Олег Шевченко №1

Добро пожаловать в Лирстон!

Добро пожаловать в Лирстон!
Работа №628. Дисквалификация за отсутствие голосования

Путники подошли к рухнувшей повозке и стали разглядывать её, в надежде узнать, что случилось.

- Колесо. - Буркнул Салли.

Чив бросил взгляд на расколовшийся деревянный круг, облепленный снегом. Салли оказался прав, причиной крушения стало сломанное колесо. Может на него налипло слишком много снега, может оно просто отжило своё, но ситуация от этого легче не казалась, да и винить особо было некого, ведь даже если причиной был снег, то как ни крути, заметить эту неполадку под сугробами было невозможно.

Некоторое время путники стояли в абсолютной тишине, пытаясь осознать тяжесть ситуации, в которой они оказались.

- Что нам теперь делать? - Наконец спросил Чив. - Мы не можем дотащить пушнину на себе. Даже если мы нагрузим лошадей и сами возьмём, сколько поднимем, то большая часть всё равно останется здесь.

Салли промолчал.

- Мы должны дождаться кого-нибудь. Если это единственная дорога, а это так, то рано или поздно здесь кто-нибудь да появиться, верно?

- Ты замёрзнешь насмерть, прежде чем пожмёшь им руку, парень. - Ответил Салли, он всё ещё был не в духе от падения с телеги. - Не знаю в каких краях ты вырос, малой, но находясь в лесу, с кучей пушнины, тебе скорее перережут глотку, чем предложат подвести.

- Предлагаешь просто попрощаться с ней и идти дальше? - Чив уже начал жалеть, что напарника откинуло в сторону, а не прихлопнула перевернувшаяся повозка.

- Ты прав в одном - всё нам точно не унести! - Салли ненадолго задумался. - Но есть шанс взять ещё пару лошадей в Лирстоне и вернуться с утра за тем, что оставим здесь.

- Оставим?! Вот так просто? Может мне смастерить указатели «Здесь пушнина», чтобы её было проще найти? Ты твердишь о разбойниках, а тут товару на целую…

- Закопаем! - Отрезал Салли.

- Что? - Чив поначалу не понял, о чём тот говорит, но когда до него дошло, всё же прислушался к плану.

- Мы её закопаем под снегом… а телегу сожжём, чтобы никто ничего не подумал. Мало ли кто здесь костры разводил, а по телеге без колеса сразу поймут, что здесь что-то не так. Лучше сжечь!

Оба были с этим согласны и, хотя Чиву вновь пришлось прибегнуть совету Салли, он всё больше ненавидел это. Ненавидел Салли, за то, что он постоянно был прав.

План действительно оказался дельным и вполне мог сработать. Потому путники тут же распределили обязанности - Салли отправился разжигать костёр, а Чив перетаскивать пушнину, в небольшой овраг, подальше от дороги.

В тот миг они совершали самую большую ошибку в своей жизни.

Спустя полчаса и массу усилий, размахивая топором, Салли раздолбил телегу на части. Сделал он это так хорошо, что узнать по куче обломков телегу, теперь было невозможно. Конечно, будь она новая, браться за дело никто бы и не подумал, но к счастью, древесина оказалась трухлявой и старой, да такой, что она сама ломалась на части, едва Салли касался её топором. Он был этому рад. Теперь даже по углям никто не догадается, что здесь произошло. Наломав хворосту, Салли приступил к розжигу костра.

Чив же, всё то время занимался сохранностью товара, но у него, к удивлению, всё шло не так гладко. Он перенёс всю пушнину в овраг, зарядил одно из ружей (по совету Салли, естественно) и завернув в шкуру, положил его на самый верх пушной кучи, затем засыпал всё снегом, но у него возникла большая проблема. Снег почти перестал идти и следы зарытого «клада» были теперь, как на ладони. Чив перепробовал всё, чтобы избавиться от них, но безрезультатно. В конце концов, он пересилил себя и решил попросить помощь у Салли.

- Боже мой! - Воскликнул тот, когда пришёл на место, - Да ты как слон в посудной лавке! Думаю, теперь её найдут даже быстрее, чем если бы ты оставил её на прежнем месте. -Салли расхохотался. К нему вновь вернулось чувство юмора, а с ним и жуткий кашель.

- Что мне теперь делать? - Серьёзно спросил Чив.

- Знаешь, кто лучше всего избавляется от своих следов, парень?

- Воры?

Салли расхохотался, но Чиву было не до шуток.

- Воры берут и бегут, парень, им плевать на следы, они же не убийцы. - Сказал Салли. - А вот лисы…

- Лисы? - Чив был в недоумении.

- Эти твари лучше всего избавляются от своих следов! Пока они перебирают лапами, их хвост работает словно помело. Никаких следов!

- Предлагаешь мне искать лис прямо сейчас? Ты думаешь это смешно?!

Салли вновь залился хохотом и кашлем, но заметив, что парень не уловил смысла, продолжил уже серьёзным тоном.

- Раскопай одну шкуру, ту что по шире, да по пышнее. Возьми её как метлу и пройдись по всей этой чертовщине. Понял?

Чив всё понял.

Он сделал, как ему велел Салли и уже собирался направляться к костру. Как вдруг, среди деревьев возник человеческий силуэт. Обернувшись к костру, и убедившись, что это не Салли, Чив замер на месте, не в силах пошевелиться.

Наконец, он сообразил, что нужно делать и в первую очередь отвёл свой взгляд в сторону, как будто бы ничего не заметив. Его сердце колотилось, как никогда. Он свернул шкуру, которой заметал следы и убрал подмышку- Хорошо ещё, я закончил заниматься этим до того, как появился этот силуэт. -думал Чив. – Хотя нельзя быть уверенным на все сто. Не выказывая спешки, он направился к костру. Каждый его шаг давался с трудом, ему казалось, будто прямо сейчас незнакомец накинется на него и убьёт на месте. Ноги обмякли и стали совсем чужими. Самая долгая дорога в его жизни раскинулась в тридцать шагов, ровно столько отделяло его от напарника, лошадей, оружия и быть может жизни.

Шаги его сделались беззвучны, чтобы лучше слышать посторонние звуки, но глаза жмурились сами по себе, ожидая сильнейший удар в затылок.

Шаг… Ещё… Снова шаг.

Будто маленький ребёнок совершает свою первую прогулку.

До Салли оставалось совсем чуть-чуть, шагов пять, семь, как вдруг за спиной Чива раздался кашель.

Сердце почти отказало, а нервы сдали. Чив взвизгнул.

Салли резко обернулся в его сторону. Дуло ружья, которое он всё время держал наготове, смотрело теперь Чиву в лицо.

Парень едва не потерял сознание от страха. В туже секунду у него намокли штаны, но об этом, к счастью, так никто и не узнает.

Из-за спины напарника, Салли увидел робко выглянувшего старика. Он виновато улыбался и явно не хотел никого пугать. Салли расхохотался, заметив, что Чив сейчас умрёт от испуга. Его хриплый смех разрезал лесную тишину и звучал неприлично громко, на фоне едва слышимого треска костра.

Чив же не понял реакцию Салли и наконец, медленно обернулся сам. Перед ним стоял старый обросший, скрюченный старик. Он по-прежнему виновато улыбался и трёс руками перед собой, говоря этим, что не несёт никакой опасности для путников. Его шуба или скорее жилетка облезла и лишь местами на ней торчали клочки меха.

- Чего надо, старик? – Прокашлявшись, спросил Салли.

Тот сделал шаг вперёд, и выпрямился, насколько это было возможно. Громко проглотив слюну, он сказал:

- Я тут живу неподалёку. – он указал рукой в сторону, откуда пришёл. – Как снег поутих, я услышал треск, будто кто-то дрова рубит. Вышел поглядеть, что за звук, а он прекратился. Думал уже, показалось. А потом, через некоторое время, из окна гляжу и вижу свет вдалеке, вот и пошёл снова на улицу. Думал карета какая, но свет не двигается, решил, что костёр. Ну и решился сходить проведать, кто там стоит, вдруг помощь нужна. Если нужна, вы скажите, я тут недалеко живу.

Чив стоял, глядя на старика и потихоньку приходил в себя:

- А чего в кустах отсиживался? – спросил он, едва не перейдя на крик.

- А чего мне в пекло кидаться, не разобравшись. – серьёзно Сказал старик. – Как понял, что торговцы, так и подошёл. Откуда мне знать, что вы не головорезы, какие-нибудь… или ещё хуже… - Последнюю фразу он произнёс шёпотом, едва двигая губами он посмотрел на тёмное небо.

Сверху вновь начали падать небольшие хлопья снега.

- Ну хватит тут жути нагонять, старый маразматик! – Сказал Салли. – Давно там стоял? Что видел?

- С тех пор, как малой, свой второй полушубок от снега отряхал. А потом на меня уставился, уж думал заметил, а он полушубок свернул и к костру попёрся. Я за ним.

- А вот и заметил! – Гордо вставил Чив – Я ещё издалека приметил, как ты шёл, только решил тебя к костру выманить, чтоб рожу получше разглядеть!

- Значит, живёшь не далеко? Домой не пустишь, старик? – Спросил Салли. – Замёрзли мы, а труха, что собрали поблизости (он указал на костёр) скоро прогорит. Пару часиков бы отсидеться.

- Рагу давно не ели? – С ходу спросил старик.

- От еды бы сейчас только болван отказался! – Радостно прохрипел Салли и заулыбался.

Старик тут же, рукой велел им следовать за ним и не спеша повёл их к дому.

Чив поглядел на напарника и незаметно мотнул головой в сторону пушнины, чтобы напомнить ему о тайнике с товаром.

Салли понял его и кивнул головой, дав понять, что он не забыл и всё под контролем.

- А амбар у тебя есть, старый? – Крикнул он. – Нам бы лошадей пристроить, а то опять снег начинается.

Старик остановился и обернувшись, с удивлением на него посмотрел.

- Есть конечно, у меня и самого лошадь имеется. – Ответил он. – Только вот повозку придётся на улицу выгнать, а ни то друг дружке в бока дышать будут.

Услышав про лошадь с повозкой, Чив и Салли вновь молча переглянулись. У обоих проскочила едва заметная улыбка.

Салли быстро отвязал лошадей, и все направились к дому.

Стуча зубами и опережая старика, шёл Чив, его тело совсем отошло от испуга и вновь почувствовало холод. Несколько часов проведённых в сугробах дали о себе знать. Впереди, как мираж виднелось ведро горячей воды, в которой можно будет погреть ноги и тарелка сочного рагу, которое вряд ли обойдётся без добавки.

- Стой! - На полпути Салли резко остановился, широко раскрыв глаза, и уставился на старика. Он был в шоке, что забыл об этом спросить. – А табак у тебя есть, старик?

Старик молча кивнул и путники двинулись дальше. На лице Салли, теперь засияла улыбка.

Впереди показались владения старика.

Дом, к которому шли путники, находился в пяти минутах ходьбы от крушения телеги. Его стены были сделаны из камня, что местами осыпался и оголил деревянную основу, будто сама кожа, слезла и оголила рёбра. Крыша, изначально состояла из дерева, но со временем и она просела, а на её место пришли небольшие продольные тюки сена. Сквозь них торчала широкая печная труба, выпускающая густой дым. С окнами здесь тоже была беда, или скорее сказать - их был дефицит. На весь дом, пусть и небольших размеров всего один оконный проём, похожий на жалкую дырку в старом ветхом носке. В общем, это был скорее не дом, а кривая хибара.

Зато за амбаром уход был значительно лучше. По объёмам он едва уступал жилому зданию, хотя и предназначался для лошадей. Стены были тщательно выкрашены, а на дверях висел новенький замок.

Будь я на месте старика, - думал Чив.- я бы и сам жил в этом амбаре, а лошадей переселил бы в дом. Вот была бы умора, когда кто-нибудь пришёл. - Он едва сдержал смех ладонью, а затем обернулся и убедился, что никто ничего не заметил.

Салли привязал лошадей к дереву, недалеко от амбара. В первую очередь, он решил набить трубку, а уже потом заняться повозкой в амбаре.

- За пару минут, не помрут. – Сказал он себе под нос.

Старик запустил гостей в дом. К их удивлению, пространство внутри оказалось весьма уютным, но ещё больше радовала хорошо затопленная печь. Теплый воздух накинулся, как одеяло, согревая замёрзших путников. Чив скорее устроился на стуле, между столом и жаркой стенкой печи, прислонившись ко второй ладонями. Через какое-то время он почувствовал приятное покалывание на кончиках пальцев.

Хозяин дома тоже не стал медлить. Он быстро поставил посудину с рагу греться, затем подбежал к кровати, что стояла с другой стороны от печи, и вытащил из под подушки небольшой бумажный свёрток. Он вновь пересёк комнату и просунул свёрток Салли.

Внутри был табак.

Салли сиял как ребёнок, набивая свою трубку. Его руки едва заметно тряслись, а в глазах блестел огонёк. Следующие несколько минут он стоял в полном блаженстве и выпускал изо рта клубы табачного дыма.

Рагу было готово, и старик устроил гостей за столом. Оба путника получили свои долгожданные порции. Уже через пару ложек, Салли не выдержал и высказал своё изумление стряпнёй хозяина:

- Готовишь лучше, чем моя мамаша! - Сказал он.

Старик ухмыльнулся.

- Нет, я серьезно! - продолжил Салли.- Я пробовал много стряпни в дорогах, но чтоб так вкусно готовили простое рагу, вижу впервые! - он жадно засунул в рот ещё одну ложку.- Мои комплименты!

- В такой глуши это единственное блюдо на замену мясу. - заметил старик. – Хочешь, не хочешь, но если в залежах нет крольчатины или оленя, научишься готовить и это.

Салли уже не слушал его. После очередной порции добавки он откинулся на стуле и тяжело вздохнул. Его живот надулся и было чувство, что сейчас всё вылезет обратно наружу, но вместо этого Салли смачно рыгнул.

У Чива едва не пропал аппетит. Он хотел встать и запустить остатками своего рагу прямо в лицо напарника. Салли казался ему мерзким и отвратительным животным.

- Что привело вас в Лирстон? – спросил старик.

Салли глянул ещё раз на старика. На его потрёпанный жилет. Он понял, что старик не несёт угрозы и решил сказать правду:

- Вообще-то, старый, мы торгуем пушниной. Собственно за этим мы сюда и приехали.

Старик удивился:

- Если вы торговцы, - сказал он. – где же ваш товар?

Салли вздохнул, на его лице появилась улыбка.

- Это долгая история, старик. – сказал он. – Пока буду рассказывать, уж твой век подойдёт к концу! – он усмехнулся. – Спрятали мы, товар наш!

- Спрятали? – старик изумился. – В лесу? Это где же? В дупло, что ли запихали? Или на ветки забросили?

Старик рассмеялся. Будто дятел стучит – подумал Чив и тоже засмеялся.

- Закопали! – сказал Салли. – Да поглубже, так что не один болван не найдёт.

- А ежели не болван попадётся? – старик снова засмеялся, но Салли серьёзно на него посмотрел и тот замолчал.

- Мы у тебя телегу одолжим. – сказал Салли. – А как пихнём всё, в городе, так и обратно откатим. Может, и тебе накинем чего.

- Обойдусь, пожалуй. – сказал старик. Салли даже подавился кофе, от этих слов. – Мне денег с пушнины не надо!

- Первый раз слышу, чтоб от денег отказывались? Ты часом не болеешь, старый?

- Не стоит мне наживаться на чужих смертях. – серьёзно сказал старик.

Салли засмеялся.

- Да ты явно бредишь, старый! Пушнина для того и сделана, чтоб её добывать! Неспроста ведь все эти твари шкуркой обросли. Как раз для того, чтоб из неё шубы делать!

Салли рассмеялся пуще- прежнего.

- Не правильно это, ради своей шкуры, чужую снимать. – сказал старик. – С тебя ведь, гляжу, никто шкуру снять не пытается.

- Дак это только потому, что нет у меня такой ценности! Зато есть навык, который выжить позволит. А вообще, у каждого человека выбор есть, какую шкурку померить. Если хорошую надо, то будь добр добудь её с должным трудом! Они ведь на дороге не валяются. Даже самую непригодную нужно добыть!

Старик серьёзно посмотрел на Салли.

- И нравиться тебе это? – спросил он.

- Деньги в карман складывать? – сказал с удивлением Салли. – А кому такое не понравиться?

Старик снова хотел что-то сказать, но передумал. Чив сидел и размышлял над его словами. В комнате повисла тишина. Никто не издавал ни звука. Все смотрели себе в чашки и оглядывали дом.

- Много вы слышали о здешних местах? - Спросил ни с того ни с сего старик, оборвав напряжённую тишину.

- Дорогая пушнина и красивые бабы, этих слухов для меня достаточно! - сказал Салли.- Тем более, я уже здесь бывал и лично в этом убедился.

- И это всё, что вы знаете об этих краях? - удивился старик.

- К чему ты клонишь, старый? - Салли нахмурился.

Хозяин дома посмотрел в глаза обоим путникам, а затем молча уставился в окно, будто бы не расслышав вопрос.

- А что мы должны ещё знать?- спросил Чив.

Старик посмотрел на него хитрыми глазами:

- Я говорю о здешней легенде… Многие в неё верят.

- О чём она? - настороженно спросил Чив.

Старик вновь взглянул в окно:

- Скорее "о ком"…

- И о ком же?

- О местном чудовище… его называют… здесь его называют многоруким…

Салли плюнул в сторону, а затем вновь нахмурился. Чив же проглотил последнюю ложку рагу и вопросительно уставился на старика.

- Ну хватит с меня этой хрени! - Возмутился Салли. - делать больше нечего, как выслушивать рассказы старого маразматика. Лучше пусти меня в амбар, иначе наши лошади подохнут с холоду, пока ты несёшь всякую чушь!

Старик не стал возражать и тут же пошёл за ключом от амбара.

Чив вопросительно взглянул на Салли, но тот ничего не ответил.

Через минуту хозяин дома появился с ключом и позвал за собой путников.

Чив уже собирался встать из-за стола, как увесистая рука Салли легла ему на плечо.

- Я справлюсь, малой! - сказал он. - Отдыхай, у нас завтра тяжёлый день.

Чив удивленно на него посмотрел. Он не знал, как реагировать на такую любезность, но рассыпаться в благодарностях не имел никакого желания, а потому просто кивнул и остался за столом.

Прошло около получаса с тех пор как старик и Салли ушли загонять лошадей. Чив вздремнул, навалившись на печь, и теперь чувствовал себя как новенький. Голод ушёл, а тело согрелось и даже вспотело.

Наконец старик вошел в дверь и первым делом странно улыбнулся, увидев Чива:

- А твой напарник упрям как осёл, когда дело доходит до работы.

- Это точно. - сказал Чив и вспомнил, всё чем раздражал его Салли. Одной из причин было именно его упрямство и то, чтобы всё всегда делали по его правилам.

- Пришлось занять его лишней работой, иначе он не даст покою никому из нас. - Старик усмехнулся.

Чив нехотя улыбнулся ему в ответ.

Чайник с кофе уже остыл, и хозяин вновь поставил его на печь, а сам устроился за столом. В комнате повисла тишина и пьянящий аромат рагу. За окном медленно падали крупные хлопья снега, а в трубе устало завывал ветер.

- А вы знаете её?- тихо спросил Чив.

- О чём ты?

- Я говорю о легенде… Вы её знаете?

Старик пристально посмотрел на парня и понял, что в этот раз вопрос задан серьезно.

- Да. Я знаю её от начала до конца! – Гордо заявил он.

Чив внимательно уставился на старика.

- Ты не похож на своего друга. - Сказал старик. - Твой друг считает такие вещи выдумкой, тем самым отворачиваясь от правды.

- Он не мой друг. - ответил Чив.

- Может это и к лучшему. Опасно идти за слепцами.

- Я бы хотел послушать эту историю. - Сказал Чив.

Старик ухмыльнулся:

- И правильно. Хоть один из вас должен знать больше чем нужно.

Старик вновь поднялся из-за стола и принёс с печи чайник горячего кофе. Из металлического носика шёл пар. Поставив перед собой две кружки, он наполнил их кофе, затем подвинул одну Чиву, а другую забрал себе. Сделав несколько обжигающих глотков, старик опустил голову и задумался. Его взгляд застыл на собственном кофе. Было чувство, будто он боится упустить хотя бы часть этой истории. Чив молча смотрел на него и ждал, когда тот соберется с мыслями.

Наконец взгляд старика ожил и по-прежнему, не отрывая его от своей чашки, он начал:

- Как и у любой истории, у этой есть своё начало. Вот только здесь, это скорее корни, растущие из самых глубин.

Они тянутся с тех времён, когда люди пытались получить власть... пытались управлять... менять... создавать... держать всё под контролем... И в каком-то смысле им это удаётся, по сей день!

Вот только та власть, не для них!

Когда-то древние начали изобретать, чтобы облегчить себе труд. И на свет появилось оружие труда... и убийства! Они решили, что это необходимо. Решили, что иначе им не выжить. Тогда то они и совершили свои первые шаги к пропасти.

Греческие армии и войны положили начало людскому контролю над землёй. Они убивали, чтобы занять место, которое не принадлежит никому. Всё равно, что драться за воздух. А сколько людей погибли ради развлечения, убивая себе подобных на гладиаторских боях? Об этом лучше вообще молчать.

Мы почувствовали власть над другими и решили, что пришло время управлять собой.

Средние века научили людей экспериментировать над самым главным, что у них было - над жизнью. Тогда впервые человек решил победить смерть. Но какой ценой? Миллионы неудачных операций, миллионы смертей, миллионы последствий этого безумия!

И к чему мы пришли? К медицине? Или к ещё большому риску? Мы пытаемся зашить рану, полученную на войне, что разожгли, нанесённую оружием, которое создано нашими руками.

И напоследок, ко всему, что мы уже натворили... мы всё время создаем себе ложных богов! Император, Царь, Король, Правитель! Как громко это звучит и как глупо это выглядят... Всё равно, как узнать, что деревья управляют листьями.

Проходит время, но ничего не меняется… всё это липнет друг на друга, словно снежный ком. Человечество никогда не поймёт, что делает что-то не так, оно лишь добавить масло в огонь! Бесконечные войны, правления, смерти, убийство всего живого, что нас окружает... всего, что нас создало.

А что бывает, когда овца идёт не туда?.. Верно! Такая овца попадает к волку.

Вот и для человека нашёлся хищник...

И зовут его - Многорукий...

Дело в том, что именно руки человека становятся главной проблемой его существования! Звучит смешно, но ведь не головой он изготавливает оружие. Голова зарождает идею, но именно руки воплощают всё это в жизнь. Именно руки забирают жизнь у всего живого на этой земле! С давних времен руки человека выступают символом господства. Древние люди оставляли свои отпечатки на скалах, египтяне изображали жесты руками, чтобы описать то или иное явление, поднимали руки, чтобы призвать богов...

Выходит именно руки - единственная, необходимая человеку часть. Часть, приносящая массу проблем и неприятностей... Гнилая, испорченная часть человека.

И единственный способ избавить человечество от бед - это избавить его от собственных рук... (старик ухмыльнулся, но тут же вновь помрачнел) Вот почему он пришёл... Он не убивает людей! Он лишает их самого ценного!

Хочешь знать кто такой многорукий?

Спаситель... Вот кто он!

Старик замолчал. Чив сидел неподвижно. Он не знал что сказать. За всё время рассказа он ни разу не отпил кофе из своей чашки. Во рту пересохло, и Чив провёл едва влажным языком по губам.

- Но его ведь не существует? - осторожно спросил он.

Старик взглянул на него из подлобья. Его взгляд стал глубоким и помрачнел как никогда. Он долгое время молчал, а Чив боялся отвернуться от его тяжёлого взгляда. Наконец старик сказал:

- Скорее всего, ты прав…

От этих слов Чиву стало немного легче. Вообще, он не считал себя очень уж впечатлительным юношей, но подобные истории парою вводят в ступор и действительно заставляют задуматься. Он сделал глоток и немного подержал кофе во рту, чтобы прочувствовать его вкус. Кофе оказался вкусным.

Странная история оставила гадкий осадок в сознании Чива. Он думал о том, как можно заживо лишить человека рук? О том, как быть с раной, что останется на их месте? Останется ли она вообще? В конце концов, он пришёл к выводу, что всё это бред. Бред одинокого старика, что живёт в лесу и по-видимому, сильно нуждается в общении. Скорее всего, никто знать, не знает об этой легенде, а старый маразматик просто не в себе, раз выдумывает такие вещи. После этих мыслей, Чив почувствовал неприязнь к хозяину дома. Он ещё раз взглянул на старика. Тот сидел неподвижно, разглядывая одёнки кофе в своей чашке, казалось, будто он отключился. У него точно крыша поехала - подумал Чив и молча встал из-за стола. Он слил кофе обратно в чайник. Допивать его совсем не хотелось, теперь он уже не казался таким вкусным, наоборот, он был очень приторный, такой, что сводило скулы.

Старик не поднял голову, когда гость вышел из-за стола. Оно и к лучшему. – подумал Чив. – Лучше пойти проведать Салли, пока этот псих не вспомнил ещё какую-нибудь байку.

Он почти открыл входную дверь, когда старик вдруг обернулся и ухмыляясь сказал:

- А может спросить у твоего друга, сопляк? Правда это или ложь?!

Всё внутри Чива резко перевернулось. Грубый вопрос, который задал старик, вызвал в нём панику. В этот раз ему не хотелось показывать свой характер, напротив, ему по-настоящему стало страшно…

Спустя мгновение, он собрался с мыслями и, схватив у входа фонарь, выскочил на улицу. Снег падал огромными хлопьями. Видимость вокруг дома заканчивалась в пределах четырёх шагов, ровно столько мог одолеть свет лампы. Другой источник света исходил от амбара, но до него ещё нужно было добраться, а внутренний голос Чива подсказывал, что сделать это нужно, как можно быстрее.

Ветер бросал снег в лицо, словно осколки битого стекла, а сугробы под ногами, казались капканами, что намертво хватают и сковывают движения. Чив знал, что старик остался внутри, но чувствовал, будто кто-то преследует его, дышит в спину. Прямо как в тот раз, у тайника с пушниной. - подумал Чив. - Дважды испытывать судьбу не стоит. Он резко обернулся, и некоторое время жадно вглядывался в темноту. Позади никого не было, но чувство преследования, всё же осталось при нём.

"Нужно найти Салли и убираться отсюда поскорее"

Свет от амбара становился всё ближе, но хлопья снега, налипая на ресницы, напрочь заслоняли видимость. "Ещё чуть-чуть".

Чив вновь обернулся. За спиной опять не было никого. Тщательно изучив темноту позади, он снова повернулся к амбару. В эту же секунду он застыл на месте.

Амбара впереди больше не было.

Он исчез вместе со светом, что исходил от него. Вокруг воцарилась бесконечная, давящая тьма.

Чив думал, что всё потеряно. Самые ужасные мысли закрались в его голову, в тот миг. Но почти сразу, за ними пришла спасительная, успокаивающая мысль, словно кто-то скинул канат в глубокий колодец. "Салли просто погасил лампу! Неизвестно зачем, но это он! Это Салли!"

Чив едва не окликнул своего напарника, но промолчал. Он, что есть сил, рванул сквозь сугробы, к тому месту, где ранее был амбар. Он и сейчас там был, по крайней мере, Чив действительно в это верил. Он даже смог разглядеть его силуэт. Такой чёткий, как будто подсвеченный лунным светом.

В это же мгновение нога Чива ударилась о какой-то жёсткий предмет, словно мешок с овсом лежал прямо в снегу. На скорости Чив пролетел вперёд и приземлился лицом вниз. Фонарь выскользнул из руки, отлетев в сторону. Жёсткий холодный снег вонзился в лицо, как лезвия опасной бритвы.

На мгновение, вокруг всё стихло. Пропал даже ветер.

Чив поднял голову. Лицо было залеплено снегом, а кожу безумно щипало. Сквозь белую пелену на глазах он увидел свет фонаря. Нужно было лишь немного сдвинуться и достать его.

Чив подполз в правую сторону, ухватил фонарь обеими руками и перевернулся на спину, прижав его к груди. Он медленно поднял голову и огляделся. Никого. Затем он вновь перевернулся, встал на четвереньки и поднял фонарь чуть выше, чтобы оглядеть местность вокруг. То, что он увидел, мгновенно кинуло его в дрожь. От испугу он машинально отпрыгнул назад, а дыхание спёрло. Сердце будто остановилось, и на глазах навернулись слёзы.

Снег, окружавший его, огромными пятнами покрывала кровь.

Спасительная мысль исчезла. Кто-то резко обрубил канат и захлопнул колодец снаружи. Последняя надежда растворилась в огромных багровых пятнах на белом снегу. Всё кончено…её так много…почему так много… Чив попятился назад. Он больше не чувствовал боли на своём лице. Он также перестал чувствовать её на руках, которыми толкал себя назад, каждый раз погружая ладони в холодные сугробы. Фонарь лежал теперь у него на коленях и обжигал стеклянной колбой ноги, но и этого Чив не замечал. Лишь страх… Страх, который быстро заполняет колодец.

Рука Чива коснулась мешка, что лежал в снегу. Не хочу знать что… это он… он здесь… я не хочу… об него я и запнулся… господи помоги мне… не хочу знать что это… я не хочу…

Чив закрыл глаза и взял фонарь с колен. Он осторожно повернулся, сел перед предметом, что валялся в снегу и вытянул фонарь. Медленно открыв глаза, он заплакал.

Колодец был доверху заполнен.

На окровавленном снегу лежало тело Салли. В верхней части оно причудливо сужалось и выглядело абсолютно не естественно. Всё было на своих местах, кроме рук… Руки… Их не было совсем. Снег налипал на струйки крови, вытекающие из его предплечий, и таял, превращаясь в небольшие сгустки. Салли был без шубы, лишь рубаха и штаны, не было даже обуви. В темноте его невозможно было узнать. Широкие плечи куда-то пропали, именно пропали, должны быть, но их нет! Лицо и тело измазано чем-то тёмным, словно смолой. Лишь при свете фонаря можно было понять, что это кровь. Кровь повсюду… Даже колодец был наполнен кровью…

Чив опустил фонарь в сугроб. Смотреть здесь было не на что. Он зажмурил глаза, пытаясь избавиться от образа безрукого, окровавленного напарника, но не смог. Их нет… Должны быть, но их нет… Слёзы замерзали прямо на щеках. Ему казалось будто Салли ещё жив, просто спит… Спит измазанный в собственной крови. Сквозь собственные всхлипы он услышал стон. По началу, стон был похож на его собственный, но этот был каким-то хриплым. Таким же хриплым, как голос Салли…

Чив открыл глаза и вздрогнул. Салли смотрел прямо на него и шевелил губами. Изуродованное тело, что лежало в лужах собственной крови, пыталось ему что-то сказать.

- Таа..рии..ик… - Глаза Салли повылазили наружу, а на лбу вздулись вены. Он не говорил, а скорее шипел. Изо рта его вытекали слюни смешанные с кровью. – ст…таа…риииик!

Чив понял, что хотел сказать напарник и закивал головой. Он почти не видел его из-за слёз на глазах. Картинка совсем расплылась, даже фонарь внизу казался лишь бликом света. Тогда Чив наконец понял, что значил для него напарник. Он не просто привык к нему, за всё время, что они работали вместе, Салли стал для него почти как отец. Он стал для него наставником. Вся та ненависть и злоба к нему, улетучилась в один миг, вместе с осознанием, что Салли больше никогда не будет рядом. В конце концов, возможно, только это и пугало Чива. Он опустил голову и прижался к груди напарника. Его ухо намокло. Рубаха Салли тоже была холодной и мокрой.

- Бии…иии! – Салли вновь пытался что-то сказать. – бее…ииии!

Чив не мог ничего разобрать и поднёс ухо почти вплотную к губам напарника.

- Бе…гииии!

Чив поднял голову и увидел испуганные глаза Салли. Его взгляд был прикован к чему-то позади Чива. В ту же секунду он почувствовал сильнейший удар в затылок и упал лицом вниз.

Колодец.

Голова раскалывается, как после кувшина бренди. Он чувствует, что кто-то тянет его за подмышки. Один из сапогов спадывает с ноги, но он не в силах что-либо с этим сделать…

Колодец полон.

Снега больше нет, но одной ноге очень холодно. На ней нет сапога, но он не может вспомнить, куда он делся. Теперь он чувствует, что по шее и спине что-то течёт. Что-то тёплое. Боль в голове стала менее расплывчатой, теперь она бьёт в одну точку. Необычное чувство холода в затылке пугает и освежает разум одновременно. Чив открыл глаза. Амбар. Он внутри него. Нет сомнений, вот только лошади и повозки, о которых говорил старик тут нет. Вокруг вообще ничего нет. Перед глазами Чива лишь огромные амбарные ворота, но они заперты. Замок, что висел снаружи, теперь держит двери изнутри. Чив моргнул несколько раз и убрал остатки влаги со своих глаз. Теперь картинка стала очень чёткой. Ворота расположены достаточно близко, а значит, он сидит не у стены, а скорее в середине амбара. В четырёх углах расположены фонари, причём те, что сзади, явно находятся выше. Они отбрасывают на стену с воротами продолговатые тени, висящих под крышей предметов. Чив и раньше видел такие тени. Ещё в детстве, до тех пор, пока не умерла его бабушка, он приезжал к ней каждое лето и помогал по хозяйству. Рядом с её домом тоже находился амбар. В нём старушка хранила все инструменты, но что самое главное, это было место, где она каждый месяц готовила вяленую рыбу. Вонь стояла сумасшедшая, даже в доме невозможно было спать в тех комнатах, что выходили на амбар, но старуха явно лишилась обоняния, ещё задолго до того, как обзавелась этим хобби. После того как рыба была готова, она развешивала её под крышей, в том же амбаре и хранила там до тех пор, пока все запасы не будут съедены. Чив не любил находиться в амбаре, когда там висели эти лакомства, но ему всё же приходилось брать оттуда инструменты. Когда под вечер, он заходил туда с лампой, крепко зажав нос пальцами, на крыше образовывались десятки продолговатых теней, отброшенных этой рыбой.

Амбар, в котором Чив находился сейчас, на удивление совершенно не пах рыбой. Запах был спёртый, несмотря на то, что на улице стоял мороз, свежести здесь не было никакой. Скорее тухлятина! Это не было похоже на тухлую рыбу (Чив знал, как она пахнет в любом виде и просто не мог спутать), скорее тухлое мясо. Душок, или вернее - жуткий смрад разложившегося, испорченного мяса, тут же вызывал бы рвотный рефлекс у кого угодно, но только не Чива. Годы тренировок, заключённых в походах в сарай каждый день принесли свои плоды. К запаху тухлятины у него давно выработался иммунитет.

Чив ещё некоторое время пытался прийти в себя, в надежде, что головная боль исчезнет насовсем, но чувство, будто игла вонзилась ему в затылок, по-прежнему оставалось при нём. Ждать было бессмысленно. Мало того, после всего, что случилось с Салли, он понимал, что ожидание может его убить. Чив ещё раз проморгался и попытался дотронуться до затылка, но у него ничего не вышло. Руки были скованны за спиной, и только сейчас он почувствовал давящие на запястья узлы. Паника вновь охватила его. Он попытался освободиться от верёвки, но безуспешно. Кисти затягивало ещё туже. Руки начали стонать, хотя до этого он их даже не чувствовал. Чив поджал одну ногу и встал на колено. Боль в голове тут же дала о себе знать. Волосы на затылке намокли и прилипли к шее. Чувство было не из приятных, хотелось немедленно их убрать. Волосы? Вот что тебя сейчас беспокоит? Он сейчас же отбился от этих мыслей и попытался сосредоточиться на самом главном. Замок! Вот что действительно должно было заботить его с самого начала. Новенький смазанный замок висел изнутри. Сердце Чива вновь, начало выпрыгивать из груди. Если замок внутри… значит и он здесь… наверняка он стоит за спиной и ждёт, когда я начну искать его, как глупая лань! Подумав об этом, Чив помрачнел. Он чувствовал себя ужасно напуганным и теперь ненавидел себя за это. Как будто всё это время над ним жестоко издевались, не причиняли боль, а специально вызывали страх. А он, в свою очередь, охотно подыгрывал, доставляя всем удовольствие. Сердце успокоилось. Тряпка… жалкое зрелище! Твоего друга убили, а ты обоссался! Тебя тоже убьют! Последняя мысль странным образом успокаивала и одновременно придавала сил. Тогда, что ты теряешь, сопляк?! Страх сменила злость. Его брови нахмурились, а скулы были напряжены. Он попытался подняться, но вдруг, на его плечо свалилось что-то тяжёлое. Чья то рука…

- Уже уходишь? – за спиной послышался голос старика. На его лице чувствовалась ухмылка.

- Тварь! – закричал Чив, не оборачиваясь к нему. – Ты убил его!

- Хочешь назвать меня убийцей? – спокойно спросил старик. – А кто тогда ты?

- Заткнись! Заткнись! Это бред! Ты старый, больной мерзавец убил человека, только потому что он выполнял свою работу. Зарабатывал на жизнь!

- Нет. – сказал старик. – Я его не убил! Даже тут я был более милосерден, чем он, выполняя свою работу. Я его наказал! Лишил его самой испорченной части человечества!

Старик хихикнул.

- Ты наверное думал удрать. – сказал он. – Не ждал, что я и за тобой пойду?

Нет, тебя то я и ждал! - Подумал Чив. Повернув голову, он увидел лицо старика. Его рот растянулся в ухмылке, а брови изогнулись буквой «v», от чего он ещё больше стал похож на сумасшедшего. Он и есть сумасшедший! – осёкся Чив. Злоба и ненависть теперь заполняли этот колодец. Ему хотелось убить старика здесь и сейчас. Убить за то, что он сделал с Салли. Убить, только за его безумие! В конце концов - убить за то, что заставил его боятся! В эту же секунду Чив стиснул зубы и оттолкнулся голой ногой от земли. Он буквально прыгнул на старика. Оба повалились на землю.

- Я убью тебя, старый мерзавец! – Заорал Чив. Он никогда не видел в себе столько ненависти. Она как будто придавала ему сил. Боль в голове уже не была такой явной. Теперь всё его внимание сосредоточилось на наглой ухмылке. Старик начал смеяться. На мгновение мурашки пробежали по телу Чива, от этого безумного смеха. Но в ту же секунду он отвёл свою голову назад и со всей силы ударил ею в лицо противника.

Боль, рассеклась по всей голове, как молния. Это того стоит! Чив взглянул на старика. Его нос был неестественно свёрнут в правую сторону. Из обеих ноздрей вытекали аккуратные струйки крови. Старик явно не был готов к этому, на какую-то долю секунды в его глазах промелькнуло удивление и даже испуг, но затем всё это вновь растворилось за маской безумия. В один миг его лицо изменилось до неузнаваемости. Глаза полностью почернели, наглая ухмылка превратилась в звериный оскал. Дёсны и зубы вылезли наружу, а челюсть заметно увеличилась в размерах. На лице выступили все вены, по которым явно не текла кровь. Их цвет стал почти чёрным. Руки, ноги и даже шея этого существа вытянулись в два раза. Кости в некоторых местах выпирали наружу так сильно, что с лёгкостью могли порвать кожу. Старик бесследно исчез. Теперь перед Чивом предстал то самое мерзкое чудовище… Многорукий!

В какую-то секунду, страх снова попытался вернуться к Чиву, но было уже поздно. Ненависть переполняла его тело до кончиков пальцев. Места для страха или других эмоций в нём уже не осталось.

Существо, что ранее спало в дряхлом старом теле, теперь тоже пробудилось с неистовой яростью. Оно схватило Чива за плечи, так что его пальцы разорвали кожу и вошли внутрь. Чив закричал. Тварь, что вцепилась в него, заживо пыталась вырвать его руки. Он чувствовал, как плечевые кости медленно отдаляются в сторону от груди и лопаток. Чив поджал к животу ногу, что всё ещё была в сапоге. Огромным усилием он занёс колено как можно выше и вышиб каблуком челюсть противника. Тварь ослабила хватку, и ему удалось вырваться из её лап. Не медля, Чив вскочил на ноги и продолжил бить каблуком в тоже место, пока чудовище не отшвырнуло его в сторону.

На секунду всё потемнело.

Яростный крик чудовища привёл его в чувства. Чив открыл глаза и почувствовал, как по затылку снова течёт кровь. Его откинуло в заднюю часть амбара, прямо к стене. Об неё он и ударился головой. Ещё один такой удар и мозги вылетят как фейерверк! Он помотал головой, сознание снова прояснилось. Тварь, что откинула его, уже поднималась на ноги. Она была огромной. Вдвое больше, чем сам Чив. Теперь изо рта её капала чёрная густая кровь, а дыхание участилось, как у собаки. Чив быстро огляделся по сторонам. Вдруг, справа от себя он заметил деревянную рукоятку, придвинутую к стене. Топор! Салли… Весь его металлический наконечник был залит кровью и теперь она стекала на пол. Чив не стал долго думать и ногой подтолкнул топор к себе. Он схватился за наконечник руками, связанными за спиной и резко провёл верёвкой вдоль лезвия. Его правую ладонь вспорола холодная сталь. Верёвка упала. Твари оставался ещё один шаг, чтобы добраться до него. В этот момент Чив схватился разрезанной рукой за рукоятку топора и с размаху вынес его из-за спины.

Топор замер в нескольких дюймах от ноги чудовища. Оно остановило его своей огромной костлявой лапой, перехватив рукоять. В эту же секунду тварь выхватила топор из руки Чива, и вонзила ему в левое плечо. Боль была адской. От неё, на глазах снова проступили слёзы. Сдержать их теперь было невозможно, всё равно, что пытаться сдерживать мурашки на коже. По-прежнему холодная сталь теперь намертво засела в теле Чива. Он закричал. Тварь, не обращая внимания, на крики своей жертвы, схватила его за грудь и швырнула в другой конец амбара.

На этот раз Чив приземлился на спину, чудом не ударившись головой. Левая рука совсем онемела, но боль от раны расползалась по всему телу. Ещё мгновение Чив лежал не в силах пошевелиться. Наконец он схватился здоровой рукой за топор и выдернул наконечник из своего плеча. Голова закружилась от боли, и он зажмурился, крепко стиснув челюсть. Не в силах держаться он вновь выдал оглушающий крик. Вторая рука ослабла, и топор выпал на землю. Тварь уже неслась к нему, через весь амбар. Она быстро дышала, а из пасти вылетали слюни, вперемешку с чёрной кровью.

Чив собрал все свои последние силы и нащупал топор. Открыв глаза, он увидел, как безумная тварь бежит на него. Ближе сука! Ближе! Ещё ближе! Тварь была совсем рядом, когда Чив, в последнюю секунду подбросил топор вверх. В то же мгновение на него обрушился фонтан чёрной крови. Тварь не успела затормозить и вспорола себе брюхо холодным, как лёд лезвием топора. Теперь ты чувствуешь это, тварь?! Она перелетела через Чива и приземлившись на землю издала чудовищный крик. Её кишки вывалились наружу, а кровь хлестала без остановки.

Боль в руке отступила. Напротив, Чив чувствовал удовлетворение, когда видел муки чудовища. Он поднялся с земли и поднял топор. Наблюдая, как мучается тварь, он подошёл к воротам. Замок на них выглядел прочно, но попытаться всё-таки стоило. Несколько раз Чив ударил по нему топором со всей силы. Учитывая, что делать всё это ему приходилось одной рукой, он явно не ожидал, что уже с четвёртого удара замок упадёт на землю. Ворота слегка приоткрылись, и сквозь щель ворвался приятный морозный воздух. Тогда же Чив вспомнил, что на нём нет одного сапога. Звон от ударов по замку ещё не утих в ушах, но он уже слышал вой ветра. Ради этого стоит жить…

- Пора положить этому конец… - Чив закинул топор на плечо и повернулся к чудовищу. Оно по-прежнему лежало на полу.

Он почти подошёл к нему, когда тварь перевернулась на спину, обнажив все свои внутренности и стихла, уставившись на потолок. Глаза его смотрели туда, не отрываясь, и Чив тоже поднял голову.

Колодец опять заполнился…

Мурашки пробежали по всему телу, а руки Чива затряслись. Он стоял не в силах сдвинуться с места и смотрел вверх. В горле встал ком.

Под крышей амбара, подвешенные за верёвки висели десятки, а может и сотни разлагающихся человеческих рук. Они были сморщенные и высушенные из-за отсутствия в них крови. Кожа сжалась, по складкам она больше походила на кожуру изюма или чернослива, только бледного зеленоватого цвета. Местами на руках виднелись белые точки, а порою и пятна. Это были трупные черви.

Чив не выдержал и его стошнило. Ещё не переваренное рагу, вместе с добавкой, полностью вышло наружу. Во рту теперь стоял вкус желчи, а густая слюна, вызывала повторный спазм, мерзко растягиваясь от губы. На мгновение Чив увидел, как чудовище, в считаные секунды приблизилось к нему, но среагировать он не успел.

Будто кувалдой, оно ударило его в грудь своей окровавленной, костлявой клешнёй. Что-то хрустнуло. Чив вновь погрузился в тёмную бездну. Его тело откинуло, как куклу в дверной проём. Топор вылетел в сторону, а сам он приземлился в холодный, колкий снег. Ещё один полёт… Я как птица… Освежающий лежак быстро привёл его в чувства. Чив попытался сделать глубокий вдох, но слишком резко, от чего дыхание сразу спёрло, а в груди образовалась ноющая боль. После нескольких таких попыток, вздохнуть всё же удалось, но боль так и не ушла. Тварь переломила ему несколько рёбер. Его глаза открылись. Господи, сколько звёзд! Он собрался с силами и поднял голову. Тварь медленно выходила из амбара, одной рукой держась за дверь, а второй держала часть своих внутренностей. Чив улыбнулся. И тебе досталось, красавец! Он стал не спеша, контролируя (насколько это было возможно) свой уровень боли, выбираться из снега. Надежда отыскать топор в сугробах, была бы таким же безумством, как надежда найти его в своём кармане. К счастью, у Чива появился другой план. Поднявшись на ноги, он ещё раз оглянулся, чтобы убедиться, что тварь всё ещё идёт к нему. Он не ошибся. Она была уже совсем близко, в нескольких шагах. Её челюсть открылась, а по дёснам всё также стекала чёрная кровь. Глаза чуть закатились от боли, но взгляд по-прежнему оставался звериным, полным ненависти и безумия, готовым в любую минуту разорвать свою жертву на части.

Не отставай! Чив отвернулся и пошёл прочь от амбара, уводя за собой мерзкого монстра. Он шёл, не оборачиваясь, лишь прислушиваясь к учащённому дыханию и тяжёлым шагам своего преследователя. Босая нога совсем онемела, холодный снег вонзался в её кожу миллионами острых иголок. От каждого шага образовывалась боль. Она утекала вверх и ударяла в грудь, затем в плечо, а после уходила в затылок. Хотя, если подумать, наступая на босую ногу, боль всё-таки была меньше, своего рода мягче растекалась по своим местам и принималась ими. Помимо боли, по всему телу стекала кровь, но по-настоящему противно стало лишь тогда, когда она дошла до паха. Во рту стоял вкус желчи, и было чувство, словно кусочки, выходившего наружу рагу, застряли где-то в зубах и на дёснах.

На всё это Чиву было абсолютно плевать.

Он шёл вперёд и вёл за собой тварь. Путь оказался по-настоящему длинным. По меркам Чива, они шли почти вечность, но и на это ему было плевать. Он должен был идти. Идти и вести за собой тварь. Он шёл туда, откуда они ранее пришли. Шёл по своим следам… по следам лошадей, что вместе с ними прошли весь путь… по следам своего напарника… Салли. Он шёл и видел следы живых.

- Почти на месте… - шёпотом произнёс он и улыбнулся, когда увидел угли от костра, что разводил Салли.

Чив слышал, как тварь дышит ему в спину, но всего полшага не хватает ей, чтобы достать до него. Он ускорился. Ещё издалека Чив начал пристально разглядывать поляну, к которой шёл. Ошибиться было нельзя. Где же ты? Он жадно искал глазами лишь одно место на снегу. И наконец, взгляд его замер. Теперь он шёл именно туда. Вот! Должно быть здесь! Точно здесь! Словно охотясь за невидимой рыбой, Чив вонзил обе руки в сугроб. Ради бога, пусть оно будет здесь! Его ладони упёрлись в мягкую пушнину под снегом. Он ошибся…

Тварь уже была сзади. С яростной силой она вонзила свои длинные пальцы в его раненное плечо. Чив заорал. Кровь из руки хлынула с новой силой, а в глазах помутнело. Безумно крича, чудовище сначала подняло его вверх, держа лишь за одну руку, а затем, с силой кинула вниз, целиком погрузив его тело в сугроб. Дыхание вновь спёрло. Отверстие в руке стало ещё больше, казалось, теперь она держится на одной коже. Но неожиданно в колодце снова была верёвка… При падении, в спину Чива резко упёрся жёсткий предмет.

Тварь нависла над ним. Её кишки вываливались, а чёрная густая кровь заливала всё вокруг. Её пасть стала огромной, ноздри расширились. Чудовище издало оглушительный рёв.

Чив успел занести здоровую руку за спину и схватить жёсткий предмет, прежде чем тварь подняла его перед собой и вновь открыла пасть.

- Сдохни, мразь. – прошептал Чив.

На секунду в глазах твари был виден страх. В тот же миг, под её пастью раздался щелчок ружейного курка. Прогремел оглушительный выстрел.

Челюсть монстра отвисла. Остальная часть головы разлетелась на маленькие ошмётки, а дождь из крови оросил всё вокруг. Руки чудовища отпустили Чива и они оба рухнули в снег.

Колодец бесследно исчез, растворился. Всё опять стихло. Чив лежал в снегу, покрытом чёрной кровью и смотрел на небо. Господи, сколько звёзд! Как же их много! Глаза опять намокли, но теперь ему было всё равно…

Чив!

Чив!

- Чив!

Чив с недовольством открыл глаза. Салли теребил его за плечо.

- Просыпайся, соня! Мы на месте! – прохрипел Салли.

Увидев, что напарник открыл глаза, он улыбнулся и похлопал Чива по плечу. Тот лежал в повозке, укутавшись в пушнину.

- Вставай потихоньку, а я схожу, договорюсь с конюхом. – С этими словами Салли отошёл в сторону, где его ждал незнакомец.

Чив огляделся. Стояла ночь, но вокруг было светло, как днём. Его окружало множество небольших домиков. У каждого из трубы валил пар, а в окнах горел яркий свет ламп. Чуть дальше, за этими домиками располагались дома покрупнее. Оттуда же доносилась музыка и множество голосов. Чив зевнул. Он понемногу начал приходить в себя после сна. Перед повозкой вновь появился Салли:

- Ну же парень! Поторапливайся, я ещё хочу вздремнуть сегодня ночью. – Сказал он и ушёл к лошадям.

Чив посмотрел на небо. Господи, сколько звёзд! Как же их много!

- Добро пожаловать в Лирстон, парень! – Чив вздрогнул от неожиданности. - Первый раз в этих краях? – Голос неожиданно раздавшийся, за спиной Чива был очень ему знаком.

Он обернулся. За спиной стоял конюх и дружественно ему улыбался. Чив тут же его узнал.

Конюхом у повозки был тот самый сумасшедший старик…

Многорукий.

Чив посмотрел на небо, улыбка появилась на его лице. Правой рукой он молча нащупал ружьё и взвёл курок.

Сколько же звёзд…

+2
1044
11:40
Озвучу своё подозрение: это плохо переведённый зарубежный рассказ. По построению некоторых предложений это видно очень чётко. Сам сейчас редактирую перевод хоррор романа, и, читая этот рассказ, как будто вернулся к работе.

Но, оставим подозрения при себе. Плюсы и минусы:

+
1. Действительно интересная история. Большая часть рассказа держит в напряжении.
2. Место действия. Почему-то показалось, что это эпоха Дикого Запада (не то чтобы есть конкретные указания, но рагу и кофе как-то натолкнули на эту мысль), и снежный лес, охотники за пушниной, безумный старик — занимательно!
3. Хороший экшн. Трешовый, но хороший.
4. Идея, что монстр избавляет людей от самой порочной части тела — хороша.
5. Образность. Есть, что представить.

— 1. КОНЦОВКА. Боже, в 2к18 заканчивать рассказ тем, что «это был сон» — моветон. А тут же сверху накидывать «но всё это может оказаться правдой» — ещё хуже. Прямо штамп на штампе на штампе штампа.
2. Крайне пафосный рассказ старика. Как минимум Чив мог бы удивиться, что какой-то одинокий старик в лесу говорит высокопарными фразами.
3. Отсутствие интриги. Предположу, что старик должен был казаться нормальным до того момента, когда он бьёт Чива на улице по голове. Тогда было бы резче, жёстче и интереснее. Мало-мальски читающий или смотрящий кино человек тут же смекает, что Многорукий — это старик, когда тот на мрачных щах начинает рассказывать историю про порочные руки людей. Автор, ну коммон!
4. Количество повреждений Чива. Я понимаю, что это художественный рассказ, но после того, как вам в плечо засадят топор, делать хоть что-то становиться тяжело. Думаю, ран от когтей и сломанных рёбер было бы достаточно, чтобы человек почувствовал себя плохо. Впрочем, здесь — хозяин-барин. Неоднозначный минус.
5. Скучное чудовище. Монстр с идеологией — это круто. Но почему «Многорукий» пользуется, блин, двумя руками?! Хотя бы четыре, а в идеале — шесть. Или восемь. Или семь. Или три. Он — МНОГОРУКИЙ. А у него всего две руки и какая-то костяная клешня, которая появляется ни с того, ни с сего в финале драки (поэтому я посчитал это ошибкой автора и не учитывал).
6. Мгновенные перестроения. Чив столько времени не мог понять, что его раздражает в Салли, а тут, увидев его присмерти — мгновенно понял. Окей, могу согласиться. Но то, что Чив презрел смерть и вышел биться с Многоруким аки Беовульф с Гренделем — помилуйте. Если ему так важна была фигура отца, то он — мальчишка. Я не к тому, что не нужно было делать драку, а к тому, что мотивировать персонажа можно по-разному. Более правдоподобно.

Минус поставил из-за подозрения на переводной рассказ, а интуиции я привык доверять. Буду рад ошибаться.
Удачи, автор!
00:49 (отредактировано)
НФ2019, ksenya_selezneva@list.ru

Итак, хочу сказать, что рассказ неплохой. По крайней мере, я видала и похуже. Признаться честно, пришлось прочитать по диагонали, так как мне откровенно стало скучно абзаца с пятого. Во-первых, есть грамматические и пунктационные ошибки. Кое-где неправильно оформлены реплики персонажей, и в одном из первых абзацев, к примеру, должно быть «подвезти», а не «подвести», исправьте, автор, смысл слова теряется. Это не одна грамматическая ошибка, но и перечислять все я не стану.

Оценку не буду ставить, сюжет не зацепил. Нет никакой перспективы для фантазии и развития дальнейших событий. Скучный экшн и борьба с чудовищем. Примитивные описания.

Автору желаю самосовершенствоваться далее и набираться опыта)
07:23
Чив бросил взгляд на расколовшийся деревянный круг, облепленный снегом. Салли оказался прав, причиной крушения стало сломанное колесо. Может на него налипло слишком много снега, может оно просто отжило своё, но ситуация от этого легче не казалась, да и винить особо было некого, ведь даже если причиной был снег, то как ни крути, заметить эту неполадку под сугробами было невозможно. eyesнафиг городить такие словесные конструкции?
чем предложат подвести подвеЗти
колесо лопнуло — с чего вдруг повозке переворачиваться?
хотя Чиву вновь пришлось прибегнуть совету Салл коряво
размахивая топором, Салли раздолбил телегу на части может, разрубил?
оказалась трухлявой и старой, да такой, что она сама ломалась на части, едва Салли касался её топором. как же тогда телега не поломалась под грузом раньше при такой немощи?
Наломав хворосту, Салли приступил к розжигу костра. хворост откуда взялся?
всё то время коряво
Воскликнул тот danceо Тот Вездесущий, которому поклоняются неграмотные начписы
Раскопай одну шкуру, ту что по шире wonderширяющаяся шкура?
он сообразил, что нужно делать и в первую очередь отвёл свой взгляд в сторону, как будто бы ничего не заметив. п… ц просто. взял взгляд под ручку и отвел несмышленыша через дорогу
я закончил заниматься этим до того, как появился этот силуэт этим/этот
вообще, язык текста коряв и беден, перенасыщен излишними местоимениями
В туже секунду ту же
а чего он обоссался от кашля?
В туже секунду у него намокли штаны, но об этом, к счастью, так никто и не узнает. угу, зимой об этом точно никто не узнает…
Думал карета какая wonderкакие кареты в лесу?
с препинаками тоже кое-где не айс
серьёзно Сказал старик почему с большой буквы?
старый маразматик! во времена трапперов разве общеупотребимо было выражение старый маразматик?
а старик совсем дебил? не видит, что лошади без седел?
— Стой! — На полпути Салли резко остановился, широко раскрыв глаза, и уставился на старика. Он был в шоке, что забыл об этом спросить. – А табак у тебя есть, старик? вообще непонятно
курильщиков заказ выполнен. почему за бортом вазелинщики?
находился в пяти минутах ходьбы от крушения телеги коряво
Его стены были сделаны из камня, что местами осыпался и оголил деревянную основу какая деревянная основа в каменной кладке?
Крыша, изначально состояла из дерева, но со временем и она просела, а на её место пришли небольшие продольные тюки сена какие продольные тюки сена? чушь
Сквозь них торчала широкая печная труба, выпускающая густой дым. а почему сено еще не полыхнуло?
дефицит выбивается
неверное оформление мыслей
но если в залежах нет крольчатины или оленя, научишься готовить и это. каких залежах?
диалоги вообще нелепо выбиваются из эпохи
Они тянутся с тех времён, когда люди пытались получить власть… пытались управлять… менять… создавать… держать всё под контролем… И в каком-то смысле им это удаётся, по сей день! старик в лесу так базарит. да на такое кроме сантехника дяди Миши и то под мухой никто не способен
Греческие армии и войны положили начало людскому контролю над землёй. при чем ту Греция? или для автора история с Греции начинается? тянет на слабозадых7
многовато старых маразматиков
разглядывая одёнки кофе одёнки что такое?
нудный затянутый скучный текст, не блистающий новизной ни в идейной, ни в сюжетной, ни в идеологической части
легкоугадываемые сюжетные повороты, как на наезженной лыжне
легкоугадываемые персонажи
откровенная скука, навеянная автором

13:34 (отредактировано)
Интересный рассказ. Не знаю, кому как — мне скучно не было. Сюжет не нов, этакий «Поворот не туда». Он также линеен. Сразу понятно, кто будет этим монстром, стоило старику заикнуться про многорукого. Также было ясно, что заряженное в самом начале ружье, выстрелит в концовке. Не смотря на это, вполне читабельно.

Что понравилось: персонажи. Живые, с историей, своей химией, главгерою сопереживаешь. Что не понравилось: текст. Не вычитан, много повторений слов, былок и корявостей, как уже отмечали выше.

С окнами здесь тоже была беда, или скорее сказать — их был дефицит.
По две штуки в одном предложении…

В целом, я бы поставил 6 из 10. Не меньше.

Автор — вычитывайте текст и будем вам счастье. Ставлю плюс.
Загрузка...
Ирис Ленская №1