Олег Шевченко №1

​Козел и гусь

​Козел и гусь
Работа №240

Привет, мои дорогие. Это я, Черныш. День сегодня начинался как всегда, ничего необычного, люди, люди. Но вот зашла женщина, привезла мальчика, которого напугала собака. Как обычно в таких случаях Маруся заговорила водичку в бутылке и обнадежила маму благоприятным исходом. Повеселевшая женщина поблагодарила и спросила:

– Мы ехали в Смоленск через Стодолище и увидели интересную картину. Возле дороги перед хозяйским домом мирно паслись козел и гусь. Прямо как неразлучная парочка, все время вместе. Таких больших, красивых, с длиннющей шестью и фактурными рогами козлов я не видела никогда. Он без стеснения подходил к останавливающимся машинам и ел прямо из рук. Но как только гусыня начинала зло гоготать, чтобы он не увлекался, козел разворачивался, подходил к ней и делился угощением. Я такого не видела никогда, не знаете, почему так происходит?

– Это долгая история, сейчас нет на нее времени, скажу только, что это не просто козел и гусь, они связаны друг с другом как в настоящей, так и в прошлой жизни. Поверьте, жизнь сложнее, чем вы думаете.

Женщина ушла, а мой интерес к этой истории остался. Я с трудом дождался субботы и стал ластиться к Марусе.

– Что, Черненький, хочешь узнать про козла и гуся из Стодолища?

– Да, Мария, расскажи, очень интересно.

– Хорошо, слушай, заслужил.

Она дочка колдуньи. Зовут ее Наташа. Она была очень красивой. Ее отец умер когда ей было 10 лет. Ее мама, Вера, потомственная ведьма, отошла от дел и работала только для себя и знакомых. Вера не испытывала особого удовольствия от занятий колдовством. Однако, ее мать, тоже ведьма, бабушка Наташи, заставила перенять ее секреты своего мастерства. Но Вера пользовалась она своим даром не часто. Она была достаточно привлекательна, общительна и умна, чтобы самостоятельно строить свою жизнь. Она получила высшее образование, в студенческой среде познакомилась с красивым, атлетично сложенным, получившим блестящее образование, молодым человеком, Алексеем. Он был сыном высокопоставленных родителей, которые готовили его брак с дочерью партийного босса. При всем при этом, он не был избалованным, у него было отличное воспитание и спокойный характер. В общем, мечта любой девушки. Однако, родители жестко оберегали его от серьезных увлечений на стороне, рассчитывая на выгодный брак. Ему нравилась Вера, он робел под ее взглядом, но сторонился от близкого общения. За ним бегали многие девчонки, но без особого успеха. Вера как-то под рождество заглянула в свое будущее и увидела свою дочку, очень красивую девушку, которая вдруг превратилась в белую гусыню и, взмахнув крыльями, растворилась в небе.

«Быть ей знатной ведьмой», – подумала Вера, ведь белый гусь, один из образов, в который любят превращаться ведьмы.

А на завтра она у себя в институте, куда поступила благодаря своей маме, которая сама создала проблему ректору института и сама ее решила, Вера, увидев Алексея, вдруг поняла, что ее дочка из будущего очень похожа на него. Кроме того, он действительно ей нравился, да и самолюбие подхлестнуло ее завладеть самым лучшим парнем. Итак, решено, пора включать свои колдовские штучки. Заговоренные подарки, вовремя сказанные потайные слова быстро сделали свое дело, и Алексей потянулся к Вере. Но, как только об этом узнали его родители, ему вообще запретили с ней общаться. Начались качели в их отношениях, а изумленные родители Алексея, которые первый раз в жизни не могли совладать с сыном, вскоре стали присылать за ним машину, с целью исключения даже простого общения с Верой после института. Чувствуя, что у нее не получается, Вера обратилась за помощью к маме. Понимая, что это действительно хорошая пара, ведьма согласилась помочь дочери.

В этот день машина не приехала за Алексеем, сломалась по дороге. На выходе из института Вера дождалась Алексея, они заговорили, но Вере вдруг стало плохо, закружилась голова и она попросила Алексея проводить ее до дома. Возле дома он не смог вырвать свой рукав из рук Веры и «принял» приглашение всего на минуточку заглянуть к ней домой. Ведьма уже ждала добычу. Чашка чая оказалась странного вкуса. Не будем рассказывать, что ведьма в нее добавила и какие слова сказала, чтобы поберечь наших мужчин. Но дело было сделано. С этого момента Алексей сильно изменился, он оказался в тумане, в котором ничего кроме Веры не было видно. Он не слышал родителей и вскоре просто ушел из дома. Родители решили пригрозить ведьме, но после того, как стало плохо с сердцем отцу, и страшно разболелась голова у матери, они сдались, испугавшись слов ведьмы, что могут потерять сына.

Алексей женился на Вере, вскоре родилась Наташа. Однако, счастье было недолгим. Мягкий характер Алексея не выдержал последствий приворота, и он неожиданно для всех покончил с собой. Наташе было 10 лет, а потрясенная Вера с этого момента еще больше отдалилась от колдовства, решая только собственные проблемы. Наташа росла красавицей и умницей. Иногда баловалась легким колдовством, пользуясь своей наследственностью и мамиными черными книгами. То, вдруг обидевшая оценкой, учительница начнет не переставая чихать на уроке, то спорившая с ней ученица напрочь забудет выученный урок. Впрочем, достаточно скоро ее перестали пытаться обижать и словам, и делом. Все поняли, что Наташа не простая девочка. А она стала душой компании и часто, пользуясь ее возможностями, озорники весело шутили над каким-нибудь бедолагой.

Так весело протекали школьные годы. В параллельном классе учился Михаил, который входил в их веселую компанию. Он был безумно влюблен в Наташу и всячески старался ей это доказать. Это был красивый, открытый, добрый парень. Он ей тоже нравился, и ей доставляло удовольствие смотреть за его усилиями. В последнем классе они уже не предоставляли жизнь друг без друга. Наташа учила Михаила простым заговорам, с улыбкой смотрела за его первыми неуклюжими шагами в магии. У него не особо получалось, он был простым человеком.

В это же время за 1000 км жил старый колдун. Он уже 5 раз был на этой земле, раз за разом его возвращали на землю, чтобы он мог вершить свои темные дела. Но в этой последней жизни он провинился, проявил жалость к женщине, которая была набожна, и изменил ее судьбу в лучшую сторону. Это была его ошибка. В наказание его решили на какое-то время оставить в аду на «госслужбе». Колдун был сильный и самоуверенный, у него были неоконченные длительные планы, и он не хотел все бросить. Собратьям по цеху он тоже не доверял, поэтому решил оставить в миру частичку себя, а для этого надо было родить сына. С женщинами у него не было проблем, оморочить мог любую, но в данном случае лучше было бы взять в жены дочку ведьмы. Он жил один, периодически оставляя у себя новую жертву, как правило, приходившей к нему за помощью. Была у него соседка, одинокая женщина с дочкой. Они регулярно приходили к нему убирать и готовить, а он помогал им продуктами. Дочке было 17 лет, ее звали Катя, это была тихая, ничем внешне не примечательная девушка. Несмотря на то, что колдун сделал ее женщиной в 15 лет, опоив зельем, она сначала привязалась, а потом влюбилась в него. Он изредка пользовался ей, но больше из-за поддержания колдовского статуса, думая, что она отвечает ему взаимностью, основанной на страхе. А вот ее мать, все зная, действительно молчала из-за страха. Так он и жил.

На ближайшем шабаше он объявил ведьмам, что ему нужна мать для его будущего сына, которому он собирается передать секреты своего мастерства. Он попросил показать в чане с водой изображения девушек, и сразу был очарован Наташей. Вера не строила планов сделать из дочери сильную ведьму, и хотя понимала, что за колдуном Наташа будет как за каменной стеной, решила оставить решение за дочкой. Вернувшись, она ей рассказала про предложение.

– Мама, в целом это интересное предложение для любой ведьмы, это признание красоты и потомственной силы, но ты же знаешь, у меня есть Михаил, да и заниматься только ведьминскими делами я не планирую.

– Доченька, надо соблюсти колдовские каноны, надо съездить к нему в гости, познакомиться. Я ему сказала, что решение будет за тобой, так что давай все сделаем правильно.

– Хорошо, мамочка, ради тебя. Съездим, а я дам ему понять что не хочу быть его женой. Поставь только мне дополнительную защиту от оморочки и приворота.

На том и порешили. Через неделю они приехали в гости к колдуну. Он их встретил радушно, чего не скажешь о Кате, которая, зная о цели приезда гостей, всячески затягивала с уборкой дома. Она их встретила злым, колючим взглядом и недовольным бряцанием посуды. Наташа наяву понравилась колдуну еще больше, и он через некоторое время предложил ей стать его женой, родить ему сына, взамен пообещав долгую жизнь и перспективу стать могущественной ведьмой. К его удивлению, эта перспектива не вызвала у нее интереса. Колдун не мог в данном случае приворожить Наташу, чтобы не травмировать психику матери своего будущего ребенка, но и отступать он не собирался.

– Хорошо, Наташа. Я не буду заставлять тебя силой, но ты должна понять, что другого успешного жизненного пути у тебя не получится. Подумай над этим и приходи.

На этом они и расстались. Наташа вернулась домой и в объятиях Михаила рассказала ему о случившемся.

– Нам теперь, Михаил, надо быть осторожнее, ведь я не знаю, что будет делать колдун. Я тебя, конечно, буду оберегать, но и ты будь внимательнее. Будем надеяться, что он остынет и передумает.

Но Михаил не разделял ее оптимизма. Для него Наташа была смыслом жизни, и он уже знал на что способна черная магия. Он понимал, что если не отступит, то у него могут быть проблемы в своей жизни, но и без Наташи эта жизнь была ему не нужна. А неприятности уже начались, ни он, ни Наташа не смогли поступить в ВУЗ, который выбрали, хотя были готовы и магически подстраховались. Череда вроде случайных событий все перевернула. Впрочем, они понимали в чем причина. Надо было что-то делать, Михаил попробовал поговорить с Наташей, но она была сторонником потерпеть и подождать. Она не хотела говорить ему о силе соперника, а он жаждал активных действий. Но что он мог сделать? И вот в воспаленном мозге молодого человека, ослепленного любовью и знакомого с черной магией не очень глубоко, возникла бредовая идея. Он решил сделать посвящение в колдуны…

А в это время в доме колдуна происходили странные вещи. Катя стала проявлять интерес к делам хозяина дома, стала больше разговаривать с ним, пытаться проявлять заботу. Он только посмеивался над ней. Близость с ней не приносила ему ранее наслаждения, только физическое удовлетворение, поэтому уже почти год он к ней не прикасался. Но тут любопытство стало брать верх, уж больно часто Катя стала убирать у него дома, сняла свой вечный темно-зелёный платок, обнажив длинные вьющиеся волосы, стала менять одежду на светлые тона, а тут еще на гостей ощетинилась, как будто заревновала. Как-то он, будучи в плохом настроении, решил встряхнуться и резко схватил ее за руку, притянув к себе. К его удивлению, она не испугалась как раньше и не пошла покорно за ним, опустив голову, а прильнула к нему. Этот секс оказался другим, что-то стало похожим на взаимность, и ему даже понравилось. В нем проснулась, нет, не жалость, к которой он уже не был способен, а какое-то удовлетворение от того, что она оказалась рядом. Впрочем, никаких других изменений в отношении к ней у него не произошло.

Михаил ничего не сказал Наташе, нашел нужную информацию самостоятельно и начал обряд с отречения от Бога. С крестиком и иконкой под пяткой он сходил в церковь, прочитал отречение, окутанный холодом отвернувшихся ангелов, и, ни с кем не разговаривая, отправился домой. Потом в бане в специальном одеянии с черной свечой прочитал заговор раскрещения, сложил одежду и крестик в пакетик, смыл остатки крещения холодной водой. После этого пошел на далекий перекресток и сжег пакетик. Это было начало пути в темное царство, эта была его трагическая ошибка.

Наташа проснулась среди ночи, охваченная внезапным беспокойством, где Михаил, почему сегодня не пришёл к ней? Дух рода прислал ей картинку, как из кладбища вылетает черный ворон с лицом Михаила. Утром они встретились, и она все поняла, увидев его лицо.

– Зачем ты это сделал? Тебе мало, что на мне уже висит эта отметина? Или ты думаешь, что тот факт, что ты обычный человек может оттолкнуть мою любовь?

– Нет, Наташа, я в тебе не сомневаюсь, просто хочу более эффективно противостоять нашему врагу.

– Даже забудь думать об этом, он очень сильный колдун, а вот ждать пока он остынет действительно будет полегче, если ты станешь не обычным человеком, а посвященным. Ладно, ты уже раскрестился, теперь назад пути нет, заканчивай обряд.

В последующие две недели Михаил плоховато себя чувствовал, но потом вдруг стало легко.

«Значит, все делаю правильно», – подумал он.

Через полтора месяца они вместе уехали в деревню, ведь Наташа не могла бросить Михаила в такой ответственный момент. Там в полночь, в полнолуние Миша и был наречен новым колдовским именем, принеся жертву повелителю черного царства.

Еще через месяц все было кончено на кладбище в полнолуние с колдовским ножом на безымянной могиле. Так прошло его самопосвящение. Это изначально был рискованный шаг, ведь не имея сильного покровителя, очень опасно противостоять более могущественным колдунам, не говоря уже о том, что теперь путь к Богу был для него закрыт.

Но и этого Михаилу было мало, он не хотел ждать, как говорила Наташа, пока колдун найдет себе новую девушку. Завышенная самооценка и юношеский максимализм подогревали его кровь. Он решил бороться за себя и свою любовь. Зря. И зря Наташа не рассказала ему о силе колдуна и об опасности противостояния с ним. Впрочем, этот тот случай, когда Михаил решил творить зло во имя лучших побуждений. Тем более, что у них с Наташей все валилось из рук, здоровье Михаила поддерживалось только стараниями Наташи, а больше всего он боялся потерять свою мужскую силу. Периодически колдун присылал Наташе цветы, которые несчастный парень возненавидел.

Итак, борьба не на жизнь, а на смерть. И способ возмездия Михаил выбрал символический – цветы. Эти милые растения способны нести смерть, если их взять с кладбища.

Наконец настал тот день, когда Михаил был готов к совершению обряда. Все было собрано, много раз прокручено в голове, заклинание выучено, руки несколько раз сделали то, что им предстояло сделать на кладбище, а полнолуние сделало первый шаг к убывающей луне. Пора. Ночь выдалась тихой и теплой, луна то куталась в облака, то бесстыдно обнажалась, подсвечивая старое кладбище и то, что должно было быть покрыто мраком тайны. Михаил решил оставить свой старый жигуленок за 500 метров до кладбища. Он боялся подъехать на машине прямо к воротам, мало ли что. Да и нужно было лучше настроиться на работу, должны были привыкнуть к темноте глаза. Машина завелась не сразу, но Михаил не придал этому значения, он был одержим идеей расправиться со своим врагом и отвоевать право на счастье. Вот здесь. Машина оставлена, рюкзачок на плечи, сорок четок на руку, пошли. Как только Михаил отошел от машины, он почувствовал, что ночь не такая уж и безмолвная. Она жила какой-то своей жизнью, со всех сторон раздавались какие-то приглушенные звуки. Что-то постукивало, поскрипывало, раздавались разные шорохи и другие непонятные звуки.

«Стучите, стучите, – подумал про себя Михаил, – не знаете вы кто идет и куда, если вы служите Сатане, то сегодня послужите и мне, нового магу, который теперь служит повелителю черного мира».

Михаил попытался улыбнуться, но губы сложились только в кривую гримасу, он стал чувствовать все увеличивающуюся тревогу. Ему стало неуютно и тревожно. Ему стало казаться, что с каждым шагом звуков становилось все больше, стали прибавляться новые. Одновременно он стал ощущать тяжесть в ногах, с каждым шагом переставлять их становилось все тяжелей. Но он упрямо двигался вперед и думал о том, что ему сейчас предстоит сделать. Когда до ворот на кладбище осталось метров сто, из-за облака выглянула луна и осветила путь Михаила, который теперь ясно видел цель, но каждый шаг давался ему все с большим трудом. Он почувствовал как где-то в глубине его живота появился какой-то кусок льда, который стал увеличиваться в размерах, заполняя все внутри Михаила. Его прошиб холодный пот. Ноги становились все тяжелее и тяжелее, но он упрямо двигался вперед. Когда до ворот оставалось несколько шагов, Михаилу показалось, что звуки стали приближаться к нему. Он лихорадочно обернулся, но вокруг никого не было, сплошная черная темень. Последние два шага к воротам Михаил сделал с большим трудом. Ноги не просто стали свинцовыми и перестали слушаться, но и заболели все суставы.

– Здравствуй уважаемый хозяин кладбища, мне сегодня надо сделать на могиле свою работу. Разреши поработать в твоих владениях, я отблагодарю тебя.

Михаил сказал, что должен был сказать, и, собрав последние силы, переступил через калитку. Однако этих сил хватило всего лишь на два шага. Ноги подкосились, и Михаил упал на землю. Какофония прежних звуков вокруг странным образом утихла. Стали раздаваться другие звуки, их стало меньше, и оттого на фоне черной тишины они стали казаться еще более зловещими. Михаилу вдруг показалось, что все кресты вокруг стали двигаться и наклоняться в его сторону. За крестами появились какие-то тени, которые хаотично передвигались, не приближаясь к Михаилу. Комок льда внутри, к этому моменту, заполонил все тело. Ему было даже больно дышать. Михаил уже ничего не чувствовал ниже поясницы. Оперевшись руками на землю, он вдруг ощутил, что земля теплая, нет, очень теплая. Такое впечатление, что он находился жарким, солнечным днем на песчаном пляже.

«Что же это происходит со мной? – подумал он, – может быть мне не стоило идти сюда, может быть это предупреждение, мне надо вернуться назад?»

Но минутная слабость не смогла заставить его встать на ноги. Он по-прежнему не мог двигаться.

«Наташа, а как же она? Неужели я не смогу защитить свою любовь, устроить свою жизнь? Как я буду смотреть ей в глаза? Какой я маг, если даже не смог дойти до нужной могилы на кладбище? Здесь же идти всего 20 метров до могилки, выбранной заранее. Нет, я не уйду, я соберусь с силами и хоть ползком, но доползу до нужного места».

Взгляд Михаила упал на лужу, которая была в двух метрах от него. Он вдруг увидел, что вода в луже искрится и переливается странным образом, хотя на небе не было ни луны, ни звезд, только тучи, наполненные тревожным ожиданием.

«Как же вода может так сверкать? А, эта мертвая вода, – вспомнил он, – может она меня спасет?»

Напрягая обледеневшие мышцы, Михаил с трудом подполз к луже. Он опустил пальцы в воду и поднес их к лицу. Кончики пальцев светились такими же огоньками как и вода в луже. Михаил провел пальцами по губам и ощутил вкус теплой, похожей на газированную, воды со странным запахом. Но у него не было ничего, чем можно было зачерпнуть эту воду.

Когда он готовился к работе на кладбище, он очень много читал и думал, что готов ко всему, что может происходить на кладбище. Но события стали развиваться не так, как он мог предполагать. Он знал, что после работы его могут преследовать тени и нельзя оглядываться и разговаривать. Но это после работы, а пока он даже не мог дойти до нужной могилы. Ледяной пот стекал струйками по лбу, капал в глаза и с ресниц, и он по-прежнему не мог двигаться. А вокруг продолжался хоровод теней в шепоте липкого ужаса.

«Что же делать?» – заныла тоска.

Больше всего он боялся увидеть три тени, движущиеся к нему. Животный страх уже сковал все его тело целиком. Михаил не знал что делать и уже был готов к самому худшему.

«Бабушка», – вдруг осенило его. И действительно, на этом кладбище была похоронена его бабушка.

«Бабушка, – позвал Михаил, – приди, защити, помоги мне сделать то, что я должен сделать. Мне надо дойти, мне надо сделать дело, иначе я буду обречен. Я тебя прошу, защити, помоги, научи, что надо делать».

Но вокруг ничего не менялось, тени передвигались в своем хаотичном движении. Ног он по-прежнему не чувствовал и становилось все холодней и холодней. Лишь руки согревала земля.

«Странно, почему земля такая теплая, что там происходит?»

Вдруг в стороне на могиле вспыхнули два желто-зеленых глаза, похожие на кошачьи.

«Наверно это кошка», – мелькнула спасительная мысль.

Но глаза стали становиться все больше и расстояние между ними увеличивалось. Создавалось впечатление, что кошачья голова выросла в голову огромного страшного чудовища.

«Кажется это все», – обреченно вздохнул Михаил.

Его воля была разрушена, и он смирился с тем, что с ним может произойти самое страшное.

«Бабушка, бабушка, – прошептал он, глотая то ли слезы, то ли пот,– где же ты?».

В этот момент ему показалась, что одна из теней стала двигаться в его сторону. Спасительное воображение и встрепенувшаяся надежда помогли ему распознать в этой тени его бабушку. Именно такой запомнил он ее в последний год, сутулая фигурка в платке с палочкой. Тень приблизилась еще немного и остановилась. Михаилу вдруг показалось, что бабушка махнула ему клюкой. Иди, мол, ко мне.

«А ведь она пришла с той стороны, куда мне надо идти», – вдруг понял Михаил.

Это придало ему сил, он прополз немного на четвереньках, и сумел, пошатываясь, встать на ноги и сделать такие нужные ему шаги. Вокруг странным образом изменились звуки, вернее они абсолютно исчезли.

«Странно, – подумал Михаил, – почему-то вокруг все стихло, или я просто оглох, но может это и хорошо, ни что не помешает мне дойти до цели и сделать то, что я должен сделать».

Михаил сделал эти шаги и оказался на нужной ему могиле. Дальше, оглушенный полной тишиной и отвергнутый всеми своими ощущениями, он автоматически стал делать свою работу. На черной ткани с пентаграммой были разложены кладбищенские цветы, фото колдуна. Первая четка – заговор, капля от черной свечи на фото как печать смерти на врага, вторая четка – заговор, капля, третья… и так сорок раз. Четки не давали возможность обсчитаться и сделать ошибку. Вот и все. Все кончено. Теперь надо уходить и ни в коем случае не смотреть по сторонам и оглядываться. Михаил медленно встал, опустил голову и повернулся в сторону выхода. Шея тотчас налилась свинцом. Наверно он при всем желании не смог бы поднять голову вверх, ну и не надо. Михаил вытер пот с лица и сделал первые шаги к выходу. Вдруг он почувствовал на середине спины какое-то теплое пятно. Оно становилось все горячее и расползалось все больше. Как будто кто-то прожигал в нем дырку.

«Может быть это чей-то взгляд в надежде, что я повернусь? – ужаснуло предложением, – нет, я не повернусь, не дождётесь. Не поворачиваться, не смотреть, только вперед», – гнал он себя к выходу.

«Я сделал то, что должен был сделать, теперь ничто меня не остановит».

Шаг за шагом, пот в глаза, руки, ноги ледяные, спина в огне. Было такое впечатление, что его тело сейчас развалится на куски. Но он, опустив голову вниз, делал спасительные шаги к выходу в разрывающей уши тишине непослушными ногами. От боли он стиснул зубы, прикусив губу, поистине окропляя свой путь потом и кровью. Потом он не вспомнит, ни сколько времени делал обряд, ни сколько времени шел. Он был лишён ощущений. В какой-то момент, когда до калитки оставалось несколько шагов, к нему вернулся слух и первое, что он услышал на фоне уже привычных кладбищенских звуков, был шепот:

«Михаил, обернись, посмотри назад».

Михаил замер, он боялся, что если сделает еще один шаг, то ему не хватит остатков своей воли, чтобы не обернуться.

«Михаил, обернись, посмотри как здесь красиво», – зомбировал его властный шепот.

«Миша, иди вперед, не оборачивайся, тебе рано сюда», – ворвался спасительный голос бабушки.

Это придало ему сил, и он сделал еще несколько шагов, оказавшись возле калитки.

«Уважаемый хозяин кладбища, спасибо за твою помощь, я сделал свою работу и оставил тебе угощение на могилке. Прощай».

И Михаил сумел сделать этот последний шаг, переступив через калитку. Тем временем спина его просто горела, такое впечатление, что к ней приложили горящие угли. Кладбищенский холод сменился жарой близкого спасения. Но ощущение того, что кто-то дышит у него за спиной, обдавая жаром вампиризма, у него оставалось. Он явственно почувствовал, что волосы на затылке у него зашевелились.

«Бабушка, что делать?»

Но мурашки, покрывшие все его тело, приглушили все ощущения, и он ничего не слышал.

«Наташа, – вдруг вспомнил он, – а ведь я в шаге от того, чтобы все закончить, мне осталось сделать всего лишь несколько шагов».

Он стоял как окаменевшее изваяние, все его мышцы были напряжены… И он не выдержал. Сорвался с места и побежал что было сил. За какие-то секунды он добежал до своей машины и обессиленный упал на землю лицом вниз. На холодную и влажную землю, которая обняла и защитила его. И он затих, лежал, не смея поднять голову, и не испытывая никаких других желаний. Сколько так лежал, не помнил, очнулся когда стало светать. Михаил медленно поднялся, сел в машину и уехал, чувствуя себя разбитым, опустошенным, но гордым.

Нет ничего опаснее дилетантства в делах, несущих риск для жизни. Михаил сделал порчу, не поставив себе сильную защиты от обратного удара, он не поставил щит, который мог бы скрыть его как автора посланной порчи. Кроме того, колдун имел очень сильные защиту и обереги. Он был настолько силен, что уже несколько лет привлекался некоторыми сильными мира сего для постановки им рубежей защиты. Вот так и получается, что некоторые руководители, часто неоднократно проклятые, долго бывают неуязвимыми. Те, маги, которые способны их защитить, сами практически не подвержены негативному воздействию.

Колдун узнал сразу, потемнел камень на его перстне, зеркало показано лицо того, кто послал порчу, а дух, с которым работал колдун, назвал имя и упомянул про его отношения с Наташей. Правда, не было сказано, что Наташа участвовала в обряде. Ведьмак решил проверить и позвонил девушке. Наташа уже знала про порчу и подтвердила, что не участвовала и не знала про намерения Михаила, иначе бы отговорила его. Однако, в ответ на его предложение бросить негодного и глупого недоучку и стать его женой сказала, что этого не будет никогда, что пусть он оставит их в покое, порчу перекинет на козу, а она позаботится о том, чтобы Михаил больше никогда не смотрел в сторону колдуна. Да, и что она будет защищать любимого всеми способами до последнего вздоха.

Ведьмак был в ярости от того, что она променяла его на ничтожество. Однако, ждать он больше не мог. Ему оставалось уже меньше 21 года находиться на земле. А ему надо было успеть вырастить сына до 18 лет и передать ему свое мастерство. Не хочет Наташа родить ему сына, значит, будет уничтожена вместе со своим недоумком. Сколько их таких, недоучившихся магов уже было на счету колдуна. К тому же, он видел, что Катя уже не просто ждет его постели, но и начинает соблазнять его, не выбирая безопасных дней.

– Катя, ты что задумала, не боишься оказаться беременной?

– Нет, не боюсь, я мечтаю об этом и не знаю как выпросить у тебя разрешение.

– Ну, ты же знаешь кто я, зачем тебе это?

– Я люблю тебя и очень хочу быть за тобой как за каменной стеной, а ещё хочу, чтобы мой сын стал бы таким могущественным как ты, никто не будет заботиться о тебе так сильно как я.

Времени на поиски другой девушки из ведьминского круга уже не было, и колдун решился.

– Ладно, Катя, заслужила, будет у тебя сын, который станет таким же великим как я.

Однако, слезы радости Кати, бросившейся ему на шею, не смягчили сердце колдуна, который решил свою месть Наташе и Михаилу сделать жестокой и запоминающейся. То, что Михаил заслуживает смерти – это понятно. Наташа собралась защищать его до последнего вздоха – значит тоже смерть. Но это было бы слишком просто, они должны были захлебнуться страданиями. А ещё и после своей смерти Михаил должен был остаться изгоем. Поэтому колдун решил его сделать козлом отпущения, все свои поступки, в которых хоть в малейшей степени будет что-то хорошее, он будет скидывать на козла отпущения. Пусть в аду, куда он попадёт как черный маг, Михаил будет обременен хорошими поступками и станет там чужим. Все 20 лет, которые колдун будет находиться на земле, козел будет жить и умрет вместе с ним, будучи принесенным в жертву. Это была судьба Михаила. Что касается Наташи, то она тоже сразу не попадёт на тот свет, хочет быть вместе с Михаилом – пожалуйста, но в другом виде, как говорится: «Видит око, да зуб неймет». И превратит он ее в другой образ ведьмы, в белую гусыню. Жить они будут вместе, но, как любой козел, Михаил будет два раза в год искать козу для совокупления, а гусыня пускай смотрит и страдает. Интересно, на сколько ее хватит и останется ли она с ним вместе на том свете? Вот такой план созрел в его больной от ненависти голове.

В один из будничных дней Михаил и Наташа не вернулись домой, попытки их найти не увенчались успехом. В то же время, в хозяйстве главы баптистов в поселке Стодолище Смоленской области появились козел и гусь. Колдуну нужен был надежный попечитель для своих жертв. Этот человек должен был быть близок к богу, но не посещать церковь. Так было легче сохранить жизнь козла и одновременно погрузить его в богоугодную обстановку, что осложнит ему другую жизнь. Главный баптист в поселке, который, как и все баптисты, близок к богу, но не общается в православной церкви со священнослужителями, живущий в частном доме с подсобным хозяйством, идеально подходил для этой роли. Он получил вместе с парочкой животных указание от вышестоящего чина беречь, содержать козла и гуся 20 лет, столько они должны были прожить, и не разлучать их.

Так они и стали жить. Хозяева их выпускали каждый день на улицу, и они неразлучно паслись перед домом. Наташа часто ласкала Михаила, выщипывая своим клювом из его густой шерсти комочки грязи и травы. Иногда она злилась на него, когда он с охоткой подбегал к девушкам из останавливающихся возле дома машин, которые спешили угостить красавца козла всякими вкусностями. Она зло гоготала, хлопала крыльями, отворачивалась от него, но не отходила. Он безропотно сносил все ее недовольства, никогда не ел пищу, пока не наелась она. Но два раза в год она по настоящему страдала, когда он, не в силах сопротивляться силам природы, уходил на поиск козы. Она все понимала, утешала себя тем, что он там с козой не по любви, а по нужде, но легче ей от этого не становилось, а колдун наслаждался ее страданиями.

А у Михаила было все по-другому, в эти моменты он забывал обо всем и обо всех. Как и любой козел он был ненасытен в своем грехе. За свое похождение он успевал развлечься с несколькими козами, устоять перед ним было невозможно, он был силен, красив и умен.

Однажды козел во время своего очередного весеннего похождения наведался в дом на другом конце поселка, где было несколько коз. С ходу начав свое пахучее дело с ближайшей козой, он почувствовал сбоку другого козла, местного, который наклонив голову, готовился атаковать соперника. Это было так не вовремя, глаза Михаила уже были залиты похотью, и ком нарастающей ярости придал ему мощь для ответного удара рогами после короткого разбега. Пружина мышц распрямилась выстрелом, который был настолько силен, что соперник упал с проломленным черепом. Следом получила удар задним копытом бросившаяся на козла собака, сразу потерявшая способность двигаться. Вот теперь ни что не мешала козлу очистить свои глаза от похоти. Он все успел и закончил свой поход выломанной жердью и дырой в заборе, через которую и ушел.

На следующий день хозяин погибшего козла пришёл с претензией, погибшего козла должны были купить для коз как осеменителя и потом пустить на мясо. Конфликт был никому не нужен, и было решено нашего козла продать, а деньги поделить на двоих. Баптист успокоил себя тем, что продает козла не на мясо, во всяком случае, так ему сказали. Козла обманным путем с помощью хлеба заманили в фургон и увезли, под аккомпанемент возмущённых криков гусыни. На следующий день баптист, вспоминая свое обещание, стал жалеть о том, что отдал козла, и с каждым днем жалость эта становилась все больше. А когда ему через три дня приснился сам козел, он утром решил что выкупит его обратно. А в это время …

Козла привезли в деревню за 10 км в хозяйство с 7 козами. Михаил, будучи козлом, в момент сильной концентрации мог понимать человеческую речь. Вот и сейчас на фоне обостренного инстинкта самосохранения он сумел разобрать фразу о нем, что пусть он, такой красавчик, пока займется козами, а через две недельки пустим его под нож. Его первая мысль была о том, что ему хватит и 5 дней, чтобы переспать со всеми козами, а потом надо делать ноги. Это были незабываемые пять дней, Михаил перепробовал все, о чем только мог мечтать. Весь шестой день он присматривался к хозяину подворья и к местам хранения нужных ему вещей. Наконец план созрел. На следующий день козел выбрал момент когда хозяин отлучился, открыл дверь в горницу, залез в охотничий рюкзак и вытащил пастью поочередно коробочку с порохом и табаком. Все это вынес во двор, открыл и разбросал на земле. Потом козел вдоволь навалялся на рассыпанной махорке и порохе, испачкав себе спину и бока, затем основательно потоптался по табаку. Далее проторенной дорожкой, выбита самая слабая доска в заборе, и козел ударился в бега по дороге, по которой его привезли в ссылку. Самым опасным участком его побега был отрезок пути через лес, отягощенный наступающей темнотой.

Новый хозяин, обнаружив побег, попытался пустить по следу своих охотничьих собак, но они зачихали, затерли нос и виноватыми глазами посмотрели на хозяина. Он, увидев рассыпанный табак, все понял и досадливо махнул рукой. Скоро стемнеет и у козла нет никаких шансов с его вонючей шерстью остаться живым в лесу.

Стемнело, еще больше темноты добавил лес, обступивший дорогу, по которой неторопливо перемещался козел в сторону своего дома.

«Цок, цок, цок», цокал он копытами по дороге. Он знал, что это цоканье далеко раздается по лесу, но он не умел бегать на копытах тихо, да и опасный участок по лесу ему надо было преодолеть как можно быстрее.

В лесу из волчьего логова вылез волк Степаныч. Это был взрослый сильный волк, который предпочитал охотиться в одиночку. У него сильно заурчало пузо, и он понял, что пора на охоту. Он вылез, потянулся, расправив грудь и размяв сильные лапы. Потянул носом воздух и побежал в сторону дороги, которая проходила через лес. Он знал, что ночью туда любит выбираться всякая живность, а значит можно было успешно поохотиться. Когда до дороги оставалось несколько километров, он вдруг почувствовал какой-то запах.

«Что это?» – нос по ветру, принюхиваемся.

«Фу, вонь какая-то. Да это козлиная! Козел! Ночью! В лесу! Ну, вообще беспредел, надо с этим срочно разобраться».

И он поспешил в сторону дороги. Траектории волка и козла неизбежно пересекались где-то на лесной дороге, но когда до дороги оставалось меньше километра, волк вдруг почувствовал два других посторонних запаха. Но они были ему знакомы. И он вспомнил. Давно, когда он был совсем молодым волком, он пытался ухаживать за волчицей Стеллой. Эта та еще была сука, скажу я вам. Она была сильная, молодая и красивая. И многие из волков были не прочь приударить за ней, а она умела пользовался этим. Никого не подпускала к себе без подарков. Вот и тогда Степаныч решил поохотиться, принести Стелле кусок свежего теплого мяса. Он напал на след косули и постепенно подбирался к ней. Тогда он вдруг и почувствовал незнакомый запах, это был запах табака, но в пылу погони, он не придал особого значения этому факту. А зря. Прозвучал выстрел, что-то сильно обожгло ему спину. Эта была пуля. Его отбросило в сторону, и из раны закапала кровь. Ему повезло, охотник промахнулся, и пуля прошла по касательной. Он ушел тогда и от второго выстрела и от охотника, обладателя этих двух запахов. Второй запах он назвал запахом смерти, его резко обдало этим запахом сразу после выстрела. Он запомнил эти ароматы на всю жизнь. Степаныч ещё долго зализывал свою рану. Хотя в этой истории был и один положительный момент. Стелла дала ему … пообщаться с собой в назидание другим волкам. Чтобы все знали, что она умеет быть благодарной за желание сделать ей подарок. Степаныч встал как вкопанный, именно эти запахи чувствовал он сейчас.

«Вот тебе и раз, козла то замочили и тащат как добычу. Нет, Степаныча вы не возьмете, я уже ученый».

Он осторожно повернулся и стал удаляться в чащу от дороги. А Михаил цокал копытами по дороге. Он не чувствовал никаких запахов, кроме окружающего его смрада табака и пороха.

Возле дома Наташа, вытянув гусиную шею, уже несколько часов смотрела на луну и то ли гоготала, то ли читала какой-то заговор. Она все чувствовала и пыталась помочь Михаилу успешно закончить начатый побег.

Мелкая живность, выбегающая на дорогу, по которой процокал Михаил, ещё долго чихала и плевалась, вдыхая шлейф козлиного смрада из лесного кальяна, оставленного Михаилом. Лесная дорога на несколько часов обеззверилась полностью.

Начинало светать, когда козел выбежал из леса. А вот впереди и Стодолище, вот и дом родной. Наташа радостно хлопала раскинутыми крыльями и что-то ласково гоготала охрипшим голосом, ожидая Михаила. Он подбежал и обессиленный упал возле ее лап.

«Бедный мой, бедный, как же ты устал, ой, как от тебя пахнет табаком. Ну, полежи, отдохни, а я тебя почищу».

Она залезла своим клювом в его шерсть, схватила остатки махорки и выплюнула на землю. Раз махорка, тьфу, два махорка, тьфу, три махорка, тьфу… Идиллия…

Хотите верьте, хотите нет в эту историю, это зависит от вашего знания многосторонности мира, но познакомиться с неразлучной парочкой вы можете всегда, приехав в Стодолище, где они будут пастись возле дороги, упиваясь своей близостью. Ведь двадцать лет еще не прошло.  

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+1
151
07:44 (отредактировано)
Ой, хорошо, что это не моя подсудная группа. Почитал немного и бросил — ошибки разного рода утомляют.
10:38
+1
Что-то как-то много колдунов развелось… Куда ни ткни — везде они! Старый колдун совсем обалдел, что ли? Ему же ведьмина дочь нужна, а с простой женщины какой толк? И почему Наташина мать не попыталась защитить ее? Ну, пришли бы к какому-нить консенсусу с колдуном))) История сама по себе как бы должна быть страшной и поучительной. Но в конце вылезает волк Степаныч — и все! Ха-ха-ха!!!)))) Степаныч!)))) После этого — только ржется))) Хотя козла и гусыню жалко, как животных. За Степаныча плюс)))
Загрузка...
Илона Левина №1