Светлана Ледовская №1

Полярис -6

Полярис -6
Работа №229

- Пассажиров, отправляющихся в Пунта-Аренас просим пройти к двадцатому выходу. Процедура перемещения начнётся через десять минут.

Голос еле-еле доносится из очков на голове женщины сорока лет. У неё на груди висит бейджик «Фрида». Она захлопывает большую жёлтую папку, лежащую на коленях. Читать в бумаге странно, когда весь мир работает в виртуальности, ей же нравится запах и шелест бумаги. На распечатку отчётов приходиться тратить личные деньги. Она надевает виртуальные очки и мир перед глазами превращается в яркую сочную картинку. Миниатюрный ангелок помощник тут же показал ей огромное табло. До отправления десять минут.

- Заканчивается перемещение у выхода номер один. В Усть-Баргузин. Опаздывающих пассажиров просят немедленно пройти к кабине перемещения. – Аэропорт в виртуальности, из серого полупустого помещения, стал наполненным и красивым. Ранее слышимые шуршания ног теперь дополнялись звуками журчащей воды из виртуальных фонтанов и криками нарисованных попугаев. Пёстрая реклама моргает с каждой стены.

Фрида закидывает рюкзак на плечо и не спеша идёт к двадцатому выходу. «Странно» - размышляет она – «Давным-давно никто не летает самолётами, а название осталось. АЭРОПОРТ. С другой стороны, суть не изменилась. Он по-прежнему порт и перемещение происходит в воздухе.»

- Здрасте! – говорит кто-то сзади. Фрида оборачивается и обнаруживает Людвига. Биолог одетый в старинный двубортный костюм серого цвета напоминал мышь. Она сняла очки, но биолог не исчез, более того старинный костюм остался на нём.

- Добрый день. Не ожидала вас увидеть. – говорит она.

- Может и добрый, а может и нет. Зависит от точки зрения. Может по чашке чая?

- Увы. Отправление через… - Фрида заглянула в очки, где ангелок махал табличкой семь минут. - … Пять минут. Так, что в другой раз.

- Я не надеялся на ваше согласие. Просто спросил из вежливости.

- Как грубо! – она разворачивается и машет рукой Людвигу - До встречи на заседании совета.

Двадцатый выход расположен рядом с первым. Судя по распоркам врата сильно притягиваются друг к другу. Вопрос времени, когда они схлопнутся и будут закрыты на ремонт. Обычные люди не придавали этому внимания, но Фрида как-то адаптировала учёных открывающих такие врата. Им надо влиться в новую внешнюю среду максимально быстро.

Когда над вратами загорелось «Фрида» она проходит в арку. Темнота, ощущение лёгкого полёта на пять секунд, и она в Пунта-Аренас. Фрида снимает очки и проходит к окну. Тёмное небо заполнено огромными чёрными тучами. Ветер прижимает деревья к самой земле. Погода далеко не летняя.

- Сеньора! Сеньора Фрида!

Фрида оборачивается. Перед ней стоит молодой парень, он широко улыбался и что-то говорит по-испански. Она быстро одевает очки. Парень сильно преображается. Бесформенная толстовка и разношенные кроссовки превратились в пилотский китель и начищенные туфли.

- Сеньора. Я рад вас приветствовать в самом южном городе мира. Меня зовут Серхио и я ваш гид, пилот и помощник на ближайшие сутки.

- Спасибо.

- И ваш тоже мистер Людвиг Вебер. – говорит парень за спину Фриде. Она оборачивается, обнаруживая ухмыляющегося Людвига за спиной.

- Что вы здесь делаете? – спрашивает она.

- Тоже что и вы.

- Мне известно зачем я прилетела сюда. Но кто отправил вас? Биолога.

- Могу тоже самое сказать про вас. Социолог.

- Сеньоры. Продолжите разговор в самолёте пожалуйста. Погода портится и туман может задержать нас на несколько часов.

- Самолёт? – удивлённо крякнул Людвиг. – Я думал здесь есть врата в Антарктиду?

- Повышенный магнетизм не позволяет установить там врата. Должны бы знать! – сообщает Фрида, помахав указательным пальцем перед носом учёного.

- Меня интересует биология, а не структура пространственных врат. К тому же обычно подопытных привозят ко мне. Я за ними не бегаю.

- Людей, Людвиг! Людей! Новая разумная раса на планете. Очередная!

- Бред. Животные не люди, в независимости от уровня интеллекта.

- Сеньор! Сеньора! – взмолился Серхио. – Нам пора!

Он хватает их за руки и ведёт как маленьких детей. Длинный, кажущийся Фриде бесконечным, коридор заканчивается минут через десять большим ангаром. Людей нет, воздух стерильный, пахнет металлической пылью. Нос тихонько щиплет и подёргивает, ей хочется чихнуть.

Небольшой самолёт юрко выныривает с подземного ангара, он поворачивается по ветру и взлетает уже через пару минут.

- Снимите свои дурацкие очки. – говорит Людвиг смотря в свой иллюминатор.

- Они вам не нравятся? – Фрида смотрит на затылок биолога, и ей не нравятся.

«Кто так стрижёт? Волосы разной длинны, торчат как пакля! Ходит не расчёсанный, лохматый. Фу!».

- Скоро сеть пропадёт, и они окажутся бесполезными. – отвечает Людвиг. Мелькнувшая снаружи молния ярко выделила его торчащие уши.

- Без вас знаю! - она убирает очки в рюкзак и достаёт бумажную папку. Раскрыв отчёт о работе антарктического проекта на закладке «Биология» Фрида углубилась в чтение.

«Предполагается, что одной из причин образования мутаций является дезаминирование 13-метилцитозина, что может вызывать транзиции от цитозина к тимину. Из-за дезаминирования цитозина напротив него в цепь ДНК может включаться урацил.»

- Что это вы читаете? Людвиг стоит в проходе и смотрит в папку через плечо Фриды.

- Доклад о месте куда мы летим.

- И что вам стало из него понятно? Как строится структура ДНК полярцев? Или почему у них чёрная кожа среди белых снегов?

- Я пока только начала читать. И обязательно во всём разберусь.

- Лучше используйте эти листки для подсчёта прыжков этих обезьян. Глупая вы женщина! Я потратил на изучение этих процессов более сорока лет и мне весьма смутно понятно, как добиться такого же результата. А вы за пять минут разберётесь! Ха-ха!

- Разберусь. К тому же о возможностях интеграции полярцев в человеческое сообщество совет будет судить по моему отчёту.

- Обезьян нельзя интегрировать. Они созданы для опытов. А зачатки разума - это выдумки ваши и вам подобных!

- Я начинаю сомневаться, что совет послал компетентного специалиста. Вы шовинист! Вы ненавидите другие расы!

- А их и нет! Люди единственный разум. Ваш доклад «О кошках» на последнем заседании совет не пропустил и правильно.

- Муланцы не кошки! Они любят людей! И разум…

- Они не люди и подобные мутационные отклонения «Совет по изменениям» не пропустит. Вы пытались доказать, что их следует интегрировать в человеческое сообщество! Принять на равных! Кошек?

- Да! – Фрида встала с кресла и теперь макушкой упиралась в полку. – Муланцев перевели в адаптационный центр, и теперь они смогут развиться в самостоятельную расу!

- У них нет рук, мозг ограничен по объёму. Срок жизни не более сорока лет, а индекс развития как у восьмилетнего ребёнка!

- Вот именно! – Фрида садится на место и демонстративно смотрит в окно. «Как совет держит таких не злобных людей?» - думает она – «Понятно, что психологическое разнообразие необходимо для принятия оптимальных решений во благо человечества. Но как с ним существуют другие люди?»

- Llegó asudestino. Puedosalir. – объявляет Серхио по громкой связи.

- Puedo salir. – повторяет Серхио.

Самолёт закатывается по снегу в небольшой подземный ангар. Когда мотора стихает, Фрида выходит из самолёта. Людвиг чуть позже выпрыгивает на хрустящий снег.

Ангар старый. Сплошные заклёпки и торчащие болты. Серхио остался в самолёте, а Фрида и Людвиг прошли в маленькую кабинку лифта, расположенную на противоположной воротам стене. Скрипящий лифт спускал их минут десять. Когда кабина остановилась и двери немного задрожали, мягкий женский голос из динамика в потолке объявил.

- Добро пожаловать на исследовательскую антарктическую станцию «Полярис шесть».

Двери открылись, и они оказалась в небольшой комнатке. Фрида, слегка дотронувшись до стены провалилась внутрь всей кистью. Свет льётся со всех сторон как на космической станции. Ровное мягкое свечение. будто светится сама обивка.

- Время дезинфекции сто секунд. Просим не делать резких движений и не покидать помещения.

«Куда здесь можно уйти?» - думает Фрида. Лифт закрылся и двери практически не отличить от других стен. – «Страдаю ли я клаустрофобией? Вроде не похоже, хотя находиться здесь долгое время не приятно. Хочется большего разнообразия и пространства.»

- Дезинфекция закончена.

- Странно, что нас никто не встречает? – говорит Людвиг, когда двери открылись. – Где старший лаборант? Где профессор Беккер? Я же два дня назад разговаривал с ними и точно сообщил время прибытия.

- Не знаю. – Фрида топнула ногой. - Это же ваши коллеги! Что обычно делают биологи во второй половине дня? Спят?

- Если они смогли подстегнуть нейропроцессы ещё немного, то наверняка заняты проверкой. Могли и забыть про встречу. Я знаю куда идти.

Людвиг решительно вошёл в чернеющий овал двери. Мягкий свет медленно начал зажигаться вокруг него, освещая не более трёх метров впереди. Фрида идёт следом.

Длинный белый коридор привёл их к перекрёстку. Два ответвления. Влево и вправо. Людвиг останавливается.

- Налево или направо? – спрашивает Фрида, уперев руки в бока.

- Ни туда и ни туда.

- Как это? Пойдём обратно?

Фрида подошла ближе к биологу. Он протянул руку вперёд и стал сдирать мягкую обшивку.

- Что вы делаете? Порча государственного имущества наказуема.

- Этот этаж обманка для случайных туристов. Здесь два склада с запасами продуктов и медикаментов. Так же рация, но спуска дальше нет, так же как нет и обозначений, что это лаборатория.

- Э-э-э…А как же голос в лифте и дезинфекция?

- Согласен. Не доработали. Надо сообщить в отчёте.

Примерно через пару минут он освободил кусок стены метр на метр. Вместо пластиковой обшивки стандартного модуля обнаружились двери лифта. Фрида хотела сначала помочь, потом посмотрела самодовольное лицо Людвига и передумала. Пусть сам справляется раз самый умный и важный.

Минут через пять учёный раскидал обшивку вокруг и ткнул кнопку вызова. Издалека послышалось слабое гудение. Через некоторое время, когда Фрида захотела сделать язвительное замечание об отсутствие лифта, но секунд десять двери дрожали, а потом со скрипом открылись.

Следующий этаж начинается так же. Дезинфекция пустой коридор, расходящийся чуть позже в две разные стороны.

- Это, что ли тоже маскировочный этаж? – язвительно спрашивает Фрида.

- Нет. Здесь проходил первый этап проекта. Сейчас он законсервирован, но лифт должен работать.

- Снова вскрывать обшивку будете?

- Нет, лифт находится около склада, за центральной лабораторией.

- Что-то вы много знаете об устройстве лаборатории. Работали здесь?

- Нет.

- Тогда откуда познания? Неужели из отчётов?

- Я не смотрел виртуальную модель. Просто работал в подобной лаборатории.

- Даже спрашивать не буду, что за проект вы вели. Наверняка, результат ваших исследований не выжил. Подумать только великий Людвиг решил подарить помощь разумным!

Фрида заканчивает речь уже одна. Биолог быстрым шагом идёт по левому коридору. Она топает ногой в мягкий пол и устремляется за ним.

- Не сюда. – говорит ей в лицо Людвиг, когда Фрида встала дверном проёме. – Кто-то заварил дверь нужно искать обходной путь.

- Зачем? Как тогда происходит смена учёных на проекте? А еду как они получают?

- Сложные биологические проекты всегда проводятся в полной изоляции, то что сюда позвали вас очень странно. Видимо, проект завершён.

- А запираться то зачем?

- Безопасность. – Людвиг протискивается мимо Фриды в коридор.

- Не думаю, чтобы кто-то в современном мире стал бы ломиться сюда в антарктическую биологическую станцию.

- Эта защита внешнего мира, от того что может произойти внутри.

- И как она реализована? Баррикадами? Не очень убедительно.

- В основании лаборатории заложена ядерная установка. В случае большой угрозы можно её подорвать.

- Вы что с ума по сходили? Ядерные установки запрещены уже более пятидесяти лет на всей планете! Ни одной электростанции или оружия. А вы вот так спокойно заявляете, что обманываете людей?

- Данная лаборатория построена более ста лет назад. Тогда других способов ограничивать биологические эксперименты не было.

- Надо было снести эту лабораторию пятьдесят лет назад! – кричит она. Биолог пожимает плечами, отворачивается и уходит. Она поднимает руки и открывает рот, чтобы высказать всё что думает о самодовольстве «великих учёных», но заготовленная речь застревает в горле. В месте где только, что прошёл Людвиг появился белый, лохматый шар, и через пару секунд он исчез обратно в потолке.

Фрида внимательно осматривает потолок в месте появления белого нечто, но никакого отверстия или люка не обнаруживает. Людвиг тем временем чем-то гремит в соседнем помещении.

- Идите сюда! – кричит он. Фрида идёт спиной по коридору, не спуская глаз с потолка.

- Ну, где вы там? Что такого интересного? – повторяет Людвиг, поворачивая Фриду за плечи к себе.

- Ничего такого. Просто думала, нет ли в этом потолке люка?

- Это армированная труба из стале-бетона, люк в ней проделать можно только направленным взрывом в пару килотонн.

На этот раз лифт не разговаривал и просто спустил из на несколько этажей вниз. Насколько глубоко они спустились Фрида могла только гадать. Двери открылись в переходной тамбур, и после очередной дезинфекции их впустили в следующую комнату.

- А над чем же вы работали в похожей лаборатории? – спрашивает Фрида.

- Кошки. – говорит Людвиг и нажимает кнопку вызова. Через несколько минут в смотровом окошке показалась взлохмаченная голова профессора.

- А-а-а, доктор Вебер! Приветствую! А кто это с вами?

- Коллега из совета по адаптации. Социолог.

- Отлично. Заходите.

Людвиг тянет в сторону массивную дверь и пропускает вперёд Фриду.

- Пропускаете женщину в биологическую лабораторию первой. Ха-ха. – смеётся профессор Беккер – вы всегда были осторожны Людвиг.

- Поэтому мой эксперимент не взорвали.

- Ха-ха-ха! – профессор смеётся мелким смехом – Здесь тоже всё отлично! Вы сможете убедится лично! Ха-ха-ха. Простите за каламбур! – говорит профессор, вытирая выступившие слёзы.

- Пойдёмте я устрою вам небольшую экскурсию. – он идёт первым показывая на белые комочки меха за стеклом.

- Полярцы, новая разновидность разума, специально создаваемая для путешествия в космосе. Им требуется немного питания и немного места. Сейчас они умеют только совершать простейшие действия, но уверяю вас пройдёт несколько поколений, и они смогут работать с компьютером. Последний вариант сыворотки очень благоприятно сказался на развитии мозговых процессов и самое главное закрепился в генном коде.

Профессор останавливается перед дверью поджидая их. Как только они встают рядом дверь сдвигается.

- А здесь кафетерий. Можете выпить немного кофе, а я пока принесу отчёты.

- Хорошо. – говорит Людвиг подходя к автомату. Фрида берёт чашку ароматного кофе и слегка прихлёбывает. Нёбо немного обжигает, но кофе вкусный. Профессор принёс кучу отчётов, и они с Людвигом долго читали их страница за страницей. Фрида же рассматривает зарождающийся разум.

Полярцы пушистые белые шары размером с футбольный мяч. Они катаются в комнате за стеклом и видимо играют. Вот несколько маленьких «теннисных» шариков выкатились из-под навеса и принялись гонятся друг за другом. Потом они выстроились в форме буквы «П». Один из шаров немного выпал из линии и большой шар подкатился и подтолкнул его обратно. Дальше следовали буквы «Р», «И», «В», «И», «Т».

«Видимо плоховато они знают человеческий язык» - решает Фрида, - «Надо будет их подучить если конечно позволят».

- Мы всё. – говорит Людвиг положив руку ей на плечо.

- Так быстро? Я думала мы здесь на несколько дней?

- К сожалению работа не окончена, и мы будем мешать. Вы осмотритесь ещё раз, а я наверное ещё раз схожу в туалет.

- Вы меня простите леди. – вмешивается в разговор профессор Беккер. - Но вы действительно можете нарушить чистоту эксперимента. Уже одно ваше присутствие является нарушением, но отказать совету по адаптации мы не можем. Предлагаю вам приехать сюда через пару лет. Когда вы выйдем на финальную стадию и вырастут следующие три поколения полярцев.

Обратный путь проходит дольше. Дезинфекция длится на сто секунд больше, и заделка пластиком лифта тоже отнимает много времени.

Свет в ангаре выключен. Серхио спит. Понадобилось минут двадцать чтобы достучаться до него. Он долго трёт глаза и только потом открывает дверь.

- Qué pasó? Erestanrápido.

- Взлетаем. – усталым голосом произносит Людвиг, когда они заходят внутрь.

- Qué está pasando? Echar a volar?

- Sí? Sí! – говорит он.

Серхио уверенно выводит самолёт наружу и раскручивает турбины. Пара минут и быстро набрав скорость самолёт взлетает.

- У меня есть неприятная новость. – говорит Людвиг склоняясь к самому уху Фриды. - Полярис шесть придётся изолировать и взорвать.

- Что за бред вы говорите? Новый разум в начальной стадии зарождения и имеет право на существование.

- Вы к сожалению, многое упустили из происходящего. Ни профессора Беккера, ни его лаборантов в лаборатории не было.

- А с кем же мы тогда общались? Они провели нас по всему комплексу и всё показали, мило улыбались.

- С подопытными. Профессор не более чем наше воображение. Я включил миниатюрную камеру, как только мы спустились в лабораторию. я всегда так делаю. Потом легче составлять отчёт, не надо мучительно вспоминать прошедшее. На записях только подопытные. Вспомните, что все двери мы открывали сами и кофе тоже.

- Куда же делись тогда все люди? – спрашивает Фрида.

- Но вот написанные в спешке на последней странице журнала слова, что полярцы могут манипулировать восприятием, наводит на плохие мысли.

- Да? А мне кажется они милы и пушистые создания, стремящиеся к разуму.

- Я тоже бы так подумал, если бы не кровь на видеозаписи. Хорошо, что они не могут сбежать, пересечь океан им не под силу. Как ловить подобного монстра на свободе совершенно не понятно.

Фрида сидит и думает. Сказать Людвигу о крошечном пушистом комке у неё на груди? Или дать шанс новому разуму?

+1
271
08:12 (отредактировано)
Как это часто бывает, задумка получилась лучше исполнения. Концовка неожиданна, это плюс. А вот постоянно скачущие времена глаголов — это минус. Стилистических ошибок многовато :(
PS: прямо-таки вопиющая невычитанность devil
19:57
Рассказ интересный и с юмором.
Загрузка...
Елена Белильщикова №1