Эрато Нуар №1

Бухта мечты Ласпи

Бухта мечты Ласпи
Работа №618. Дисквалификация за отсутствие голосования

Глава 1. ТУР.БЮРО

Гуляя, морозным днем, по главной улице города, мы с другом, заметили в большом окне туристического бюро, (необычный для этого времени года) рекламный плакат. Резко затормозив, мы невольно застыли у витрины, внимательно всматриваясь в ее содержимое. А там было на что посмотреть! На нас, с рекламной афиши, смотрела красавица мулатка в одном купальнике, приглашая посетить шикарные пляжи Карибского моря. Долго не думая, мы потянулись к ручке, массивной двери.

В помещении туристического агентства, в этот холодный январский день кроме единственной, обаятельной сотрудницы, не было никого из посетителей. Заскочив с мороза в теплое помещение, даже не сговариваясь, сразу же упали на мягкий диван. Нам просто захотелось погреться и немного отдохнуть. От нечего делать, стали листать красочные проспекты. Молоденькая сотрудница бюро, смотрела на нас с явной надеждой, что мы все-таки купим у нее путевку в какой-нибудь экзотический уголок мира. С ярких рекламных картинок на нас глядели полуголые красотки, приглашая обязательно посетить эти чудесные, райские уголки. И не просто побывать в теплых странах, где берег океана с бесконечными песчаными пляжами, утопают в зелени пальм, но и прокатиться на белоснежной яхте. В принципе, мы были не против. Но узнав цену, сразу же обмякли, быстро сообразив, что это сегодня нам не по карману. Увидев на наших лицах разочарование, сотрудница, как бы невзначай, пододвинула поближе к нам затертый до дыр рекламный буклет.

– Просмотрите внимательно. Я думаю вам понравиться мое новое предложение – сказала она, с загадочным видом. – В прошлом году, мы с мужем там прекрасно отдохнули… и совсем не дорого!

И только теперь мы заметили молодого, крепкого парня, сидящего в кожаном кресле, в самом углу комнаты и внимательно поглядывающего на нас. Я взял у сотрудницы потертый буклет и нехотя прочитал название. Большими буквами было написано: «Южный берег Крыма». Сидя на теплом, мягком диване, листая проспект, мы тогда еще не знали, какие приключения нас ожидают.

« Акватория Ласпи – это чаша чистейшей морской воды, вытянувшаяся вдоль берега на двенадцать километров и надежно защищенная от невзгоды горной грядой. Окаймляют бухту два мыса – мыс Сарыч и мыс Айя. Поэтому это место очень уютное, теплое. Оно одно из самых солнечных в Крыму,» - прочитал я, небрежно перелистывая рекламный проспект.

«-Мягкий умеренный климат, чистое, теплое море, можжевеловый реликтовый лес способствует оздоровлению. Воздух здесь чист и по настоящему целебен, благодаря множеству видов растений, источающих неповторимый аромат. Это место с уникальными климатическими условиями в сочетании с живописными видами не оставит равнодушным никого. Побывав здесь однажды, вам непременно сюда захочется вернуться!» -гласила рекламная брошюра.

О, если б я тогда знал, насколько окажется это правдой! Потому что до сих пор, это место не отпускает от себя!

- Советую вам посетить, этот, в самом деле, райский уголок. – вдруг заговорил незнакомец. Посмотрев в сторону сотрудницы и как бы извиняясь перед ней, бойко продолжил.

– Думаю, что меня все же простит супруга, если я вам посоветую не брать сегодня никаких путевок, а летом, однажды собраться и дикарем посетить эти места! Да именно дикарем! Вот тогда вы поймете все прелести жизни! Туда, каждый год, выезжает на практику, группа студентов нашего университета, во главе с профессором. Я дам вам, его координаты. Он еще никогда, никому не отказывал. Он просто влюблен в Ласпи.

Мы так и поступили с другом. Согласовав с профессором дату выезда, одним прекрасным летним утром выехали со своими семьями на машинах в Крым, где уже вместе со студентами и обустроили палаточный лагерь, у самого берега моря.

Глава II. ИНТИМНАЯ ПАЛАТКА

Дорога к морю заняла много времени, поэтому к месту своего отдыха, прибыли поздним вечером. Машины припарковали быстро, а вот с разбивкой палаток пришлось повозиться, так как они оказались частично неукомплектованными. И, тем более, что их нам пришлось разбивать уже в полной темноте. И все же мы с этой задачей успешно справились, только в душе не раз вспомнили недобрым словом руководителя тур.клуба, который не дал нам проверить комплектность палаток.

После того, как с большим трудом завершили все вопросы по устройству своего лагеря, решили сходить к морю и немного освежиться. Боже, какая красота нас ждала там! Море было тихое, ласковое и теплое. А какая чистая оказалась морская вода, что даже ночью при свете луны, было все видно под водой на несколько метров! В нем хотелось просто жить и не выходить на берег. И мы еще некоторое время нежились в кристально чистой, теплой воде. Только на следующий день мы узнали от нашего руководителя, что в этой бухте на самом деле самая чистая вода на всем Черноморском побережье!

На следующее утро мы проснулись довольно-таки поздно. Сказалась усталость от дороги и ночное купание. Спалось нам в первую ночь, как младенцам. Но и остальные ночи, проведенные здесь, только усилили первое впечатление. Не было ничего более романтичного, для меня в то утро, чем проснуться на берегу моря с первыми лучами солнца под пение птиц и шум прибоя. Но вместо того, чтобы утром побежать к морю и получить освежающею морскую ванну, я наоборот насторожился от непонятного шума, который уже с раннего утра стоял возле наших палаток. Мой друг(Илья) и его супруга (Марьяна) еще спали в своей палатке, впрочем, как и все остальные. Я же, подталкиваемый любопытством и доносящимися до меня непонятными возгласами, которые все больше раздавались снаружи, вынужден был все же выглянуть из палатки. Еще как следует не проснувшись, выполз наружу и сразу же увидел небольшую толпу студенток, стоящих невдалеке от нас и что-то уж слишком весело обсуждающих. Головами они постоянно кивали в сторону палатки Ильи. Я невольно перехватил их взгляд, повернувшись в сторону, куда они смотрели и обомлел. На тенте палатки Ильи мелом, во всю длину крупными буквами, было написано:

- ТИХО!! НЕ МЕШАТЬ!! ИДЕТ СЕКСУАЛЬНЫЙ ЧАС!!

Прочитав, я просто обалдел. Подскочил к его палатке и стал будить Илью, но он не очень хотел вылезать из своей берлоги. Еле убедив, он все же выполз на четвереньках из палатки. Медленно пристав на цыпочки, стал картинно потягиваться, при этом успевая передернуть всеми частями тела. Илья несколько раз смачно зевнул, и только тогда стал вопрошающе смотреть на меня. На его молодом, крепком теле кроме семейных трусов ничего не было. Утренняя картина, которую он изображал и которую я предполагал увидеть, вызвала уж сильно большой интерес у наших студенток. У некоторых от удивления даже округлились глаза.

– Вот как на самом-то деле выглядит сексуальный гигант!? – услышал я несколько восхитительных возгласов студенток.

Наверное, студентки впервые увидали такой экзотический экземпляр, да еще из палатки с названием «сексуальная». Они рассматривали его, как какого-то примата в зверинце, как бы нехотя, но, в то же время, очень внимательно.

– Протри глаза, Илья! Смотри, что у тебя на палатке написано! Ты, что ничего не видел, когда ее устанавливал!? – возмущенно выговаривал ему я.

Хотя, как он мог вчера все это усмотреть!? Ведь ставили мы палатки вдвоем в полной темноте почти в слепую, и увидеть что-то подозрительное просто физически не могли. Но я еще больше разозлился на себя из-за того, что тогда, так легкомысленно поступил, не проверив всю комплектность снаряжения, когда директор тур.клуба намекал, что палатку на выходные брали веселые студенты медики. Впредь буду умнее и на слово никому не поверю! Через полчаса от надписи на тенте ничего не осталось, благодаря усилию наших жен, которые уже проснулись и чтобы малые дети не успели прочесть всю эту ерунду, умело мокрыми тряпками смывали надпись с палатки, при этом неистово хохоча.

Глава III. МОРСКОЙ ЧЕРТ.

Распределив обязанности по нашему лагерю и составив график дежурств семей по кухне (в этот день выпало дежурить другу-Илье), я после скорого завтрака быстро собрался на подводную охоту. В нашем лагере, моему хобби особо никто не возражал, а наоборот только рады были моему увлечению. В такой жесткой (по провианту) обстановке, никому из нас не помешали бы какие-нибудь разные морские деликатесы. Кстати сказать, я добывал их ежедневно, тем самым сильно разнообразил наш скромный обеденный стол. У меня не было хорошего гидрокостюма, но зато я хорошо знал особенности Черного моря. Ласты, маска и трубка всегда у меня были в боевой готовности, а вот подводное ружье взял с собой с большой осторожностью. Ружье это было особой моей гордостью. Его мне подарила на день рождения жена Настя.

Еще не заходя в воду, я приметил невдалеке от берега торчащую из воды скалу. Вот туда я и направился, решив понырять вокруг нее. Хватанув в легкие как можно больше воздуха, нырнул поглубже и, совершая мощные движения ластами под водой, направился к намеченному месту.

Доплыв до намеченной скалы и обогнув подводную ее часть, подобрал подходящее место, чтобы было удобно нанести неожиданный выстрел в горбыля. Это тогда была самая заветная для меня добыча, о которой еще до поездки на море я мечтал долгими вечерами, перекладывая в сумке свои снасти.

В тот раз все сделал правильно, с таким расчетом, чтобы оставаться как можно дольше в подводном положении и быть при этом незамеченным. Заглядевшись на жизнь подводного мира, совсем потерял контроль за обстановкой, и поэтому в первый момент, когда увидел ПРИШЕЛЬЦА, то чуть не потерял сознание от страха. Вернее мою честь спасло то, что вокруг была вода, и никто не мог увидеть моего мокрого позора!! Хотел бы я видеть того смельчака, который бы не пустился наутек со всех ласт с того злополучного места, увидев то, что увидел я!! При этом бросив в море даже свое любимое подводное ружье! От дикого, животного страха, я плыл к берегу с такой скоростью, что мог бы посоревноваться в тот момент с любым олимпийцем! Все же, в тайне надеясь, что мне удастся оторваться от преследования. Но его по каким-то непонятным причинам не последовало. Каким большим было мое счастье, когда я выскочил на берег здоровым и невредимым. От усталости еле стоял на ногах и при этом радовался как ребенок, что остался живой, хоть и пришлось вдоволь наглотаться соленой воды.

Я смотрел туда, где еще минуту назад, как мне казалось, был на волосок от смерти. Ноги меня не держали, и четко чувствовалась дрожь в коленках. Облокотившись на большой валун, продолжал смотреть именно туда, где мне привиделось что-то страшное. Чуть успокоившись, стал в уме раскладывать все по полочкам, вспоминая как всё ЭТО было. Первое, что хорошо запомнилось и так сильно меня напугало, так это огромная, страшная рожа ПРИШЕЛЬЦА, которая неожиданно глянула прямо мне в лицо. Нет, она не глянула, а просто уперлась в маску, сверля меня своим ужасающим взглядом. А появилась она как-то неожиданно, просто я ее проморгал, заглядевшись на игру красивых рыб.

– Все, это конец! – только успел подумать я, как тут же почувствовал, что кто-то ударил меня чем-то мягким по голове.

Вынырнув на поверхность, моментально освободился от всего, что мне мешало плыть. Стал неистово бить по воде ластами и безостановочно грести руками к берегу. Это был для меня бешеный заплыв, наперегонки со смертью. Там, и только там, на берегу, ждало меня спасение. Вот на этих мыслях, я собственно и крутился, ничего путного больше сообразить не мог, только теперь точно знал, что эта рожа появилась под водой из-за скалы. Уже собрался было пойти в лагерь, как заметил в море плавающих примерно в том же месте, где я нырял, двух веселых черноморских дельфинов.

– Так вот кто меня так сильно напугал!? – не веря своим глазам, прошептал про себя я.

И уже ничего не боясь, поплыл обратно к тому месту, где еще минуту назад от страха растерял все свое снаряжение. По крайней мере, бросать свое любимое ружье, я не собирался. Да и поделить нужно было срочно этот участок моря с дельфинами для дальнейшего мирного сосуществования. Подплыв поближе к играющим дельфинам, я все же с опаской им прокричал:

- Давайте дружить, ластоногие! Я такой же, как и вы! - и для большей убедительности замахал своими ластами под водой.

И мне показалось, что они меня поняли, дружно и весело подпрыгнув над волной. Больше они мне не мешали охотиться в этом районе. Вот теперь я крепко поверил, что умнее дельфинов из морской фауны нет никого!

Глава IV. УРОЧИЩЕ БАТИЛИМАН.

– Сегодня мы посетим западную часть Ласпи, урочище Батилиман. В переводе с греческого языка, оно обозначает Глубокий залив. Он тянется узкой лентой вдоль берега, прижатый к морю отвесной стеной гор. – начал свой рассказ профессор, стоя на тропинке, ведущей к морю и палкой, словно указкой, показывал нам на прибрежные красоты. – Южные склоны вдали от побережья отличаются от остальной территории бухты своей каменистой почвой и покрыты зарослями можжевельника, хвойными и дубовыми лесами. Подальше от побережья, на высоте в двести-триста метров, растут преимущественно хвойные деревья, скальный дуб, тис, можжевельник высокий. Основная особенность растительности этого урочища состоит в том, что вслед за отцветанием одних растений, зацветают другие, создавая непрерывный цикл цветения. Перерыва в цветении нет даже зимой. В частности, зимой в лесу можно наблюдать цветение иглицы, после Нового года цветет галантус, в феврале можно любоваться цветущими подснежниками, а в марте - миндалем. В летнюю пору воздух здесь напоен ароматом сосен, можжевельника, трав и моря. Заповедная тишина оглашается только стрекотом цикад. Здесь природа следует своим извечным законам. – подробно рассказывал он.

– Профессор, а что привело вас в эти места, – слушая его увлекательный рассказ, спросил я.

– Сюда я попал совсем молодым. Еще до войны отдыхал со своими родителями в «Профессорском уголке» (о нем я вам как-нибудь обязательно расскажу), а позднее у меня появилось огромное стремление изучить природные условия этого поистине уникального уголка Крыма. Он настолько велик и разнообразен, что мы уже несколько лет организуем сюда экспедиции, и каждый раз убеждаемся, что узнали о нем только малую толику, - сказал он и призадумался, хотел что-то добавить, но промолчал.

- В Ласпи, еще в давние времена находился город. Поскольку тут обнаружены остатки средневековых построек, стен храмовых сооружений. Издавна здесь существовали большие поселения и даже были найдены несколько стоянок первобытного человека! Но потом, после сильнейшего землетрясения, вся питьевая вода куда-то ушла. Колодцы осушились, родники иссякли, и люди были вынуждены покинуть эти места. До сих пор вопрос с водоснабжением тут стоит остро. Но, я продолжу свой рассказ. После присоединения Крыма к России в 1787году императрицей Екатериной II было предпринято длительное путешествие в Тавриду. Императрица изъявила желание посмотреть на новые свои земли. В мае месяце, когда она была в Севастополе, князь Потемкин воспользовался этим. Он намеренно решил показать ее Высочеству величественные горные ландшафты, проведя царские экипажи с Балаклавы по узкой татарской дороге, через перевал к берегу Черного моря (район современного Ласпинского перевала). С высоты почти четырехсот метров императрица наблюдала великолепную картину. Открывшийся сверху вид завораживал. Позже Екатерина II писала о Крыме: «Право, все это до того похоже на сказку из “Тысяча и одна ночь”, что не знаешь, находишься ты на яву или во сне». До начала ХХ столетия эти земли скупались и продавались, переходя из рук в руки, пока в 1911году известные художники, ученые, писатели и политические деятели России не выкупили земли и создали на этом месте элитный дачный поселок, название которому дали «Профессорский уголок». Помните, я говорил, что расскажу о нем. - напомнил нам профессор.

- В начале века большинство владельцев выстроили одно и двух этажные каменные дачи. Здесь проводили все летнее время вместе с семьями русский писатель В.Е.Короленко, художник И.Я.Билибин, врач и литератор С.Я.Елпатьевский, профессор истории П.Н.Милюков, знаменитый психиатр П.П.Кащенко, академик В.И.Вернадский и выдающийся физик А.Ф.Иоффе. Здесь действительно проводила время в весенне-осенний период российская интеллектуальная элита. В России (того времени) о «Профессорском уголке» знали почти все состоятельные люди, многие из которых стремились попасть сюда. Писатели, художники и профессора пользовались своими усадьбами до 1919года. Затем все дачи национализировали, а прежние хозяева разъехались кто куда!

– Печально, что время так безжалостно поступило с нашей историей и архитектурой! – воскликнула одна студентка.

– Нет, вы не правы! – ответил ей профессор.

- Часть дач до сих пор сохранились, но они приспособлены сейчас для других целей. Потому что перешли в собственность санаториев и баз отдыха, – доказывал ей профессор. – С тех пор прошло сто лет, но название «Профессорский уголок», история его создания, имена участников, трепетно сохраняются в памяти народа и передаются одним поколением другому, – задумчиво произнес он.

Говоря нам о красотах этой бухты, он еще тогда не знал, он просто не мог себе представить, что пройдет буквально несколько лет и все здесь резко изменится. Что на территории заповедника, какие-то украинские чиновники высокого ранга построят себе шикарные дачи и обнесут их высоким забором, грубо разрушая эту удивительную красоту. А мы тогда стояли и смотрели на чарующий вид бухты. И думалось нам, что лучшего природа не придумала!

Глава V. ГРОТЫ МЫСА АЙЯ.

Каждый божий день у нас был загружен основательно. Мы так втянулись во все эти эксперименты и походы, что даже не думали отставать от студентов. По правде сказать, нас никто не принуждал в этом, а, наоборот, даже где-то и отговаривали, но нам было очень интересно и мы принимали в большинстве походов самое непосредственное участие.

Не смотря, ни на что, все шло своим чередом и поэтому руководство, согласно плану, каждый день отправляло в море по несколько экспедиционных отрядов. Они направлялись в разные районы акватории с одним или двумя водолазами, которые выходили на больших резиновых лодках с мотором в море. Суть этих заданий я поначалу не знал, и только через некоторое время мне пришлось с ними познакомиться и хорошенько прочувствовать на своей шкуре.

Так вот однажды вечером, я упросил профессора, таки взять меня в море. Услышав о том, что утром отправят экспедиционную группу в сторону мыса Айя, для изучения нескольких гротов, о красоте которых был уже хорошо наслышан, я просто потерял дар речи. Стал его уговаривать взять меня с собой. Отказать мне он не мог, предварительно немного поломался, но потом решил все-таки взять, предупредив, чтобы не самовольничал, а строго выполнял все его распоряжения.

На следующий день, мы уже приближались к дальним отвесным скалам, отыскивая в них большие и малые гроты. Профессор, по всей видимости, хорошо знал эти места и с легкостью ориентировался в этом нагромождении скал. От величавой красоты гротов, просто дух захватывало. Все здесь говорило о какой-то вечной тайне, которое море не открыло еще никому.

– Видишь огромную трещину в скале? – спросил меня он, указывая рукой на скалу. – Так вот она и образует величавый грот, так называемый «Большой грот». Надводная часть грота около тридцати метров, а подводная уходит в глубь скалы более чем на пятнадцать метров и заканчивается мощным источником пресной воды. Это уникальное место. Попить воду из пресного источника да еще на дне моря – ощущение острое и незабываемое! – с гордостью сказал он.– Говорят, что кто доплывает до этого источника и выпьет воды, то обретает молодость! – с улыбкой на лице произнес он. – Правда, не многие могут этим похвастать, так как, во-первых, дюже страшно, во-вторых, плыть надо метров пятьдесят под водой на одной задержке дыхания, – уже как-то задумчиво сказал профессор.

– Вам приходилось это делать? – то же очень серьезно спросил я.

– А ты разве не видишь, какой я молодой! – ответил он и мы все вместе рассмеялись.

Одев на себя акваланг, я вместе с профессором стал медленно погружаться вдоль огромной скалы грота. Опустившись под воду на несколько метров, подняв голову, посмотрел вверх и увидел лишь скалистую породу, нависающую у нас над головой. Такие стены у ныряльщиков называются отрицательными. Мне показалось, что они медленно движутся прямо на нас и непременно закроют нам выход. Стало как-то жутко, но профессор шел все глубже, и, чтобы не отстать от него, я пошел за ним, в тайне надеясь, что все обойдется. Опускаясь все ниже, мне сначала показалось, что достичь дна нам никогда не удастся. Вертикальные стены грота уходили очень глубоко.

Так мы обследовали несколько гротов и в завершении вошли в грот под названием «Шумный». Он действительно оказался шумным, сразу по нескольким причинам. Морские волны, разбиваясь о скалы, нависающие чуть ли не вертикально над нами, с шумом уносились вглубь огромного пространства. Впечатление было такое, словно кто-то специально дул в большую трубу. Шум от них стоял такой, что мы даже не услышали произнесенную команду профессора.

– Надеть на голову защитные шлемы! – в очередной раз, вынырнув из воды и ухватившись за канат лодки, скомандовал он.

Но мы эту команду просто проигнорировали, так как ничего не услышали. А он второй раз не успел повторить, так как острый камень, сорвавшийся с большой высоты, сразу же проделал небольшую дырку в днище нашей лодки и мы заметили, как она потихоньку стала заполняться водой.

- Хорошо, что он не упал никому из нас на голову, – только успел подумать я, как с отвесной скалы прямо на нас посыпались мелкие камушки.

Надо было срочно выбираться из этого неприступного грота. Страха поначалу не было, так как все хорошо умели плавать. Вот только с лодкой под воду могло уйти все оборудование, которое было с нами, а вот этого допускать было никак нельзя.

– Николай, заводи мотор и дуй прямо к берегу, а мы вдвоем уже вплавь сами придем! - орал мне профессор.

Они вдвоем были в гидрокостюмах и с аквалангами, свой я отдал напарнику, поэтому им не предоставляло большой сложности доплыть до берега. Ну а меня просить два раза не надо было. Мотор завелся сразу же и дав «газа», я на полной скорости вылетел из грота в направлении берега, подыскивая ближайшее место куда можно причалить лодку. Найти место было трудно, так как везде были, чуть ли не отвесные скалы. Но все же мне удалось найти кусочек пологого берега, куда я и причалил моторку. Вытянув ее полностью на берег, стал рассматривать пробоину. Она оказалось небольшой. Обыскав всю лодку, нашел техническую аптечку для ремонта резиновых лодок и вытащил из нее клей и заплатку. Решил сам заклеить порванное днище лодки, не дожидаясь, когда приплывут мои товарищи, и это у меня неплохо получилось. По крайней мере, через полчаса никто из нас троих не смог ее оторвать от днища, пробуя на прочность. В тот день мы в гроты уже не заплывали, а только любовались ими со стороны и фотографировались на память на фоне отвесных скал. Но все равно нам пришлось еще целый день хорошенько понырять и поохотиться, что бы принести на кухню немного рыбы для приготовления наваристой ухи и выловить сотню другую морских мидий для наших руководителей, которые их просто обожали, так как считали, что в них содержится много разных необходимых организму витаминов. По правде сказать, блюдо получается - ну просто пальчики оближешь!!

Глава VI. ТАЙНА «ЧЕРНОГО ПРИНЦА»

Все дни с погодой нам везло, за исключением одной ночи с небывалым ливнем. А вот все остальные дни, стояла ну просто невыносимая жара, и только к концу отпуска я увидел, что погода явно испортилась. Огромные серые тучи нависли над морем и уперлись всей своей огромной массой в горный массив. Все небо затянули тяжелые облака. Они низко нависли над морским простором. Ветер на море поднял огромную волну, которая с грохотом неслась на берег. Волны двигались одна за другой. Вода в море от волнения стала зелено-синего цвета и ее бурлящие массы, покрытые пеной, стремительно бежали по гребням волн, вынося на берег клочья пены, песка и гальки. А навстречу затухающей волне поднималась очередная волна, которая с нарастающей скоростью налетала на тот же берег. И это казалось, что будет продолжаться вечно…

За то, на следующий день нас уже ожидало красочное великолепие солнечного утра над еще слегка волнующимся морем. Но следы разрушительного шторма были видны повсеместно. С раннего утра все члены экспедиции, включая и руководителей, ходили по берегу моря и что-то старались отыскать, пытливо ковыряясь в выброшенной на берег тине. Найденные студентами после бури осколки и камушки, ничего ровным счетом нам не говорили и мы на это смотрели почти философски. Одним словом – никак. Все найденные предметы и профессору тоже не сильно нравились. По его лицу было видно, что он ожидал от поиска что-то более значимое, чем эти пустяшные осколки. На мой заданный вопрос:

-Что же вы ищите? – получил от него уклончивый ответ.

- Отголоски прошлых веков!- нехотя ответил профессор.

А что именно, так и не пояснил. Меня это понемногу стало раздражать.

- Если не хотите говорить, то и не надо!

Все это продолжалось, весь день, вплоть до самого вечера. Все студенты, свободные от наряда, в тот вечер вместе с преподавателями разожгли костер у самого моря, куда на огонек пришли и мы с семьями. Под пламя и треск сухих веток костра, хорошо было вести непринужденные беседы. Впечатлений у всех, как всегда было много. Первые минуты, каждый хотел как можно лучше и больше рассказать о том, что он увидел или что с ним случилось. Даже наши малые сыновья были не исключением.

– Мама, смотри, я на берегу сегодня после шторма нашел старинную монетку! – протягивая маме, что-то круглое, сказал мой пятилетний сын Сеня.

После этих слов повисла минутная пауза и только после того, как наши руководители успели переварить в своих мозгах эту важную для них информацию, то чуть ли не все они вскочили со своих мест и потянули руки к монетке, которая уже красовалась в руках жены. Самым вежливым, и шустрым оказался молодой доцент, который с первых же дней в лагере мне не очень понравился, из-за своих любвеобильных взглядов устремленных в сторону моей жены.

- Мадам, позвольте мне, как профессионалу, взглянуть поближе на эту вещичку!? – с долей юмора обратился он к ней.

Настя, то же с улыбкой и без всяких задних мыслей протянула ему руку с монеткой. Он, взял монету из ее рук и стал внимательно рассматривать. В его поведении чувствовалось, что сильно волнуется. Вот уже несколько человек со знанием дела рассматривали ее. А доцент даже сбегал в свою палатку и оттуда приволок, мощное увеличительное стекло, которое могло пригодиться для опознания подлинности этой вещицы. Через каких-то полчаса, преподаватели и аквалангисты уже проводили экстренное совещание в палатке профессора, а нас попросили до утра оставить монетку у них, так сказать на сохранении. В тот вечер мы попрощались с ними очень холодно, а Илья даже намекнул доценту:

- Смотрите, не пропейте ее без нас!

- Всем сейчас не до этого! - как-то отчужденно проскрипел он.

Мы тогда еще не догадывались, о чем все время умалчивали и что скрывали от нас руководители этой экспедиции. Не успели мы утром проснуться, как возле палатки нас встретил доцент. Вид у него был такой, как будто бы он всю ночь не спал, а нас караулил. Подойдя ко мне, он чуть ли не прослезился. Я его таким еще никогда не видел.

– Что случилось?- спросил я.

Ответ был написан на его лице в виде плачевной улыбки.

– Николай, терпенья у меня больше нет. Разбуди своего хлопца и пусть он нам покажет точное место, где он нашел эту монетку, - умолял меня доцент.

Примерно через полчаса, мы все опять ходили толпой за моим сыном вдоль берега моря. А он с умным видом все вспоминал, где же точно ее нашел. Я прекрасно знал, что сын так просто им ничего не покажет, не выпросив что-нибудь взамен. Не знаю, откуда это у него, но торговаться он умел! Вот почему я с тревогой в душе, ждал его ответа.

– А вы еще вчера обещали мне дать пострелять из подводного ружья! А сами свое слово не сдержали, - сказал вдруг он, глядя с обидой на доцента.

– Да дам я тебе пострелять и даже одно подарю на память! – нетерпеливо выпалил он. – Только точно покажи место, где ты нашел монетку!

Первым, этот ребячий вопросительный взгляд не выдержал профессор.

– Ну, кто же из вас быстро сбегает к лодке и принесет ему ружьё!? – обводя взглядом присутствующих, спросил профессор.

Один из молодых водолазов стремглав сбегал к лодке, на днище которой уже с раннего утра лежали все необходимые принадлежности для подводной охоты. Прихватив с собой одно из ружей, он торжественно вручил его ребенку, предварительно разрядив его. Но жена все равно смотрела на это очень не одобрительным взглядом. А я, глядя на нее, понял, что играть с ружьем сыну вовсе не придется, так как у него она его моментально отберет!

Время шло, все нетерпеливо ждали реакции моего сына. Повертев в руках ружьё и видя, что у него не получается выстрелить, он не расстроился, а отдал его маме на хранение, а сам махнув остальным рукой, что бы следовали за ним, повел к месту, где и нашел монетку.

– Вот тут она лежала! - ткнув ногой в мелкую гальку, произнес он.

– Точно, ты не ошибаешься, мальчик !?– спросил у него профессор.

– Нет! Я точно помню. Вот видите, рядом большой камень лежит, а тут еще один. Мы здесь с другом грот решили сделать, вот и стали ровнять место, а монетка посередине лежала. Да и друг подтвердить может.

Профессор стал на место указанное сыном и протянул руку в сторону моря, как бы выискивая ориентир.

– Да, точно это место, я вам говорю! Метров пятьсот будет от берега. Я еще в прошлом году его приметил, только времени не хватило хорошенько обследовать! - разгорячено жестикулируя руками, пытался что-то доказать он. – Сейчас у нас и оборудование новейшее, не то, что в прошлом году. Нырнуть можем и по глубже. Сегодня, как следует, подготовимся, а завтра с утра и начнем проверять квадрат за квадратом, – сказал профессор, думая о чем-то своем.

– Что вы собираетесь искать в море, да еще на большой глубине? – тихо спросил я у профессора, чтобы никто не услышал.

Он как-то странно посмотрел на меня и вдруг неожиданно произнес.

– Еще несколько дней назад я бы тебе ничего не рассказал, толком не зная тебя, потому, что эта наша общая тайна. Но ты оказался настоящим парнем, на которого можно положиться. Просто мы не хотим привлекать к нашему поиску большое внимание посторонних. В этом щекотливом деле лишние уши и глаза как раз не нужны. Такие тайны всегда любили тишину и спокойствие. Мы знаем, что в случае удачи, могут возникнуть нежелательные эксцессы.

Его ответ для меня был слишком туманным, но я уже стал кое о чем догадываться, правда, не зная всех тонкостей этой экспедиции.

– Подожди до вечера. Обязательно все тебе расскажу в спокойной обстановке. А сейчас извини, очень спешу. Надо, как следует подготовиться к завтрашнему выходу в море.

Сказал и пошел к группе водолазов, которые уже начали наладку оборудования, установленного на баркасах. Ну а мне пришлось набраться терпения до самого вечера.

Иногда так бывает, что ты настраиваешься на одно, а в итоге получается совсем иное. Вот и у меня, тот день, как говорят, не сложился. Весь день ходил, словно неприкаянный и все, за что брался, просто валилось у меня из рук. Поздно вечером, когда все уже легли спать, с ужасно негативным впечатлением сидя на нашем коронном месте, под раскидистой крымской сосной, я слушал, чуть ли не фантастический рассказ профессора.

- Я всегда говорил, что на дне Черного моря, особенно в районе между мысом Айя и мысом Сароч, хранится много тайн. Вот одну из этих тайн мы и решили разгадать, – загадочно говорил он, при этом часто останавливаясь, нервно затягиваясь сигареткой.

– В этой акватории есть много затонувших кораблей. – при этих словах он крепко задумался и вдруг с отчаяньем в голосе заговорил. – Нас интересует только тайна легендарного «Черного принца», который затонул у этих берегов с грузом золота на борту!- сказал он с дрожью в голосе.

– В прошлую экспедицию мы не могли его найти, но теперь наверняка знаем, что мы где-то совсем рядом, – возбужденно продолжил рассказ он. – Подтверждением моих слов может служить то, что после сильных штормов на близлежащих пляжах находят золотые английские монеты – соверены времен крымской войны!! – отчаянно размахивая руками, говорил он. – Вот и твой сын сегодня еще раз доказал всем, найдя на берегу золотую монетку, что «Черный принц» существует и золото лежит где-то рядом!

Теперь уже я от его слов весь задрожал от волнения, потому что тогда еще не догадывался, что монета золотая.

– Теперь я точно знаю, где он лежит, и я его обязательно найду! - не успокаивался он.

– Хорошо, но пока вы будете искать ящики с золотом, то верните мне хотя бы монетку, найденную моим сыном.

Попытался я, хоть как-то скомпенсировать свои затраты в этой экспедиции. Его ответ меня поразил и охладил одновременно.

– Не могу тебе ничем помочь. Все, что найдено в экспедиции принадлежит экспедиции, а значит государству, – ответ его был жесткий.

На все мои уговоры, ну хотя бы взять меня на поиски сокровищ в качестве любого помощника, профессор категорически мне отказывал.

- Я тебя не беру, не из-за того что не могу, а потому что ты еще не готов к таким глубоководным погружениям. И не хочу нести ни какой ответственности за то, что твой ребенок может остаться сиротой! Обещаю, что мы еще разок нырнем с тобой, и ты на самом деле удивишься красотам подводного мира!

Сказав это, вытащил из кармана старую карту, на которой кружками было что-то обозначено.

– Скоро мы найдем его!- убежденно произнес он. И я ему поверил!

Пожав крепко руки, мы с ним простились до утра. Ночью мне приснился сон, что я все же нырнул вместе с профессором, и мы нашли «Черного принца», только это был не корабль, а страшный, злой пират, сидящий на сундуке с золотом. Он сидел на сундуке и размахивал под водой своей кривой саблей, не подпуская к нему никого. Улучшив момент, он обхватил меня своей рукой и потянул к себе и уже не выпускал из своих костлявых объятий, при этом грозно шипел мне в ухо, так что даже перепонки зазвенели: « Ну что, нашли золото!? Но я вам - его никогда не отдам!»

Проснулся ночью от того, что был весь мокрый от пота, толи от жары, толи от животного страха который меня обуял. А жена сидела рядом и успокаивала меня, гладя по голове как маленького ребенка.

- Надо же, так сильно нанырялся днем, что уже по ночам кошмары снятся! Бьешься весь словно в судорогах и кричишь про какое-то золото! Спи спокойно, никто не заберет у тебя золото, оно все здесь в этой палатке!! - и повернувшись, нежно прикрыла одеялом сына.

Наутро весь лагерь выстроился на берегу, провожая в море первый отряд аквалангистов для проведения подводных изысканий. С профессором, в тот день, ушли в море только самые опытные водолазы и мы с нетерпением ждали их возвращения. Поначалу никто даже не поверил, что все это время экспедиция топталась вокруг места, которое даже не было зафиксировано у них на картах, но в конечном результате принесло столько много полезной информации.

Скажу заранее, что профессор и его команда аквалангистов, таки нашла место, где затонул «Черный принц», чему я был лично сильно удивлен, и даже в знак подтверждения ими были подняты штурвал и фрагмент мачты, а вот золота не нашли. Но, потом еще два года подряд приезжали сюда в надежде его отыскать, но уже без нас… Однажды на рождество я все же получил от него поздравительную открытку. По обратному адресу понял, что он теперь проживает в Майями и у него собственный дом с бассейном. Вид на фотке, ну просто счастливого человека. Он в окружении доцента и остальных друзей распивает коктейль на палубе собственной яхты. Поэтому мне показалось, что он таки отыскал и поднял какую-то часть золота «Черного принца».

Глава VII. НАПОСЛЕДОК - САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Отпуск наш подходил к концу. Быстро пролетели эти четыре недели, а нам показалось, что приехали только вчера в Ласпи. Ужасно не хотелось уезжать из этого чудесного места, да и расставаться с уже полюбившимися друзьями тоже было больно. Только от одной мысли, что завтра уже покинем эти края, становилось тоскливо. За завтраком стояла гробовая тишина. Поэтому, после завтрака, на берег вышли все сразу и с грустью рассматривали полюбившейся сердцу прекрасный пейзаж красавицы бухты. Так бы мы долго стояли, если б не увидели, что уже с утра нас поджидает профессор и доцент, сидя на двух резиновых лодках. Помахав нам руками, они пригласили нас к себе. Профессор с довольной улыбкой вдруг сообщил нам приятную новость.

– Мы решили напоследок, всех вас прокатить еще раз по морю, а Николою предлагаю даже нырнуть со мной в одно замечательное место. Мне очень хочется, чтобы он увидел фантастический «Каменный сад», жемчужину подводного мира бухты Ласпи! Ты уже давно практически готов к таким погружениям, – сказал он, глядя в мои сияющие глаза.

Долго не думая, мы с радостью все быстро запрыгнули в лодки. Я с Настей и сыном Сеней в лодку к профессору, а Илья с Марьяной - к доценту. Через несколько минут две лодки полным ходом уже шли в направление мыса Сарыч, по ходу обгоняя друг друга. Свежий морской ветер бил прямо в лицо. Брызги от волн приятно нас охлаждали, всем было приятно и весело. Отойдя в море на метров триста от мыса Сарыч, профессор заглушил мотор и бросил якорь. Вторая лодка тихо подплыла и при помощи веревки пришвартовалась к нашему борту. Теперь уже обе лодки стояли устойчиво, а мы тем временем с профессором надев на себя акваланги, свалились за борт. Еще раз, проверив работу оборудования (он взял с собой фотоаппарат для подводных съемок), профессор дал команду на погружение.

Он погружался первым на расстоянии нескольких метров от меня, но я отчетливо видел его, потому что вода была настолько чистой и прозрачной, что даже были видны солнечные блики на самом дне. И тут неожиданно я увидел это. Передо мной открылась великолепная, нет просто фантастическая картина подводного царства.

«Каменный сад» - это нагромождение каменных громад диаметром от одного до десяти метров, между которыми природа образовала причудливые улочки, гроты, расщелины и подводные дома. Не картина, а просто рай для ныряльщиков!! Проплыв вдоль этих сказочных строений, мы поднялись метров на шесть, чтобы лучше, как бы сверху обозреть и снять на фотокамеру «Каменный сад». Я сверху завис над этой красотой, давая возможность профессору, как можно больше поснимать эти красоты. Чем он и стал очень увлеченно заниматься, а я в это время медленно и плавно, чтобы не мешать съемке, проплыл над ним. Мне вдруг захотелось, опуститься еще пониже и проплыть вплотную по этим сказочным улицам и заглянуть в один из гротов. Мне нравилось плыть и трогать своей рукой все это великолепие, и я так увлекся, что сразу не заметил грозящую мне смертельную опасность. Нырнув в понравившийся мне грот, сразу не увидел, что его проем имеет конусное сужение и как неопытный ныряльщик поначалу не смог определить, что его невозможно полностью пройти, так как просвет между скалами становился все меньше и меньше. А когда сообразил, что это у меня не получиться, то стал пятиться назад, как рак, но было уже поздно. Подводные скалы поймали меня словно в мышеловку. Не давало мне развернуться и вынырнуть, узкое пространство грота и громоздкое оборудование акваланга. Меня словно не отпускала бухта Ласпи за то, что я так сильно ее полюбил. Поэтому она так крепко обняла меня напоследок своей мертвой влюбленной хваткой и уже никуда не хотела от себя отпускать. Я, здесь, с ней должен был остаться навечно.

«-Любовь навечно - это уж согласитесь слишком!», - подумал тогда я.

Так просто сдаваться, я все же не собирался. Поэтому предпринял несколько отчаянных попыток развернуться и освободиться от этого плена, но все мои старания были неудачными. Мало того, при одной из попыток, немного повредил о скалы оборудование акваланга. Заметил это только тогда, когда посмотрел, что давление в баллоне быстро улетучивается. Вот тут я уже не на шутку за психовал. Изо всех сил стал руками упираться в скалы, пытаясь хоть немного продвинуться назад к выходу из грота. Это мне давалось с большим трудом. Сделав несколько неудачных попыток, я сообразил, что самостоятельно мне не выбраться, да и времени для этой операции становилось все меньше и меньше, о чем мне наглядно показывал манометр акваланга.

Воздух в легкие поступал уже с большим трудом и мне его явно не хватало. От нехватки кислорода мозг мой затуманился и я уже плохо чего понимал. Все дальнейшее происходило со мной словно в бреду. Мне показалось, что впереди меня что-то странное мелькнуло под водой, и я тут же узнал его. Это был ОН!! Я его сразу узнал по атласному белому костюму и по его стрижке на голове. ПРИШЕЛЕЦ вновь неожиданно появился из глубин прямо передо мной, и лицо его радостно светилось от этой встречи. Появление его здесь и сейчас, было не просто так, он явно хотел мне помочь. Весь его вид и все его движения под водой говорили, что бы я выполнял его указания. В моем туманом мозгу (от нехватки воздуха) слышались каким-то образом все его команды.

– Успокойся, все будет хорошо. Я, с тобой! – прозвучало в воде, словно музыка. – Вытяни руки прямо вниз, хватайся ими за свои коленки, как бы свернувшись калачиком, при этом опусти голову на них, а теперь попробуй повернуться вокруг своей оси, и ты будешь свободен!

Не может быть, чтобы я все это мог услышать под водой, но я это не только услышал, но и сделал. И это у меня получилось. Я смог развернуться в воде лицом к выходу! И тут только почувствовал, что кто-то подплыл ко мне, и тянет меня изо всех сил за руки, упираясь ногами в скалы. Это на помощь приплыл профессор, который в поисках меня, уже несколько раз выныривал на поверхность. Но не находя меня не в лодке, не на воде, вынужден был с жалкой улыбкой говорить встревоженной моей супруге, что я фотографирую на память подводные красоты и что с минуты на минуту вынырну на поверхность. Но выныривать я, как видно, не собирался, так как был надежно зажат скалами. А профессор не мог толком понять, куда я от него так ловко спрятаться. А когда он заглянул в этот злосчастный грот, в который он бы никогда не сунулся, и увидев меня, то вздохнул с облегчением. Показав мне все приемы, как себя вести в этом щекотливом положение, он стал умело извлекать мое тело из этого плена. Высвободившись, я попытался даже обнять его, но он мне все время тыкал пальцем на мой прибор показывающий давление, который наглядно говорил нам, что воздуха осталось ноль. Вскоре я почувствовал, что это значило для меня. Я уже просто задыхался от нехватки кислорода. Наверное, мне была бы хана, если б не опыт и смелость профессора, который смог меня успокоить, да еще и поделиться со мной воздухом из своего баллона, заставляя дышать по очереди, приставляя к моему рту свой нагубник. Медленно всплывая на поверхность, я чувствовал, как крепкие его руки не дают мне резко подниматься, а заставляют все делать строго по правилам. Оказавшись на поверхности, мы оба сорвали с себя маски и никак не могли надышаться воздухом. От полученного стресса, я заревел от счастья, что остался жив!!

– Ну, хватит, хватит рыдать, все уже позади! – успокаивал он меня. – Поплыли к лодкам, там уже не на шутку волнуются. Никому не вздумай говорить о случившимся. Просто не порть не себе, не жене настроение. Поэтому улыбайся, да как можно правдивее! – строго предупредил меня он.

И я улыбался во все тридцать два зуба, хотя мне было совсем не до улыбок, так как уж очень наглотался соленой воды. Подплыв к лодкам, я услышал трогательный вопрос жены:

- Ты что плачешь!? - спросила она, увидев мои глаза.

– Наверное, от счастья, что увидел такую красоту. - и…замолчал, но про себя подумал, что остался при этом живой только благодаря ПРИШЕЛЬЦУ и смелости профессора.

– Я знала, что ты у меня сентиментальный, но не настолько! – сказала она, обняв меня за голову, и сама при этом пустила слезу.

Никто никогда так и не узнал о случившимся. Мне было неудобно об этом говорить, ну а профессору вовсе было не с руки, кому-то что-то рассказывать. Так и осталась эта тайна между нами на долгие годы. Но мне почему-то до сих пор кажется, что если бы не ОН тогда мне подсказал правильное решение, то я сейчас бы не смог бы написать про все это. Вернувшись на берег, я еще долго не мог успокоиться. Отозвав в сторону профессора, все рассказал ему про ПРИШЕЛЬЦА. Он внимательно меня выслушал и доходчиво объяснил:

- Пришельцев в своей жизни я не встречал, а вот такие случаи галлюцинаций, связанные с кислородным голоданием и кисонной болезнью, мне часто приходилось видеть у водолазов.

И успокаивая меня, произнес:

- Ничего, это не смертельно. Немного оклимаешься и все станет на свои места. Так что, как говорят у нас водолазы, «Спи спокойно!»

Но его ответ меня полностью не удовлетворил. Поэтому, когда вспоминаю тот случай, который произошел со мной в непроходном гроте, постоянно думаю: « - А что же это было!?»

На следующее утро мы уже уезжали. Встали рано с таким расчетом, чтобы успеть до восхода солнца тронуться в обратный путь, который предстояло нам проделать за световой день. Уложив в чехлы свои палатки, мы все это сложили в полупустые багажники. Значит, ехать придется налегке, с большим удовольствием подумал я. Будить никого не стали, так как еще вчера со всеми тепло попрощались. Еще раз взглянули на место, где мы провели незабываемое время, немного погрустили и тронулись в обратный путь. Но не успели мы выехать на дорогу, как нам преградили путь выстроенные в ряд, чуть ли не все члены экспедиции. У многих даже слезы на глазах выступили. Не хотелось еще раз прощаться, но таки пришлось каждому напоследок пожать руку. Общее настроение подчеркнул руководитель экспедиции:

- Ждем вас, уже без всяких приглашений, на следующий год! Так, что на этом месте в тот же час! И попрошу без опозданий! – от грустной его шутки, все заулыбались.

- До встречи, через год! – прокричал я, садясь за руль машины, и, отвернувшись, смахнул с лица скупую мужскую слезу.

А вот Настя слез своих не скрывала. И все время кричала из окошка машины:

- Мы обязательно приедем, потому что мы тебя любим, Ласпи!!

В след уезжающих машин смотрело много глаз и некоторые от какой-то боли и тоски немножечко слезились.

- Хорошей дороги и удачи вам, ребятки!! – только и сказал профессор.

Поднявшись на трассу, мы остановились. Вышли из машины и стоя на смотровой площадке еще раз полюбовались прекрасным видом на море. Уезжали домой счастливые от проведенного здесь времени, от полученных впечатлений и эмоций, без глухой тоски в душе.

- Спасибо тебе за все, бухта Ласпи! Мы, обязательно, через год, вернемся сюда, нам очень понравился этот РАЙ!!- кричали мы с женой в унисон!

-1
967
Mik
14:38
Рассказ очаровательный. С кучей начписовских ошибок, но очаровательный.
13:24
По сути рассказа нет.

Единая сюжетная линия? Нет. Идея? Нет. Интересные герои? Тоже нет.

Напоминает хитрый рекламный проспект бухты Ласпи (но очень плохо написанный), либо сочинение «Как я провёл лето» (опять же. написано не ахти как).

К тому же, фантастическая составляющая… крайне сомнительна и ничем не обоснована. И вставлена в сюжет исключительно как deus ex machinа, решающая проблему в финале.

Простите, но это правда плохо.

Если исправлять, то начать стоит с проработки сюжетной линии и создания каких-никаких героев (сейчас их, буквально, нет). Потенциал-то у этой, кхм, вещи, есть. История с золотом могла бы превратить весь рассказ в триллер или приключенческий боевик, или развить всё до того, что уникальность Ласпи обусловлена пришельцами, которые когда-то потерпели крушение в этих местах и теперь оберегают это место.

И техника, над ней ещё нужно столько работать. Здесь собрано всё: несогласованные предложения, куча лишних местоимений, фактические ошибки (начало абзаца: «Никто никогда так и не узнал о случившимся», а в середине: «Отозвав в сторону профессора, все рассказал ему про ПРИШЕЛЬЦА»). И зачем писать ПРИШЕЛЕЦ с большой буквы? Чтобы все поняли, что это фантастика? Что это так поразило героя? Скажу сразу — не работает.

Много читайте и много пишите, и тогда, возможно, выйдет что-то приличное. Сейчас же… детище начинающего писателя. Обычно такое «на публику» не выносят.
06:18
ошибка на ошибке и ошибкой погоняет
откровенно нелепая графомань
Загрузка...
Елена Белильщикова №1