Валентина Савенко №1

Второй шанс

Второй шанс
Работа №182

Я открыл глаза… вокруг стены, пол и потолок. В одном углу умывальник с одним краном, в другом, нужник с закрывающей крышкой. Всё белого цвета. Странно, но я не могу вспомнить, как тут оказался? В больничке? Вряд ли, вроде проблем со здоровьем не было, каждые два дня спортзал, раз в неделю бассейн с обязательным километровым заплывом… Да и вообще, на лечебное учреждение не похоже, только разве цветовой палитрой. В тюрьме? Вряд ли, с законом у меня дружеские отношения, налоги плачу исправно, конфликты обхожу стороной, грязных историй, с брошенными мной детьми, нет, да и я бы такого себе не позволил… А вообще, что было накануне?..

Да, чёрт возьми, ничего! В двадцать три часа лёг спать на свою тёплую кровать, после чашечки горячего чая с ложечкой мёда... Иногда бывают сны, похожие на реальность…

— Аааа… — ущипнул себя, не сплю. Молча, встаю и смотрю на чём лежал. Большой матрас, похожий на диван, без всяких там спинок и подлокотников. Такой белый кирпич, с выемкой для головы. Щупаю руками, мягкий и плотный одновременно, материал похож на паралон и резину… странная структура. Ладно, с этим разобрался, подхожу к стене. Просто сплошная панель, без швов и щелей… удивительно.

— Люди? Меня кто слышит? — не то что кричу, но довольно громко спрашиваю, пытаясь сохранить хладнокровие. Никакого ответа. Подняв голову, пытаюсь рассмотреть источники света… Ничего не понимаю, ламп нет, вся окружающая обстановка даёт освещение, даже диван. Никогда такого не видел, низ живота закрутило в недобром предчувствии. Что-то я не слышал про такие технологии. — Эй, это уже не смешно… ау!!!

Смотрю на себя, трусы семейные, майка с дыркой около соска и больше ничего, именно в этой одежде я и лёг спать. Да что же это такое? Прижало конкретно… Сажусь на унитаз справить большую нужду, после завершения неприятного дела, ударяет водяная струя… елки-палки, беде… за тридцать лет впервые со мной такое, как аристократ… Вода приятная, тёпленькая, истерично хохотнув, подхожу к умывальнику.

— Это какой-то розыгрыш? — догадываюсь я, открывая кран, сделанный из пластического материала, и начинаю умываться, расплёскивая капли. После обмывания оглядываюсь по сторонам, в поисках полотенца, дабы вытереться. Ничего похожего нет. Встряхнув руки, почти шёпотом, сам себя спрашиваю, — и как же мне быть?

И тут со всех сторон в меня ударяют сильные потоки воздуха, я даже чувствую, как трусы слетают до колен.

— Эээ ууууу ааа… — мои щеки надуваются и вибрируют, как у весёлого пса, высунувшего морду в открытое заднее окно автомобиля. Десять секунд, и резко, эта ветряная вакханалия, прекратилась. Я в недоумении, но сухой, стою и кручу головой, не понимая, откуда нагнетался воздух…

А ещё нет ни дверей, ни окон, интересно, меня должны были ведь пронести сюда как-то. Я, стал простукивать стены... глухой звук и гладкая поверхность.

— Ээй! Кто-нибудь!?.. — теперь я уже немного паникую и кричу во всю глотку. В ответ - тишина… Тогда открыв рот прислушиваюсь. Слышу тихий, очень тихий и далёкий гул и всё, больше ничего! Какая-та пугающая изоляция…

Вокруг начинает темнеть, я чувствую, что сейчас что-то произойдёт и присаживаюсь на свой спальный матрас, мне страшно… Передо мной, на ширину всей стены, проступает планета похожая на нашу Землю. Большой экран во всех красках показывает её со стороны! Я уверен, что это Земля, вон, африканский материк, Евразия и часть Австралии… Захватывает дух от такой величественной картинки, наверно, снятого со спутника… Видно, как потихоньку извиваются завихрения облачных потоков, прикрывая местность, это не фотография а видеосъёмка, кто-то, показывает мне странный фильм. Изображение меняться. Камера, которая снимает, стала резко приближаться в сторону европейского материка. И вот уже узнаваемые очертания Российской Федерации. Проступают Уральские горы, и невидимый оператор направляется к родному городу… А дальше больше, как на навигационной карте, узнаю свою улицу и вижу редкие машины, едущие по ночной дороге. Вот мой дом, мы подлетаем к крыше и проходим сквозь неё. Какой-то кошмарный сюрреализм, перед глазами я вижу себя, сладко посапывающего на кровати, одеяло запинано ногами, подушка скомкана… Резкий свет и моё тело пропадает, оставляя постельную принадлежность в одиночестве… и опять, вид из космоса.

— Что за бред… — шепчу, но не могу отвести взгляда от стены, там продолжается ужасающий сюжет. Теперь видны лёгкие круглые всполохи на поверхности планеты, смутная догадка витает на подкорке, очень напоминают ядерные, или что-то подобное, взрывы… Их всё больше и больше на всех материках… Кто-то или что-то, мне показывает глобальный катаклизм в быстрой перемотке. И вот уже не видно ни океанов, ни суши… всю планету накрывает густой, серо-бурый туман, сквозь него проступают кроваво-жёлтые молнии и вспышки. Сижу и не верю своим глазам, только что, я увидел гибель собственного мира. Изображение пропадает и опять кругом лишь белые стены. Почему-то у меня совершенно нет сомнений в правдивости произошедшего. Всё это политическое нагнетание в последние годы, вело именно к такой жирной точке, или даже восклицательному знаку, без этих вездесущих многоточий. Моя прострация прерывается, так как вижу, как выдвигается полуметровая часть стены, и как на подносе, на ней стоят: прозрачная чаша с мутной коричневой биомассой и таким же прозрачным стаканом с водой.

— Это наверно завтрак? — догадываюсь я и подхожу к выдвинутой панели с пищей. Беру чашу, чувствуя руками твёрдость материала. Принюхиваюсь к содержимому. Запаха совершенно нет, вряд ли это отрава, но отсутствие ароматов у еды напрягает. Осмелев, пальцами загребаю холодное месиво и пробую на вкус, ворча, — могли бы и ложку положить…

Это что-то протеиновое и безвкусное. Совсем неинтересное, уже испытываю отвращение, но, как ни удивительно, организм насыщается. Вода очень даже кстати, прохладная и немного присутствует привкус железа.

— Спасибо! — благодарю пустоту и опять повторяю процедуру умывания, после чего, пытаюсь внимательно рассмотреть, откуда появляются потоки воздуха. Ничего не вижу, ветер просто дует отовсюду и ниоткуда конкретно, поразительно.

— Ух ты… мистика какая-та! — выдыхаю я. Пустая посуда пропала, и выдвинутая панель-поднос, так же испарилась, как будто ничего и не было. — Я тут на чьём-то содержании, что ли? Алло?

Никто мне не отвечает, да я в принципе другого и не ожидаю…

* * * *

То был мой первый день появления в комнате, камере, каюте или жилом помещении, это уж кому как по душе. Потом прошло море и море таких же дней. Освещение в точности повторяло солнечный цикл нашей жизни, к вечеру медленно темнея, и сменяясь на кромешную темноту. Тогда я ложился спать, как и подобает живому организму. В голове крутился ворох вопросов, а ответов никто не давал. Думал о том, что нахожусь в открытом космосе, не понимая цели и смысла происходящего вокруг. После того страшного фильма про конец света, неизвестная сущность ничего больше не показывала. Всё говорило о внеземном разуме, но далёкого от нашего восприятия и понимания… и он не хотел выходить на связь со мной.

Чтобы убить бесконечное время, занимался гимнастикой и отжиманием, бегал, на месте и небольшими кругами по комнате.

— Ты ждёшь… Я пою… Ты танцуешь… я бегу… — нёс ахинею, пританцовывая перед молчаливой стеной, с недавних пор я начинал сходить с ума. Руками прощупывал своё лицо, борода выросла длиной почти с палец, а ведь никогда раньше не отращивал такой колючий ужас. Первое время мне удавалось контролировать счёт дням, а потом я сбился и забил на эту ерунду. Если бы была ручка или карандаш, другое дело, ставил бы галочки на поверхности пола или дивана. — Эй, кто-нибудь!? Какая погода за бортом? Может, нас уже сжигают солнечные потоки или протоны-нейтроны-мазотроны?

Пару раз, когда от меня начинало сильно уж попахивать, появлялся сильнейший тёплый водяной воздух, несравнимый с ветерком после умывания. Он, как мощная центрифуга, выжимал грязь из моёго тела, майки и трусов. Потом влажный ветер сменялся на сухой, просушивая. Я чувствовал себя вещью, которую кто-то решил почистить, даже было немного обидно.

— Люди… человеки… инопланетяне… Эгей! Я тут! — то кричал, то шептал я, периодически. Иногда, когда особенно был в плохом настроении, пинал по панелям, матрасу, умывальнику и унитазу, один раз хорошо так вывернул коленку и несколько дней хромал. И самое смешное, ничего не смог сломать или повредить, даже вмятины не оставил.

— Мама… папа… Алёна… Серёга… Анатолий Васильевич… Путин… Трамп… Жанна Агузарова… Алёша… — вспоминал я своих родственников, подруг, знакомых, коллег, президентов и инопланетян, все они сливались в одно безликое человеческое очертание, я начинал забывать, как выглядят люди. Хоть бы какое жалкое зеркальце, чтобы посмотреть на себя, может собственный фейс бы и напомнил о них.

— Дамы и Господа, сегодня я покажу вам новый спектакль «мы живём в трамвае»! — кривлялся я у матраса, разыгрывая сам себе представление. Такая небольшая следующая фаза сумасшествия.

— Просим, просим! Мы ждём сударь! — присаживался я на свой спальник и притворялся зрителем, похлопывая ладонями.

— Это соседка Нюра, — вскакивал я на ноги, просовывая под майку руки, делая подобие женской груди и игриво поигрывая попой, — она такая проходит на кухню, чтобы поставить чайник на плиту… и тут она видит Ивана Васильевича, он курит у окна и прожигает взглядом фигуру женщины… Ой, доброе утро, Иван Васильевич…

— Привет, красавица! — с хрипотцой я же и поздоровался, уже стоя у раковины с краном и вальяжно облокотившись об неё, — прекрасно выглядишь! Может, покажешь свои буфера?

— Ай, какой вы хам… — хихикаю я Ивану Васильевичу и как бы невзначай, оттягиваю свою майку, — на, смотри, старый пень… всё равно большего тебе не светит…

— Это бесподобно! Браво! Браво! На бис!!! — кричу я, сидя на диване и восторгаюсь игрой актёров этого великолепного театра. А через минуту уже лежу, и меланхолично смотрю на светящийся потолок. Никаких мыслей, лишь пустота в голове.

А когда моя борода доросла до солнечного сплетения, я был уже в постоянной апатии. Механически подходил к унитазу, справлял свои нужды, потом шёл к стене, из которой выдвигался поднос с едой. На автомате проглатывал биомассу, запивая водой, и ложился обратно, на свою кровать, прямо так, не моясь. Всё равно меня бесцеремонно прочистит невидимый хозяин этих апартаментов. Трусы с майкой поистёрлись до состояния видимости всех моих интимных мест, а мне было плевать. Я существовал, почти в растительном состоянии, удобряемый каким-то сверхразумом, в комфортной комнатной температуре. Занятие спортом давно забросил и вообще забыл, что это такое.

Однажды, до моего слуха дошёл посторонний звук, похожий на сирену. С раздражением я сфокусировал взгляд, мозг стал проясняться. И, правда, это был какой-то нечеловеческий вой. Упав с дивана, стал с испугом оглядываться, не понимая, откуда это звучит.

— Хватит! — мои уста вспомнили забытое слово, смысл которого был далёк от восприятия мозгом. Ладонями я закрыл уши и зажмурившись, прохрипел, — нет… нет…

Сирена нарастала с каждой минутой, тогда открыл глаза и увидел провал… Точней темноту, одна из стен пропала. В голове забухало от ужаса, только что, произошло событие, разрушающее сложившийся миропорядок. Я не хотел никаких изменений, меня устраивало спокойствие моей любимой комнаты…

— Что там такое… аааа… оооо… waat… fak… — услышал в чернеющей пустоте чужие голоса… Вытирая проступающие слёзы рукой, я встал на дрожащие ноги, и пошёл.

Это был гигантский коридор, и совсем не тёмный, просто на фоне светлой комнаты так казалось, уже через минуту зрение привыкло. Слева и справа выходили сотни и сотни людей, из таких же комнат. Многие в разнообразии одежды, схожие со мной, а некоторые, совсем голые, но были и в одежде, хоть и рваной. Мужчины, женщины, дети и старики, всех рас матушки Земли. Люди с удивлением оглядывались друг на друга и радовались, что одиночество осталось за спиной. Где-то далеко, в конце туннеля, проступил яркий свет, очень похожий на дневной. Не сговариваясь, народ побрёл туда. Около меня измождённый старичок споткнулся и упал.

— Дед, вставай… — с трудом подобрал я слова, помогая подняться.

— Сенькью… — и мы побрели вперёд, в общей толпе.

* * * *

Мы вышли в чужой мир, совсем не похожий на наш. Деревья стояли с голубыми листьями, трава такого же цвета. Даже небо было другое, розового оттенка. Люди стояли и ошарашено смотрели, поражённые странными красками этой планеты, они знали, теперь здесь предстоит строить новую цивилизацию. Кто-то дал второй шанс человечеству…

— Кусать мой затылок… — знаю, мой мозг ещё не восстановился, но я реально был поражён, после того, как оглянулся назад посмотреть на космический инопланетный корабль, который стал нашим ковчегом. Сзади ничего не было, пустота… не считая поляны фиолетовых цветов и нескольких голубых кустов с сиреневыми ягодами на ветвях. Никакой летающей тарелки или там какого-нибудь гигантского куба…

Кто нас сюда доставил, мы так и не узнали. Может, это был Создатель Всего Сущего, может Бог… а может просто, пролетающая мимо нашей Галактики, Сверхсущность, которая решила немного помочь малым формам жизни и перенести их на другой, более плодородный, «огород»…

-4
354
10:38
Как появилась жизнь на Земле? Прав ли был Дарвин или в дело вмешалось «божественное» нечто? Имела ли место в реальности история из Библии о Ное и его ковчеге?
Данный рассказ — вариация на тему. Здесь нет ответов на вопрос: кто же доставил землян (причем разных возрастов) в новую обитель. Нет ответов, чем они руководствовались, выбирая претендентов. А быть может выбор был случаен?
Здесь есть удивление героя, есть его отчаяния (в малой дозе, но вполне достаточной, чтобы понять: в одиночестве он был долго, но оно его полностью не сломило) и есть «воскрешение».
Уже однажды (а может даже и не однажды) люди разрушили планету. Теперь у них есть еще один шанс. Воспользуются?
Вывод. Рассказ можно было бы назвать гладким. Мысль подается достаточно четко. Автор знает, что хочет сказать, и говорит, не оставляя читателям места до каких-то философских домысливаний. Но… опять есть но. Не мешало бы рассказ вычитать. Пока же он имеет вид черновика — неплохого, но останавливаться на нем не стоит.
Вполне себе сносно написанный рассказ — история похищения инопланетянами. Ошибок серьёзных не замечено. Скучновато, конечно, нет никакого движа, да и сама идея не нова. Но в такое похищение охотно верится.
Спасибо.
Испёк по случаю прочтения БС-пирожок:

проснёшься как-то рано утром
и на работу не пойдёшь
похитил злой инпланетянин
в ватсапе шефу напиши
12:45
Ошибок не замечено? Пока я читала, расплакался на полке учебник синтаксиса русского языка!
smileохотно верю.
Ценз снизился после прочтения некоторых творений pardon
19:37
Не понравилось наличие ошибок («паралон») и стиль («я реально был поражён...») Ну, и концовка. Очень бы хотелось узнать, когда конкурс закончится — рассказ писался в спешке? В последние часы перед окончанием приёма работ?
09:32 (отредактировано)
Рассказ больше похож на произведение в жанре мистика. Начало и концовка, похожие на фантастику, подразумевают наличие некоторых ответов, но в рассказе они отсутствуют.

Не понравились фразы вроде «пластического материала», «дабы вытереться», повторение одинаковых местоимений в подряд идущих предложениях (например, «это» — И, правда, это был какой-то нечеловеческий вой. Упав с дивана, стал с испугом оглядываться, не понимая, откуда это звучит.).

Очень много многоточий, восклицательных и вопросительных знаков. Мне кажется, что пунктуацию можно было упростить. Рассказ напоминает несколько художественных фильмов. Отсутствие оригинальной идеи и скопированная концовка из фильма «Стальные двери» оставляют негативное впечатление.
Комментарий удален
Загрузка...
Мартин Эйле №1