Ольга Силаева №1

Пора возвращаться

Пора возвращаться
Работа №227

Я стою в пустой комнате перед огромным окном без стекла и смотрю на раскачивающиеся на ветру деревья: душистый запах леса наполняет комнату, ветерок приносит свежие запахи грибов и сырой древесины. Что будет дальше? Не последний ли я человек, которому довелось увидеть этот мир таким…

…таким прекрасным?

Эта история началась на одной из многочисленных южных ферм, коими богата наша Кубань. Не зря наш Юг сейчас называют центром цифрового земледелия. На обширных полях, раскинувшихся до горизонта, под неустанным присмотром высоких технологий и палящим южным солнцем произрастают самые ценные в середине XXI века растения: рапс, соя, кукуруза и подсолнечник – источники протеина и масла.

По ровно нарезанным среди клеток-полей дорожкам почти бесшумно двигаются самоходные роботы, напоминающие не то трактора без кабин, не то плоские военные тягачи. Все местные фермы устроены одинаково: паутина дорог сходится к площадке с куполом, откуда протяжно жужжа вылетают один за другим дроны и уносятся прочь отыскивать очаги вредителей, вспышки заболеваний или куртины сорняков. В этом раю для культурных растений, в мире растительного Лего нет места диким чужеземцам.

Вдоль купола по кругу расположились парковочные места для самоходных тракторов и комбайнов, тут они подзаряжают свои батареи и получают необходимое обслуживание. По такому порядку были выстроены сотни ферм на этой плодородной и богатой земле, однако небольшие отличительные детали все-таки присутствовали, в основном связанные с уникальным рельефом местности. Была своя особенность и у нашей фермы: в нескольких километрах от купола на живописном пригорке возвышалось большое стеклянное здание, чем-то напоминающее те милые русскому взору дворянские гнезда, которыми были украшены многие уголки России два-три века назад. Разве что теперь «Центральные усадьбы» не украшали мезонины и римские колонны. Все, включая дизайн зданий и дорог по прихоти искусственного интеллекта было подчинено эффективности и минимализму. Однако, нельзя не отметить, что для аграрной окраины XXI века и эти постройки средь бескрайних и ничем не примечательных полей имели свой эстетический смысл.

Что же перенесемся к заинтересовавшему нас зданию из стекла и бетона. Несмотря на свой современный вид, вблизи при внимательном рассмотрении, постройка оказалась запущенной и безлюдной. Только двое: седой человек в очках, да мальчишка лет пятнадцати, сидевшие в мягких уличных креслах у самого входа, делали этот пейзаж хоть сколько-нибудь обитаемым. Эти двое увлеченно о чем-то беседовали, так что мы на время оставим их и перенесемся во внутрь здания, наверняка вам интересно узнать, как там все устроено.

Внутри все было организовано достаточно просто: стеклянные стены, откатывающиеся двери в кабинеты и помещения, светлый пол в крапинку, имитирующий мрамор, световые панели по периметру потолка и так всюду. На первом этаже были установлены что-то вроде контрольных рамок, обеспечивающих селекцию входящих и выходящих. Людей внутри как будто не было.

На втором этаже послышались тяжелые быстрые шаги. Высокий и немного полный человек в задумчивости шёл по коридору. Очередной раз широко шагнув и повернув вправо он остановился около двери, на которой в полутьме коридора тускло подсвечивалась надпись: «Главный агроном». Человек поднес ладонь к холодному стеклу двери, она тут же отъехала в сторону, белый свет заполнил комнату и мужчина вошел.

-Доброе утро, директор, - раздался голос ассистента, женский приятный, но отдающий синтетическими нотками.

В комнате было чисто, минимальное количество мебели и вещей выдавало стремление хозяина кабинета к аскетизму, только несколько старых толстых книжек лежало на рабочем столе, да на спинке стула висела непромокаемая накидка, больше личных вещей в кабинете не было.

-Привет, Агро, - ответил мужчина, подходя к столу. В тот же миг перед ним раскинулась проекция полей, дорог и маленьких самоходных роботов, катящихся по дорожкам в разные стороны. Директор склонился над картой и указал пальцем в одно из полей, над которым парило несколько дронов. Теперь часть стола занимали таблицы с цифрами и значками, значения то и дело менялись.

–Мониторинг полей идет согласно дневному плану – произнес голос. Мужчина не ответил, он несколько раз двинул карту и громко произнес: - Агро, расскажи о ситуации на ферме.

-Интенсивность солнечной энергии 5,1 кВтч/м², температура 25 С, скорость ветра 2-2,5 м/с, направление южное, давление 730 мм р.с., влажность 78%, через 23 часа ожидается дождь 2-3 мм. Биофильтры зафиксировали споры инфекции в воздухе, утренние профилактические обработки фунгицидом уже закончены. На поле 15/10 датчики зафиксировали появление лугового мотылька, идёт заправка дронов для уничтожения очага заселения. Фаза развития озимого рапса – цветение. Кукуруза – 10-11 листьев, эффективность прошедших гербицидных обработок 99%. Соя в стадии активного ветвления, внесение микроудобрений требуются только на полях 10/3, 7/35 и 7/39. Поломок техники не зафиксировано. Вывести на рабочий стол подробный отчет?

-Нет, спасибо, Агро, это все.

- Все под контролем, директор, было приятно поговорить.

Мужчина вышел из кабинета, дверь за его спиной плотно закрылась, свет погас. Спустившись по траволатору директор миновал сканеры на входе и вышел из здания. На улице уже в эти ранние часы было душно, горячий воздух разогреваясь струился от ровного, прорезиненного покрытия дороги. Директор подошел к пожилому человеку и мальчишке, которые сидели в цветных анаморфных креслах и что-то бурно обсуждали.

— Вот, Сашка, с обычным деревянным сажнем мы и ходили по полям. - Мальчик внимательно слушал старика. После появления директора оба собеседника повернулись к нему ожидая вопроса.

-Привет, Семёныч, привет, Сашка - заговорил первым директор. Старик и мальчик поздоровались в ответ. -Ну что, Семёныч, расскажи, как дела в хозяйстве?

-Да, всё в порядке, всё путем идет, как говорится, своим чередом - посмеиваясь ответил старичок.

-Ты же агроном, расскажи, что в полях у нас, вот кукуруза скажем в какой фазе сейчас?

- Кукуруза? - задумался старик - пожалуй, уже листьев пять, а может уже и десять.

-А с вредителями какая ситуация? Мотылек полетел?

-Да, вроде бы не должен…- неуверенно отвечал агроном.

-Семеныч, да ты когда в последний раз в полях был? Про вредителей не знаешь, кукуруза вон и та без твоего ведома растет, что ты вообще делаешь?

-Что делаю? Что делаю? На работу хожу, как и ты.- Старик поднялся со скамейки.

-Тут и без нас все хорошо растет, само сеется, поливается и убирается, даже на склад загружается. Уж лет десять такая система, что нам остается делать? Только смотрим на эти карты, да слушаем отчеты.

Мальчишка с удивлением смотрел на агронома не смея вмешиваться в разговор.

- Я бывает сижу, сижу в кабинете, а все-таки тянет в поле, приду посмотреть как рапс растет, не заболела ли соя… А инженер на меня ругается, опять мол топтался по полям, всю идиллию испортил, я конечно тоже порядок люблю, но с другой стороны, не должны поля без человеческой заботы оставаться, это ведь не субстрат для закрепления корней и питания растений – это почва! И она живая, нельзя с ней как с машиной, - старик махнул рукой. - А Алексей только встретит меня так начинает «и что тебе старый не сидится?» У него самого хоть какие-то заботы есть, а мне что делать, с тоски помирать?

Не успел агроном закончить, как где-то вдалеке раздался хлопок.

-Что это там?- Спросил директор, обернувшись на шум.

-А мы почем знаем,- ответил за двоих агроном и начал всматриваться в горизонт. Сашка встал на цыпочки, сделал из ладони козырек и сал всматриваться вдаль.

Директор попытался связаться с инженером, но связи не было. - Вот тебе раз - буркнул он.

В этот момент стеклянный фасад здания потемнел, на нем появилось изображение развивающегося флага, из динамиков, которые давно молчали и заросли паутиной заиграла торжественная музыка.

Все трое подняли головы, изображение на экране было настолько большое, что пришлось отойти подальше, чтобы его лучше рассмотреть, но кроме развивающегося флага экран ничего не показывал, зато из динамиков вместо марша прозвучало сообщение: «Внимание всему персоналу растительных ферм! Вам необходимо собраться для прослушивания срочного объявления» - голос из динамиков повторил текст еще несколько раз и после этого наступила тишина. Солнце пекло нещадно, потоки горячего воздуха стали еще тяжелее и ощутимее, на лбу директора выступил пот, он достал из кармана салфетку и вытер лицо, затем скомкав белую материю бросил её на дорогу, та исчезла, не оставив и следа. Где-то вдали прозвучал еще один хлопок. Директор опять поднял руку, чтобы связаться с инженером, но в этот момент на экране появилась голова человека, она казалась не живой, скорее оцифрованной копией, губы неестественно дергались, глаза были закрыты.

- Где они откопали это чучело?- Всматриваясь сквозь очки, произнес Агроном, - это же… В этот момент человек на экране неожиданно начал говорить: «Приветствую вас, директора и агрономы, инженеры и…, - тут голова остановилась, как будто подбирая слова - и все остальные. Я по поручению нашего лидера, сообщаю вам печальную и тревожную новость. Великий Китайский Союз Роботов и Людей неожиданно и вероломно вторгся на нашу территорию, Китайские механические отряды уже продвинулись в глубь страны. В связи с этим военное министерство вынуждено временно отключить гражданское использование некоторых видов связи и систем навигации. Межконтинентальные интернет-магистрали блокируются на неопределенное время, система позиционирования ГЛОНАС будет использоваться только для военных целей, прочие системы навигации будут недоступны. В связи с этим, вы вероятно столкнетесь с некоторыми проблемами с вашим оборудованием, но не беспокойтесь, специальные комиссии по адаптации сельского хозяйства уже созданы. Конечно, они не смогут оперативно подготовить к новым условиям все фермы, да и специалистов осталось не так уж много, но правительство делает все возможное, вы не брошены, помните это! Справляйтесь пока своими силами, делайте что можете, и мой совет: набирайте на работу людей, дополнительный бюджет для этого вам будет выделен. И самое главное, не поддавайтесь панике, наш лидер и правительство контролирует ситуацию. Ваша задача обеспечить плановые объемы поставок продукции, особенно для производства биотоплива и растительного белка. Удачи, ребята! Конец связи». - Голова подмигнула и застыла.

Экраны погасли, окна стали вновь прозрачными. Старый агроном посмотрел на директора, тот задумчиво продолжал смотреть на окна-экраны. Через секунду, придя в себя, он побежал в здание, агроном и мальчишка последовали за ним. Все трое задержались на сканере и получили доступ. Затем, вбежав по траволатору, они уже стояли в кабинете агронома у рабочего стола. Агроном крутил карту, то приближая, то удаляя, искал что-то в опциях поправляя очки. - Ничего не вижу, - выдал он наконец после рысканья по ландшафту.

- Агро, Агро – пытался связаться директор с помощницей.

- Добрый день, Директор – спокойно ответила Агро.

- Что с дронами, тракторами, почему нет связи с инженером?

- Простите, в настоящий момент у меня нет ответа, ведется обновление системы, пожалуйста подождите.

- Надо ехать в поля! - Оторвавшись от бесполезной карты, сказал агроном.

Спустившись на парковку директор сразу же подбежал к «летуну», но тот не поднялся в воздух и не засверкал огнями как обычно при приближении человека, а стоял неподвижно.

- Видимо они отключили все летательные аппараты, – догадался вслух директор – нам нужно, что-то с колесами. - Агроном поплелся в дальний угол, где покрытый густой пылью стоял кроссовер Лада. При приближении людей машина не открылась и не подавала признаков жизни. - И тут тоже самое – растерянно сказал он. Мальчишка двумя руками дергал за ручку двери. — Это моя - сказал агроном, похлопав по железной крыше - только она без автоматической подзарядки, так что мне нужна розетка и еще придётся подождать.

- Степан Семенович, я сейчас найду чарджер – на бегу крикнул Сашка и пропал среди стеллажей со всяким хламом.

- Надеюсь батарея еще жива – пытаясь подцепить пальцами край лючка на боку Лады сказал агроном.

Минут через пятнадцать розетка и чарджер были найдены, мальчишка с директором подкатили машину к нужной стене и подключили к сети. Автомобиль пискнул, по корпусу прошло шуршание и движение каких-то механизмов. До окончания зарядки 40 минут, вспыхнула надпись на покрытом густым слоем пыли лобовом стекле.

Устав от суеты и сегодняшних новостей вся компания присела отдохнуть кто куда: агроном плюхнулся на широкое сиденье машины, ведь двери Лады теперь открывались, Сашка взгромоздился на приставную лесенку около чарджера, директор отыскал в куче барахла старый офисный стул и расположился на нем. В гараже было тихо и спокойно, слабый гул от чарджера успокаивал разбегающиеся мысли, а прохладная сырость поглотила в себе уставших от тревожных новостей и забот первого дня войны людей. Агроном задремал.

Пятиминутное молчание нарушил директор - Что будем делать, Семеныч?

Уснувший старик перед ответом пару секунд приходил в себя. — Вот доедем до полей, тогда и посмотрим - ответил агроном, затем улыбнувшись произнес: - я даже и не надеялся, что скажу это.

Сашка, сидя на лесенке смотрел на взрослых с удивлением.

— Вот значит Китайцы какие? – продолжил агроном - А ведь, пожалуй, и до нас доберутся.

- До нас не доберутся - ответил директор. В Приморье остановятся, референдум там проведут, что мол местные не против и привет… В общем политика это все, нам о другом думать надо, как урожай спасать. Семеныч, ты же старый агроном, помнишь, как без роботов справлялись, сеяли там, пахали?

- Сеяли, пахали – усмехнулся старик. - посмотреть нужно, да и забыл я все, десять лет ни черта руками не делал. Вроде как все само собой. Теперь уж не торопись, директор, скоро все увидим, тогда и решим.

- Готово! – крикнул Сашка, выдергивая чарджер из конектора.

Директор сел за руль, агроном остался на пассажирском, Сашка разместился сзади.

-Ну что, Семеныч, рассказывай, что тут где?

- Внизу две педали: слева тормоз, справа газ, рулем крутишь вправо, влево, вот и вся наука.

Директор осторожно дотронулся до педали, машина медленно начала двигаться - поворот еще один, шины заскрипели по бетонному полу и они подъехали к автоматическим воротам. Директор чуть сильнее нажал на газ и машина рванула по подъему. Агроном схватил директора за руку: - Тише, тише. - Машина, подпрыгнув переехала через выемку гермозатвора.

- Ух ты, качает! - усмехнулся директор - даже не привычно как-то, колесами по дороге ехать. Ну, Семеныч, говори куда рулить.

- Направо, давай - скомандовал, шутя агроном. Машина мчала по горячей ровной дороге, в салоне слышался непривычный шорох колес. Агроном дотронулся до экрана на панели, «Спутники не обнаружены, навигация не доступна» - прозвучал женский синтетический голос. Агроном еще раз ткнул куда-то в монитор, экран показывал развивающийся флаг, в салоне зазвучала торжественная музыка.

Агроном выключил экран. - Да, плохи дела. А вот и первое поле, остановись-ка на обочине.

Все вышли из машины, начали спускаться по гравию вниз к ровным рядкам кукурузы, белый гравий сменился серым и крупным, за ним шла ровная граница чернозёма.

- Такую красоту и нарушать жалко, - сказал директор - тут, пожалуй, лет десять не ступала нога человека, - пошутил он.

«Нога агронома посев не портит» - буркнул Старик и бодро зашагал по полю. Пройдя около тридцати метров он остановился и присел, потрогал кукурузу, - Восемь листьев - произнес он. Было видно, что агроном рад побывать на поле, он трогал стебли, ощупывал комочки почвы, рассматривал зеленые листья.

- Что скажешь, Семеныч? - прервал его директор.

- Тут все хорошо, полный порядок - ответил агроном – можно ехать дальше.

- Там дым! - закричал Сашка.

- Я ничего не вижу - сказал агроном, продолжая разминать комок почвы между пальцев.

- Да, Сашка, ты прав – подтвердил директор - Давай скорее к машине.

Прямо по дороге на другом поле виднелся голубоватый еле заметный дымок.

Меньше чем через пять минут они уже бежали по зеленому пшеничному полю, раздвигая плотные стебли перед собой. Добежав до места, где пшеница была примята, они увидели лежащий на земле крупный дрон для внесения пестицидов, лопасти были погнуты, белый корпус испачкан черноземом, крыло сломано.

- Не подходи близко, там яд! - остановил рукой Сашку агроном. Оставив мальчика на безопасном расстоянии, стараясь дышать через полы одежды директор и агроном подошли ближе к упавшей махине. Вонючая жидкость тонкой струйкой бежала из бака на землю, фюзеляж дрона покрылся копотью, сизый едкий дымок поднимался вверх.

- Все, капец! - сказал директор, - надо связаться с инженером. - Директор поднял руку перед собой – ах, да, связи же нет – вспомнил он.

В это время к дрону тихонько подошел Сашка.

– Он еще будет летать? – спросил парень.

- Не подходи, парень - дернул его за руку агроном и стал отводить, - пошли отсюда.

- Да, поехали дальше. – подтвердил директор и они направились к дороге.

Забравшись в машину, агроном повернулся к мальчику: - Ну вот, Сашка, не зря я сегодня сажень вспоминал, еще видать придется походить с ним по полям. Директор заметил, что агроному явно нравилась такая перспектива.

С буксом машина сорвалась с места и двинулись дальше по дороге. Все трое неслись, неслись и неслись на встречу неизвестному. Черные колеса Лады крутились, отсчитывая километры и поднимали с дороги горячую, густую пыль, рисунок на алюминиевых дисках машины слился в единый круг. Прежняя спокойная жизнь как будто оставалась позади. Высоко в небе пронеслись самолеты, но до сидящих в машине звук гудящих двигателей дошел поздно и, когда все трое попытались рассмотреть через пыльное стекло источник звука, самолеты уже превратились в множество точек на горизонте.

- На восток… - без энтузиазма заключил директор

-Только бы до нас не добралась война, - задумчиво произнес агроном, глядя на мелькающие вдоль дороги поля.

- Говорят китайцы перед наступлением запускают тысячи роботов жуков, которые за сутки могут уничтожить несколько таких ферм, как наша – начал бойко рассказывать Сашка - растения повреждают, технику, здания, даже в животных заползают…против людей пока не использовали.

- Пока… – с грустью произнес агроном. Да, что это за война? Это борьба двух искусственных интеллектов, которые всех нас в единицы и килограммы биомассы пересчитали. Две системы добиваются конечного результата всеми доступными путями – в этом суть нейросетей. У них нет понятий о чести, доброте и милосердии. Первая Мировая Война считалась самой жестокой, ведь тогда люди впервые получили ужасающие средства по уничтожению друг друга, не оглядываясь на моральную сторону вопроса, безжалостно применяли их против друг друга и поплатились за это миллионами жертв. Раскаяние пришло, но позже, я бы сказал поздно и вот теперь мы снова стоим на пороге еще большей катастрофы. Какой будет наша планета, что будет с братьями наши меньшими, сколько человеческих жертв нужно будет принести на этот алтарь познания и когда придет раскаяние и понимание? Мы снова получили в руки оружие, последствия применения которого нам до конца не понятны, но одно ясно, что это может стать последней войной в истории человечества.

-Ладно, Семеныч, не нагнетай, итак тошно, говори лучше, куда дальше ехать – прервал агронома директор.

Объехав к вечеру не меньше трех десятков полей и найдя большую часть упавших дронов, агроном, директор и Сашка вышли из машины, у всех троих с непривычки гудели ноги.

- Я иной раз и за неделю столько не проходил – удивлялся сам себе директор. В руках у мальчика был небольшой дрон-разведчик, возможно тот самый, что обнаружил мотылька на кукурузе сегодня утром. Они остановились перед главным зданием, на фасаде демонстрировался патриотический ролик о неуязвимых боевых роботах. Подойдя ближе, они увидели, что в темноте у входа стоял взлохмаченный, не бритый человек в рабочем комбинезоне.

- Я звук выключил, чтоб не мешал – вместо приветствия сказал инженер.

-Ты где был, Алексей? – спросил директор.

Инженер стал долго рассказывать, как отключилась химическая станция, как на него с неба посыпалась дроны, некоторые пикировали на землю, некоторые просто медленно планировали. Один маленький дрон все же задел его и поцарапал плечо, потом начались проблемы с голосовым управлением и связью.

- Смотри, что у нас – сказал директор и направил запястье в темноту. В воздухе появилась картинка с поля: дымящийся дрон лежал в пшеничном поле.

- Это где? – спросил инженер

- Тут, не далеко от офиса, справа от дороги.

- Мы таких четыре нашли, я тебе скину координаты.

Тут вмешался агроном: - Алексей, когда будешь его забирать, будь осторожнее, из бака разлился пестицид. Возьми у меня в куполе защитный костюм, он надежный, хорошо защищает.

- Хорошо, дед, не волнуйся, - инженер дружески похлопал Семеныча по плечу.

-Ладно, пойдем внутрь, подумаем, что дальше делать – предложил директор. Проходя мимо сканеров, все взяли по порции биогеля и тут же проглотили содержимое.

Совещание решили провести в кабинете агронома, так как там был хороший рабочий стол и места хватило бы для всех.

- Сколько у нас человек? - обращаясь ко всем спросил директор.

- С нами восемь – откликнулся инженер.

- И это почти на 300 тысяч га, - не то закашлялся, не то засмеялся агроном.

- Агро, ты уже готова к работе? – обратился директор к помощнице.

- Да, директор, но множество функций не доступны, директива 12.56.

- Ладно, с этим разберемся, сколько людей проживает в нашем районе?

- Зарегистрировано 542 852 человека, но 532 346 не имеют никаких трудовых навыков, 8 645 нетрудоспособны по состоянию здоровья, 1035 - постоянно занятых, 826 - имеют навыки, но в настоящее время не работают.

- Агро, дай мне списки этих, которые имеют навыки с местами их проживания.

- Директор, уточнение: еще около 60 человек не зарегистрированы в системе учета населения, постоянно перемещаются, ведут асоциальный образ жизни.

- Как будто 99% нашего населения ведет социальный - усмехнулся агроном. - Труд сделал из обезьяны человека – наклонился Агроном к Сашке, - а что делают эти бездельники? – махнул он рукой и тут же продолжил, уже обращаясь ко всем: - А Сашку, Сашку-то вы посчитали? Он обучен, он мне помогать будет. Правда Сашка?

Мальчик подошел поближе к рабочему экрану, на котором инженер все еще пытался отыскать упавшие дроны.

- Я готов помогать и Степан Семеновичу, и Алексею Михайловичу тоже. Вот я нашел одного целого, может его можно опят запустить? - Сашка передал инженеру дрон, на вид он действительно был целым.

Инженер погладил Сашку по голове и взял дрон,

- Не знаю парень, я пока ничего не могу починить, нужно разбираться.

Директор водил пальцем по списку из фамилий людей, не занятых ни на какой работе:

Аксенов – продавец, кассир

Богданов – сторож

Виноградова – маркетолог

Гусев – юрист

Доронин – HR специалист

Ежова – бухгалтер

Зорина – бизнес тренер

Синкин – дворник

Морозов – повар

Никитин - ветеринар

- Стой, стой, хватит Агро. – скомандовал директор, - Вымершие профессии и может они хотя бы копать умеют?

- Да у нас и лопат для них столько нет – тут же ответил агроном.

- А где они жить будут? – вмешался инженер

- Ясно одно – без рабочих рук мы урожай не уберем, так ведь, Алексей? Или мы сможем хоть что-то запустить в ручном режиме?

- Думаю часть техники сможем, но чтобы установить ручное управление на харвестеры мне понадобится пару недель.

- А сможешь один собрать побыстрее для тренировки работников?

- Думаю да, к пятнице постараюсь управится. Но скажу сразу, управление будет не как в машине, я думаю пока просто поставим кресло и выведем несколько кнопок для управления вперед-назад, вправо-влево, выгрузка. Других идей у меня пока нет.

- Ничего, давай начнем с этого, а там посмотрим. - Одобрительно кивнул директор.

- Агро, сколько у нас харвестров?

- 16 единиц.

— Значит 16 человек нужно найти и обучить. – Рассуждал вслух директор - М-да, та еще задачка. Семеныч, завтра с утра будем связываться со всеми из моего кабинета, по списку с каждым! Агро, передай в центр список этих, ну с навыками, чтобы дали им разрешение на работу.

- А если они не согласятся?- поинтересовался Агроном.

- Я думаю они будут рады поработать – с прищуром ответил директор.

- И то верно…И Сашку, Сашку моим помощником запишите! – снова оживился Семеныч.

- И Сашку запишем, Сашка, у как тебя фамилия?

- Иванов – ответил Сашка

- Агро, добавь Александра Иванова в список – скомандовал директор.

- Простите, Директор, но дети не могут быть привлечены к труду…

-А в условиях военного времени?

- Информация проверяется…

- Александр Иванов добавлен в список.

- Ну вот, Сашка, еще и трудобаллы будешь зарабатывать – добродушно улыбнувшись сказал директор, глядя на Сашку, но тот не отрывал взгляда от стола. Директор посмотрел на остальных, инженер с удивлением смотрел в маленькую точку на столе, агроном надел очки и тоже высматривал что-то мелкое, почти носом уткнувшись в стол.

Точка превратилась в пятно и начала расползаться.

- Что там? - спросил директор испугано.

- Жуки – ответил инженер.

Темные сумерки накрыли поля, купол и офисное здание, в лесополосе застрекотал сверчок, в пруду ударила хвостом щука, заквакали лягушки, со стороны леса задул ветерок, и прохлада наконец начала укутывать разогретые за знойный день поля. Солнце еще не зашло, а месяц уже проявился на небосводе, предсказывая спокойную тихую ночь. Это уходящая натура любимый для нас образ русской глубинки. Что будет с ним, сохраниться ли он для потомков или сгинет под прессом новых технологий? Почувствует ли рука будущего агронома ости пшеницы, растёртые с семенами между грубых ладоней? Будут ли деревенские мальчишки бегать через поля на пруд, поднимая облака ржаной пыльцы. Захотят ли проезжающие на покос мужчины останавливаться у ключа во влажной балке, чтобы хоть на миг укрыться от зноя? Подарит ли огнедышащее око свою силу склонившему перед ним голову-корзинку подсолнечнику? Все это нам пока неведомо…

Я стою в обгоревшей бетонной комнате перед огромным окном без стекла и вслушиваюсь в звуки леса. Чтобы лучше чувствовать его дыхание я подхожу к краю стены, осторожно наступаю на раму ботинком, стекло, забившееся в уплотнитель, хрустит и сыпется вниз на летун, который когда-то разбил окно и стал причиной пожара. Темный корпус машины с северной стороны успел покрыться мхом, среди искорёженного металла, переливаясь серебряными листьями на ветру, гордо возвышается молодая березка.

+2
296
13:01
Эти двое увлеченно о чем-то беседовали, так что мы на время оставим их и перенесемся во внутрь здания, наверняка вам интересно узнать, как там все устроено.

Если честно, не интересно. Вступление не располагает интересоваться устройством чего-либо. Действия бы какого-нибудь и персонажей, не вызывающих скуку смертную никчёмной болтовнёй.

Зарегистрировано 542 852 человека, но 532 346 не имеют никаких трудовых навыков...

Однако. Середина XXI-го века на дворе — и уже такая повальная деградация трудовых навыков у населения. Из-за дронов, распрыскивающих химикаты, и систем, мониторящих влажность и температуру воздуха? Или это китайские роботы-жуки (искусственная саранча, по функционалу, как я понимаю) так подкузьмили недальновидному человечеству… Через каких-то тридцать лет юристы, ветеринары и повара вымрут за ненадобностью? Серьёзно? Тот очевидный факт, что они не нужны обществу в концентрации «как грязи» (впрочем, это касается, мягко говоря, очень многих профессий), не подтверждает столь лихой тенденции. Рассказ напоминает какую-то бравурную передовицу в местечковом «горчичнике» — изобилие сомнительных цифр и напыщенных фраз.

Подарит ли огнедышащее око свою силу склонившему перед ним голову-корзинку подсолнечнику?

Подсолнечник — вымирающая культура? В начале рассказа упоминался в ряду самых ценных растений. Или… о ужас! Солнце вот-вот погаснет?! Видимо, «огнедышащее око» загремело в чёрный список ненужных профессий, а что, светодиодными лампочками перебьёмся:D.
Так-то, конечно, в любом тексте можно выискать задоринки на предмет позубоскалить, но главная проблема это рассказа, на мой взгляд, — он скучен, пусть и затрагивает вскользь целый пласт актуальных вопросов.
19:43
Политика это такая штука, скучна и мрачна.
МеРи Назари
08:36
Прочла с большим интересом.
Интересный, без постмодерновых задротей( хотя, бывает, по делу и прикольно) " стиль советских передовиц", с ненавязчивым юмором и романтическими подсолнухами
Ошибки и очипятки странным образом не испортили впечатления.
Загрузка...
Анна Голубенкова №1