Ольга Силаева №1

Станция

Автор:
Charlie Gelner
Станция
Работа №1. Тема дуэли: Буря
  • Победитель

А после бури настали покой и затишье.

Они сводили людей с ума... (с)

Андрюха сидел неподвижно и смотрел в одну точку. Его равнодушие и пугало, и успокаивало Вадима. Раз напарник спокоен, то и волноваться нечего. Но все равно, как-то слишком тих, словно потерял вкус к жизни. Оно и не мудрено, на самом деле. Их вахта должна была длиться шесть месяцев, но одно зацепилось за другое, потом Рекс заболел, затем на материке происшествие. И вот Вадим с Андреем сидят на полярной станции седьмой месяц. Всего десять лишних дней прошло, но что-то в Вадиме надломилось.

Очень хотелось домой, к жене, даже по теще скучал, хотя, пробыв дома слишком долго, готов был хоть на край света от нее бежать. Что он, в общем-то и делал, бежал на станцию. Старшие товарищи говорили, что это похуже наркотика – если подсесть, то потом уже не слезешь. Иные-то не понимают, чего Вадима туда тянет. Холод, ветер, спартанские условия и угнетающее белоснежное полотно. Куда взгляд не кинь, везде снег и пустота.

Именно это и тянуло. Чистота и непорочность природы, обострение чувств. Если голод, то до головокружения, если холод, то до минус сорока. И отношение к жизни совсем другое. Только тут люди по-настоящему живы, дышат полной грудью, пусть от этого и замораживаются легкие да стынет кровь. Друг на друга тоже совсем по-другому смотрят. Андрюха не просто коллега, не друг по вахте. Он спасение в трудную минуту, он единственная надежда и крепкое плечо. Тут, если человек вдруг упал, мимо не пройдешь. И положиться больше не на кого. Такую прочную связь на материке не построишь. Там обстоятельства другие.

Вадим часто задумывался о том, как станция влияет на людей. В перерывах между вахтами они с Андрюхой даже не созванивались. У каждого свои дела, общего мало. Андрей - холостой, беспечный, романтик. Вадим – семейным, серьезный, расчетливый. Встреться они в каком-нибудь теплом офисе, проходили бы мимо друг друга, вяло кивая головами в знак приветствия. Или смущенно и глупо ухмылялись бы возле кулера.

А на станции никого ближе и роднее Андрюхи не было. Хоть разница была всего в пятнадцать лет, Вадим себя чувствовал почти отцом молодого товарища. Взял над ним шефство, обучал премудростям, которые в книжках не вычитаешь, до них можно только самому догадаться, на своем опыте. И первые три экспедиции проходили без сучка, без задоринки. Со своими нюансами, конечно. Но они ж мужики, никаких обид, помолчали денек, остыли и снова дружба. Выбора-то нет.

В этот раз все как-то сложнее стало. То ли от того, что устали друг от друга, то ли потому, что Андрюха себя уже опытным считал и товарища начал игнорировать, но напряжение ощущалось. Огрызаться начал, учить Вадима. Гордость у того взыграла, будет еще щенок ему поперек говорить. Даже поругались как-то, обозвали друг друга неприятными словами. А утром посмеялись весело, от души, чашками чайными чокнулись в знак примирения.

- С ума уже сходить начинаю потихоньку, - пожал плечами Андрюха. – Наверное, перерыв после этой вахты сделаю. Приду в себя.

Потом неприятности начались. Вначале пес заболел, пришлось его на материк на вертолете отправить. Без него совсем тоскливо стало. Рекс хоть и вымахал размером с медведя, а все себя щенком ощущал. Бегал, на колени запрыгивал, вилял пушистым хвостом, сбивая все, что попадалась на его, хвостовом, пути. Разряжал обстановку, а в этот раз это было совсем необходимо. Только с Рексом разобрались, стали уже закругляться потихоньку, как сообщение пришло. В следующей вахте заминка произошла. Уволился там кто-то, скандал какой-то вышел.

- Всего-то недельку лишнюю посидите, а мы тут все решим, - передали Вадиму.

Андрюха скис. Он уже второй месяц копытом бил, хотел домой. Оказывается, девушка так его ждет, боялся, что не дождется. Суровый стал, хмурый. Эгоистичный, а в полярных условиях это опасно. Продовольствие чуть экономить пришлось, а он отказывался терпеть, злился, причем на Вадима, как будто это его вина. А на кого ж еще? Всегда ж самый близкий виноват. Вадим вначале протестовал, призывал к порядку, а потом рукой махнул. Неделю он этого жеребца взбеленившегося потерпит, зачем лишний раз конфликтовать?

За окном было белым-бело, но уже не вдохновляюще, а пусто, безнадежно. И между напарниками так же стало. Каждый теперь просто жил сам по себе, хоть и рядом. Считали дни.

Но тут поднялась буря. Погода не то что не летная, не ходная. Ничего вокруг не видно, как будто станцию в молоко окунуло. И ветер выл надрывно, пророча беду. Материк приказал ждать, пока не уляжется. Ничего больше и не оставалось, только сидеть и надеяться, что ненадолго. Но ждать непонятно чего сложнее, чем какого-то конкретного срока. Те шесть месяцев не так трудно Вадиму дались, как последние несколько дней. Младший товарищ так совсем с петель слетел. Ругался, придирался к каждой мелочи, продовольствие делил нечестно.

Вадим видел, что тому тяжело, хотя и самому не легко было, но понимал, он-то Вадим крепче ментально. У Андрюхи срыв настоящий произошел, а это почти болезнь. Не будешь же на простуженного из-за чихания ругаться, платочек ему предложишь, чаю заваришь. Вот и с напарником он себя вел, как с больным. Утешал, смалчивал. А тот лишь раззадоривался, за слабость принимал. Как молодой лев на старого вожака нападал, хотя и прайда-то не было, вдвоем они остались. На всем белом свете, как будто.

Позавчера с кулаками на Вадима полез. Тот всего-то сделал замечание, что колбасу его кто-то съел. А кто ж еще, только Андрей. Парень не только вину признавать отказывался, так еще и Вадима во лжи обвинил. Слово за слово и в рукопашную пошли. Сидит теперь второй день дуется, молчит, в одну точку смотрит. Вроде и скучно с таким вот соседом по станции, а все лучше, чем со взвинченным, у которого болтики-то явно расшатались. Вадим драку в серьез не принял, шутить пытался, разговаривать. А тот как синец нахохлился и молчал.

То ли обида такая сильная была, то ль усталость, а может череп проломленный мешал Андрею разговор поддержать. Вадим-то хоть и старше, но шире и выше. Отпор дал такой, что мама не горюй. А ночью спящего добил. Сидит теперь Андрей за кухонным столом, дуется на него из-за этого, ребячество, ей-богу.

- Скоро уже на материке будем, малой, не переживая, - Вадим сидел напротив напарника и гладил его холодную синюю руку. – А то, что я тебя убил, ты не серчай. Надо было просто честно признаться про колбасу. Что я зверь какой-то, что ль, понял бы, простил. Это все буря виновата, а не ты. Совсем парнишка с катушек слетел. А все почему? Молодо – зелено. У меня-то психика твердая, натренированная. Меня так просто не проймешь.

И засмеялся. Заливисто так, по-молодецки.  

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+8
728
12:56 (отредактировано)
+2
Научный трактат на тему, как станция влияет на людей. Выяснилось: хорошо.
Это всё девушка виновата. Или колбаса. Но, может, и буря.
А вообще не хило так автор с ДжекЛондоном потягался. Я про рассказ «В далёком краю».
13:12
+1
Во, точно. А я читаю — и понять не могу — слова другие, а знакомо!
15:37 (отредактировано)
+2
Ну нифигасе, развязочка! Такого точно не ожидала!
Автору аплодисменты! bravo
И ГОЛОС.
18:04
+1
Простовато, но зато доступно. Вот только развитие сюжета как-то так и не произошло. Несмотря на убивца и убиенного. Не смотря на их весь разговор. Апофеоз готовился, готовился, но так и не случился. В эмоциональном плане не случился, так-то в тексте есть. А переживания нету.
09:52
+1
Эта работа мне больше понравилась. ГОЛОС ей.
Пусть она простовата и не хватает действия в сюжете, но мне приглянулась больше. Единственный момент, который смутил это
Вадим крепче ментально

это как? ) У Вадима сила мысли больше развита или он владеет телепатией, а Андрей нет?
11:11
+1
А ведь закралась мыслишка, что Вадим чего-то недоговаривает — и напарник нервный, да взвинченный, а сам герой такой спокойный, как удав, потому что у него-то
психика твердая, натренированная… так просто не проймешь.
а ночью добил.
Понравилось, но пойду ещё у соперника рассказ почитаю )

18:11
+1
В простом, душевном, человеческом «ты не серчай» — тьма безумия. Это пугает больше, чем что-либо, выглядящее в самом деле безумным.
Было интересно, было неожиданно. Спасибо. ГОЛОС.
08:34
+1
Ух ты, вот это поворот! О_О Круто, неожиданно и пугающе! Хорошо подано — чувствуется атмосфера изолированности и безумия. bravo
21:47
+1
Поначалу муторно читалось, но концовка классная, зловещая)))) Да и в целом хорошо передана атмосфера, хорошо чувствуется состояние героев, когда у них от обстановки начинает рвать крышняк) Браво!
21:51
+1
И после прочтения другого рассказа, который мне категорически не зашел, отдаю сюда свой ГОЛОС!!!
01:03
+1
Добротный реализм. Рассказ тянулся как снежная буря, которой нет ни конца ни края. А потом вдруг бац, и такой финал. Очень неожиданно. Мне казалось, что герои тягомотно, под зывавание метели, умрут голодной смертью…
Буду думать, какому рассказу отдать голос. Время еще есть.
02:39 (отредактировано)
+1
Точно подмечено, «тянулся, как буря». Тем неожиданней и интересней развязка. Написано хорошо, увлекательно. ГОЛОС
06:59
+1
А мне показалось суховато и бездейственно. Всё описания, да пара повторов, да напряг, который набил оскомину. Слишком много попыток саспенса, которые приводят к эмоциональной тупости. Как у Андрюхи, что сидит и молчит.
Хотя концовка, признаюсь, удивила.
15:28
+1
Голос сюда. Финал сумел удивить!
19:28
+1
Не, ну это уж точно «Как я провёл этим летом» (без хэппиэнда).
Написано хорошо. Типа по-бытовому, как бэ под чаёк рассказец, а протом — бац — «вторая смена».
Не знаю, чего и делать.
20:34
+1
Неторопливо, степенно так, но, как выясняется, со своим внутренним напряжением. Понравилось это двойное дно отношений и невысказанные, подспудные чувства героя. ГОЛОС добавлю сюда, за тонкую психологическую работу, за бессознательное.
Загрузка...
Илона Левина №1