Эрато Нуар №1

Дух

Дух
Работа №224. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Пролог

Снимать фильмы стало их хобби еще со школьных времен. Тогда они полагали, что, вполне возможно, в будущем их ждет карьера в киноиндустрии. Но, окончив школу и поступив в ВУЗы, не имеющие ничего общего с режиссерской, операторской или актерской деятельностью, они поняли, что так и продолжат снимать фильмы лишь на любительском уровне.

- У нас будет преимущество по сравнению с другими, я серьезно тебе говорю, - двое юношей, каждому из которых на вид было лет по девятнадцать-двадцать, сидели на диване в едва освещенной комнате. Все лампочки, за исключением одной-единственной, перегорели. А солнце уже скрылось за горизонтом: вчера закончился сентябрь, холодное время года приближалось, и темнело с каждым днем все раньше и раньше.

- Не знаю… Я не хочу, - сказал тот, что был чуть повыше ростом.

- Мы не проигрываем в любом случае, понимаешь? Если вдруг что-то пойдет не так, мы сможем вернуть все обратно. Так что по этому поводу напрягаться не нужно. Но если получится – тогда у нас появится стопроцентное преимущество.

1.

Светло-красный, даже слегка розоватый, особняк стоял на углу улиц Садовая и Восточная. Он ничем не выделялся среди других, находившихся на тех же улицах домов и особого внимания не привлекал. Ведь как может привлечь внимание простой двухэтажный домик из пеноблоков, когда совсем неподалеку расположились огромные кирпичные коттеджи – точно королевские замки? Грациозные и величественные. Только ленивый не любовался ими, проходя или проезжая мимо. Да уж, некоторые люди, покупающие недвижимость здесь, в двадцати пяти километрах от Краснодольска, явно жили в достатке.

Олега, однако, его дом не то, что вполне устраивал, он был безумно в него влюблен. Целый особняк был предоставлен только ему одному и никому больше. Ну, разумеется, кроме пса. Отец и мать приезжали только раз в неделю: на выходные, а все остальное время – пожалуйста, делай, что хочешь, и никто не скажет тебе ни слова.

Его родители – не сказать, что были какими-то богачами, нет. Но на протяжении вот уже десяти лет у них имелась и квартира почти в самом центре Краснодольска, и особняк на окраине Краснодольского района. И когда Олегу стукнуло двадцать, то не пришлось искать съемную квартиру, подходящий вариант для переезда уже был; тем более, что все десять лет дом этот очень часто пустовал. Лишь в середине июля, когда наступала самая жара, отец с матерью брали длинные отпуска, и они втроем катили за город. Зимой, весной и осенью же – приезжали раз в неделю, обычно – по субботам, да и то не всегда: то вдруг возникали форс-мажоры на работе, то беспрерывно шли осадки, а иногда было просто лень.

В свои двадцать Олег уже успел закончить третий курс бакалавриата, и буквально пару месяцев назад, в сентябре, продлил студенческий билет и официально стал студентом четвертого курса. Вот уже четвертый год ему практически ежедневно приходились ездить в Москву. Только на электричке – больше часа в одну сторону. А потом еще минут пятнадцать-двадцать – на метро. Итого, будьте добры, убивайте по три часа в день на дорогу. Можно было, конечно, пользоваться машиной: его жгуче черный «Форд-Фокус», припаркованный возле забора, всегда был готов пуститься в путь. Но… Если ты направляешься из Московской области в Москву на машине, да еще и утром, то вероятность того, что по дороге встретишься с таким явлением, как пробки, практически равна единице. Пожалуй, одно-единственное преимущество школы по сравнению с университетом: на дорогу ты не тратишь ничего, ну, или почти ничего. Не нужно стоять на станции и ждать электричку… Школа, в которой проучился Олег все одиннадцать лет, находилась в соседнем дворе. Он не раз засекал, за сколько можно добежать от подъезда до входа в школу. Выходило (конечно, бегом, но тем не менее) около шести с половиной минут. И это не шло ни в какое сравнение с полутора часами, затрачиваемыми на дорогу в университет в одну сторону. Вскакиваешь с постели за сорок минут до начала занятий – и приходишь вовремя. Красота! Но…это было единственным преимуществом школы.

2.

Четыре, а то и пять, из семи ночей в неделю Даниил ночевал у Олега, в этом светло-красном, иногда казавшемся розоватым, особняке. Только Даниилом его никогда не называли ни Олег, ни другие друзья. Прозвище «Густой» закрепилось за ним класса с шестого-седьмого. Они частенько пытались вспомнить, почему «Густой». Ну, во-первых, однозначно, это было связано с его фамилией. Даниил Гусев. Но вот почему именно «Густой»? Почему, например, не «Гусь»?

Шестого ноября, сыграв на икс-боксе семнадцатый футбольный матч за день, Олег и Даниил сидели на диване в комнатке на втором этаже и в очередной раз пытались вспомнить, откуда взялось это прозвище.

- По-моему, впервые меня так назвали на веселых стартах. В шестом классе, вроде бы, - говорил Даниил.

- Я не помню, что было в шестом классе на веселых стартах, - отвечал Олег. - Я в них никогда не участвовал.

- Конечно, куда тебе было... Ты ж в шестом классе был жирный, как свинья, - Даниил в шутку надул щеки, пытаясь показать Олегу, как он выглядел десять лет назад.

Тот ухмыльнулся и произнес:

- А ты, как и проигрывал мне в футбол в шестом классе, так и продолжаешь до сих пор.

- Вот здесь тебе лучше помолчать, - сказал Даниил. – Мы играли в прошлую среду, какой тогда был счет? Я помню только, что порвал тебя, как тузик – грелку, но вот сколько именно я тебе закатил – не помню. Четыре? Пять?

- Во-первых, два, - Олег, слегка улыбаясь, посмотрел Даниилу прямо в глаза, как бы говоря: «Врать не стоит». - А во-вторых, в одном матче может случиться все что угодно. Это же футбол, в конце концов. Вид спорта. Игра. Все зависит в том числе и от случая. Так что не надо выпендриваться, Густой. Повезло тебе. Чистой воды везение. Давай лучше взглянем на сегодняшние результаты. В одном матче может и повезти, но я сегодня у тебя аж тринадцать из семнадцати выиграл.

- Первый раз я проиграл из-за удаления игрока, это однозначно. Тут даже спорить нечего.

- Тебя ж никто не заставлял нажимать на «подкат» и бросаться мне в ноги.

- Но я не заслуживал красной карточки. Это был чистый подкат.

- Ага, подкат-то – чистый, только вот, это был подкат сзади…

- Но… - Даниил хотел что-то сказать, но Олег перебил его:

- Густой, компьютер автоматически определяет, чистый был подкат или нет. Он не может никому подсуживать! – сказал Олег.

- Серьезно? – Даниил перестал улыбаться и нахмурил брови. – А я не знал, представляешь. Я думал, что это возможно.

- Нет, нет, такое невозможно, - с лица Олега тоже исчезла улыбка, он взглянул на Даниила и увидел, что тот изо всех сил пытается не засмеяться. – Знаете, хочу вам признаться, что поначалу мы рассматривали вариант с тем, что компьютер в некоторых моментах может действовать по собственному усмотрению, - Олег умышленно изменил свой голос, пытаясь изобразить какого-то ученого-изобретателя. – Но после ряда опытов, проведенных нами, мы исключили этот вариант.

Теперь Даниил сделал удивленное лицо, но на большее их не хватило: почти одновременно засмеялись.

- Круто, - сказал Даниил. – Можно будет вставить похожий диалог в сериал.

- Ох блин, - услышав слово «сериал», Олег, словно ужаленный, вскочил с дивана, прямо напротив которого стоял еще включенный икс-бокс, и быстрым шагом вышел из комнаты.

- Куда вы направились, товарищ, позвольте вас спросить, - Даниил все не выходил из образа. – Вы так неожиданно встали с дива… - Олег, вернувшийся в комнату с камерой в руках, перебил его, не дав договорить:

- Хрен знает сколько времени мы потратили на этот долбаный футбол, - он кивнул в сторону икс-бокса. – Нам за сегодня обязательно нужно успеть доснять четвертый эпизод. Просто обязательно. Иначе, весь график рушится к чертям собачьим. А времени уже – половина первого ночи.

- Маленький несчастный Олег сильно устал и хочет спать?

- Мне по средам вставать без десяти восемь утра. И я не высыпаюсь уже третьи сутки подряд. Сегодня хочу лечь пораньше. Так что давай, Густой, вставай, и погнали на кухню.

3.

Дело происходит в самом начале октября. Идет первая неделя месяца.

- Я поставлю грузовик в гараж и вернусь, - говорит ее муж и, не дожидаясь никакой реакции с ее стороны, выходит из квартиры. Входная дверь захлопывается. Она сидит на кухне и наблюдает за тем, как ее единственный, совсем еще небольшой ребенок пытается запихнуть себе в рот остатки ужина. Несколько секунд назад она упустила прекраснейшую возможность посмотреть в глаза своему мужу, и больше никогда такой возможности у нее уже не будет. В гараже, куда ее муж должен был «поставить грузовик», его найдут убитым. Не обнаружат ни следов, ни отпечатков.

А всего лишь через неделю она не сможет посмотреть не только в глаза своему мужу, она не сможет смотреть вообще.

4.

У Даниила тоже была машина: темно-зеленый «Шеви-Ланос», который частенько стоял возле двухэтажного особняка на углу Садовой и Восточной рядом с «Фордом-Фокусом», принадлежавшим его лучшему другу. Вместе они проучились с первого по одиннадцатый класс. Каждый будний день на протяжении одиннадцати лет ходили в одну и ту же школу, почти всегда сидели за одной партой. Однако потом Олег, твердо решивший в девятом классе, что если в будущем с фильмами «не выгорит», то он посвятит свою жизнь решению экологических проблем, поступил на биологический факультет МГУ. А Даниил, тот самый Даниил, не пропустивший ни одних школьных соревнований: ни веселых стартов, ни футбольных матчей, ни эстафет, тот самый Даниил, получивший в десятом классе «кандидата в мастера спорта по футболу», конечно же, пошел в «Малаховку».

В среду, седьмого ноября, Даниил, как и обычно, около пяти часов вечера подкатил к особняку на своем «Ланосе». Олег в это время мыл посуду (это всегда занимало не более пары минут: он ведь жил один), и окна, которые не были пластиковыми, не смогли скрыть от него звук единожды просигналившего «Шевроле». Один сигнал. Это означало: «Я приехал. Спускайся и открывай дверь».

- Я на соревнования уезжаю в воскресенье, - сообщил Даниил и только потом протянул руку, которую Олег пожал. – В Сочи, - добавил он.

- Ого, только сегодня сказали? – Олег захлопнул входную дверь, и они оба оказались в прихожей особняка. На улице уже была самая настоящая зима, несмотря на то, что по календарю все еще продолжалась осень.

Даниил кивнул:

- Позвонили, когда я ехал сюда. У тебя же пар не будет в пятницу? А родители только в субботу приедут, так? – спросил он и, дождавшись ответа, продолжил: - Значит, у нас есть половина сегодняшнего дня, половина завтрашнего и целая пятница. Считай, ровно два дня, чтобы успеть доснять первый сезон.

- Блин, это очень мало, - констатировал Олег. – Мы запланировали семь эпизодов, а вчера так и не успели доделать долбаный четвертый.

- Я тебе предлагал доделать, - сказал Даниил.

- Я спать хотел, - ответил Олег. – Ладно, я думаю, мы должны успеть. Значит так, в икс-бокс на этой неделе больше не играем. Только снимаем сериал, понял?

- Окей. Третий эпизод смикшировал?

- Да, сегодня, как только приехал с универа. Так что можно загружать. «Ю-Тьюб» ждет!

Они поднялись на второй этаж, в ту самую комнату, где стоял икс-бокс и компьютер, и Даниил сказал:

- Кстати, я вспомнил, кто придумал эту кличку «Густой». Это была Маша. Помнишь Машу? В нашем классе училась, фамилия вылетела из головы…

- С чего ты взял, что это была она? – Олег включил компьютер.

- Те, кто не участвовал в веселых стартах, болели за нас. Маша как раз была болельщицей. Я помню, что еще допытывался у нее, с чего вдруг она решила кричать «Густой».

- И что она?

- Сказала что-то вроде: «удобнее всего скандировать двусложные слова, поэтому и практически нет футбольных команд, название которых состояло бы из одного слога». Так что «Гусь» не подходил. А «Густой» - первое, что пришло ей в голову.

- А чем же не подошло «Даня»?

- Не знаю, - он пожал плечами. – Может быть, нужно, чтобы ударение было на второй слог. Так и правда удобнее. Хотя это уже мои догадки, точно не помню.

- Мне кажется, тебя и до этого так называли. И она была не первой, - сказал Олег и зашел на «Ю-Тьюб». – Грузим третий эпизод?

- «Йеп», - Даниил кивнул. – Сколько просмотров у второго?

- Почти триста. Нормально, в принципе, если учесть, что мы его только два дня назад загрузили.

- А комментарии есть?

- Да, немного, но есть. Вот, например: «не совсем правдоподобно все это выглядит, но сюжет зацепил, интересно узнать, чем все кончится». Ну и другие примерно в том же духе.

- Ну значит, мы – на правильном пути, - заключил Даниил.

Олег прокрутил страницу ниже и добавил. – Вот еще один, чуть более длинный: «Актерская игра, конечно, далеко не супер, но это же любители, и фильмы – их развлечение. Поэтому чего с них требовать… А вот за сюжет – огромный плюс! И момент, который был после запуска стиральной машинки, очень понравился», - он замолчал.

Они переглянулись. Даниил нахмурился, не понимая, о чем идет речь.

- Момент после запуска стиральной машинки? – переспросил он. – Насколько я помню, ты запустил стиральную машинку, вышел из ванной и стал подниматься сюда, на второй этаж. Или там все-таки было что-то особенное?

- Я не помню, - сказал Олег. – Вроде бы, не было. Фиг знает, что там могло понравиться… - Олег включил видеозапись, второй эпизод сериала.

- Отмотай, - сказал Даниил. – Стиральная машинка где-то в середине была.

Олег направил курсор на таймлайн и щелкнул на «18-00»: второй эпизод длился почти сорок минут, а значит, восемнадцатая минута как раз была примерно в середине. На экране появился Николас, вымышленный ими герой, охотник на нечисть, которого играл Олег. Он направлялся к ванной с грудой испачканных вещей.

- О, прямо в точку попал, - произнес Даниил. – Как раз тот момент, который и нужен.

Олег промолчал, он уткнулся в экран, пытаясь понять, что же так понравилось написавшему тот комментарий человеку. Даниил встал с дивана и тоже подошел ближе к монитору.

- Ну, ты кладешь вещи в машинку, нажимаешь на «старт», и она начинает стирать. Дальше ты выходишь из ванной, - Даниил произносил вслух то, что видел на экране. – Блин, что здесь такого, что могло особенно понравиться?

Олег все продолжал молчать, но на этот раз пожал плечами.

Даниил отвернулся от компьютера, и уже был готов пойти обратно к дивану, как вдруг Олег воскликнул:

- Там было что-то!

На пару секунд повисла тишина, а потом Олег снова:

- Черт подери, там кто-то мелькнул. Прямо в тот момент, когда я выходил из ванной. Между камерой и мной. Кто-то пробежал. Быстро-быстро.

- Чего?

Олег тут же отмотал запись назад на несколько секунд.

- Смотри, - сказал он.

Вот Николас выходит из ванной, направляется к лестнице на второй этаж, и тут…

Силуэт? Чей-то силуэт?

- Что это? – спросил Даниил, понимая, что ответ на этот вопрос не получит. – Отмотай еще раз.

Олег повторил ту же процедуру, что и несколько мгновений назад, и…

Силуэт. Да, точно, чей-то силуэт. И ты знаешь, что за силуэт.

Олег повернул голову и посмотрел на Даниила. Таким Даниил его, пожалуй, еще никогда не видел. На его лице читались удивление и ужас.

- Ты думаешь, что…? – Даниил, не закончив вопрос, увидел, как Олег кивает.

- Думаю, да. Другого объяснения у меня просто нет…

- Почему ты не заметил этого, когда микшировал? – спросил Даниил.

- Я обычно не нахожусь у компьютера, когда микширую эпизод. Просто выделяю все видеозаписи, а дальше он сам отлично справляется.

- Я даже не знаю, что сказать. Черт, и радостно, и страшно. Такого со мной давно не было, - Даниил присел на стул.

- Ты сумасшедший? – теперь удивление, читавшееся на лице Олега несколько мгновений назад, исчезло. Однако страх исчезать не спешил. – Это видео – двухдневной давности. То есть по дому как минимум два дня бродит призрак, и тебе радостно?

- Это означает, что у нас все-таки получилось. А помнишь, я тебе говорил, что если вдруг получится – то появится стопроцентное преимущество. Оно, действительно, появилось. Люди в комментариях пишут, что момент очень понравился. Мне что, должно быть от этого грустно?

- Мне, правда, страшно, Густой, - Олег не врал, и Даниил это прекрасно видел. Хотя нет, врал. На самом деле, ему было не страшно, ему было очень страшно.

- Ты помнишь, тогда, в октябре, когда мы думали, стоит ли попробовать, я сказал, что в любой момент можно будет вернуть все обратно.

Олег кивнул:

- Помню, и я хочу, чтобы мы занялись этим прямо сейчас.

- Ты уверен? Сделать это нетрудно: я еще не читал, но уверен, что в книге все описано подробно, и займет это несколько минут. Но, может быть, мы успеем снять еще несколько серий, в которых появится призрак, а уже потом отзовем его обратно?

Даниил увидел, как Олег усиленно замотал головой из стороны в сторону. Он хотел что-то сказать, но Даниил не дал ему этого сделать, продолжив свою речь:

- Черт, пойми же, у нас наконец-то появилось преимущество перед другими «режиссерами-любителями», которые, так же, как и мы, выкладывают свои фильмы в интернет, будет глупо им не воспользоваться. У них же нет возможности правдоподобно снять фильм про охоту на призрака, бродящего по дому. А нам сейчас для этого и никакие спецэффекты не нужны. Олег, я серьезно: снимем две-три серии и потом вернем все как было.

- Нет, мы сделаем это прямо сейчас, ты понял? – теперь уже Олег кричал. – Люди стараются не оставаться ночью одни в темных переулках, потому что есть вероятность, что на них нападет маньяк. Обрати внимание, не факт, что он нападет, а лишь есть вероятность. И, тем не менее, люди все равно стараются этого избегать. А в нашем доме разгуливает призрак, мы уверены в этом на ВСЕ СТО ПРОЦЕНТОВ, и не будем ничего предпринимать? Нет уж, мы отзовем его сейчас.

- Олег, да пойми же…

- В октябре ты притащил сюда эту долбаную книгу и стал уговаривать меня вызвать призрака. Я согласился, но мы условились, что как только заметим неладное, тут же отзовем его обратно. Ты, черт возьми, не помнишь этого? – Олег немного успокоился и теперь уже не кричал, а лишь говорил на повышенных тонах.

- А разве мы заметили неладное? – Неизвестно отчего, но Даниил, в отличие от друга, испытывал лишь легкое волнение. – Мы заметили только то, что наш… - Даниилу очень не хотелось употреблять слово «ритуал», больно уж оно было мрачное, и веяло от него мистикой и кошмарами, но другого подходящего слова он не нашел. – Наш ритуал удался. Разве это и есть – неладное?

- А чего мы должны ждать? Пока этот призрак порвет нас на куски?

- Ты сам сказал, что он бродит уже два дня, как минимум. При этом, скорее всего, он бродит не два дня, а месяц. Не бывает так, чтобы призрак приходил через тридцать дней после ритуала. Он появляется сразу, просто мы его почему-то не заметили. И если бы он хотел нас порвать, он бы давно это сделал. В большинстве своем, призраки – вовсе не злые.

- Так написано в твоей долбаной книге. Почему мы должны ей верить?

- Я думаю, что раз ритуал, - Даниил вздрогнул, вновь произнеся это слово. Стоило только сказать его вслух, как сразу рисовалась картина: «посередине темной комнаты, освещаемой лишь тускло горящими свечами, стоит круглой стол, на котором, взявшись за руки, сидят пять или шесть человек. У каждого закрыты глаза. И один из них произносит что-то на латыни». От представленного по коже шли мурашки. – Раз ритуал удался, то мы можем верить книге. Большинство призраков – добрые, и…

- Большинство, но не все! – Олег перебил его. – Мы не так много знаем о жизни того, чей призрак бродит по моему дому, чтобы утверждать, что он – добрый. Тем более, если дух – добрый, он не будет задерживаться здесь на целый месяц, - после произнесенных им самим же слов кожа Олега сделалась гусиной. Он осознал, ЧТО произнес. О, Господи, добрый дух ни за что не будет задерживаться здесь. Ни на неделю, ни на месяц. А значит, дух – злой, сомнений нет.

- Олег, если бы это был злой призрак, нас бы не было в живых.

- Густой, я не буду больше говорить на эту тему. Мы отзовем его прямо сейчас, и если ты не хочешь этого делать, то я сделаю это сам, - Слова Даниила не успокоили Олега, и все, что удалось сделать Густому – это показать, что маленькая надежда на то, что призрак – не злой, все-таки есть.

- Окей, - Даниил пожал плечами. – Я пытался уговорить тебя, но не вышло – значит, не вышло. Это – твой дом, поэтому поступим так, как ты считаешь нужным.

- Книга – в стеллаже, на третьей полке сверху, достань ее, пожалуйста.

5.

Стеллаж стоял у противоположной от окна стены. На третьей полке сверху было много книг, но Даниил быстро и безошибочно определил среди них нужную.

Книга называлась «Волшебный мир», приобрел ее Даниил чуть больше месяца назад, в самом конце сентября, и почти сразу же принес показать Олегу.

- Где ты ее купил? – спросил тогда Олег. Книга выглядела очень необычно: толстая, ядовито-ярко разукрашенная, на обложке был нарисован мужчина, стоящий перед слегка запотевшем зеркалом и глядящий на свое отражение.

- В обычном книжном магазине, так что не бойся. Ни к каким гадалкам я за этой книгой не ходил, а просто случайно наткнулся.

- Черт, она стоит тысячу двести. Ты с ума сошел? – Олег увидел ценник, посмотрев на обложку книги с задней стороны, где красовалось отражение мужчины.

- Я думаю, она стоит того. Посмотри, какое оформление, - сказал Даниил. – Подарочное издание, все такое… Сколько она, по-твоему, должна стоить?

- Я просто не понимаю, зачем ты потратил больше тысячи рублей на нее…

- Думаю, там есть кое-что, что может пригодиться нам для съемок. Мы ведь продолжаем снимать сериал про охоту на злых духов?

- Что полезного там может быть? – Олег продолжал вертеть в руках книгу. – Какое-то детское название – «Волшебный мир», вряд ли там есть что-то полезное для нас…

- Страница сто шестьдесят два, - Даниил специально запомнил эту страницу. Он знал, что так все и будет: Олег говорит ему, что ничего нужного для них в этой книге быть не может, на что он отвечает: «номер сто шестьдесят два».

- «Как вызвать призрака»? О да, нам, действительно, подойдет, - сказал Олег и взглянул на Даниила. Тут же продолжил: - Густой, ты сумасшедший? Заголовок на сто шестьдесят второй странице звучит: «Как вызвать призрака». Что это за ерунда? Какой, к черту, призрак?

- Да чего ты так серьезно все это воспринимаешь. Расслабься. Я процентов на…девяносто пять уверен, что никаких призраков не существует. И просто хочу попробовать. Думаю, будет неплохо, если в нескольких сериях нам удастся заснять реального призрака. У нас появится преимущество, сечешь?

Олег замотал головой:

- Густой, мы не будем вызывать призрака. О каком преимуществе ты говоришь?

- Ты думаешь, мы одни грузим самодельные сериалы на «Ю-тьюб»? Конечно, нет. Таких режиссеров, - Даниил изобразил руками кавычки. – Еще хренова куча. И почему среди этой хреновой кучи фильмов должны смотреть именно наш? Ответа на этот вопрос нет. А теперь представь, что у нас в серии вдруг появится реальный призрак, тогда – бесспорное преимущество перед другими. Но это я так… Мечтаю… У нас ничего не выйдет просто потому, что долбанных призраков не существует. Или ты в них веришь?

- Ну, нет… Не знаю… - Олег немного замялся. – Не в этом дело… Мы не будем вызывать его в любом случае. Независимо от того, что я думаю по поводу существования призраков.

- Почему – нет? Если их не существует, то почему – нет?

- Потому что если их не существует – то это бессмысленно.

- Вот именно, значит нечего бояться. А если они существуют, то…

- То по моему дому будет бродить призрак? Просто супер! Не надо мне такого счастья.

- Почему бы не попробовать, Олег? В книге написано, что в любой момент можно отозвать призрака. У нас будет преимущество по сравнению с другими, я серьезно тебе говорю.

Олег взглянул на следующую, сто шестьдесят третью страницу. Там был другой заголовок, он звучал: «Как отозвать призрака». Написанный ниже текст Олег читать не стал.

- Не знаю. Я не хочу.

- Мы не проигрываем в любом случае, понимаешь? Если вдруг что-то пойдет не так, мы сможем вернуть все обратно. Так что по этому поводу напрягаться не нужно. Но если получится – тогда у нас появится стопроцентное преимущество.

На некоторое время воцарилось молчание, и единственным звуком было завывание осеннего ветра за окном.

- Чьего призрака ты собираешься вызывать? – наконец спросил Олег.

Даниил пожал плечами:

- Предсказать нельзя. Хотя и существуют ритуалы вызова призрака конкретного человека, но они довольно сложны, и в книге за тысячу двести они не описываются.

- Нет, я не буду этим заниматься, Густой, - в очередной раз повторил Олег и помотал головой. – Иди ты к черту с такими идеями.

- В книге дана информация о том, как отозвать призрака. И я это уже говорил.

- Ты прочел, как это сделать?

- Нет, но я видел, что там приведен пошаговый алгоритм. Цифра «один», потом – цифра «два», и так далее. Мы, что, настолько тупые, что не сможем действовать согласно алгоритму, чтобы отправить умершего краснодольца обратно?

- Почему именно краснодольца?

- Черт, мы в общей сложности сняли с тобой уже двадцать серий, и прочитали, по-моему, более чем достаточно легенд. И чуть ли не в каждой легенде говорилось, что в результате таких ритуалов обычно является дух проживавшего в данной местности. И скорее всего дух того, кто умер относительно недавно. Я вот отлично это усвоил. Неужели ты нет?

- Мы снимали любительский сериал, - возразил Олег. – А тут ты приперся с книгой и предложил мне вызвать призрака…

- Мы же пытаемся сделать правдоподобный сериал, верно? А так он будет куда более правдоподобным! Если нам все же удастся…

- Я уже слышал это, не нужно повторять, - сказал Олег и вздохнул. – На кладбище я – ни ногой. Ясно тебе?

- Без проблем, я справлюсь сам! - Даниил едва заметно улыбнулся, осознав, что одержал в этом споре победу. – Там просто земли чуть-чуть взять, копать-то не нужно. А от тебя вообще потребуется лишь одно: кусок черной ткани. И все, кроме заклинания больше ничего не понадобится.

Они начали ритуал ровно в полночь, как и велела книга. В кладовке, где хранились вещи, на первый взгляд казавшиеся ненужными, Олег нашел свою черную хлопковую кофту, из которой он вырос уже лет пять тому назад.

Метрах в двухстах от светло-красного особняка Олега находилась просторная поляна. Летними деньками она кишела детьми, запускающими змеев и гоняющими футбольный мяч, во время зимних морозов – лыжниками. Сейчас же, прохладной осенней ночью, там не было ни души. На черную ткань, лежавшую на уже пожелтевшей траве, Даниил высыпал горстку кладбищенской земли.

- Ну что, приступаем? – спросил Даниил, и Олег почувствовал, как стремительно учащается его сердцебиение.

- Читай давай уже, - ответил он, оглядевшись вокруг. Темнота и тишина. Олег поднял голову вверх: октябрьское небо было на удивление ясным, и яркие звезды буквально переполняли небесный свод. – Сможешь прочесть по латыни?

Даниил, однако, не слышал этой фразы. Он словно вошел в транс и начал произносить какие-то неразборчивые и даже несколько жутковатые звуки. Говорил он так громко, что после первого сказанного им слова Олег аж вздрогнул.

Эти полторы минуты показались Олегу вечностью. Он то и дело озирался по сторонам, боясь, что может подойти какой-нибудь полицейский и начать расспросы, но картинка не менялась: лишь непроглядная темнота.

- Все, - наконец сообщил Даниил, и Олег замер в ожидании. Сейчас случится что-то кошмарное, подумалось ему. Удары сердца были настолько частыми, что казалось, пауз между ними не было вовсе. Но ничего в ту минуту не произошло. Абсолютно ничего. Не сошлись тучи, не поднялся ветер, не заскрипели окна особняков, не раздались ни воронье карканье, ни волчий вой. Призрак не откликался. И они забыли про это… Забыли, по крайней мере, на месяц.

6.

Даниил взял книгу с полки и открыл сто шестьдесят третью страницу. Номер нужных страниц он безошибочно помнил до сих пор, хотя последний месяц это практически не занимало его мысли: «Как вызвать призрака» - сто шестьдесят вторая страница, «Как отозвать призрака» - сто шестьдесят третья страница.

1.Следует убедиться, что призрак не отправился обратно в потусторонний мир самостоятельно. Души, пришедшие из Рая, не остаются здесь надолго, а покидают Землю сразу по окончании ритуала

2.Если же призрак по-прежнему на Земле, это может означать две вещи: либо душа человека не упокоена, что говорит о наличии у него незаконченных дел, либо эта душа – из Ада, и она предпочтет нашу бренную Землю Преисподней

3.Что касается первого случая, описанного в пункте 2, добровольно дух покидает Землю лишь по завершении всех незаконченных дел. Если же говорить о втором случае, добровольно дух Землю не покинет никогда. Поэтому если вы столкнулись со вторым случаем, или с первым, но хотите, чтобы дух отправился в потусторонний мир прежде, чем завершит свои дела, то необходимо принудить его к действию. Поскольку словесных формулировок, способных принуждать духа, не существует, необходимо знание точного месторасположения могилы

4.Будьте осторожны! Большинство духов (как, впрочем, и большинство нас, людей) не любит, когда их принуждают к действию. Вы должны быть готовы к тому, что дух, возможно, будет пытаться помешать Вам провести данный ритуал

5.Будет ли проведен ритуал при свете дня или же темной ночью – значения не имеет. При соблюдении всех прочих условий результат в любом случае будет положительным

Даниил отложил книгу в сторону и поднес указательные пальцы обеих рук к вискам. Либо душа человека не упокоена, что говорит о наличии у него незаконченных дел, либо эта душа – из Ада. Что из этого в нынешнем случае более вероятно? Незаконченные дела есть у тех, кто был убит. Отомстить убийце – вот, что такое «незаконченное дело»… Согласно легендам, в результате таких ритуалов обычно является дух того, кто умер относительно недавно… Даниилу вдруг показалось, что, возможно, у него начинает складываться общая картина. И если его догадки верны, если это действительно призрак той женщины, то необходимо торопиться. Успеть до того момента, пока она не начала мстить. Ведь не было никаких новостей про «таинственное» убийство водителя грузовика. Значит, времени очень немного, но оно есть.

- Черт, - произнес он и посмотрел на Олега. Теперь страх читался в ЕГО глазах. Олег почувствовал: сейчас Даниил скажет ему что-то такое, чего очень не хочется слышать им обоим. - Заклинанием тут не поможешь. Нужно брать лопаты, соль, жидкость для розжига и спешить на кладбище…

- Что? – Олег приподнялся со стула, подошел к Даниилу вплотную и схватил его за плечи. – Что ты сказал, твою мать? Ты говорил, что можно отозвать! Именно ОТОЗВАТЬ! А не выкапывать могилу и поджигать кости!

Даниил закрыл глаза, вытер рукой лоб, на котором выступили капельки пота, и произнес:

- Да, заголовок в книге так и звучит… - он вздохнул. – Почему никто из нас тогда, в октябре, не догадался прочесть хотя бы первые два пункта?

- Почему это не сделал ты, придурок? – Олег кричал так, как никогда раньше. – Почему?

- Ладно, сейчас не время это обсуждать. Собираемся, - сказал Даниил.

- Собираемся? Ты что, знаешь, чей это призрак? – Олег продолжал кричать.

- Похоже на то. Расскажу по пути, не трать вре… - Даниил резко замолчал. В комнате вдруг что-то изменилось. Олег почувствовал…чье-то присутствие? Оба зеркала, висевшие в комнате, за несколько секунд покрылись туманным налетом, будто бы кто-то стоял напротив них и дышал… Но Олег знал, что дело было не в дыхании. Налет появился потому, что в комнате стало заметно холоднее. Олег также знал, отчего. Они с Даниилом пытались сделать свой сериал правдоподобным. Конечно, получалось это далеко не всегда, и часто их подводило отсутствие актерского мастерства и дорогих декораций. Но сюжет фильма, надо отдать им должное, был очень интересным. Во многом благодаря тому, что они начитались огромного количества легенд о вампирах, оборотнях, восставших мертвецах и прочих вроде как выдуманных существах. И можно было разбудить любого из них двоих ночью и спросить, что означает резкое понижение температуры в комнате. Оба на этот вопрос ответили бы одинаково: появление призрака.

Даниил, сидящий напротив, неожиданно дернулся, затем еще раз и потом – третий раз подряд.

- Густой? – произнес Олег. Ни звука. Но Олег увидел ответ. Ответ был изображен на лице Даниила: «Не спрашивай у меня ничего. Я сам ничего не понимаю». В его глазах – удивление, даже изумление. «Не спрашивай ничего».

А потом глаза Даниила исчезли вовсе. Нет, не в физическом смысле; выглядел он точно так же, как и несколько мгновений назад: глаза были на месте. Но это были уже не его глаза.

Он резко встал со стула и направился к выходу.

- Даниил, ты куда? – спросил Олег.

Ответа не последовало.

- Ты куда? – упавшим голосом повторил он.

- Скоро узнаешь. Обещаю! – произнесло существо, спускающееся вниз по лестнице.

Это был не голос Даниила. Не его взгляд. Не его походка. Это был не он. Существо, бродившее по дому, вселилось в него, завладело им. Прямо так, как было в одном из снятых ими эпизодов. А настоящий Даниил был заперт глубоко внутри себя.

Олег подошел к лестнице и услышал, как хлопнула входная дверь. Существо вышло на улицу.

«Ты куда?» «Скоро узнаешь».

7.

В шесть часов вечера водитель, сидевший за рулем темно-зеленого «Шевроле Ланоса» во всю гнал по автостраде и с каждой секундой приближался к Краснодольску. Глаза водителя были пустыми, он смотрел куда-то вдаль, почти не обращая внимания ни на попутные, ни на встречные машины.

На всем пути водителю «Ланоса» не встретился ни один гаишник, что, впрочем, было ожидаемо. Если бы водителем был Даниил, а не существо, захватившее его тело, то он бы этому ни капли не удивился: он Бог знает сколько раз ездил по этому шоссе, и люди из автоинспекции если и попадались, то крайне редко.

Иной раз, направляясь из Краснодольска за город, к Олегу, Даниил думал, что очень странно, почему их, гаишников, не заставляют здесь дежурить. Они ведь теряли свой хлеб: скорость, наверно, каждой третьей или четвертой машины, проезжавшей по трассе, была выше положенной. Сейчас одной из таких машин, значительно превышавших скорость, стал темно-зеленый «Шевроле Ланос». Но водителя, сидящего за рулем автомобиля, это совершенно не волновало. Он вот-вот прибудет в пункт назначения.

8.

Виктор Ильин, заместитель начальника отдела полиции по Краснодольскому району, вышел на улицу перекурить как раз в тот момент, когда неподалеку от здания припарковался темно-зеленый «Шеви». Из машины вылез темноволосый молодой человек среднего роста, лет двадцати на вид, и неуклюже поплелся в сторону здания УМВД России по городу Краснодольску.

«Не дай Бог, этот хрен направляется ко мне», - подумал Виктор. Ему жутко не хотелось никого видеть, не хотелось ни с кем разговаривать. Вот уже месяц продолжается этот ужас! Самый настоящий ужас! Четыре убийства за месяц, раскрыть каждое из которых пока не представлялось возможным – если не это ужас, то что? Никаких зацепок, за исключением того, что все четверо убитых были знакомы друг с другом. Семья из трех человек и, как удалось выяснить (единственное, что удалось выяснить), очень хороший друг убитого мужчины. Однако это не все. Может быть, самое ужасное заключалось в том, что никто, кроме полиции, об этих убийствах не знал. Начальник запретил любые упоминания в прессе и других средствах массовой информации, но буквально вчера Виктор дал себе зарок: если произойдет еще одно убийство, связанное с теми четырьмя, то он расскажет об этом всем. Выступит на местном канале с заявлением, даст интервью местной газете – он найдет способ рассказать общественности о том, что происходит. Он больше не может молчать. Дела абсолютно не движутся, люди – в опасности, но они об этом совсем не знают. «Не нужно подвергать людей панике», - сказал начальник, собрав в срочном порядке всех полицейских, работающих под его руководством. Это случилось сразу после второго убийства, а теперь их было уже четыре. И все это время то самое собрание не выходило у Виктора из головы. Он уже не один раз порывался рассказать, но вспоминал, что сейчас молчать – это его ОБЯЗАННОСТЬ. Ни больше ни меньше. К тому же, раз уж даже Михаил молчит, то и тебе следует пока попридержать язык за зубами, думал он.

Три дня назад, когда произошло четвертое по счету убийство, в участок пришел, буквально прибежал, человек, представившийся Михаилом. Выглядел он очень испуганно: так, словно только что монстра увидел. Сказал, что он дальнобойщик и что за последний месяц были убиты двое его коллег, второй из них – сегодня утром. Все время твердил о том, что они втроем постоянно и очень тесно общались, по выходным часто ходили друг к другу в гости, а значит, по логике вещей он – следующий в этом ряду. Вот только он не понимает, что тут за логика, и в чем же таком он и его коллеги провинились.

- Вы как хотите, но если вы не приставите ко мне полицейских до тех пор, пока не найдется этот сумасшедший маньяк-мерзавец, я отсюда ни за что не уйду! – сказал он.

Начальник согласился отправить двоих полицейских дежурить возле квартиры Михаила, попросив его при этом не общаться ни с кем (а в особенности, с репортерами) по поводу происходящего.

- Маньяком-мерзавцем, как Вы выразились, может оказаться кто угодно. Поэтому убедительная просьба: ни с кем не обсуждать эту тему. Даже не затрагивать ее. Это в ваших же интересах, - сказал он. И Михаил, а куда ему было деваться, согласился молчать. И молчал до сих пор. Ровно как и все остальные полицейские. Ровно как и Виктор. Но терпение Виктора теперь, похоже, иссякало. Если это произойдет еще раз, пятый раз кряду, то он расскажет, он обязательно…

- Извините, - какой-то нечеловеческий голос оторвал Виктора от размышлений. О Господи, то, чего ему так не хотелось, все-таки произошло. Молодой человек, минуту назад припарковавший свой «Шеви», стоял прямо напротив заместителя начальника полиции. Однако глядел он вовсе не на Виктора, а куда-то в пустоту.

Виктор почувствовал, что ему стало немного не по себе. Весь этот месяц был наполнен не только убийствами, но и разговорами среди полицейских о сверхъестественном. Его эти разговоры откровенно бесили, но с каждым новым убийством их становилось все больше и больше, и после четвертого убийства от них уже нельзя было скрыться.

Основания для таких разговоров, конечно, имелись. Пять месяцев назад, примерно в двадцати трех километрах от Краснодольска, женщина переходила дорогу по пешеходному переходу и вдруг услышала жуткий рев приближающегося мотора. Она повернула голову налево и увидела грузовик, выскочивший неизвестно откуда и мчащийся с внеземной скоростью. Она не успела даже подумать о том, что нужно срочно что-то предпринять. Грузовик просто-напросто смял ее.

У полиции не хватало улик, чтобы доказать вину водителя грузовика. Его напарник дал показания, что тот вечер, когда случилась авария, они вместе провели в баре: выпивали и болтали о жизни, о работе, о планах на будущее. Весь город, однако, говорил о том, что мужчина виновен. И первым из четверых убитых стал этот самый мужчина. Полиция не нашла никаких отпечатков, тогда-то и начались разговоры, будто бы призрак женщины вернулся и начал мстить. Иначе, как еще объяснить отсутствие каких-либо следов? Примерно через неделю была убита его жена, а еще через неделю – их единственный ребенок, пятилетний мальчик. «Призрак продолжает мстить», - поговаривали те, кто был в курсе происходящих событий, то есть полицейские. В общем, за месяц он наслушался всего этого, и вот теперь перед ним стоял юноша, от которого веяло чем-то нечеловеческим.

- Что тебе? – Виктор докурил сигарету, потушил и бросил ее в стоящую неподалеку урну.

- Я пришел сознаться, - все тот же нечеловеческий голос. Все те же глаза, смотрящие в никуда.

- Чего?

- Сознаться в четырех убийствах, - сказал юноша.

Тут Виктора прямо передернуло. Первое, о чем он подумал: «Никто, кроме полицейских, не знал об этих убийствах». Затем все мысли в голове смешались. Он молча стоял и тупо смотрел в одну точку, а затем вновь зазвучавший нечеловеческий голос заставил его вздрогнуть:

- Господин полицейский, мы так и будем стоять здесь, или, может быть, пройдем внутрь?

О Боже, как нелепо все это звучит!

- За последний месяц я совершил четыре убийства, господин полицейский, - Голос, который воистину можно было назвать замогильным. – Я хочу сделать чистосердечное признание.

Виктор был не в состоянии произнести ни единого слова. От удивления он раскрыл рот, сам того не заметив.

Черт подери, что происходит? Это чья-то нелепая шутка? Месяц бесполезных поисков, полное отсутствие улик, а потом, вот так вот, раз – и все? Пришел признаться в том, что убил четверых?

Вот этот мальчик? На этом мальчике – четыре убийства?

Заместитель начальника полиции продолжал молчать и все также, не моргая, пялился на человека, который стоял напротив.

9.

Существо, которое с виду было невозможно отличить от Даниила, находилось в маленькой комнатке, расположенной в здании УМВД России по городу Краснодольску. Рядом с ним сидели два человека в погонах: слева – тот самый, который около пятнадцати минут назад встретился ему у входа в здание, справа – его начальник.

- Но…зачем? Почему вы это сделали? – несмотря на то, что полицейский, сидящий слева, вышел из ступора и снова, спасибо Господу, обрел способность говорить, беседу с юношей вел его начальник.

- Потому что это нечестно, - голос звучал уже куда более человечно. Появились… эмоции? – У женщины, которую задавил этот подонок на грузовике, осталось двое маленьких детей. Вам понятно?

- Погодите, вина водителя даже не была доказана, и…

Начальника перебили.

- Я ЗНАЮ, что ОН убил женщину! – да, действительно, появились эмоции. Этого нельзя было не заметить.

В течение пяти месяцев, прошедших с момента этого страшного ДТП на шоссе, почти каждый житель Краснодольска хотя бы раз, да сказал, что знает, КТО задавил женщину. Но для полиции услышать от кого бы то ни было фразу «я знаю» или «я уверен», не подкрепленную никакими доказательствами – это все равно, что не услышать ничего. Нельзя сажать человека в тюрьму потому, что какой-то-там-парень «знает» и «уверен»… Даже если этих каких-то-там-«знающих»-«и»-«уверенных»-парней» – почти целый город. Слухи быстро распространяются – это факт. Сегодня тех, кто будто бы «знает» - всего двое, завтра – уже четверо. А послезавтра – их уже восемь человек. И все они твердят, что «знают», хотя, на самом деле просто повторяют друг за другом. За пять месяцев начальник полиции Краснодольского района навидался кучу таких «знающих», и он не сомневался, что паренек, сидящий рядом, был одним из них.

- Я прекрасно понимаю: о том, что он виновен, говорят все, кому не лень, но это все равно не доказывает его вину.

- Я ЗНАЮ, что ОН убил женщину, - повторил юноша, и Виктор Ильин отметил для себя, что эмоции снова куда-то пропали.

- Черт возьми, но причем здесь его жена? Причем тут их ребенок? А его коллега? Что сделали они? Зачем было их убивать, долбанный подонок? – начальник сорвался и ударил кулаком по столу.

- Если один человек совершает что-то плохое, а другой, зная об этом, покрывает его, виноваты оба в равной степени. Коллега знал. А с семьей – необходимость. Неизвестно, что могло бы случиться в будущем. Вдруг свихнулся бы кто-нибудь из них: жена этого дальнобойщика на фоне убийства мужа, или ребенок – на фоне убийства отца, да вообразил бы себе, что мужика прикончил призрак погибшей женщины. И решил бы отомстить: отыграться на двух ее детях, которые остались без мамы в столь раннем возрасте. Так что я обезопасил детей.

- Ты будешь гнить за решеткой всю оставшуюся жизнь, тварь. Тебе ясно?

- Что ж поделать, я признаю: я это заслужил, - словно заранее отрепетированная речь, совершенно непохожая на то, как говорит живой человек. Речь робота. Эмоции вновь исчезли.

10.

«Ты куда?»

«Скоро узнаешь».

Когда входная дверь хлопнула и существо оказалось на улице, Олег спустился на первый этаж. Он выглянул в окно и увидел, как темно-зеленый «Шевроле Ланос» резко рванул вперед. Уже через пару секунд машина скрылась, но Олег продолжал стоял у окна, не отходя ни на шаг.

Что это было? И что ему теперь делать? Взять лопату и средь бела дня отправиться на кладбище? Даже если у него и хватит смелости на подобный поступок, какой от этого смысл? Сколько могил он выкопает? Одну? Две? Пять? Или даже десять? Все будет без толку. Он не знает, чей призрак вселился в Даниила. И у него не было ни единого предположения.

Куда призрак потащил Даниила и для чего? Вернется ли Даниил? Ответ на первый вопрос Олег должен был скоро узнать. По крайней мере, так сказало то существо. Ответ на второй вопрос Олег знал уже сейчас. Да, именно знал, хотя сам себе боялся признаться в этом. Знал, что все кончено. Существо завладело его другом. Его лучшим другом. Человеком, который ездил к нему почти каждый день. Тем, с кем они по ночам рубились в футбол, спорили, справедлив ли результат, смеялись и вспоминали школьные времена. Существо завладело Даниилом и собиралось сотворить (а может, уже сотворило) с ним нечто плохое. Нечто очень плохое. Нечто ужасное.

И дороги назад нет.

11.

Юноша, сидящий в комнатке с двумя полицейскими, отложил в сторону ручку и листок, и Виктор Ильин решил взглянуть на написанное. «Чистосердечное признание», - значилось на самой верхушке.

- Я надеюсь, что тебе дадут пожизненное, - сказал начальник. – Вить, нужно попросить срочный эфир на местном телеканале. Расскажи им обо всем, – он пошел к выходу и у самой двери остановился. – И да, набери этому Михаилу, успокой. Маньяк-мерзавец у нас. Охрану его снимаем, – дверь закрылась.

Специальный выпуск новостей начался в 19-50.

Примерно в это время Олег, находясь в особняке, включил телевизор.

«Ты куда?»

«Скоро узнаешь».

12.

Примчавшись в полицейский участок три дня назад, Михаил дрожащим голосом рассказывал о том, что со своими напарниками, теперь уже убитыми, он общался очень тесно. И тут он не соврал. Действительно, общались они настолько тесно, что секретов друг от друга у них не было. Однако некоторые вещи следует всегда хранить в секрете. Хотя бы для того чтобы не подставлять тех, кому доверяешь. Ведь, как известно, если один человек совершает что-то плохое, а другой знает об этом и его не выдает, виноваты оба в равной степени.

Книга с изображенным на обложке мужчиной перед зеркалом гласила: «Если же дух по-прежнему на Земле, это может означать две вещи: либо душа человека не упокоена, что говорит о наличии у него незаконченных дел, либо эта душа – из Ада, и она предпочтет нашу бренную землю преисподней». В случае с призраком женщины это был, конечно, первый вариант: имелись незаконченные дела здесь, на Земле. Теперь уже оставалось всего одно дело. И когда единственный, кто хотел и мог помешать его завершить, этот дрянной мальчишка, за решеткой, все будет доведено до своего логического конца. Сегодня ночью. А затем ее дух возвратится обратно.

13.

Когда Даниил очнулся, то подумал, что видит сон. Впереди него была решетка, а вокруг – каменные стены. Он прекрасно помнил, как они с Олегом пытались найти заклинание. Помнил, как взял книгу с полки и увидел, что такого заклинания вовсе не существует. Помнил, как они начали собирать необходимый инвентарь, чтобы отправиться на кладбище. Но вот что было потом?.. Этого Даниил сказать не мог.

14.

От разговоров о сверхъестественном, которые среди коллег не прекращались в течение всего последнего месяца, Виктора мутило. Но когда случилось четвертое убийство, а у полиции по поводу происходящего все еще не было ни единой версии, он и сам чуть не поверил в то, что виной всему потусторонние силы. И какое же облегчение он испытывал сейчас!.. Ведь с каждым днем в Викторе крепла уверенность, что убийцу найти не удастся. А народ вот-вот узнал бы обо всем этом: рассказать планировал он сам. И в самом кошмарном сне не представить, ЧТО бы тогда началось в городе. Слухи о том, что злой дух вернулся, чтобы отомстить водителю, расползались бы только так. Нашлось бы место всяким гадалкам, экстрасенсам и прочим шарлатанам, которые твердили бы в один голос: «Да-да, это, действительно, возмездие! И оно придет к каждому. Так что бойтесь, смертные. И молитесь».

Но, слава Богу, больше об этом можно было не волноваться. Убийцей был человек, и теперь сомневаться в этом не приходилось.

+2
338
21:18
— Я уже слышал это, не нужно повторять, — ...

Вот золотые слова, ей-богу. Я, конечно, понимаю, что сорок тысяч знаков без учёта пробелов — это сущее раздолье, но зачем же так злоупотреблять «свободой слова»? Тут, не рискуя резать историю по живому, можно половину текста выкинуть, если не больше. Не слова пропалывать, а буквально абзацы можно выкидывать. Не стоит пичкать читателя бесконечными повторами без проблем усвоенной информации, чуть меняя ракурс обзора. Сюжет не обогащается поданными в виде жвачки описаниями и рассуждениями. Концовки, как водится, попросту нет. Вернее, формально есть, но такая бледная, что и её можно выкинуть. Легкомысленные мажоры в погоне за лайками допрыгались, гадалки и экстрасенсы накося выкусили.

Убийцей был человек, и теперь сомневаться в этом не приходилось.

Мощный заключительный аккорд, что и говорить.
И да, кстати.

«Никто, кроме полицейских, не знал об этих убийствах»

Такое возможно, как логично предположить, в том случае, когда полицейские сами и убивали. Ан нет, полицейские — нормальные парни, тут всё же мистика замешана. tired
Неудачный многословный рассказ о параноидально мстительном призраке.
19:00
Рассказ как то не выделяется на фоне других рассказов.
22:19
Одна только мысль крутилась в его голове: «о, господи, что ж так долго-то???» Правильно сказал человек выше — абзацами выкидывать.
Загрузка...
Елена Белильщикова №1