Светлана Ледовская №1

Заводные мысли

Заводные мысли
Работа №393

Я проснулся от того, что в голове кончились мысли. Большие часы в виде кошачьей морды улыбались мне со стены, показывая шесть двадцать. Всего десять минут до будильника… может, попробовать доспать без мыслей? Как обычно, боль подкралась потихоньку, осторожно кольнув в лоб. Потом – все смелее и смелее, сильнее и чаще. Наконец, растеклась по вискам и скатилась за уши. Морщась, я потянулся к тумбочке и сонно пошарил ладонью. Вот он, бронзовый ключик, там же, где всегда. Я вставил его в висок и провернул ровно десять раз. Раздался тихий стук, скрежет, что-то щелкнуло, и мысли снова полились в голову, набивая пустой череп. Я вздохнул и улыбнулся, проведя рукой по лицу. Еще пять минуток можно провести в постели.

Сказано – сделано. Несмотря на то, что все эти пять минут я глядел на то, как минутная стрелка улиткой ползет по часам, все равно недовольно заворчал, когда прозвенел будильник.

– Ладно, еще минуту. И встаю.

Минуту кошачья морда трезвонила почем зря. Встав и потянувшись, заскрипев металлическими суставами, я отключил будильник и зевнул. Солнце только-только поднималось из-за горизонта, щедро украшая верхушки далеких деревьев позолотой. Обычное утро обычного дня, его и начинать следовало по-обычному. Тридцать приседаний, немного масла в суставы и сочленения… Я зашел в ванную, пустил воду и несколько секунд слушал ее журчание. Помыв руки и вытерев их насухо цветастым полотенцем, поглядел в зеркало. Скептически помотал головой. На виске, рядом с замочной скважиной, весь металл покрылся царапинами – и все из-за лени! Сколько раз я уже хотел начать заводить мысли прямо перед сном, чтобы не просыпаться с головной болью, но каждый раз откладывал. Теперь из-за этого приходилось полировать виски, истончая латунь.

На завтрак – яйца пашот. Я как следует отмерил две чайные ложки уксуса, опрокинул их закипающую воду. Раскрутил венчик и вылил яйцо в воронку. Чайник нетерпеливо засвистел на плите, и я плеснул кипятка в старую чашку, красную в белый горошек. Вечная утренняя проблема, вопрос риторический, без ясного ответа – что попить? Кофе, какао, молоко?.. Я остановился на бутылочке с «царской водкой», осторожно вылив пару капель смеси кислот в воду. Выпил одним мощным глотком и поморщился. Оделся – латунного цвета рубашка, черная жилетка, черные же брюки и красный галстук. Перед самым выходом я окинул взглядом дом. Кажется, пора немного сменить спартанскую обстановку и добавить побольше красок: только полотенце выделялось ярким пятном на фоне всего остального. Стол, стул, кровать, шкаф и полки на стене, даже корешки книг; оттенки коричневого превратили дом в деревянную коробку. Я еще раз взглянул на часы. Стрелка ползла вперед, несмотря ни на что, а кот все так же улыбался.

– Ты за главного, – я погрозил часам пальцем.

У порога уже стоял автомобиль с работы, хищно приоткрывший дверцу. Я жил достаточно далеко от дворца и окружавшего его Старого города, поэтому имел возможность каждое утро наслаждаться видами родного великого княжества. Пусть даже и остался от него со временем один-единственный большой город. Люди всегда такими были и останутся – лишь бы все поделить. Скоро каждый дом станет отдельным великим княжеством с собственным правителем… в какой-то степени так оно уже и есть.

За окном проплывали сады, поля, фермы, редкие хозяйственные постройки. Холмы, словно спящие черепахи, рядком улеглись отдыхать на западе, а по их склонам пастухи водили стада – стальных овец, чугунных коз и коров, сделанных из продвинутых сплавов.

– Доброе утро, мистер Вилкас, – сахарным тоном проговорила система автомобиля, – сегодня в великом княжестве солнечно, предвидится небольшая облачность во второй половине дня. Поездка продлится двадцать четыре минуты. Температура за бортом – плюс двадцать три градуса по Цельсию. Желаем приятного пути с автомобилями компании «Виталия и Ко, лимитед».

– Новостной канал, пожалуйста, – я устроился поудобнее и отвел взгляд от моря колосьев на полях, по которому ветер гнал янтарные «волны».

– Включаю княжеский канал.

Музыка ворвалась в салон, и, спустя какое-то время, жизнерадостный голос возвестил:

– Доброго утра, дорогие жители Великого княжества Электро-Литовского! Сегодня вторник, «День пастуха», поэтому помашите рукой тем трудягам, что гонят железные стада!

Я улыбнулся и помахал рукой в окно. Не уверен, что меня заметили не то что пастухи, но даже хотя бы одна овца. Не обращая внимания на речи диктора, я громко произнес:

– Видеоряд, пожалуйста.

Передо мной услужливо появился небольшой экран; вспыхнув всеми цветами радуги, он показал, как обычно, тронный зал дворца. Диктор все не унимался:

– Прелестная погода, чтобы после работы пройтись домой пешком! Разумеется, если за вами не закреплены ведомственные автомобили.

– Закреплены, закреплены… – протянул я, зевая.

Далее последовали тоскливые списки курсов валют, криминальные сводки… я едва не уснул снова, кое-как умудряясь сохранять вертикальное положение.

– А теперь мы ненадолго переключаемся на трансляцию ежедневной речи великого князя, нашего заступника и мудрого правителя, СКСУ-2016!

Я упер скучающий взгляд в экран. В роскошном тронном зале стоял стеклянный купол на колесиках; под ним находился робот с забавной головой, походившей на дыню. Мне все время казалось, что великий князь улыбается, хотя на самом деле законы и повеления становились последние пару лет все строже и строже. Из-под купола тянулся длинный провод, вставленный в розетку. Вокруг князя по традиции выстроились четыре главных советника, во всем помогающих правителю: они катали его, протирали стекло, вывозили на площадь для речей перед народом, передавали указания и приказы армии. Их имена содержались в строгом секрете, поэтому звали мы их просто, по номерам. Первый, Второй, Третий и Четвертый.

– Дорогие мои! – прогремел СКСУ-2016. – Вот и наступил новый день! Новые трудовые подвиги, новые достижения в науке и искусстве, новые дружеские разговоры и веселый детский смех. Вот, что нас ждет! Позвольте пожелать вам, подданные, прекрасного утра и не менее волшебного дня!

Робот откланялся под куполом и, откашлявшись, продолжил:

– Напоминаю, что две недели назад был введен закон, обязывающий всех жителей княжества иметь как минимум три роботизированных модуля. Минимум! Да, времена нелегкие, но нужно как следует подготовиться, чтобы не отдаться на милость врагу – бои на южных границах с великим княжеством Дипольским все кипят. Страсти накаляются, но наша армия героически обороняется. Чтобы коварный вражеский правитель не связал нас, так сказать, по рукам и ногам экономически, обращайтесь за новейшими моделями мозга в ближайшие центры корпорации «Апгрейды и ремонт Амуты». Их деятельность официально подтверждена лично мной.

Я дотронулся пальцами до латунного лба. Мне выпала честь обладать четырьмя роботизированными модулями, поэтому я ни о чем не беспокоился, но за последние два года обязательное количество выросло с одного до трех. Нехорошая тенденция. Стальные руки заменяли мне обычные, но торговец явно подсунул брак – суставы постоянно приходилось смазывать, и я вынужденно таскал с собой всюду масленку. Верхнюю половину головы заменял прекрасный латунный мозговой модуль. Я влюбился в цвет с той самой минуты, как увидел образец на витрине «Апгрейды и ремонт Амуты». Пришлось, правда, покупать модуль с заводными мыслями, автоматический генератор мыслей на солнечных батареях производился только в соседнем княжестве Дипольском. Ничего не поделаешь – война. Приходилось пользоваться тем, что есть. В великом княжестве Электро-Литовском считалось хорошим тоном заменять себе части тела на искусственные. Глаза, языки, ноги, руки, шеи, целые головы: все, что можно себе представить. Особым шиком считались золотые плечи. У каждого советника князя были такие. А уж достичь уровня СКСУ-2016 и вовсе никто не мечтал: давным-давно правитель полностью заменил все части тела на металл, кроме, наверное, некоторых внутренностей. Взял себе новое имя и отказался от старого, человеческого.

Мягко качнувшись, автомобиль остановился.

– Спасибо за поездку, мистер Вилкас. Ждем вас вечером.

Я вышел на улицу и отряхнул брюки. Солнце уже светило вовсю, и я в приподнятом настроении отправился на рабочее место – компания «Геологические исследования Закаускаса». Старший научный сотрудник Роберт Вилкас. Едва ли не десять минут пришлось потратить только на то, чтобы пожать всем коллегам руки – из плоти, алюминиевые, железные и свинцовые. Едва я плюхнулся на свой стул и аккуратно разложил изучаемые минералы на столе, как трое ближайших работников повернулись и начали болтать.

– Слыхали новости с утра? Три модуля минимум! Мне повезло, у меня-то три, а вот у жены всего два. Придется опять тратиться, а мы хотели отпуск взять, сына сводить в зоопарк…

– Что, роботов-животных раньше не видел никогда? Пусть на коз вон смотрит за городом.

– Скоро, наверное, – я вступил в разговор, – всех обяжут быть как великий князь, роботами. Даже пауки по углам начнут плести проволоку вместо паутины.

Потянулась обычная рутина. Опознаем минерал, заносим в базу на стареньком компьютере и берем следующий. И так весь день, описываем свойства, проверяем данные, замеряем… Я посмотрел на часы, подперев голову рукой. Десять утра. Даже трех рабочих часов не прошло, а уже чувствовалась вселенская несправедливость и желание поскорее вернуться к часам в виде кота, а не хмурого скучного круга. Щелканье клавиш вокруг отбивало барабанную дробь на моем латунном лбу, и я устало вставил ключик в скважину на виске. Провернул несколько раз, немного оживился, стал вносить данные быстрее. Однако не прошло и пятнадцати минут, как взгляд снова уперся в часы.

– Господа! – один из посыльных ворвался в зал; на настоящих, человеческих висках блестели капли пота. – Наши проходчики обнаружили залежи руды у южных границ. Нужен один доброволец, опознать-занести-записать!

Посыльному, наверное, приходилось тяжелее всех с последними нововведениями: с низкой зарплаты он едва наскреб на два модуля – нестирающиеся пятки и выкованные из черного железа роскошные усы. Все лишь успели открыть рты, как я уже пулей выскочил за дверь, прихватив небольшую походную сумку. Ведомственный автомобиль ждал чуть в стороне, все так же коварно открыв двери, словно растение, которое расставило сети для мух. Старая модель; как обычно, для полевых исследований и езды по бездорожью руководство выбирало последние развалюхи. Я на полном ходу влетел внутрь, пристегнулся, и двери плавно захлопнулись, как будто автомобиль сжал губы.

– Роберт Вилкас, старший научный сотрудник, – продекламировал я, прочистив горло.

– Личность подтверждена. Поездка займет один час и тридцать две минуты, включая десятиминутную поправку на езду по бездорожью. Желаете включить новостной канал?

– Да, княжеский, пожалуйста… хотя нет, отмена предыдущей команды. Не нужно.

К окну автомобиля подошел посыльный, и я опустил стекло. Он передал специальный пропуск на места раскопок и все необходимые бумаги.

– Там сейчас трое проходчиков, ждут только вас. Инструменты взяли?

– Вот, в сумке.

– Отлично. Ну, удачно добраться, – посыльный похлопал по крыше автомобиля.

В полной тишине машина тронулась с места и повезла меня по улочкам великого княжества, а я только и делал, что вертел головой. Куда интереснее заняться чем-то таким, что отнимет много времени и сил, чем просто сидеть в душном офисе геологической компании и слушать разговоры о княжеских указах. Одноместная машина скользила по дорогам Старого города, и мимо окон проплывали парикмахерские, булочные, магазины готового платья и прочие места, где можно тратить гроши. Я снова опустил боковое стекло, позволив гремучей смеси запахов ворваться внутрь. Разумеется, надеялся почувствовать аромат свежевыпеченного хлеба, но вместо этого получил бензинную вонь, дым фабрик и запах навоза роботизированных лошадей. Только крупные компании, вроде той, где я работал, могли позволить себе маленькие одноместные автомобили для перевозки сотрудников; в основном люди, особенно те, что проживали в Старом городе, покупали у фермеров коней – как полностью искусственных, так и наполовину настоящих. Так или иначе, для реализма механическим коням тоже добавили фекальные модули, чей запах я, морщась, и чувствовал во время езды по улицам.

Автомобиль свернул на проспект Советников и помчал меня мимо рядов красивых фонарей, жилых домов и клумб с настоящими деревьями. Кое-где, огороженные кирпичиками, колыхались посаженные кусты с прекрасными розовыми цветами. Спустя какое-то время показались Южные ворота. Я удивленно приподнял искусственную бровь: два суровых стражника с огромными и мощными железными руками стояли на посту, устремив грозный взгляд вдаль, недвусмысленно угрожая врагу. А я-то считал, что все военные сейчас на южном фронте!

Мимо пробегали живописные поля, редкие рощицы и холмы-сони. Между ними текла одинокая речка, сверкающая кованым серебром в солнечном свете, как будто и ее тоже обязали покупать модули. Я даже чуть задремал, но вскоре меня разбудила тряска: автомобиль свернул на бездорожье и въехал в сосновый лес, виляя между деревьев. Спустился в овраг, поднялся по извилистой дорожке, проехал по берегу небольшого озерца. А вот и раскопки: трое проходчиков копошились вокруг, обозначая мне флажками места для анализа и забора образцов. Им тоже выделяли автомобили для поездок, но в этот раз у раскопок стояла только одна припаркованная машина. Я сразу представил, как проходчики, словно клоуны, набиваются в нее целыми десятками.

Один из них заметил меня и помахал руками. Автомобиль повернул в последний раз и остановился, открыв двери.

– Спасибо за поездку, мистер Вилкас. Перехожу в режим ожидания.

Подхватив сумку, я вылез наружу и пожал руку встречающему. Передал ему документы и пропуск.

– Наконец-то! Мы уж думали, как обычно, только вечером кого-то пришлют. Ну, разбирайтесь тут, а мы тогда поехали.

– Как же вы втроем в одной машине помещаетесь? – поинтересовался я, усмехнувшись.

– А, это только для меня, – махнул рукой проходчик, – остальные на конях, вон они, за деревьями. Денег не выделяют на транспорт, приходится по старинке.

Проходчики умчались так быстро, словно от меня зависел конец их рабочего дня. Я остался один. Вздохнув, бросил взгляд на флажки; достал из сумки небольшой планшет, стилус, замызганную тетрадь с ручкой и портативный анализатор.

– Ну, начнем.

Работа продолжалась чуть ли не до вечера: я систематизировал, собирал данные, фотографировал на планшет выходы породы, опознавал, анализировал, делал выводы. Наконец, снял последний флажок и сунул его в сумку. Еще пара часов – и начнет темнеть.

Зашвырнув в машину сумку, я со всего размаху приземлился на кресло и устало протер глаза. Локти душераздирающе заскрипели; я смазал их как следует и вставил в висок ключ. Подкрутил, и мысли пошли побыстрее, стали чище и ярче.

– Роберт Вилкас, старший научный сотрудник.

Снова медовый женский голос:

– Личность подтверждена. Для вас запланирована поездка назад. Желаете начать? Хотите послушать новости?

– Поехали. Нет, без новостей.

Автомобиль тихонько покатился по траве. Не прошло и пары минут, как снова зазвучал голос:

– Поездка займет один ча… ча… час… поез-з-з-ж…

Женский голос превратился в мужской, потом замедлился и затих. Автомобиль остановился среди сосен, потушив фары.

– Нет!.. – протянул я, хватаясь за голову. – Нет, нет, нет! Ну почему сейчас?!

Проклятая компания! Из всех развалюх, что стояли на складе, мне выдали самую разваленную, да еще и без завода! Придется потратить минут двадцать, чтобы завести машину снова. Я рывком открыл бардачок, рассчитывая найти там ключ – где ему и положено лежать. Прикрыл глаза: пусто.

– Спокойно, Роберт, – я глубоко задышал.

Внезапно в голову пришла идея – вдруг мой ключик тоже подойдет? Насколько мне было известно, все модули производились по одному образцу, значит, и скважина будет того же размера! Я выскочил из машины и нагнулся, рассматривая отверстие для ключа – да, пожалуй, размер совпадает. С замирающим сердцем вставил внутрь ключ и постарался повернуть. Не поддается. Не подходит!

Я выругался. Не помню даже, когда последний раз мне приходилось водить машину самому, на ручном управлении. Наверное, только в подростковом возрасте.

– Чертов мусор, – я пнул машину и снова забрался внутрь, – чертов завод… проклятый ключ…

Я вытянул на себя специальный рычаг, и со щелчком откинулась панель управления. Неуверенно сжав руль и нахмурившись, я посмотрел на педали внизу. Спустя минуту вспомнил, какая для чего предназначалась; машина, повинуясь мне, стала рывками ехать вперед.

Куда ехать? Откуда прибыл? Дорога совершенно не отложилась в памяти, потому что я привык к автопилоту и не замечал, куда конкретно еду. Паника постепенно охватывала внутренности, стягивая их металлическими обручами: что, если мне просто не удастся найти дорогу назад? С планшета связаться нельзя – он наполнен лишь программами для работы. Из машины тоже связи нет, все слишком сильно и без всяких сомнений полагались на автоматические системы. Посмотрев по сторонам, я двинулся наугад, осторожно прокладывая дорогу между сосен. Закатное солнце все еще ярко светило, пронзая золотыми лучами лес. Я щурился и прикрывал лицо одной рукой, пытаясь разглядеть впереди хоть что-нибудь.

Мне показалось, что дорога верная, когда я проехал по берегу озерца, хоть и не знал, того или не того. Слушая, как галька шуршит под колесами, пытался рассмотреть, что скрывается за рядами деревьев. Кажется, заметил холм; разве, когда меня сюда везли, машина преодолевала холмы?.. Сложно сказать. Еще несколько поворотов, всего-то пяток минут пути – и вот уже зеленая громадина холма лежит прямо передо мной, смотрит с высоты, посмеивается. Я решил обогнуть его и прибавил газу. Автомобиль закашлял, задергался и через несколько мгновений встал окончательно. Затих. Потухло внутреннее освещение.

– Черт тебя дери! – я ударил по рулю.

Ну и что теперь делать? Я вышел и попытался толкать автомобиль, но вскоре понял, что никакого смысла нет – не только сам никуда не дойду, но и автомобиль не дотащу. На самой вершине холма ветер ворошил траву, словно зеленые волосы. Может, оттуда будет видно, где город? Сумка с замерами прыгнула мне в руку. Шаг, два, десять, сорок… устал. Ноги на искусственные я заменить еще не успел, поэтому встал отдышаться и подождать, пока противное ощущение усталости немножко сойдет. Солнце опустилось чуть ниже. Я будто соревновался с ним в скорости, пытаясь забраться на самый верх быстрее, чем светило пошлет прощальный привет и скроется за горизонтом. С упорством легкоатлета, хоть и не так быстро, я шел вперед и вверх, пока не добрался, наконец, до вершины. Там стояла кем-то сколоченная грубая кривая скамейка.

Тяжело дыша, я сел и запрокинул голову. Закрыл глаза, чувствуя, как касается ветер холодного латунного лба. Что-то привлекло мое внимание; с другой стороны холма раздались звуки, как будто эхо чьих-то голосов. Я повернул голову.

– О, нет… – прошептал я, заметив двух высоких мужчин в синих просторных одеждах.

Если бы искусственная голова могла потеть, то по ней тотчас же потекли бы холодные капли. Я оцепенел, не в силах шевельнуться, испугавшись так сильно, что буквально примерз к скамье. Каким-то образом мне посчастливилось свернуть не туда – должно быть, проехал совсем по другому берегу озера – и попал прямиком на южную границу. Однако ни армии, ни стрельбы, ни следов ужасных сражений… Ничего. Ко мне поднимались два жителя Дипольского великого княжества: одежда еще довоенного кроя. Бегло осмотрев их, я не заметил оружия. Наконец, мне удалось совладать с коленками и встать, но бежать поздно – они уже слишком близко.

– Эй! Эй, друг! – замахал один из них, улыбаясь во весь рот.

В лучах солнца сверкнули искусственные зубы. Второй незнакомец закивал и тоже доброжелательно улыбнулся. Я отступил на шаг назад.

– Я… не хотел! Честно! Просто ехал мимо, заблудился, и попал сюда!

– О чем это ты, дружище? – диполяк протянул мне руку.

Настоящую, человеческую. Я смотрел на нее, как дурак, с открытым ртом несколько секунд. Пожал, все еще не понимая, что происходит.

– Вы… можно я просто уйду? Ничего никому не скажу!

Диполяки переглянулись. Один кивнул куда-то в сторону. Я проследил за жестом незнакомца – далеко-далеко, на широком поле, шел отряд воинов нашего княжества. Их огромные руки можно узнать где и откуда угодно. Патруль явно вылавливал здесь тех, кто хотел пересечь границу.

– Да ты успокойся, никто тебя не трогает, – сказал второй диполяк. – Ты, похоже, геолог, да?

– Да, геолог. Я проводил замеры, но моя машина… У нее кончился завод, а ключ от мыслей не подошел, и мне пришлось ехать самому. Сейчас она окончательно сдохла. Стоит вон там, у подножия, – я показал пальцем себе за спину, – я правда никому не скажу. Просто дайте мне уйти миром.

– Миром? Но ведь между нами нет войны, – незнакомцы переглянулись и пожали плечами.

Как это – нет? Я нахмурился и вгляделся в лица мужчин. Ошибки быть не может – диполяки. Один из них снял высокую шапку и провел рукой по солнечным панелям на макушке. Он произнес:

– Мы ваших, кроме солдат, уж пару лет не видели. Словно вы пропали вовсе. У нас тут стада, – пастух показал на облако пыли на одном из полей; в нем сверкнули такие же солнечные панели на спинах искусственных коров, – и мы каждый день видим патрули. Что у вас там случилась? Смута, что ли, какая?

Я хорошенько призадумался. То есть, княжество Дипольское даже не знает, что между нами война? А как же новости с фронта? Как же стрельба и громкие победы? Мощь армии великого княжества Электро-Литовского? Может, эти двое хотят меня обмануть… Нет, ерунда какая-то. Им незачем: я один и без оружия.

– Ты в порядке, друг? – один из пастухов похлопал меня по плечу. – Выглядишь больным. Тебе бы назад, домой!

– Я не могу, – развел руками, – моя машина…

– Пошли, посмотрим, – второй пастух достал из походной сумки небольшой модуль с солнечными панелями, – приделаем машине твоей вот это, пара пустяков. Я и не знал, что вы до сих пор заводными механизмами пользуетесь! Прошлый век!..

Судя по всему, пастухам частенько приходилось чинить скот, и машины от него не сильно отличались – вскоре свет в фарах разгорелся снова, замигала приборная панель. Автомобиль зажужжал.

– Ну вот и готово. Себе тоже такой поставь! Не придется мысли каждый день заводить.

– Спасибо! – я по очереди жал руки пастухам. – Спасибо большое!

– Не за что. Передавай в городе, чтоб приезжали хоть в этом году на ярмарку механических яблок. Без вас совсем не то!

Все еще ошарашенный, я сел в автомобиль. Не слушая монотонный женский сахарный голос, завел мысли оборотов на двадцать. Рассчитав новый маршрут, машина тронулась с места и повезла меня назад, а я принялся думать. Размышлял. Приходил к выводам и сам же их опровергал. Князь врет! И все советники тоже, но зачем?.. Никаких боев нет, как и грозных армий княжества Дипольского, если не считать стада металлических коров.

***

Следующий день начался точно так же, как и предыдущий, только что настроение у меня было не из лучших. Угрюмо забравшись в транспорт, я сложил на груди скрипящие руки и насупился.

– Желаете прослушать новости?

– Валяй.

И снова армия княжества Электро-Литовского победоносно отразила нападение вероломных диполяков, в очередной раз спасая простых работяг от рабства и смерти. Я цыкнул и нахмурился так, что на латунном лбу чуть не пролегли морщины. Обман! Наглый обман! Сегодня же пойду и расскажу людям все на общем вечернем собрании. Князь будет там – вот и посмотрим, что ответит!..

– Спасибо за поездку, мистер Вилкас. Ждем вас вечером.

Проворчав что-то нецензурное, я вылез из машины и побрел ко входу в «Геологические исследования Закаускаса». Зайдя внутрь, окунулся в море голосов – все что-то обсуждали, пару раз проскочила и моя фамилия. Все взгляды устремились на меня, а я непонимающе глядел в ответ.

– Чего? – раздраженно спросил я и оглядел себя – может, жилетку задом наперед надел?..

Внезапно понял, в чем дело. У моего рабочего места, бесцеремонно переворачивая все записи вверх дном, стояли два гориллоподобных вояки. Они глухо переговаривались и бесцеремонно читали мои документы. Я стал медленно идти назад, но кто-то из коллег закричал:

– Вот он, пришел!

Военные обернулись, но меня уже и след простыл. Мысли неслись еще быстрее меня; я отчаянно пытался сообразить, где спрятаться и что теперь делать. Точно из-за дипольских пастухов! Локти предательски скрипели, но времени заливать масло не было. Я не успел даже выскочить на улицу, как столкнулся с еще одним военным, офицером, буквально налетев на него в коридоре. Он расставил в стороны огромные руки и пошевелил настоящими усами.

– Роберт Вилкас! Вы задержаны по подозрению в государственной измене и сотрудничеству с врагом!

– Это ошибка! – кричал я, чувствуя мощную хватку гигантских ладоней. – Я ничего не сделал!

– Все так говорят. На машине, которой вы вчера пользовались, обнаружен дипольский блок солнечных батарей!

Подоспели остальные громилы.

– В темницу его! – заорал офицер. – В одиночную камеру. И ключик ему оставьте – пусть думает о том, что его ждет!

Весь офис высыпал наружу, посмотреть, как меня «пакуют» в полицейский автомобиль. Я выкрикивал проклятья, бранился, отбивался ногами, но все тщетно. Едва машина со мной укатила, геологи, пожав плечами, разбрелись по рабочим местам.

Меня заперли в сыром подвале, оставив только одежду да ключ от мыслей. Отобрали масленку. Весь день я ломился в дверь, стучал по решеткам, специально скрипел локтями, но никто из стражников не обратил никакого внимания. Я мерил камеру шагами – четыре в длину и три в ширину. В углу лишь зловонное отверстие, заменявшее туалет, а на полу – драный старый матрац, покрытый такими пятнами, что лучше спать на полу. Так я и сделал, кое-как уснув, свернувшись калачиком рядом со стеной. Чеканя шаг, ходили военные, которые одновременно служили полицейскими. Их огромные руки не помещались в проходы и царапали стены с умопомрачительным скрежетом, заставляя меня просыпаться едва ли не каждые полчаса.

Немыслимо. Я никак не мог смириться с тем, что стал преступником, и не просто каким-то вором, а предателем родного княжества. И все, что сделал – принял помощь от пастухов! Я обхватил голову руками. Все это не просто так. Они не хотят, чтобы хоть кто-то узнал правду. Интересно, все одиночные камеры темницы забиты такими как я, теми, кто оказался в неправильном месте не в то время? Теми, кто увидел, что вместо армий на юге бродят только стада железного скота? Махнув рукой на сон, я прислонился спиной к стене. В очередной раз громкий скрежет раздался прямо перед моей камерой, заставив меня заткнуть холодными стальными пальцами уши.

Спустя пару часов я все так же сидел у стены, чувствуя, как замедляются мысли. Казалось, они даже начали тикать и идти вспять – так мало оставалось завода. Ключ где-то под рукой… лень поднимать. Последняя парочка опоздавших мыслей, и голова опустела. Знакомая боль впилась в виски, медленно перетекая на лоб, хищно рыская по голове. Может ли быть, что болит сама латунь?

– Эй, ты… Роберт? Роберт Вилкас!

Кто-то зовет из-за решетки. Люди без мыслей не обдумывают действий, поэтому делают все очень быстро. Я резко повернул голову к говорившему. Знакомые усы… тот самый офицер, что поймал меня на работе! Его гигантские руки загородили оба прохода, и мне даже показалось, что он специально так встал, не пуская никого к камере. Я оскалился. Пес!

– Подойди сюда. Поближе к двери!

Он почти вжимал лицо в решетку, так, что усы влезли в камеру. Я, не думая, подошел. Офицер осмотрелся и сощурился, зашептав:

– Не заводи пока мысли. А то они узнают. В самом начале завода мысли читать проще всего. В начале и в конце. А посередине наоборот, все смешивается. Как я договорю – заведешь, понял?

Удивленный кивок.

– Я от великого князя СКСУ-2016. Ты уж меня прости за этот спектакль с утра, но иначе тебя бы сцапали люди куда хуже, чем я. Хорошо хоть, ты выбежать догадался, иначе бы повязали двое на рабочем месте, и от них уже не отделаешься.

– Товарищ офицер, разрешите пройти! – раздался голос стражника.

Усатый сразу притих, а потом прочистил горло:

– Соблюдайте субординацию, сержант! Идет допрос!

Судя по звукам, раздосадованный сержант убрался прочь. Настала моя очередь говорить.

– То есть, вы меня сюда специально посадили?

Голова ужасно разболелась, пульсировало на этот раз где-то в затылке.

– Так и есть. Нашего князя заставляют принимать законы, выпускать указы, заставляют говорить о войне, которой и в помине не было. А на самом деле это они хотят развязать войну!

– Кто – они?

– Тебе князь подробнее расскажет. Он прислал меня тебя освободить. Он хочет, чтобы ты вынул модуль солнечных батарей из вчерашней машины и принес ему завтра. Светать начнет уже через два-три часа, так что надо торопиться! Я тебе помогу.

– Почему именно я?

– Князь сказал, только тебе одному точно можно доверять. Ты принес модуль в город. Только несколько охранников знают, что на самом деле творится, но наши руки слишком громадны, чтобы просто так пролезть во дворец. Нас заметят за версту и тогда – все пропало!.. А теперь заводи.

Ключик поворачивался, пока голову снова не наполнили мысли. Боль улетучилась так же быстро, как и появилась, а я постарался думать о чем-то совершенно отстраненном. Противный запах, капля воды ползет по стене, усы офицера – настоящие, глаза слипаются, но спать не могу… Когда мысли стали течь чуть помедленнее, я кивнул усатому. Прерывисто дыша, тот отпер камеру и одними глазами показал мне, куда бежать. Согнувшись в три погибели, я ужом пополз прочь, вверх по лестнице, а офицер со скрежетом пошел следом, заперев дверь. Он отвлек дежурного сержанта у главного входа в темницы, позволив мне вылезти на улицу незамеченным. Ночная прохлада объяла тело, сковала латунный лоб; бросив еще пару слов дежурному, офицер вышел вслед за мной.

На улицах – никого, жители спят, лишь редкие окна Старого города все еще светятся. Над крышами стелется печной дым, и хитрые голуби чеканят шаг по черепице, переставляя железные лапки как маленькая армия.

– Скоро сержант заметит, что камера пуста, и на тебя откроют такую охоту, что не скроешься даже в княжестве Дипольском. Знаешь, где станция автомобилей? Склад вашей компании? – вполголоса спросил усатый.

– Да, прямо за офисами, небольшой ангар. Он полностью автоматизированный, его даже не охраняют – никому такие старые ведра не нужны.

– Тогда поторопись. Я буду ждать тебя у дворца.

Офицер отдал мне конфискованную масленку. Смазав локти, я помчался по улицам ночного города, изо всех сил пытаясь вспомнить дорогу к работе – ведь обычно за мной всегда присылали автомобили. Пару раз мне приходилось вжиматься в темные грязные переулки и подворотни, наблюдая, как мимо проползают массивные фигуры ночных дозорных. Хитрый лабиринт фонарей и домов поймал меня в ловушку; чувствуя, как нарастает в груди неприятное ощущение отчаяния, я оглядывался по сторонам, с надеждой смотря на фасады зданий. Но они оставались немы.

– Где же?..

Внезапно я едва не захлебнулся от радости: из-за угла тихонько выкатилась машина с логотипом “Виталия и Ко” и горделиво покатилась по брусчатке. Внутри – никого, ведет автопилот. Повезло! Я припустил следом. Через какое-то время, тяжело дыша, я упер руки в колени и посмотрел на машину – она въезжала в один из ангаров, а вокруг сновали туда-сюда маленькие роботы-помощники, безмозглые и надоедливые. Они перетаскивали детали, передавали записки и капсулы с мелочью для работников автопарка. Несмотря на смертельную усталость, я усмехнулся. Мое место работы располагалось совсем рядом, найти ангар компании не составит труда.

Вскоре я осторожно заглянул в приоткрытые ворота, где обнаружил ряды развалюх с десятками копошащихся роботов. В самом углу, отсвечивая панелями, стояла та машина, на которой я приехал; ее плотно обмотали полицейской лентой и выставили всюду предупреждения, что каждый, кто посмеет тронуть улику, будет жестоко наказан. Не обратив на таблички внимания и распихав роботов, я пошарил по ангару. Наконец, нашел, что искал – отвертку. Вооружившись инструментом, снял дипольский модуль и был таков, поминутно оглядываясь. Не хватало только, чтобы кто-то увидел меня ночью с контрабандой.

***

Офицер подсадил меня к окну служебного помещения, и мне удалось проникнуть во дворец; я прятался за тяжелой шторой, ожидая, когда СКСУ-2016 закончит утреннюю речь. Все то же самое – война, подвиги трудовые и ратные. Четыре советника собрались вокруг, кивая и поддакивая; прямо перед ними стояла большая камера, транслирующая все на сотни экранов машин. Жители собирались на работу, заряжаясь с самых ранних часов позитивом великого князя.

Я сжимал в руках открученный модуль солнечных батарей. Свет падал сквозь окна и открывал взору пылинки, что плясали невидимками за шторами.

– … напоминаю вам про относительно новый законопроект, который обязывает иметь как минимум три модуля!..

Я не слушал, рассматривая советников. Все в странных мантиях без рукавов, с золотыми плечами, как на подбор. В капюшонах. Одеты как священники, а не светские политики… Наконец, утренняя передача закончилась, и огонек камеры, моргнув, погас. СКСУ-2016 тяжело вздохнул, надувая искусственные легкие, и посмотрел по сторонам, прислонив ладони к стеклянному куполу. Его дынная голова печально накренилась.

– Отличная речь, Ваше Величество, – сказал Первый советник, взявшись за ручки тележки с князем.

– Народ, воистину, воодушевлен, – кивнул Четвертый.

Робота отвезли к трону и закрепили тележку, чтобы не съехала. Тихо переговариваясь между собой и даже не глядя в сторону князя, советники покинули залу, направившись глубже во дворец. СКСУ-2016 остался один. Он снова вздохнул и закрыл глаза-датчики. Я набрался смелости и вылез из-за шторы, опасливо поглядывая на резные двери, за которыми скрылся последний советник. Великий князь услышал меня и повернул голову. Он вжался «лицом» в стекло и громко зашептал:

– Скорее, друг! Роберт, так ведь? Быстрее, пока они не пришли!

Я подошел ближе, осматривая повозку и купол.

– Кто – они? Что происходит?

– Советники! Они придумывают для меня указы, они заставляют жителей покупать искусственные части, а у самих только золотые плечи и все!

– А война?..

– Обман! Они придумали все специально, чтобы прекратить поставки солнечных панелей из княжества Дипольского… Твой модуль мыслей, – он указал длинным пальцем на латунный лоб, – их изобретение. Они пытаются читать мысли каждого из вас, а вскоре, когда запустят в оборот еще один искусственный обязательный модуль, смогут их контролировать! Кто знает, что тогда случится!..

Я вцепился в край купола и скорчил гримасу от натуги. Медленно стеклянная тюрьма поднималась, сдаваясь перед стальными руками. Я выдавил из себя:

– Почему же вы сами не могли с ними разделаться?

– Видишь провод, идет от моей головы к розетке? Это тоже по их заказу изготовлено – уговорили меня поставить этот модуль, как опытный образец, пока чинят мои солнечные панели. А я ведь и не подумал ничего плохого даже!.. Они грозятся отключить меня навсегда, если ослушаюсь! Шантажируют меня вольтами! Я ведь почти полностью заменил все внутренности, мне нужно отдельное питание. Я не могу функционировать без модуля мыслей!

Кончики пальцев князя откинулись на петлях, открыв настоящий арсенал самых разных отверток. Он выкрутил крепления искусственного мозга, подергал за провод. Посмотрел на меня.

– У тебя будет всего минута, пока они не ворвутся сюда. Замени мой модуль на тот, который принес с собой!

С дьявольским грохотом стеклянный купол опрокинулся на пол, и я услышал далекие крики и топот. Сюда уже бежали люди. Я отбросил в сторону мысленный модуль великого князя, и тело робота безвольно опустило руки. Десяток секунд – и на голове СКСУ-2016 засверкали панели. Правитель вновь ожил и кивнул мне, как следует закрутив все винты. Две двери на противоположных концах тронного зала открылись одновременно. С одной стороны ворвался усатый офицер и два княжеских охранника, а с другой – четыре советника. Один из них, Третий, сразу бросился к проводу и выдернул его из розетки. Торжество на лицах советников сменилось сначала удивлением, а потом страхом. СКСУ-2016 и не думал отключаться; он показал на них пальцем, слезая с тележки:

– Стража! Взять их!

Я наблюдал, как уводят людей с золотыми плечами. Стражники быстро окружили предателей, заставив сдаться. Еще быстрее на советников надели наручники.

– Включайте камеру, – приказал слугам СКСУ-2016, – мне нужно выйти в эфир

Я стоял в стороне, а великий князь говорил, отчаянно жестикулируя: о модулях, законах, о несуществующей войне на южных границах. Я же мечтал о том, как приду домой, налью чашку чая и стану смотреть на часы с мордой кота. Встану завтра утром по будильнику и никуда не пойду. Отключу его и лягу спать дальше. Даже оклик СКСУ-2016 не смог вырвать меня из вереницы фантазий. Я очнулся от того, что в голове кончились мысли.

0
152
Светлана Ледовская №1