Нидейла Нэльте №1

Флешка

Флешка
Работа №259

Когда люди обретут бессмертие,
плоть станет дешевле, чем металл.

Земля, недалекое будущее.

***

– Поедем ко мне, махнем по пивку? – предложил Олег, щелчком пальца выключая компьютер.

– А Катя не будет против? – из вежливости поинтересовался Никита, забрасывая на плечо сумку с планшетом.

– Не волнуйся, не будет, – усмехнулся Олег.

Никите показалась, что улыбка приятеля вышла какой-то мрачноватой.

Приятели спустились в подземку и зашли в белый, похожий на вытянутую пулю вагон. На вмонтированных в стены экранах крутилась бесконечная реклама. На одном из них как раз появилась идиллическая картинка: цветущий луг, дом, блаженно улыбающееся семейство – молодой отец держит на плечах смеющегося сына, рядом красивая женщина сжимает руку маленькой девочки-ангелочка. В общем, до тошноты шаблонная картинка всеобщего счастья.

Над головами «идеальной семьи» появилась крупная надпись:

«Страховое агентство «Виталайф»

Мы подарим вам жизнь!»

Картинка исчезла, сменившись небольшим изображением 3D принтера, реплицирующего тело женщины. Сбоку от видео побежали рекламные строки:

«Каждое 10-оерезервное копирование личности бесплатно!»

«Оплатите 5-ти летний абонемент, и мы восстановим ваше телоза наш счет

«Подари своим любимым жизнь!

Олег вдруг вспомнил отца. Когда флешки только появились, отец рассказывал, что когда-то давно, когда он сам еще был маленьким, так же было и с сотовыми телефонами. Сперва они были роскошью, а потом всего за каких-то пару десятилетий стали привычными атрибутами быта.

Сейчас устройства для хранения личности, или, как их называли в народе, «флешки», находились где-то на промежуточном этапе своего развития. Они были еще слишком дорогими для того, что бы их мог позволить себе каждый, но лед, как говорится, уже тронулся, и доказательством этому была повсеместная реклама многочисленных страховых агентств.

Появление этой технологии вызвало вспышки недовольства и массовые волнения, в основном, в религиозном сообществе. Противники флешек утверждали, что скопировать душу нельзя, и те, кто прибегает к этой дьявольской технологии – прислужники сатаны, бездушные гомункулы. По всему миру прогремела волна терактов, но, как ни странно, это лишь укрепило позиции сторонников репликации – если у тебя есть флешка, смерть тебе не страшна, не забывай только регулярно копировать личность в страховом агентстве.

Позволить себе флешки ни Олег, ни его жена Катя не могли. Однако у Олега была пара знакомых, у которых флешки были, но ни одному из них воспользоваться ими еще не довелось.

Едва дверь квартиры открылась, Никита сразу же понял, что что-то не так. Сбоку от входа висело зеркало, полочка под которым обыкновенно была заполнена женскими вещичками. Сейчас же там лежал лишь клочок бумажки. Никита машинально его взял.

– Думаю, тебе лучше взглянуть на это, приятель, – мужчина протянул записи Олегу, старательно избегая смотреть ему в глаза.

Олег уставился на десять напечатанных на компьютере слов:

«Я ухожу от тебя. Не звони мне и не ищи мея»

Мужчина выглядел так, словно никак не мог осознать прочитанное.

– Ничего не понимаю, – наконец, пробормотал Олег и скомкал бумагу в кулаке, словно один вид этой записки с второпях пропущенной буквой «н» причинял ему жгучую боль.

Никита сочувственно взглянул на приятеля. Казалось, его друг получил удар под дых, и Никита предпринял единственное, что мог сделать в этой ситуации:

– Выпьем?

***

Всю субботу Олег пил. Беспрерывно и беспробудно. Пил, в надежде забыться и забыть, но помогало плохо.

«Другую… Пять лет брака коту под хвост… Нет, она сама во всем виновата!»

А неделю спустя ему вдруг позвонила Зина, Катина сестра.

– Привет, Олег. А Катю позови, – раздался в динамике сотового знакомый жизнерадостный голос.

Олег остолбенел, чувствуя, как заколотилось в груди сердце.

– Ее нет дома, – заставив себя говорить спокойно, ответил мужчина.

В трубке на несколько мгновений повисло молчание.

– А где она?

– Я думаю, тебе лучше знать, – раздраженно бросил Олег.

– В смысле? – удивилась Зина.

– Как будто ты не знаешь, – потерев ладонью лицо, с горькой иронией пробормотал мужчина. – Она от меня ушла!

На этот раз пауза была гораздо дольше, женщина словно пыталась осмыслить услышанное.

– Как так ушла? – наконец, изумленно спросила Зина. – Куда?

– Я не знаю! Поищи у ее любовника! – не выдержав, рявкнул Олег и бросил трубку.

Но телефон почти тут же зазвонил снова.Сперва Олег не хотел отвечать, но потом все же поднес сотовый к уху – не хватало еще, что бы Зина сюда приехал.

– Олег! Что происходит? Где Катя? Она что, правда от тебя ушла?

– Да! Сбежала, трусливо оставив записку! Попросила ее не искать! И знаешь что? Я не буду!

– Она мне ничего не говорила! – обвиняющее пробубнила трубка.

– Ага, еще скажи, что и про любовника ты не знала, – устало проговорил Олег.

Зина смущенно фыркнула в трубку и пробормотала что-то нечленораздельное.

– Ты ошибаешься, между нею и Димой ничего не было, – разобрал Олег ее слова.

Олег вновь бросил трубку. На этот раз телефон больше не звонил.

***

А на следующий день к нему на работу заявился следователь.

– Зинаида Калинина написала заявление о пропаже ее сестры, Мечниковой Екатерины Федоровны.

Сердце Олега похолодело.

– Я не знаю, где Катя! Она от меня ушла.

– Когда вы видели ее в последний раз?

– Утром четвертого, перед работой. А когда вернулся домой, ее уже не было. Ни ее, ни вещей…

– Во сколько вы вернулись?

– Около семи… Она оставила записку, – спохватившись, добавил Олег.

Палец следователя сделал быстрый росчерк по экранной клавиатуре планшета.

– Я могу на нее взглянуть?

– Я ее выкинул! – желчно ответил Олег, за что удостоился очередного внимательного, оценивающего взгляда. Осознав, как это прозвучало, он поспешно проговорил: – Никита ее видел. Точнее даже, это он ее и нашел.

– Никита?.. – капитан Андреев поощрительно замолчал.

– Никита Бродунов, мой коллега. Мы собирались выпить пива после работы, и… – Олег беспомощно развел руками и покачал головой.

Следователь кивнул, делая очередную пометку.

– Он сможет это подтвердить?

– Конечно! – дернувшись, как от удара электрошоком, раздраженно выпалил Олег.

– Вы помните, что было сказано в записке?

– Да. «Я ухожу от тебя. Не звони мне и не ищи меня».

– Понятно. И вы не пытались разыскать вашу жену?

– Нет, – Олег упрямо сжал губы и вновь скрестил на груди руки.

– Неужели вас не волнует, куда она могла деться? – приподняв брови, поинтересовался следователь.

– Она меня бросила, понятно? – вскинув на полицейского полный негодования взгляд, с ненавистью процедил Олег. – Попросила ее не искать. Зачем мне это делать?

Капитан Андреев задумчиво покивал, изучая взглядом содержимое блокнота.

– Вы знали, что у вашей жены была флешка? – неожиданно спросил он.

– Что? – потрясенно пробормотал Олег, расширившимися от изумления глазами глядя на полицейского.

Его словно обухом по голове ударили. Нет, он этого не знал. Хотя бы потому, что Катя всегда говорила ему, что не доверяет этой технологии. Или потому, что флешка была им попросту не по карману.

«Должно быть, это ОН ей оплатил…» – как всегда при мыслях о любовнике жены Олега затопило чувство жгучего унижения.

– В таких случаях мы всегда связываемся со страховыми компаниями, – проницательно следя за реакцией собеседника, с деланной небрежностью пояснил следователь и вновь спросил: – Так вы не знали?

– Нет… – растерянно покачал головой Олег, с неприятным холодком в груди следя за тем, как полицейский делает очередную пометку в электронном блокноте.

– Что ж, спасибо за сотрудничество, Олег Вячеславович, мы с вами свяжемся.

Следователь начал подниматься.

– А в какой фирме… застраховалась Катя? – неожиданно для самого себя спросил Олег.

– Мы не вправе разглашать подобную информацию, но если вы были указаны в ее контактах, они с вами свяжутся… если Екатерина… – полицейский бросил быстрый взгляд в КПК, – Федоровна не придет на резервное копирование, – следователь многозначительно поглядел на собеседника.

– Неужели вы думаете, что с ней могло что-то случиться? – выпалил Олег, почувствовав, как по спине скользнули мурашки. Последние слова полицейского привели его в ужас – таким могильным холодом от них повеяло, но он заставил себя не отводить взгляда.

– Будем надеяться, что нет.

Следователь попрощался и вышел.

Олег растерянно сидел на месте, не в силах даже пошевелиться.

***

«Мне нужно выпить...» – открывая двери квартиры, подумал Олег.

Но вместо бутылки он взялся за сотовый.

– Привет, Зина.

– Здравствуй, Олег, – раздался в трубке настороженный голос Катиной сестры.

– Ты знала, что у Кати была флешка? – без предисловий спросил мужчина.

– Что? – в голосе Зины прозвучало искреннее удивление. – Нет! Откуда она у нее? То есть, ну, да, на новой работе Катя стала, конечно, получать побольше, но все-таки флешка…

Олег нахмурился. Около полугода назад его жена нашла место бухгалтера в крупной фирме, занимавшейся разработкой программного обеспечения. Там она и познакомилась с НИМ.

А ведь до этого, до этой дурацкой работы, они были так счастливы! Катя любила его, Олег был в этом уверен.

«Нет, не думать о том, что произошло!..»

У Кати была флешка. Это не укладывалось в голове. Да, пускай в последнее время у них не все было в порядке, но не сказать ему такое?..

«Хотя, если ее купил ей ОН, ничего удивительного…» – с горькой усмешкой подумал Олег. – «Интересно, кого Катя указала в контактах страховой? Уж точно не меня. Может, Зину? Или свою мать».

Мать Кати жила в небольшом городке в восьмистах километрах от столицы.

«Уж конечно Катя могла найти контакт и поближе… Наверняка это Зина… Или ОН!..» – с горечью подумал Олег.

***

«Кто это может быть? Из полиции?..» – напряженно подумал он, но когда Олег ответил на вызов, его голос звучал спокойно и твердо.

– Слушаю.

– Здравствуйте. Олег Вячеславович? – раздался в трубке вежливый мужской голос.

– Да, – настороженно ответил Олег, принимая сидячее положение.

– Очень приятно. Меня зовут Валентин, старший менеджер страхового агентства «Виталайф»…

Мужчина наморщил лоб, пытаясь припомнить, где он видел это название. Ну конечно! Весь город пестрел их рекламными щитами. Торговцы жизнью…

– Я слушаю, – угрюмо буркнул Олег, поплотнее прижимая телефон к уху.

– Вы могли бы подойти к нам в офис?

– Да, – после непродолжительного молчания ответил Олег, гадая, зачем он им понадобился.

«Должно быть, это фирма, где застраховалась Катя… Неужели она все-таки указала контактом меня?..»

Эта догадка казалась невероятной, но… а почему бы и нет? В конце концов, он был ее мужем.

«Не после того, что случилось», – тут же постучалась в голову неприятная мысль.

– Когда вам было бы удобнее?

– В обед, – тут же выпалил Олег.

***

Офис страховой компании «Виталайф» располагался в одной из монументальных новостроек из стекла и стали, выросших в новом деловом центре города.

– Добро пожаловать в компанию «Виталайф», меня зовут Екатерина, здравствуйте, – расцвела в дежурной белозубой улыбке белокурая девушка с выдающимся бюстом, сидевшая за секретарским столом в приемной.

Услышав ее имя, Олег вздрогнул всем телом, словно получил удар током.

– Эээ… здравствуйте. Меня зовут Мечников Олег, у меня назначена встреча на двенадцать… – мужчина напряг память, пытаясь вспомнить имя менеджера, но так и не смог.

Однако девушка все с той же улыбкой на миллион кивнула и, сверившись с вмонтированным в крышку стола экраном, проговорила с заученной интонацией, эдакой смесью благоговейного восхищения и воодушевления:

– Ваш персональный менеджер ожидает вас в кабинете, – изящным взмахом руки, так же хорошо отрепетированным, как и вся речь, секретарь указала на дверь сбоку от своего стола.

Олег угрюмо кивнул и проследовал в указанном направлении.

– Олег Вячеславович? Добро пожаловать в «Виталайф»! – хорошо поставленным голосом поздоровался Dfktynby и протянул ладонь для рукопожатия. – Прошу вас, присаживайтесь. Кофе? Чай?

Олег вежливо отказался.

– У меня не так много времени… – поторопил он агента, стараясь скрыть за напускной надменностью владевшее им волнение.

– О, конечно-конечно, – закивал головой менеджер. – Видите ли, у нас возникла деликатная ситуация, – было видно, что Валентин тщательно выбирает слова, при этом дежурная улыбка, словно приклеенная, ни на секунду не покидала его губ. – Несколько дней назад к нам приходили из полиции. Мы боимся, что это может побеспокоить наших клиентов…

– Вы торгуете жизнью, полицейские должны быть вашими лучшими друзьями! – хмуро процедил Олег, с непонятно откуда взявшимся мальчишеским упрямством пытаясь вывести из равновесия этого невозмутимого холеного истукана, но агент даже бровью не повел.

– Я вас понимаю, – сверля его гипнотическим взглядом удава, доверительно проговорил Валентин, наверняка повторяя заученную фразу, написанную в его служебной инструкции каким-нибудь психологом. – Но мы лишь предлагаем своим клиентам возможность продлить жизнь себе и своим близким. У вас нет флешки, ведь так?

– Нет! – вскинув голову, с вызовом бросил Олег, не желая, что бы менеджер подумал, что у него нет на нее денег. Пусть уж лучше сочтет его «идейным».

– Я здесь, чтобы помочь вам и ответить на все ваши вопросы, – сложив на столе руки и переплетя пальцы, участливо произнес Валентин, всем телом подаваясь вперед. – Технология «нейрокопирования» относительно новая, и многие до сих пор в ней сомневаются, однако наш многолетний опыт доказывает ее исключительную эффективность. Как и все, вы наверняка что-то где-то об этом слышали, но, к сожалению, большинство людей, как правило, толком не понимает, что из себя представляют флешки, и как они работают…

Олег скрестил на груди руки и приподнял одну бровь, всем своим видом демонстрируя то самое сомнение.

Валентин невозмутимо прикоснулся к встроенному в стол компьютеру, и на вмонтированном в стену экране появилось красочное изображение головного мозга, поделенного на разноцветные зоны.

– Наш мозг, по сути, большой биологический компьютер, – агент мгновенно переключился на одну из заученных рекламных речей. – Миллионы нейронов хранят информацию о нашей личности и наших воспоминаниях. Мы лишь, по сути, переписываем ее из мозга на портативное запоминающее устройство… «флешку», как его чаще всего называют. И в случае гибели человека мы реплицируем… воссоздаем его тело на основе хранящейся на флешке закодированной генетической информации на специальном 3D принтере, а потом копируем в его мозг информацию о личности. При этом все данные содержатся в единственном экземпляре на флешке, которая находится у ее владельца. Это делается, чтобы гарантировать, что никто не сможет использовать вашу личность. Кончено, за дополнительную плату вы можете заказать…

– Это понятно. От меня вам что надо? – не слишком любезно перебил его Олег.

Эту информацию он и сам мог прочитать из рекламного буклета, а сейчас мужчину волновало только одно – Катя. Его пригласили сюда из-за нее. Теперь лишь оставалось выяснить зачем.

– Как я уже сказал, у нас возникла деликатная ситуация. Все это, – Валентин широким взмахом обвел сменившее мозг изображение 3D принтера , – может заработать только в трех случаях. Первый: в агентство должны обратиться родственники умершего и предъявить свидетельство о смерти. При этом совершенно неважно, по каким причинам наступила смерть. Второй: добровольная эвтаназия. В таких случаях мы обычно копируем личность непосредственно перед процедурой, потом умерщвляем старое тело и реплицируем новое, но не моложе 25-ти лет… к этому возрасту, как вы наверняка знаете, окончательно формируется головной мозг. И третий: когда человек не приходит на резервное копирование, мы связываемся с его контактами и далее, можно сказать, переходим к пункту один.

– Тогда зачем он вообще нужен? – невольно спросил Олег.

– Ну, а как же? – искренне удивился Валентин. – А вдруг вы не ладите с родственниками, и они не захотят обращаться в агентство, даже зная о наличии флешки?.. А в договоре вы можете указать контактом кого захотите, скажем, своего адвоката или просто знакомого… Как вы знаете, по новому законодательству затребовать свидетельство о смерти может любой.

– А если человек одинок?

– Вы можете указать контактом агентство, такая услуга тоже предоставляется.

«Ага, за отдельную плату», – мрачно подумал Олег. – «Впрочем, если у тебя есть деньги на флешку, то как минимум на адвоката точно наскребешь…»

– Понятно. Так от меня вам что надо? Катя указала меня своим контактом?

– Не совсем так, – деликатно покачал головой агент. – Но мы решили, что будет целесообразно с вами связаться …

Олег разочарованно вздохнул и откинулся на спинку кресла.

«И о чем я только думал?.. Ну с чего Кате было указывать меня контактом, если я даже не знал об этой чертовой флешке?»

– Видите ли, – сделав паузу, словно давая Олегу время осознать смысл своих слов, продолжил говорить менеджер. – Наше агентство вышло на рынок относительно недавно, и нам бы не хотелось… – еще одна пауза, – связывать свое имя с негативной новостной хроникой.

Олег аж чуть не подавился от подобного подбора слов.

– А я думал, что плохой рекламы не бывает, – вновь скрещивая на груди руки, насмешливо заметил он.

– Видите ли, как я уже сказал, ваш случай особенный. Ваша жена не умерла, она пропала…

– Она не пропала, а ушла от меня, – перебил его Олег.

– Она не пришла на резервное копирование, – уперев раскрытые ладони в стол, вкрадчиво проговорил Валентин.

Олег сглотнул вставший в горле комок.

– Может быть, она уехала? – слабым голосом спросил он.

– У нас 176 офисов в 10 странах мира, а у нее был оплачен пятилетний абонемент, – проговорил менеджер таким тоном, словно любой иной исход, кроме подразумеваемого им был исключен.

«Он считает, что Катя… Нет, не может быть, откуда ему знать?..»

– Когда… когда было последнее резервное копирование?

Агент задумчиво сузил глаза, словно сомневаясь, говорить или нет, но потом, сверившись с экраном компьютера, все же ответил:

– Пятилетний абонемент на 10 резервных копий личности. Последнее… и единственное копирование состоялось полгода назад, в день заключения договора. На повторное она уже не пришла.

Полгода. Пол гребаных года!..

«Значит вот сколько она спала с этим козлом», – с горечью подумал Олег. – «А я все гадал, когда это у них началось… Хотя, может все началось и раньше, как же сильно она должна было ЕГО зацепить, чтобы ОН купил ей флешку!..»

– …к нам обратились соответствующие органы, – услышал он голос менеджера. Наши адвокаты посчитали, что это дело может иметь общественный резонанс, и мы не могли не отреагировать. Вы понимаете, что просто так не прийти на копирование человек не может, тем более, когда все заранее оплачено…

Он замолчал, но и так все было понятно. Это значило, что с Катей что-то произошло.

– Обычно при наличии абонемента, – после продолжительного молчания, во время которого Олег сидел, потрясенно глядя на свои руки, вновь заговорил Валентин, – клиентам дается две недели на то, чтобы прийти в любой из наших офисов для проведения копирования. Если этого не происходит, мы связываемся с их контактами. В случае с вашей женой этот срок истек три дня назад.

– Вы… вы связались с ее контактом? – вскинув голову, быстро спросил Олег.

Он вдруг осознал, что так и не знает, кем был контакт его жены, кроме того, что это точно не он.

– Да, но формально ваша жена числится пропавшей, и свидетельства о смерти нет. Однако если ее не найдут… – и Валентин вновь многозначительно замолчал.

«Интересно, спустя какое время человека признают умершим?» – отстраненно подумал Олег.

– Я все равно не понимаю, что вам от меня нужно? – нашел в себе силы спросить он.

– Если дело попадет в прессу, мы бы не хотели, что бы наше агентство оказалось замешано в этой истории.

– То есть, вы не хотите, чтобы кто-то знал, что у Кати была флешка?

– Вокруг репликации итак ходит множество противоречивых слухов, нам бы не хотелось всколыхнуть волну недовольства.

– Но ее пропажа даже никак не связана с флешкой! – истерически хохотнул Олег, чувствуя, что от абсурдности происходящего начинает терять над собой контроль.

– Это не имеет значения. Мы стараемся избежать любой негативной огласки. Взамен на ваше молчание наше агентство готово предложить вам такой же договор, как у вашей жены – 5-ти летний абонемент на 10 копирований – одно каждые полгода, первая репликация бесплатно.

– Я… Мне нужно подумать, – пробормотал Олег, чувствуя, что начинает задыхаться в этом стерильно-белом помещении, и, рывком поднявшись с кресла, на дрожащих ногах бросился к выходу.

– Мой телефон у вас есть, звоните в любое время! – донесся до него настойчивый голос Валентина.

***

Как он добрался домой, Олег не помнил. Ему казалось, что он спит.

«Кошмар! Это просто ужасный кошмар! Я сейчас проснусь, и Катя будет рядом со мной, живая и здоровая. Не будет измены, ничего не будет! Мы снова будем вместе, и все будет хорошо!» – как безумный твердил он про себя, но проснуться все никак не удавалось.

Когда Олег впервые услышал о Катиной флешке, ему и в голову не пришло ее искать, ведь он даже не знал, что флешки хранятся у хозяев. Но, вернувшись из агентства, Олег перевернул все квартиру вверх дном. Безжалостно выбросил из ящиков и шкафов немногие оставшиеся в них вещи, отодвинул мебель, открыл все баночки с крупами и высыпал их содержимое на пол. Вернувшись в разоренную спальню, он принялся срывать со стен картины. Ничего.

Неожиданно в звенящей тишине квартиры раздался дверной звонок.

Отставив бутылку в сторону, Олег на негнущихся ногах побрел к двери. Повернув замок, даже не взглянув в глазок, он оказался совсем не готов к тому, что его ждало.

– Мечников Олег? – сурово спросил одетый в форму полицейского мужчина.

Олег машинально кивнул, изумленно тараща глаза на четверку замерших на пороге полицейских.

– Сержант Перепелицн, – полицейский продемонстрировал ему удостоверение. – Вы арестованы за убийство вашей жены, Мечниковой Екатерины.

***

– Где вы были в ночь с 4-ого на 5-ое?

Небольшой кабинет на два рабочих места. Одно из них пустовало, за вторым столом возвышался капитан Андреев. Напортив него, на обшарпанном деревянном стуле, сидел, ссутулив спину и зажав ладони между коленями, Олег. Рядом замер назначенный ему защитник – совсем еще молодой юнец, должно быть, едва окончил юридическую школу.

– Дома… – потерянно ответил на вопрос следователя мужчина, и полицейский проворно застучал пальцами по клавиатуре, записывая ответ.

После допроса протокол распечатают и, дав Олегу и его защитнику с ним ознакомиться, подошьют к делу.

«К делу… Господи! Этого не может быть! Это все сон! Это происходит не со мной!...»

– Кто может подтвердить ваши слова?

– Никто. Катя.

– Когда вы видели Екатерину Мечникову в последний раз?

– Утром 5-ого.

– При каких обстоятельствах?

Олег наморщил лоб и вопросительно взглянул на следователя.

– Расскажите, что тогда произошло, – пояснил капитан.

– Ничего! – вскинув голову, злобно ощерился Олег.

– Ваша соседка, – следователь быстро сверился с лежавшим перед ним планшетом, – Варварина Паулина, слышала крики.

Полицейский продолжал сверлить его взглядом, явно ожидая ответа.

– Мы поругались, – нехотя поцедил сквозь зубы Олег. – Но я не убивал Катю! Мы поругались, я… быть может, был чуть более резок, чем следовало, – он невольно взглянул на свою правую ладонь, машинально сжавшуюся в кулак. Усилием воли Олег заставил себя расслабиться, и его рука вновь бессильно обвисла. – Потом я ушел на работу. Что делала Катя, я не знаю. Должно быть, паковала чемоданы. По крайней мере, когда я вернулся домой, ни ее, ни вещей уже не было. На кухне лежала записка, что она уходит и просит ее не искать. Записку я выбросил, но ее видел Никита Бродунов, мой коллега. Можете поговорить с ним…

– Уже говорил. И он, в частности, сообщил, что записка была напечатана на компьютере.

– И что? – вскинув голову, вызывающе осведомился Олег.

– Вы знали, что ваша жена вам изменяет?

Мужчина дернулся, как будто ему залепили пощечину. Его лицо залила густая краска.

– Не отвечайте, – осторожно коснувшись его плеча, посоветовал защитник, но Олег его проигнорировал.

– Да, – глядя прямо в глаза следователю, отрывисто ответить он.

– Как давно?

– Она сама призналась. Сказала, что изменила. Один раз. Пыталась что-то объяснить, но я и слушать не стал. Я… сказал, что мне надо остыть, что поговорим вечером.

– И пошли на работу? – с нарочитым удивлением приподнял брови капитан.

– Не придумал ничего лучше, – с горькой иронией ответил Олег. – Работа помогала отвлечься.

– А я думал, вам помогала отвлечься бутылка.

Олег бросил на полицейского ненавидящий взгляд, но промолчал.

– Да что, я не понимаю, что ли? – не дождавшись реакции, с нарочитым дружелюбием заговорил следователь. – В восемь утра все бары закрыты, а пить дома вы не могли – там была Катя. Да и не привыкли вы прикладываться к бутылке – думали, что и так все выдержите. Но уход Кати стал последней каплей. Да?

– Можно сказать и так, – процедил сквозь зубы Олег, а его адвокат удивленно вытаращил на капитана глаза.

– Нет, не так! – с силой хлопнув ладонью по столу, проревел следователь, теряя всякое показное добродушие. – А я вам скажу, как все было! Жена призналась вам в неверности, и вы ее убили! Как? Задушили? Забили насмерть? Ударили по голове? А потом собрали ее вещи и напечатали записку!

Каждое слово раскаленным гвоздем вонзалось под череп Олега, заставляя его вжиматься в хлипкую спинку стула.

– Я протестую! – сдавленно пропищал защитник. – Это давление на моего клиента!

– Ваш клиент убийца, и он надолго сядет! А ну говори, ублюдок, где тело спрятал?!

– Я не убивал Катю! – вскочив на ноги, заорал Олег, теряя над собой контроль.

– Сядьте, – властно повелел следователь ледяным тоном.

Колени Олега подогнулись, и он обрушился обратно на стул.

Порывшись в лежавших на столе бумагах, капитан Андреев швырнул ему ворох распечаток.

– У нас есть свидетельские показания Тартюшина Дмитрия о том, что он около месяца состоял в половой связи с вашей женой, Мечниковой Екатериной Федоровной, – жестко, чеканя каждое словно, заговорил следователь Андреев, сверля Олега ледяными буравчиками глаз. – Более того, Тартюшин Дмитрий свидетельствует, что убитая Екатерина Федоровна неоднократно жаловалась ему, что боится вас и собирается от вас уйти. Но вы ведь не могли ее отпустить, да, Олег Вячеславович?

– Да! Она от меня ушла! Но я об этом не знал, пока не вернулся домой, с работы! – снова вскочив на ноги, вне себя от ярости заорал Олег. – Она сказала, что спала с другим! Я разозлился и дал ей пощечину! А потом ушел!.. – он осекся и замолчал, тяжело, с присвистом дыша.

Глаза следователя задумчивого сузились.

Осознав, что наговорил лишнего, Олег глубоко вдохнул и медленно выдохнул, пытаясь взять себя в руки. Откинув со лба мокрую от пота челку, он уже гораздо более спокойно повторил:

– Я не убивал Катю. Я вернулся домой, а ее уже не было. Вы связывались с ее матерью?

– Да. Ее там нет. Мы так же проверили все гостиницы, морги, все больницы, все авто и ж/д вокзалы и все аэропорты. Опросили всех ее друзей.

Неожиданно до Олега дошло кое-что из сказанного следователем.

– Подождите, вы допросили этого… Дмитрия? – имя соперника Олегу удалось выдавить лишь с трудом.

– Да.

– Но… разве Катя не с ним?

­– Нет. Когда ваша жена пропала, его не было в городе. Тартюшин вернулся, как только узнал об исчезновении Екатерины Федоровны – ему позвонила ее сестра.

– Погодите, тут что-то не так! Вы сказали, по словам… Дмитрия они с Катей… вместе только месяц. Но он оплатил ее страховку! А Катя застраховалась полгода назад! Я знаю, я был в агентстве! – взволнованно протараторил Олег, за что удостоился очередного задумчивого взгляда следователя.

– Вы хватаетесь за соломинку, Олег Вячеславович, – наконец, проговорил он. – Страховой договор вашей жены оплатила ее новая работа.

***

Пока шел допрос, капитан Андреев, не теряя времени, поручил своему помощнику раздобыть ордер на обыск квартиры Мечниковых, и из полиции Олег в сопровождении следователя и его людей отправился прямиком домой. Увидев царивший в квартире бардак, капитан Андреев удивленно приподнял брови и многозначительно переглянулся с помощником.

С каким-то отстраненным любопытством Олег наблюдал за тем, как полицейские быстро, но тщательно осматривают устроенный им завал.

– От чего они? – перед носом мужчины закачалась связка Катиных ключей, обыкновенно висевшая на крючке перед входной дверью.

– Этот от нашей квартиры, этот от Зининой, этот от почтового ящика, а этот… – увидев четвертый ключ, Олег вдруг осекся и вспомнил день, когда тот впервые появился на Катиной связке.

– Это от почтовой ячейки, – полгода назад весело прощебетала она, вешая ключи на крючок. – Пришлось по работе завести.

«Может ли быть, что флешка?..»

Использовать почтовую ячейку для хранения столь бесценной реликвии могло прийти в голову только Кате. И этот было полностью в ее стиле.

– Вы хотите сказать, что ваша жена ушла из дома, не захватив ключи? – так и не дождавшись продолжения фразы, недоверчиво поинтересовался капитан Андреев, передавая ключи одному из полицейских, и тот тут же упаковал их в специальный пластиковый мешочек.

– Дверь захлопывается автоматически, а возвращаться она, судя по всему, не собиралась, – услышал Олег свой слабый голос.

На этот раз его поместили прямиком в следственный изолятор. Впрочем, пробыл там Олег совсем недолго – к удивлению мужчины его зеленый защитник умудрился добиться его освобождения под залог и расписку о невыезде – ни прямых улик, ни признания, ни тела у следствия не было.

Впрочем, Олег не сомневался, что это не надолго. У него был лишь один шанс выйти сухим из воды.

Первым делом мужчина, захватив свои документы, отправился на почту. Обратившись к улыбчивой сотруднице, он продемонстрировал ей паспорт со штампом о браке.

– Здравствуйте. Вы моли бы мне помочь? Дело в том, что моя жена потеряла ключ от нашей ячейки, а мне срочно нужно забрать почту…

– Да, конечно, – не углядев в этой просьбе ничего криминального, служащая еще раз сверилась с документом Олега, проверяя его фамилию, и выдала ему дубликат ключа. – Но нужно заплатить пеню.

– Да-да, конечно, – мужчина без спора выложил требуемую сумму.

Поблагодарив служащую, он заспешил вглубь зала, где располагались абонентские ячейки. Открыв Катину, Олег обнаружил внутри простой белый конверт. Раскрыв его, он увидел небольшой продолговатый цилиндр белого цвета, с одной стороны которого была изображена символика страхового агентства «Виталайф», а с другой буквенно-цифровой код.

«Флешка Кати…» – Олег крепко зажмурился, сжимая драгоценный цилиндр в кулаке.

В его голове проносился вихрь противоречивых мыслей.

«Андреев сказал, что страховку Кати оплатила работа. Полгода назад. А с НИМ она связалась всего месяц назад... Значит… значит, на этой флешке записана моя, старая Катя. Которая меня любила и не изменяла мне… Записана на флешке, боже мой, какие ужасные слова! Как можно записать кого-то на флешку? Мы не роботы и не компьютеры!.. Катя, Катя, Катечка, ну почему ты мне о ней не рассказала?.. Зачем спрятала ее здесь?.. Нужно только убедить агентство, и этот кошмар останется позади… Шанс все исправить, начать все с начала...»

– Алло, Валентин, здравствуйте. Это Олег Мечников…

– Здравствуйте Олег Вячеславович! – воодушевленно отозвался сотовый голосом старшего менеджера, как будто для того не могло быть большей радости, чем звонок Олега.

– Мы можем встретиться?

– Кончено-кончено, приезжайте, когда вам будет удобно, я в полном вашем распоряжении!

***

– С возвращением в «Виталайф», вы наш самый важный клиент! –протараторил дежурную фразу менеджер, с энтузиазмом тряся руку Олега.

– Вы предлагали мне свои услуги за молчание, – опустившись в белое кожаное кресло, сразу же перешел к делу Олег.

Валентин сложил переплетенные пальцы на крышке стола и доверительно подался вперед.

– Ну что вы, какое молчание? Я просто сказал, что мы…

– Я согласен, – перебил его Олег.

– Чудесно! – оживленно всплеснул руками Валентин, будто никогда не получал вестей лучше. – Я сейчас же подготовлю договор. Поверьте, вы останетесь…

– Нет, – продолжая сверлить менеджера взглядом, медленно покачал головой Олег. – Мне не нужна флешка, у меня уже есть одна, – и он положил на стол белый цилиндр с символикой агентства.

Менеджер озадаченно уставился на флешку, затем быстро набрал на экранной клавиатуре буквенно-цифровой.

– Это флешка Мечниковой Екатерины.

– Моей жены, – кивнул головой Олег. – Я хочу, что бы вы мне ее вернули.

– Боюсь, без свидетельства смерти это невозможно, – с сожалением покачал головой Валентин.

– У меня нет времени его ждать! – рявкнул Олег, из последних сил пытаясь сохранить хладнокровие. Сердце бешено колотилось в груди, ладони и спина покрылись липким холодным потом. – Меня подозревают в ее убийстве, и я… – голос Олега пресекся, и он шумно вздохнул, пытаясь успокоиться.

– Мне очень жаль, но не понимаю, чем я могу вам помочь. Ваша жена пропала, и…

– А что, если я скажу вам, что она действительно мертва? Что я убил ее? – Олег вперил горящий взгляд в лицо побледневшего менеджера и торопливо заговорил, боясь, чего его перебьют: – Я не хотел, что бы все так получилось. Мы поссорились, и ситуация вышла из-под контроля. Я инсценировал ее побег, даже друга пригласил для убедительности, но ее сестрица написала заявление в полицию. А потом я узнал, что у Кати была флешка. И она застраховалась еще до того, как все пошло наперекосяк. Я хочу, чтобы вы вернули мне мою жену. Только так все можно исправить!

Валентин потрясенно молчал, явно не зная, что делать.

– Вы же понимаете, что у нас ведется видеонаблюдение, и вы, фактически, признались в убийстве? – дрожащим голосом спросил он, ерзая в кресле.

– Мне все равно, – Олег устало потер рукой лоб. – Только если меня посадят, я сделаю все, что бы пресса узнала, что я убил Катю из-за вас.

– Что?! – вытаращил глаза Валентин. – Причем тут…

– Ну а как же? – Олег скрестил на груди руки и скривил губы в ехидной усмешке. – Катя скрывала, что у нее есть флешка, так как знала, как я к этому отношусь. А когда я узнал, что моя собственная жена пошла против бога и продала душу машине, я ее убил. Как вам такая реклама?

– Но это же неправда!.. – пролепетал смертельно побледневший менеджер.

– Мне терять нечего, – грубовато перебил его Олег. – Либо вы мне поможете выпутаться из этого дерьма, либо я утоплю вас в нем вместе с собой. Согласитесь – если Катя будет жива, они не смогут обвинить меня в ее убийстве… и мне будет незачем обращаться в прессу.

– Мне… мне нужно поговорить с начальством.

– Я подожду, – независимо пожал плечами Олег, поудобнее устраиваясь в кресле и всем своим видом давая понять, что никуда отсюда не уйдет. – И если вздумаете позвонить в полицию, вы знаете, какую историю я им расскажу.

Валентин вымученно улыбнулся и спешно ретировался. Менеджер вернулся минут через сорок. Он вновь натянул на лицо радушно-невозмутимую маску, словно это короткое совещание сняло с его плеч многотонный груз.

– Я объяснил ситуацию директору, и он согласился пойти вам навстречу, если вы подпишите бумагу, которую подготовили наши адвокаты, – Валентин нажал несколько кнопок на экране, и скрытый в недрах стола принтер выплюнул несколько листков бумаги.

Олег быстро проглядел их глазами. Это было стандартное соглашение о неразглашении и отказе от всяческих претензий. А так же угроза многомиллионного иска в случае, если Олег свяжет «Виталайф» с этим делом.

«Как будто это будет иметь значение, если меня посадят за убийство…»

Но, внимательнее прочитав один из пунктов договора, мужчина разом поменял свое мнение.

«4.1.3 Для погашения указанной в п. 2.3.1 данного соглашения неустойки вторая сторона дает согласие на репликацию. Стоимость репликации и резервного копирования личности автоматически добавляется к сумме долга. Репликация производится до тех пор, пока указанная в п. 2.3.1 данного соглашения неустойка не будет полностью погашена. Дополнительно резервное копирование личности по соглашению обеих сторон может не производиться».

– Но это же… рабство?.. – Олег остолбенело посмотрел на Валентина.

«Добровольное рабство…»

– Это соглашение, которое устроит всех. Держите рот на замке, и все будет в порядке. В противном случае… – и агент с нарочитым сожалением развел руками.

Олег похолодел.

Если его посадят, и он хоть как-то упомянет «Виталайф», то ему сперва предстоит отсидеть срок за убийство, а потом несколько жизней батрачить, отрабатывая бесконечно нарастающий долг?..

Валентин будто прочитал его мысли.

– Я думаю, вы слышали, что сейчас рассматриваются законопроекты о принудительном страховании заключенных, отбывающих наказание по ряду стаей и об увеличении сроков за особо тяжкие преступления?.. И думается мне, что их скоро примут. Конечно, речь пока идет только об уголовных делах, и неуплата долга к ним не относится, но кто знает, может, скоро дело дойдет и до гражданских исков?..

Мысли лихорадочно носились в голове Олега. Отбывая наказание, заключенные работают на государство. А если еще и увеличить им сроки, чем не бесплатная рабочая сила для самой тяжелой работы?.. При этом, если не производить резервное копирование, заключенный даже не будет помнить, сколько он на самом деле просидел!.. Начнут с заключенных, а потом применят эту практику к беднейшим слоям населения – поработай на нас триста лет, и мы заплатим тебе кучу денег. Если поманить человека морковкой будущего счастья, он будет готов на многое.

– Это бессмыслица какая-то! – не выдержав, возмущенно выпалил он. – Не проще ли использовать роботов?

– Вы удивитесь, но не проще. Производство стандартного робота-манипулятора с программным управлением стоит около трех – пяти миллионов, при этом еще надо обслуживать самих роботов, заводы по их производству, платить рабочим, инженерам, конструкторам, программистам. А печать человека в среднем обходиться около полутора миллионов, при этом нужно лишь копеечное биологическое сырье – суть наши же собственные тела и абортивный материал, и 3D принтеры, производство которых в сотни раз выгоднее, чем содержание целых заводов. Плоть дешевле, чем металл, – Валентин пожал плечами.

Олег замер, остолбенело глядя в пространство перед собой. Так вот, какое будущее им уготовано, когда флешки станут столь же распространены, как сотовые. Для одних бессмертие станет синонимом вечной роскоши, а для других – бессрочным рабством.

«И, хуже всего, что они могут сделать так, чтобы мы даже не помнили о том, как долго были рабами…»

– Так вы будете подписывать? – вырвал его из плена раздумий голос Валентина.

Олег тряхнул головой, отгоняя прочь ненужные сомнения и взял протянутую менеджером ручку.

***

Смотреть на то, как огромная машина печатает тело его жены, Олег не смог.

– Все в порядке, для многих это тяжелое испытание, особенно, когда дело касается близких, – участливо проговорил Валентин и проводил его в уютную комнату ожидания. – Репликация занимает около шести часов. Вы уверены, что не хотите пойти домой?

Олег отрицательно покачал головой.

Шесть часов спустя дверь распахнулась, и на пороге комнаты появилась…

– Катя!.. – вскочив на ноги, сдавленно пробормотал Олег, не в силах оторвать взгляда от жены.

Лицо, волосы, даже выражение глаз и затаенная улыбка в уголках губ – все было прежним.

– Привет, я…

Договорить женщина не успела – бросившийся к ней Олег заключил жену в объятиях и принялся покрывать поцелуями ее лицо.

– Катя, Катя, Катечка!.. Любимая, родная...

– Ну, чего ты, в самом деле, – женщина смущенно хихикнула и слегка отстранилась. На ее лице читалось какое-то растерянное, по-детски беспомощное выражение, заставлявшее сердце Олега сжиматься от нежности и страха. – Мне сказали, что со мной что-то произошло?

Мужчина напомнил себе, что пол последних года пропали из жизни его жены. Она только что устроилась на новую хорошую работу, и между ними еще все было в порядке.

«Только познакомилась с… НИМ», – мелькнула в голове непрошенная мысль, но Олег поспешно ее отогнал.

– Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо. Я…

– Почему ты мне не рассказала о флешке?

– Потому что не собиралась ей пользоваться! – горячо ответила Катя. – Ты же знаешь, как я к этому отношусь! Но она входила в обязательный страховой договор фирмы, а нам так нужна эта работа!

– Ты сейчас же уволишься, – нахмурив брови, не терпящим возражения тоном приказал Олег.

– Что? Но деньги…

– Да наплевать мне на деньги! – в сердцах воскликнул мужчина и, схватив жену за плечи, умоляюще заглянул ей в глаза. – Поверь мне, так будет лучше. Я так хочу все исправить!..

– Исправить? Что? – удивилась Катя.

Олег взъерошил волосы и устало провел ладонью по лицу, словно снимая с него невидимую паутину.

– Пойдем домой? Я потом тебе расскажу.

Они в молчании покинул здание страхового агентства. Сжав в ладони крохотную теплую ладошку жены, Олег ощутил поднявшуюся в душе волну противоречивых чувств.

Это была Катя, его Катя. Целых пять лет они были счастливы вместе, а потом, всего за какой-то месяц, все рухнуло в прах. Достанет ли ему сил все исправить? Сможет ли он ее простить? Но за что? Эта Катя ему не изменяла.

«Еще не изменяла…»

Если она не будет видеться с НИМ, поможет ли это избежать катастрофы? Ведь они были так счастливы вместе!.. Что это было? Простая интрижка? Или Катя действительно ЕГО полюбила? Эти вопросы будут мучить Олега всю жизнь.

«Но эта Катя мне не изменяла. Я должен дать ей шанс… дать шанс нам».

Ведь, вопреки всему, что было, он по-прежнему ее любил. То хотелось прижать ее к груди и никуда, никогда не отпускать, то душить, глядя, как жизнь медленно покидает ее тело.

Они спустились в подземку и устроились на сидении.

– Как я… умерла? – положив голову на плечо мужа, спросила Катя.

Олег закусил губу, бессознательно выводя пальцем рисунки на коленке.

– Это неважно.

– Неужели все было так ужасно? – шутливым тоном, призванным скрыть ее страх, спросила женщина.

– Мы… Ты знаешь Дмитрия Тартюшина? – чуть повернув голову, так, чтобы видеть лицо жены, спросил Олег.

Катя наморщила лоб, припоминая.

– Фамилия знакомая. Кажется, это ведущий программист из нашей фирмы, но я там еще мало кого знаю. А что?

Олег нервно хохотнул, чувствуя, как сжимавшая сердце тяжесть медленно исчезает.

«Она еще даже с ним не знакома!..»

Значит, он был прав, и все еще можно вернуть. Катя ему никогда не изменяла!

– Пообещай, что уволишься оттуда? – поцеловав жену в висок, серьезно попросил мужчина.

– Да что случилось, Олег?!

Они вышли из метро и зашагали к дому.

– Ты меня любишь? – после продолжительного молчания спросил вдруг мужчина.

– Кончено. Что за глупый вопрос?

– Скажи, что ты чувствовала, ну, после… – Олег неопределенным взмахом обвел ее тело.

– Не знаю, – честно призналась женщина. – Я чувствую себя так же, как всегда. Последнее, что я помню – это как легла в устройство, на подобии магнитно-резонансного томографа, и закрыла глаза. А потом открыла их и обнаружила, что лежу на койке. Сперва я подумала, что что-то пошло не так во время копирования, и меня отвезли в больницу. Но потом сотрудник агентства мне все объяснил. Типа, не бойтесь, все в порядке и все такое. Сперва я, конечно, очень испугалась, – Катя нервно хихикнула, – не очень-то помогают все эти их «не бойтесь», но потом поняла, что не чувствую в себе никаких изменений. Да и… – женщина многозначительно пожала плечами и развела руками.

«Да и что тут уже поделаешь?..»

– Но они ничего не сказали о том, как я, ну… – как ни старалась, Катя так и не смогла повторить слова «умерла». – Сказали, ты сам мне все объяснишь.

– Кать, я не знаю, что с тобой случилось, – вздохнув, честно признался Олег.

– Что? Как это? – женщина озадаченно взглянула на мужа.

Олег закусил губу, не в силах смотреть на жену. Они вошли в квартиру.

– Боже мой, что здесь произошло?! – глядя на царящий кругом кавардак, в ужасе воскликнула Катя и требовательно развернулась к Олегу. – Так, сейчас же мне все расскажи!

Особого выбора не было, и мужчина медленно заговорил.

– В общем, с твоего копирования прошло полгода. Я… Мы поссорились… осень сильно… утром, перед работой. Я вспылил и ушел, а когда вернулся, тебя уже не было. Ты… просто пропала, и все. Сказала, что уходишь от меня. Я… злился и не искал тебя. Думал, что все в порядке. Но оказалось, что никто не знает о том, где ты. Твоя сестра написала заявление в полицию. Ко мне пришел следователь, сказал, что у тебя была флешка. Приходила полиция, они… в общем, они обвинили меня в твоем убийстве.

– Что?!.. – Катя изумленно вытаращила глаза на мужа, пытаясь переварить услышанное.

Олег развел руками.

– Ты пропала, и никто не знал куда. А в таких ситуациях всегда подозревают в первую очередь мужа.

– Но почему?! Это же не доказательство!

Упоминать мотив – измену – ему категорически не хотелось.

– Им нужно найти виноватого.

– Боже мой… – Катя потрясенно опустилась на стоявшую в гостиной софу.

– Ты должна пойти в полицию и сказать, что жива, но о репликации ни слова. Страховая тоже будет молчать, мы подписали соглашение. А потом уедем. Давай уедем отсюда как можно дальше!

Катя потрясенно молчания, не в силах осознать всего свалившегося на нее за столь короткое время. Ей не меньше Олега хотелось бросить все и бежать на край света. Тогда, быть может, ей даже удаться забыть о том, что она больше…

«Не человек…» – Катя сглотнула вставший в горле комок и поежилась от внезапного холода. – «Репликант…»

Она взглянула на Олега. Ее муж, ее друг, ее партер и спутник по жизни. Она любила его всем сердцем и не верила, что он мог причинить ей вред. Разве эти сильные, заботливые руки могли сделать ей больно?.. Катя облизала пересохшие губы и дрожащей рукой поправила волосы.

– Я… я могу сказать, что гостила у подруги.

– Они знают, что мы поругалась перед твоим исчезновением.

Неожиданно Олег понял, что, если они и в самом деле собираются пойти в полицию, ему придется рассказать Кате все, в том числе и о НЕМ – иначе любой вопрос на эту тему может их разоблачить.

– Ты должна знать кое-что еще, – собравшись с духом, тихо проговорил Олег, бессознательно сжимая в ладони руку жены.

– Что? Изменила тебе? Да я даже не знаю этого Дмитрия! – возмущенно возопила Катя, когда мужчина закончил рассказ.

– Ты потеряла полгода, – напомнил жене Олег, избегая смотреть ей в глаза.

– И что? Все равно, этого не может быть! – уперев руки в боки, упрямо возразила Катя. Ее глаза сверкали таким праведным гневом, что на губах Олега сама собой промелькнула улыбка.

– Как же я тебя люблю, мое золотце… – невольно вырвалось у него.

– Я тебя тоже. И я не могла тебе изменить, – глядя ему в глаза, с жарким напором проговорила женщина.

– Я знаю. А я не мог тебя убить, – прошептал он, целуя Катю.

«Новую Катю», – неотступно стучало в сознании. – «Существует ли душа?..» 

+4
276
06:04 (отредактировано)
Рассказ интересный и легко читается. Чувствуется опытная рука. Хорошая структура. Вспомнил «Шестой день» и «Видоизмененный углевод».
Единственное что не понравилось, это концовка, через чур банальна и пуста. Портит впечатление от всего рассказа.
07:07
Вчера решила почитать и поначалу очень удивлялась, чего так мало плюсов? Но финал настолько слит, что мне пришлось идти к компу и проверять, не читалка ли стерла конец? Нет, он сам такой.

Это ощущается именно незаконченностью, действие зависло как-то резко. А ведь по сути, концовка включает в себя объяснение (ну есть же там намек, что настоящую Катю и правда грохнул муж). Но стоило подать ее более четко, не обязательно говорить — да, это муж. Но сделать больший акцент в ту сторону (а может и сказать, тут хуже бы не стало). И дать героям более четкий план на будущее развитие, а то столько линий в воздухе зависло (полиция, новая Катя, ее любовник...)

Но все претензии к рассказу только по концовке. По всему остальному их вообще нет.
Увлекательная тема, хороший язык, гладкое повествование. Мне тоже кажется, что он сам и убил посредством удушения))) Но куда дел тело? И почему Катя никому не сообщила о флешке, если ее оплатила организация? Это довольно странно… А самое для меня непонятное — с чего вдруг так метаться представителям агентства? Что аж прямо пойти на нарушение правил? Что, их клиенты никогда не умирали криминальным образом?
Ну а финал… А что финал? Говорить больше не о чем. Начнется их новая жизнь в любви и согласии. Это неинтересно.
20:41
Зачем Олег отправился в офис Виталайфа? Только потому, что так попросил Валентин? Он ведь не сказал, что это как-то связано с Катей. А только лишь визит полиции? Мелочь какая-то для такой компании, кмк.
Ситуация с Катей попадает под пункт 3. Компания с 176 офисами в 10 странах мира – начинающая? Не верится, что такой эпизод отрицательно скажется на репутации.
Так. На месте предложения «взятки» я завис. Компания что-то знает? Бесплатная флешка на пять лет и 10 копирований. А репликиции разве не входят в договор? Почему первая бесплатно? То есть, нужно отдельно платить за копирование, а потом ещё и за репликацию? Полагаю, постфактум. А если денег не хватит? Ипотека? Кредит??
Факт видеонаблюдения в офисе Виталайф нисколько не смущает ГГ, где он признаётся в убийстве и своих планах относительно фиктивный показаний.

Разжёвывание картины мира в начале рассказа смотрится сухо и вяло. Справка, написанная канцеляритом.
Вряд ли жгучую боль причинила пропущенная буква «н». Потом этот эпизод никак не играет.
Олег пил беспробудно целую субботу. Не звучит. Неделю – да. А субботу… Так полстраны делает.
«хорошо поставленным голосом поздоровался Dfktynby и протянул ладонь для рукопожатия» – rnj?
Невычитаны некоторые обидные места. «Напортив» вместо «напротив», «кончено-кончено»
Последняя часть особо пестрит косяками. «набрал на […] клавиатуре буквенно-цифровой». Забыли «код».
Загрузка...
Илона Левина №1