Валентина Савенко

Компания Счастливая Вечность

Компания Счастливая Вечность
Работа №619

- Здравствуйте, уважаемый клиент! В целях контроля качества обслуживания все разговоры записываются. - нараспев произнес то ли настоящий, то ли синтезированный женский голос. - «Счастливая вечность» напоминает, что возможный срок погашения задолженности по услугам нашей компании истекает через 5 дней. В случае, если оплата не будет произведена до 31 августа, мы будем вынуждены отключить пользователя услуг от приборов жизнеобеспечения.

- Подождите! - Антон рывком поднялся с кровати и перехватил телефон другой рукой. - Подождите. Как пять дней? Я же вносил деньги пару недель назад, к тому же — я могу пользоваться отрицательным балансом!

- Последнее внесение средств производилось 30 июля. На данный момент Вы достигли лимита задолженности. Если задолженность не будет полностью закрыта до 31 августа…

- Подождите! Я ничего не понимаю! - Антон сам не заметил, как оказался на балконе, где свободной рукой суетливо пытался поджечь сигарету. - Почему полностью надо погасить? И куда так быстро деньги ушли?

Голос на том конце, как ему показалось, вздохнул — значит, оператор настоящий. Хотя толку в том...

- С 1 июня 2038 года ваш тариф изменился с «Эконом+» на «Оптимал+». Услуга «Отрицательный баланс» более Вам не доступна. Зато активированы услуги «Лучшие фильмы» и «Больше глюкозы». Плата за полный пакет увеличилась с 3 до 4 тысяч в сутки. - практически без пауз произнесла девушка.

- Какого черта! - окончательно отделавшись от пелены сна, заорал Антон в трубку. - Почему Вы без моего ведома поменяли тариф? Вы звоните и...за пять дней меня предупреждаете… Где я возьму столько денег? Это незаконно!

- Ваш предыдущий тариф устарел. Все его пользователи с июня были переведены на новый. Он выгоднее и дает больше возможностей для пользователя услуг. На указанную Вами почту заблаговременно были отправлены информационные письма. Вы их читали? - в голосе оператора появились металлические нотки.

- Какие письма? Нет, не читал. - слабость в ногах заставила его опуститься на стул.

- В них подробная информация об изменениях политики компании и всех нововведениях. Вам нужно ознакомиться.

- Так. Я понял. Соедините меня с кем-нибудь из руководителей.

- К сожалению, я не могу вас ни с кем соединить. Пообщаться с руководством Вы можете при личной встрече в офисе компании. Но я рекомендую все-таки предварительно прочитать письма, там все подробно изложено. - помимо прочего в последней фразе чувствовалось злорадство.

- Я прочитаю. Прочитаю. И уверен, мы разберемся с этой историей. То, что выделаете недопустимо!

- Спасибо за обратную связь! - вслед за репликой раздались быстрые гудки.

Антон достал еще одну сигарету и, усмиряя трясущиеся руки, поджег. Волна гнева спала, теперь самые разные мысли лихорадочно крутились в его уже окончательно проснувшейся голове. Первым делом нужно прочитать эти письма. Потом надо ехать в офис и решать проблему. Но даже при самом лучшем исходе вопрос денег остается насущным. На экран смартфона он призвал информацию о состоянии своих банковских счетов. Затем мрачно усмехнулся — даже всех его сбережений все равно не хватит.

За кружкой кофе он проверил свой ящик и действительно нашел там целых три письма от «Вечности». Удивительным образом они затерялись среди хлама рекламных сообщений. Продираясь через ворох слов об «ориентированности на клиента», «искреннем желании помогать», «заботу о будущем» и «готовности идти вперед», Антон узнал, что «изменения в политике компании» весьма существенны. Речь шла не столько о банальном увеличении цен, сколько о кардинальном изменении вектора развития «Счастливой вечности». Если раньше они использовали схему, похожую на те, что применяют операторы мобильной связи, то теперь функционировали скорее как дорогая частная клиника. О причинах такого перехода он мог только догадываться. В памяти всплывали обрывки последних новостей — что-то об ужесточении налогового регулирования деятельности, связанной с постсмертным существованием, об ухудшении отношений с Евросоюзом и озабоченностью религиозных лидеров набирающей популярность технологией. Видимо, в силу всего этого компания решила отказаться от массового потребителя и сфокусироваться на обеспеченных жителях России. Впрочем, это сейчас совершенно не важно. Важно — сделать все, чтобы Оксану не отключили от машины. Он не простит себе этого.

Чувство глубочайшего стыда больно укололо его сердце. В последнее время он совершенно забыл про нее. Вернее, не забыл — Антон всегда помнил про свою жену, тем более, что на неё уходила значительная часть его расходов — но перестал уделять достаточное внимание ее судьбе. Он попытался припомнить, когда в последний раз вообще приходил в офис «Счастливой вечности» и виделся с ней. Это было еще весной. Неприятная мысль с размаху ударилась о виски — если бы он хотя бы раз зашел туда этим летом, ему бы сообщили обо всех изменениях. Было бы больше времени, чтобы справиться с этой ситуацией. Он мог бы поднажать и найти нужную сумму.

В первый год, когда Оксана стала, по терминологии специалистов компании, «пользователем услуг», он довольно много времени уделял мониторингу всех новостей о постсмертном существовании. Технология только недавно начала коммерциализироваться, и он как один первых клиентов «Счастливой вечности» пристально следил за ее развитием и вникал во все тонкости. Чтобы оплатить операцию, машину жизнеобеспечения и индивидуальный отсек, ему пришлось продать даже их дом. Семейный бюджет и так потрепанный долгой и изнурительной борьбой с болезнью просел настолько, что Антон был вынужден еще и довольно дешево отдать свою часть бизнеса партнерам. Но, конечно, он ни капли не жалел о потраченных деньгах и легко смирился с лишениями, которые теперь прочно вошли в его жизнь. Главное — закончился тот ад, в котором они жили. Вид угасающей на глазах жены, скорбные, отлитые из воска лица врачей, бессонница и панические атаки, череда дней, состоящих только из тревоги и отчаяния наконец остались в прошлом. В тот момент, когда на первичной консультации доктор обрисовал им возможности «Счастливой вечности», Оксана, кажется, впервые за много лет по-настоящему улыбнулась.

- Это давно не фантастика, - восторженно говорил доктор, выводя на экран цветные слайды, — хотя в каком-то смысле и фантастика! Я объясню сейчас простыми словами, а если вам для принятия решения потребуется более научное объяснение — дам и его. Мои слова могут вас удивить, но таковы научные данные — в их истинности вы можете убедиться сами, почитав соответствующую литературу. - с этими словами он вручил им по буклету. - Так вот. Мозг может существовать отдельно от тела. О теоретической возможности этого говорили еще в конце двадцатого века. Главное, исправно поставлять в него нужные элементы, в частности, глюкозу. Далее. Воздействуя на определенные рецепторы, мы можем создать у этого мозга...или человека, смотря как назвать, полноценное ощущение присутствия в мире, включая ощущение наличия тела.

- Я перебью? - робко спросила Оксана. - Это получается что-то вроде симуляции жизни?

- Нет. - улыбнулся доктор. - Мы стараемся не использовать это слово. Любой ученый скажет вам — то, что вы воспринимаете как реальность по сути является такой же симуляцией, иллюзией. Мозг ежесекундно создает перед вашими глазами несуществующий мир. Более того, даже восприятие вашего собственного тела как «вашего» является его уловкой. Реальность — это игра нейронов в голове, не более. Об этом я могу рассказывать долго, но предлагаю пока пойти дальше, а если понадобится — вернемся и к этому вопросу. Так вот. Изолированный мозг функционирует также успешно и получает такую же полноту восприятия «мира», как и тот мозг, который находится...на плечах. Конечно, он не может общаться с другими людьми или, скажем, наблюдать те места, которые не видел в… прежней жизни. Осознавая это, мы используем понятие «постсмертное существование». Потому что технически, конечно, отличия от обычного существования тут имеются… При условии исправности машины жизнеобеспечения мы можем полностью предотвратить нейродегенеративные изменения и продлить работу мозга на неопределенно долгий период. Фактически, речь идет о бессмертии.

- Но это все-таки не вполне нормальная жизнь. В смысле, Вы уверены, что такое существование приятно? - спросила Оксана.

- Можно сказать, уверены. Я сейчас объяснил вам, почему мы называемся «вечность», сейчас объясню, почему «счастливая». Наши чувства и эмоции — тоже продукт работы мозга. Правильно стимулируя нужные участки, можно вызывать в нем совершенно разные ощущения. Включая ощущение абсолютного счастья. Эту услугу и предоставляем.

Доктор встал со стола и начал ходить по кабинету:

- Представьте! Вместо жизни, полной страдания, боли, разочарований. Вместо постоянного страха смерти и болезней. Вечное существование, очищенное от всего кроме тотального счастья и радости. И мы можем себе это позволить уже сегодня. Вы можете себе это позволить уже сегодня. Вы имеете право на счастье. На вечное счастье!

После того, как Оксана перешла в постсмертное существование, жизнь Антона вернулась в более-менее привычное русло — он много работал, развивал новые проекты, оплачивал счета «Счастливой вечности», параллельно вникая в основы нейробиологии и находя в ней даже больше, чем утешение — надежду, что близок тот час, когда они с Оксаной снова встретятся по-настоящему. Свободное время он проводил около нее, подолгу пытаясь за кривыми линиями сигналов мозга, выведенных на экран, разглядеть ее мысли или даже, как говорили раньше, ее душу. Антон и сам не заметил, как эти походы стали частью его повседневности. Точно также через пару лет он не заметил момента, когда они перестали ею быть. Новый успешный стартап сулил большую прибыль и требовал к себе внимания. Антон стал приходить реже, затем и вовсе сократил контакт с «Счастливой вечностью» до периодического перевода денег и разговора с главным доктором о состоянии жены. Теперь же, подъезжая к офису, он сильно раскаивался в этом.

«Счастливая вечность» величественно сверкала позолоченным металлом на фоне голубого неба. В очередной раз Антон отметил, что здание похоже на чудной гибрид церкви и автосалона. Даже логотип компании, представляющий собой вариацию ленты Мёбиуса, вызывал в нем такие же неясные, одновременно тревожные и успокаивающие чувства, как и христианский крест.

Назвав цель своего визита девочке-администратору, он зашел в просторный стеклянный лифт и нажал нужную кнопку. Кабина с легким свистом воспарила наверх вдоль стеклянной стены, открывая взору красивую панораму города. Когда двери разъехались, первое, что Антон увидел, было массивным телом доктора.

- Антон Борисович, доброе утро! - традиционно улыбаясь сказал он.

- Не такое уж и доброе. - мрачно ответил Антон.

Доктор понимающе кивнул и пригласил его в кабинет.

- Понимаете, какое дело. Я буду с Вами честен — мы сейчас переживаем сложный период. - сказал доктор, размешивая сахар в кофе. - Как вы знаете, компания швейцарская — оборудование и большинство специалистов оттуда. Нынешняя политическая и экономическая обстановка в России вынуждает компанию переориентироваться. Нам вообще сильно повезло, что в Москве открылся офис — это был, между нами говоря, большой риск. Но «Счастливая вечность» появилась тут, на радость многим уже отчаявшимся людям. И мы делали и продолжаем самоотверженно делать свою работу.

- Дмитрий Яковлевич, давайте без лишних слов.

- Да-да. Конечно. Хотите кофе? - Антон помотал головой. - Нас обложили налогами, компанию фактически связали по рукам и ногам. Приходится крутиться. Как вы понимаете, поддерживать всю эту систему стоит огромных денег. Мы должны окупаться и работать с прибылью. Бизнес тоже никто не отменял. К тому же, мы испытываем на себе давление кучи разных организаций. От этих идиотских зоозащитников и экологов до каких-то непонятных религиозных учреждений. Поэтому «Счастливая вечность» меняется.

- Меня волнует одно — что будет с моей женой? - Антон произнес это практически по слогам.

- Ах, да. С вашей женой. - доктор сделал большой глоток кофе. - К сожалению, я не могу предложить ничего другого — Вам надо погасить задолженность. И...это, конечно, моя вина. Мне следовало позвонить Вам — все-таки Вы один из старейших наших клиентов. Но такая суматоха. Меня тоже можно понять. И, в конце концов, это ваша жена. - с едва уловимым нажимом сказал он.

Это был подлый прием. Из Антона будто разом выбили весь воздух. Он открыл рот, но понял, что не может произнести ни слова.

- У вас нет денег? - тихо спросил доктор.

- Выплатить всю сумму до пятницы я не смогу. - прошептал Антон.

Доктор вздохнул, встал со стула и прошелся к окну. Пару минут он задумчиво смотрел на деревья, а затем быстро вернулся за стол и придвинувшись вплотную к Антону сказал:

- Не переживайте. Главное — не переживайте! Мы найдем выход. Мы обязательно должны его найти. Смотрите! - доктор поднял руку и стал поочередно загибать пальцы. - Вы можете оформить у нас кредит. Условия вполне терпимые. Это раз. Можно попробовать транспортировать ее в Европу. Поддержание там обойдется Вам немного дороже, но вы выиграете время — если оформить заявку сейчас, машину пока отключать не будут. Это два. Насколько много Вам не хватает? Может, есть возможность занять у кого-то? Это тоже вариант.

Антон опустил голову. Происходящее стало казаться ему дурным сном.

- Есть еще одна возможность. - неутомимо продолжал доктор. - У нас сейчас действует акция для старых клиентов. Если вы приведете нам нового клиента — Вы получите бонусные баллы. Их хватит, чтобы покрыть задолженность.

Антон не поверил своим ушам.

- Привести нового клиента?

- Да.

- Но...но как Вы себе такое представляете? Это тоже самое, что советовать...услуги кремации друзьям. Нет, это даже более странно.

- Я не вижу тут противоречия. Если вы искренне довольны нашим сервисом — Вы вполне можете его советовать другим. Да, услуга специфическая, но…

- Нет. - Антон встал. - Мне надо идти.

Доктор начал вставать, но на полпути передумал и снова опустился на сидение.

- Я буду судиться! - крикнул Антон в дверях.

- Между нами, это тоже вариант. - кивнул доктор. - Вряд ли получится выиграть дело, но отсрочка будет.

Антон со всего маху захлопнул за собой дверь.

Следующие три дня он почти не спал. Перечитывал письма, искал информацию в Сети, рылся в тематических группах, где возможно обитали такие же, как и он.

К своему удивлению, Антон нашел целое сообщество людей, чьи родственники пребывали на посмертном существовании. Главные обсуждения там ожидаемо касалась изменений тарифных планов и цен «Счастливой вечности». Конечно, конструктивных идей люди почти не предлагали — в основном пытались разделить свое отчаяние с другими и неустанно осыпали проклятьями компанию.

Здесь же он читал истории тех, кто перевез своих близких в другие страны, где функционирует «Счастливая вечность»: Швейцария, Франция, Дания, Голландия. Их положение едва ли было лучшим. Кто-то действительно пытался судиться с компанией, писал петиции и жалобы в различные инстанции, напрасно требуя справедливости. Власти были глухи к их крикам, а швейцарские адвокаты слишком хороши.

Отдельную и самую удручающую касту составляли люди, которые не нашли до нужного срока денег и потеряли своих родных. Их потустороннее тихие голоса тонули в крикливом хоре тех, кого смерть еще не коснулась.

Кроме чтения чужих постов он делал и другие дела. Изучал процентные ставки банков, звонил друзьям, знакомым, а после и знакомым знакомых пытаясь взять сумму в долг. Слушал печальные извинения, смущенные пожелания, нервные отказы и длинные гудки.

На исходе третьего дня Антон заплакал. Подстрекаемые виски слезы вдруг сами полились из него солеными ручейками. Не форсируя их и не останавливая, он вышел на балкон и закурил. Надо бы увидеть её перед тем, как все закончится. Он этой неожиданной мысли все вокруг помутнело. Нет! Нельзя сдаваться. Еще есть один день.

Внезапно зазвонил телефон. Антон хотел было не брать трубку, но вспомнил, что это возможно перезванивает кто-то, кому он не дозвонился днем.

- Алло?

- Антон, привет. - это был его очень давний знакомый. Миша. Когда-то они много времени проводили вместе, но в какой-то момент общение прекратилось, и уже больше пяти лет они не разговаривали. Антон знал, что он занимается каким-то бизнесом в сфере нейросетевых архитектур, но подробностей не знал. Голос Миши сильно изменился за это время. Стал каким-то тусклым и тихим.

- Привет, Миша. Я тебе звонил…

- Да. Я видел. Не до этого было. Извини. Скажи, Оксана же лежит в этой «Вечности»? -

- Да, лежит. Я тебе и звонил…

- Слушай, ты у меня единственный из знакомых, кто разбирается в этой истории. У меня дочка болеет сильно. Может помнишь её?

- Да, конечно. Олеся. - дикая догадка вдруг сверкнула в мозгу у Антона.

- Уже не ходит. Вот. Мы со Светой подумали и склоняемся к варианту отправить её...ну...туда.

- Угу. - Антон затаил дыхание.

- Ты скажи, как там что вообще? По ценам я уже узнал. Меня интересуют условия конкретные. Что сделать надо и так далее.

- Да...да. Я тебе могу все рассказать. Давай завтра встретимся. Можно хоть утром.

- Хорошо. Тогда я тебе позвоню часов в 9. Договорились?

- Договорились.

Антон положил трубку, медленно, старательно делая каждый шаг, зашел в комнату, взял стакан и залпом осушил его.

Оксана сидела на высоком металлическом стуле на тонких ножках. Тысячи цветных проводков и трубок были подведены к ее голове. На двух стоящих рядом мониторах высвечивались различные цифры и графики.

Конечно, тела у нее не было — то, что он видел, было правдоподобно сделанной пластиковой моделью, которая помимо эстетической функции выполняла также роль вместилища для большого количество электронной начинки и питательных жидкостей.

Лицо же было настоящим, но в нем с трудом угадывалась его жена. Кожа сильно ссохлась и приобрела сероватый оттенок, черты обострились. Можно было подумать, что это голова трупа, если бы не глаза, без остановки бегающие по сторонам.

- Антон Борисович! - услышал он голос доктора. - Как я рад, что все разрешилось! Как я рад. Было бы очень жаль терять такого клиента. Серьезно Вам говорю.

Антон ничего не ответил, только пристально посмотрел на доктора.

- Ваш приятель кстати завтра уже приведет дочь на операцию. Мы поручим ее нашему лучшему хирургу — не сомневайтесь!

В следующую секунду он услышал взрыв, а затем истошные крики. Антон повернул голову и увидел человека, одетого в длинный черный плащ и черные спортивные штаны. На груди висело что-то похожее на деревянные четки. В руках человека находился автомат.

- Ублюдки! - заорал пришелец и открыл огонь.

Инстинктивно Антон прыгнул в сторону, загораживая Оксану. Первая пуля с хрустом влетела ему в ногу, следующая попала в живот, третья угодила в горло. Захрипев, он рухнул на пол, прижимая руку к кровоточащей ране. В метре от него в похожей позе лежал доктор. Антон попытался отползти, но чья-то нога опустилась на его поясницу.

- Ибо, вот, я лягу в прахе. Завтра поищешь меня, и меня нет. - услышал он распевный голос, а затем щелчок затвора.

+1
23:16
1098
14:46 (отредактировано)
и так, первая попытка объяснить суть компании попадается в начале второй трети рассказа и звучит так:
Если раньше они использовали схему, похожую на те, что применяют операторы мобильной связи, то теперь функционировали скорее как дорогая частная клиника.

теперь все понятно, конечно. Приборы жизнеобеспеченья в самом начале — ну клиника и клиника, вполне реально представляется. Точнее не реально, а своевременно. То есть не фантастично.
Думаю, описание компании можно было бы аккуратно вставить в письмо с информацией.
атем мрачно усмехнулся — даже всех его сбережений все равно не хватит.

Нигде не была упомянута конкретная сумма. Герой как бы знает что он в минусе, но, кажется о том, что есть лимит минуса не в курсе. Этот самый лимит ему не называют — как он понял, чт оему не хватит? Если же речь идет о балансе в компании, то лучше использовать не «банковские счета», а какую-нибудь другую формулировку.

Антон достал еще одну сигарету и, усмиряя трясущиеся руки, поджег. Волна гнева спала,

То у него руки трясутся, что волна гнева спала. Возможно, если «поджег» заменить на «закурил» исчезнет ощущение пропущенного действия.
Впрочем, это сейчас совершенно не важно. Важно — сделать все, чтобы Оксану не отключили от машины.

Оксана в данном случае — эффект рояля. Внезапно вылезла из кустов.
мысль с размаху ударилась о виски

Мне сложно по-научному объяснить, что именно меня смущает, так что спишу на вкусовщину. И все-таки конкретно мне странно, как один «предмет» смог ударить по двум «местам», конечно тут абстракция в плане мысли, но и ударить она не может если так рассуждать. А в рамках метафоры все равно странно звучит.

Больше без примеров. Общее впечатление о тексте: «Не верю!»

Из своих не очень глубоких познаний в медицине и помощи Википедии я вынесла: человек умирает конкретно тогда, когда умирает его мозг. То есть фактически, не из-за остановки сердца, а потому что остановка сердца привела к остановке подачи кислорода в мозг. Поэтому реально оживить человека в случае клинической смерти, если не прошло больше 6 минут.
Вспоминаются опыты с животными, когда через мертвые тела собак прокачивали кровь с помощью насосов и они «оживали», появлялось слюневыделение, открывались глаза, но сознания не было. То есть по факту -поддержать тело в жизнеспособном состоянии легче, чем мозг. В случае рассказа — это очевидно было бы возможно (в коме людей тоже поддерживают) потому что описанные технологии кажутся очень крутыми. Но в итоге мы имеем куклу с полумертвым полу реальным телом и зафиксированный в одних эмоциях мозг. Логично? Нет. Правдоподобно? в веке 15, возможно, имея перед глазами возможности нашей медицины — не очень.
Второе «Не верю»: мотивация героя. Вроде бы из полученной информации он должен был понять ущербность системы. В итоге он, веря, что его жена счастлива (но не имея возможности проверить это) и имея только надежду, что когда-нибудь ее воссоздадут полностью, ходит к трупу. Он же даже не понимает, думает ли она на самом деле. Человек, который так трясся над женой, что решил ее таким образом оживить, рано или поздно должен понять, что овчинка выделки не стоит, психануть и отключить все нафиг. Он может не делать этого и не думать так только в случаи четкой и мощной, прописанной автором мотивации. Не прост о" я так ее любил и так страдал" и больше не обращаться к этой теме. А с эмоциями после оживления. Иначе выходит что ему было норм с живым трупом, который не может тебе ответить вести беседы. А потом этот любящий и нежный вообще в гости ходить перестал. И все это подается как факт, пересказом. Обходя тему эмоций, метаний, решений.
Третье «Не верю» — ситуация с задолженностью. Он оплачивал счет пару недель назад. То есть контактировал если не с самой фирмой то с банком, не не верю я что никто вообще не уведомил его в таком случае о задолжености. Проводя параллель с интернетом ( что по сути и делает автор). У меня тариф без возможности пользоваться минусом. Задолженность тысяча, я оплачиваю 500 рублей — меня тупо не подключают к интернету! Максимально странно что «любящий муж» работающий только на то, чтобы оплачивать существование жены, так забил на этот вопрос. А еще Ведь в каждом из писем могла была весть что она скончалась из-за сбоя электричества например. Ну реально, даже в нашем мире есть отметка «важное» в почте и кнопка «спам».
Ну и четвертое, только уже не не верю. Финал.
Я не буду разбирать что и почему произошло, потому что тут все конкретно и одновременно нифига не понятно — что в народе называется «слили». Ну или еще вариант — такой себе бог из машин, который не решает проблему героя, а решает героя.
Но остановлюсь на другом: «любящий» муж, который страдает по жене, много лет оплачивает ее содержание, работает не в себя так что забывает ее навещать и вообще пропускает все на свете, берет и бросается под пули защищая ее. Человек который многое время даже в гости к ней не ходил. Который ее лицо не узнавал потому что страшное стало… Ладно «Не верю!»
В общем, чего действительно не хватает этому рассказу — героя. Его мотивации, характера, внутренних переживаний. Потому что несмотря на все что я написала выше — в рассказе чувствуется довольно конкретный конфликт ну или мотив — внутренняя борьба: отключить или не отключить, сдать дочь друга или не сдать. Но из-за убитой логики и не прописанного героя все это рушиться.
Про язык — довольно ровный, совсем чуть-чуть кривоватый, читабельный текст. Есть опечатки, где-то пропущено слово, где-то слиплись буквы. Диалоги в целом воспринимаются картоно, но есть с чем работать. Речи врача — классически рекламные и сиропные как раз хорошо зашли, потому что живо представляется, как такой сироп врач реально льет в уши клиентам. Понравился момент, когда он полез в письма:
Продираясь через ворох слов об «ориентированности на клиента», «искреннем желании помогать», «заботу о будущем» и «готовности идти вперед», Антон узнал,

Это хороший маркер стиля — очевидно, что еще практика и работа и автор выработает свой узнаваемый стиль.
И в этом рассказе, как по мне, если автору самому правильно вычленить внутренний конфликт героя и работать больше на него — будет толк.

P.s. Господи, какая же я зануда(
14:51
А в рамках метафоры все равно странно звучит.
Ну если мысль «взорвалась» в голове, то ударила она сразу по всей поверхности черепа) В том числе в виски)
14:56
ну вот, я же говорю — вкусовщина) Было бы использовано «взорвалась» я бы, наверное, не обратила внимание.
11:38
На мой взгляд, основная проблема рассказа в том, что основной конфликт (достать денег до срока) решается сам собой. Герой не делает ничего (если не считать чем-то звонок занятому другу). Но складывается впечатление, что старый друг Миша и так позвонил бы, потому что он знает, что у Антона в «Вечности» лежит жена.

Вот если бы Антон узнал о больной дочери и мягко намекал Мише на такую возможность, при этом ощущая, что поступает подло (а почему, кстати?), вот это бы сделало его интересным и глубоким.

И да, концовка, в которой героя просто убивают — слишком просто и лениво. Гораздо интереснее было бы развернуть всё к тому, чтобы Антон осознал, что такое существование, в котором твой любимый вместо спокойной смерти превращается в полу-пластиковый, полу-гниющий труп всего лишь попытка нажиться на чужом горе.

Из понравившегося: мир вокруг. Государство, которому плевать на своих граждан, «странные религиозные организации», которые, по факту, решают задачу уничтожения конкурента, елейные речи докторов. В мир веришь. А вот герою — нет.
06:47
через 5 дней часов в 9 числительные в тексте
оказался на балконе, где свободной рукой суетливо пытался поджечь сигарету.а вторая рука в наручниках была? или просто в заключении?
Почему Вы без почему обращение с большой буквы?
слабость в ногах заставила его опуститься на стул стул на балконе?
выделаете раздельно
На экран смартфона он призвал информацию через военкомат призвал?
куча лишних местоимений
Неприятная мысль с размаху ударилась о виски одновременно об оба виска?
онозмы
канцеляризмы
Когда двери разъехались, первое, что Антон увидел, было массивным телом доктора. eyes
небрежности в оформлении прямой речи
— Ублюдки! — заорал пришелец wonderпришельцы носят четки и спортивные штаны??? Спилберг до такого не додумался
Первая пуля с хрустом влетела с каким хрустом?
— Ибо, вот, я лягу в прахе. Завтра поищешь меня, и меня нет. — услышал он распевный голос, а затем щелчок затвора. какой щелчок затвора? там автомат…
и что это было? финал вообще неугребенный
рассказ напоминает рассказ про «Надпочечники Ltd»
тема давно обсосана, как кость
текст громоздок и коряв
роялизм
спортивные штаны выбиваются из образа
троечка с двумя минусами
Мясной цех