Светлана Ледовская №1

Белый дельфин

Автор:
Raymond
Белый дельфин
Работа №3. Тема дуэли: Якорь

Деду Вадиму хоть и исполнилось семьдесят лет, но на здоровье не жаловался. Маразмом не страдал, сердце бывало пошаливало, но до сих пор – ни одного инфаркта. Последние годы он в одиночку тянул на себе хозяйство из кур и пасеки. Умудрялся даже промышлять рыболовством, выделяя на это хотя бы пару дней в неделю. Дел было невпроворот, а потому и болеть было некогда.

Быть может, тем самым он изрядно сердил большую часть своих родственников. Сравнить хотя бы сколько людей приехало на похороны его жены и на его юбилей. Потому и удивился, что к нему, за рулём старенькой «девятки», заявился в гости внучатый племянник Дима. Ещё и жену Ксюшу с собой привёз, которая вечно таскала на руках крысоподобную собачку Жулю.

— Решили, вот, поздравить тебя с юбилеем, дед! — свои слова племянник подкрепил нескромным тортом с ещё более нескромным количеством свечек.

— Видать, на них вы потратились даже больше, чем на торт, — посмеялся юбиляр. В его глазах отражался огонь свечей и прожитых лет.

И пускай внутренне дед Вадим не собирался стареть, но возраст все же брал своё. Кожа уже давно огрубела от прямого солнца и ежедневной работы, ноги хоть и не подкашивались, но потеряли былую прыть. Грязная седина приобрела жёлтый оттенок. Хорошо хоть, зубы на месте. Жвачка из прополиса творит чудеса.

Во время застолья гости отказались пить домашний самогон, предложив вместо него бутылку с водкой.

— Ничем не хуже, дед, вот увидишь, — подначивал внук.

Как оно обычно бывает, после третьей рюмки старого рыбака потянуло на русские народные. Горланил он для своих лет неплохо – молодые легли с больными головами. А под конец разоткровеннечился про покойную бабку:

— Потонула, жонка моя. Да и не как в той сказке, где нарочно жонка себя утопила. Хотела жизни хорошей, да слишком много на себя взяла.

Зато наутро гости предложили прибраться дома и присмотреть за хозяйством. Деда стали загружать на рыбалку. Тот ездил на вполне хорошем «Ниссане Террано». Дима прикинул, что машине лет пять от силы. К ней прикрепили рыбацкую лодку на прицепе. Загружая сети, Диме не понравилось, что уж больно они много весят. В попытке распутать их, он уронил себе на ноги нечто тяжёлое.

— Дед, бл*! Какого чёрта ты якорь в сети завернул?

Ксюша моментально подскочила к своему мужу, выронив собачку из рук. Та лишь успела удивлённо заскулить и обиженно потрусила куда-то в кусты.

Дед Вадим в спешке укутал якорь в сети положил на дно лодки.

— Я же говорил снять сети с гвоздей, а не брать этот клубок. Зачем ты трогал его вообще, Димасик? Добра же от этого не будет. Глупый, как моя покойная жонка, Царствие ей Небесное.

Оставив молодых в недоумении, дед Вадим сел в свой «Ниссан» и уехал на рыбалку.

— Стоп, а где Жуля? — спросила Ксюша.

* * *

За несколько дней Дима успел нарадоваться исчезновению тявкающей крысы и изучить график своего деда. Вставал тот спозаранку, кормил хозяйство. Потом либо занимался пасекой, либо обрабатывал выловленную рыбу. Как он сам же признался за очередным ужином с питерской водкой, весь улов он “толкал” некоему Олегычу, который был “стоть неприятным, скок и полезным для округи”. Молодые сразу догадались, что этот человек скупал за бесценок все, что продавали ему сельские, а сам, скорее всего, увозил это все в город на продажу.

— Ну а что, выживать-то на что-то надо, — качал головой дед Вадим.

Как-то ночью, Ксюша выдала Диме следующее:

— Слушай, слишком круто твой дед “выживает”. Бабку год назад за свои деньги похоронил, машину купил, рыбы целую лодку привозит. Сомневаюсь, что его соседи также хорошо живут.

Выслушав на ночь глядя целую тираду на эту тему, Дима и сам заинтересовался, как это его деду так “прёт”.

На что следующим утром услышал:

— Знаешь, как говорят, Димасик? Удача любит бескорыстных.

Закончив грузить лодку, добавил напоследок:

— Не гонись за удачей, она сама тебя найдёт.

Стоит ли говорить, что такой ответ не удовлетворил любопытство племянника?

* * *

— Твой дед точно спит? — то ли из-за страха быть пойманными, то ли просто из-за адреналина, но руки у Ксюши трялись так сильно, что толку от фонарика в её «Айфоне» было мало.

— Точно. У него в последнее время глаза уже от первой рюмки косят. Не знаю, где ты эту паленку взяла, но мне и самому уже от неё плохо.

Прокравшись в подвал, чего они так только не нашли: шкафы с инструментами, заготовки уликов, десяток катушек с леской, несколько удочек и аккуратно развешанные на настенных гвоздиках сети.

— Что мы должны найти? — поинтересовалась Ксюша.

— Без понятия. Ты меня взбудоражила – ты и ищи.

Они обшарили каждый шкаф, полку и угол. Самой же интересной их “добычей” оказалась старенькая тетрадка с пометками деда Вадима о расходах и доходах. На внутренней обложке был указан мобильный номер и адрес того самого Олегыча. Как оказалось, жил он в соседней деревне.

Разочарованный, Дима уже хотел увести Ксюшу из сырого подвала и укутаться в одеяло, как его взгляд упал на злополучный якорь, не так давно упавший ему на ногу.

— Ксюш, узнаешь?

Девушка посветила прямо на якорь и они впервые увидели, что на нем было вытеснено: «Бѣлый дельфинъ».

— Не припомню, чтобы на якорях что-то писали, — прокомментировала она.

— И много ты в этом понимаешь?

— Здрасьте, я же в мореходку поступала.

— И не поступила…

Ксюша решила оставить эту реплику без ответа. Вместо этого, она молча полезла в «Гугл».

— У тебя все это время ловил Интернет? — Дима искренне удивился.

— Да, хоть чем-то можно было заняться ночью.

Теперь уже замолчал Дима. Он присел на корточки перед якорем, внимательно рассматривая тиснение. Конечно, местами были трещины, но в целом якорь выглядел прочным. Разнывшаяся нога напомнила и о тяжести.

Глядя на трещинки, Дима вспомнил, как в детстве любил срывать треснувшую краску с заборов, стен и лавочек. Вот и сейчас, он не удержался от соблазна и поскрёб ногтем по одной из трещинок. Небольшой кусок ржавчины отвалился…

— Диим, ты должен это увидеть! — заявила молчавшая до этого Ксюша.

— Нет, милая. Ты – первая.

Ксюша отвела взгляд от экрана и посветила на Диму, сидящего перед якорем.

От увиденного у неё перехватило дух…

* * *

Хромающая собачка выбрела из лесу прямо на дорогу. За последние дни она смогла установить закономерность между голыми полосами земли и людьми. Жуля опасливо оглянулась и побрела в темноте. Вот уже неизвестно, могут ли собаки о чем-то жалеть, но Жуля явно сокрушалась из-за того, что в погоне за белкой потерялась в лесу.

Через какое-то время впереди послышался страшный рёв. Из-за поворота приближалось что-то большое и страшное, освещая дорогу перед собой ослепительным светом. Жуля собрала остатки смелости и залаяла. Монстр раскачивался и подпрыгивал на ходу. Секунды и не осталось никаких очертаний его, один лишь яркий свет…

* * *

Очередной раз обогнув лес, дорога ушла вправо и «девятка» на полном ходу по чему-то проехалась.

— Что это было? — От испуга Ксюша едва не выронила телефон, на экране которого горела карта навигатора.

— Без понятия. Опять яма наверно. Говори лучше, куда ехать.

— Дима, если ты и дальше будешь так гнать, то мы вообще никуда не доедем! — Терпение Ксюши таяло на глазах.

«Девятка» так и прыгала по кочкам, по пути к заветным Чёрным Лужкам. Там-то и жил известный в округе Олегыч. Совершенно на то не рассчитывая, молодая пара случайно нашла то, что могло решить все их проблемы.

— Ксюша, успокойся. Ты представляешь, что мы теперь сможем сделать? Купим квартиру в Лахте, рядом с той башней. Дадим на лапу председателю приёмки и тебя возьмут в мореходку.

— А ты? — Поинтересовалась Ксюша.

— Машину себе новую хочу. «Гелик». Чтобы меня уважали все. И на дорогах пропускали.

Их фантазии так и били фонтаном, пока впереди не показался знак «Белые лужки».

— И как мы найдём его дом? Я тебе говорила, что надо позвонить ему, — забеспокоилась Ксюша.

К их счастью, искать долго не пришлось. Дом Олегча заметно выделялся среди всех и напоминал больше склад, чем жилое помещение. Одних только гаражей было три штуки. Дима припарковал «девятку» перед домом и трижды нажал на гудок.

— Всю деревню разбудишь, дурак!

Дима проигнорировал жену и, подождав немного, повернул ключ зажигания. Едва мотор заглох, как из дому показался хозяин, во всей красе. Лысая голова отражал свет фар, аиз одежды только шорты и шлёпанцы. Зато в руках красовался разделочный топор.

— Вы кто такие, придурки? Не свалите – зарублю на месте! — Олегыч стал размахивать топором в воздухе, намекая о серьёзности своих намерений.

— Дима, может ну его? Давай кому-то в городе отвезём.

— Если не знаешь кого получше – заткнись.

Ксюша никогда не видела Диму таким. Его взгляд стал тяжёлым, вены на лбу надулись. При нынешних обстоятельствах она даже не знала, кого боялась больше – почувствовавшего удачу Диму или разозлённого Олегыча с топором.

— Я сам с ним поговорю.

Дима забрал с заднего сидения свёрнутую в клубок рыбацкую сеть и вышел из машины. С замиранием сердца Ксюша наблюдала, как её муж направился к разъярённому Олегычу, который только и делал, что орал. До тех пор, пока Дима не развернул сеть.

* * *

«Водитель! Не спеши! Тебя ждут дома!»

Старенькая «девятка» пронеслась мимо покорёженного знака. Дима гнал автомобиль по трассе, раскинувшейся между Лужской губой и ленинградскими лесами. «Девятка» шла налегке, потому на большой скорости не удавалось избежать прыжков по кочкам. Защита под дном то и дело цеплялась за камни и ямы. Радио надоедливо кряхтело, в попытках поймать волну.

— Ты уверен, что он жив? — Ксюша обняла себя обеими руками, не желая верить в произошедшее.

— Уверен. У такого лося максимум шишка будет.

— Так ты же его… этим самым якорем.

— Якорем? Ксюша, ты до сих пор не поняла? Это не обыкновенный рыбакций якорь. Дед мой – как Кощей, над златом чах. Без понятия, знал ли он, что это не простой якорь, но главное – мы знаем. Мы просто уберёмся отсюда и что-нибудь придумаем. Я могу его расплавить или распилить, чтобы продавать по частям, я…

Неожиданно, Ксюша показала пальцем на дорогу и завопила: «ЖУЛЯ!».

Дима лишь в последнюю секунду понял, что собачка была уже мертва и необязательно было её объезжать. Потому что в противном случае, они бы не вылетели с трассы на полном ходу.

* * *

Дед Вадим сидел в своей лодке и наблюдал за пролетающими утками. За удочкой он почти не следил, потому что пытался поймать заинтересовавшую его радиопередачу. Провозившись ещё какое-то время, он наконец-то услышал голос диктора:

— … так что нерестовый запрет продлится две недели. А теперь к более грустным новостям. Сегодня утром группа дайверов обнаружила вылетевший два дня назад с нарвской трассы ВАЗ-2109. К несчастью, пристёгнутые ремнями безопасности водитель и его пассажирка утонули. Их поиски инициированы Котовским Михаилом Олеговичем, проживающем в Чёрных Лужках. Как он утверждает, погибшие приехали к нему той ночью и совершили нападение. Они же похитили удивительный артефакт, долгие годы хранившиеся в доме Котовского, как тот утверждает. Данный артефакт представляет собой отлитый полностью из золота якорь. Единственный отличительный знак – теснение с надписью «Белый дельфин». Согласно нашим источникам, этот якорь менял своих владельцев при загадочных обстоятельствах больше двух веков. Господин Котовский запрашивал у властей компенсацию за артефакт, но согласно статье гражданского кодекса РФ двести тридцать третьей, тот лишится и компенсации и артефакта из-за длительного сокрытия последнего.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+1
215
11:49
+1
Рассказ интересный, но технически выполнен не очень хорошо. Есть ошибки.
Грязная седина приобрела жёлтый оттенок
— почему «грязная»?
Защита под дном то и дело цеплялась за камни и ямы
— что за защита?
А это вообще перл:
Лысая голова отражал свет фар, аиз одежды только шорты и шлёпанцы. Зато в руках красовался разделочный топор.

Топор не может красоваться. Голова отражалА. "..., а из одежды" пишется раздельно.

15:31
У двигателей есть резервуар, где находится масло. И так как он расположен низко его можно повредить к примеру, подпрыгнув на кочке, и тогда масло будет вытекать. И для них есть специальная защита, если машина ударится днищем защита примет на себя все последствия)
15:30 (отредактировано)
+1
Ух, целый детектив на лаконичный объем дуэли! Всем места нашлось, и сюжет, и чёрный юмор, и якорь. Только неясно деду-то он на кой сдался хранить в сарае да еще ходить с ним на обыкновенную рыбалку. Автор молодец, что смог так развернуться.
Пр ошибки ничего не скажу, не ко мне.
14:34
+1
А меня интересует размер якоря и его вес. Потому как если бы он был из чистого золота, то должен быть совсем маленьким. Даже по весу можно было бы догадаться, что здесь что-то не то. Написано коряво и очень мешал постоянно скачущий фокал
12:36
А меня интересует размер якоря и его вес.
Полностью согласна. Плюс — золото не ржавеет.
13:37
А меня интересует — для чего надо было везти якорь Олегычу?
Якорь ведь не рыба, которую тот скупает.
И собачку жалко… Она вообще попала как кур в ощип. И не искал ее никто.
15:44
Непоняток много,

Во-первых, зачем дед Вадим таскал с собой на рыбалку якорь? Для сети? Но сеть держат, прижимая ко дну иначе — грузиками, которые снизу, а сверху поплавки. Это что ж за сеть была у деда, что достаточно было одного якоря?

Во-вторых, какого рожна Дима и Ксюша полезли фактически грабить подвал деда? Из рассказа совсем непонятно.

В-третьих, как они практически в темноте определили, что якорь золотой? Только по золотому блеску?

В-четвертых, с какого перепугу они поперлись к перекупщику, да еще среди ночи?

Ну, и т.д.
Загрузка...
Илона Левина №1