Ирис Ленская №1

Больше, чем Бог

Больше, чем Бог
Работа №263. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

« … для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом.»

Новый завет, 1 Послание Коринфянам, 1 глава, 29 стих

«Сколько месяцев интенсивных занятий – и практически никаких результатов!» - думал с досадой Паша. «Нет, конечно, не совсем никаких, появились кое-какие сверхспособности, и голова работает лучше, здоровье поправил. Но где полагающаяся через два-три месяца способность к трансформации реальности, как у некоторых? В интернет зайдёшь – сплошь и рядом: «Всего после двух месяцев занятий по «Интегральной системе – 2030», синтезирующей лучшие практики эффективнейших систем востока и запада, я уже научился трансформировать окружающую реальность! Я создал себе продвижение по карьерной лестнице! Я создал себе прекрасную спутницу жизни (или спутника)! Я создал дом своей мечты!» Так почему я – Павел Новиков, двадцатилетний, энергичный, симпатичный студент атлетического телосложения, отличник, ни девушку себе создать не могу, ни деньжат, хоть немного, ни даже новый нанобраслет?!»

Так думал спортивного вида брюнет, гуляя за городом со своим сенбернаром. Каждый вечер он приходил в этот пустой лесок, чтобы позаниматься часа два практиками ультрамодной и ультраэффективной «Интегральной системы – 2030» - уникальной разработки Новосибирского НИИ психотехники и нетрадиционных оздоровительных систем. Часть комплекса он выполнял утром дома, часть – вечером здесь. Иногда ещё кто-то приходил и занимался где-нибудь поодаль. А кто сейчас не занимался этой системой?! Весь цивилизованный мир по ней с ума сходит!

Сенбернар Лео уныло бродил вокруг, вынюхивая что-то в траве. Пашу третий день терзали непонятные предчувствия, ему казалось, что вот-вот произойдёт грандиозный сдвиг, но снова ничего не происходило. Сегодня Пашу осенило – нужно визуализировать прорыв! Как угодно, как получится, но визуализировать прорыв! И в конце ежедневного вечернего курса, когда пришло время визуализации, он изо всех сил старался увидеть прорыв! Временами ему казалось, что он что-то видит, иногда даже приходила уверенность, что вот-вот произойдёт что-то грандиозное, но всё оставалось по-прежнему. «Осталось всего пять минут до конца занятий! Неужели опять ничего не произойдёт?» - думал он, чувствуя уныние. Но, закрыв глаза, он включил визуализацию на полную мощность. «Пусть последние пять минут будут самыми качественными!» - подумал он и вдруг услышал какое-то потрескивание. «Что это?» - он открыл глаза, перед ним на расстоянии метров четырёх висела, потрескивая, шаровая молния. Лео осмотрительно ретировался за спину хозяина и замер.

- Не шевелись, Лео! – проговорил Паша вслух.

В этот момент шаровая молния начала набухать и вдруг взорвалась с ярчайшей вспышкой света. Перед Пашей стоял человек в сияющих одеждах, над головой которого достаточно ярко светилось гало нежно-белого цвета. Паша не мог пошевелиться.

- Ты не зря занимался, и я пришёл, чтобы вознаградить тебя! – произнёс сияющий незнакомец до боли знакомым приятным голосом. Паше показалось, что именно этот голос он слышал в переломные моменты жизни. Этот голос подсказывал, как поступить ему в сложных ситуациях, успокаивал, когда Паша молился, переживая особенно тяжёлые минуты в жизни, и вот теперь он слышит этот голос своими физическими ушами. Паша не мог поверить ни своим глазам, ни своим ушам. – Ты заслужил высшей награды! И я дарю тебе это!

Сияющий незнакомец раскрыл ладонь, на ней лежало нечто, напоминающее золотую двухстворчатую ракушку.

- Это двойная жемчужина! – сказал незнакомец, раковина раскрылась, и внутри, действительно, у обеих створок крепились две крупные жемчужины цвета индиго. – Сегодня, когда совсем стемнеет, ты проглотишь первую из них, потом тебе нужно будет проделать двухчасовую практику холотропного дыхания, потом ты ляжешь спать и на утро проснёшься Богом!

- Как это – Богом? – спросил Паша, совсем переставая что-либо понимать.

- Самым настоящим Богом, - продолжал незнакомец. – Все твои желания будут исполняться, всё зависит от того, на что у тебя хватит фантазии! Ты пробудешь Богом до вечера, и когда стемнеет, проглотишь вторую жемчужину, но не раньше того, как стемнеет, иначе ты умрёшь! Потом ты снова проделаешь двухчасовую холотропную практику и ляжешь спать.

Сияющий незнакомец посмотрел на Пашу строго.

- И что будет потом? – не выдержав, спросил Паша.

- Потом ты станешь больше, чем Богом! – произнес незнакомец серьёзно. – И смотри, ничего не перепутай и строго следуй инструкции.

- Я всё понял! – ответил Паша, беря ракушку и пряча за пазуху. Незнакомец начал сиять всё ярче и вдруг превратился в ярчайшую вспышку света. Вспышка погасла, и незнакомца на прежнем месте уже не было. Паша огляделся – оказывается, уже почти стемнело.

- Лео, домой! – позвал Паша, и Лео выбежал из-за деревьев.

Дома Паша закрылся в своей комнате и, поддавшись на мамины уговоры, взял с собой тарелку овощного салата. На улице совсем стемнело. Паша положил золотую ракушку на стол: «Это точно какая-то неземная вещь!» - подумал он. Открыв её, он извлёк одну жемчужину, она играла необычными синими бликами у него на ладони. Паша решительно проглотил жемчужину, которая прошла внутрь на удивление легко, но достаточно больно.

Теперь холотропное дыхание. Паша прекрасно знал, как оно делается. Надо просто часто дышать в течение двух часов, резонируя с какой-нибудь возвышенной и желательно новой и ритмичной музыкой. Паша завел будильник, отмерив ровно два часа пять минут.

Сеанс проходил необычно. Чем дальше, тем более возвышенные ощущения Паша испытывал. На втором часу восторг захлёстывал его волнами, вызывая почти конвульсии. Он чувствовал, что его тело словно увеличивается в размерах, заполняя собою весь город, затем страну, весь земной шар и дальше весь космос и всю вселенную. Зазвонил будильник. Паша, с трудом открыв глаза, переставил будильник на семь утра – завтра занятий не было. Усталость навалилась, как снежная лавина, и внезапно Паша заснул. Он не просыпался до самого будильника. Вставать было легко. Проделав утренние процедуры и налив себе на пустой утренней кухне чая, Паша бодрячком вернулся в свою комнату и приступил к ежедневным утренним занятиям системой.

«Интересно, правда ли, что я сегодня стал Богом и все мои желания будут исполняться?» - думал он, делая очередное упражнение. «Чего бы такого загадать для начала? Машину? А как я проверю, что она у меня есть? Нет, надо загадать что-то, что я смогу увидеть сразу, не прекращая занятий.

- Миллион евро! – произнёс он вслух. На компьютере дзинькнуло какое-то сообщение.«Потом, доделаю и посмотрю!» - подумал он.

- Миллион евро наличными, в этой комнате, в чемодане! – произнес он и отпрянул. Перед ним, словно бы из воздуха, появился открытый чемодан, в котором поблёскивали обернутые в полиэтилен новенькие крупные купюры. – Блин, это работает! – Паша сел на пол, но, взяв себя в руки, снова принялся за свои упражнения. «Так, может, мне и упражнений больше никаких не надо делать?» - подумал он.

- Хочу иметь максимально возможное развитие по системе, чтобы мне никогда больше не нужно было бы заниматься! – произнёс он. И тут же ощутил такой мощный прилив сил и одновременно экстатическое блаженство, удовлетворённость и покой, что не иначе, как счастье, он не смог бы это назвать. «Так вот какая она – вершина пути», - с наслаждением подумал Паша, теперь он вдруг почувствовал себя реально всемогущим.

- Хочу жить в огромном особняке, как у олигарха, вообще хочу быть олигархом, чтобы полный дом прислуги и всё хорошее, что есть у олигархов.

Всё вокруг словно бы закружилось, и Паша действительно оказался в современном шикарном особняке, в котором всё было на электронной наносистеме. Такое Паша видел только в рекламе для богачей.

- Есть ли у вас особые пожелания? – тут же осведомился приятный электронный женский голос.

– Умный дом! Вот это фантастика, нет, ничего не надо! – сказал он, выглядывая в окно. – Нереальная красота! – восхищался он, за окном простирался прекрасно оформленный парк с мраморными и хрустальными статуями и необыкновенно красивыми кустами и цветами. Сразу за парком находился пустой и, по всей видимости, его личный пляж, за которым сияло бескрайнее лазурное море.

- Дорогой, как бы ты хотел провести сегодняшний день? – услышал он приятный женский голос. Паша резко повернулся. В комнату вошла в легком позолоченном халате на голое тело брюнетка, выглядевшая точь в точь как фотомодель с обложки журнала.

- Ничего себе! – невольно вырвалось у него.

- Что случилось? – спросила девушка, заботливо погладив его по щеке.

- Ничего! – Паша рефлекторно отшатнулся. Он вдруг понял, что знает, что это его жена и что её зовут Эвелина. – Иди пока к себе, я потом подумаю и расскажу тебе о наших планах.

- Как хочешь, - послушно ответила девушка и вышла, грациозно вышагивая, словно на подиуме.

«Так, надо взять себя в руки! И вообще, надо собраться! А, во-первых, надо быть честным с собой. Если я сейчас пойду к жене, то после моего долгого воздержания, я боюсь, что до вечера от неё не выйду. Этокак минимум. А у меня важный день, надо успеть проверить всё, на что я способен, и самое главное – вовремя проглотить вторую жемчужину и выполнить практику! Да, похоже, придётся потерпеть и сегодня к жене вообще не заходить!»

- Хочу оказаться на пляже! – произнес он вслух и тут же очутился один на своём пляже, на шикарном шезлонге под зонтиком. Море призывно шумело тёплыми волнами. Паша с разбегу нырнул в море, дно оказалось, куда бы он ни ступил, выровнено примерно так, что везде глубина была по шею. Наплававшись и нанырявшись вволю, он, счастливый, выбрался на берег и растянулся на шезлонге. Полежав немного, он встал и огляделся: «Какая красота!» - подумал он. - «Интересно, где я?» И в ту же секунду он ощутил, что знает, что его особняк, а, следовательно, и он сам, находится в Крыму. «Класс! Пожалуй, для этого пейзажа горы маловаты!» - подумал он.

- Пусть будут огромные горы, как в Гималаях! – произнёс он. В ту же секунду землю сильно затрясло, и на горизонте, словно гигантские грибы на замедленной съемке, от запада до востока полезли такие нереально огромные горы, что на секунду Паше показалось, что они сметут и его особняк, и его самого. Но, поднявшись до небес и пробив облака, горы остановили свой рост. Снежные вершины теперь виднелись далеко за облаками.

- Да, надо поосторожнее с такими желаниями! Но, всё-таки, как же круто! – сказал Паша вслух. – Чего бы ещё загадать? О, придумал, хочу погонять на скоростной машине по всяким крутым маршрутам и так, чтобы не разбиться!

Через секунду Паша уже видел себя за рулём шикарного ультрасовременного Феррари. Перед ним простирался дорожный серпантин, по всей видимости находящийся на тех же огромных, только что образовавшихся горах. Недолго думая, Паша рванул с места, почти мгновенно разогнавшись до полутораста километров в час, он еле успевал поворачивать и в какой-то момент, словно на самолёте, вылетел над невероятной горной высотой. Машина начала падать, но Паша даже не успел закричать. Машина, как ни в чём не бывало, снова стояла на горном серпантине.

- Жесть! – закричал Паша во всё горло, не понимая – от восторга или от пережитого страха. – Хочу погонять по городу, условия те же! – закричал он, и уже через минуту он летел, меняя города, просто выкрикивая названия, перемещаясь по всем знаменитым местам, которые он знал, «включая» то ночь, то день, меняя машины, самолеты, вертолеты и даже дирижабли. За четыре часа упоительных и сумасшедших перемещений он, казалось, успел осмотреть все основные достопримечательности земного шара.

- Ну, всё, если возможно, хочу оказаться в своей старой квартире с родителями, но чтобы они ко мне ни с чем не приставали! Я уже реально соскучился по дому, – произнёс он. И тут же оказался дома в своей комнате.

«Так, надо подумать, чего же я хочу ещё», - Паша улёгся на свою кровать.

- Хочу быть самой крутой рок-звездой! – сказал он неуверенно и тут же оказался на невероятно крутой сцене с лазерной иллюминацией. Гремела музыка, а он сам мощнейшим, но красивым голосом, орал заводную песню, пританцовывая и при этом играя на гитаре, как лучший виртуоз из клипа. Толпа ревела в экстазе. Упоение от процесса выступления оказалось настолько сильным, что ещё как минимум час новоиспеченная звезда не могла остановиться. Наконец, вспомнив, что времени осталось мало, он пожелал снова вернуться в свою комнату и мгновенно там оказался. Причем вместе с ним в его комнате оказались ещё и какие-то девицы и странный тип, который услужливо совал Паше под нос белый порошок на хрустальном блюдечке.

- Я хочу быть у себя один и не быть больше рок-звездой! – сказал он, и шальная компания тут же исчезла. Паша обхватил руками голову. Он чувствовал, что делает что-то не то, но никак не мог уловить, что же ему сейчас нужнее всего сделать. – Я хочу понять! Я хочу понять, что мне делать! – повторял он. И вдруг в его голову пришла идея: «А чего я мелочусь?!»

- Хочу стать главой всего мира! – сказал он громко. И тут же оказался в самых изысканных апартаментах, которые были напичканы разнообразной электроникой и аппаратурой, какую до этих пор он видел только в фантастике. Паша возвышался на троне за круглым огромным столом, за которым, по всей видимости, сидели главы государств, подчиняющиеся лично ему. Он знал, что проходит закрытое заседание.

- Прошу всех высказаться! – приказал он.

И сидящие за столом слева направо начали высказывать такие вещи, что Паше показалось, что у него волосы становятся дыбом. Они говорили каждый на своём языке, и у Паши прямо в ухе сразу же звучал перевод. Речь шла о методах радикального сокращения населения, о том, что проект «Золотой миллиард» выходит на новый уровень, и приближается самая масштабная война с мнимыми террористами, в которой должна погибнуть добрая треть человечества. Слушая все эти ужасы, Паша вдруг осознал, что весь день вел себя, как законченный эгоист. Надо было как-то спасать человечество, но как? Он даже не мог придумать, что такого загадать, чтобы изменить эту ужасную историческую парадигму и остановить сокращение населения, остановить войны и всё глобальное зло, которое, словно рак, окутало весь земной шар. Пожелать, чтобы повымирали все злодеи в мире – логически это могло сработать, но реально он чувствовал, что действовать такими методами нельзя. «Что же делать? Что же делать?» -крутилось в голове. И как-то по ходу он начал действовать малыми штришками, про себя произнося тщательно сформулированные желания. «Пусть ресурсы и всё, с этим связанное, будет организовано так, что проблема голода будет решена во всём мире навсегда!» «Пусть система здравоохранения во всем мире будет реорганизована так, чтобы лечение стало эффективным настолько, насколько это возможно, и чтобы помощь всегда оказывалась всем, кому только возможно!» «Пусть ученые разработают такую модель мироустройства, чтобы человечество смогло существовать комфортно, даже если население земли будет исчисляться триллионами!» «Пусть будет разработана и внедрена такая система, при которой войны и конфликты станут невозможными!» «Пусть будут нейтрализованы все, кто творит зло человечеству, осознанно или неосознанно!» «Пусть будет изобретён способ быстрого и эффективного перевоспитания таких людей, да и вообще плохих людей! И пусть новая воспитательно-образовательная система станет взращивать по-настоящему умных, добрых и нравственных людей, и все изъяны будут удалены из этой системы!»

Бездушные политики всё продолжали озвучивать свои бесчеловечные планы, а Паша всё продолжал рождать новые и новые тщательно продуманные пожелания. И вдруг в зал вошло около сотни военных в черном. Взяв под руки каждого из политиков, они вывели этих возмущающихся стариков и старух из зала. Паша знал, что эти люди арестованы и что отныне всё будет по-другому, наступает новая эра добра!

«Время!» - вдруг вспомнил он и, пройдя через зал, выглянул в бронированное окно, уже было темно. Пошарив по карманам, он, к своему удивлению, нащупал ракушку и, вытащив, стремительно проглотил вторую жемчужину, запив водой со стола. Зал был пуст.

- Пусть подойдёт человек, у которого я могу спросить – где тут что! – сказал он вслух. И сразу же услышал приближающиеся шаги.

- Я к вашим услугам! – перед ним стоял мужчина в чёрном костюме.

- Где можно уединиться до утра, чтобы никто не тревожил и чтобы там была успокаивающая обстановка?

- Следуйте за мной, господин президент! – произнёс человек. Через пять минут Паша сидел в шикарном, необыкновенно удобном кресле в полулежачем положении. В комнате был ещё большой удобный диван, стол со стульями и, по всей видимости, компьютер, представляющий собой прозрачную доску, на которой сменялись цветные образы и буквы. Вместо потолка и стен в помещении был прозрачный купол, через который сверкало загорающимися звёздами прекрасное вечернее небо. И вдруг Паша заметил нечто, от чего у него внутри всё похолодело! Ещё не совсем стемнело! В зале, где он был до этого, было слишком светло, и ему показалось, что за окном темнота, но теперь при тусклом вечернем освещении Паша ясно увидел, что ещё далеко не совсем стемнело!

«Что же теперь делать?» - подумал он в отчаянии.

- Хочу не умереть! Хочу не умереть! – повторял он.

Через пять минут лихорадочных размышлений Паша всё-таки улёгся на холотропный сеанс, легко найдя на компьютере подходящую музыку при помощи голосовых команд.

В первые минуты холотропного дыхания ощущения уже были примерно такие же, как вчера во второй час сеанса. «Неужели я смог отменить смерть?! Или, может быть, у них там «стемнеет» означает «начало вечереть»?!» - думал Паша, чувствуя себя уже выходящим за пределы вселенной. Он не мог этого объяснить, но он начинал чувствовать себя реально Богом Беспредельным, Всемогущим и Непостижимым. Но его вселенную, которая одновременно была и им самим, вдруг начало заполнять непонятное страдание, лишь смутно напоминающее земную боль. Паша вдруг почувствовал, что навсегда теряет связь с телом. «Я хочу вернуться!» - закричал он и увидел себя в той же комнате с куполом. Его тело лежало неподвижно на кресле и, казалось, перестало дышать. «Я хочу вернуться в тело!» - кричал он, но ничего не происходило. «Я хочу ожить!» - продолжал кричать он, но ничего не менялось. И вдруг ослепительная вспышка объяла и поглотила его. Долгое время не было ничего, кроме этого яркого света, ни звука, ни мысли, ни какого бы то ни было движения. Но постепенно стал проясняться смутный образ.

Над ним, склонившись, стоял тот самый сияющий незнакомец, который дал ему двойную жемчужину.

- С возвращением домой! – сказал незнакомец. – На этот раз у тебя почти всё получилось, не хватило мизерной доли!

- Кто ты? И что значит – на этот раз? – спросил Павел.

- Я – Пётр! И мои слова означают то, что это не первая попытка стать больше, чем Богом. Через несколько минут к тебе вернётся память. А пока мы выполним наш любимый ритуал, я тебе всё объясню, и мы, как всегда, насладимся твоим шоком! Сейчас 2347 год. Мы – лучшие друзья и, наверно, уже в седьмой раз играем в новую, самую модную игру «Больше, чем Бог». В ней один погружается в матричную жизнь, забывая всё, а второй ведет его в этой жизни, подсказывая, что нужно при крайней необходимости. Конечно, погружённый думает, что его ведёт Бог, и если ему удаётся пробиться в финал игры, как тебе, то он встречает своего напарника. И, конечно, он принимает его за Бога. Тут начинается самое интересное – погружённый получает двойную жемчужину и инструкции. Но выполнить их всегда оказывается не так-то просто, всё время что-то всё портит. Обычно никто не добирается до второй жемчужины, а тем более до второй практики. Тебе на этот раз удалось даже почти закончить практику, но, как ты сам понял, тебя подвело то, что ты рановато проглотил вторую жемчужину.

- Если всё это так, то скажи, хоть кто-нибудь доходил до конца игры? – спросил Павел.

- В этом-то всё и дело, что нет! Даже сами разработчики игры удивляются, ведь программой предусмотрен финал, но абсолютно у всех что-то срывается в последний момент.

- Но почему?

- Я думаю, потому, что этого сделать не даёт реальный Бог! В древних писаниях показывается, что человек может при определённых условиях стать подобным Богу или даже стать самим Богом в некотором смысле. Ведь, как ты заметил, до Бога, что бы мы ни делали, нам остаётся далеко! Нонигде не написано, что человек может стать больше Бога, это невозможно! Был один, который попытался сделать нечто подобное. Теперь он является олицетворением мирового зла, хотя и зовется по-прежнему Люцифер – «несущий свет». Ещё когда-то ты видел в видении, дойдя снова до второй практики, что Бог не даёт нам вкусить этого даже в игре, потому что это опасно для нас, Его детей, и мы можем погибнуть в глобальном смысле. Ты видел, что такой человек стремится стать выкидышем из Божьего мира.

И в этот момент Павел вспомнил всё! Всю свою жизнь в 24 веке, все попытки в этой игре. Причём он увидел, что они с Петром играли по очереди, меняясь ролями. Он увидел, насколько упоительна и азартна эта игра. Он вспомнил всё, каждую мелочь, и он зажмурился, он зажмурился от счастья!

- Это самая лучшая игра в мире! – закричал он, не в силах сдержать восторг

-1
237
18:31
Мне понравилась идея данного рассказа.
Тема бога, заявленная в заголовке, — это не просто истории о всемогуществе и о том, на что его стоит потратить. Это еще истории о том, что стоит над всем остальным, и о силе, которая имеет свои пределы. Но как и все глобальные темы, она требует тщательной проработки… Проработки по мелочам.

В данном рассказе подняты важные, как мне кажется, темы о том, что есть наша жизнь и на чем она зиждется. О роли рекламы и сумасшедших идеях политиков. Тема игры — от которой можно провести параллели к компьютерным приложениям, где игрок — по сути и есть бог.
Но… чтобы грамотно и гармонично все это сплести, надо прежде всего расставить приоритеты.
Здесь же фокус сбит. Перед нами шикарная тематическая заявка, но так как автор неудачно выбрал героя, то в результате получился рассказ, который вызывает единственную эмоцию: неверие в то, о чем читаешь.
Итак, герой. Уже с первого абзаца мы узнаем, что у него уже имеются какие-то способности («появились кое-какие сверхспособности»), но что это за способности — автор так и не сказал. Еще сам же герой нам сообщает, что он отличник, у него проблемы с деньгами, дамами и он неравнодушен к разным новороченным вещицам, например к нанобраслету и к этому модному комплексу упражнений.
Он не отличается великим умом. Иначе как объяснить, что он так легко поверил обещаниям рекламы?
Еще он обладает высоким самомнением. Он сам говорит о себе, что является «симпатичным студентом атлетического телосложения», а при мыслях о жене думает, что «после моего долгого воздержания, я боюсь, что до вечера от неё не выйду.»
По мне, крайне непривлекательный тип оказался (и его непривлекательность в дальнейшем еще раз подтверждают его абсолютно глупые желания, которые более присущи подростку, но никак не человеку в 20 лет.) И когда появился незнакомец и выбирает его одного из тысячи других, то фраза «не верю» начинает звучать слишком отчетливо. Почему выбрали его? Ведь увлечение программой — повсеместно, а значит, найдется кто-то еще, кто столь же великолепно занимается и обладает другими достойными чертами.
Далее… В рассказе упоминалось, что герой молился. К молитвам он обращался в сложные минуты жизни. Конечно, в сложных ситуациях многие из нас готовы даже в дьявола поверить, но… с учетом того, что он на полном серьезе воспринял незнакомца как ангела/бога, то появляется вопрос: какого черта/дьявола/и т. п он при таком отношении к религии вдруг решил развить сверхумения? Разве это не противоречит религии?

Но ладно. Идем дальше и переходим к его фантазиям — фантазиям подростка, увлеченного материальными благами и другими телесными удовольствиями. Некоторые из них ничего, кроме улыбки, не вызывают, хотя даже через них можно было бы развить тему. Увеличение гор, например, не может пройти без землетрясения, которое могло быть чревато большим количеством жертв. Гонки в городе — тоже не совсем безобидное развлечение. Но автора словно это не волнует. Его несет по волнам подростковых мечтаний, при этом сама теме рассказа забывается.

Перегнул автор и с еще одним моментом. Судя по словам незнакомца, вторую жемчужину надо было съесть, когда стемнеет. Между тем в порыве своего божественного экстаза Паша самолично переключал режимы «то ночь, то день». Выходит, что условия договора он не выполнил намного раньше, а не тогда, когда съел жемчужину, заседая в правительстве.

Вот абзац, где до парня доходит весь его эгоизм, хорош. Хорош, потому что здесь автор хотя бы вновь вспоминает о своей теме. Не будем, правда, говорить, насколько туманны и не всегда выполнимы «указы» новоявленного бога — это уже тема для другой истории)

Финал… Словно рояль. Как бы ни был неожидан финал, в самом рассказе должны быть намеки, подсказки, которые позволили бы читателям понять, что все повествование именно к такому финалу и шло.
Ну не знаю… можно было бы связать мечты героя и их реализацию с компьютерными играми: стимуляторами градостроительства, гонками, например. С чем-то еще, тогда рояль перестал бы быть роялем.
Но ничего такого здесь нет. И трагический момент «встречи» со смертью оборачивается… фарсом, который мало того притянут за уши, так еще в очередной раз сбивает прицелы.
Мы узнаем, что незнакомца зовут Петром. И тут возникает предложение: а не отсылка ли это на апостолов? Но если это так, то как-то обидно мне за святого Павла. Не думаю, что стертая память могла настолько его изменить… Хотя, конечно, идея, чтобы апостолы решили идти по пути Люцефера… была бы интересна, на мой взгляд.
Но если оставить эти аналогии, то…

То рассказ недоработан. Серьезные темы требуют серьезного подхода, чтобы из чего-то глобального не сделать фарс. А именно фарс мы и получили.

И вдогонку, есть ряд замечаний к языку.
Тавтология («Пусть последние пять минут будут самыми качественными!» — подумал он и вдруг услышал какое-то потрескивание. «Что это?» — он открыл глаза, перед ним на расстоянии метров четырёх висела, потрескивая, шаровая молния".).

Иногда повторы используется для усиления. С этим спорить не буду. Но злоупотреблять этим приемом не стоит. Например:
Сегодня Пашу осенило – нужно визуализировать прорыв! Как угодно, как получится, но визуализировать прорыв! И в конце ежедневного вечернего курса, когда пришло время визуализации, он изо всех сил старался увидеть прорыв!
И если первые два прорыва смотрятся органично, так как передают эмоциональность героя, то третий раз — уже перебор.

Еще одни повторы не столь явные, но которые вполне можно избежать, если посидеть и подумать над синонимами.
Например, первые предложения первого и второго абзаца содержат слово «думал».
Во втором абзаце два раза встречается слово «приходил». А ведь их можно заменить словами, которые более точно передавали указанное действие.

В тексте два раза встречается слово «пустой». В первом случае — это про лесок. Во втором — про кухню.
По мне, пустая кухня — это коробка из стен, где даже мебели нет. Пустой лесок представить вообще не могу. Если вы имели в виду, что это лес без людей, то тогда ниже вы сами себе противоречите, так как «Иногда ещё кто-то приходил и занимался где-нибудь поодаль».

Вывод: мне нравятся философские темы, поэтому автору симпатизирую, хотя, как уже говорила, произведение требует серьезной доработки. Удачи на литературном поприще!)
Конечно, весь рассказ сделан финальным переворотом. Все, что до него — скучно-уныло-подростково, хотя, вроде бы и динамично, но неинтереснооооо… А в результате — очень даже ничего)))
Загрузка...
Ekaterina Romanova №1