Валентина Савенко №1

Тренинг для писателей №62

Тренинг для писателей №62
Душевные состояния

Добрейшего утра вам!

Любовные письма написаны, прочитаны и никому не показаны. Продолжаем занятия нашего кулинарного техникума писательского тренинга.

Если сюжет произведения – это мясо, то эмоции в тексте – это соль, сахар, пряности, стручковая ваниль и кайенский перец. Никуда нам не деться от переживаний героя, висящего над пропастью или мучающего ненужный отчет. Придется писать.

Задание. Вот вам пять душевных состояний: умиление, удивление, страсть к уничтожению разрушению, умиротворение и злорадство. Выбирайте одно, или используйте по щепотке каждого, пишите от первого лица или от третьего, но чёрт побери, сделайте уже что-нибудь!!! … эээ … о чём это я… заставьте ваших героев переживать на всю катушку, влезьте им в душу и выпотрошите её хорошенько!

Не забывайте о психофизиологии, все эти дрожащие руки, стучащие сердца и льющиеся потоком слезы хорошо пойдут в дело, но, бога ради, постарайтесь избежать штампов. Лучше меньше, да лучше.

Срок на выполнение тренинга – две недели, до 03.03.2019. После этой даты вы также можете выполнить задание, но комментарии и оценки уже не обещаем.

Размер текста - строго до 7000 символов.

Ваши истории публикуйте в комментариях к этой теме.

PS: Ну а поскольку было обещано что-то полезное, то вот вам «10 советов для начинающих писателей» от Джоан Роулинг. На десерт.

1. Будьте беспощадны в защите времени на написание. Не поддавайтесь искушению сначала переделать важные и давно назревшие дела. Самое смешное, что, хотя писательство фактически является моей работой уже несколько лет, мне все еще приходится отвоевывать время на это.

2. Вы должны работать. Речь идет о структуре. Речь идет о дисциплине. Это те самые скучные вещи, о которых говорил вам еще ваш школьный учитель. Но это необходимо.

3. Пишите о том, что вы знаете. Ваши собственные интересы, чувства, убеждения, друзья, семья и даже домашние животные будут вашим исходным материалом, когда вы начнете писать. Развивайте любовь к одиночеству, если можете, потому что писательство — одна из самых одиноких профессий в мире!

4. Пишите в каждую свободную минуту в любом месте, где бы вы ни находились.

5. Я всегда советую детям, которые спрашивают у меня советы о том, как стать писателем, как можно больше читать. Джейн Остин давала такой же совет, так что я в хорошей компании.

6. Настойчивость абсолютно необходима. И не только для того, чтобы придумать и написать книгу, но еще и чтобы выдержать отказы и критику.

7. Неудача неизбежна — сделайте ее силой.

8. Все писатели нуждаются в таланте и чернилах.

9. То, что вы пишете, становится вами… Убедитесь, что вам нравится то, что вы пишете!

10. Вы должны смириться с тем фактом, что вам придется испортить немало бумаги, прежде чем вы напишете так, как вам действительно понравится.

Приятного аппетита!

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+9
444
23:34 (отредактировано)
+1
Из предложенного легче всего описывать страсть. Это наиболее сильное чувство, а поэтому яркое. Жирными мазками легче писать, чем тонкой акварелью.
09:31
+1
В отношении живописи — возможно, но в сочинительстве — не был бы столь уверен. ;)
17:12
+1
А посмотрим.
Побитая посуда, животная безумная ревность — это ли не жирный мазок?
А размазывание торта по полу — акварель, тонкое смакование.
И где эффектней смотрится?
10:00
Мы с вами смещаемся немного в критериях. Пожалуй, согласен, что большинству будет легче писать страсть к разрушению, там действий больше. Умиротворение и умиление хорошо написать сложнее, там надо больше тонких оттенков, чувств и мыслей. Шокировать читателя проще, чем увлечь описанием чувств. А вот что эффектнее… Тут зависит от читателя, и от писателя опять же. Для кого-то битье посуды может быть обыденным, а разрушение торта или карточного замка — полным внутреннего напряжения, трагедии, страсти… это как написать.
14:39 (отредактировано)
+3
А я попробую. И начну именно со страсти.

Страсть по-итальянски, или ссора в музыкальном обрамлении

Домой я летела, не разбирая дороги, чудом не собрав все сугробы на пути. У подъезда визгнула тормозами и от души приложила ногой дверцу ни в чем не повинного Крузера. С входной дверью этот номер не прошел – никогда не любила доводчики.
На пороге квартиры остановилась в растерянности: в зале свечи, на столе вино. В колонках
итальянец в шляпе (вечно забываю его имя) тянул на одной ноте «Only you».
Ну, всё! Ты попался, Валентин!
Бздынь! Фужер на тонкой ножке жалобно звякнул, врезавшись в стену над его головой. На обоях возник затейливый узор из капель. Полюбовавшись на своё художество, глотнула из второго бокала и отправила его вслед за первым. Бздынь!
Мой красавец приподнял бровь и вопросительно глянул на меня.
– Что уставился? Не ожидал? Сам же просил сдать вещи в химчистку, а улики из карманов не прибрал. Вот и получай!
С ловкостью фокусника достала из сумочки пачку рекламных проспектов и бросила на стол. Глянцевая макулатура с видами дорогих отелей и золотых пляжей разлетелась веером среди сервировки.
Другой красавчик из динамиков (кучерявый и без шляпы) завел бодренько «Serenata». Неправильная какая-то серенада. Тут же сочные алые мазки дополнили узор на стене. Где только клубнику взял гад среди зимы? Всё неправильно! И вазочку жалко.
Он по-прежнему молчал. От злости и обиды я окончательно перестала сдерживаться.
– Хотели же провести отпуск как люди! (Бздынь) Ремонт, наконец, сделать! (Бздынь) Я и обои уже присмотрела. А ты со своей белобрысой на курорт умотать решил?! Думаешь, я не знаю про нее! (Бздынь, бздынь).
Каждую фразу я подкрепляла смачным броском: кучка битого стекла росла на глазах., но пазл из осколков на полу никак не складывался.
В динамиках сменилась тональность и зазвучала жизнеутверждающая «libertà».
– Свободы захотелось?! Ну, держи! – блюдо с фруктами отлетело в дальний угол.
Когда посуда на столе закончилась, с раздражением рванула с руки браслет, подаренный на прошлую годовщину. Граненые шарики хрусталя дробно зацокали по паркету. Под их стаккато я плюхнулась на стул, исчерпав себя. Пара «хрусталинок» выкатилась из глаз.
Он встал. Не обращая внимания на хруст осколков под ногами, обошел стол, и не торопясь, направился к двери. Проходя мимо, положил передо мной два авиабилета.
– Собирайся, рейс через три часа. Нам, кажется, обоим пора отдохнуть.
21:12
+2
Мамма миа!!! Белиссимо, синьора, белиссимо!!! laughКакая страсть!!! Отличная миниатюра! Можно там в паре мест поправить, но это ерунда, право же, по сравнению с побитой посудой… :)))
19:34
+1
К счастью, к счастью )) Благодарю за отзыв!
А про «пару мест» хотелось бы поподробнее. Тренинг, всё же )
11:03
+2
Тогда ловите!
Мой красавец приподнял бровь и вопросительно глянул на меня. — Тут мой-меня нехорошо сочетается. Особенно выделяет ещё и то, что они в начале и в конце предложения.
(кучерявый, и без шляпы) — не уверен, что тут нужна запятая
плюхнулась на стул, счерпав себяИсчерпав
кучка битого стекла росла на глазах. — вот субъективно не нравится мне слово «кучка». Битое стекло же разлетается во все стороны, а не сваливается кучкой. Здесь что-то другое нужно.
не торопясь направился к двери — не торопясь деепричастный оборот, выделяем запятыми. И да, я тоже устаю ставить большое количество запятых. pardon
Но, повторюсь, работа очень эмоциональная и качественная! )))

И, по сложившейся традиции, «первая ласточка» получает подарок! yahoo

15:21
+1
Фух, я уж думала, не всю посуду перебила )).
Благодарю за комментарий и подарок! Опечатку и запятые исправила. «Кучку» убрала вовсе. А что делать с «моим красавцем» в плане местоимений, ума не приложу.
Саму же меня напрягло обилие стен и обоев, видать пунктик какой-то :).
14:32
+2
А что делать с «моим красавцем» в плане местоимений, ума не приложу.

Просто Мой красавец вопросительно приподнял бровь. Как такой вариант?
14:36
+1
Коротко и содержательно. Принимается )
Страсть
Ангел подошел близко-близко, его губы осторожно коснулись щеки Марины, переместились ниже, к уголку рта, нежно поцеловали в губы… Марина глубоко вздохнула, расслабляясь, стянувшее ее страшное напряжение мягкой волной опустилось в ноги, ушло в пол… Сама не зная как, Марина подняла руки и погладила широкие плечи Ангела, обняла его крепкую, такую мужскую, шею и вдруг страстно, в порыве, приникла к его губам, впилась жадным поцелуем. Позабыв все на свете, они стояли и целовались, как одержимые, одержимые внезапно нахлынувшим любовным томлением. Языки их играли, сплетаясь и расплетаясь; вжимаясь, всасываясь губами в губы, они вдруг со всхлипом переводили дыхание, когда не дышать уже не было мочи, и вновь впивались в губы друг друга, терзая и кусая, облизывая и лаская их. Влечение, зародившись в поцелуях, жаром стекало по их телам, горяча кровь, ненасытной дрожью отзываясь в членах. Им уже мало стало поцелуев, хотелось руками, кончиками пальцев почувствовать плоть друг друга. Слегка отстранившись – полностью разомкнуть объятия было немыслимо – они срывали одежду свою, партнера, стремясь как можно скорее освободиться от ее оков, приникнуть кожей друг к другу, всем телом своим впитать запах другого, столь желанного тела. Взаимные ласки становились все требовательнее, все ненасытнее. Лаская, их руки сжимали, тискали, гладили, теребили все и вся, не оставляя на телах любовников ни одного не исследованного уголка. В самые потаенные местечки добрались шаловливые пальцы, а там их уж ждали, там перед ними раскрывались – распускались, изнемогая от неги сладострастия, вырастали прекрасные цветы наслаждения. Страсть кипела в жилах, от взаимного влечения изнемогали тела – им уже казалось невозможным быть вне друг друга. Непреодолимая сила требовала слияния, единения тел, могучей силе той нельзя было воспрепятствовать. Потаенные места соединились, тела пришли в движение, медленно разгоняя и учащая ритм страсти, наслаждение потекло по членам, туманя головы, выключая разум. Совместное, слившее их движение то убыстрялось — тела рвались навстречу друг другу, вожделение отдавалось порочными чавкающими звуками совокупляющихся тел; то движения любовников замедлялись, растягиваясь во времени, становились изощренными, виртуозно отыскивая точки получения наибольшего сексуального удовольствия внутри переплетения тел, легкое прикасание к которым открывало новые, неведомые доселе переливы страсти. Мгновенное узнавание, жадный вдох, и долгий прерывистый выдох слившихся в судорожном поцелуе губ. Новое круговое движение чуть приподнявшегося Ангела, нежная требовательная ласка Марининых рук, и протяжный совместный стон как подтверждение сладостности ощущений. Замкнутый круг движений все быстрее раскручивал возносящуюся спираль плотского сладострастия, пик наслаждений поднимался до боли, до ярости — стоны вырывались из распухших, истерзанных губ, руки грубо впивались в тела, члены друг друга. Тела любовников замирали на мгновение, отдаваясь сладости боли, и вновь начинали стремление к вершинам новых ощущений, утопая в нахлынувшей волне вселенской похоти. Сознание туманилось, время остановило свой бег, вся жизнь сосредоточилась на кончиках взаимных соприкосновений, и вот уж не стало мочи терпеть, из потаенных глубин поднималось, нарастало изначальное и огромное, как мир, наслаждение. Вмиг, в пароксизме страсти, выгнулись и затрепетали переплетенные тела любовников, застыли, сведенные судорогой наслаждения, и на них и в них обрушился могучий поток экстаза, возносящий к вершинам сладострастия, полностью отключающий сознание…
Марина медленно приходила в себя. Пережитое еще ощущалось каждой клеточкой тела, вибрировало в самой глубине сокрытого женского лона. Несказанное удовлетворение медленно проникало в сознание, втекало в самую душу изощренно и полностью использованной плоти. О, Боже, такого она не испытывала никогда в жизни! Она повернула голову. Лежащий рядом Ангел ласково улыбнулся, придвинулся и легчайшим, почти невесомым, поцелуем коснулся ее губ. Бесконечно счастливая Марина улыбнулась в ответ, прижалась к Ангелу, поуютней устраиваясь у него на груди, тихо вздохнула и закрыла глаза, погружаясь в долгожданный сон.
11:37
+1
Ой!
Честное слово, я этого не хотел… :))) Т.е. хотел, но не этого :)))
Уважаемая Надежда, у вас хорошая работа, полная эмоций и ощущений, но в задании страсть к разрушению, а не просто страсть… quiet
А с точки зрения раскрытия полноты душевных состояний — принимаем! thumbsup
Извините, невнимательно прочитала задание. А это отрывок из Смерть в космосе
16:36
+2
Когда это началось, не помню. Возможно, с того самого торта миссис Джеймс, который она старательно украсила маленькими красными цветочками и белыми бусинками. Воздушные коржи из муки высшего сорта, которую она заказывала специально для торжественных случаев в лавке мистера Данкина. Миссис Джеймс возилась с лакомством с самого утра, напевая весёлую песенку, а я тихо и смирно сидел на невысокой табуретке и наблюдал, как женщина с тоненькими морщинками возле голубых глаз бегает туда-сюда, туда-сюда. Моему брату исполнилось три года тем утром, а мне уже к тому времени было шесть с половиной. К полудню торт был готов, и миссис Джеймс, довольно улыбнувшись, потрепала мои волосы, нежно и по-доброму. «Ну, как тебе?» — спросила, поцеловав в щеку. «Красота!» — воскликнул я, замерев в восхищении. Следующие несколько часов я разглядывал произведение миссис Джеймс из восьми ровных коржей, пропитанных сладким кремом, раздумывая, что же так сильно тревожит изнутри, словно толкает в плечо, зудит, заставляя ёрзать на небольшом табурете. Несколько раз я пытался дотронуться, будто невзначай, но в последний момент оттягивал дрожавшую руку. «Стивен, ты всё еще здесь?» — голос миссис Джеймс прозвучал над самым ухом. Она сказала, что пора надеть костюм и подняться в гостиную, где собрались гости, пообещав, что самый большой кусок достанется мне, как старшему брату. Подмигнув, ушла. Но мне не хотелось ни большого, ни маленького кусочка – никакого. Гостей было много, и все они были такие радостные и надушенные, что разом стало душно. Когда мой брат в белоснежной рубашке и синих брюках распаковал последний подарок, раздался громкий и пронзительный крик миссис Джеймс. Мамочка, всегда ухоженная и красивая, выбежала из гостиной на своих тоненьких каблучках, а на лицах остальных застыло недоумение. Через некоторое время вновь застучали её каблучки, и она вернулась. Миссис Джеймс стояла позади, вытирая слёзы. Меня, конечно, наказали, лишив сладкого и прогулок. Но то чувство, которое я испытал, размазывая коржи по полу, не исчезло до сих пор: сладкое удовлетворение и невероятное наслаждение. Оно было намного сильнее того ощущения, когда я сломал отцовский карточный дворец, который тот собирал целый месяц, и немного похоже на то, когда разрушил песочные поделки брата. Чувство силы – вот название, которое я подобрал тому, что жило внутри меня, разрастаясь и приумножаясь. Никакие наказания не могли остановить сильное желание разрушать то, что было создано чьим-то трудом. И чем кропотливее была работа, тем больше наслаждения я испытывал. Но со временем ощущения поутихли, ослабли, требовали большего. Стало мало испортить чей-то карточный домик или любовно испеченный торт, построенные замки из песка, написанные картины. Нужно было рушить, крушить, уничтожать. И людские судьбы стали для этого самым подходящим материалом. Искушать и разрушать. Ломать и разламывать. Крушить и нарушать. То, чем я и занялся с огромным наслаждением. И теперь достиг наивысшей точки. Того самого момента, когда некогда страсть стала самим смыслом.
— Вы говорите о целом городе, — прошептал седой мужчина, прервав поток воспоминаний. – Это невозможно. Бессмысленно.
Улыбнувшись, я заметил, как морщины собрались на его высоком лбу. Поморщившись, отвернулся.
— Одним местечком больше, одним меньше, — ответил, приподнимаясь. – Скажите повару испечь торт. Из восьми коржей. Ни больше, не меньше. Ровно из восьми.
13:30 (отредактировано)
+1
Рената, приветствую! ))) Спасибо, что заглянули на огонёк, да ещё и с тортом! thumbsupХорошая история разрушителя, что-то у нас все разрушители пошли… Мне понравился экскурс в детство, да и вообще психология этого человека. И финал хорош! На мой субъективный взгляд слишком много местоимений, но поскольку я знаю ваш стиль, то понимаю, что убрать отсюда часть слов — это все равно что выдернуть нитки из полотна, оно расползется и будет неинтересным. Спасибо за работу!
15:15
+1
Вам спасибо за тренинг) сложная задача. в голову ничего особо не пришло, если честно. трудно описывать эти эмоции, чтобы они были целью.
Согласна с замечанием о местоимениях, но так уж решилось мне подать сие блюдо)
благодарю за отзыв!
16:34
+1
трудно описывать эти эмоции, чтобы они были целью.

Согласен, нужна какая-то история для объяснения причин, для мотивов. Хотя бы маленькая. Кстати, ещё о тексте.

Если это прямая речь героя, то надо обратить внимание на оформление, хотя бы поставить тире в начале. И может где-то перестроить фразы под более разговорный формат. Например, здесь — «Ну, как тебе?» — спросила, поцеловав в щеку.
Но это потом, если решите использовать историю для чего-то бОльшего.
17:15
+1
спасибо!!! тогда пробуем еще?)
17:21
+2
Умиление, умиротворение и злорадство)
попытка не пытка)

.
Мёльген родился восьмого октября, в понедельник. Весом – ровно четыре килограмма, крепкий и громкоголосый. Милый, милый мальчик с пшеничными кудряшками и голубыми глазами – небесными и чистыми. Маленькие пальчики нежно водили по моей ладони, словно изучая каждую линию, которую мне пришлось прожить. Наши судьбы переплелись и стали единым целым. Всё, что когда-либо имело смысл, перестало существовать. Всё, что было до него.
Он так забавно улыбался, разинув четко очерченный, маленький, беззубый ротик, мой Мёльген. И тогда мне казалось, что целая вселенная – в моих объятиях, и я укачиваю её, тихо напевая колыбельную. «Звёздная пыль коснётся ресниц, пряжа слетит со сверкающих спиц. Время исчезнет с забытых страниц, небо, рассыпавшись, падает ниц...» Он внимательно слушал звук моего голоса, запоминая каждую спетую ноту, разбираясь в едва уловимых полутонах. «Спи, мой малыш, не знай суеты. Сладок покой под покровом мечты. Вечность прольётся, наполнив кувшин. Месяц коснётся усталых вершин...» Я тихонько целовала его в бархатный животик, осторожно прижималась ухом к его груди, слушая как бьётся маленькое сердечко. Тогда мгновение замирало, переставало существовать, и рождалось ощущение бесконечности.
Мёльген был тихим и спокойным ребёнком. Не капризничал и не хмурился. Всегда ласковый и нежный, смотрел на меня с необъяснимой благодарностью, словно не он подарил мне покой, а я — ему. И можно было задохнуться от этой нежности, разлившейся по венам, словно тысячи рек. Мой милый, милый мальчик…
Он начал агукать, и наш мир наполнился иными звуками, неведомыми прежде. И теперь мы могли звучать вместе, создавая музыку наших голосов. Чудесный мальчик с румяными щечками рассказывал мне о себе, и я с нетерпением ждала новых мелодий. Мне было любопытно, как зазвучат его первые слова, каким тоном он произнесёт моё имя…
Мне пришлось оставить его ненадолго. Всего на три коридора и две лестницы. А когда я вернулась, Мёльгена уже не было. Кто-то забрал моего мальчика, оставив лишь запах пшеничных волос на подушке. Они сказали, что у меня никогда не было детей, что я всё выдумала, но разве это возможно? Какая глупость… Мёльген родился восьмого октября, в понедельник. Я больше не трогала настенный календарь, не перелистывала пожелтевшие страницы, чтобы никогда не забыть. Он так и висит, покрытый пылью, напоминая мне о самом счастливом дне, когда всё, что когда-либо имело смысл, перестало существовать. Когда родился Мёльген. Милый, милый мальчик с пшеничными кудряшками и голубыми глазами. А теперь они говорят, что его никогда не было. Разве это возможно? Какая глупость… Если я до сих пор чувствую его нежные прикосновения…
Слепая ярость охватила сердце, забралась в душу, схватила за горло. «Мёльген! Мёльген!» — закричала я изо всех сил, упав на колени. Один из них подошел ко мне, схватив за плечи. Я почувствовала его горячее дыхание совсем рядом, а затем он взглянул на меня и громко рассмеялся, словно был рад моему несчастью. «Зачем, зачем вы забрали Мёльгена?» — сорвалось с моих губ, застыло в воздухе, осталось без ответа. А он всё улыбался, и тихая, затаённая злоба застыла в его глазах, таких знакомых и одновременно чужих. «Кто вы?» — коснулось кончика языка, но осталось внутри.
Дни превратились в бесконечную череду бессмысленных ощущений. Пустота заполнила изнутри, мёртвая тишина окутала плотным покрывалом. Они так и не вернули мне Мёльгена. А тот человек с ехидной улыбкой на сером лице приходил ещё несколько раз. Я не спрашивала его ни о чем, не молила вернуть мне сына, даже не пыталась вспомнить, кто он. Было достаточно ощущений, которые мужчина приносил с собой – наслаждение моей невыносимой болью и абсолютным бессилием – оно так явно исходило от него, что я невольно впитала это чувство, вконец потеряв надежду.
Я подошла к календарю, подумав было сорвать его со стены, но в последний момент передумала, оставив его на месте. Пусть висит, покрытый пылью, напоминая мне о самом счастливом дне, когда всё, что когда-либо имело смысл, перестало существовать.
21:12
+1
Браво, браво!!! bravoУ вас всё получилось! Подлинное материнское умиление и умиротворение! Ах, этот тихий и спокойный ребенок, это… это… Господи, это такое чудо! laughАнгел во плоти! И злорадство, пусть и чужое, но такое явное!

Три повтора "… всё, что когда-либо имело смысл, перестало существовать." — ну да, в целом оправдано, хотя… но это ваш стиль. smileИ при втором прочтении понял, как мастерски сделано то, что непонятно — был ли действительно Мёльген? Или это плод воображения? Здорово!
16:46
+1
спасибо вам огромное за отзыв! но больше, конечно, за тренинг! вы смогли расшевелить ушедший в спячку мозг) а это что-то)
про злорадство — да, промахнулась я) потом дошло) что раскрыла его не через гг, а посредством второст.персонажа. я-то делала микс из эмоций, позабыв, что надо их через гг раскрывать)
Спасибо! отличная тренировка, скажу я вам!
16:47
+1
эту историю я, пожалуй, расширю) мне она по душе пришлась)
09:50
Творческий мозг — он как медведь, ему надо время от времени впадать в спячку/отключку (и я совсем не имею в виду применение различных одурманивающих средств). )))
Так выпьем же… о, чёрт, выскочило… ))) Да здравствует радость творчества!
09:50
17:58
+1
Прикольно, хороший тренинг
09:53
Благодарю!
17:05 (отредактировано)
+1
Хотела поучаствовать таком интересном эксперименте. Но вот полдня думаю, настраиваюсь, и ничего разрушительного ни в уме, ни в сердце не появляется. Пришла полоса покоя и мира, не хочется из нее выходить. Извините, Марттин, в другой раз)
09:44
Конечно, заходите в другой раз, у нас всегда открыто! А если полоса мира и покоя пришла, так может как раз умиротворение описать? Хотя согласен в том, что по сравнению с разрушением это будет сложнее, одни чувства и мысли, почти никаких действий… совсем непросто.
11:20
smileПодначиваете. На слабо берете.
13:50
+1
Искушаю… laugh
13:59
Сижу такая вся искусанная и думаю, над чем бы пострадать…
11:31
+1
Лис по имени Ирр

Артём Пономарёв страдал. Часы отсчитывали последние секунды мирной жизни. С минуты на минуту должно начаться вероломное вторжение. И ничего особо не поделаешь, сам во всём виноват. Провалил контрольную и, по словам Зинаиды Петровны учительницы математик, следующая точно такая же неудача может поставить крест на его спортивной карьере. Так можно потерять всё и капитанство в клубе, тут же функционал поплывёт, и прощай место в основе. Ещё это Афанасьева как чёртик из табакерки: – мол, она поможет, она уже привыкла двоечников всяких на ноги ставить. То, что она всё знает, и лучшая по успеваемости в классе, нет никакого сомнения, вот только как общаться с этой занозой. Губки подожмёт, и на всех сверху вниз, а тут рядом, между прочим, за соседней партой, кандидат в сборную сидит. Выморожена до хруста в сосульке, ни дать ни взять Снежная Королева.
Звонок взрезал пространство пронзительным визгом, Артём подскочил от неожиданности вот сколько он ждал этого звонка, а судьба всё-таки подкралась незаметно.
– Здравствуй, Полина, – сказал мальчик, открывая дверь, в голос он вложил всё своё отношение, к столь ожидаемой гостьи.
– Надеюсь, ты готов стать ну хоть чуточку умнее, – ледяным тоном, даже несмотря на Артёма, отчеканила девочка, разуваясь и одевая предложенные тапочки. – Где здесь удобно помыть руки?
– Можно на кухне, ну, и в ванной, конечно, где вам будет угодно, ваше Величество.
– Я проанализировала твои ошибки, и подготовила план занятий, производные функций, такое ощущение, что ты на уроках не…
Полина замолчала на полуслове, и застыла соляным изваянием. Артём проследил её взгляд и тут же попытался закрыть собою весьма неприглядную картину, особого порядка на письменном столе. Хотя, что такого там было не так? Учебники и тетради, модель недоклеенного танка, красный носок, мяч для флорбола, три чашки с какой-то сомнительной жидкостью и высохшая яичница на тарелке. Вполне нормальная рабочая обстановка.
– Артемий вот почему я не удивлена, как, вообще, можно заниматься в таком свинарнике? – с лицом, не отражающим ни одной эмоции, спросила девочка, потом скривив рот в полу усмешке, добавила, – хотя нет. Удивляет, почему здесь, поверх всего, не валяется клюшка.
Артём гневно зыркнул, но промолчал. Чего зря позориться ведь она опять окажется во всём права. И в течение нескольких минут пришлось распихивать по углам, такие нужные в повседневной жизни мальчишки вещи. Полина села напротив и тоном не терпящем возражений, как учитель старой закалки произнесла:
– Начнём с самого простого, производной линейной функции, перепиши вот этот пример, и реши его.
– Ну и как вот здесь делать? – тут же заскулил мученик науки.
– Подумай хоть немного сам!
Артём с усилием потёр лоб, вот ведь зараза, с другой стороны, она ко мне помогать пришла, и на контрольной подсказать не сможет, и усиленно стал шевелить извилинами. Задачка хоть и со скрипом, но получилась, решение даже совпало с ответом на последней странице учебника. Это понравилось.
– Ну вот видишь, всего лишь немного подумал, и всё вышло, – на мгновение показалось, что голос у девушки слегка дрогнул, но спохватившись, она вновь напустила на себя строгости и, ткнув карандашам в учебник, проговорила: – вот теперь почти то же самое только с нелинейными. Что будет происходить с функцией когда…
Полина как будто спотыкнулась на полуслове.
Артём оторвался от книги и, подняв взгляд, не поверил в реальность происходящего. Лицо девушки расцветало, кончики губ рванули к ушам, ресницы дрогнули, а глаза наполнились теплотой внутреннего света. Ледяная маска стекала с лица слезами трогательного умиления.
Артём резко развернулся к окну, так оно и есть, из-за шторы с любопытством выглядывала ушастая мордочка Ирра. Вот отчего именно сегодня он решил прятаться в его комнате.
– Что это за чудо? – дрожащим от волнения голосом спросила Полина. Куда делась строгая учительница, заноза заучка и Снежная Королева в одном флаконе.
– Это пустынный лис фенек, по-научному – Vulpes zerda.
– А есть имя у этой милаты?
– Зовём просто Ирр, он лучше всего слышит раскатистые звуки, а так Финрир.
– То есть именно так выглядит гигантский волк, победитель богов Асгарда. – девушка весело расхохоталась, и захлопала в ладоши.
Лисёнок вздрогнул и поспешил спрятаться обратно в своё убежище, за занавеску.
– Он боится громких звуков, – объяснил Артём действие зверька, потом достал из ящика стола хрустяшку кошачьего корма и, протянув гостье, добавил: – на, возьми он сам подойдёт, а минуты через три вы уже будете лучшими друзьями.
Ирр не стал капризничать и рыжей молнией метнулся за заветным лакомством.
– Откуда он у тебя? Фенеки же бешеных денег стоят.
– Папа принёс Дядя Миша, его лучший друг дочке купил, а у той аллергия внезапно вскрылась, вот и отдали нам, в хорошие руки. Танька сюда часто приходит поиграть с ним.
– Извини, я тут слишком эмоционально отреагировала, – смущаясь своим же словам, сказала девушка, гладя уже пригревшегося на коленках персикова плутишку.
– Не бери в голову, по сравнению с другими ты была весьма сдержана.
– И как же можно реагировать при виде этого лопоухого очарования.
– Естественно, эмоции рвутся водопадом, от вполне спокойного – умими уняня до безудержных воплей и попыток тут же поймать несчастного. Причём нужно непременно вытянуть лицо уточкой и начать причитать, что-нибудь умильно карамельное. Обязательно ручьями лить слёзы, почесать за ухом, и целовать в нос. Кстати, ты, то же можешь не стесняться, он привит от всего чего можно.
Первый няшный шок прошёл, девушка гладила лисёнку переносицу и, глянув исподлобья, спросила:
– Удивлён?
– Не то слово, вот вроде с первого класса вместе… – Артём, подыскивая правильные выражения, запутался, и спросил самое важное, что его сейчас волновало, – зачем?
– Не все же могут как ты, делать что хочешь, говорить что думаешь, быть собою, мне кажется это так страшно.
– Ты же лучше всех! – неожиданно ворвалось у мальчика.
– Приятно такое слышать, но это, вовсе, не так. Вот ты, настоящая личность, надежда российского флорбола, вон даже в сборную попадаешь, а эта фраза – «Мне в Париж, по делу, срочно». А я так, мышь серая, только и умею, что пятёрки в школе получать.
– Поль вот чего на себя наговариваешь, ты вон, какая умная, энергичная, красивая ещё очень… – мальчишка сбился и начал краснеть и, чувствуя подгорающие уши совсем уж, смутившись, буркнул: – и в Париж мы ещё не летали, Берлин, Стокгольм, Турку было, а вот в Париж пока не сподобились.
– Ой, Тем, какие твои годы, вот только давай к математике вернёмся, а то не видать тебе Эйфелевой башни как своих ушей.
Артём глубоко выдохнул, потёр щёки ладонями, стараясь скрыть, явно нездоровый румянец, и взялся за пример уже с нелинейными функциями, с твёрдым желанием стать лучшим и в этой не такой уж простой науке.
21:50 (отредактировано)
+1
Во-первых, большое спасибо за участие! roseВо-вторых, мне нравится сам сюжет, развитие героев. Умиление отлично вышло и эмоции заметны! thumbsupВ-третьих… ну я прям не знаю, что делать. Рассказ похож на статую в упаковочном ящике, хотя и очень красивую, но засыпанную соломой так, что невозможно оценить её по достоинству. Всё из-за многочисленных опечаток, лишних запятых, стилистических недочетов. Стоит исправить эти огрехи — и другие недочеты станут видны (и их будет легче исправить), и достоинства текста, удачные моменты станут заметнее.

Вот смотрите, вы, должно быть, много времени потратили на сочинение рассказа, на обдумывание. Редактура и корректура — это такая же неотъемлемая часть писательства, как и всё остальное. Бальзак по 8-10 раз переписывал гранки, порой изменяя первоначальные варианты до неузнаваемости, увеличивая объем текста в несколько раз. Бабель, если мне не изменяет память, наоборот, выжимал черновики «досуха», убирая все лишнее, пока текст не становился крепким и звенящим, как наковальня под ударом молота, монолитным, как трехсотлетнее дерьмо тибетского яка, простите за натурализм. А? )))

Провалил контрольную и, по словам Зинаиды Петровны учительницы математик, следующая точно такая же неудача может поставить крест на его спортивной карьере.

Провалил контрольную по математике и, по словам учительницы Зинаиды Петровны, следующая такая неудача может поставить крест на его спортивной карьере. Хотя почему? Совсем не очевидно...

– Извини, я тут слишком эмоционально отреагировала, – смущаясь своим же словам, сказала девушка, гладя уже пригревшегося на коленках персикова плутишку.

– Извини, я тут слишком эмоционально отреагировала, – смущаясь, сказала девушка, гладя пригревшегося на коленках персикового плутишку. Хотя тоже вариант не очень — два деепричастия и причастие совсем рядом.

И т.д. Но опечатки это, конечно, первое дело.

Песенка вам для поднятия настроения: Jeeves & Wooster

PS: Волк таки Фенрир ;)
Большое спасибо за добрые слова, и особенно за разбор конкретных ошибок. Конструктивная критика, как мне нахватает последнее время.
11:51 (отредактировано)
+1
«Сколько волка ни корми, а он всё-равно жрать хочет!» — бабка хотела отвесить Серому пинка, но тот ловко извернулся и юркнул за дверь. Баюн наблюдал за этой сценой с печи. На хитрой кошачьей морде промелькнула саркастическая ухмылка, но тут же погасла — ему тоже хотелось жрать. Бабка суетилась у стола, кроша в чугунок какие-то веганские ингредиенты и злобно ворча — тако же, видать, истосковалась по свежему мясцу.
Внезапно раздался стук в дверь. Бабка вздрогнула от неожиданности и только успела повернуться, как в дверном проёме, не дожидаясь приглашения войти, объявился добрый молодец со всеми положенными понтами — косая сажень в плечах, удаль молодецкая и прочие навороты.
Бабка развела руки в стороны и двинулась к нему. «Какой же ты красавец!» — заголосила старуха аки заправская вокзальная цыганка. «А пухлощёкий как младенец!» — она умильно сложила старческие ладони, а затем потрепала добра молодца по щеке. «Наверняка и умненький — ишь во лбу то семь пядей да с половиной! Как же тебя занесло в нашу глушь? Неужто заблудился?»
У молодца от такого горячего приёма случился лёгкий шок и он начал пятиться спиной к двери, но тут с печи раздалось оглушительное «МЯ-А-А-А-ФФ!» — это Баюн отрабатывал свою часть спектакля. Розовощёкий красавец уставился на него, приподняв голову, а бабке того и надо было — она выхватила из-за спины здоровенный тесак и отточенным движением наискосок перерубила молодцу трахею. Молодец забулькал, схватился за горло левой рукой, а правой потянулся к висевшему на поясе мечу. Затем сделал пару неверных шагов вперёд, глаза вылезли из орбит, он упал на колени и медленно завалился набок.
Бабка вытерла замусоленным фартуком окровавленный тесак, потом несколько раз крутнула его, как заправский ниндзя, и со словами «Эх! Люблю уничтожить что-нибудь красивое!» — запустила в стену. Тесак воткнулся в дерево с глухим звуком и завибрировал. Бабка уселась в кресло -качалку, сложила руки на животе и стала насвистывать умиротворяющую мелодию из фильма «Крёстный отец».
Скрипнула дверь — это вернулся Серый. Он подошёл к трупу, обнюхал его и начал слизывать с пола кровь.
«Тут и сказке конец, а на ужин молодец!» — прокомментировала Баба Яга и злорадно расхохоталась.
21:59
+1
Эк вы завернули! ))) Тут так сходу не откомментишь, тут надо с цыганочкой с выходом… тут мне подумать надоть. Чуть погодя, пока тесак наточу )))
22:48
+1
А я кольчужку почищу пока.
11:22 (отредактировано)
+1
Итак. Понятно, что вы хотели «оптичить» несколько эмоций, но что-то из них прошло совсем фоном. В целом работа хорошая, бодрая, бабка колоритная такая. wassup

Интересно смешение стилей — «веганские ингредиенты» и «тако же», вообще-то плохо сочетаются, но если всё в таком стиле, то текст воспринимается как «лихой фьюжн» и его восприятие зависит от настроения читателя — кому-то зайдет, кому-то нет. Хотя я бы славянизмы убрал, их немного и они скорее мешают.

Картинка в голове сложилась, это плюс. Молодец забулькал, схватился за горло левой рукой, а правой потянулся к висевшему на поясе мечу. Правая/левая рука обычно лишнее уточнение, а уж когда они рядом… тем более.

умильно сложила старческие ладони, а затем потрепала добра молодца по щеке вот не могу отделаться от ощущения, что она потрепала сложенными руками.

Затем сделал пару неверных шагов вперёд, глаза вылезли из орбит, он упал на колени и медленно завалился набок. Можно просто Затем сделал пару неверных шагов вперёд, упал на колени и медленно завалился набок. всплывающее посреди предложения он — не к месту.

Ну, мелкие такие блошки типа кресла-качалки через дефис, пухлОщекого младенца и т.п.

А в целом живенько, эмоционально, бодренько! thumbsup
11:47 (отредактировано)
Спасибо! Замечания учту.
19:34
+1
Только одно конкретное возражение есть.
вот не могу отделаться от ощущения, что она потрепала сложенными руками.
Периодически встречаю похожие замечания к текстам. Поразмыслив решил для себя так — есть очевидные вещи, которые делаются так, а не иначе. Дополнительно разъяснять их не имеет смысла, имхо.
20:52
Поразмыслив решил для себя так — есть очевидные вещи, которые делаются так, а не иначе.
Логически да, верно, поэтому я и не сказал, что это ошибка, а выразился более аккуратно. Если бы эти действия не стояли рядом, вообще никаких вопросов бы не возникло.
Загрузка...
Илона Левина №1