Олег Шевченко №1

Алькантаре

Алькантаре
Работа №580. Дисквалификация за отсутствие голосования

Сеньор Алькантаре, куда мы едем? - Спросили гордо восседающего на гнедой лошади крепкого мужчину лет сорока. Сеньор Алкантаре был одет в кольчугу, видавшую, судя по внешнему виду, ещё Троянскую войну или падение Рима. Плащ, отороченный золотистой каймой, смотрелся поновее и мог быть отнесён пытливым знатоком истории ко временам Карла Великого, что, согласитесь, тоже не мало. Да и бедная кобыла с романтичной кличкой Изольда скорее больше подходила для конской колбасы, чем для трудного похода. Всё это опытным глазом подметил Марцио, слуга и приятель непутёвого рыцаря.

Попивая из бурдюка вино, Марцио смотрел на предприятие своего хозяина как на весёлую затею. Что поделать, Алькантаре был выдумщиком и фантазёром. На прошлой неделе он вздумал воевать с Троллями, коих в окрестностях замка уже лет двести как никто не видел. Однако Альканторе сие обстоятельство не остановило, и он обратился в коллегию бардов, заплатив им, чтобы они разносили по всей стране похабный стишок про Троллей. В балладе той перечислялись все мыслимые и немыслимые прегрешения и вина за них возлагалась на Тролльского короля Снуарка. Естественно, король обиделся и потребовал извинений в личном письме.

Тролли давно слыли цивилизованным народом, работали каменщиками, а особенно хорошо они укладывали дороги.

В ответ Алькантаре отправил королю вызов на дуэль.

Понятное дело, король отказал - посуди сам, уважаемый читатель, если коронованные особы на каждый дуэльный вызов будут отвечать согласием, к добру это не приведёт особенно королей, принцев и прочих императоров.

Алькантаре же рассудил, что отказ Снуарка сойдёт за признание поражения и приказал внести в летопись победу над полчищем зеленокожих чудовищ (приврав изрядно, ведь вовсе тролли не зеленокожие... если это не тропические с островов Мангуал). Местные же тролли оттенок кожи имели сероватый. Алькантаре помимо занесения сего подвига в родовые анналы, распорядился разослать историю в газеты "Вермский вестник", "Стронгольдское время" и даже в "Гоблинскую мысль".

Так, благодаря печатному слову и народной молве, Алькантаре стал знаменит как человек, в одиночку одолевший войско супостатов и не проливший при этом ни одной капли крови.

Теперь же он намеревался победить целого дракона, часто повторяя, что каждый рыцарь благородных кровей обязан одержать победу над бедной огнедышащей ящерицей хотя бы в преферанс

****

Марцио клевал носом. Полуденный зной спал и было слышно только мерное поцокивание копыт Изольды и верного скакуна Марцио Слэма.

Всё было бы неплохо, если бы досточтимый рыцарь Алькантаре не вознамерился петь одну из фривольных песенок, повествующих о любви белоснежной козочки Кассандры и бедного пастушка Эницио.

"Господи, да в корчме "Золотой грифон" забулдыга Лусиано поёт лучше!" - подумал про себя не очень довольный нарушенным сном слуга.

- Сеньор, а почему вы, собственно, услаждаете мой слух столь волшебной песней? «Не пристало мне, простому труженику, слышать столь утонченную песню», - сказал Марцио, старательно скрывая иронию в голосе.

- Друг мой, это народное творчество. Не читал ли ты труды досточтимого Орса, в коих он пишет, что дворянам не пристало кичиться своим происхождением, иначе крестьяне, преисполненные сыновьей любви, с песнями и плясками - а народ у нас весёлый - вздёрнут дворян на окрестных деревьях. Поэтому я с прилежанием ученика пытаюсь понять народную культуру, - закончил Алькантаре свою тираду, произнесённую с живостью, более подходящей для выступления в какой-нибудь ассамблее, чем в разговоре со слугой, лениво прочищающим уши.

- Сеньор, всё это, конечно, отлично, - чуть потягиваясь в седле произнес его спутник, - но куда мы едем?

- Убивать дракона, конечно же. Разве я не говорил, какая это честь для рыцаря? - Произнес Алькантаре.

- Честь оно, конечно, ваше дело, господское, но последний дракон в окрестностях - это достопочтенный Грамовинг. Его-то за что убивать? Он вполне хорошо устроился в жизни подрабатывает музейным сторожем...

- А, милый друг, ты про его сокровищницу, рассеянно сказал рыцарь.

- Не сокровищницу, а музей! Вы что, не читали рубрику культура "Стронгольдского времени"?

- Да читал я, читал, - махнул рукой раздосадованный Алькантаре. - Давай сменим тему этого пустого разговора.

-Ничего и не пустого, возразил строптивый слуга. - Это будет нарушение частной собственности с попыткой убийства редкого мифического животного, да ещё и разумного! Пункт сто одиннадцать, параграф четырнадцать! - Голосом, полным собственной правоты, произнес Марцио.

Надо сказать, Марцио двигал не только страх попасть в тюрьму. В королевских тюрьмах их просвещенного Антанийского королевства было трехразовое питание и даже можно было получать посылки от родных (правда, Марцио был сиротой, поэтому посылки ему не грозили). Одной из причин, по которым ему резко перехотелось участвовать в экспедиции своего сеньора была Мариам. У него было назначено свидание на завтра под сенью яблони и сирени.

"А как от неё пахло свежей жимолостью", - он мечтательно прикрыл глаза, представив черноокую Мариам в своих объятиях.

Вдруг откуда-то из-за поворота дороги показался всадник в дорожной одежде курьера, которую обычно носили члены гильдии курьеров Антании.

Всадник сделал приветственный знак рукой, призывая наших героев остановиться. Алькантаре слез с лошади направился к курьеру, а тот, поравнявшись с рыцарем, передал ему конверт, украшенный вензелями королевского дома. Вскрыв конверт, Алькантаре стал читать и по выражению его лица было неясно, какую весть несёт письмо.

Поблагодарив курьера, мужчина сел на лошадь, сказав изумленному Марцио с лёгкой досадой:

- Мы едем на бал, не время для драконов!

"Что за чертовщина, полдня убили в поездке, да ещё и фляга с вином пустая... Плюс ко всему какой-то бал. Эх, прощайте локоны Мариам... - Грустно подумал молодой человек. - Хотя кто знает, может на балу я встречу ту, которую ищу для себя, - также мысленно продекламировал он и настроение от сего факта чуть улучшилось.

****

Миновав небольшой пролесок, трое всадников решили сделать привал, о чём уже давно просил Марцио. У курьера по имени Эстебан было поручение сопроводить досточтимого рыцаря Алькантаре (так по крайней мере говорилось в адресованном рыцарю письме) до королевского замка, расположенного в трёх днях пути по большому тракту.

Между тремя мужчинами завязалась непринуждённая беседа о способах ловли белеравианского грифона.

- Грифоны очень падки на звук флейты или свирели, - утверждал Алькантаре на правах дворянина, знакомого с двенадцатью тысячами способов охоты на всевозможную дичь (мужчина сам так утверждал). Перечить ему особенно не хотелось, потому что погода стояла отличная: с запада дул лёгкий бодрящий ветерок, а в воздухе пахло свежей травой со слегка медовым ароматом. Виновником медового аромата были растущие тут цветы Лонтенерии, которые несмотря на приятный запах и прелестный сине-фиолетовый бутон были хищниками. Ох уж и доставалось от них местным насекомым! Днём Лонтенерии казались обычными цветами, зато ночью они достаточно проворно (для растений, конечно) перемещались. К счастью, для людей они были неопасны, зато в лефитаранских джунглях их собратья гигантские Лонтерии вполне могли сожрать зазевавшегося путника.

- Сеньоры! - Возвестил Марцио; которому надоело обсуждать охоту. - А представляете... Я слышал, что один мудрый маг побывал в других мирах.

- Ну и что, - равнодушно парировал Алькантаре. - Ничего удивительного, портальная магия достигла небывалых успехов.

- Да-да, - подхватил Эстебан. - Сейчас каждый мало-мальски одарённый магией мальчишка может перенестись куда угодно. Говорят, что в гильдии магов очень этим обеспокоены, - понизив голос до заговорщицкого шёпота закончил фразу курьер.

- Да нет, господа, вы не поняли, - не унимался Марцио. - Я слышал, что в одном из миров некто Сервантес написал книгу о похождениях рыцаря и его оруженосца!

- Ничто не ново под луною, - философски заметил Алькантаре.

Его взор привлекла пара деревьев, по форме напоминающих сплетённые руки.

"Опять друиды балуются, - подумал он. - Надо сказать, недурно получилось".

- Так что ты, говоришь книгу написал? Как же звали персонажей?

- Дон Кихот и Санчо Пансо, - выпалил Марцио. - Представляете, сеньор, он, так же как и вы, сражался с мельницами.

- Не мельницами, а великанами, - ворчливо отозвался Алькантаре.

- Вот-вот дон Кихот также всех убеждал, мол, это не мельницы, а великаны.

- И что же он ещё сделал, это твой дон... Как его, Кихот? - Поинтересовался Алькантаре.

- С драконом сражался вроде, - неуверенно сказал Марцио.

- Жалкая пародия, однако, на мои подвиги, - самоуверенно ответствовал мужчина.

- Барды всегда привирают, - ввернул фразу Эстебан, до этого молчавщий.

- Кстати, а кто, говоришь, побывал в их мире? - Осведомился Алькантаре.

- Насколько я знаю, волшебник Просперо и его подруга Пилар, - ответил Марцио, попутно изучающий прореху у себя на штанах и прикидывающий, сколько будет стоит покупка новой одежды.

- Напомни мне к ним заехать на обратном пути, хочу ознакомиться с тем, что там написал сеньор Сервантес, - заключил рыцарь. - Пока узнаем, что там надумал его королевское величество.

****

Приближался вечер. Путники ехали молча, после дневного разговора хотелось тишины и умиротворения, к чему располагала вечерняя трель соловья и в аккомпанемент ему ухающий неподалёку филин. Погода стояла тёплая, почти безветренная. Идиллическая картина прервалась неожиданно, когда внезапно послышался свист стрелы.

"Что за чертовщина? - разом мелькнула одна и та же мысль в головах троих мужчин".

Как из-под земли появилось семь фигур, одетых в кольчуги и держащих в руках салермские кинжалы, светящиеся в ночи, если их владельцу угрожала опасность. Эстебан хотел было вытащить шпагу, но повелительный окрик Алькантаре остановил его. Лица семерых незнакомцев не излучали доброжелательности, вряд ли их можно было пригласить на после обеденный чай, но и особой свирепости на их физиономиях тоже не читалось. Они хотели только одного - денег, и это сиятельный рыцарь понял сразу. Догадка подтвердилась как только один из "великолепной семёрки", как мысленно окрестил их Марцио, произнес:

- Ай-да, ребята, вяжите их!

Преисполненные молодецкой удали, разбойники сделали своё дело быстрее, чем святая Марцианна родила Клементина (в будущем ставшего главой ордена сверкающей звезды).

Марцио с Алькантаре безропотно приняли свою участь, Эстебан совсем пал духом и было только слышно, как он шмыгает носом. Надо сказать, всем троим сразу завязали глаза и посему они не могли видеть куда их ведут. Изредка учтивыми пинками и столь же благонравными прибауткамми их невольный кортеж подгонял наших горемык. В воздухе запахло дымом костров и жареным мясом, что свидетельствало о приближении к месту назначения. Всю дорогу Алькантаре ломал голову над тем, куда их ведут и почему не забрали деньги сразу. На редкость дрянной день. Надо было остаться дома, в конце концов, недаром у него в замке одно из зеркал треснуло.

"Чертовщина, я становлюсь суеверным... Одно дело магия, но пустые суеверия в наш просвещенный век, - подумал про себя рыцарь".

На месте рявкнул кто-то грубым как наждачка голосом. С путников сняли повязки, и они оказались около шалаша с костром и двумя спальниками. Человек, одетый в кирасу, кожаные перчатки и широкополую шляпу с плюмажем обернулся к Алькантаре.

- Я имею честь говорить с досточтимым рыцарем Алькантаре? - осведомился он. Лицо его излучало дружелюбную учтивость.

- Простите моих ребят, если они отнеслись к вам не по чину. Мы народ, простой без аристократических замашек. Прошу к столу, не побрезгуйте. - Худощавое лицо мужчины расплылось в улыбке при последних словах.

- С кем имею честь разговаривать? - В тон незнакомцу ответствовал Алькантаре.

- Зовут меня Христофор Менгль, не слышали о таком?

- К сожалению, нет, - на лице Алькантаре можно было прочесть неподдельное огорчение. - Вы, я так понимаю, хотите денег?

Марцио, которого только что освободили, проворно бросил на землю мешочек, в котором, судя по звяканию, было много монет.

- Деньги - это замечательно, поэтому мы с благодарностью принимаем ваш щедрый дар. Серхио, возьми монеты.

Один из семи рослых детин с татуировкой ласточки на правой руке поднял мешочек. Тут же среди разбойников поднялся радостный гвалт. Переспределение нежданно появившихся материальных благ, заняло умы стихийных марксистов (при ближайшем рассмотрении ими является каждый бандит). Глава шайки жестом пригласил Алькантаре войти к нему в палатку.

- Уважаемый сеньор, мне известно, что вы отправляетесь в гости к нашему досточтимому монарху. Не могли бы вы оказать мне услугу? - Небрежно роняя слова вопросил Менгль.

- И какую же? - С интересом произнёс пленённый рыцарь.

- Сущий пустяк! Всего лишь выкрасть корону. - Взгляд Христофора буквально пронзал собеседника в ожидании его решения.

- Корона в обмен на жизнь... - Как бы разговаривая с самим собой подхватил Альканьтаре. - По рукам!

- Так быстро? - Главарь разбойников был ошарашен. Он готовился к долгой словесной дуэли, а тут такой подарок судьбы. - В чём подвох? - Придя в себя от изумления спросил Менгль.

Безучастно почёсывая бороду, Алькантаре как будто не сразу расслышал вопрос.

- Ограбление короля - это приключение, - ответствовал мужчина. - А я никогда не против небольшой истории, тем более, корон у нашего величества еще штук десять-двенадцать.

- С чего вы взяли? - Ошарашенно глядя на собеседника спросил Христофор.

- А, так вы не знаете о компании "Кромпус и братья"? Эти ушлые гномы заключили договор с королевским двором, и теперь пропажа короны не кому не страшна, новую наклепают.

- Не знал, - с грустью признал Христофор.

- Ничего, дружище, - Алькантаре похлопал главаря разбойников по плечу. - Будет тебе корона... Ах да, тебе какую с инкрустацией или без? - Спросил неунывающий Алькантаре.

- Всё равно, - таким же упавшим голосом ответствовал его визави.

- Ну не переживай, юноша, это в романах кража короны что-то выдающееся, а в наш век массового производства самый захудалый монарх имеет по три-четыре короны! Одну для праздников, одну будничную, - мужчина стал загибать пальцы.

- Довольно, хватит! - Гневно произнёс Христофор. - Покиньте палатку. Серхио проводит вас до дороги. И будь проклят ваш Кромпус, его братья и вы вместе с ними!

****

Марцио, тем временем, успел обыграть нескольких разбойников в кости, его добродушное лицо сияло от азарта. Еще бы. Так как в этот вечер ему еще некогда не везло. Он выиграл 12 медных ливоров (местная мелкая разменная монета). Азарт игры помогал забыть об опасности. Конечно, попадать в неприятности и разнообразные приключения - стало для него в некоторой степени обыденностью. Молодой человек так и не смог привыкнуть к мысли о смерти. Быть проткнутым ножом в живот или висеть головой вниз на виселиц? Ну очень не хотелось. Лучший способ отогнать дурные мысли - заняться чем-то интересным. Не сказать, что игра в кости представлялась ему венцом занятного времяпрепровождения, но за неимением куска телятины и танголийского эля - почему бы нет?

-Ребята, хотите я вас всех обыграю и оставлю с носом? -Несколько хвастливо заявил он, когда кляп учтиво вытащили изо рта, присовокупив к сему действию благочинную ругань.

Лица разбойников сначала выразили удивление, а потом как по команде они разом рассмеялись.

-Ты правда думаешь, что можешь выиграть? - Щербато улыбаясь, вопросил один из особо развеселившихся игроков. Несмотря на физиономию в шрамах, он не производил впечатления опасного человека.

Пальцы его были тонкими и ловкими. С такими руками не машут мечами и не стреляют из лука. Марцио насмешливо взглянул на него и сообщил:

- Я, к вашему сведению, выиграл турнир в Берселии.

Кто-то из толпы удивленно-уважительно присвистнул. Турнир в Берселии был знаменит среди всех, кто хоть как-то был связан с азартными играми.

Фортуна благоволила слуге Алькантаре. Он выиграл три кона из четырех.

Собравшиеся вокруг люди с удивлением обнаружили, что их пленник смог обыграть самого счастливчика Ричи.

"Что за чертовщина, почему ему так везет?" - Лицо Ричи сохраняло спокойствие, но его кучерявый соперник выигрывал кон за коном, выводя шулера из себя.

Гомон усиливался. Из четырех игроков остались Ричи и Марцио. Кое-кто из собравшихся заключал пари. Виданное ли дело! Счастливчик Ричи проигрывал! Чего никто из собравшихся припомнить просто не мог.

Марцио бросал кости на землю с легкостью и грацией танцовщика. "Ого, да мне везет, как перед смертью, - улыбнулся юноша, - что-то долго Сеньор Алькантаре не выходит из палатки главаря разбойников".

Только он это подумал, как послышались знакомые шаги. Благородный рыцарь подошел из-за спины к играющим, сделав знак рукой слуге: "Все хорошо, продолжай играть".

Последний бросок. Кости, стукнувшись друг об друга, показали две шестерки. Ричи протянул руку в знак признания победы соперника.

-По правилам, ты можешь попросить, что угодно, - произнес Ричи.

- Тогда я возьму эти кости, - не моргнув глазом, ответил Марцио.

-Может быть, возьмете деньги? - Осведомился шулер.

-Нет, кости. Они мне приглянулись.

Ричи знал, что согласно легенде, знаменитые кости из Сенельхана сами выбирают кому служить.

-Хорошо, забирай, - едва скрывая горечь, сказал счастливчик Ричи.

-Господа, не будем злоупотреблять вашим гостеприимством, -Алкантаре изобразил поклон. - Мы уходим.

Лошадей троим путникам не вернули. Зато вывели из леса ровно на то место, где на них совершили нападение.

-Могло быть и хуже, - произнес рыцарь, глядя вслед скрывшимся в лесу людям.

-Ну что ж, ходьба по утрам полезна. Не правда ли друзья?

Ему не ответили. Только курьер невесело шмыгнул носом. Потерять коня курьерской королевской службы - не самое приятное дело.

****

Трое мужчин брели по дороге. Один из них весело размахивал руками, подбадривая спутников. Кучерявый парень то и дело останавливался и вытряхивал их сапога песок. Третий мужчина, было видно, чем-то сильно разочарован.

-Сколько нам еще идти до этого чертова королевского замка, - с явной досадой произнес Марцио.

- Дня два, - ответствовал Эстебан.

-Что два дня, сеньор Алькантаре. Может, да ну это все?

Рыцарь молчал. И вдруг его лицо просияло. Не говоря ни слова, он пошел вон с дороги в направлении подлеска.

-Сеньор, куда вы? - Хором крикнули ему вслед курьер и слуга.

-К черту королевское приглашение, он предлагает мне пост министра. Лишь бы я перестал сочинять небылицы и чудить. Его Королевское величество твердо уверен,что жизнь человека находится на кончике пера. Я другого мнения. Каждый имеет право на чудачества, если это не вредит другому, - заключил рыцарь монолог.

-А как же звание, монсеньор?

- Звания, награды... полнейшая глупость. Что мне с них толку, если сейчас я хочу выпить буремского рому и съесть сосиски из телятины? Министерский кабинет с лучшими картинами заменит мне желание искупаться в озере? Думаю, нет. Единственное, что обеспечит мне министерское кресло это живот, лысину и мигрень. Марцио, друг мой, возвращаемся к твоей возлюбленной Мириам. А по дороге заглянем к Просперо с Пилар.

Королевский курьер попытался остановить уходящего рыцаря. За что получил зуботычину.

-Прости, Эстебан. Я понимаю, ты выполняешь свой долг.

Тут рыцарь что-то вспомнил.

- Эстебан, у тебя есть писчая бумага и перо?

-Да, - неуверенно произнес, еще сидя на земле, курьер. Из походной сумки Эстебан извлек бумагу с пером. Легким росчерком пера Алькантаре дал расписку о том, что он обязуется возместить стоимость королевской курьерской лошади.

- Бери, а теперь оставь меня. Эй, кучерявый, возвращаемся домой.

Марцио до жути надоели эти шараханья туда сюда. "Что за бесцельное путешествие", - подумал он про себя.

Алькантаре вытащил, висящий у него кулон в виде голубя. Он вибрировал и светился голубоватым цветом.

-Нам туда, Просперо, по-счастью недалеко, час или два ходу. А потом он нас перенесет к себе в жилище. Собирает наверно крапчатник для зелий.

-Сеньор, а что потом?

-Потом домой, ты чем слушал?

-А вдруг у вас отберут замок? - не унимался слуга.

-Ну что теперь, пойду в солдаты, наемникам серебренного крыла как раз нужны рекруты для экспедиции в северные земли. А ты, если хочешь, оставайся в деревне, у меня в банке "Грумс и братья" есть счет. Перепишу на тебя. Откроете харчевню, наплодите курносых рыжих деток.

-Э, почему рыжих-то??

-А это ты у соседа Франциска спроси, - подмигнул Алькантаре, посмеявшись.

-Все-то вы шутите, сеньор, - насупился Марцио.

За разговорами они прошли изрядный кусок пути, углубившись в лес. Пахло пряно-сладким запахом крапчатника. Судя по всему, волшебник был где-то рядом.

-2
1055
Комментарий удален
03:55
К сожалению, слишком много ошибок. Прямая речь оформлена неправильно, причем везде по разному.
02:12
+1
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 2
Угар – 0
Юмор – 0
Внезапные повороты – 1 поворот на 360 градусов
Ересь – 0
Тлен – 1
Безысходность – 1
Розовые сопли – 0
Информативность – -2
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Драконы – 1 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0
Степень заигрывания с читателем – предложил сделать массаж воротниковой зоны.

Есть теория, один из вариантов которой звучит так: если посадить в подвал бесконечное число обезьян с пишущими машинками, то рано или поздно они настучат произведение Шекспира Гамлет. Ну так я бы тебя к ним в подвал не посадил, иначе никогда бы ничего путного не написали.

Шучу, посадил бы в подвал. Но не к ним, а к двум злобным троллям-гомофилам, за то, что шестнадцать уважаемых сеньоров (включая меня) вынуждены терять время и писать какие-то отзывы на твой шедевр. Шэйм он ю, лил мазафака! Не будем же тормозить и перейдём к разбору.

Сразу видно, что рассказ написан на кураже, экспромтом. Идеи нет, концовки тоже, сюжет придумывается по ходу действия. Да, можно на связке трэш-юмор вытащить бессюжетницу, но для этого надо быть мощным литературным магом не ниже девяностого уровня. Тебе ещё качаться и качаться: на рассказ две с половиной шутки одна из которых “ Да и бедная кобыла с романтичной кличкой Изольда скорее больше подходила для конской колбасы, чем для трудного похода.”. Но чтобы рассказ влетел, надо примерно таких шуток по три в каждом абзаце. Запомни, наличие магов не делает рассказ фэнтези, также как и использование смешных слов не делает рассказ смешным. Шутка – это когда смешно даже от обычных слов, подобранных и расставленных в нужном порядке.

У тебя даже имена никак не обыграны, если уж создаёшь параллели с реальным миром то хотя бы имена должны быть созвучны. Или надо было переименовать Алькантаре в Алкотрона, убеждённого трезвенника, и раскручивать сюжет в этом направлении.

Помимо отсутствия логики придуманного мира ты ещё умудрился поглумиться над обычной. Два примера навскидку.

“Сеньор Алкантаре был одет в кольчугу, видавшую, судя по внешнему виду, ещё Троянскую войну или падение Рима. Плащ, отороченный золотистой каймой, смотрелся поновее и мог быть отнесён пытливым знатоком истории ко временам Карла Великого, что, согласитесь, тоже не мало. Да и бедная кобыла с романтичной кличкой Изольда скорее больше подходила для конской колбасы, чем для трудного похода. Всё это опытным глазом подметил Марцио, слуга и приятель непутёвого рыцаря.”

Зачем Марцию что-то подмечать, если он является слугой Алькатраса и всё это сам прекрасно знает, он же и сам его одевал и за кобылой ухаживал.

“Как из-под земли появилось семь фигур, одетых в кольчуги и держащих в руках салермские кинжалы, светящиеся в ночи, если их владельцу угрожала опасность.”

Хорошо. Кинжалы святятся, когда владельцу угрожает опасность. Но там же не было угрозы. Семеро громил против троих доходяг. И далее по тексту не было драки и никого не прирезали. Где опасность?

Резюмирую: не смешной бессмысленный унылый говнорассказ. Но есть плюс – это говнорассказ высшего сорта. Рекомендую воздержаться от дальнейшего творчества ближайшие сто пятьдесят лет. Продолжай прокачивать левую руку и, по возможности, уровень интеллекта.

Критика )
Загрузка...
Ирис Ленская №1