Светлана Ледовская №1

Возьмите в хорошие руки

Возьмите в хорошие руки
Работа №215

Люси намеренно шлепала ступнями по мокрому снегу, провожая завороженным взглядом разлетающиеся брызги. При каждом ударе об асфальт тело содрогалось, и механическое колено издавало противный звук: недолго ему осталось. А что еще возьмешь с такой старючей детали?! Она и не блестела никогда, не пахла свежестью, будто только сошла с конвейера… Нет, это с самого начала был лишь хлам, старая развалина, как и вся Люси, в общем-то.

Девочка хлюпнула носом, расстраиваясь на самом деле вовсе не из-за треклятого колена, а из-за утреннего разговора. То-то она никак не могла сосредоточиться на загрузке. Сосредоточишься тут, когда мысли все тянутся в прошлое, снова и снова заставляя Люси глотать неприятные эмоции.

Перед Новым годом разговоры между загрузками становились все более волнующими. Сверстники обменивались идеями о подарках, подогревая друг в друге интерес и восторженное ожидание праздника. До чего же Люси тоже хотелось, чтобы в этот раз ее крохотное, совсем несложное желание исполнилось.

Эмбер подарили хьюму в прошлом году – породистого такого, красивого, даже идеального. Лили уже пять лет к ряду собирала коллекцию питомцев, вызывая зависть окружающих, когда показывала, каким трюкам их обучила. Люси тоже так хотелось завести хьюму – необязательно породистого и дорого, как у Эмбер или Лили. Ей бы сошел и кто-то из отлова. Пусть жалкенький и невзрачный, для Люси спасенный от смерти хьюма стал бы лучшим подарком на Новый год. День за днем она просматривала объявления из темы «в хорошие руки», надеясь, что когда-нибудь кто-то из этих крохотных безобидных созданий станет ее другом.

Утром Люси содрогнулась от волнения – бесплатно! Совершенно бесплатно кто-то предлагал бродячего хьюму. Люси удержала объявление в голове и, стараясь казаться сдержанной, спустилась завтракать.

Папа читал новости, мама разогревала еду по древней технологии. Она увлеклась чепухой в последнее время – по крайней мере, так говорил папа. Люси села, осторожно начиная разговор издалека.

Маленькая Бетти раскачивала ногами в воздухе, с высоты стула не доставая ступнями до пола. Ее надоедливые вопросы сегодня раздражали Люси как никогда. Люси никак не могла подобраться к нужной теме, а столь драгоценного времени перед выходом оставалось все меньше. К тому же надоедание Бетти могло и родителям действовать на нервы, а им еще понадобится терпение, чтобы принять идею Люси. Наконец мама сама задала тот самый вопрос.

– Я хочу хьюму, – выпалила Люси, не дожидаясь, пока Бетти ответит первой.

Лицо мамы стало напряженным.

– Люси, мы уже не раз это обсуждали. Ты же знаешь, как они дорого обходятся. Нужен корм и чипы.

– Я сама буду его дрессировать, как Чиплес. И этот бесплатный, – перебила Люси. – Я утром видела объявление! Его спасли от отлова и теперь отдают в хорошие руки, просто так, не придется заплатить даже копейки.

– Какое объявление? – папа вдруг оторвался от сводки новостей. – Люси, ты снова ходила в незащищенную сеть? Я уже говорил тебе, насколько это опасно.

Люси на мгновение потеряла опору под ногами.

– Или ты хочешь, чтобы тебя клеймили из-за детской глупости?!

Люси шмыгнула носом, однако, не собираясь сдаваться, быстро нашлась с ответом.

– При чем здесь сеть?! Вы просто мне назло не хотите брать хьюму, даже если его задаром отдают!

– Люси, – вмешалась мама. – Папа прав, тебе не стоит быть такой безрассудной. Ты уже взрослая для всяких глупостей. Еще немного – и будешь выбирать направление для работы. А подобные выходки могут поставить крест на твоей дальнейшей судьбе. Ты же не хочешь этого? Лучше попридержи коней, а у нас с папой для тебя особенный сюрприз в этот раз, – мама с улыбкой щелкнула Люси по носу.

– Будешь себя плохо вести, Люсь, и тебе подарят не все тело, а только часть. Будешь ржавой развалюшей с короткой ручкой сдавать экзамены на определение.

– Заткнись, Бетти!

– Развалюша-развалюша.

Люси почувствовала слезы на щеках. Мама укоризненно посмотрела на младшую дочь.

– Никто не оставит Люси с половиной тела, не выдумывай, Бет.

Бетти приложила ладошку ко рту и, стоило маме отвернуться, снова прошептала «развалюша».

Люси вспомнила, как в слезах выбежала из-за стола, и снова почувствовала комок в горле. Ей было до того тоскливо, что она начала чувствовать странное щемящее чувство в груди. Она забрела в старый заброшенный район. У законников считалось позором таскаться в подобных местах, а вот Люси в минуту отчаяния так и тянуло к этим осиротевшим домам. Девочка села на мокрую, поросшую мхом ступень здания и заплакала.

Никогда, никогда у нее не будет хьюмы. А может Бетти права, и тела у нее тоже не будет.

Метрах в десяти скрипнула старая железная дверь, точь-в-точь как та за спиной Люси. Девочка настороженно притихла.

Из-за двери показалось тощенькая фигурка, за ней еще одна – хьюмы! Заметив Люси, они сразу же испуганно нырнули обратно.

Позабыв об опасности от возбуждения, Люси на корточках подкралась к двери и скользнула внутрь. Датчик обоняния зафиксировал целый список неизвестных, и пока он не вышел из строя с противным писком, Люси поспешила его выключить. В голове сразу стало непривычно пусто.

«Где же они?»

Люси напрягла слух. Разумеется, она не смогла различить столь тихие и отдаленные звуки – ее уши едва ли справлялись с шепотом, не то что с такой задачкой. Девочка крадучись осмотрела пустой зал за залом, спустилась по лестнице в подвал и, наконец, что-то услышала.

Так и не закрыв за собой дверь, Люси, вдруг потерявшая храбрость, робко позвала хьюм прямо как Рич-укротитель. Вот бы родители ей всыпали, если бы знали, чем она сейчас занимается.

За коробками что-то шевелилось.

– Я вас не обижу. Бедненькие продрогли и оголодали тут совсем. Выходите… Мне просто хотелось помочь.

Помочь… Ну конечно!

– Погодите. Я принесу еды. Только никуда не уходите. Я вернусь!

Не помня себя от радостного волнения, Люси бежала по улицам в поисках ближайшего магазина для питомцев. Мама была права: содержать хьюму недешевое удовольствие. Потому-то такие магазины редко встречались в бедных кварталах. И все же один Люси точно помнила. Была бы у нее расширенная карта, как у Эмбер, она бы уже давно была на месте. Только бы хьюмы не улизнули или не попались кому на глаза. Их ведь может и отлов так запросто обнаружить. И тогда все: пара дней и – конец. Люси стало страшно за бездомных крошек. Что же с ними будет?

Подчистив немногочисленные сбережения, Люси заплатила за маленький пакет корма. Скромное богатство, а все же не с пустыми руками возвращаться. Продавщица искоса глянула на девочку, так, словно Люси была еще одной разбалованной дурочкой, тянущей с родителей последние деньги. А это было неправдой. Люси сама заработала и сегодня же найдет еще подработку для своего уровня, чтобы завтра купить еще корма. Свои хьюмы – это же какое невероятное счастье!

По дороге назад воодушевленная девочка в точности припомнила жест Рича-укротителя. Он всегда им пользовался, чтобы войти хюмам в доверие. Вот и проверим его реальную силу.

***

Настя осторожно подтолкнула ногой электромагнитную пушку, чтобы та скрылось за складкой пледа. Ей хотелось хоть на минуту ощутить себя нормальной женщиной в нормальном мире. Не убирая уха от сердца Максима, Настя осторожно посмотрела на лицо любимого. Веки были прикрыты, широкая грудь ритмично вздымалась под ее хрупкой рукой. Он был само умиротворение – могучий, теплый, свой.

Максим не спал. Он всегда был начеку, считая, что несет ответственность за всех них. Настя улыбнулась уголком рта. Максим каким-то образом почувствовал ее настроение и тоже улыбнулся. Его крупная рука мягко коснулась волос девушки.

– Спи давай. Уже солнце скоро встанет.

– Ты опять уйдешь завтра?

Максим нехотя приоткрыл впалые глаза.

– Конечно. Надо найти еду. Мы не протянем и полнедели на том, что осталось.

– Знаю, – Настя закусила губу. – И все равно не хочу, чтобы ты уходил. Мне страшно.

Он улыбнулся.

– Все будет хорошо. Вам хватит еды на пару дней. Здесь вас никто не найдет. А как только мы вернемся, сразу уедем подальше из этого треклятого города.

– Куда дальше? Они теперь везде. Нам некуда деваться, кроме как…

– Я найду светочей.

– Светочи, – горько повторила Настя. – Может, их и вовсе не существует.

– Они есть. Я сам их видел. Эти твари их считают дикими и боятся до смерти. Светочи точно еще есть. Электры не могли изловить всех. Светочам ведь даже не нужно оружие. Для них, – Максим с презрением глянул на пистолет, – все это лишь детские игрушки. Светочи могут противостоять им на равных. И мы сможем вместе с ними, – Максим мечтательно обвел взглядом разводы побелки на потолке. – Но сначала нужно найти еду. А потом сразу в путь.

– Я пойду с тобой.

– Нет, ты простывшая. Останешься с бабушкой и Машей. А мы с Борисом обо всем позаботимся. Еще не хватало, чтобы они и тебя в отлов затащили, как Диму вчера.

Настя не стала спорить – бесполезно. Наслаждаясь каждым мгновением спокойствия, она пождала, пока Максим заснул, на этот раз по-настоящему. К ней же сон не пришел.

Их осталось пятеро. Все спали в дальней комнате, за свое расположение получившей название укрытие. За тонкой ширмой храпел Борис. Он был лет на десять старше Максима, худой, плечистый, спал всегда крепко и громко. За другой ширмой в углу посапывала бабушка, там же тихонько ворочалась Маша. Настя часто называла ее младшей сестрой и относилась к девчонке соответственно, хотя знакомы они были каких-то несколько месяцев.

Настя тихонько подкралась к единственному крошечному окну под самым потолком. Ей так хотелось бы мельком взглянуть, как на черном небе сияли прекрасные звезды. Жаль, свет города давно уже делал ночи бледными, а звезды – невидимыми. Еще один матрас у стены пустовал. До вчерашнего утра там спал Димка.

Настя поежилась, на мгновение представив мужчину с замыленным взглядом, как и у всех чипированных. Говорят, им крутят приятные картинки в голове, чтобы не надоедали электрам. Жуть. А может, монстры и вовсе сочли Диму непригодным для адаптации и утилизировали. Что ж, это Настя наделась никогда не узнать.

Утром Максим и Борис ушли. Настя разделила еду на два дня и выдавала всем по равному кусочку, однако свою порцию есть не торопилась. Маша вечно жаловалась, что еды было мало, поэтому Настя отдавала ей часть собственной.

Прошел день. Когда солнце перекинулось через середину неба, Настя заволновалась. Могло ли с Максимом что-то случиться? Подавив секундное и совершенно абсурдное желание броситься на его поиски, Настя закуталась в плед. Ее знобило.

– Где же они подевались? Бросили нас что ли?

– Маш, не говори глупостей. Это раздражает. Максим там жизнью ради нас рискует. Думаешь, еда им просто так достается?

– Н-нет… извини, просто я так устала.

Настя поджала губы, чтобы не наговорить грубостей.

– Бабушка, расскажи еще, как вы раньше жили. Мне так нравится слушать твои истории.

Маша принялась упрашивать пожилую женщину. Та упиралась скорее для вида, на самом деле ничуть не меньше желая наговорить небылиц. Насте не очень нравилось слушать старческие россказни, тем более большая часть не имела отношения к реальности, а была почерпнута из романов или собственного воображения.

Ночь поставила точку в конце третьего дня, а Максим так и не вернулся. В темноте Настя долго ворочалась, кидаясь от одной тревожной мысли к другой. Она заснула на рассвете и проспала непростительно долго. Ее разбудил шорох снаружи. Максим!

Настя подскочила и, не помня себя от радости, выбежала навстречу. На крыльце никого не оказалось. Сердце девушки упало вниз. Что-то произошло. Теперь в этом не могло быть никакого сомнения.

Справа что-то шелохнулось. Настя медленно повернула голову и увидела ее – электру. Пока еще невысокая, а модель – староватая, дешевая по их меркам, да и нога ржавая. Настя шмыгнула назад, надеясь, что слабые датчики зрения электры не засекли ее.

– Что сучилось? Ты бледная как труп.

– Заткнись, а то накаркаешь. Где пистолет? – Настя металась от сумки к сумке в поисках единственного оружия. – Вот ты где. Черт! Заряда совсем мало.

Маша с глазами как у загнанного зверя тихо прошептала:

– Отлов?

– Нет, пока еще. Одна вроде. Но, если она позовет своих, худо придется. Заряда хватит только вырубить ее, а дальше придется бежать.

– Куда? Они же не вернулись. Мы пропадем без Максима и Бориса.

– Собирайся! Нет времени спорить. В отлове мы сразу пропадем.

Настя сняла оружие с предохранителя и вышла, прикрыв собой дверь. Электра вертела головой, сканируя помещение, в каких-то десяти метрах от Насти. С ноющим чувством в груди девушка присела за коробками. У нее было только две попытки, а она ведь никогда не попадала в цель.

Настя взмолилась всем богам, каких припомнила, надеясь, что те не оставят ее в последнюю секунду.

Электра издала странный звук, а потом заговорила синтетическим голосом:

– Выходите… Мне хотелось помочь.

***

Люси уговорила Поломанного Джо подкинуть ей работу. Мысли о собственных хьюмах настолько сильно всколыхнули молодую электру, что ее едва ли волновали пропущенные загрузки в школе, перевозка нелегальных чипов для Джо или продавщица в магазине, которая в любой момент могла доложить ее родителям, а то и властям о подозрительных доходах Люси.

Люси жила мечтой. Она пересмотрела все серии Чиплес. От частого проигрывания в голове сценариев собственного возвращения в трущобы ей начинало казаться, что прошли не дни, а месяцы. Хьюмы тоже вели себя неплохо – уже выходили на ее голос, правда, быстро убегали, стоило забрать еду. Поэтому Люси сообразила разделять паек на две части и вторую отдавать в конце.

Одна хьюма была, похоже, нездорова. А вот остальные выглядели вполне приемлемо, чтобы уговорить родителей взять кого-нибудь из них домой.

Окрыленная девочка вернулась как раз вовремя, чтобы не вызвать подозрений. Увидев на кухне сразу обоих родителей, Люси почуяла неладное.

– Как в школе?

– Хорошо, – Люси глянула на лестницу, тщетно надеясь, что родители оказались дома не из-за нее. – Пойду готовиться к завтрашнему тесту, – она натянуто улыбнулась. – Еще столько надо повторить.

– Постой, Люси. Мы с папой хотим кое-что с тобой обсудить.

– Где ты была? – резко спросил отец.

– В школе.

– Люси, не ври. Нам позвонили из школы. Тебя там не было четыре дня.

– Вечно они лезут не в свое дело, – пробурчала девочка.

– Ты пропустила последнюю загрузку. Благо, руководитель твоей группы согласилась бесплатно догрузить тебя в пятницу.

– Где ты пропадала, дорогая? Ты же знаешь, мы с папой волнуемся.

– Я…я…, – Люси не нашлась с ответом. – Простите.

– Тебе пора уже быть ответственнее. Ты уже не ребенок, Люси. Скоро экзамен, от которого зависит вся твоя дальнейшая жизнь. Так что постарайся не витать в облаках, прогуливая загрузки. Еще один пропуск…

– Да знаю я, знаю. Я не прогуливала. Я… работала.

– Работала? – недоверчиво переспросил папа.

– Да, работала.

– Ах, доченька, – злобно глянув на отца, мама обняла Люси. – Ты не должна беспокоиться о деньгах. Твое дело – это учеба. Мы с папой обязательно купим тебе новое тело. Будешь на выпускном красавица, я тебе обещаю. Только не прогуливай загрузки, ладно?

– Мам, дело не в этом, – девочке стало неприятно от собственной лжи.

– В чем тогда, дорогая?

Люси задержала дыхание, а потом выпалила все разом:

– Я приручаю хьюм.

– Каких хьюм?

– Я нашла их в старом районе.

– Люси, сколько раз тебе повторять: нельзя разгуливать по старым районам. Там небезопасно.

– Я знаю, пап. Но они такие несчастные, беззащитные… и голодные. Я думала им немного помочь. Вот и устроилась на подработку, чтобы не беспокоить вас еще и этим.

– Люси, дикие хьюмы опасны. О чем ты думала? Они могут наброситься на тебя в любой момент. В лучшем случае сгодишься на работу для отбраковок.

– Папа, они не такие! Ты их не видел. Они хорошие, только запуганные… и голодные, и несчастные.

– Не видел. И ты тоже больше не будешь их видеть, Люси, – папа повел в воздухе рукой. – Сейчас же вызову отлов. Какой район, ты сказала?

– Нет! – истошно завопила Люси. – Нет, папа, не надо! Ты убьешь их!

– Никого я не убью. Окультурят твоих хьюм и найдут им хозяев. А если они дикие, так там им и место.

– Нет-нет! Папа…

Люси почувствовала, как от эмоций становится жарко в голове. Видеокарта тихонько щелкнула и отключилась. Следом за изображением исчезли звуки, запахи, а потом и ощущения – Люси погрузилась в ничто. Через какое-то время в этом ничто снова стали проступать очертания гостиной, обеспокоенное лицо матери и хмурое отца.

– Ты вызвал отлов? – обреченно спросила девочка. – Ты убил их?

С гневным выдохом отец отвернулся, открывая новостную консоль. Мама помогла Люси подняться и сесть за стол.

– Люси, так не может продолжаться. Тебе нельзя и дальше пропускать загрузки и тем более работать на черном рынке. Ты рискуешь всем, понимаешь?

– Но мама, им надо помочь… Они пропадут там одни или их схватит отлов…

– Дорогая, – мама ласково прикоснулась к голове дочери, и Люси едва не отключилась снова от ощущения безысходности.

– Мамочка, мы не можем их бросить.

– Папа позвонил своему другу. У него есть знакомые в отлове, которые смогут ненадолго дать все необходимое. Сходим вечером за твоими хюмами.

– Мы заберем их домой? – не веря своему счастью, воскликнула Люси.

– Только одного.

– Они же семья!

– Мы сможем взять только одного. Остальных пристроим через сервис. Как ты там говорила, он называется – «Возьмите в хорошие руки»? У твоих хьюм будет теплый дом и забота. Разве не этого ты хотела?

***

Наверху послышался шорох. Настя уже нутром чувствовала – снова та электра, а не Максим. С каждой минутой девушку все сильнее точила мысль о том, что любимый не вернется. Если бы все было нормально, они бы уже покинули город. А теперь… Настя понимала, что должна была набраться смелости и увести всех сама. Теперь она была за главную. Чувство одиночества сдавило горло, которое и без того пострадало от затянувшейся простуды. Настя прокашлялась, кивнула Маше и вышла наверх, уже привычно сжимая оружие в руке.

– Насть, ты чего? Мы, конечно, припозднились, но не настолько, чтобы встречать нас с пистолетом.

– Максим!

Девушка бросилась к любимому, будто не заметив высокую фигуру Бориса справа от него. Максим рассмеялся, запустив пальцы в ее волосы, и крепко прижал к себе.

– В чем это вы такие перемазанные?

– Если кратко, жидкая смазка; если длиннее – все подробности после того, как немного отдохнем и перекусим. Есть страшно хочется. И спать тоже. Еле на ногах стою, честное слово. Ну, идем. На тебя посмотреть, ты как будто ждала кого-то другого. Не шугайся, Настюш. Нас, конечно, долго не было, зато еды мы раздобыли – до самой границы хватит.

– Максим, – высвободившись из объятий, девушка обеспокоенно посмотрела на молодого человека. – Через день после твоего ухода нас нашла электра.

Максим сжал зубы. Между густыми каштановыми бровями залегла глубокая морщина.

– Как давно она приходила в последний раз?

– Вчера… Я не знаю… Где-то в это же время. Она приходила каждый день. Одна. Только приносила еду и уходила. Знаю, я тоже сначала испугалась, но может в этот раз обойдется.

– Не обойдется. Никогда не обходится. Надо собираться и уходить прямо сейчас.

Самодельный приборчик в кармане Максима издал знакомый хрип. В то же мгновение более поздняя модель электромагнитного пистолета, чем Настин, оказалась в руке молодого мужчины.

– Ложись!

Разбив окно под потолком, в зал влетела граната. Настя заворожено смотрела, как небольшой металлический шар покатился по полу прямо к ее ногам. Время замедлилось. Маленькая красная кнопка мигнула несколько раз. Оказавшись рядом, Максим пнул шар ногой, и облако газа вырвалось из металлического плена уже в нескольких метрах от девушки.

– Бежим, бежим! Скорее!

Из укрытия навстречу им выскочила перепуганная Маша. Входная лестница сотрясалась от тяжелых шагов электр. Еще две гранаты с характерным звуком ударились о бетонный пол.

– Мы в ловушке!

– Назад-назад. Выберемся через окно укрытия! – скомандовал Борис.

Максим забежал последним, забаррикадировал дверь ящиком и встал возле второй с оружием наизготовку. Настя помогла Борису соорудить некое подобие лестницы из того немного, что можно было передвинуть.

Сначала Борис собирался подсадить всех по очереди наверх. Скоро стало понятно: будет лучше, если он пойдет первым и поможет подтянуться остальным. Насте и Маше пришлось лишь немного подсадить бабушку, следом за ней наверху оказалась и сама девочка. Борис протянул Насте руку как раз в тот момент, когда дверь за ящиком разнесло в щепки.

Облако пыли со свистом засосало в парящий в воздухе шарик, и в теперь уже чистом пространстве укрытия Настя увидела электр: трое взрослых особей, вооруженных для охоты на хьюм.

Максим выстрелил и сразу попал в ближайшего монстра – у того подкосились нижние конечности.

– Настя, руку! – крикнул Борис, но девушка едва ли могла пошевелиться – не от страха за свою жизнь, а от внезапного осознания, что Максиму не выбраться.

Без него Насте и самой не было смысла спасаться.

– Уводи их! Мы за вами! – ответила девушка и спрыгнула на пол.

Максим дважды промахнулся, спрятался за станок, обвел глазами комнату и тогда заметил Настю. Он гневно указал ей на окно, Настя в ответ покачала головой. Тогда молодой человек перебежал сначала за один ящик, затем за другой, сделал еще один рывок и оказался рядом с ней.

– Ты должна уходить. Я задержу их.

– Нет, я не пойду без тебя. Я не хочу снова оставаться одна. Мы вместе, всегда вместе, помнишь?

Максим притянул девушку к себе и крепко обнял. Настя почувствовала, как в горле образуется комок и по щекам текут слезы.

– Ты должна бежать. Вы найдете светочей. Пообещай мне.

– Нет, Максим, я не могу, не могу.

– Я люблю тебя. Давай!

Максим толкнул Настю, а сам выскочил из-за ящика и побежал в противоположном направлении. Выстрелив несколько раз, молодой человек остановился, нацелившись на электр. Выстрелить ему помешал автоматический браслет, защелкнувшийся на запястьях. Выронив пистолет, Максим на мгновение оглянулся на Настю.

«Беги!»

И Настя побежала. Будто на крыльях, влетела на кучу хлама, ухватилась за руку Бориса и подтянулась. Уже снаружи Настя мельком глянула в окно.

Привлекая к себе внимание громким криком, Максим бросился прямо на монстров. Еще один автобраслет защелкнулся на лодыжках. Он попался.

***

– Что-то он какой-то скучный, – протянула Эмбер. – Мои совсем другие. Сразу видно, твой дикий какой-то. Хорошо, хоть не бросается.

Люси косо глянула на подругу.

– Ничего ты не понимаешь. Это все потому, что мы только его одного смогли спасти, а не всех. Вот ему и грустно.

– А остальные где?

Люси пожала плечами.

– Наверное, в отлов забрали.

– Жаль.

– Ага.

– Хоть этому повезло. Когда чипировать будете?

– Завтра. Сразу после теста поеду. Папа помог найти легальную подработку. Вчера как раз заплатили за первый месяц. Должно хватить.

Эмбер хихикнула.

– Ты теперь такая деловая, совсем как взрослая. Вот, как ответственность меняет электру!

+1
126
Илона Левина №1