Ирис Ленская №1

Тишина Тириэнских лесов

Тишина Тириэнских лесов
Работа №597

Небо заволокло тучами еще со вчерашнего утра. Дождь не унимался уже вторые сутки и, кажется, не собирался даже думать об этом. Я сидел, судя по всему, в самой старой таверне портового района нашей столицы, укутавшись в шерстяной свитер и плащ с меховой подкладкой. Осень постепенно подходила к концу, все чаще и чаще появлялись предвестники зимы. Ветра становились холоднее, а вместе с дождями иногда выпадал и снег. Вдобавок ко всему, на деревьях изредка можно было встретить снегирей, подъедающих рябину в окрестных поместьях Верхнего города. 

Стены таверны были сделаны, казалось, наспех. Стоило ветру на улице немного усилиться, как тут же по небольшой зале с лавками пробегал холодный сквозняк, заставляя пламя в камине трепетать так, будто оно сейчас погаснет. Место рядом с этим самым камином почти не помогало, отчего я и кутался в плащ, а в руках сжимал кружку с горячим асилийским чаем, согревая ладони. Иоки, с удобством устроившаяся напротив меня, то и дело усмехалась, глядя на мои потуги справиться с холодом.
- Интересно, что ты будешь делать зимой, когда придут настоящие холода? – Асилийка даже не притрагивалась к своей кружке с чаем, незаметно окидывая взглядом окружающее пространство. Точнее незаметно для других. Я, зная убийцу с лиловой кожей не первый год – давно привык мимолетно отмечать все ее ничего на первый взгляд не значащие действия.
Постороннему покажется, что она сидит расслабленно и увлечена беседой, а на самом деле Иоки, превосходящая по силе любого обычного человека в несколько раз, с легкостью может соскочить со своего стула наполовину зала и этим же стулом проломить кому-нибудь голову, в случае чего.

Вообще, асилийцы удивительный народ. Мало того, что они обладают довольно высокой силой и ловкостью, так еще и живут от двух до трех сотен лет, что никак не сказывается на их внешнем виде. Стареть они перестают лет в тридцать. И если бы не кожа и волосы, которые могут своим спектром от светло-зеленого до темно-фиолетового цвета повергнуть в шок какого-нибудь крестьянина с окрестной деревеньки, то островной народ ничем бы не отличался от обычных людей.
Асилийские острова - некогда одно из красивейших мест в мире - постигла ужасная участь. Дело в том, что все пять островов были расположены рядом с вулканами, которые мирно спали до поры до времени, и никто и думать про них не мог, пока однажды земля под водой не взбунтовалась и от вечно зеленых островов остались одни воспоминания. С тех пор численность асилийцев снизилась до критического количества. И в некоторых областях нашего королевства они уже стали ничем иным, как выдумкой, сказкой, что рассказывают детям.

- Буду одеваться еще теплее, - зло ответил я, делая глоток уже совсем не горячего чая. – Твой друг опаздывает!
Иоки придвинулась к столу и почти прошипела:
- Главное, чтобы в твою пустую башку не пришла идея, сказать это ему! Я, видишь ли, не настроена сегодня выяснять, чей клинок быстрее!
Я откинулся чуть назад. Злить асилийку – себе дороже. Если вы когда-нибудь видели загнанную в угол волчицу, то тогда поймете, о чем я тут толкую. Но ближе к делу.
Пару дней назад ко мне заявилась Иоки и сказала, что есть очень неплохой заказ. Я, зная убийцу не первый год, понял, что дело тут не совсем чисто. Асилийка всегда работала одна и не признавала компаньонов. Не желая ввязываться в авантюру, я задал прямой вопрос, на что получил довольно неожиданный ответ.
Раньше она никогда не рассказывала о своем прошлом, но все случается рано или поздно. И в тот долгий вечер я узнал, что когда Иоки было около трех или четырех лет, на их поселение напали, убив всех, кроме нее. А потом появился высокий с черными, как смоль волосами человек, который забрал ее к себе и вырастил. Где, собственно, она и стала той, кем является сейчас. Убийцей с темными татуировками вокруг глаз.
А совсем недавно бывший учитель нашел ее и поставил довольно жесткие условия. Либо она помогает ему в одном дельце, либо у нее в жизни появятся незапланированные проблемы.
- Насколько я знаю, ты постаралась избавиться от всего, что связывает тебя с прошлым. К тому же ты на порядок сильнее и быстрее любого человека. Что мешает тебе просто сказать нет?
Иоки на это тяжело вздохнула и заглянула в пустоту.
- Я не могу его убить, если ты об этом. С самого начала обучения нас ежедневно на несколько часов оставляли в комнате с шентарскими благовониями. А когда наркотик начинал свое действие, появлялся Винсент и начинал говорить. Я не знаю, что со мной сделали, но видела, какие последствия несет неповиновение. Стоит произнести кодовое слово и все. Я видела, как умирали другие. И не хочу заканчивать так же.
Примерно на такой ноте и закончился наш разговор. Так что теперь я сидел в треклятой, продуваемой всеми ветрами таверне и ждал этого самого Винсента.
- Он идет, приготовься.
Было видно, что убийца немного робеет. На моей памяти еще не было ни одного живого существа, с которым она не смогла бы справиться. Потому такая ее реакция предупреждала о многом.
К нашему столу подошел довольно высокий господин в утепленном плаще. Черно-угольные волосы и тяжелый взгляд таких же черных-черных глаз. Лицо ухоженное, но привыкшее хмуриться, отчего между бровями залегли глубокие морщины. Едва он сел, как напротив него появилась кружка с ароматным чаем, исходящая паром.
Иоки выпрямила спину и положила руки на стол. Я отметил, что в таверне прибавилось народу. Сразу оказались заняты несколько столов вокруг нас и около входа, пустовавших до этого не один час. И ребята, что их заняли, явно не были похожи на пришедших пропустить кружечку-другую ремесленников. Думаю, если выйти на улицу, то и там можно будет найти парочку телохранителей. Видимо таинственный господин был чересчур важной шишкой, раз его охраняла маленькая армия.
- Здравствуй Иоки, Джиен, - называя имя, он смотрел в глаза, отчего становилось ясно, что тебя не просто приветствуют. Тебя изучают.
Асилийка чуть склонила голову, я легко кивнул, ожидая сути.

- Меня зовут Винсент, – представляясь, он смотрел исключительно на меня, не обращая практически никакого внимания на асилийку, с Иоки они были знакомы задолго до нашей встречи. А это означало, что Винсенту нужно лишь мое согласие на Заказ.
- Скажу сразу, дело исключительной важности. И ты тот, кто может помочь провернуть все с минимальными рисками. Нам нужно кое-куда пробраться. Для чего понадобятся способности, которых нет ни у одного человека на десятки миль в округе, за исключением тебя.
Вот тут я немного поднапрягся. Черноволосому господину, которого так боялась Иоки, нужны были мои умения расхитителя. Не обычного вскрывателя замков-мародера, а именно расхитителя. Я обнаруживал скрытые пути, ловушки; всегда знал, где искать артефакты и на каком повороте ключа откроется замок. Что не раз и не два спасало мне жизнь.
В этой же ситуации меня тревожило, что такой человек, как Винсент, обладающий, судя по всему, довольно приличной властью, не мог решить проблему даже вместе с Иоки и кучей наемников за спиной. Хотя, если хорошенько подумать, то там, где замешана магия, тебе не помогут и полсотни бойцов. А вот один хороший волшебник, некромант, ходящий, ну или на худой конец, расхититель могут опустить чашу весов на твою сторону.
- Я слушаю, Винсент.
Черноволосый мужчина сделал глоток из своей кружки и достал из-под плаща пергамент с нарисованным планом какого-то замка.
-Замок Во̀рона, расположен в самой чаще Тириэнского леса. Почти пятьсот лет о нем не знала ни одна живая душа. Недавно ко мне попал пергамент с описанием, как до него добраться. И так уж вышло, что именно в этом скрытом лесами замке, завалялась нужная мне вещица.
Я усмехнулся.
- Завалялась нужная вещица?! Серьезно?! То есть последние пять веков об этом замке было известно примерно столько же, сколько и о Бездне? Но как только где-то всплыло его название и в одном из сундуков, которые, конечно же, там должны быть, волшебным образом оказалась нужная вещь, о которой тоже никто ни сном, ни духом?
Боковым зрением я увидел, как напряглась Иоки. Но Винсент, похоже, был готов к такому обороту событий.
- Скажем так. Про существование этой вещи я узнал задолго до того, как обнаружил карту с замком. После Темной[1] войны многие места в нашем мире оказались забыты, а дороги к ним утеряны. Сотни артефактов, о которых мы никогда и не слышали, были стерты с лица Сааны[2] навсегда. Но еще столько же оказались скрыты в полуразрушенных замках, древних захоронениях. И о некоторых из них сохранились записи. Какое-то время у меня было только место – замок Ворона. Но ни один треклятый пьяница или мудрец не мог мне сказать ровным счетом ничего, пока, наконец, ко мне в руки не попала карта.

- Что же, все немного прояснилось. Но я не люблю заниматься благотворительностью.
Произнося эту фразу, я предпочел не смотреть в сторону Иоки. Заниматься прощупыванием – одно из моих любимых дел. Убивать ни меня, ни свою бывшую ученицу он не станет – слишком уж сильно Винсенту нужно попасть в замок. А лишний раз показать, что я не собираюсь слепо следовать, куда мне укажут, будет вполне неплохо.
Винсент посмотрел на меня своими тёмными карими глазами и сухо сказал:
- Тысяча золотых. Если согласишься – четверть получишь сейчас.
Что же, весьма неплохо. Можно немного разгуляться и посетить пару магических лавок, чтобы обновить свое снаряжение.
- Я согласен. Когда выдвигаемся?
- Завтра в полдень мы будем ждать тебя у городских ворот. Надеюсь, на лошади ты ездить умеешь, иначе придется учиться.
С этими словами Винсент поднялся, а спустя несколько секунд на стол передо мной упал увесистый мешок с монетами.
Прошла еще минута и таверна полностью опустела. Исчез даже трактирщик.
- Что думаешь, Иоки?
Асилийка взглянула на меня, словно лед коснулся кожи.
- Он тебя убьет, когда перестанешь быть нужным. Зачем ты вообще заговорил про деньги. Они не нужны тебе.
- Мне было интересно, как он отреагирует.
- Удовлетворил свое любопытство?! А ведь я даже помочь тебе не смогу!
- Тогда мне придется что-нибудь придумать, не беспокойся за меня, Иоки. А сейчас я должен пополнить свои походные запасы. До завтра.

***


Однажды девушка спасла мне жизнь, когда я лежал в подворотне с ножом в животе. Теперь настала моя очередь отплатить тем же. Оставив Иоки одну, я отправился в Верхний город. Следовало основательно подготовиться к предстоящей поездке до Тириэнского леса.
Улица сияющей Сиэльты, как всегда была словно отдельной частью мира. Когда везде шел дождь, здесь светило солнце. А в яркий солнечный день, наоборот, можно было попасть под звездное небо и наблюдать за кометами. Не знаю, кому продали душу маги, что сделали это, но каждый раз, оказываясь в этом волшебном месте, на пару минут я теряю голову и с детской наивностью наблюдаю за происходящим.
Торговец за лавкой с широкой улыбкой встретил меня, стоило мне только открыть дверь.
- А, мастер Джиен. Давно не заходили, я уж начал думать, что с вами стряслось, что-нибудь страшное.
Каждый раз, когда я заходил в эту лавку, то оставлял здесь несколько сотен золотых. Отчего торговец, конечно же, был рад лицезреть меня в любое время дня и ночи.
- И вам доброго вечера, мастер Целистас. В последнее время у меня было слишком много дел в городе. Но вот теперь, я собираюсь выбраться за стены. И дорога обещает быть очень опасной.
Торговец, мгновенно смекнув, что может сорвать неплохой куш, скрылся за ширмой, и спустя пару минут вышел с целой кучей всего.
- Живой огонь, волчье зрение, каменная кожа, - мастер Целистас говорил и выставлял маленькие бутыльки разного цвета на прилавок. Я прекрасно знал их все.
Пузырек с живым огнем, в отличие от других не был одноцветным. Жидкость внутри него переливалась, как настоящее пламя от светло-желтого до ярко-оранжевого с голубыми оттенками. Бросишь такой о землю, и последует довольно сильный локальный взрыв. Те, кому не повезет оказаться рядом, либо умрут мгновенно, либо превратятся в живой факел.
Каменная кожа – редкостная гадость, как на вкус, так и на действие. Стоит только выпить содержимое, как буквально через несколько мгновений утратишь возможность двигаться, потеряешь запах и тепло. Не раз и не два этот эликсир помогал мне обмануть диких животных. Но без необходимости я старался им не пользоваться. Когда действие заканчивалось, требовалось некоторое время чтобы мышцы и суставы пришли в норму.
Видя, что я не проявляю особого интереса к продемонстрированному товару,

Целистас достал из под прилавка небольшую продолговатую палку цвета зимы.
- Жезл с заключенной в нем магией льда. Только для вас, мастер Джиен. Может превратить любого человека в ледяное изваяние за считанные секунды. Вообще, мне стоило его даже показывать, но я знаю, что вы не из тех, кто обратит сие творение наших магов против мирного населения. А в ваших похождениях порой могут пригодиться самые разные вещи.
Я, прекрасно зная, что Целистас набивает цену, улыбнулся.
- И сколько ты за него хочешь?
- О, он обойдется вам всего в пятьдесят золотых.
Да уж. Пятьдесят золотых! Некоторые зарабатывают такие деньги лет за десять. И все ради одного использования магического жезла. Но учитывая последние события, я не откажусь от лишней игрушки в моей сумке.
- Хорошо, я возьму его. Но мне бы хотелось иметь при себе чуть больше, чем пара магических пузырьков и накачанная магией железка. Может у тебя есть еще что-нибудь интересное?
Торговец хитро глянул на меня и выложил на прилавок несколько серебряных монет, кожаный браслет с металлическими шариками, застежку для плаща, пару колец, и как ни странно – плащ.
Не дожидаясь пока Целистас начнет набивать цену, я взял в руки браслет…
Почти сразу все заволокло тьмой, затем раздался оглушительный хлопок и отовсюду повалил дым. Я закашлялся, разжимая кулак. Порой видения того, как работают некоторые вещи, бывают чересчур реальными. По крайней мере, для меня. Целистас же стоял, как ни в чем не бывало, и с любопытством рассматривал меня.
- Иногда вы удивляете меня, мастер Джиен. Я знаю неплохого лекаря, так что если этот недуг беспокоит вас – я буду рад помочь вам.
Я на мгновение растянул губы в улыбке и покачал головой. Вот уж не знаю, о каком недуге он говорит, но в моих ближайших планах точно не было пункта «поход к лекарю».

Застежка от плаща была холодной на ощупь. Обычная Стена – срабатывает в момент, когда ты должен получить удар и отражает его. К сожалению, одноразовая. Но стоит баснословных денег.
Серебряные монеты, судя по исходящему от них могильному холоду, предназначались, для довольно специфичных работ. Положишь такую под язык и никто не признает в тебе живого, а мертвяки с кладбищ вообще начнут привечать, как родного.
Кольца, наоборот, несли в себе тепло. Одно из них окутывало тебя летом и полуденным солнцем, не давая замерзнуть. Второе жгло огнем Бездны, хотелось поскорее отдернуть от него руку, но я пересилил себя, стараясь разглядеть силу артефакта.
Огонь жег так, словно ты находился в жерле вулкана. На лбу мгновенно выступила испарина, а волосы грозились сгореть. Все нутро кричало бежать подальше, оставить про̀клятый огонь здесь, в недосягаемости. Но сила, что позволяла мне видеть внутреннюю суть предметов, не отпускала и держала рядом. Огонь был повсюду, лавка с магическими предметами сгорела сотни лет назад, кости Целистаса сначала почернели, а потом обратились в прах. Но огонь все не унимался. Горело все, кроме небольшого островка рядом с кольцом.
Наконец, я открыл глаза, посмотрел на живого торговца и, надевая оба кольца, произнес:-
-Беру все. Сколько?
Торговец сощурил глаза, подсчитывая сумму.
- Семьсот золотых, мастер Джиен.
Я достал из сумки два мешочка с монетами и положил на прилавок.
Уже с улицы мне послышалось извечно приветливое «Буду непременно ждать вас снова».


***


Дождь стегал по лицу, вода попадала в глаза, скапливалась на ресницах, стекала по рукам. Иоки, Винсент и пятеро его подчиненных за три дня пути успели промокнуть до самых костей. Дороги превратились в поля грязи, куда можно было провалиться по колено. В недолгие часы привала нельзя было развести даже самого слабого огня, так сильно отсырело все вокруг. Ветер, словно сговорившись с дождем, задувал все сильнее, заставляя вжимать голову в плечи и пригибаться к лошади.

К моей радости кольцо, что я купил в одной из магических лавок улицы Сияющей Сиэльты, исправно делало свою работу и холода я не замечал. У наемников Винсента пальцы давно окоченели настолько, что они едва держали поводья лошадей. Теперь вместо бравых ребят, что привыкли таскать мечи с самого рождения, я видел обычных людей, которым хотелось тепла и нормальной еды. Иоки держалась, следуя прямо за Винсентом. В течение нескольких дней что она, что черноволосый, отпивали из своих фляг, благодаря чему не чувствовали холода и усталости. По крайней мере, я не замечал, что они зябнут, дрогнут от непогоды или желают немного отдохнуть. Настоящие профессионалы, а в особенности такие, как Иоки и ее бывший учитель обходили алкоголь стороной, в их ремесле нельзя расслабляться ни на минуту. Иначе в определенный момент можно не заметить, как получишь клинок в спину. Было довольно интересно узнать о нескольких секретах гильдии убийц, но содержимое фляг оставалось для меня секретом. Наверное, отвар из трав, что растут только в полночь и только в определенном месте.

Я усмехнулся, асилийка ни в жизнь не расскажет мне о своих хитростях. Так уж ее приучили. А Винсент – тем более. Не тот это человек. По тем крохам информации, что мне удалось выпытать из Иоки, следовало, что наш черноволосый спутник в молодости успел обыграть немало громких дел. Потомственный дворянин, сбежавший из дома в подростковом возрасте, а ныне глава убийц Ирлина, был либо отмечен самими богами, либо продал душу Бездне. В одиночку пройти через десяток Лиловых хвостов[3], чтобы добраться до важного свидетеля. Еще через пару лет выйти победителем из схватки с тремя обученными убийцами во время передела власти. Обычно такое случается в сказках, где младший сын, которого все считают за дурака, спасает королевскую дочь, убивая по пути несколько злодеев, великого колдуна и пару магических тварей, способных разнести половину Ирлина, просто пролетев над городом.

В общем, Винсент отличался небывалой дерзостью в молодости, которая позволила ему пробиться на вершину. Теперь же перед нами предстал коварный и расчетливый глава гильдии убийц и, можно было не сомневаться, у него был план, как избавиться от потерявшего свою полезность расхитителя.

Уже начало темнеть, когда вдали, на самом горизонте показалась едва видная поначалу стена леса. Дождь уже чуть моросил, что не могло не радовать. К тому моменту, как мы въехали в Тириэнские леса, от былой непогоды остались лишь тучи на небе, да капли исправно срывающиеся с веток деревьев.

Спустя еще примерно час, найдя более-менее сухую поляну с небольшим ручейком неподалеку, было решено остаться на ночевку. Я наконец, слез с лошади и скинул под ближайшее дерево свою сумку. Хотелось горячего. Льняной мешочек с асилийскими травами всегда был при мне, так что оставалось только разжечь костер и можно будет насладиться теплым терпким напитком.

Дело оставалось за малым – нужно было всего-то лишь найти сухих веток после трехдневного дождя. Впрочем, у меня была пара идей насчет второго кольца, что я совсем недавно купил.

Далеко ходить не пришлось, Тириэнский лес, находящийся около Проклятых земель не то чтобы не пользовался народной любовью, но люди в него старались не хаживать. Отчего валежник можно было отыскать практически везде. Собрав в охапку несколько больших сучьев и множество мелких веток, я направился обратно к нашему лагерю. Увидев, что я собираюсь разводить костер один из наемников презрительно хмыкнул, Иоки, наоборот, посмотрела с интересом, гадая, какой фокус я использую на этот раз. И вправду, чтобы разжечь эти сучья нужно как минимум их просушить денька три на солнце.

Я сложил три больших ветви в некое подобие шалаша и напихал внутрь все остальное. Теперь пришло время испытать кольцо, что я купил у Целистаса. Судя по тому, что я увидел – торговец даже не знал, что продал мне. Нужно будет как-нибудь заглянуть и разузнать откуда он его взял. Если, конечно, будет это как-нибудь. Я коротко взглянул на Винсента и его компанию. Сомневаюсь, что у него в планах есть пункт – Джиен возвращается в Ирлин живым.

Сжав в ладони одну из веток, я закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться. Наконец артефакт пробудился. Жар кольца опять перенес меня на пепелище, только теперь лесное. Огонь бушевал вокруг, на месте костра оказалась яма с пеплом, вместо моих спутников лежали черные, выжженные скелеты. Вот уж не знаю кому кольцо принадлежало раньше, но этот тип явно был ненормальным. Становилось жарко, дыхание пламени ощущалось уже на лице, сухой воздух обдирал горло. Магия, заключенная в кольце, была дикой и сильной. Мне понадобилось несколько напряженных минут, чтобы подчинить ее. Хотя обычно на это хватало пары секунд.

Не знаю, что видели остальные, пока я сидел с закрытыми глазами, погруженный в древнюю магию кольца, но выглядеть я должен был странно.

Старая ветка, которую я сжимал в руке начала тлеть, а спустя пару секунд разгорелась. Кольцо все побелело и засияло отблесками пустыни. Странно, но мне совсем не было горячо. Артефакт ощущался точно также, как и последние три дня, что я его носил.

Увидев, что мне все же удалось, к костру перекочевали все участники нашего похода.

Асилийские травы горячим теплом разлились по всему телу, расслабляя мышцы и успокаивая разум. Оттенки вишни и мяты приятно дополняли вкусовую гамму. Я осушил первую кружку разом и тут же наполнил вторую. Винсент достал свою карту и подсел ко мне.

- Что можешь сказать?

Я взглянул на старый пергамент и указал на нижнюю часть, недалеко от замка.

- Мы сейчас примерно в этой точке. Думаю, к вечеру следующего дня будем на месте.

Винсент удовлетворенно кивнул и отхлебнул из своей фляги.

- Ладно, отдыхай расхититель, у тебя завтра трудный день.

Я ненароком бросил взгляд на вооруженных топорами и двуручными мечами ребят главы гильдии убийц. Следующие пара дней обещали быть очень трудными.

Интересно, что может скрываться в древнем замке, о котором никто ничего не слышал вот уже на протяжении пятисот лет? О нем забыли примерно посреди Темной войны, когда совсем рядом и образовались Проклятые земли. Невероятное количество магии, вылитое во время стычек, страдания и предательства, ненависть и множество смертей – сыграли свою роль. Земля впитала в себя все, что ей дали, вместе с кровью и дождевой водой. Но всего этого оказалось мало. Пока Несущие смерть[4] не решили прикончить Гисперона[5]. В книгах писали, что вспышки света и звук взрывов и завываний было слышно и видно на другом континенте. Колдун сражался яростно и отчаянно, а как же иначе. Но в итоге потерпел поражение. Едва не утянув с собой в могилу одного из Несущих. Тут уж ничего не попишешь. Вампиры еще те живучие твари. Особенно те, которым по паре тысяч лет.

Говорят, после смерти Гисперона был такой выброс Силы, что небо светилось еще несколько дней. Вот тогда-то и появились Проклятые земли в том виде, в котором мы их знаем сейчас. А до этого там были обычные поля, равнины, да горы с видом на море.

Я сделал очередной глоток и засмотрелся в огонь. Языки пламени причудливо переплетались меж собой, то и дело, отдавая чуть зелеными всполохами. Очевидно, в деревяшках содержалась какая-то алхимическая штука, вот огонь и переливался. Но я, к сожалению, не слишком разбирался в науке.

Древний артефакт, способный разрушать и строить? Перчатка, которая будет превращать все в золото? Мечта многих алхимиков и искателей удачи. Или яйцо дракона? Есть поверье, что если маленький дракончик вылупится при тебе, то на всю жизнь привяжется и будет защищать не хуже сотни лиловых хвостов. Но неужели это стоит того, чтобы рискнуть своей жизнью?

Я с сомнением поглядел на Винсента – скорее он перережет весь Ирлин, чем отправится в забытый всеми замок за богатством и славой. Тут сокрыто нечто совсем другое. Но вот что?

Иоки, видимо тоже гадала, что нужно ее бывшему учителю. Пятеро головорезов особо старались к ней не приближаться – боялись. Меченная слыла безжалостной и быстрой, одной из лучших в своем деле. И если ты видел перед собой лиловую кожу и татуировки вокруг глаз, значит - твой час настал. По крайней мере, так судачили в Ирлине.

С того самого дня в таверне мы с ней не обменялись даже словом. И мне оставалось только догадываться, о чем думает асилийка. Надеюсь, что в конечном итоге все сложится хорошо, иначе моя заначка в портовом районе так и останется лежать в одном из подвалов.

Я закрыл глаза и чуть отклонился назад, опираясь на ствол дерева. Следовало выспаться.

***

Темнело. Мы были уже довольно близко от нашей цели. Я чувствовал изменения, которые, казалось, ощущались прямо в воздухе. Стало тяжелее дышать. Да и идти тоже. Даже Иоки, обладающая более высоким порогом силы и выносливости, уже с трудом передвигала ноги. Винсент же, наоборот, словно поднабрался сил и вышагивал за троих.

Каким-то образом мы вышли на широкую заброшенную тропу. Деревья, росшие вдоль нее, были сухими и огромными. Коричнево-желтые листья, постоянный вой, который доносился откуда-то издали, хрустящие ветки, обломанные под чьими-то ногами или лапами – все это вселяло страх и ощущение опасности.

Мы прошли мимо большого раскидистого дуба, ствол которого делился на три части. Он нависал над нами словно древний великан, голова которого скрывалась за облаками. Один из подручных Винсента не выдержал и достал из ножен меч. Другие тоже последовали его примеру.

Я шел, вслушиваясь в окружающий лес. Он спал. Тревожным, но глубоким сном. Словно ожидая пока его разбудят. Постепенно стало совсем темно. Остатки дневного света вконец прекратили проникать через густую крону деревьев, и я достал магический огонек. Небольшой шарик засветился в руке, озаряя все вокруг чуть синеватым светом.

Мы шли и шли, но что-то не давало покоя. Даже Иоки начала нервничать, словно физически ощущая опасность. Я замер и поднял руку, прислушиваясь. Было непривычно тихо. Совсем тихо.

Полностью.

Глухая тишина внезапно сдавила так, словно меня бросило на дно океана, и вся толща воды была надо мной. Я повернулся, роясь рукой в сумке. Винсент, как оказалось, стоял прямо за моей спиной и что-то говорил. Нет, он кричал. Но я не слышал. Один из его ребят в ужасе начал махать мечом. Я открыл, было, рот, чтобы его успокоить, но понял, что не слышу самого себя.

Иоки метнулась вперед, уходя от дугового удара спятившего воина. А вот идущий рядом с ней, не успел. Меч почти насквозь прошел сквозь его туловище и увяз, словно колесо телеги в песке. Винсент видя, что с моим лицом творится что-то неладное, на ходу перекувыркнулся, разворачиваясь. Я не успел заметить, в какой именно момент в его руках оказались метательные ножи, но спустя полсекунды из лица безумца торчали только рукоятки.

И тут звуки вернулись. Трое бойцов, едва не орали от страха, Иоки собранная, словно кошка перед прыжком, сжимала легкий асилийский меч в одной руке и кинжал в другой. Невезучий наемник, кажется, его звали Дор, скулил, наблюдая, как из него вытекает кровь.

- Рано! Слишком рано! - Прорычал Винсент и быстрым, выверенным движение покончил со страданиями своего приспешника. – Чего встали?! – Его гневный взгляд обратился на остальных. – Думали, мы будем девок гонять?! Тогда спешу вас разочаровать! Здесь не Ирлин!

Я осторожно сжал в руке пустой бутылек, закрывая его крышкой. Содержимое испарилось, как только впитало в себя окружающую магию.

-Что это было, - голос черноволосого дрожал от ярости.

- Не знаю. Я с таким раньше не сталкивался. Не стоит забывать, где мы. Близость Проклятых земель делает свое дело.

Бутылек перекочевал в перевязь на поясе. А я сосредоточился на воздухе. Точнее на том, что в нем витало. Иоки оказалась рядом, и мне стало спокойнее. Рефлексы убийцы в случае чего могут пригодиться.

Тропа понемногу сужалась. Мы шли несколько часов кряду, постоянно оглядываясь и ожидая нападения неизвестно чего. Магический огонек исправно освещал путь, что, впрочем, не слишком успокаивало. Только боги могли знать, что скрывалось за границей деревьев вдоль дороги.

Мы прошли мимо большого раскидистого дуба ствол, которого делился на три части. Он нависал над нами словно древний великан. Я выругался и резко остановился. Треклятое дерево с пожухлой листвой уже встречалось нам на пути несколько часов назад. И либо в лесу выросло два совершенно одинаковых, мать их, дуба. Либо мы ходили кругами, чего быть не могло.

- Что случилось, - голос Винсента был обеспокоенным.

- Мы уже проходили мимо этого дерева.

Один из воинов повторил мое ругательство и помянул всех богов, каких знал.

- Что будем делать? – Иоки так и не выпустила из рук свое оружие.

Вместо ответа я ближе подошел к дереву и положил руку на холодную сухую кору.

В глазах пронеслась красная вспышка, крик, мертвое тело. Три обезображенные головы под корнями и старые деревянные ворота с нависающим над ними замком. Вокруг летали вороны.

- Дереву нужна кровь. Это своеобразные ворота. Ствол разделяется на три части и под корнями три головы, - сказал я прежде, чем успел подумать.

Винсент кивнул и это все, что я успел заметить. А затем, один за другим, на дорогу попадали трое его людей. Я еще не понял, что произошло, а он уже вытирал свой клинок об одежду одного из них.

- Какой Бездны ты творишь?!

- Ты сказал, чтобы войти - нужна жертва. А мне нужно туда войти. И ты не представляешь, насколько!

Иоки стояла с обнаженными клинками, готовая в любой момент пустить их в дело.

- Не лучшая идея, моя девочка. Ты знаешь, чем все закончится.

Винсент перешагнул через трупы и молча, будто был занят обыденным делом, начал отрезать им головы. Я отвернулся, не в силах смотреть на это.

Три глухих стука у дерева окрестили, что грязная, отвратительная работа была закончена.

Над самой головой раздалось хриплое:

-Кар-р-р. Кар-р-р.

Затем послышался шум хлопающих крыльев. На ветку ближайшего дерева сел ворон и склонив голову практически набок, начал пристально изучать меня своими светящимися желтыми глазами.

Я покачал головой, никогда не любил ворон. Слишком уж мистические и темные эти создания. В некоторых легендах вообще говорится, что во̀роны и воро̀ны слуги Калатрис[6].

Я хотел было прогнать дурную птицу, но в следующее мгновение темнота, что была за кругом волшебного огонька, рассеялась и наступили сумерки. За дубом появилась тропинка. А прямо за ней замок цвета оникса. Смотрелось, честно говоря, это жутковато. Замок из черного камня в проклятом месте, в чаще леса. Вот уж куда я точно ни за что не собирался соваться, так это сюда. Но судьба распорядилась иначе.

Зная, что Винсент не будет меня убивать, по крайней мере, пока что, я, не опасаясь, пошел первым. Его людей было жалко. Но если подумать – они были такими же убийцами, как и он. Так что, скорее всего, каждый из них получил по заслугам. Спокойнее на душе от этого все равно не стало. Но я хотя бы начал прикидывать, что делать дальше.

Вокруг летали птицы. Не только вороны. Тут были и певчие птички, и ястребы, и коршуны. По стене, прямо над входом внутрь замка, прыгала ярко-желтая иволга с бурым клювом.

Я на миг остановился, прощупывая пространство внутреннего двора. Ничего интересного не было. А вот иволга все настойчивее прыгала над самой дверью. Сжав зубы, я подошел и взялся за ручку. И сразу же упал на землю в свете голубой вспышки. Застежка плаща отцепилась и почернела. Входной двери больше не существовало, вместо нее на земле растекся черный сгусток, который и разрядил мою стену. Слава богам, я все-таки зашел к Целистасу, когда у него еще оставались эти магические побрякушки. Они очень трудны в изготовлении и требуют кропотливой работы, чтобы вот так за один раз прийти в негодность. Ну и перед этим спасти жизнь, конечно же. Обычно стены заключают в простенькие небольшие предметы, которые всегда под рукой. Это может быть пуговица, запонка, сережка, брошь. Одна проблема. Как только магия, вложенная в предмет, рассеивается – он приходит в негодность. Пуговица будет постоянно отрываться, брошь отстегиваться, а сережки теряться.

Я встал, ощущая, как правая рука горит холодом. Если бы не стена… Я покачал головой, отгоняя плохие мысли и направился внутрь. Теперь следовало быть осторожнее. Второй стены у меня нет. Плащ, больше не сдерживаемый застежкой остался на земле. Я махнул на него рукой и направился внутрь. Иоки с Винсентом с опаской перешагнули темную лужу, ранее бывшей дверью и двинулись за мной.

Внутри снова стало темно, так что я вновь достал магический огонек и осторожно шел вперед, сжимая в другой руке бутылек с живым огнем, на случай чего.

Коридоры были не слишком узкими, но и не слишком большими, так что шли мы друг за другом.

На стенах висели старые картины с лицами людей, которых я никогда не знал. У самых потолков были вырезаны горгульи, отчего и так мрачное место становилось еще неприветливее. Некоторые места были завешаны портьерами. Красными, зелеными, желтыми. Удивительно, что за столько лет они не потеряли своего цвета и не сгнили.

- Ну что, на карте случайно не указано, куда нам следует идти дальше, - обернулся я к Винсенту.

Тот хмуро на меня посмотрел.

- Нам нужен подвал или погреб.

Ну конечно, где же еще может скрываться так нужная ему вещь, как не в подвале, огромном-то замке?!

Присев к полу, я коснулся его рукой, стараясь найти правильную дорогу.

- Нам на второй этаж.

Винсент посмотрел на меня, как на умалишенного.

- Подвал, на втором этаже? Может, ты еще немного отдохнешь? После того, как эта дверь едва не отправила тебя в Бездну, ты стал как-то не слишком здраво рассуждать.

Я ничего не сказал и на ближайшем повороте повернул направо, выходя к лестнице. На втором этаже было много пыли и паутины. Старое, накрытое прозрачной тканью пианино. Большой обеденный стол, вычурные стулья, красивые скатерти, шкафы с книгами. Вот тут я, было, замедлился, но решил захватить парочку на обратном пути. Вход в следующую залу был закрыт. Помня, что было в прошлый раз и, что второй стены у меня нет. Я остановился и закрыл глаза.

Слабое, едва слышное дыхание Иоки, прерывистое, почти хриплое Винсента. Было спокойно. Тихо и спокойно.

Потянув ручку на себя, я открыл дверь и вошел в следующую залу. Еще один обеденный стол, только раза в два длиннее. На дальнем его конце сидел бледный человек в черном костюме и белой в красных потеках салфеткой на груди. На большом блюде перед ним лежало тело одного из подручных Винсента с двумя ножами, воткнутыми по самую рукоятку.

-О-о-о, я так невероятно рад вам. Вы не представляете, насколько здесь бывает скучно.

Только сейчас я заметил, что у бедняги на столе нет половины ноги.

Картинка потихоньку начала складываться. Судя по всему, мы напоролись на спятившего вампира. И что самое плохое – ему было много лет. А моих знаний вполне хватало, чтобы сделать из этого определенные выводы. Высший или близкий к этому рангу. Даже превосходящая всех нас по скорости и силе Иоки будет, словно котенок против огромного тигра.

- Очевидно, ты хочешь поговорить, - я старался тянуть время, вспоминая, в каком из отделов сумки лежит жезл.

Вампир рассмеялся, после чего зашипел.

- Думаешь, как меня убить? Так давай я тебе подскажу.

Он выдернул кинжал из тела перед ним и бросил прямо в меня. Иоки успела среагировать, и перед моим лицом пронесся полукруг от ее меча. Раздался звон, и клинок весь крови оказался на полу

- Я вижу, асилийцы еще не повымерли? Досадно-досадно. А ты, Винсент, не рассказывал, как так получилось, что ты нашел бедняжку в выжженной деревне? И кто убил всех ее жителей?

Иоки замерла, осознавая то, что сейчас сказал вампир.

- Я вижу, тебе стало интересно, - теперь вампир обращался к асилийке. – Видишь ли, однажды одному наемному убийце попала в руки некая шкатулка. В ней хранились всякие безделушки: серьги, кулоны, кольца. В общем, бесполезная, красивая вещица. Но в один из дней она упала на пол, и оказалось, что у красивой коробки есть второе дно. Я все правильно рассказываю, Винсент?

По лицу черноволосого главы гильдии убийц было видно, что он хочет прикончить вампира.

- В шкатулке все эти годы скрывалась тетрадка с записями одного из приближенных Ильнейта[7]. Там было написано много всего. И как подчинять людей, как выращивать рабов. Была даже пара абзацев про великий и темный замок Ворона, отыскав который, можно получить необъятную власть и долголетие. Вот только пары листов не доставало, а именно тех, в которых объяснялось, как найти замок. Вижу ты и их смог найти. Всего-то и потребовалось, убить… Сколько их там было? Пятьдесят? Сотня? Насколько большой была деревня, Винсент?

Убийца молчал и играл желваками. Кидаться на вампира – чистой воды самоубийство. Готов поспорить на свою душу, что встретить клыкастую тварь здесь, он точно не ожидал.

- А знаете, зачем понадобилось убивать людей? Тут все просто, как с дубом у входа в замок. Хочешь знаний – принеси жертву. И Винсент принес. Только девочку пожалел. Так что можешь поблагодарить своего благодетеля, асилийка. Если бы не он жила бы ты сейчас в деревенской глуши со своими родными.

Вампир расхохотался, довольный своей шуткой.

Иоки стояла ошарашенная, словно не могла понять, осознать. Но я уже знал, что она в итоге сделает. Тем временем, хозяин замка продолжал, в его голосе, то и дело слышалась издевка:

- И вот, наш храбрый Винсент нашел бумаги с описанием места. Но сколько он не ходил, сколько не пытался, все его попытки заканчивались неудачей. Я видел тебя, каждый раз, когда ты с очередной сворой приходил в эти леса и блуждал тут неделями, не зная, как открыть путь. И я до безумия рад, что тебе, наконец, это удалось. И ты смог открыть дорогу в обычный мир, для этого понадобилась помощь расхитителя, но вы справились. Браво! Только, к твоему несчастью, те записульки про власть и долголетие мне пришлось придумать. Я, видишь ли, не хотел умирать. И пришлось спрятаться, когда ваш род изгонял моих хозяев в Бездну. Здесь расположены одни из трех ворот. И вы только что открыли мне дорогу в мир. Расхититель пока поживет, ведь кто-то должен будет распечатать сами ворота.

Я понял, что сейчас будет и бросил склянку с живым огнем в ту часть комнаты, где находился вампир, одновременно с этим доставая ледяной жезл. Пламя взметнулось, пожирая стол, стулья, драпировку. А вампир, не ожидавший такого, оказался отброшен. Не давая ему времени на передышку, я нацелил на него жезл, активируя. Тварь замерзла уже в движении, превратившись в ледяную статую. Которая, впрочем, очень быстро начала оттаивать.

- Бежим, у нас мало времени.

Я бросился обратно к лестнице на первый этаж, но Иоки, похоже было наплевать на близость высшего. В ее руках сверкали клинки, а Винсент стоял вполоборота сжимая в руках меч.

Кажется, они не понимали, что вампира нельзя убить, просто заморозив. Эту статую даже разбить нельзя – она сейчас тверже любого камня. А вот когда лед сойдет, у всех нас начнутся проблемы.

- Иоки, послушай. – Винсент пытался воззвать к голосу разума, но к его несчастью у асилийцев очень сильны семейные узы. Убив кого-то из их семьи, вы не найдете места, в котором будете в безопасности. У них словно отключается инстинкт самосохранения. Так, в истории были случаи, когда небольшой отряд из десяти человек бросался на целую армию, в надежде отомстить за убитого брата или сестру, и в итоге погибали все.

Асилийка бросилась на Винсента. Я не мог разглядеть, как она наносила удары, было видно лишь размашистые взмахи и слышно звон оружия. Винсент держался и, надо отдать ему должное, держался вполне неплохо для человека. Но долго ли он сможет сдерживать кровную ярость?

- Вишхасс

Он почти прошипел это слово. Я ничего не понял, но Иоки тут же взвыла, как раненое животное, выронила один из клинков и схватилась за голову. Судя по всему, Винсент приводил в действие заключенный в ее сознании крючок, о котором она мне рассказывала.

Прежде, чем он успел продолжить, я сорвал с перевязи на поясе пустой бутылек и разбил его оземь. Глухое покрывало тишины накрыло собой весь замок. Винсент продолжал произносить слова, но их не было слышно. Я по выражению его губ, понял, что убийца выругался. Но Иоки это не могло помочь. Она валялась на полу и беззвучно визжала от пронзающей ее боли. Браслет на руке оказался весьма кстати, я сорвал с него один из металлических шариков и тоже разбил. Теперь вдобавок к ужасающе громкой тишине все заволокло непроницаемой чернотой. На ощупь, достав из сумки склянку с волчьим зрением, я осушил ее одним глотком и тут же увидел весь мир в серых красках. Иоки сжалась в калачик и каталась по полу.

В гробовой тишине я взял ее под мышки и начал волоком тащить к лестнице. Главное, чтобы вампир не успел оттаять. Иначе все мои старания пойдут коту под хвост. И мы не успеем закрыть дорогу из замка. И я буду лично ответственным за то, что Несущие смерть выбрались из Бездны.

Уже на самой тропинке к дубу Иоки начала подавать признаки жизни. Асилийка что-то говорила, но я ее не слышал, как и своих шагов, как и себя.

Когда до дерева осталась всего пара сотен шагов, внезапно налетевший вихрь отбросил меня в сторону. Вампир оттаял и жаждал крови.

Ледяная магия еще не полностью сошла с него, поэтому он двигался не так быстро, как мог бы.

Кажется, он что-то сломал мне, потому что я не мог двигаться. Оставалось только наблюдать, как асилийка с двумя кинжалами в полнейшей тишине кружит с вампиром в смертельной схватке. Ее спасало только то, что он до сих пор не мог двигаться так быстро, как обычно. Иоки понимала, должна была понимать, что нельзя терять времени.

Ее удары были выверенными и четкими. Каждый раз она взрезала бледную кожу в новом месте, оставляя страшные раны. Я потерял счет времени, наблюдая за завораживающей картиной. Примерно в тот момент, когда его движения вновь начали становиться размытыми, она отрубила ему ногу, затем вторую, а после и руки.

К сожалению, убить высшего вампира обычным оружием нельзя. Тут нужна помощь магов. Зная это, она лишила его возможности двигаться. После чего оказалась около меня, взваливая на плечи.

В глазах темнело. На последнем дыхании, уже чувствуя, как теряю сознание, я, не слыша своего голоса, сказал:

-Головы, убери головы от дуба. Закрой дорогу

Она всматривалась в мои губы, словно пытаясь понять, что я сказал. Лиловая кожа и татуировки-разводы вокруг ярко-голубых глаз. Говорят это последнее, что видят перед собой те, за кем она приходит.

- Дерево, убе…

Я потерял сознание. И провалился в темную, тягучую пустоту.

Словно откуда-то сверху, внезапно оказавшись всего лишь зрителем, я наблюдал, как асилийка в оглушительной тишине выносит меня из проклятого замка. А прямо за ее левым плечом, бесшумно хлопая крыльями, парит ярко-желтая с бурым клювом иволга.



[1] Темная война – долгая, длившаяся почти сотню лет борьба с обладающими огромной магической силой вампирами, понесшая за собой природные катаклизмы и общий упадок культуры в обществе.

[2] Саана – мир в котором происходят описанные действия

[3] Лиловые хвосты – элитные подразделения стражи в обязанности, которых входит охрана всех приближенных к власти лиц: королевского советника, верховного судью, послов, а также членов совета.

[4] Несущие смерть – Семь высших вампиров, которые и развязали войну. Обладали огромным магическим потенциалом, намного превышающим силу великих волшебников того времени. В конечном итоге их навсегда запечатали в Бездне. Потому что убить не могли.

[5] Гисперон – один из великих колдунов прошлого. Убит Несущими смерть на территории, что сейчас называют Проклятыми землями.

[6] Калатрис – богиня тьмы. Считается, что она с самого начала мира старается погрузить его в хаос. Не раз и не два пыталась открыть ворота в Бездну.

[7] Ильнейт – один из Несущих смерть. Отличался крутым нравом и почти безумной тягой к убийству.

-1
1124
12:48
+1
Я сидел, судя по всему, в самой старой таверне портового района нашей столицы,

Судя по чему? Избавляйтесь от этих неуверенных вставок, либо поясняйте по чему именно таверна была самой старой. Но если это не имеет особого значения( а тут именно так) напишите просто — сидел в самой старо таверне.
Вдобавок ко всему, на деревьях изредка можно было встретить снегирей,

До того шло перечисление погодных условий. Плюс в том же абзаце снегири у вас сидят на деревьях и подъедают рябины. В целом мысль ясна, но буквально выходит, что они подъедают рябину на любых деревьях, на дубе там, на осине.
Стены таверны были сделаны, казалось, наспех.

Во-первых, опть неуверенность. Ну вы автор или кто?)) А во-вторых, абзацем ранее вы назвали таверну самой старой, сомневаюсь, что сделанные наспех стены, будут стоять долго.
Там же меня смутило «место у камина не помогало», конкретно «место не помогало». И повторения про кутался в плащ, и оборот «грея руки».
«По залу гулял сквозняк. И даже сидя у камина, я поплотнее запахивал плащ, грел руки о чашку с чаем ...» — короче, но живее (пример на коленке).

окидывая взглядом окружающее пространство.

Во-первых, официоз. Во-вторых, окружающее — значит то, что вокруг. Незаметно окинуть взглядом что-то у себя за спиной тяжело.

соскочить со своего стула наполовину зала

Страшная женщина х) и формулировка тоже.
Про расу, вы описываете какие они сильные, ловкие, долгоживущие, не стареющие, с цветной кожей и волосами ( не уверена, что к описанию вариации цветов можно применить слово спектр — это вроде как совокупность, но я не компетента, просто сомнение), а потом выдаете — ничем не отличаются от обычных людей. Ага, вообще ничем. Тут бы уточнить что внешне ( хотя и внешне отличаются) или физиологически ( но и тут есть отличия).
Тяжело с планшета цитаты делать, буду так писать.
Человек, пересказывая чужой рассказ, упоминает «черные как смоль волосы». Это само по себе штамп.а в пересказе еще и звучит странно.
Что интересно про рассу, их продолжительность жизни как-то отражается на психологическом взрослении? Ну, грубо говоря — человек живет дольше собак, но наши дети дольше остаются беспомощными.
А неприятности бывают запланированные?

не были похожи на пришедших пропустить кружечку-другую ремесленников

я бы сейчас тоже не отказалась от кружечки-другой ремесленников ) Криво-криво.
Про описания гостя — опять волосы со штампованым образом, и черные-черные глаза.
Чувак тратит на снарягу почти всю сумму, которую ему обещали за заказ. Сразу видно, вор, а не предприниматель.

Напишу сразу: по мере прочтения я убеждалась, что читаю фанфик на Хроники Сиалы Алексея Пехова. Герой легко заменяется на Гаррета, Иоки — Миралисса, классическая «игровая» схема построения сюжета — получил заказ, пошел за снарягой (почти полностью повторяет структуру первой книги сиалы), идут через лес в какой-то древний замок за артефактом. Если не фанфик, то сильно вдохновляла эта работа.

Написано вроде не сильно плохо, но в тексте море мусора. Формулировки, как будто доклад пишут, а не художественный текст. «судя по всему» чуть ли не в каждом абзаце повторяется. Читается тяжело, спотыкаешься по тексту. Тяжело и скучно.
Главгад вышел таким же штампованым как и куча образов в тексте. Мол «а теперь я и мои 40 слонов» расскажут вам в чем дело.
Не смотря на отличия в сюжете с названным текстом, вторичность истории не отпускала до самого конца. Ну и главное — что автор хотел сказать этим рассказом? Какие идеи и смыслы вкладывал? Ну приключаются герои и приключаются, и что?
23:16
Идея? Ну там «жадность фрайера сгубила» или «не буди Лихо, пока оно тихо». Пойдёт? glass
Но вообще, почему рассказ должен нести какую-то идею? pardonПросто они «приключаются» strong, а мы следим.

Но вычитать «вот это вот всё» надо было. Это да…
12:04
Действитедьно, кому нужна эта идея, можно же почитать бессмысленные приключения)
21:29
У вас закрытая скобка не открыта. Хорош занудствовать drink
07:15
это называется графоманией)
06:54
+1
Как и все страшные сказки, история довольно интересная, если не считать того, что сюжета в рассказе нет. Ситуация объяснима, если это фрагмент из романа. Если отдельный рассказ, то отсутствие сюжета сводит всю историю на нет, а целых семь примечаний, которые было бы гармоничнее раскрыть внутри повествования, заставляют отрываться от чтения и заглядывать в конец. Может я не прав, но асилийка Иоки напоминает мне убийцу Гамору из «Стражей Галактики», что несколько опресняет данный персонаж. Также в тексте много ошибок, например, «было видно лишь размашистые взмахи и слышно звон оружия», но они при подготовке к официальной публикации, будут несомненно отредактированы. В целом, как фрагмент, хорошо. Как отдельную новеллу, необходимо серьезно доработать.
21:44
«Тишина на Ивановском кладбище»…
укутавшись в шерстяной свитер и плащ с меховой подкладкой и без штанов?
на деревьях изредка можно было встретить снегирей снегири в городе, поедающие рябину осенью? рябину до морозов никто есть не будет — горькая
чай в таверне?
соскочить со своего стула наполовину зала это как понять?
довольно высокой силой и ловкостью бывает невысокая сила?
крестьянина с окрестной деревеньки ИЗ
Асилийские острова — некогда одно из красивейших мест в мире — постигла ужасная участь. Дело в том, что все пять островов были расположены рядом с вулканами, которые мирно спали до поры до времени, и никто и думать про них не мог, пока однажды земля под водой не взбунтовалась и от вечно зеленых островов остались одни воспоминания. откуда тогда чай?
Здравствуй Иоки зпт пропущена
как Иоки и ее бывший учитель зпт
ненужный канцелярит, чуждый образу ГГ
уходя от дугового удара сварочной дугой бил?
печальное описание баталии
Мы прошли мимо большого раскидистого дуба ствол, которого делился на три части играем в «Поставь препинак правильно»
дешевое низкопробное фэнтези с проходными, абсолютно клишированными персонажами
скучно до зевоты
сюжет характерен для подобных фэтнолубков, поэтому даже не заметна его нелепость
текст плохо вычитан
писать нужно изящнее

Загрузка...
Ирис Ленская №1