Светлана Ледовская №1

Ловцы Фрельсы

Ловцы Фрельсы
Работа №572

Небо было серое, сплошь завёрнутое в саван плотных, непробиваемых солнечным лучом облаков. Туман обволакивал липкой дымкой каждое дерево, каждый куст, каждую улочку и каждый дом в городе. Случайный путник мог бы оценить мистическую атмосферу потаённого страха, царящую в городе. Он даже почти смог бы осязать её, видеть её... Вот только случайному путнику неоткуда было взяться на улице некогда шумной столицы королевства Фэранфад.

Улицы были пусты. Не было слышно гомона детей из дворов и закоулков. Не вопили торгаши на площади, что обычно расхваливали свой товар, перекрикивая друг друга, пытаясь завлечь диковинками настоящими и обманчивыми. Из таверн не доносилось пьяных нестройных и непристойных песен перебравших спиртного гуляк. Город не был мёртв. Город жил. Едва жил. И был чертовски болен. Как и всё королевство.

Вытянутый тронный зал был скудно освещён свечами. Окна затянуты непроницаемыми шторами. От входных дверей до королевского трона тянулась ковровая дорожка, вдоль которой, словно бутафорские рыцарские доспехи, стояли гвардейцы, мужественно несущие свою службу. Хотя выглядели все они довольно хмуро. К тому же то и дело кто-то скрывал зевоту, что было заметно по опускающейся гортани. И нет-нет, да хотя бы один начинал клевать носом. Можно было подумать, что все они изрядно повеселились прошлой ночью, забыв о долге перед правителем. Можно было даже предположить, что здешний правитель не имеет авторитета или же - ещё хуже - безразличен к своим подчинённым и вверенным им обязанностям. Но такие выводы мог бы сделать лишь тот, кто прибыл в королевство Фэранфад из очень отдалённого уголка мира. Ведь только такой человек мог бы не знать причин, по которым король велит оградить тронный зал от дневного света. Только такой человек мог бы не знать, какой болью дневной свет отзывается в голове монарха, его солдат, слуг и советников. Только такой человек мог не знать о тех кошмарах, что наводнили сны каждого жителя в королевстве Фэранфад.

Ин Гадарн, идущий мимо сонных гвардейцев по направлению к трону, не был таким человеком. Он был первым советником и личным ландскнехтом короля Наидвара. И пусть выглядел он куда более отдохнувшим и здоровым, нежели все остальные в тронном зале, советник знал не понаслышке о бессонных ночах, наполненных воплощением тщательно скрываемых страхов и тревог.

- Мой король, - коротко приветствовал он владыку, опускаясь на одно колено.

- Ин Гадарн, наконец-то. Скажи, что в этот раз ты принёс добрую весть, - с вымученной улыбкой ответил правитель, восседавший на троне в вальяжной позе.

- Боюсь, что вынужден вас разочаровать, ваше величество. Наши опасения подтвердились. Я получаю ястребов с докладами из всех уголков королевства, и в каждом люди страдают от одного и того же недуга - кошмары. Они наполняют их сны. Ложась спать, люди встречают ужасные образы: то, чего они всегда боялись, но никогда не видели; то, что с ними когда-то случалось, но, как они надеялись, осталось в забытом прошлом; то, что надеялись, никогда не произойдёт; то... - Ин Гадарн остановился. Король Наидвар кивком головы призвал его продолжать. - Кошмары каждого человека индивидуальны, но повсеместны и еженочны. Люди не высыпаются, не отдыхают. Не удивительно, что в таких обстоятельствах некоторые начинают плохо справляться со своей работой, - закончил Ин Гадарн, с осуждением косясь на неприкрыто зевающего гвардейца.

- И что говорят об этом в народе?

- Догадки разнятся в зависимости от сословий и положения в обществе. Жрецы, к примеру, рассуждают о каре небесной за наши грехи, лекари - о новой эпидемии. Подавляющее большинство всё же уверено, что это проклятие.

- Проклятие... Да, разумеется... - отрешённо, пробурчав себе под нос, заметил король. Помолчав, он обратился к Ину. - Я тоже думал именно об этом. И пока ты собирал сведения, я обратился к ведунье.

- К ведунье? - Ин Гадарн позволил эмоциям и личным суждениям вкрасться в интонацию, сопровождавшую вопрос, но быстро взял себя в руки. - Ваше величество, я не смею сомневаться в вашей мудрости и благоразумии, но можно ли доверять сомнительному искусству ведуний? Коллегия магов ведь так и не признала их деятельность хоть сколько-нибудь связанной с волшебством.

- Доверять или нет - дело третье. И не без твоей помощи и не без помощи малого совета я стану отделять зёрна от плевел. Но выслушать различные мнения о том, что стало причиной злоключений в моём королевстве, я, как хороший правитель, обязан.

Говоря это, монарх отринул всяческую леность и сонливость и выпрямился на троне. Его слова звучали громко, чётко и были пропитаны уверенностью. Даже гвардейцы, слыша голос своего правителя, ощутили небольшой прилив сил и стройнее встали на своём посту.

- Вы правы, ваше величество. Прошу меня извинить, задавая свой вопрос, я не проявил такой дальновидности и мудрости, - поспешил оправдаться советник.

- Твоя должность обязывает тебя задаваться такими вопросами, Ин. Я не в обиде, - возвращаясь к прежней текучей манере речи, ответил король Наидвар. - Всё же, должен отметить, что в словах ведуньи меня кое-что заинтересовало... Она тоже говорила о проклятии, но не те небылицы, что сочиняет простой народ, а более конкретно. Ей было видение, что это не просто какой-то сглаз, а злое колдовство, призванное ослабить наше королевство и проложить дорогу к трону узурпатору.

- А ведунья не сказала кто является этим узурпатором, что наслал проклятие ли, злые ли чары на наш край?

- К несчастью это и для неё являет собой тайну. Она сказала лишь, что некие духи теперь служат злу и зло приказывает им наполнять сновидения людей недобрыми видениями. Признаться, никогда не слышал о подобных духах, но это можно упустить, сославшись на верования традиционных прорицателей. Есть ещё кое-что: по её словам, поможет справиться с наваждением, остановить проклятие и падение нашего королевства способна лишь девочка, что десяти зим от роду, что волосы имеет цвета солнца на закате, но вместе с тем и знак, отмеченных луною. Как ты понимаешь, последняя фраза была дословно мною пересказана из прорицания ведуньи.

- Да, ваше величество.

- Не могу объяснить почему, но эти слова никак не идут у меня из головы. Никак не могу перестать думать, что же это за колдовство, которое способна разрушить лишь маленькая девочка. И никак не могу перестать представлять эту самую девочку. Как думаешь, что такое "знак, отмеченных луною"?

- Не представляю, ваше величество.

- Как и я... - рассеяно сказал король. - И ведунья, после выхода из транса, не смогла даже слова нормально вымолвить, не то что дать пояснения к своим предсказаниям...

- Ваше величество, что прикажете? - после затянувшегося безмолвия спросил Ин Гадарн.

- Прикажу... - глядя в какую-то одну точку, отстранённо повторил король Наидвар, но затем легонько мотнул головой и, сфокусировавшись на своём советнике, продолжил твёрдым голосом. - Велите усилить разведку на границах - я должен знать, если враги, прознав о недуге нашего королевства, решат проверить на прочность наши приграничные крепости. Велите так же архимагу коллегии исследовать магический фон на предмет злонамеренных чар. И пусть наместники проявят большую снисходительность к народу - атмосфера и без того напряженная, обвинения в тирании и последствия в виде разобщённости сейчас будут совершенно не ко времени. И кое-что ещё, Ин...

- Да, мой король.

- Приблизься, я хочу дать тебе одно личное поручение, - нарочито тихо произнёс правитель. - Попробуйте найти описанную ведуньей девочку. Можешь считать это за суеверие, глупость, неразумность, но я бы попросил счесть это за личную просьбу короля. Найди её и доставь во дворец. Только не поднимая лишнего шума и не посвящая в суть дела никого лишнего. Ин, я доверяю тебе. Не знаю почему, но мне кажется, что эта девочка где-то и вправду существует, и она впрямь может оказаться очень важной персоной.

- Я не нарушу оказанного доверия, ваше величество, - ответил Ин Гадарн.

***

Серый в полоску кот мягко, но по-хозяйски вышел на небольшую веранду сельского домика. Длинным шершавым языком, не останавливая уверенной поступи, он облизывал с морды капли молока, которым он только что угостился на кухне. Как всегда, после полуденного променада, он собирался запрыгнуть на своё излюбленное место - подоконник окна, в которое лился тусклый солнечный свет. Но инстинкты охотника не позволили ему упустить из вида мелких дрожащих движений кого-то, кто скрывался за плетёным креслом. Расставив в сторону уши и припав всем телом к деревянному полу, он текуче-плавно двинулся в сторону цели. Остановился, как только резкое движение повторилось. Оценил расстояние и, сделав вывод, что жертва пока вне зоны досягаемости, осторожно приблизился ещё немного. Замер. Легонько переставляя задние лапы, занял выгодное положение и через секунду, вытянулся в длинном прыжке, выпустив острые когти передних лап навстречу ничего не подозревающей...

- А ну не смей трогать мои нитки! - грозный детский голосок заставил кота ретироваться, так и не добравшись до наглой, дразнящей цели. - Брысь говорю!

Рыжеволосая девочка подобрала с пола конец нити, дабы не соблазнять больше серого охотника, и продолжила вплетать другой её конец в какой-то замысловатый узор, что занимал внимание юной мастерицы вот уже какое-то время. Непослушная прядка волос сползла у девочки из-за уха, когда она наклонялась к полу, и чуть было не стала частью плетения в момент завязывания очередного узелка. Девочка с лёгким раздражением убрала её обратно за ухо. Эта прядка была хлопково-белого цвета.

- Фрельса, детка, вот ты где, - сказала, вошедшая на шум, молодая женщина. - Я потеряла тебя после обеда. На кого ты кричала?

- На кота - он принял мои нитки за хвост мыши, - не отрываясь от своего занятия ответила девочка, названная Фрельсой.

- Да? - протянула женщина, подходя ближе. - А чем же ты у меня тут таким занимаешься?

Она заглянула девочке через плечо, чтобы рассмотреть, чем та занята, не дожидаясь ответа на свой вопрос. Лицо женщины некогда можно было бы назвать красивым. И даже теперь оно несло в себе привлекательные черты, вот только... Мать Фрельсы выглядела слишком утомлённой. Глубокие тени пролегли под её глазами. Во взгляде читалась усталость и отрешённость - они будто пеленой застлали когда-то красивые зелёные очи, которые поколениями являлись отличительной чертой всех женщин этой семьи. В проявленном интересе и заботе к девочке без труда читалось, каких волевых усилий стоит ей этот жест. Но матери всегда готовы отдать последние крупицы энергии ради своих детей. И даже в тяжёлые времена, в самом непроглядном отчаянии, хорошая мать найдёт в себе силы для своего ребёнка. У Фрельсы была как раз такая мама.

- Я плету сеточку для своих Ловцов Снов, - пояснила Фрельса.

- А где же ты взяла нитки для своих трудов? - с лёгкой укоризной спросила мама Фрельсы, подозревая, что дочурка без спросу забралась в её личные запасы портняжного мастерства.

- Мне дала их бабушка, когда рассказывала про Ловцов Снов, - Фрельса от усердия высунула кончик острого языка наружу.

- Вот как, - смягчаясь, ответила её мать. - А что же это за Ловцы Снов, расскажешь мне?

- Это маленькие духи, которые ловят сновидения, когда мы спим, и с помощью своей магии показывают их нам. Бабушка говорит, что сейчас все духи ослабели и не могут показать нам добрых снов, а показывают только плохие и злые, такие, от которых мы не можем выспаться. Поэтому я решила, что сплету Ловцу сеточку, такую, как у папы.

- Ты про ту, которой он ловит рыбу?

- Да. Только моя будет поменьше и Ловцы будут ловить ей хорошие сны.

- А почему ты уверена, что эти духи будут ловить сеточкой только добрые сны? - подавляя зевок, спросила мама.

- Потому что я вплету в неё вот этот камушек, - Фрельса, полностью поглощённая плетением, лишь кивком указала в сторону стола, где лежал небольшой камень с дырочкой, в которую можно было продеть нить.

- Агат, который я тебе подарила? - удивилась женщина.

- Да. Ты сказала, что это мой талисман и, что он меня защищает. Поэтому я вплету его в сеточку, чтобы духи не могли ловить для меня кошмары. А ещё я привяжу эти перья.

- Фрельса, негодница, снова гоняла по двору гусей? - слабо улыбнулась мать. - Когда-нибудь они ответят тебе тем же и тогда не говори, что я тебя не предупреждала.

- Они меня не обидят. А перья я не вырывала, а нашла на земле. Бабушка говорит, что злые силы боятся гусей. Значит, с этими перьями ни один кошмар точно не попадёт в сетку моего Ловца Снов.

- Ты так много говорила о снах, Фрельса, что мне захотелось прилечь. Я пойду. И, может быть, днем мои Ловцы Снов дадут мне немного отдохнуть, - сказала женщина и ушла из комнаты.

- Не переживай, мамочка - тихо, себе под нос, сказала её дочь, - вот закончу свою сеточку, и сплету для тебя. Чтобы и твой сон не тревожили ночные кошмары.

***

Далеко за пределами королевства Фэранфад, расположилось место, что не так давно поражало своим живописным видом. Там, десятилетия назад, просторные зелёные луга, с растущим на них клевером и вереском, упирались в край земли - утёсы Рандван Ди Арде. А от этого края и до самого горизонта рябило на солнце море Ди Дор. Но в нынешние времена ни один поэт и ни один художник, бросив взгляд на округу, не нашёл бы тут вдохновения. Лишь приступ отвращения и ощущение мерзкого липкого стыда от увиденного. Стыда, который испытываешь, глядя на деяния столь противные человеческому естеству, что даже при абсолютной невиновности, при отсутствии причастности к произошедшему, все равно невозможно от него отделаться. Потому что ты стыдишься быть человеком. Потому что понимаешь: тот, кто сотворил эти чудовищные деяния, тоже был представителем людского рода. И как бы ты не старался абстрагироваться, тебе не удастся избежать чувства вины. Тем более тебе не удастся его избежать, если ты всё же к причастен к тому, что произошло с этим местом.

Глядя на разорванную, истоптанную, истрескавшуюся, нагую почву, на пересохшие ручейки и на выкорчеванные деревья, на серые булыжники и на дымящие провалы шахт, на горящие костры плавилен и на крепость из чёрного камня, который вырывали против воли из недр стонущей, умирающей земли, чтобы возвести эти стены; глядя на порабощённую природу, чьи жизненные силы бесконтрольно эксплуатировались властителем этих угодий последние десять лет, Эррудун Изан тоже испытывал стыд и вину. Но делал он это довольно обыденно и скорей по привычке, ведь все эти годы он исправно служил человеку, истязающему эти земли. И за это время успел смириться с теми ужасами, жизнь которым дал его повелитель.

"Интересно только одно," - удивлялся Эррудун, стоя у открытого окна приёмного зала и глядя на скопление чёрных облаков на востоке, в ожидании появления своего господина, - "почему же каждый раз, когда он запирается в своей башне и начинает творить свои тёмные ритуалы, наводить проклятья и накладывать злые чары, небо непременно затягивают сухие бездождевые тучи, из которых беспрестанно бьют молнии.".

- Эррудун, вот и ты, наконец, - прямо посреди зала, с шелестом и едва заметной тёмно-фиолетовой вспышкой от телепортации, появился второй человек. - Ты готов доложить мне о состоянии моих войск?

- Да, повелитель, - ответил Эррудун, который привык к подобным появлениям, а потому не дрогнул ни единой жилкой.

Он отвернулся от окна и увидел как высокий мужчина, облачённый в тёмно-серые, но несмотря на цвет, богато выглядящие одеяния, сел на большой кованый трон. Мужчина опёрся на подлокотники, сплетя при этом длинные пальцы рук перед лицом, наделённым острыми, даже немного резкими чертами, и требовательно сказал:

- Я жду.

- Вместе с последними отрядами из долины Диффрин Исмуг и наёмниками из ущелья Оранкал численность вашего войска, мой повелитель, составила тридцать три тысячи копий и мечей.

- Что ж, это даже немного больше, чем я считал достаточным. Ты заслужил моей похвалы.

- Благодарю, властелин, - голос своего господина, источавший яд в своем звучании, Эррудун тоже воспринимал ныне как данность.

- Раз численность моего войска теперь является приемлемой, то самое время переходить к активным военным действиям. Даю тебе два дня на подготовку, и ровно через два дня, на рассвете, ты во главе всего тридцати трёхтысячного войска выдвинешься в сторону западных границ королевства Фэранфад, которое завоюешь и присоединишь к моим нынешним владениям.

- Как прикажете, повелитель.

Разумеется, за десять лет службы Эррудун привык к приказам своего господина, требующего подчас невозможного, и знал, как следует реагировать на них и как указать на видимые сложности в достижении недостижимого. В конце концов, если бы он не привык ко всем этим вещам, то никогда не смог бы исправно служить тираничному магу, поработившему Рандван Ди Арде.

- Говори уже, вижу же, что так просто ты не уйдешь, - в этот раз ему и вовсе повезло - говорить с дозволения владыки куда спокойнее.

- Мой повелитель, не могли бы вы посвятить своего верного слугу в детали вашего победоносного плана по покорению королевства Фэранфад? Я хочу лично проследить за каждым винтиком в военном механизме, что должен принести вам триумф победы над врагами. Чтобы ни одна мелочь не смогла этого механизма расстроить.

- Ничто и никто не способен теперь расстроить моих планов! - грозный возглас мага заставил склониться Эррудуна в раболепном поклоне. - Но я понимаю, что ты хочешь услышать, - чуть смягчился голос, господин был сегодня в добром расположении духа. - Скажи, тебе снятся сны?

- Да, властелин.

- И случалось ли тебе среди всех снов видеть жуткие кошмары, которые пробуждали тебя среди ночи и не давали заснуть до самого утра?

- Случалось, мой повелитель.

- Тогда тебе известно, сколь разбитым, угрюмым и раздражительным становится человек, которому не давали спать ужасы, явившиеся во сне. А теперь представь, что каждому человеку в королевстве Фэранфад: ребёнку или взрослому, богачу и бедняку, фермеру и солдату, пьянице, советнику, магу, и даже самому королю день за днём, ночь за ночью во снах являются самые жуткие кошмары. Ужасные видения, квинтэссенция которых, есть все страхи и тревоги человека. Вообрази себе это. Представь как все эти люди не могут выспаться, как они не могут отдохнуть и набраться сил. И вот, после череды бессонных ночей, самые слабые умирают от страха и болезней, которые жадно набросились на истощённый организм; те, что лишь немного сильнее, сходят с ума от преследующих их видений; иные - сильные телом и духом, превращаются в немощных, беспомощных истуканов, что не находят в себе сил для борьбы; и наконец редкие самородки, которых можно назвать великими людьми, деморализованы настолько, что не могут помочь никому, даже себе. Представь себе всё это, Эррудун, и знай, что всё это происходит прямо сейчас и на самом деле. Королевство Фэранфад страдает от недуга, истоком которого стал я, заколдовавший мелких, ничем не примечательных духов снов, чтобы те показывали людям лишь кошмары. И ни один колдун, ни один маг, ни одна ведьма не сможет узнать моего колдовства и найти способ с ним справиться, потому как прокляты не люди, а духи, что подчинены моей воле. А скоро моей воле подчинится и всё королевство...

Воздух в зале к концу речи мужчины, восседавшего на троне, наэлектризовался почти так же, как тучи, что были видны из окна. Только это было другое электричество - торжество предстоящей победы, предвкушение безраздельной власти, самолюбование и упивание безнаказанностью. Эррудун молчал. Молчать за десять лет он научился лучше всего.

- Два дня. Через два дня ты должен выступить.

- Да, мой повелитель, - Эррудун поклонился и, резко развернувшись, поспешил удалиться от своего господина.

***

Ин Гадарн шёл привычным путём к трону. Вдоль всё той же ковровой дорожки, что лежала здесь и полтора десятилетия назад (когда Ин Гадарн только начал королевскую службу), неровным рядом, отринув всякую патетичную браваду и полностью вверив своим же алебардам работу по удержанию тяжести собственных тел, стояли вконец вымотанные гвардейцы. Ин, всегда отличавшийся излишним педантизмом, в этот раз даже мысленно не отметил совершенно неподобающее несение службы личных хранителей короля. Последние дни он сам находился, что называется, в кондиции, лишь благодаря злоупотреблению тонизирующим эликсиром, который достал у знакомого алхимика. При этом он чувствовал, что энергия и силы, которые помогают ему с прежним тщанием и успехом выполнять надлежащую работу, черпаются из недр жизненных ресурсов. Иначе говоря, он буквально ощущал, как каждая минута тонуса выжигает из продолжительности его жизни целый день. "Цена высока" - сказал алхимик, протягивая ему пузырьки с эликсиром. Похоже, он говорил не только о золотых монетах. Но Ин Гадарн был готов заплатить сполна. Информация, которой он располагал, вынуждала платить любую цену.

- Мой король, - советник опустился на одно колено, кланяясь своему владыке, как требовали того установленные правила.

- Ин, ну же, можно опустить церемониал до лучших времён. Экономь драгоценные силы - никто тебя не осудит, - ответил ему король Наидвар.

С последней встречи советника и монарха, на лице последнего появились преждевременные борозды морщин, уверенно проложившие себе дорогу на лбу, в уголках глаз и губ. Полуопущенные веки даже на вид казались тяжёлыми, под глазами тёмно-фиолетовыми озёрами растеклись синяки, какие обычно появляются при бессоннице. Весь внешний вид человека, восседавшего на троне, выражал ныне болезненность и немощь. При взгляде на него трудно было поверить, что правителю Фэранфада всего тридцать два года.

- Ваше величество, наши опасения подтвердились. Разведчики докладывают об активных перемещениях войск, подступающих к нашим западным границам со стороны Диффрин Исмуг. Они насчитали по меньшей мере двадцать тысяч человек пехотой и десять тысяч кавалерией. На данный момент от форта Артаир их отделяет шесть дней пути.

- Как ничтожно мало времени... - с грустью в голосе сказал король Наидвар. - Не думаю, что гарнизон форта выглядит лучше, чем мои личные гвардейцы, - добавил он и кивнул в сторону того солдата, который опёрся спиной о стену и, кажется, предался дрёме. - Первым делом, после нашей встречи, поспеши направить ястреба с приказом в форт Артаир.

- Что должен содержать приказ, ваше величество?

- Прикажи им собрать провизию, забаррикадировать ворота и направляться в Кайрог. Пускай оставят в Артаире двадцать самых молодых и выносливых парней. Пусть те отстреливаются со стен, замедляя приближение противника, пока это возможно. Когда же это перестанет быть возможным, пусть бегут - гибнуть и попадать в плен неприятелю, пытаясь доказать свою отвагу, в данному случае не имеет смысла. В Кайроге же пусть готовятся к полноценной обороне - просто так отдавать западные границы негоже. Особенно пока не ясно, что это за враг и какие он преследует цели.

- Как прикажете, ваше величество. Разрешите докладывать дальше?

- Да, Ин, продолжай.

- Архимаг коллегии исследовал магический фон как всего королевства, так и столицы отдельно, но не сумел найти даже остаточной тёмной магии. Боюсь, мы по-прежнему не знаем, что стало причиной наших бед. Так же как мы не знаем панацеи, что способна была бы вернуть мирный сон жителям Фэранфада.

- Да... Похоже... - утомленно ответил король.

- Касательно девочки, поиски которой вы поручили мне лично... - заговорил Ин Гадарн, после затянувшейся паузы.

- Да? Я слушаю, - заинтересованно проговорил монарх, выныривая из глубокой задумчивости, куда успел было погрузиться с головой.

- К сожалению, в этом деле мне тоже не удалось достичь успеха, ваше величество. Я провел поиски во всех крупнейших городах королевства. Я лично досматривал каждую рыжеволосую девочку с родинками и отметинами, которые по утверждениям их родных, должны были походить на полумесяц, каждую рождённую в полнолуние и даже тех, что по заверениям их родителей были зачаты под полной луной. Ни одна из них ничего не слышала о духах, насылающих кошмары, и не походила на спасительницу. Обычные, испуганные, не выспавшиеся и часто больные дети. Если же та, что и вправду поможет избавиться от наводнивших сновидения кошмаров, живёт где-то в маленькой деревушке, коих по просторам нашего королевства разбросано великое множество, мои поиски могут затянуться настолько, что их результаты в какой-то момент станут совершенно бесполезными.

Взгляд короля был направлен прямо перед собой, но ни на чём не сконцентрирован. Он глубоко погрузился в собственные мысли, а потому ответил Ину только через некоторое время.

- Что ж, благодарю за всеобъемлющий отчёт. А теперь, исполни мои поручения и возвращайся к поискам девочки.

- Но, ваше величество, не лучше ли мне будет сосредоточить свои силы на ином поручении? - с лёгким оттенком недоумения спросил первый советник. - Ваши вассалы утомлены, ваши верные слуги и ваш народ немощен. От недостатка сна люди начинают болеть. Некоторые даже умирают! Враг у наших границ, ваше величество! Я мог бы помочь с подготовкой к обороне наших западных крепостей или же мог бы узнать, что за враг угрожает безопасности нашего королевства...

- Неважно, какой именно враг будет угрожать безопасности нашего королевства, Ин Гадарн, - перебил король Наидвар своего советника. - Неважно как он будет выглядеть, с какой стороны света явится и каким оружием будет прокладывать себе дорогу. Пока солдаты и мирные жители Фэранфада не могут спать спокойно, пока они не могут отдохнуть и восстановить силы, ни одному врагу мы не сможем противостоять. Лишь избавившись от ночных кошмаров, мы сможем не допустить кошмара вне сна. Найдите девочку, она - наше спасение.

Ин Гадарн молча и с почтением поклонился и направился к выходу из тронного зала. Его положение при дворе обязывало поступить именно так. Положение, честь и клятва служить королевству и своему королю. Потому как если бы не это, советник нашёл бы ещё много слов для ответа, но тот вряд ли получился бы учтивым.

***

- Мой повелитель, мы взяли Ханнер Форд. Как и везде после Кайрога, мы не встретили фактического сопротивления. Пришлось высадить тараном ворота, но, оказавшись внутри, наше войско не смогло найти повода применять оружие. Враг не вступает в физическую конфронтацию. Единственное средство обороны - это наставленные баррикады, ловушки, вырытые рвы да канавы, которые хоть и не причиняют никакого урона нашим солдатам, всё же замедляют продвижение к королевской столице.

Эррудун Изан находился в своём командирском шатре и покорно докладывал о положении дел на фронте перед зеркалом, установленным на столе так, чтобы находиться на уровне глаз. Зеркало было подернуто тусклым тёмно-фиолетовым свечением и отражало вовсе не лицо Эррудуна. В нём он видел лицо своего господина, смотрящего на него с холодным торжеством и злорадством в глазах.

- Оттягивают неизбежное, - голос ответивший ему был под стать взгляду - ледяным, ядовитым. - Что ж, так даже интереснее. Любопытно до какой степени их сумеют измотать насланные мной кошмары и когда великое королевство Фэранфад станет обиталищем безвольных, бессильных гомункулов, которые будут только рады завоеванию и завоевателю, что станет для них ещё и избавителем, спасшим от кошмаров.

- Продолжайте наступление, - чуть погодя продолжил говорить всё тот же голос, добавив в этот раз к обычному звучанию ещё и нотку властности. - Спешить некуда. Вполне возможно, что когда ты и войско доберётесь до ворот столицы, таран уже не пригодится.

- Да, мой повелитель, - тихо ответил Эррудун Изан, глядя на собственное отражение в зеркале, так как проекция с лёгкой вспышкой пропала с его поверхности сразу, как отзвучали последние произнесённые ею слова.

***

Дождь лил сплошной серой стеной. За его шумом Ин Гадарн уже не различал ничего. Ни криков, переполненных ужасом и болью, ни треска огня от пожара, охватившего сразу несколько домов. Он стоял на четвереньках посреди грязной, размокшей от ливня, деревенской дороги и смотрел как тонкой вязкой струйкой вытекает кровь из его рта.

Подле него, разрубленный мощным ударом боевого топора, двумя бесполезными кусками лежал щит. Свой меч он потерял ещё раньше, когда получил ранение в правую руку и больше не смог держать ею оружие. Из-под пробитого в нескольких местах доспеха кровь сочилась куда быстрее, чем изо рта, от чего грязь под ним стала совсем неприятного бурого цвета.

Ин собрал остатки сил и поднял голову, чтобы увидеть то, чего боялся более всего. Крупный воин в чёрном панцире и чёрном же плаще - тот, что и атаковал Ина топором - уносил вырывающуюся из его рук, бьющую маленькими кулачками по бронированной спине рыжеволосую девочку. За пределами взгляда Ина было еще больше бойцов в чёрном обмундировании, которые добивали отряд советника, грабили деревню, жгли дома вместе с людьми, что находились внутри. Но он видел перед собой только этот, ставший расплывчатым, силуэт, что уносил девочку, а вместе с ней и последнюю надежду королевства Фэранфад победить в войне и избавиться от проклятья тёмного колдуна.

Ин безвольно опустил голову, но кто-то сзади резко схватил его за волосы и дёрнул так сильно, что заставил подняться с четверенек на колени и вновь увидеть перед собой этот силуэт.

- Смотри, самый верный из псов своего короля. Смотри как ваша бессмысленная борьба закончится здесь. Не будет славной смерти в битве под стенами замка. Барды не сочинят вдохновляющих баллад, которые воспоют храбрость и героическую жертву павших воинов. Ты не сложишь свою голову за короля в битве за Хаддельгон. Ты умрёшь здесь, в грязи безызвестной деревеньки у северной границы своего королевства.

Ин успел судорожно втянуть воздух перед тем как еще один рывок за волосы заставил его задрать вверх подбородок. А уже в следующую секунду он почувствовал острое холодное лезвие у себя на шее, и затем...

Тьма. Он не видел ничего. Кажется он успел закричать, хотя не собирался доставлять удовольствие убийце своими воплями. Но, что-то было не так в его смерти... Что-то было неправильно. Он дышит! Да так часто, будто только что бежал по меньшей мере несколько минут.

- Командир, что случилось? Вы кричали.

Яркий свет от факела ослепил советника на пару мгновений, а когда он к нему привык, то обнаружил себя стоящим на четвереньках посреди небольшого шатра, рядом со своим спальным местом. Молодой воин, вошедший к нему, испуганно смотрел на своего предводителя. Ин встал, поправил одежды и невольно коснулся рукой шеи.

- Все в порядке. Просто приснился кошмар...

- А, - протянул воин. - Прошу прощения, командир.

- Постой! - окрикнул его Ин, когда тот почти ушёл.

Юноша вернулся в шатёр, а Ин тем временем достал из висящего на деревянной подпорке пояса пузырёк с ярко-зелёной жидкостью и выпил содержимое.

- Поднимай всех, - сказал он, вытирая губы. - Мы выдвигаемся на север.

***

- Я до сих пор не могу в это поверить, - тараторила полная женщина, с круглым и некрасиво блестящим лицом, держа на руках чумазого карапуза, треплющего её коротко остриженные русые волосы. - Ведь когда ты мне дарила эту штукенцию, я подумала, что ты пытаешься избавиться от плохого образчика рукоделия твоей же дочурки. А у меня ведь и у самой такого добра навалом - целый ящик набит стараниями моей старшенькой. Но кто бы мог подумать, что эти безделицы взаправду сумеют избавить всю деревню от кошмаров. Так что тут-то твоя дочурка молодец, это уж я даже отрицать не буду, хоть и по-прежнему думаю, что внешний вид этих - как ты сказала?

- Ловцы снов. Фрельса решила назвать их так же, как называла духов...

- Да-да, ловцы снов, - перебила полная женщина. - Так вот, выглядят они ну совсем уж неуместно. Какая-то рыбацкая сетка, ну честное слово. Только маленькая, да в круглой рамке. Да ещё эти перья, свисающие вниз и шебуршащие по стенам при каждом сквозняке. Но ведь взаправду помогло. И всей деревне помогло. Бабы вновь доят коров, мужики боронят землю, а мелюзга вновь шкодит тут и там. Ой, а вот и мой меньшой решил нашкодить.

- Гуу! - подтвердил сказанное матерью "меньшой".

Подтвердило это и растущее мокрое жёлтое пятно на большом пузе болтавшей без умолку женщины.

- Всё, побегу. Ещё свидимся. И передавай спасибо Фрельсе.

Лицо другой женщины, оставшейся стоять на главной улице небольшой деревушки, приютившейся у южной границы королевства Фэранфад, можно было называть красивым. И особенно теперь, когда кошмары и бессонные ночи остались позади, оно несло в себе привлекательные, в чём-то даже утончённые черты. Здоровый румянец на щеках появился взамен глубоких теней, совсем недавно пролегавших под её глазами. Во взгляде же этих притягательных зелёных глаз, что поколениями являлись отличительной чертой всех женщин этой семьи, искрилась радость и доброта.

Женщина смотрела, как в спешке убегает её собеседница-тараторка, как мимо бегут, весело крича и изображая сражение на палках, сразу четверо мальчишек, как мужчины, стоя перед входом деревенской таверны, жарко ведут свой извечный спор о том, что же лучше - рыбалка или охота. Смотрела она как староста сидит на крыльце своего дома и с наслаждением отмачивает в небольшой бадье ноги, попыхивая дымом из неразлучной с ним трубки. Видела как пастух вёл в загон овец, наигрывая при этом какую-то простецкую мелодийку на свирели. А затем увидела и рыжеволосую девочку, бегущую по пыльной дороге к ней. Увидев её, женщина тепло улыбнулась и тихо сказала:

- Передам, обязательно.

***

Ин Гадарн спешил к королевскому трону. Он был воодушевлён, а силами его наполняла уже не столько тонизирующая настойка, сколько весть, которую он нёс своему королю. Ин лишь мимолётно отметил, что в тронном зале осталось только трое гвардейцев, которые продолжали нести свой караул. "Скоро. Скоро всё вновь станет как прежде." - думал он.

- Мой король, - ничто не в силах было заставить Ина нести службу неподобающе, а потому он поклонился монарху, как того требовал обычай, опустившись на одно колено.

- Ин Гадарн, - немощно отвечал правитель. С последней встречи со своим первым советником он будто бы постарел ещё на десять лет, а ведь прошло только два месяца. - Давно мы не виделись. Полагаю, ты принёс мне какие-то вести...

- Да, ваше величество. Мы нашли её. Нашли. Целая деревня, где все здоровы, бодры и веселы. А среди всех - маленькая девочка, что десяти зим от роду, что волосы имеет цвета солнца на закате, но вместе с тем и знак, отмеченных луною. Оказалось, имелась в виду белая прядь волос - то, что ещё моя бабка называла "знаком колдунов".

- Хорошо, очень хорошо, - вымучено улыбнулся король. - Разведка докладывает, что враг прошел уже больше половины пути до столицы. Настала пора избавиться от кошмарных наваждений и дать отпор недругам.

- Девочка уже в пути, ваше величество. Вся деревня встала на её защиту, когда мы пришли. Но девочка сама согласилась ехать, с условием, что мы возьмём её вместе с матерью. Их обеих сопровождают мои доверенные люди и уже вскоре они прибудут во дворец.

- Хорошо, Ин Гадарн, - сказал монарх и смежил веки. - Скоро всё вновь станет как прежде.

***

- Мой повелитель...

- Эррудун. Даже в виде проекции я чувствовал твой страх, а потому прибыл лично. Говори, не медля!

Тёмно-фиолетовая вспышка от неожиданной телепортации господина не испугала верного слугу. Резкий выкрик приказа и гнев в голосе, который, если был бы оружием, то был бы отравленным кинжалом, так же не вызвали испуга. Нет, Эррудун не боялся...

- Мой повелитель, не нужно было... - начал было он, но был резко прерван.

- Прекращай мямлить! За всё время твоей службы я ни разу не мог тебя упрекнуть только в страхе - не заставляй меня делать это в конце твоего служения, - голос мужчины с бледным лицом и тёмными, почти чёрными глазами сделался опасно тихим.

Но это всё же был не страх. Это было волнение. Волнение за того жестокого тирана, которому служил он - Эррудун Изан - вот уже десять лет. Искренняя тревога, несмотря на всю несправедливость учиненную тёмным колдуном. Беспокойство, что имело под собой иррациональную природу. Переживание, которое нельзя было подавить ни силой воли, ни силой привычки. Это было волнение за родного брата - хоть брат уже давно успел позабыть о кровном родстве.

- Повелитель, - Эррудун сделал глубокий вздох, но всё равно не сумел унять лёгкое дрожание голоса. - Наши войска встретили неожиданное сопротивление. Ослепленные тем, что до сих пор им встречались лишь немощные и больные, кои не могли удержать в руках клинка, наши воины не сумели подавить яростно оборонявшихся защитников. Те же, в свою очередь, на крыльях успеха, организовали контрнаступление, которое загнало нас сюда, в замок Лесткерм. Я выстроил оборону, чтобы доложиться вам, мой повелитель, но долго она не продержится - враг слишком силён. Нужно...

- Силён?!! - Эррудун видел, как сверкнули электрическим блеском глаза его собеседника. - Они должны едва волочить ноги, должны быть прикованы к постелям, изъедены болезнями, измучены немощью, которую я на них наслал. Это лишь жалкая попытка обречённых поторговаться со смертью. Возвращайся на поле боя, трус! Я покажу тебе и этому жалкому стаду скота, которое ты, глупец, принял за войско, что от смерти невозможно откупиться.

- Но, мой повелитель...

- В бой, Эррудун! - услышал короткий приказ мужчина и увидел, как его господин выходит на балкон замка и как небо заволакивает тёмными грозовыми тучами.

- Как прикажешь, брат...

***

Улицы Хаддельгона - столицы великого королевства Фэранфад были полны весёлого и радостного народа. Тут и там простые прохожие похлопывали друг друга по плечам. Те же, что имели хоть немного больше стати, дороже камзол да поплотнее набитый кошелёк, деловито пожимали руки, гнушаясь всякого рода панибратства. Молодые парни целовали девушек. Девушки целовали парней. Собаки радостным лаем приветствовали всех, невзирая на возраст, достаток и половую принадлежность. В скверах и на площадях пиво, эль и вино разливали из бочек почти задарма. Музыканты и акробаты вышагивали прямо посередь улиц.

Случайный путник, забреди такой в город, мог бы подумать, что в столице проходит ежегодный праздник окончания лета, или карнавал по случаю большого урожая ячменя, или же королевская свадьба, а то даже все эти праздники вместе и сразу. И, в общем-то, был бы не далёк от истины. Ведь жители королевства праздновали победу. Победу в войне против захватчиков и победу над собственными ночными кошмарами.

В тронный зал, сквозь большие раскрытые окна лился яркий солнечный свет. Сквозь эти же окна в тот же самый зал с улицы ниже дворца доносились радостные крики, громкий смех и различной стройности и мелодичности песни. На троне величаво, с достоинством, кое взращивается в людях поколениями и пропитывает всё их естество ещё с пелёнок, восседал король Наидвар. Подданные наконец могли узнать в нём именно того правителя, чьё восхождение на престол они приветствовали семь лет тому назад - молодой, статный, сильный, здоровый, с задорной искоркой в глазах и высоким лбом, характерным для людей мудрых, наделённых пытливым умом. Чуть ниже на ступенях устроилась маленькая рыжеволосая девочка, которая перебирала нитки ловкими пальчиками, связывая и сплетая их в органичный узор. Белая непослушная прядка волос то и дело спадала девочке на глаза и тогда та резким дуновением пыталась вернуть её на место, не прерывая своего увлекательного занятия.

От входа в зал, вдоль стройно стоящих рядов королевских гвардейцев, по ковровой дорожке вели согбенного, закованного в кандалы из чёрной стали, - специальным образом обработанного металла, способного поглощать магию, - грязного, высокого мужчину с длинными растрёпанными волосами. Впереди всех шёл Ин Гадарн - первый советник, десница и самый верный из подданных монарха.

- Мой король, - как всегда должным образом приветствовал Ин Гадарн своего правителя, когда колонна дошла до трона. - Мы поймали его. Это он наслал проклятие на духов снов, подчинив их своей злой воле. Изугар Изан - тёмный маг из Рандван Ди Арде.

- Так вот значит кто руководил наступательными силами, что захватывали твердыни и города нашего королевства?

- Нет, ваше величество. Маг появился на передовице лишь в последний момент. Человек же, руководящий войсками, отдал жизнь, пытаясь защитить его от пленения. Однако злой замысел именно этого колдуна лежал в основе этой завоевательной кампании.

- Мало того, что тёмный волшебник, так ещё и уголья вынимал из печи чужими руками. Нет в тебе ни смелости, ни чести, Изугар Изан. Уведите его. Не хочу, чтобы эта мрачная тень закрывала свет столь солнечного дня.

- Ин Гадарн, - окликнул король первого советника, когда тот хотел было вместе со всеми двинуться в сторону выхода. - Твоя помощь была неоценима. Я искренне благодарю тебя.

- Ваше величество, - кротко поклонился Ин Гадарн, после чего развернулся на каблуках и пошел вслед рыцарям и пленнику.

- Вот, Фрельса, именно этот злой колдун наслал те ужасные кошмары на всех жителей королевства, - обратился монарх к юной рукодельнице, что сидела подле него, когда пленённого мага вывели из тронного зала. - Как хорошо, что в этом же королевстве и в то же самое время нашлась такая чудесная девочка как ты. Девочка, которая сломила гнёт кошмаров, захвативших царство ночи и снов. Ты, дитя, оказалась важней мудрых и сильнее сильных мира сего. В конце концов, именно с тебя началось спасение Фэранфада от захвата жестоким тираном и без тебя и не было бы возможным. Твоё имя не будет забыто, покуда я и мои предки занимаем этот трон. Спасибо тебе!

- Пожалуйста, ваше величество, - Фрельса прервала своё занятие и, взглянув на правителя, улыбнулась. - Ваше величество, но теперь-то, когда вы посмотрели на злого колдуна, вы будете учиться сами плести ловца снов? Вы обещали.

- Хорошо, Фрельса, показывай, - усмехнулся король, вставая с трона и опускаясь на ступени рядом с зеленоглазой, рыжеволосой девочкой.

+1
671
20:32 (отредактировано)
Спасибо автору за рассказ. Хочу сказать о нем несколько слов, как я его поняла.
Тема: сказка
Идея: даже маленькая девочка, у которой чистая душа, искреннее желание помочь людям и трудолюбие, может победить злого всесильного мага с его войском.
Сюжет: сказка о том, как злой маг, решивший захватить соседнее королевство, для этого
заколдовавший мелких, ничем не примечательных духов снов, чтобы те показывали людям лишь кошмары.
. Жители королевства, измученные многодневными кошмарами и бессонницей, почти пали от войска мага, но их спасла маленькая девочка, которая научилась плести сеточки для ловли добрых снов. Идея необычна и интересна!

Стилистика.
В целом рассказ написан грамотно, литературным языком.
Единственный серьезный ляп, что мне росился в глаза:
Маг появился на передовице лишь в последний момент.

Обратите внимание, уважаемый автор, что передовица — это газетная статья. А в вашем случае лучше написать «на передовой», там речь идет о войне.

Общее впечатление.
Хорошая добрая сказка. НО Даже не знаю, ка сказать… Ведь написано и грамотно, и описания даны глубокие, интересные, атмосферные. Но почему-то не зашло… Мне думается, что манера изложения замечательна для классической литературы. Но современный читатель вряд ли такое будет читать. 2/3 рассказа — это описания, описания яркие, атмосферные, но только описания. Все реплики и диалоги практически тонут в описаниях. ПЕРЕИЗБЫТОК. Это утомляет быстро. На мой взгляд должно быть наоборот. Мои советы автору, если он захочет ими воспользоваться, конечно…
1. скопируйте в ворд текст рассказа, удалите все описания. Оставьте только действия и диалоги. Посмотрите, что у вас останется. Вот это именно то, что ценно для сегодняшнего читателя. А теперь добавьте к ним по предложению (самое большое!) описания, которые бы подчеркивали именно диалог / действия.
2. не читайте больше классику, она прекрасна, но сейчас другая жизнь и другие требования к литературе, читайте хиты продаж настоящего времени.

У автора несомненно писательский талант, но он пока взращен только на классической литературе, нужно добавить в него реальную жизнь. Тогда современный читатель будет сопереживать вашим персонажам. Но это только моя точка зрения.

п.с. мои первые рассказы тоже за такое ругали))))
Загрузка...
Светлана Ледовская №1