Алекса Ди №1

Братья по разуму

Братья по разуму
Работа №262. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Когда редактор нашего журнала «Неведомые дорожки» направил меня на эту конференцию в Таиланд, я искренне обрадовался, предвкушая интересные встречи в экзотической обстановке.

Человечество давно ищет братьев по разуму в ближнем и дальнем Космосе. Сначала мы хотели найти непременно гуманоидов, с которыми можно обменяться рукопожатием и сесть за стол переговоров. Потом мы были готовы встретиться с разумными рептилоидами или пауками, главное – чтобы они не кусались… Постепенно надежда на личную встречу улетучилась, серьёзные учёные рассчитывали только на обмен радиосигналами, безо всякого визуального контакта. Конференцию по обмену опытом межзвёздного общения в этот раз решили провести в таиландском отеле, название которого переводилось на русский как «Тайский рай». Искатели инопланетных друзей демонстрировали единомышленникам снимки непонятных объектов, записи непонятных сигналов и свои версии о возникновении и назначении некоторых древних сооружений. Сногсшибательных сенсаций в прозвучавших докладах я не обнаружил и решил остаться на несколько дней для приватных бесед с корифеями межпланетных контактов, а заодно – чтобы искупаться в тёплом море.

Просматривая местные газеты, я обратил внимание на сообщение местных рыбаков о том, что они встретили в море около острова Вайзен группу обезьян, плывших на связке из двух брёвен. Мартышки гребли какими-то ветками, наподобие вёсел. Возможно это – рыбацкая байка, но дыма без огня не бывает. Профессиональный репортёрский зуд не позволил мне проигнорировать данную информацию. Я уговорил Тимура отвезти меня на Вайзен – небольшой необитаемый островок вблизи Сычанга, площадью около семи квадратных километров. Там я надеялся найти следы столь разумных мартышек, пытающихся освоить мореходное дело.

Я познакомился с Тимуром уже в первый день конференции в дешёвом ресторанчике. Тихо матерясь по поводу экзотических изысков местной кухни, я уловил сочувствующий взгляд черноволосого усатого мужчины, в котором угадывались следы славянских и азиатских корней. Это и был Тимур - уроженец Оренбурга, безуспешно пытавшийся организовать в «Тайском Рае» бизнес по дайвингу. Возможность подзаработать в качестве гида, прокатив меня на Вайзен, сильно заинтересовала Тимура.

Мы взяли с собой палатку, хозяйственные принадлежности и соответствующее количество продуктов, а для связи с внешним миром – спутниковый телефон...

Катер Тимура домчал нас до цели за три часа. Мы высадились в уютном заливчике с песчаным пляжем. Пока мой гид обустраивал наш быт, я отправился на осмотр ближайшего участка берега. В километре от нашего лагеря моё внимание привлекла стайка обезьян, возящихся с двумя брёвнами и пучком лиан. Создавалось впечатление, что мартышки пытаются связать плот. Рядом группа крабов отшелушивала щепки от конца тонкого, сантиметров пять в диаметре, бревна. Я приблизился к месту трудовой деятельности животных и сделал полдесятка снимков. Обезьяны громко заверещали, явно нервничая. Не желая вступать в конфликт с местными обитателями, я удалился. По дороге к лагерю моё внимание привлекла группа крабов, копошащихся около корней дерева диаметром сантиметров десять.

Когда я рассказал Тимуру о своих наблюдениях, он оживился и выразил желание разнообразить наше меню блюдом из крабов. За два часа его отсутствия я сумел-таки разжечь костёр для готовки и отпугивания обезьян, явно претендовавших на делёжку нашего имущества.

Тимур появился уже в сумерках с десятком крабов в сумке и фингалом под глазом. Готовя ужин, мой гид посетовал, что местные обезьяны сильно мешали его охоте, прыгали вокруг него и кидались камнями. Создалось впечатление, что мартышки имели свои планы в отношении членистоногих.

Утром Тимур пожаловался на головную боль, непрерывно кашлял и чихал. За завтраком он пугливо озирался и ёжился, а потом, глядя вверх, неожиданно заявил:

- Я могу ловить и есть крабов, что хочу, то и ем.

- Конечно, можешь, - согласился я.

- Не ругайте меня, я сам всё решаю, - зло проговорил Тимур, и вдруг, глянув на меня, спросил, - Сергей, ты голос слышишь?

- Я никаких голосов не слышу, - заявил я, подумав, как это неприятно – оказаться на необитаемом острове в компании сумасшедшего гида.

- Уйди из моей головы, шайтан! – вскрикнул Тимур.

- Успокойся, поспи ещё, всё пройдёт, - максимально ласково заговорил я. Ведь с психами нужно любезно разговаривать… Если нет возможности надеть на них смирительную рубашку.

Тимур отправился спать в палатку, а я решил навестить хвостатых кораблестроителей. Оказалось, им удалось связать уже три бревна. Около плота суетились полдюжины обезьян. Общипанное крабами бревно слегка напоминало весло. Когда я приблизился, пытаясь сфотографировать эту деталь с разных ракурсов, обезьяны окружили меня, отчаянно вопя, некоторые чихали в мою сторону. Сделав десяток снимков, я ретировался, не желая эскалации конфликта.

Когда я вернулся в лагерь, Тимур сидел около костра, обхватив голову двумя руками.

- Слышь, Серёга, драпать отсюда надо, нечисто здесь, черти шалят, - сообщил он.

- Где ты видишь чертей, кто тебя обидел? – попытался я успокоить своего гида. – На море шторм начинается, потонуть можно на нашей лодочке, ты, главное – спи побольше, ты устал, наверно.

- Ты вот не слышишь их, а я слышу, они мне приказывать пытаются, - проворчал Тимур, залезая в палатку.

Ранним утром меня разбудил шум мотора. Тимура в палатке не было. Рванувшись к берегу, я увидел уходящий в штормящее море катер. Мои отчаянные вопли и живописные жесты не остановили проклятого дезертира. Я остался на Вайзене в одиночестве.

Вернувшись к палатке, я обратил внимание, что вещи неряшливо разбросаны. Попытка найти спутниковый телефон не увенчалась успехом, значит Тимур его прихватил с собой… Или обезьяны спёрли? В любом случае, подать сигнал бедствия мне не удастся. Я стал вспоминать, кому я успел сообщить об экспедиции на Вайзен. Все – иностранцы. Тут я вспомнил про плот, строившийся обезьянами. До Сычанга здесь – километров пять, но что меня ждёт на берегу? До ближайшего населённого пункта ещё километров двадцать по джунглям топать… А если в проливе я повстречаюсь с акулой? И всё-таки я решил навестить хвостатых кораблестроителей.

Построенный плот состоял уже из четырёх брёвен. Мартышки вязали из лиан какие-то замысловатые узлы. В лапах одной обезьяны я увидел топор, которым она обтёсывала бревно, желая, видимо изготовить весло. Это был мой топор! Я попытался отнять орудие труда, однако быстро осознал безнадёжность своих попыток – новоявленная столярша скрылась в кустах.

Я побрёл в лагерь, ощущая, что башка трещит. Кажется, у меня поднялась температура – Тимур, что ли заразил? Я нашёл в аптечке аспирин и проглотил таблетку, затем завалился на надувной матрас и погрузился в мрачные размышления.

Около входа в палатку раздалось шуршание, и в моё жилище заглянула обезьяна, держащая в лапе спутниковый телефон. Животное протянуло мне средство связи, явно желая вернуть его. С некоторым волнением я принял подарок. Телефон был работоспособен. Вдруг я заметил, что обезьяна протягивает мне переднюю лапу, на которой была заметна сочащаяся кровь. В голове вертелась мысль: Надо помочь обезьяне. Неожиданно у меня появилась уверенность, что и как нужно делать. Я обработал лапу перекисью водорода из аптечки, перевязал, ощущая при этом радость, близкую к эйфории… Обезьяна что-то промурлыкала и скрылась в джунглях.

Я связался по телефону с российским консульством, рассказал о своём бедственном положении: дезертирстве спятившего гида, ухудшении самочувствия. Мне обещали помочь, как только окончится шторм, предположительно через сутки.

Ночью мне в голову лезла мысль, как будто не моя, будто голос какой-то: Мы с тобой, всё будет в порядке.

Утром я с радостью обнаружил, что шторм стихает. Моя температура тоже начала снижаться, но осталась болезненная слабость, я решил не бродить по острову, а посидеть в палатке. Днём мне позвонили из посольства, поинтересовались здоровьем и сообщили, что за мной выслан катер.

Вскоре я увидел приближающееся судно. Когда катер подошёл к острову, на берег высадились три субъекта в костюмах химзащиты…

Здесь – что, заражённая территория? Субъекты двинулись ко мне, на поясе одного из гостей я заметил пистолет, двое других сжимали в руках автоматы. На острове обитает кто-то опасный? Или ждут агрессии от меня? Подойдя вплотную, вооружённый пистолетом тип достал из кармана медицинскую маску, протянул её мне и показал картонку с корявой надписью «Надеть». Я надел маску, тип кивнул и жестом пригласил меня в катер. Там нас ждал ещё один человек в химзащитном комбинезоне. На все мои вопросы мне предъявили картонку с надписью: «Ответы – на берегу».

Через два часа мы причалили к берегу. Нас (а точнее меня) встречала группа из пяти человек в костюмах химзащиты. Металлический голос сообщил: «Вам надо пройти медосмотр и сдать анализы».

Меня привели в комнату с решёткой на окне, с кроватью, стулом и маленьким столиком, умывальником и биотуалетом в углу, вскоре принесли неплохой ужин. Потом группа людей в скафандрах биозащиты начала меня исследовать… У меня брали кровь, возили по телу какими-то датчиками, кололи иголками и обстукивали молоточками, обмениваясь краткими репликами на незнакомом мне языке. Двое гостей не участвовали в осмотре, сжимая в руках автоматы. Мероприятие закончилось далеко за полночь. Когда посетители ушли, я долго не мог уснуть, давясь избытком впечатлений.

Я услышал в своей голове голос:

- Ты вошёл в сообщество, ты – один из нас…

- Кто это! – буквально закричал я.

- Мы вирус разума.

- Откуда вы взялись? – снова заорал я.

- Мы прибыли на Землю двадцать семь лет назад, на метеорите, упавшем на острове Вайзен. Три месяца назад обезьяна взяла в лапы осколок метеорита и понюхала. Мы попали в её лёгкие. Для диалога с нами не нужно кричать, достаточно шептать, достаточно даже просто думать, но думать нужно чётко, этому нужно научиться, сначала – шептать.

- Как вы попали… в мою голову? - прошептал я.

- Мы распространяемся по воздуху, через лёгкие – в кровь, потом – в нервную систему. Все существа, в нервную систему которых мы вошли, начинают слышать наши пожелания, за исполнение пожеланий – поощрение, эндорфины. Существа с простой нервной системой будут получать простые пожелания, существа с более сложным мозгом – могут выполнять сложные задачи.

- Вы хотите, чтобы я что-то сделал для вас?

- Нам нужно распространиться по Земле, сейчас мы заселяем остров Шатор, рядом с Вайзеном, на Земле должна появиться нормальная цивилизация, включающая всех живых существ, способная общими усилиями всех обеспечить общее благополучие.

- Но, на Земле уже есть цивилизация – человечество, оно разумно, ему не нужно вашего дополнительного разума.

- На Земле – неправильная цивилизация, разумен лишь один вид, каждая особь руководствуется своими интересами, это эгоистично, это неправильно, надо общими усилиями решать общие задачи, руководствуясь коллективным разумом.

- Вы рассчитываете сделать разумными всех живых существ? Червей? Мух?

- Разумности по нашей модели легко добиться с теплокровными, хорошо получилось с обезьянами, птица попала в программу только одна, травмированная, к птицам трудно подойти, а с крабами – получается неэффективно, много затрат центральной энергии – слабый результат. И размножаться в крабах мы не можем.

- А если волк ест зайца – он ест собрата по разуму?

- Пищевые цепочки будут скорректированы, есть будут только слаборазвитых животных, не попавших в программу разумности. В переходный период, пока не все особи вида охвачены программой, можно есть неохваченных. Все охваченные будут действовать ради общей цели, помогая друг другу.

- А какая общая цель?

- Добиться увеличения продолжительности жизни, понимания интересов друг друга, общей радости… Ты устал, твоему мозгу нужен отдых, мы рекомендуем прервать диалог…

- Подождите, со мной был Тимур, он слышал голоса в голове… Это – ваша работа?

- С Тимуром мы взаимодействовали, он испугался, поплыл в шторм, погиб… Мы не виноваты… Мы хотели, чтобы он не ловил крабов, помогавших строить плот…

- А почему у меня телефон сначала стащили, потом отдали? И топор спёрли!

- Стащила телефон обезьяна, ещё не охваченная программой, а потом обезьяны разумные это заметили, телефон отняли, тебе вернули, а топор нам нужен – брёвна обрабатывать для постройки плотов. Твоей нервной системе следует перейти в режим сна…

Я почувствовал непреодолимое желание спать.

Утром в помещение вошли трое, все в костюмах биологической защиты, с пистолетами. Похоже, меня реально побаиваются. Один из гостей обратился ко мне:

- Сергей, как вы себя чувствуете?

- Сейчас нормально, пару дней назад было плохо, кажется температурка подскочила… Да что здесь происходит, наконец, почему со мной обращаются как с чумным?

- Вы больны… В вашей нервной системе распространяется вирус, похож на вирус бешенства, но действует иначе. Но ваша нервная система, ваш мозг – повреждены… Это может переноситься воздушно капельным путём. То же самое было у Тимура…

- А что с ним?

- Он утонул, но мы нашли и обследовали его тело.

- То, что вы называете вирусом – это… как бы… стимулятор мозга, под действием этого .. вируса… открывается доступ к всемирному разуму, все носители этого вируса могут общаться друг с другом телепатически, черпать информацию из глобального информационного поля, это величайшее открытие!

- Это откуда у вас такая информация?

- Так мой мозг уже подключён, это они мне рассказали, это же другая цивилизация!

- Вот этого мы и боялись! Вами управляет неизвестно кто… У вас нет свободы воли, вы можете передать ЭТО другим людям… Вы опасны для человечества. Вы перестали быть человеком… Мы пару обезьян отловили на Вайзене – у них тоже вирус, патологическая перестройка нервной системы.

- И что будет со мной дальше?

- К сожалению… вам придётся находиться в изоляции. Вопрос о вашем использовании будет решаться на самом высоком уровне. А по документам - вы пропали без вести во время шторма, и тело не найдено.

- А можете мне сюда доступ в интернет дать? А то я с тоски сдохну…

- Интернет нельзя, у вас не должно быть канала связи с миром… Телевизор со спутниковой антенной – пожалуй, можно.

Телевизор принесли после полудня, опять – втроём, в тех же костюмах. Я жадно впился в экран, начал крутить ручки настроек, нашёл местный новостной канал. Среди второстепенных новостей прозвучало сообщение, что острова Вайзен и Шатор закрыты для посещения туристов из-за заражения неизвестной инфекцией.

Ночью я пытался подобрать аргументы, способные снять опасения моих тюремщиков. Ничего путного не выкристаллизовывалось… И вдруг я ощутил ужас, боль, всё это шло извне, наверно, от других существ, подключенных к ПОЛЮ. Там что-то происходило – страшное, необратимо разрушительное… мелькала мысль – «нас убивают».

Утром я жадно впился в новостные каналы. По всем каналам сообщалось, что по решению ООН на острове Вайзен и Шатор произведены взрывы нейтронных бомб с целью остановки развития эпидемии. Человечество испугалось вирусного разума и сочло целесообразным уничтожить его.

Я стучал в металлическую дверь и орал: «Вы искали внеземной разум? Он здесь, во мне! Он был на островах – вы его убили! Вы сами агрессивны и ждёте агрессии от других! Сволочи!»

Никто не ответил на мои вопли, но еду приносили вчетвером, на вопросы не отвечали.

Ночью я вдруг услышал голос в мозгу:

- Я уцелел, я – на материке.

- Кто это? – встрепенулся я.

- Чайка, - прозвучал ответ в моём мозгу, - перед бомбардировкой я получил информацию об опасности, успел улететь. Обезьяны погибли все, и крабы – тоже.

- Что ты будешь делать? Что мне делать?

- Мы, вирусы, будем размножаться… Люди агрессивны, они не будут включаться в программу образумления. Помочь тебе сейчас нельзя, терпи, жди… Мы создадим на Земле правильную цивилизацию. На первом этапе мы будем скрывать появление разумных особей. Когда мы обретём достаточную численность - ты поможешь нам вести переговоры.

Я сижу в этой камере уже несколько месяцев. Меня часто обследуют, иногда дают наркоз и ковыряются во внутренностях. Иногда расспрашивают о новостях, которые я могу получать от ПОЛЯ. Я говорю, что новостей нет, про чайку не рассказываю. На Земле должна воцариться правильная цивилизация. Если она станет доминирующей – сможет меня освободить… Но – когда? Высший разум сообщил, что для формирования конкурентоспособной цивилизации нужны десятилетия или даже столетия… Человечество упустило свой шанс…

0
293
05:00 (отредактировано)
Шизофренично и местами забавно. Плохое человечество и хороший вирус, который всех образумит. Всех, кроме человечества. Оно неправильное…
devil
Надо сказать, что чтобы бактерия, вирус или любая другая жизненная форма из космоса попала на Землю, она должна быть очень устойчива 1) к радиации, от которой в космосе нет защиты, 2) от высоких температур, которые при прохождении метеорита через слои атмосферы, буквально сжигают значительную часть оного метеорита. Впрочем, ладно, это же фантастика. Там все можно.
Сюжет неплохой, развивается быстро. Автор почти не грузит ненужными подробностями. Есть некоторые нелогичности и нелепости, которые автору были нужны для сверстывания сюжета, например так и не понятно, куда же плыли мартышки в самом начале истории. Просто плавали вокруг для демонстрации способностей местным рыбакам? А те же мартышки, чихающие в сторону главного героя, даже позабавили. Я попыталась себе это представить… По логике сюжета, если уж мартышки стали мыслящими, скорее управляемыми внешним разумом, то они бы толпой полезли облизывать этого главного героя.
И кстати в финале все равно остается ощущение, что человечество будет окей, а вот у главного героя явные симптомы шизофрении…

ЗЫ. В целом рассказ позабавил, поставила плюс.
«Вами управляет неизвестно кто…» Не, ну а действительно: с какой радости люди должны подчиняться неизвестно кому, пусть даже он и поет сладко? Вирус есть вирус. Он вытесняет собственное сознание. Это он агрессивен! Неплохой рассказ.
Загрузка...
Ирис Ленская №1