Светлана Ледовская №1

Покорители космоса

Покорители космоса
Работа №588. Дисквалификация за неполное голосование

В маленькой грязной комнате, служившей пристанищем космическим бродягам, находилось три мужчины. Один, в довольно поношенном инженерном костюме, сидел прикованный наручниками к кровати. Острые черты его лица оскалились в кривой ухмылке, питавшийся скрыть страх и растерянность. Он был похож на загнанного зверя, раненого, но всё равно опасного.

Другие мужчины носили униформу элитных подразделений галактического контроля. Один из них держал под прицелом бластера неудачливого пирата. В то время как другой связывался с командованием через небольшой планшет вмонтированный в изголовье костюма. Обменявшись парой фраз, он кивнул своему напарнику державшему бластеру, сказав:

- Забирай нашего приятеля, глава галактического контроля давно хочет с ним побеседовать. - Потом обернувшись к пирату, пару секунд молча рассматривал его и улыбнувшись промолвил.
- Очень долго мы пытались поймать тебя, Сайлор. Сам Император так жаждет вашей встречи, что даже назначил такую огромную награду за тебя. Но в итоге всё приходиться делать своими руками, зато получая заслуженное вознаграждение. Правда никто не мог предсказать что ты так легко попадёшься, как малолетний щенок, застигнутый врасплох у какой-то юбки в нижнем городе. – Тот же даже не поднял головы, занимаясь созерцанием носков своих ботинок, игнорируя его слова.
Говоривший кивнул напарнику, они вместе отстегнули его и взяв под руку, вышли из номера. С виду могло показаться, что это хорошие друзья возвращаются домой после славной попойки, поддерживая друг друга. Но эти «приятели» держали в припрятанных руках бластеры, которых не было видно из-за длинных плащей, облегавших их тела. На застёжках красовалась эмблема в виде млечного пути, родины людей - покорителей космоса и знак вершителей космического закона.
Выйдя из дешевого отеля, они свернули в ближайший переулок, спеша как можно быстрее выйти из этих неблагополучных кварталов. Спустя 15 минут их тройка почти подошла к центральным воротам. Внезапно раздался топот приближающихся людей, кои возникли из неоткуда. Не успели они спрятаться в тень зданий, как луч бластера пронзил тело молчаливого агента, который за всё их знакомство не произнес ни слова.
Другой мужчина схватил пленника за плечо и потянул за собой, скрываясь за стоящими неподалёку мусорными баками. Нападавших было около двадцати, почувствовав численное преимущество они начали небольшими перебежками из одного укрытия в другое продвигаться к ним. Но пару четких выстрелов, сделанных стражем закона в эти промежутки, укротил их пыл и обе стороны оказались в патовой ситуации, не решаясь выйти из своих укрытий. В минуту затишья Сайлор обратился к агенту:

- Как тебя зовут?
- Капрал третьего полка галактического контроля Виконт Монобоут. Постой, а зачем тебе эта информация?
- Точно не из-за дружеской расположенности, слушай Вик, можно я буду тебя так называть? Если ты хочешь выбраться из этой передряги, а не помереть в помоях, разомкни наручники, иначе тебе придётся охранять мой труп, – капрал, немного подумав, уже хотел освободить его, как вдруг небеса опрокинули их мощной волной, а в десяти метрах от них заполыхало синее, неживое пламя.

Потом послышались гортанные крики и с крыш зданий полетели стрелы с красным древком, признаком высших домов и синими нейро-наконечниками, пробивающими всю легкую и среднюю броню. Кои являлись одним из нераскрытых секретов внеземных цивилизаций.

Внезапная сонливость обуяла Сайлора, последнее, что он уловил перед тем как впасть в небытие, было прекрасное синее небо, обрамленное неповторимым в своей красоте пурпурным сиянием лун-близнецов и тонкие, болотного цвета струи газа, по-змеиному скользящие вдоль улиц. Пират попытался задержать дыхание, но поперхнулся дымными осадками взорвавшихся неподалёку бомб, впуская отравленный воздух в свои лёгкие.
...
Яркий свет бил в глаза, заставляя подниматься со сладкой пелены сна. Пару минут глаза привыкали к непривычной яркости. Он находился в большой, сияющей алюминием каюте межгалактического корабля Риландо–2. Полное отсутствие темных цветов и белоснежные отблески метала напоминали райские врата прогрессивного будущего.

Сайлор сидел в мягком кресле, однако попытавшись встать он обнаружил невидимые наручники на руках и ногах. Тяжесть их не чувствовалась, но стоило попытаться подняться, и они начинали пылать, причиняя немыслимую боль, пропорциональную твоим усилиям.
Рядом сидел капрал, в таком же кресле, сладко посапывая. Обернувшись, Сайлор разбудил его, тот недовольно посмотрел на него и замер пораженный, не понимая, как он здесь очутился. Пират, усмехнувшись сказал:

- Неожиданная смена обстановки, из подворотни грязных кварталов до величественного корабля высших домов, не к такому тебя готовили Вик? – обозлившись, он послал его. Сайлор лишь засмеялся, промолвив:

- Оставь свои остроты для высших, когда они будут с помощью изощрённых пыток превращать тебя в безмозглого кролика. Лишь одно я не могу понять, зачем им понадобился какой-то капрал, почему ты еще жив, а не лежишь в подворотне со стрелой в сердце? – успокоившись Виконт ответил:

- Буду рад первым застать тебя мёртвым. Человек убивший наследника императора, и ограбивший огромное количество государственных торговых кораблей, достоин самых ужасных мук, – их короткую перебранку прервало появление высших.
В комнату вошли три владыки, одетые в роскошные одежды, в окружении двух гвардейцев, державших ритуальные копья. Имеющие тот же наконечник, что и стрелы, а взамен первобытного деревянного древка, служил эластичный пластик.
Высшие - удивительные существа двух метров роста, с заострёнными ушами, гибкими талиями и пепельного цвета кожей. Поначалу люди приняли их за эльфов, лесных повелителей из древних мифов человечества.
Но они не имели дара бессмертной жизни, зато были способны очень неточно предсказывать ближайшее будущее. Также их планета была полностью лишена лесов, где кислород вырабатывали не деревья, а специальные кратеры, кои передвигались и имели прототип базовых чувств и эмоций.
Единственное что объединяло, миф и реальность, так это презрение к людям. Высшие считали их жестокими существами, не способными на мирное сосуществование. Правда в общем, к нам они относились пассивно, не заключая договоров, но и не воюя. Такая ситуация не могла продолжаться вечно, в данный момент вся галактика находилась на пороге огромной, межгалактической войны, между Империей и противоборствующей Конфедерацией, в которую и входили высшие.
Тем удивительней было их вмешательство в дела будущих врагов. Стоявший посередине владыка заговорил, искажённым переводчиком голосом:

- Человек по имени Сайлор и капрал Виконт, вы будете подвержены абсолютно безопасным испытаниям. Находясь в наркотическом сне, способному проявить интересующие нас уголки вашей памяти. Потом вы будете переданы прямиком в Императорский дворец на Тааре. - развернувшись, высшие двинулись к выходу, но уже в проеме их остановили отчаянные слова Сайлора:

- Видно ваши дела хуже некуда, побудив вас стать охотниками за головами? Зачем вам предавать нас пытками, ради удовольствия, или выведать секретную информацию врага, у жалкого капрала?!

- Не дерзи, ты находишься не в том положение! – прорезался холодный, как сталь голос одного из владык. – Лишь награда удерживает порывы нашего гнева. Виконт должен выжить, вместе с тобой пройдя это испытание. Цель которого заключается в наших личных интересах и священном пророчестве Главного Ведущего. – потом кивнув стражником, он скрылся с остальными владыками в небольшом проеме.

Оставшиеся высшие отставив в сторону оружие, достали из небольшого куба, стоявшего неподалёку две капсулы. Подойдя, они разломили их под носом у Сайлора и Виконта, тонкие струйки думы быстро растворились в их организмах. Испытание началось...
...
Удивительное плато, не имевшее начало и конца напоминало сон, нереальный и одновременно завораживающе красивый. Сайлор медленной походкой двинулся вперёд, но вскоре остановился, заметив небольшую странность. Любая вещь на коей он концентрировал внимание больше полуминуты, начинала расплавляться на две части.

Одна - сине-бирюзовая, манила своим желанием и сладким ароматом ностальгии, а другая - кроваво-красная, пугала своей неопределённостью и запрещёнными знаниями. Подойдя к огромному дубу, с расплавленными часам вместо дупла, Сайлор взял и прикоснулся руками к светлой части, ранее бывшей его ветвью, окунаясь в приятное забвение прошлого.

Он вспомнил всё, и на удивление смерть его единственной любви уже не вызывала такой дикой боли, ненависти и отчаяния. Во истину, время раны лечат. Правда тот день навсегда врезался в память Сайлора, оставаясь кровоточащей раной, торчащей из его холодного сердца.
Это было десять лет назад, когда он двадцатипятилетний юнец ждал свою жену в роскошном ресторане, чтобы отметить их первую годовщину. Редко, когда люди находят свою истинную любовь, не исчезающею на протяжении десятков лет, заменяемой на обычную привязанность. Ведь часто брак лишь залог денежных, семейных, моральных, иногда даже классовых ценностей, становящимся прямой обязанностью жителей нашего социума. Но это был тот самый редкий случай, когда сердца возлюбленных были объединены невидимой нитью чувственной любви, обещавшей остаться навсегда.
Сайлор опоздал на десять минут, а всё из-за бесконечных пробок на воздушных магистралях. Войдя в ресторан, его взору предстало роскошный зал, со стоящим в центре большим фиолетовым деревом - символом их планеты. Также подняв голову, сквозь стеклянный потолок ему открылся чудесный вид на ночное небо, усыпанное золотистыми звёздами, напоминавшими небесную диадему.
Зайдя в ресторан, он долго искал прекрасную шатенку, свою жену. Внезапно в зал вбежали вооружённые люди, с нашивками специальных войск империи. Они подбежали и скрутили его жену, одиноко скучавшую за столиком. Не обращая внимания на её крики, воины выпотрошили женскую сумочку, и найдя там часовой механизм бомбы, подняли оружие и убили его любовь. Время словно остановилось, и всё вокруг казалось ужасным сном. Ведь вследствие недавнего покушения на императора, издали закон ужесточающий отношение к террористам, заставляя не проявлять к ним никакого сочувствия, убивая на месте. Не передать словами его боль и отчаяние, но он ничего не мог сделать против безжалостного несправедливого закона.
Сайлор бросился на них, но военные оглушили его ударом приклада, даря ему пару часов, блаженного забвения, ведь потом он ещё долго не сможет спокойно уснуть. Его жену подставили, кто-то подкинул в сумочку бомбу, и позвонил службе по борьбе с терроризмом. Невозможно просто и эффективно.
Молодой судья взлетел так высоко, что не замечал своих врагов, число которых всё время увеличивалось. И в итоге, они победили, убрав его с арены борьбы за власть, и убив любимого человека.

Тонкости никого волновали, а неудачливого судью уже хотели списать в психушку, но он нашел силы перебороть боль, и жить дальше с тяжёлым грузом на душе. Никогда парень не мог подумать, что, убрав фаворита и лучшего друга молодого наследника императора из большой, политической игры Сайлор так насолит ему.
С этого места началась великая месть, вылившиеся в противостояние целой империи.
Имея бесстрашную команду, он несколько лет провёл в грабеже и борьбе с имперскими торговыми и патрульными кораблями. Сайлор часто терял свой экипаж и судно, но не отчаивался и с нескончаемыми силами опять вступал в бессмысленное противостояние.

...
Яркий свет бил в глаза, заставляя раскрывать веки, уходя из удивительного сна. Оглянувшись Сайлор заметил, что Вик не спит, вместо сна занимаясь поглощением пищи. В виде капсул, содержащих всё необходимые вещества для человеческого организма, но к сожаленью абсолютно безвкусных. Руки у него были свободны. Осмотрев своё тело, Сайлор обнаружил что тоже свободен. Павда ноги оставались прикованы, мгновенно уничтожив минорную надежду побега.
Также перед ним стоял поднос с питательными капсулами, и стаканом кленового сока. Покончив с пищей, он повернулся к мирно дремавшему Вику, сказав:

- Эй, капрал, рассказывай, что тебе снилось? – тот уже собирался сказать, что это не его дело, но скука взяла верх, и он ответил:

- Этот сон совсем не походил на страшную пытку, которой ты меня пугал. Просто очень старые воспоминания с детства. – капрал Виконт вспомнил те моменты, которые люди будучи младенцами всегда забывают. Он воочию видел, как его родителей, первых колонистов планеты Аномеры, разрывают на куски коренные жители этого мира. Разумные тигры с тонкими крыльями, неспособными летать, но с прекрасными зубами, способными разгрызать тонкую людскую кожу.

Это была первая резня за которой последовало ещё две, но не такие глобальные. Его спасло лишь чудо, будучи маленьким ребёнок он тихо и молча лежал в своей комнатке, и с детским любопытством вслушивался в кружившие вокруг крики боли, будучи так и не найденным опасными хищниками. Удача позволила ему выжить, и подарила врождённую ксенофобию.
Когда земное правительство наконец послало карательную экспедицию, то обнаружилось что их эволюция происходит в 10 раз быстрее. И вскоре мы были способны вести с ними разумный диалог, и император простил им смерти, ведь тогда не они убивали, а их звериная натура.

Разве мы смеем осуждать своих предков, убивавших из-за нехватки просвещённости? Всех пострадавших распихали по задворках империи, чтобы не было лишних волнений. А физически развитых мальчишек, сироток, забрали и сделали кадетами галактического контроля. Заменив родную память ненастоящими воспоминаниями про Землю, наплевав на чувства, заботясь лишь о слепой верности огромной империалистической машины.
И теперь, всё вспомнив, Вика обуял гнев и неожиданная симпатия к Сайлору, которому империя тоже дала всё и с такой же лёгкостью забрала. Беспринципный рационализм стал мерзок ему, и он уже не был уверен в своей преданности. Его ум кидался между двух противоречий - преданности и злости. Вдруг вышел один из стражников и сказал, что они вошли в атмосферу Земли. На что Сайлор ответил:

- Вот сейчас увидим торжествующую Минерву в лице старого Императора. Лишь одна загадка осталась неразгаданная, зачем они тебя держали, как меня, опасного пленника? Видно их секреты важнее за красивые манеры. – Вик в ответ, лишь неоднозначно хмыкнул.

...
Удивительная планета Земля, пару сотен лет назад она умирала истощённая человеческим потребительством. Но новые технологии сумели преобразить нашу Родину, окрасив её в цвета прекрасных лесов и синих змеёк рек. Входя в атмосферу Сайлору открывалась блистательная картина, большой город Нью-Атланта – столица империи. Похожа на большой серебристый улей, над котором словно пчёлы летают машины по воздушным магистралям. А всё вокруг расцветает зелёным цветом рослых дубов и стройных берёз. Опасные хищники спокойно ходят вокруг, не проявляя никакой агрессии к людям, выведенной специальным путём.
Вот они садиться в личном космопорте императора, который впрямую прилегал к его дворцу. Величественное здание, превосходило своей тонкостью Лувр и величием Кремль, стройные колонный и статуи позабытых людских богов, стояли вперемешку с трофеями порабощённых народов. Пройдя возле них, они вошли в большой зал.
Благолепные своды, на которых изображены величайшие моменты человеческой истории, исполненные лучшими художниками. Лучезарные стены и потолок, казались вершиной архитектурного искусства. Войдя Сайлор ожидал увидеть самого императора, сидящего на своём престоле. Но его взору предстала плеяда приближенных императору министров, скромно стоящих возле величественного пьедестала. Канцлер, невысокий старичок в строгом костюме, подошёл до пирата, достал стариной свёрток, на котором ещё издавна император собственноручно писал указы, касающиеся самых высоких инстанций, и начал читать:

- Завещание - передаю всю власть данную мне Богом и моими предками, своему внебрачному сыну от госпожи Де Браун, именуемому ныне, как император Сайлор династии Роуншегов. Подпись и печать. – наступила мёртвая тишина, сквозь которую можно было расслышать нервное дыхание капрала и бьющееся сердце нашего узника. Бывший пират, смог лишь пробормотать:

- Я не могу быть его сыном, у меня есть отец с матерью, которые меня любят. Это какая-то большая ошибка. – на что канцлер ответил:

- Вы были нежеланным ребёнком и ваша мать герцогиня Де Браун, будучи сама замужем, передала вас в руки других людей. Мы нашли для вас лучшую, благопристойную семью, чтобы вы выросли полноценным членом нашего социума, но, к сожалению, вы сошли с праведной тропы благополучия и счастья. Так вы согласны подписать данный документ?

- Разве я имею выбор, - ответил бесцветным голосом Сайлор, подписывая завещание. Канцлер взял свёрток и величественно поклонился ему, став на колено, его примеру последовали остальные министры, удивлённый капрал и стоящая неподалёку стража.

***
Новый император стоял на балконе своего кабинет, кидая усталый взгляд на многокрасочный, цветистый сад, где с карабином на перевес стоял его старый, знакомый капрал Виконт. - «Верный пёс государства, ему плевать чью кость грызть, барина или разбойника, жирующего в его опустевших хоромах», - криво улыбнувшись, подумал бывший пират. Грядут большие перемены, хорошие или плохие, судить потомкам. Сайлор планировал прекратить всепоглощающий империализм, из-за которого весь мир стоял на пороге войны. Предпринять попытку дать порабощённым цивилизациям что-то кроме боли, тирании и человеческого насилия. Дабы людям подчинялись не из страха, а из благодарности и уважения.

-2
1289
12:50
+1
Опять у меня рубанулся отзыв, но тут все так прекрасно, что я не поленюсь — перенаберу с нуля.
Один, в довольно поношенном инженерном костюме, сидел прикованный наручниками к кровати. Острые черты его лица оскалились в кривой ухмылке, питавшийся скрыть страх и растерянность.

Бесполезное описание одежды — говориться, что костюм потрепанный, то есть такой уточняющий маркер, а что вообще за костюм не говориться.
Дальше будет такая же штука с одеждой имперцев — не цвета, не фасона — на создание картинки никак не влияет.
Далее «черты лица оскалились» — ляп. Лицо оскалилось, черты скривила — еще более менее, но именно в такой формулировочке — звучит криво.
питавшийся скрыть
— без комментариев.
Монолог персонажа — такой себе стереотипный вброс злодея в конце фильма, разве что для галочки его сразу должны были убить. А если серьезно — картон картонный, реплика вписанная только для того, чтобы рассказать читателю все что придумалось, но в тамлайн не влезло.
В целом с диалогами тут беда. Они плоские, нереалистичные и, простите, местами невероятно смешными.
Например как в моменте, где имперца спрашивают имя, но выпаливает его на одном дыхании а затем спрашивает: «а зачем тебе»? ну не дурак ли?

Текст не вычитан и не выдержан в одной стилистике. То разговоры и послания, то «промолвил», то кровь-кишки-сражение — то посмотрите какие облака и струйки газа.
То же самое с миром. Круто было в середине рассказа после бластеров читать про стрелы, оперение которых как-то характеризует сан другой расы! Да там в одном предложении инфы о мире больше чем было до и как минимум столько же как и в последующем тексте.
н обнаружил невидимые наручники на руках и ногах. Тяжесть их не чувствовалась, но стоило попытаться подняться, и они начинали пылать, причиняя немыслимую боль, пропорциональную твоим усилиям.

так невыносимую или пропорциональную усилиям? И как он обнаружил НЕВИДИМЫЕ наручники. Хоть бы почувствовал.
окрасив её в цвета прекрасных лесов и синих змеёк рек.

Итак, учим цвета: река синяя, лес — прекрасный. Если без шуток — опять нарушенная логическая последовательность. И что-то не так с «змеёк рек».
А закончилось все в духе избранного. Почему? КАк так? Зачем? Какие именно события к этому привели? Не важно. просто ты «волшебник гарри», вот тебе империя, правь.
Грязный, слабый текст, с построенеим предложения (местами) на уровне третьего класса. Отсутствием интриги, внятного конфликта, который бы тянулся через весь рассказ. Картонные диалоги, клише в образах («загнанный зверь, раненый, но опасный»). Читать было тяжело и неинтеерсно. Разве что некоторые ляпы повеселили, но разве это достижение?
11:52
И масса детских ошибок
«пИтавшийся скрыть»
«возникли из НЕоткуда»
«пробивающими ВСЮ легкую и среднюю броню» — таки любую броню, а не всю.
«к сожаленЬю»
Ну а «минорную надежду побега» надо отлить в граните я считаю.
графомань
21:06
Острые черты его лица оскалились в кривой ухмылке, пиЫтавшийся скрыть страх и растерянность.
Один, в довольно поношенном инженерном костюме, сидел прикованный наручниками к кровати. космические технологии, но кровати и наручники?
небольшой планшет вмонтированный в изголовье костюма а где у костюма изголовье? планшет в изголовье никто не будет монтировать
он кивнул своему напарнику
с препинаками очень плохо
тся, ться
Тот же даже не поднял головы danceТот вернулся!!!
из-за длинных плащей, облегавших их тела латекс? космогеи? почему из-за облегающих плащей не видно то, что в руках?
млечного пути если речь не о дорожке высохшей спермы, то с большой буквы
Спустя 15 минут числительные в тексте
раздался топот приближающихся людей, кои возникли из неоткуда. громздко и неграмотно. ниоткуда может? если топот был слышен, то явно не возникли и явно не из ниоткуда
они начали небольшими перебежками из одного укрытия в другое продвигаться к ним. Но пару четких выстрелов, сделанных стражем закона в эти промежутки, укротил их пыл и обе стороны оказались в патовой ситуации в какие промежутки он стрелял? они/к ним
удивительно корявый и малочитаемый текст
таким текстом можно пытать врагов народа
традиционная куча лишних местоимений;, ошибки, коим нет числа, всех родов и размеров; образцово-показательные корявизмы первого и второго порядка

Загрузка...
Константин Кузнецов №2