушка могла их рассмотреть. Белокурая девочка с глазами цвета лазурного неба, лет семи на вид, одной рукой смущённо теребила своё белое платьице, а другой – крепко сжимала ладонь мужчины с короткими иссиня-чёрными волосами. Было что-то в их лицах до боли знакомое, согревающее сердце. Новая волна дежавю накрыла девушку. На этот раз она чувствовала что-то тёплое, хрупкое, уязвимое. Асель остро ощутила, что знает, что произойдёт дальше. Она опустилась на колени и нежно протянула руку девочке:

- Здравствуй, меня зовут Асель, - тихо сказала она. – А тебя?

Девочка спряталась за мужчину, и он заговорил первым:

- Это Алиса. Мы торопились на банкет, но, к сожалению, немного заблудились. Вы нас проводите?

- Как вы открыли дверь? И откуда вы? – пришла в себя Асель, поднимаясь с пола. Она хотела было шагнуть в сторону двери, чтобы ещё раз попытаться её открыть, но мужчина преградил девушке путь.

- Мы ответим на все ваши вопросы после чашечки чая, Асель. – Невозмутимо проговорил он.

И, будто подчиняясь неведомой силе, девушка развернулась и пошла обратно в сторону зала. Она не оборачивалась, потому что знала, что два необычных гостя следуют за ней. Ощущение было странное – словно Асель попала сюда впервые. Впервые идёт по этому коридору. Впервые откроет двери просторного зала. Впервые почувствует нежный аромат свежих цветов. И впервые увидит гостей, с которыми совсем недавно разговаривала.

Яркий свет величественных люстр вновь ослепил девушку при входе. Но глаза быстро привыкли и теперь без опаски могли изучить обстановку вокруг. На первый взгляд ничего не изменилось. Светлый роскошный зал, украшенный колоннами и завитушками купеческого барокко, пионы с акациями, бархатные, плотно задёрнутые портьеры…

- Бордовые? – не сдержалась Асель. Мужчина с девочкой спокойно стояли у неё за спиной. Девушка двинулась в сторону гостей, чёрные силуэты которых замерли, завидя приближающихся. Время будто остановилось, в воздухе повисла зловещая тишина… Аромат цветов, негромкая музыка, бурные обсуждения – кажется, всё исчезло.

- Кто повесил другие шторы? – прервала молчание Асель. – Раньше были тёмно-синие.

- Другие? – удивилась Лоя. – Их никто не трогал, всегда висели бордовые. Правда, Эл?

- Да, действительно были бордовые, - поддержал супругу Эл. Сурово сверкнув стёклами пенсне, он перевёл взгляд на незнакомцев и надменно спросил:

– А вы кем приходитесь?

Мужчина решительно сделал шаг вперед и вступил в диалог:

- Мы немного заблудились, когда шли на банкет…

- Вздор! – заверещала Лоя. – Вас никто не приглашал!

Эл и Фил беспрекословно поддержали Лою и демонстративно выразили своё недовольство. Завязалось бурное обсуждение. Тут кто-то настойчиво постучал ножом по бокалу, привлекая всеобщее внимание. Споры начали стихать, но ещё не до конца. Всё это время, находясь в стороне от конфликта, Эвелин с Тимором наблюдали за его развитием. Увидев, что споры превратились в бессмысленное сотрясание воздуха, они решили вмешаться. Эвелин снова постучала по бокалу, дождалась, пока все замолчали и заговорила:

- Предлагаю устроить голосование и избавиться уже от кого-нибудь. Я так понимаю, Лоя, Эл и Фил категорически против новых гостей. Мы с Тимором пока воздержимся от голосования. Асель, выбор за тобой.

- Я… Я за то, чтобы они… - девушка отвлеклась и посмотрела вокруг. – А где Розмари?

- Кто? Ты просто тянешь время, - не выдержала Лоя.

- Девушка с рыжими волосами в изумрудном платье. Она… Она была здесь… - Асель поняла, что не помнит точно, когда видела её в последний раз.

- Я не видела никаких рыжих. И если ты не можешь принять решение, то это сделаю я! Вам лучше уйти, уважаемые! – воскликнула Лоя и победоносно улыбнулась.

Пристально взглянув на троих противников, Асель встретилась глазами с соперницей. Несколько секунд длился их молчаливый поединок, потом девушка собрала всю свою волю в кулак и твёрдо повторила:

- Я приняла решение. Они остаются.

- Но… - на этот раз замешкалась Лоя, явно не ожидая такого напора.

- Браво, - с надменным любопытством заметила Эвелин, улыбнувшись своей изящной, хищной улыбкой и, уходя обратно к Тимору, добавила: – В таком случае, добро пожаловать!

***

- Сражение выигрывает тот, кто твердо решил его выиграть. Ты поступила правильно, что вмешалась.

- Мы вмешались, - поправила Эвелин своего негласного спутника. – Да и у нас не так много времени осталось, чтобы ошибаться.

Брюнетка заправила сигарету в длинный мундштук, но решила повременить с огнём. Задумчиво посмотрев в сторону Асель, она заговорила снова:

- Что будет, когда она вспомнит?

- Что-то изменится, моя дорогая, что-то точно изменится.

- Я бы лучше справилась с этой ролью и уже давно бы всё изменила.

- Если бы не сожгла нас всех в этом самом доме, - лукаво улыбнулся Тимор. – Или ты забыла, что наша цель – выбраться живыми? По крайней мере, насколько возможно быть живыми в нашем положении.

- Думаю, страх справился бы с этой задачей не лучше меня, - сверкнула глазами Эвелин, поднесла крошечный светлячок к сигарете и выпустила клуб дыма.

- Поэтому, её и нужно было подтолкнуть к принятию решения. Она должна была сама поверить в свою силу над этим домом. И только она могла впустить девчонку.

- Дому это не понравится, мы резко сократили время своего пребывания здесь. Ты должен это понимать, как никто другой.

- Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. С каждой минутой мы и так сокращаем свои шансы на свободу, вне зависимости от того, делаем мы что-то или нет.

- Надеюсь, мы поставили на ту лошадку. В противном случае, можно всегда вернуться к моему плану.

- Выбраться живыми, Эвелин, - снова улыбнулся Тимор. – Я в неё верю.

***

Девочка вышла из-за спины мужчины, приблизилась к Асель, безмолвно посмотрела на неё и протянула свою маленькую ручку. Девушка хотела дать ей свою руку в знак приветствия, но сообразила, чего хочет Алиса и вновь опустилась на колени так, чтобы их глаза были на одном уровне. В этот раз в лазурных глазах девочки не было ни капли недоверия.

Асель взяла крохотную ручку и осторожно сжала её между ладонями.

Серебряные частицы озарили кожу девушки, и мощный поток энергии прошёл через всё её тело, как электрический разряд. В больших распахнутых глазах Алисы кадр за кадром возникали прошедшие и забытые события. Одно воспоминание сменялось другим, и перед её глазами мелькали блестящие люстры, портьеры разных цветов, закрытые двери комнат, люди…

- Нас было больше… - прошептала Асель, словно в бреду, продолжая видеть всевозможные образы.

…рыжие волосы Розмари, её невинная улыбка, шлейф, зал, наполненный гостями…

В один момент время как-будто замедлилось, а потом и вовсе остановилось. Асель снова очутилась в ванной комнате, стоя напротив своего отражения. Тихий стук заставил её развернуться лицом к двери.

- Асель, дорогая…

- Зеркала вызывают галлюцинации, я знаю, - прервала девушка свою знакомую.

В ответ последовало молчание.

- Я скоро приду, возвращайся к гостям, - добавила Асель.

- Не задерживайся, - сказала Эвелин и важно зацокала своими шпильками по коридору.

Дождавшись полной тишины, девушка закрыла глаза и сосредоточилась на своём внутреннем состоянии. На секунду, не больше, в сознании возникла картина – сумерки, невысокая, мокрая от моросящего дождя, трава, обветшалый домик без дверей и девочка в белом платье, растеряно бродящая в темноте.

Асель открыла глаза и решительно направилась к тёмному коридору с множеством закрытых дверей. Он выглядел по-иному: все двери были одинаковы, без номеров и надписей. Стены покрывали то ли камень, то ли земля, девушка плохо разобрала, так как коридор был освещён светом факелов, стоящих друг от друга на весьма значительном расстоянии.

- Алиса! – громко позвала она.

Её мелодичный голос серебряным колокольчиком отскочил от стен и понёсся дальше, снова оставляя девушку в полной тишине. Асель осторожно шла вдоль мрачного коридора, пытаясь найти ту самую дверь, из которой впервые показалась девочка.

- Алиса! – закричала Асель. – Я здесь, я жду тебя!

Внезапно девушка услышала слабые постукивания. Она остановилась, прижалась спиной к стене и внимательно прислушалась. Казалось, что стучащий за её спиной звук был до того чёткий, что она слышала каждый его оттенок. Сердце колотилось, как барабан, девушка резко обернулась – ничего. Всё те же голые стены с горящими факелами.

Тихое, вкрадчивое постукивание повторилось. Сомнений не было, стук доносится с той стороны. Асель немедленно стала ощупывать каменные стены, пытаясь обнаружить следы потайного хода. Один из камней поддался вперед, и яркая вспышка залила весь коридор. Ослепительный свет, который мог бы затмить солнце, заставил стены загудеть.

На мгновение всё замерло, словно на картинке... И оглушительный грохот сотряс стены коридора, волнами проходя всё дальше и дальше, отражаясь от внутренних стендома и уходя в темноту.

***

- Нет! – вскрикнула Асель и скрестила руки перед своим лицом, зажмурившись.

Землетрясение прекратилось, и девушка открыла глаза. Алиса стояла напротив, всё так же смотря на неё своим открытым, чистым взглядом. Асель раскрыла руки для объятий, и через мгновение девочка бросилась к ней навстречу. Одинокая, алмазная слеза скатилась по щеке девушки и разбилась о мраморный пол.

- Алиса, милая Алиса, я никогда тебя не оставлю… Ты больше никогда не будешь одна… - шептала Асель, прижимая к себе сильнее девочку.

Проникшись острым чувством дежавю, Асель вспомнила. Вспомнила всё, что забыла и забывала каждый раз – события повторялись, люди пропадали один за другим и уходили в забвение. Воспоминания каждого дня сгорали, как сухие щепки от старых пней. И каждый раз случайный разговор, столкновение с неизвестным гостем, пролитый бокал шампанского, музыка, которая внезапно заиграла громче, не давали ей услышать. Услышать и принять судьбоносное решение.

Алиса ослабила объятия и отклонилась назад. В её глазах девушка увидела что-то, что пыталась найти в собственном отражении на протяжении долгого времени. Это была душа. Чистая, невинная и… Живая.

Девочка изменилась. Она словно раскрылась как розовый бутон на морозе, если его взять в тёплые руки. Лазурные глаза засветились ярче, и даже бледные щёки порозовели, будто где-то внутри ей заменили батарейку, придав новый энергетический импульс.

- Эмм… Я бы не хотел отвлекать, но вы случайно нигде не видели Розмари? – озадаченно спросил Фил, почесав затылок.

- Я давно её не видела, - подхватила Лоя, которая пришла в себя после проигранного спора и теперь испытывала острое чувство вины.

Асель положила руки на плечи девочки и тихо спросила:

- Алиса, как ты зашла сюда? Ты знаешь, где находится выход?

Но девочка ничего не ответила, отвернулась и быстро побежала в сторону высоких дверей, ведущих в коридор.

- Алиса! – крикнула ей вслед Асель, но та была уже далеко. – Я догоню её, - бросила девушка гостям и побежала за девочкой.

- А как же Розмари? – растеряно развёл руками Фил. Асель уже не слышала его, скрывшись за большими дверями, ведущими к коридору.

***

- Вот она, наша свобода, скрылась в лабиринте проклятого дома, - Эвелин бросила окурок в камин и недовольно перевела взгляд на огонь. – Ты не знаешь, что нас ждёт дальше и выберемся ли мы вообще когда-нибудь, ведь так?

Зачарованно танцующие языки жгучего пламени образовывали фигурки людей, держащихся за руки, животных, сцепившихся в смертельном поединке, деревья с переплетающимися кронами, шелестящими осенней листвой. Пламя отражалось в глазах Эвелин, словно полыхало у неё изнутри.

Она не двигалась, заворожено смотря на огонь.

Тимор подошёл ближе. Сохраняя полное самообладание, он выдержал небольшую паузу и невозмутимо ответил:

- Они начали вспоминать – это хороший знак, - Тимор тяжело вздохнул и продолжил: - признаться, я сам многое забыл. По крайней мере, до момента их воссоединения. Кстати говоря, о странностях. Ты случайно не видела, куда делся тот мужчина, с которым пришла Алиса? Он будто растворился в воздухе.

- Может это какой-то проводник. Выполнил миссию – растворился, - съязвила брюнетка. – Меня больше интересует другой вопрос. Вопрос нашей свободы. Может, не стоило выпускать их из виду?

- Они ещё вернутся. Находясь здесь столько времени, я долго созерцал происходящее со стороны и пришёл к выводу, что выбраться мы сможем только общими усилиями. Люди пропадали и раньше, но дом каждый раз заставлял нас забывать об этом. И ты не могла не почувствовать, как мы все ослабли с пропажей Розмари.

Эвелин поднесла мундштук к аккуратно накрашенным красным губам и затянулась. Потом медленно выдохнула ароматный сладковатый дым и перевела взгляд на гостей, оставшихся в зале:

- Если бы я не знала тебя, то точно сочла бы за безумца. Доверять своё спасение в их руки – самая бредовая идея, которая приходила тебе в голову.

- Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я, и они. Всё вокруг – безумие. И нет ничего более интересного и яркого, чем форма его проявления. Представь, что у тебя билет в первый ряд и наслаждайся мгновением.

- Мгновение столь скоротечно. Как любовь, - задумалась Эвелин. – Любовь проходит так же быстро, как начинается. Если бы люди хоть раз остановились и задумались о том, куда приводит эта бесполезная эмоция, то отказались бы от неё навсегда.

- А как же обратная сторона монеты?

- Это та, где люди ломают собственные судьбы, рушат фундамент у себя под ногами, страдают и совершают глупые, безрассудные поступки? - в её глазах снова горели отблески яркого пламени.

- Любовь бывает разная, моя дорогая. А ты ещё слишком молода и неопытна, чтобы это понять.

- Приведи мне хоть один пример любви, которая, построив мост, в конечном счете его не разрушила?

Выражение лица Тимора смягчилось, какое-то светлое воспоминание пролетело у него в голове, как легкий ветерок в жаркий летний день, оставив тёплое послевкусие.

- Материнская. Любовь, на которую способна глубокая и нежная женская душа.

Эвелин отвернулась к резному камину, наклонилась ближе к огню и чуть тише обычного сказала:

- Тогда теперь всё встало на свои места.

- Я не знаю, как отсюда выбраться, - перевёл тему Тимор, - но уверен – чем меньше нас остаётся, тем меньше у нас шансов на свободу. И что-то мне подсказывает, что дом просто так нас не выпустит.

***

Асель бежала по тёмному коридору вслед за девочкой в белом платье. Закрытые двери мелькали одна за другой, оставаясь позади. По стенам, уходящим в темноту, скакали неизвестные тени, принимающие причудливые формы. Но времени остановиться, подумать и вступить в диалог, не было. Девушка действовала моментально на основе собственной интуиции.

«Только не упустить Алису… Только бы не потерять её из виду…» - проносилось у неё в голосе.

Коридор не заканчивался. Асель чувствовала, что выбилась из сил и не могла бежать быстрее. Запыхавшаяся, с горящими лёгкими, но твёрдой решимостью она не останавливалась ни на секунду до тех пор, пока не увидела девочку.

Алиса стояла возле большой двери и не отрывала от неё свой взгляд. На ней был изображен контур человека, внутри которого была нарисована разного рода атрибутика. Асель подошла ближе и пригляделась.

Изображения были такими естественными, что, казалось, можно протянуть руку и, дотронувшись до них, оказаться по ту сторону картинок. Массивные стволы высохших деревьев вызывали мурашки по всей спине. Сухие кроны, сплетённые в неистовом танце, навевали страх. У корней горело яркое пламя отваги и бесстрашия, вселяя в душу силу и уверенность. Небо украшала круглая луна, олицетворяющая спокойствие и равновесие. Внутри она разделялась на два противоположных полюса, окрашенных в светлые и тёмные цвета – инь и ян. Маленькие человечки танцевали под луной в светлых одеяниях и беззаботно прыгали через огонь. Вдали от всех была изображена одинокая волчица, воющая на луну и ждущая своих волчат.

Остальные картинки были размыты или перечёркнуты. Асель хотела было открыть дверь, как заметила небольшую надпись, расположенную чуть выше рисунков.

- Освобождение в покорении, - прочитала она. – Интересно, что бы это могло значить?

Алиса взяла девушку за руку и осторожно толкнула дверь своей маленькой ручкой. Та поддалась и с тяжелым скрипом приоткрылась, образовав небольшую щель, приглашая в темноту. В лицо ударил затхлый запах плесени, земли, пыли и чего-то ещё. Девушка боролась с чувством омерзения и страха перед этой таинственной комнатой, но понимала, что им необходимо оказаться внутри. За дверью могли скрываться ответы на многие вопросы или хотя бы подсказки на пути к свободе.

Асель взялась за ручку, но помедлила, так и не открыв дверь полностью. Она тяжело дышала, словно проплыла целую милю без остановок. Напряжение нарастало и медлить больше было нельзя. Маленькая Алиса крепче сжала руку девушки, придав ей решительности. Асель сделала глубокий вдох и резко открыла дверь.

То, что она увидела в тайной комнате, повергло её в шок. Отпустив ручку двери, она попятилась и, подавив в себе крик изумления, приросла к полу, словно многовековое дерево, пустившее корни глубоко в землю. Широко раскрыв глаза, она смотрела и не могла поверить в увиденное. От нереальности происходящего её плечи непроизвольно задрожали, а дыхание снова участилось.

В комнате не было видно стен, она состояла из сенсоров и проводов, расползшихся по углам. В некоторых местах провода образовывали картины с изображениями разной тематики: женщины в вечерних платьях и их кавалеры в смокингах на балу, безбрежное поле, полностью усеянное ромашками, васильками и полевыми лилиями, натюрморт с фруктами...

Не отпуская руку девочки, Асель переступила порог тайной комнаты и приблизилась к картине, которая привлекла наибольшее внимание – она была полностью затянута проводами. Девушка пыталась разглядеть изображение, но видела только пустоту. Алиса тоже внимательно разглядывала таинственную картину, после чего сделала шаг веред, запустила руку в провода и дёрнула изо всех сил. Несколько проводков порвалось сразу, остальные сорвались со своих мест и безжизненно болтались, как канатные веревки.

На месте сорванных проводов Асель разглядела что-то белое, надёжно спрятанное за предполагаемой картиной. Девушка старательно отодвинула в сторону помехуи обнаружила часть какой-то грубой тряпки. Пришлось приложить немало усилий, чтобы достать её полностью. Это было аккуратно вырезанное полотно.

Хоть оно и повредилось, но можно было различить изображённую семью: родители, лица которых в борьбе с проводами пострадали сильнее всего и маленькая белокурая девочка. На фоне красовался небольшой, но очень миловидный дом с уютной террасой, окруженной пышной зеленью деревьев.

- Да, она очень на тебя похожа, - заметила Асель.

Алиса взяла полотно в руки и не сводила с него глаз. Девушка тем временем решила осмотреться. Вдоль стен стояли маленькие шкафчики, обвитые проводами, посреди комнаты – огромный железный стол, заставленный колбочками и баночками. Если бы не было проводов, комната вполне себе сошла бы за обычный больничный кабинет провинциального городка – уж больно броские картины висели на стенах.

Асель подошла ближе, взяла одну баночку, смахнула с неё пыль, поднесла к глазам и прищурилась. В мутно-зелёной жидкости плавали жемчужные бусы. В следующих нескольких банках она находила разные личные вещи – бабочку от смокинга, женский браслет, две золотых серьги, несколько пуговичек.

Девушка понимала, что ищет что-то, что сможет помочь ей выбраться, но что? Её внимание привлёк длинный, изогнутый, стеклянный сосуд. В отличие от остальных атрибутов стола, покрытых толстым слоем пыли, этот был относительно новый и прозрачный. Она подошла ближе и то, что она увидела внутри, ввело девушку в ступор. Сапфировый кулон, обвитый рыжими волосами, плавал в прозрачной жидкости.

Асель начало мутить. Но не от увиденного в прозрачном сосуде, а от мысли, что, возможно, все пропавшие люди сейчас в той или иной форме находятся в одной комнате с ней и Алисой. По коже предательски пробежали мурашки. Девушка усилием воли подавила в себе отвращение, но бессознательно сделала шаг назад, больно ударившись об угол шкафчика, стоящего у стены. Один ящик раскрылся от неожиданного столкновения, и из него вывалились искрящиеся провода.

- Алиса, я думаю, нам лучше уйти, - тихим голосом сказала Асель. Чувство, что в комнате есть кто-то ещё, не покидало её с того момента, как они переступили порог. Девочка подбежала к ней и схватилась за руку.

Один за другим ящики в других шкафчиках начали открываться сами по себе и выпускать из себя длинные гроздья проводов, ползущих к выходу.

Крепко сжимая руку девочки, Асель ринулась к выходу. Провода были повсюду, с каждой секундой их количество увеличивалось. Девушка уже видела слабое освещение коридора, как что-то резко дернуло её за руку и остановило. Провода обвились вокруг лодыжки Алисы и медленно ползли вверх, словно дикие змеи. Девочка разжала руку и взглядом попрощалась с Асель. Оставалось сделать пару шагов, и она бы переступила порог этой проклятой комнаты, пока выход окончательно не пропал.

«Я больше никогда тебя не оставлю», - мысленно проговорила Асель и, развернувшись к единственному выходу спиной, упала на колени и отчаянно стала рвать провода один за другим на ноге девочки руками, ломая ногти, сдирая верхний слой кожи с пальцев. Справившись с преградой, она взяла девочку на руки и повернулась к стене, на месте которой совсем недавно была дверь.

Внутренняя сила и чувство ответственности за другого, ставшего таким дорогим, маленького человека не давали девушке пасть духом. Сильнее прижимая к себе Алису, она не выдержала:

- Кто ты? Что тебе нужно?! Почему ты нас здесь держишь?!

В помещении становилось всё теснее, некоторые баночки упали и разбились, оставив после себя лужицы непонятной жидкости. Внезапно все сенсоры, освещающие комнату хоть немного, потухли, оставив своих пленниц в кромешной темноте. Наступила тишина, нарушаемая только биением двух сердец. Асель не двигалась, выжидая паузу, ощущая, как воздух становится разреженным в предвестии чего-то недоброго.

На одной из стен загорелся экран, на котором через мгновение начался ролик. На первых кадрах показался дом с небольшой верандой, вокруг дома был расположен сад. Кадры различных цветов, растущих в саду, мелькали перед глазами, сливаясь в одну сплошную яркую полосу. Затем последовала следующая сцена: маленькая девочка в белом платье сидит на траве спиной к камере, затем к ней подходит женщина, отчитывает за что-то, берет на руки и уносит в дом. Это были всего несколько секунд записи, но на них было видно всё: невинность, игра, забава, злость, обида, прощение.

На мгновение экран стал серым, но через пару секунд изображение дома вернулось. На зелёной траве вновь сидела девочка, только на этот раз она сидела лицом к своим зрителям.

- Алиса, - прошептала девушка, - полотно, которые мы нашли, у тебя?

Алиса сунула руку в карман своего платья и достала сложенную картинку. Асель опустила девочку на пол и развернула полотно. Сомнений не было, на нём – всё тот же дом, что и на видео. И девочка та же. Очень похожая на Алису, но с чёрными как смоль глазами.

Девочка на видео, тем временем, подняла глаза и устремила их чётко на своих зрителей. Немного помедлив, встала и пошла на камеру, пока не приблизилась настолько, что можно было разглядеть каждый волосок на её голове.

- Алиса, - заговорила виртуальная девочка своим механическим голосом, - я ждала тебя! Иди ко мне, и мы сможем поиграть вместе, как хотели, помнишь?

Алиса сделала шаг в сторону девочки и с интересом посмотрела ей в глаза. Девочка с чёрными глазами протянула руку:

- Дай мне руку, Алиса. Ты сама позвала меня.

- Алиса… - Асель потянулась к девочке, но чёрный провод тут же обвил её руку, плотно пригвоздив её к телу.

- Я ждала тебя, Алиса! – голос девочки становился всё более настойчивым. – Ты больше никогда не будешь одна.

Не оборачиваясь назад, Алиса подошла к экрану практически вплотную.

- Дай мне руку, и мы всегда будем вместе! – сверкая чёрными глазами, девочка с экрана тянулась к её белому платью. – Дай руку!

Свет от сенсоров замерцал, по полу прошла уже знакомая дрожь. Алиса обернулась и увидела, как холодные чёрные провода сжимают тело Асель всё сильнее, подобно удавам, загнавшим свою жертву в смертельную ловушку.

Толчки усиливались, перерастая в новую волну землетрясений. Провода разрывались, оставляя за собой искрящиеся огоньки. Оставшиеся на столе колбы разбивались одна за другой. С потолка сыпались пыль и остатки побелки. Не думая ни секунды, Алиса побежала к девушке на помощь. Асель тем временем сделала сильный рывок и высвободила руки. Приложив ещё несколько усилий, она скинула с себя остатки проводов и побежала к показавшемуся выходу, схватив девочку на руки. Последнее усилие. Самоотверженный прыжок через искрящие, бьющие током узлы проводов. И тайная комната осталась позади.

Но землетрясение не прекращалось. Наоборот, казалось, только усиливалось. Асель бежала по коридору, не останавливаясь ни на мгновение. Дышать становилось всё труднее, звон в ушах увеличивался, сердце билось громче и тяжелее, телом овладевал озноб. Усиливалась и дрожь в теле Алисы, она была напугана и только сильнее прижималась к девушке, не проронив ни звука.

Асель потеряла счёт времени, мысли путались и сосредоточиться никак не удавалось. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем усталость одолела её, стала сильнее страхов... Девушка уже перестала считать изгибы бесконечного лабиринта, стараясь только не забыть, куда она свернула в прошлый раз. Она знала, что знакомые двери, ведущие в зал, вот-вот покажутся за очередным поворотом и буквально заставляла себя сделать ещё несколько шагов, а потом ещё и ещё. И впереди действительно что-то мелькнуло. Тонкая полоска яркого света из слегка приоткрытой массивной двери разрезала темноту.

У девушки открылось второе дыхание, и она снова ускорила шаг. Позади послышался шум, перерастающий в острый нечеловеческий вой, эхом отражающийся от искривлённых каменных стен:

- Алииисааа…

Асель пришла в себя только тогда, когда захлопнула за собой двери, забежав в зал. Она даже не заметила, в какой именно момент прекратился гул в ушах, а стены перестали дрожать. Отпустив Алису, девушка рухнула на колени, пытаясь отдышаться. Кто-то протянул ей стакан воды и поднял на ноги. Она подняла глаза и встретилась взглядом с мужчиной, который продолжал её придерживать за локоть.

- Асель! Вы в порядке? Что с вами произошло? – спросил Фил.

Его открытое улыбчивое лицо сейчас выглядело крайне обеспокоенным. Девушке потребовалось ещё несколько секунд, чтобы прийти в себя, после чего она быстро заговорила:

- Мы должны выбираться отсюда, как можно быстрее!

- Асель, - подбежала Лоя, - мы тоже слышали его! Землетрясение было таким сильным, что многие тарелки и бокалы попадали и разбились! А люстры… Они…

- Нужно выбираться, пока весь дом не взлетел на воздух. – Повторила девушка, не дав ей договорить.

- Ну так бежим! Где выход? – быстро переключилась Лоя и сразу крикнула остальным. – Эй, идите сюда! Мы уходим!

- Дело в том… - начала Асель, тяжело вздохнув. - Дело в том, что выхода нет.

Лоя ахнула и села на ближайший стул, в её быстро стекленеющем взгляде не менее быстро угасала надежда. Она замолчала. Но Асель продолжила свой рассказ и поведала ей и всем остальным, с чем они с Алисой столкнулись в тайной комнате.

- То есть дом, как и наше сознание до недавнего времени, кто-то контролирует? – подвёл итог Фил.

- Я думаю, что да, – ответила Асель. – Но я заметила, что когда оно связалось с нами, сконцентрировав внимание только на разговоре, провода ослабли, и я смогла вырваться. Быть может, если мы…

- Если мы вытащим ЭТО на разговор с глазу на глаз, у нас появится шанс, - вступила в обсуждение Эвелин. – Только действовать надо быстро, а то у меня как-то нет желания в момент следующего землетрясения оказаться под одной из этих люстр.

- Хорошо, и как с ним связаться? – подключился Эл.

Наступило минутное молчание. Никто точно не знал, с чем они имеют дело, поэтому, как вести себя в данной ситуации они тоже предположить не могли.

- Откроем дверь и позовём! – прервала молчание брюнетка с мундштуком. Выпустив пару колечек, она двинулась по направлению к дверям, распахнула их и крикнула в темноту: - Кто там хотел поиграть? Мы все готовы к играм!

Асель повернулась к распахнутым дверям лицом и тут же подхватила:

- Мы все хотим поиграть, спускайся к нам, мы вместе поиграем!

- Алиса… - дуновением ветра донеслось из самых тёмных уголков коридора.

Девочка подошла к Асель и взяла её за руку. Все выстроились у главного входа, устремив взгляды в неизвестную пустоту.

- Поиграем? – из коридора послышался задорный детский смех со слегка заметным механическим акцентом.

Люстры на потолке зашатались из стороны в сторону. Из коридора раздался угрожающий гул, нарастающий с каждой секундой, вместе с этим усиливалась дрожь земельных недр. Все присутствующие пребывали в состоянии ужаса, но бежать было некуда, оставалось только ждать. Со всех сторон в середину зала поползли провода, заменяя собой каждую необходимую человеку мышцу.

- Оно собирает себе тело и теряет контроль над домом, - прошептала Лоя.

Свет погас, и стало совсем темно на мгновение. Затем по залу пошла череда ослепительных вспышек, предметы на столах то пропадали, то появлялись снова, портьеры меняли свои цвета, стены деформировались, принимая причудливые формы. Периодически наступала кромешная темнота, за которой следовала следующая волна вспышек.

- Я вижу какой-то свет в конце коридора! – крикнула Асель.

Гул становился всё громче. На споры не было времени, и все ринулись в сторону света. Все двери, находящиеся по бокам, поблекли и слились воедино со стенами. Только одна не меняла своего вида, к ней-то как раз и направлялись заложники дома. Дверь легко поддалась толчку и быстро открылась. Один за другим все забежали в небольшую комнатку и закрыли за собой дверь. В комнатке ничего не было, кроме ещё одной двери. Казалось, что от свободы их отделяет только она.

Нечто тем временем начало принимать очертания настоящего человека. Выдавали его только чёрные, как сажа, впавшие глаза, которыми оно следило за каждым движением своих марионеток.

Мужчины с силой навалились на входную дверь – заперто. Асель не могла поверить, что всё закончится именно здесь, подошла к двери и с силой толкнула её сама, потом ещё и ещё, разбивая себе плечо. Неконтролируемая паника овладевала её сознанием. Хотелось бежать, и в то же время она точно знала, что бежать некуда. В отчаянии она била кулаками в дверь и изо всех сил пыталась её открыть. Асель закричала. Закричала от невыносимого ужаса и безнадёжности. Она не смотрела в глаза остальным, потому что знала, что там увидит. Это конец. Они проиграли. Гул нарастал, нечто медленно двигалось в их сторону.

Девушка развернулась и спиной сползла вниз по двери, пара предательских слезинок безысходности скатились по её щекам. Едва слышно она прошептала:

- Прости меня, Алиса…

Девочка подошла к ней, взяла за руку и подняла подбородок. В чистых лазурных глазах Алисы не было ни капли страха в ту минуту. Они выражали решительность и готовность к действию, огонь жизни пылал в её глазах, вселяя уверенность и надежду.

- Я попробую ещё раз, - утвердительно сказала Асель, смахнув слезинки с лица и поднявшись на ноги.

Алиса развернулась к остальным и каждому заглянула в глаза, по очереди разжигая в них огонёк надежды вновь.

- Мы попробуем все вместе, - поправил Тимор.

Они всеми оставшимися силами навалились на дверь. Алиса закрыла глаза и сконцентрировалась, она впервые не боялась. Они толкали, как один механизм. Ещё один рывок. В отчаянной последней попытке она со всей силы навалилась на дверь вместе со всеми – и почти вылетела на улицу.

Запнулась, отпустила дверную ручку, приземлилась коленями на землю, покрытую мокрой травой. В последний момент она успела выставить локти, чтобы не удариться головой. Девочка запустила руки в траву и подняла лицо к небу. Некоторое время она сидела подняв голову и ощущая, как капли дождя падают ей на лицо и сбегают по шее.

Ещё через несколько мгновений Алиса опомнилась и резко обернулась назад. Распахнутая дверь слегка покачивалась от дуновений ветра. За ней была чёрная беззвучная пустота. Вокруг никого не было.

Свежие воспоминания о последних, волнующих событиях её жизни крутились в её голове медленным, болезненным калейдоскопом, вызывая мурашки на коже.

Алиса встала и осмотрелась по сторонам: старый полуразрушенный дом; участок, усеянный газоном; высокие железные ворота, перемотанные ржавой цепью и закрытые на замок, к которым девочка и пошла.

Щели между прутьями настолько широки, что без труда удалось пролезть сквозь них. На выходе девочку ждал уже знакомый мужчина-проводник у дверей такси:

- С возвращением, Алиса! Я не выключал твой счётчик, потому что знал, что ты вернешься. Правда… - он посмотрел на часы, - я думал, что ты справишься чуть быстрее.

Он открыл дверь машины и жестом пригласил девочку занять её место. Алиса села в такси и посмотрела на мужчину. Он добродушно улыбнулся:

- Пора домой!

И с этими словами хлопнул дверью автомобиля. Электрический импульс прошёл через всё тело девочки.

- Ещё разряд! – крикнул кто-то в стороне. – Вот так, пульс стабилизируется, она с нами! В реанимацию, проверять каждые полчаса…

***

Свет проникал через неплотно сомкнутые веки, Алиса хотела поднять руку, но что-то не дало ей этого сделать.

- Алиса? – негромкий женский голос разбудил её окончательно.

Девочка открыла глаза. Рядом с ней сидела молодая женщина с уставшими, покрасневшими от слёз, бледно-голубыми глазами. Женщина увидела, что девочка проснулась и крепче сжала её руку.

- Алиса, я больше никогда тебя не оставлю!

- Мама… - девочка увидела маму, и счастливая слеза свободы пробежала по её щеке.

***

Два незримых наблюдателя смотрели в окно палаты:

- Одного не могу понять. Если все мы, в конечном счете, преследовали одну цель, почему мнения разделились, когда девчонка появилась впервые? – вздохнула брюнетка в платье-футляре.

- Уж так устроен человеческий разум. Боясь неизведанного, отторгает, даже не попробовав понять, - философски устремил взгляд вдаль её собеседник.

- Жизнь, на самом деле, очень простая штука, просто люди сами её усложняют. А ключ от всех дверей всё это время находился у хозяйки. Кстати, я думала, что хозяйкой была Асель.

- Кто бы мог подумать, что ключ окажется в детской руке.

- В любом случае, она выбралась и впереди её ждёт ещё много приключений.

- Чувствую, схватит она ещё проблем с тобой. Бесстрашие всегда приводит к приключениям, иногда с не очень хорошими последствиями, - вздохнул мужчина с белыми как снег волосами.

- На это у неё есть Страх, который сделает всё, чтобы уберечь нас от веселья, - закатила глаза брюнетка.

- Думаю, мы, эмоции, как-нибудь договоримся, когда придёт наше время. А сейчас пусть отдыхает.

Мужчина галантно подставил девушке свой локоть. Она, напоследок окинув взглядом больничную палату, положила ладонь на его согнутую руку.

И они вальяжно зашагали вдоль по коридору, пока окончательно не растворились в воздухе.

+3
1085
19:07
Ну вот опять. Проникающие в комнату женщины, развивающиеся платья и ленты, герои, материализующиеся в повествовании из ниоткуда.
Это не часть сюжета, это оборот речи. Имя летит за именем. Разбирайся сам, читатель.
Шёлковые, струящиеся локоны спустились на плечи листопадом поздней осени — это я даже осмыслить не могу. Что с её волосами? Почему они сравнимы с сухой листвой?
Диалоги сам Сатана писал, зуб даю. И мерзко хихикал.
Жестокая голактика для женщин.

Просторный зал с высокими потолками… уже открыл свои двери для присутствующих.


И сказал: выметайтесь!
21:05
Трудно вообще что-то осознанное сказать про этот рассказ.

1. Зачем столько героев, если действуют из них два? Зачем намекать ещё на прорву людей, если они вообще не играют никакой роли в сюжете.

2. Дом, коридор, провода, колбы, дом, такси, больничная койка. Логика сюжета отсутствует напрочь.

3. Кто все эти люди (кроме Алисы)? Эвелина и Тимор — эмоции? Получается, что остальные герои — тоже? Но что это за эмоция вытащила девочку из дома? Не понятно.

4. Дом, как символ детской травмы? Какой? Как? Почему?

5. Существо из проводов — что это? Смерть? Болезнь?

6. Как уже отмечали, диалоги — тихий ужас. Дело даже не в том, что они не живые (но в этом тоже), а в том, что все персонажи говорят одинаково, у них порой появляется информация из ниоткуда и часто не понятно, к кому они обращаются.

Резюме: крайне сырой рассказ начинающего писателя. Ни логики, ни сюжета, ни интересной идеи, ни запоминающихся персонажей. В кучу напихано куча шаблонных образов, из которых не вырастает ничего ценного. Извините, но в этой группе это единственный рассказ, в котором вообще невозможно ничего понять.

Автор в самом начале пути. Много читайте, пишите и анализируйте написанное.
Удачи!
21:07
инопланетяне с головой на пружине как-то увлекательнее
сидящем по фигуре шахматной фигуре…
еёзмы…
Снова подняв глаза к зеркалу до этого глаза лежали на раковине?
своизмы, причем в очень опасной форме
путанный, многогеройный текст
диалоги неестественны
пожалейте читателей! урежьте хотя бы раза в четыре объем!
текст вторичен
герои непонятны
мотивация хромает
сюжет провисает, как слепая кишка

Загрузка...
Константин Кузнецов №2