Ольга Силаева №1

Супермаркет волшебства

Супермаркет волшебства
Работа №773

«Директору ООО «Волшебные палочки зэ бест»

М.А. Гиярскому

от

оператора отдела прошивки

К.Ю. Бабича

объяснительная записка.

Я, Бабич Кирилл Юрьевич, 12 сентября 2017 года оставил без присмотра рабочие машины прошивочного отдела, в результате чего произошла серия случайных программирований и несколько товаров «Супермаркета волшебства» получили не свойственные им функции. Неверную прошивку произвела белая мышь сотрудницы отдела Молодцовой Т.А., которая выбралась из клетки и пробежала по клавиатурам машин.

Ситуация осложнилась, когда два неверно прошитых товара были проданы и вызвали ЧП в квартирах наших покупателей.

Прошу принять мои извинения и желание возместить ущерб лично, но в рассрочку. Также прошу не увольнять меня с занимаемой должности, так как на моём иждивении находятся мои жена и малолетний ребёнок (мальчик).

С уважением, Кирилл Бабич

13.09.2017

Подпись».

***

Эта объяснительная висела на стенде служебной информации рядом с локальной магической точкой «Супермаркета волшебства». Объяснительная появилась ранним утром и провисела всего час, когда на ней проявилась резолюция директора:

«В отделе оставить. Предложение о компенсации ущерба принять. В качестве воспитательной меры назначить стажёром в отдел приёма претензий сроком на одну рабочую смену.

13.09.2017

Подпись».

***

До отдела приёма претензий или убойного отдела, как его зовут среди своих, путь неблизкий. Кирилл спустился на первый этаж в производственный цех, поднёс ключ к служебной двери и вышел в торговый зал. Пересёк его по диагонали через школьный и обувной отделы, прошёл мимо фонтана счастья, между книжным отделом и отделом волшебных палочек, транспортным и отделом банных принадлежностей.

«Убойка» – небольшое помещение, по стенам – металлические шкафы, в центре – стол с рабочими компьютерами и телефонами. Дежурят здесь обычно по двое, но на месте сидят нечасто. Получил вызов, выехал, «убил» расшалившийся волшебный товар, оформил отправку на склад, а в отдел продаж заявку на новый товар передал.

Кирилл поправил на носу очки в чёрной пластиковой оправе и, переборов свою природную застенчивость, поднёс ключ к двери убойного отдела. Навстречу ему из-за стола поднялся «убивец» Василич – здоровенный улыбчивый мужчина, пятьдесят лет задора и силы.

– Ну, здоров, отец Кирилл! – сказал он, будто приветствовал патриарха.

– Здоров, отец! – ладонь Кирилла хрустнула в лапе Василича.

– Так ты, стало быть, вместо Петьки к нам на перевоспитание? – Василич отпустил просившую пощады руку Кирилла и улыбнулся. – Ага. То-то я смотрю, Пётр с утра пораньше на рыбалку намылился.

Кирилл помолчал, оглядывая комнату.

– А ты не тушуйся, – посоветовал Василич. – Я не кусачий. Не то, что эти…

Василич не стал договаривать, а Кирилл – переспрашивать.

– Принимай спецодежду, – Василич подошёл к металлическим шкафам, открыл один, затем другой, скептически оглядывая фигуру Кирилла.

– Рост у тебя подходящий, – признал он, – жаль, ты худоват малость.

Кирилл был высок и строен.

– Подтянуть там где-то что-то… – робко предложил он.

– Можно попробовать, – кивнул Василич. – Только ребята у нас покрепче, а доспех индивидуально сшит.

– Доспех? – удивился Кирилл. Для него спецодежда представлялась курткой с брюками или комбинезоном.

– Доспех! – подтвердил Василич. – Работа у нас травмоопасная.

Он запустил руку в один из шкафов, выдернул оттуда что-то большое и брякнул об пол.

Кирилл подошёл и с трудом поднял «это». На крепкой металлической вешалке висел прочный толстый жилет с усиленной защитой груди, спины и плечевых суставов. Снизу к жилету пристёгивались упругие металлические полосы, собранные в трубы. В области колен у этих «штанин» имелся защитный сустав. По краям жилета висели такой же конструкции рукава с защитой локтей.

Василич выхватил с верхней полки белый шлем и кинул его Кириллу.

– Голова – главный орган, – шутливо сообщил он. – Начинай беречь её как можно раньше.

Кирилл кивнул. Шлем, защита для рук и ног ему пришлись почти впору – он максимально затянул регулировочные ремешки. А вот с жилетом не повезло – Кирилл как цыплёнок болтался в яйце динозавра, стоило то хоть немного потрясти.

– И это ещё хорошо, что Матвей у нас хилый, – сказал на это Василич. – Мы его так и зовём – Малёк.

Кирилл стоял, облачённый в доспехи, когда на мониторе компьютера загорелась оранжевая лампочка, а из динамиков замычала голодная корова.

– Работаем! – сказал Василич и, с разбега прыгнув в один из металлических шкафов, на несколько секунд исчез в нём. Обратно он выскочил уже одетый в доспех. Поверх он натянул тонкий непрозрачный комбинезон оранжевого цвета и бросил такой же Кириллу.

Затем Василич отворил дверцу ещё одного шкафа, поманил напарника пальцем в перчатке и шагнул внутрь. Задняя стенка шкафа оказалась дверью на стоянку.

– Прыгай! – крикнул Василич и сам прыгнул. Кирилл даже не успел подумать, как ноги оттолкнулись, и он полетел за Василичем. Кирилл увидел, что летит в лобовое стекло ярко-красного внедорожника. Он зажмурился.

Когда глаза снова открылись, он сидел в кресле пассажира, пристёгнутый ремнём безопасности, а Василич выводил машину со стоянки. Лобовое стекло внедорожника осталось невредимым.

Они неслись по улицам города, влезая, подрезая, перестраиваясь. Кирилл ждал, когда машина из-за такой агрессивной езды не пройдёт в образовавшийся зазор или врежется, но она всё время проходила и никого даже не царапнула.

– Едем по самому срочному вызову, – говорил Василич, вертя руль. – Женщину взял в заложники шкаф-трансформер.

Кирилл только затравленно кивнул.

– Не дрейфь, Кириллушка, – подбодрил его старший напарник. – Слушай задачу. Идти позади меня, инициативы не проявлять, мотать на ус. Усёк?

– Усёк.

– Шкафом я сам займусь. А ты на убиватор посмотришь.

– Убиватор? – Кирилл с удивлением понял, что хоть и работает с Василичем в одной организации, но специфику убойного отдела представляет себе весьма смутно.

– Ну да, убиватор. Точнее, универсальный бесконтактный истребитель волшебно активных товарных объектов ручной.

Кирилл уточнил:

– Ручной? А есть и другие?

– Два мощных стационарных прототипа. Но ими только драконов сбивать. Или топить Летучих голландцев.

Они подъехали к жилому дому, автомобиль остановился у двери подъезда. Они выскочили из машины, только сейчас Кирилл заметил, что по краю её идёт чёрная надпись «Супермаркет волшебства, служебная». Из открытого багажника в руки Василича прыгнул тяжеленный новенький топор на длинной оранжевой ручке. Он передал его Кириллу.

– Это если ломать придётся, – пояснил он. А потом негромко свистнул, и из глубины багажника выдвинулся длинный прямоугольный футляр. Он сам открылся, и в руках Василича оказался серый параллелепипед со скруглёнными углами.

– Убиватор, – уважительно сообщил Василич и повесил оружие на плечо. Они вбежали в подъезд.

Василич прислушался к звукам в квартире, нажал на звонок. Никто не открыл. Он ещё раз надавил звонок и подождал с тем же результатом.

– Ломать? – спросил Кирилл, протягивая топор.

– Да ты погоди ломать! Людям с этой дверью ещё жить, а ты сразу ломать.

Он выудил из кармана на бедре комбинезона светло-серую шайбу и попросил:

– Включи запись.

Кирилл нажал кнопку на шлеме.

– Ведём вскрытие квартиры, – сказал Василич и продиктовал адрес. – Согласно поступившей заявке женщину удерживает в помещении предмет мебели, проходящий по наименованию «Шкаф-трансформер с тремя степенями свободы».

Он приложил шайбу к двери, в замке негромко лязгнуло, и Василич убрал «открывашку». Обеими руками он схватил наперевес убиватор и передней его частью осторожно приоткрыл дверь. Они вошли. Это была двухкомнатная квартира: сразу налево большая комната, в конце коридора по той же стене – кухня, направо по коридору – маленькая комната. Конца коридора не было видно, потому что его занимал коричневый шкаф.

– Вот он, красавчик! – вполголоса сказал Василич.

Шкаф ожил. Он словно потянулся, и дрожь прошла по его дверцам. Потом произошло странное – двери, открывающиеся нараспашку, вдруг повернулись на 90 градусов, образовав гигантский рот. Челюсти шкафа раздвинулись, и он пополз на убойщиков.

Василич нажал на кнопку убиватора. Вспышка ударила в шкаф и тот замер.

– Всё, – Василич хлопнул по плечу Кирилла. – Ну, ты чего, отец, в штаны балласта набрал?

И передав убиватор Кириллу, он полез в развёрстую пасть монстра. Кирилл внимательно осмотрел шкаф. Петли, на которых крепились дверцы, странным образом перескочили с боковых стенок на крышу и дно, а края дверей заострились.

«Мог нас пополам перекусить, гад», – подумал Кирилл.

Василич изнутри шкафа выбил заднюю стенку и крикнул в сторону комнаты:

– Хозяйка, принимай гостей!

В комнате справа завозились, а женский голос спросил:

– Он не опасен?

– Не опаснее дров, – заверил Василич.

***

Второй вызов пришёлся на другой район города, но и сюда они домчались быстро. Когда машина срезала угол на перекрёстке, Кирилл мог поклясться, что светофор прошёл ровно посередине салона, обдав его приятным ветерком.

Они позвонили в дверь очередной квартиры.

– Поёт, зараза! – сказала пожилая женщина, открывшая дверь.

В кухне на плите прыгала сковородка и задорно, пусть и немного пискляво, пела: «Ах, мамочка, на саночках каталась я не с тем…»

– Народненько так, – улыбнулся Василич.

– Она к интернету подключилась, а звук через дно резонирует, – сказал Кирилл.

– Ну вот, знатоку и работа, – Василич передал Кириллу убиватор, показал, как целиться и стрелять.

Кирилл выстрелил. Песня оборвалась, и сковородка упала на плиту.

– Не доверяю я этой волшебной технике, – признался Василич, когда они вышли из квартиры. – С обычной как-то спокойнее.

– А как же наш автомобиль, «открывашка»?

– Так то ж служба.

– Что ж ты, отец, и дома ничем волшебным не пользуешься? – удивился Кирилл.

– Почему же? Батон-растягуш, бывает, куплю для гостей. Сколько кусков хлеба захотел, столько и отрезал – удобно. Жена чай-античифирь берёт и пельмени-неслипайцы. И всё.

***

Они спешили на третий вызов.

– А чего мы-то бегаем? – спросил Кирилл. – Почему не МЧС?

– Нормальный закон о волшебных товарах никак не примут, вот и нет господдержки.

– Судебные иски от покупателей бывают?

– Немного.

– А смертельные случаи?

– Бог миловал.

Василич сверился с заявкой на планшете.

– Ковёр-круиз от рук отбился. А это уже не шутки.

В этот раз Кириллу тоже достался убиватор, он очутился в его руках, когда в багажнике открылся второй футляр.

У подъезда прохаживался мужчина в тренировочных штанах, футболке и домашних тапочках.

– По мою душу? – спросил он.

– По твою, отец, – кивнул Василич. – Веди.

В лифте мужчина рассказал, как выбежал из квартиры и с гордостью показал ссадину на руке.

Всем известно, что ковры-круизы – безобиднейшие существа. Они приводятся в движение звуком включенного пылесоса или веника, подметающего пол. Ковры-круизы бесшумно воспаряют над полом, и хозяева легко убирают накопившуюся под ними пыль. Но иногда на ковры что-то находит.

Дверь квартиры оказалась незакрытой.

– Свет не зажигай, спугнём, – посоветовал Василич. – По стенам смотри.

Он вошёл в квартиру, тишайше передвигая свои мощные ноги в больших жёстких ботинках. За ним, пусть не так плавно, но тихо проследовал Кирилл. Мужчина в тапочках остался за дверью. Видеокамеры включили, но прихожая терялась в потёмках.

Кирилл осмотрел стены, но ничего не обнаружил. Он скорее почувствовал что-то, чем увидел. Что-то невесомое отделилось от внутренней поверхности входной двери. Кирилл почти обернулся, когда налетевший сзади ковёр ударил его по шее. Кирилл повалился на пол. Василич отреагировал мгновенно – он перебросил убиватор на плечо и выстрелил назад.

Кирилл выбрался из-под упавшего на него ковра.

– Однако, – только и сказал он.

– Жив и порядок! – добавил Василич.

Планшет в машине надрывался: трещал, пищал, скулил, подпрыгивал, менял цвет и форму, словно рвался на свободу.

– Что там? – спросил Кирилл.

– ЧП в нашем супермаркете. Отдел банных принадлежностей разбушевался. Товары активировались в торговом зале и проявляют агрессию.

– Но это невозможно! – выкрикнул Кирилл. – Там же нет активной зоны.

– Значит, кто-то навёл. Причём нестандартную зону. Иначе чего товарам воевать?

По пути к супермаркету их чудо-автомобиль перепрыгнул через неспешно едущий автобус, но Кирилл почти не обратил на это внимания. Машина подъехала к главному входу, а их неведомой силой выбросило через лобовое стекло. Кирилл даже не посмотрел назад, зная, что и в этот раз стекло уцелело. Он вбежал в здание за Василичем и понял, что крепко сжимает в руках незаметно появившийся убиватор.

Активная зона «Супермаркета волшебства» – полоса, шириной десять метров от касс до выхода. Только здесь купленные товары активируют свои волшебные свойства.

Отдел банных принадлежностей назвали так по маленькому закутку товаров для бани, но в остальном он к ней никак не относится. Здесь были собраны разнородные товары, для которых собственный отдел – непозволительная роскошь.

Василич бежал технично и легко, зато Кирилл громыхал за ним тяжёлыми подошвами, а его тело елозило вверх-вниз внутри великоватого доспеха. Они промчались мимо озадаченных покупателей детского и транспортного отделов. Кирилл скользнул взглядом по разноцветным костылям-иноходцам, расставленным радужным частоколом.

– Интеллектуальная шапка-винтокрыл заменит вам не только головной убор, но и средство передвижения, – говорил за стеллажом продавец-консультант, – Затяните потуже ремешок под подбородком и, чтобы не вывернуть шею, осторожно подумайте…

Кирилл пробежал мимо. Он увидел, что воздух над отделом банных принадлежностей непривычно поблёскивает.

– Лупы-переводчицы из книжного, – бросил на ходу Василич. – Активной зоной зацепило.

Они вбежали в отдел и остановились. Справа и слева послышался угрожающий рык. Карманные просители, расставленные по бокам от входа, превратились в карманных требователей. Покачиваясь, они шли к людям. Василич повёл убиватором вправо, утопив палец на кнопке. Кирилл не так изящно прошёлся по левому ряду. Требователи стихли.

На людей выскочило стадо продуктовых капканчиков. Если вы не хотите, чтобы кто-то из родных съел из холодильника вашу шоколадку или йогурт, посадите на него спящий капканчик. Он проснётся, легонечко куснёт за палец, если чужая рука потянется к вашей еде, и опять заснёт.

Но эти капканы скакали к ним как лягушки, а их лязгающие челюсти лёгких укусов не обещали. И ещё – их было очень много.

– Пальцы береги! – крикнул Василич. – Не снимай шлем!

Он открыл огонь. Капканы летели, падали и замирали. Некоторым удавалось ухватиться за мощный носок ботинка, и они терзали его своими челюстями, оставляя царапины. Приходилось отбрасывать их и снова стрелять.

За капканами шли универсальные распределители – незаменимые помощники в больших магазинах или на складах. Они преобразились: перевернулись с ног на голову, превратившись в гигантские циркули с третьей ногой. Они шагали, нога волочилась сзади, а многочисленные манипуляторы на двух передних конечностях вертелись как лопасти пропеллеров. Но они не прошли, завалив центральную часть отдела металлической баррикадой.

У Кирилла навернулись слёзы, когда он увидел, как в глубине отдела строился отряд Лучших друзей. Громадные, выше человеческого роста медведи, коты, собаки и обезьяны. Они были придуманы для того, чтобы обнимать и выслушивать вас, чтобы вы сидели у них на коленях и плакали в их мягкую тёплую шерсть.

Сейчас это были совсем другие существа. Облачившись в полотенца и шапки из банного закутка, и держа в каждой лапе по деревянной шайке, они ударяли ими друг о друга. А ещё выли, ревели, рычали и шли на людей.

– Лупи издалека, – скомандовал Василич. – Не давай бросить, завалят.

Кирилл не помнил, как кончилась эта бойня. Он плакал и стрелял. Лишь одна шайка, пущенная отчаявшимся медведем, достигла своей цели и ударила его по шлему. Потом они занялись висевшими над отделом лупами.

– Гони в садово-дачный за сачком, – распорядился Василич.

Кирилл пробежал сквозь опустевший отдел бытовой техники, влетел в садово-дачный и выдернул из стойки сачок-прилипалу.

– Я отстреливаю, ты лови, – сказал Василич, когда Кирилл вернулся. – А то перебьём магического стекла на большие тыщи.

Обезвреженные лупы переливающимися бриллиантами падали вниз, и Кирилл подставлял под них сачок.

После короткой передышки, пока они перекусывали в убойке, поступил новый заказ, потом по пути ещё один, и ещё. И они снова бежали, гнали, стреляли и уворачивались. В этот день добычей Кирилла стали дурноручка, лампа-болтушка, бритва-загустин и бутылка водки-нехмелюхи.

Вечером, когда всё закончилось, и на дежурство заступила новая смена, Василич пожал ему руку.

– Если что, всегда рады, отец Кирилл, – сказал он. – Пусть работа у нас не особо интеллектуальная, зато нужная.

Кирилл шёл через торговый зал к своему отделу усталый, но довольный. Он отпил из фонтана счастья и загадал желание, зная, что оно обязательно исполнится. Прошёл через школьный отдел, улыбнувшись длинному стеллажу антидёргателей за косичку – хиту продаж среди школьниц.

Всё было хорошо, только взбесившихся Лучших друзей ему было немного жалко. И всё из-за того, что какой-то хулиган притащил в супермаркет волшебную палочку, у которой какой-то умелец умудрился сбить поле доброты.

Кирилл прошёл мимо локальной магической точки с доской объявлений. И застал тот самый момент, когда объявление о его переводе в убойный отдел исчезало, он снова заступал на привычную работу. Кирилл победно улыбнулся. Откуда ему было знать, что рядом с прошивочным отделом в тепле серверной комнаты вывелось новое поколение любопытных и шустрых мышат?

0
110
Мартин Эйле №1