Ирис Ленская №1

228

228
Работа №15

Сергей ехал один на другой конец острова. Ездить по дороге с другой стороной вождения было непривычно, поэтому Сергею приходилось напоминать себе: где я - там середина. Впрочем он быстро всему учился и всё давалось ему довольно легко: обучение в университете, работа в престижных компаниях, в конце концов основание своего бизнеса. Вот уже около 3 лет он руководил компанией, которая строит бюджетные дома для населения. Хорошая логика и счёт в уме пригодились в составлении смет. Довольными были и строители и заказчики. Но в голове сейчас был далеко не бизнес.

На улице уже темнело, часов 7 вечера, вот вот и на улице станет совсем темно . Сергей старался ехать быстрее, чтобы успеть приехать совсем до темноты. Там, куда он ехал, можно было быть уверенным в том, что фонарей не будет.

Музыка играла очень громко в Машине, и судя по облакам всё-таки должен был начаться Дождь. Навигация показывала, что оставалось ехать ещё около20 минут. Съехав с главной дороги, он свернул на одну из маленьких обыкновенных тайских улочек. По бокам стояли низкие дома с вывешенной одеждой, сидели старые тайцы, где-то в тазах ещё плескались дети. Изредка попадались встречные машины, с которыми на этой дороге было сложно разъехаться.Дома, которые стояли дальше по дороге были скорее заброшенными. По крайней мере жильцов там уже не было видно.

Дорога стала совсем пустынной, не было ни машин, ни людей. Стемнело уже окончательно.

- через 200 метров ваша цель находится справа.

Сергей осмотрелся. Одна только мысль промелькнула в его голове: - «бл*, опять Навигация привела не туда. Сколько раз повторял себе не полагаться, нет, опять»

Но через 200 метров действительно слева от дороги он увидел небольшой дом, скорее придорожный ларёк. Витринные стекла были тусклыми, но за ними виднелись полки с составленными в ряд на них статуэтками. Внутри было видно очертание человека. Судя по всему, это был таец. Сергей поставил машину сбоку у ларька, отстегнул ремень и положил телефон в карман.

Несмотря на время,температура была около 25 градусов и чувствовалась вечерняя прохлада. Хотя тело не могло привыкнуть до сих пор к этой влажной жаре.

Около месяца назад Сергей приехал сюда в поисках ответа на свой вопрос. За этот месяц он потерял полностью связь с внешним миром. Хотя и мир вряд ли ждал его выхода на связь.Когда он расстался в аэропорту с отцом, он не знал, что всё сложится так. Он винил себя в том, что он, а не отец сел в автобус. Отца в тот вечер приняли. На связь с Сергеем неоднократно выходили представители служб, которые закрыли его отца, но предложение сдать отца казалось тогда совсем не верным. Друзья сперва поддерживали связь и пытались помочь уладить кое-какие дела, но будучи за пределами России что-то урегулировать было довольно сложно.

- Саватди краааб - протягивая поздоровался Сергей, пытаясь показать, что он здесь не совсем чужой.

Мужчина поднял голову, взглянув холодным неприветливым взглядом на Сергея и что-то сказал на тайском. После он опустил руку под прилавок, достал оттуда ключ и выдал его Сергею.

К ключу был привязан брелок в виде чёток, внизу болталось много ниток, которые почему-то сразу начали вываливаться из брелка.

-новый что-ли брелок? Или я такой неаккуратный - пытаясь засунуть обратно в брелок нитки думал Сергей.

Таец показал рукой в направлении двери.

Только сейчас Сергей ощутил как запах от свечей, горевших в ларьке въелся в его одежду, и казалось застрял в горле и волосах.

За дряхлой обветшавшей дверью было тесное темное помещение. В углу стоял шкаф, висело зеркало, лежала бритва.

Вчера, сидя в кафе с Илиясом, Сергей впервые узнал об этом месте. Илияс предупредил, что надо будет сбрить волосы, надеть монашескую одежду и замазать новую лысину специальным маслом, чтобы лысина не казалась только-что выстриженной.

Одежда монахов лежала тут же в шкафу. Сергей побрил голову.Ситуация была патовой. Оранжевое монашеское одеяние было подобрано как раз по размеру. Хотя не факт, эту простыню можно было замотать так, что она бы подошла любому. Под ней поместился его рюкзак.

Сергей был готов. Взглянув на своё отражение Сергей быстро обернулся и вышел из лавки. Тайца уже не было. На улице стоял мотороллер с уже другим, более молодым и худощавым парнем.

Сергей сел к нему назад, таец передал ему карту, на которой был начерчен красный крест - you are here, от метки отходила дорога и был нарисован круг, обведённый несколько раз чёрными чернилами.

Илияс вчера предупреждал, что к этому кругу он должен подойти в районе 10 вечера, значит в джунглях надо было провести ещё часа 2-2,5.

Проехав на мотороллере минут 15, таец остановился и показал Сергею на карту, ткнув пальцем в красный крест - you are here.

Сергей понял, что дальше в путь придётся идти одному. Он взял у тайца бутылку воды , спрятал ее под одеждой и пошёл вдоль дороги, указанной на карте.Илияс предупреждал, что путь займёт около двух часов, если идти быстрым шагом. Становилось уже совсем прохладно. Вокруг Слышались непривычные звуки. Птицы, летучие мыши, глухое эхо лягушек. Сергей подсвечивал тропинку фонариком от телефона. Хотел одеть наушники, но передумал опасаясь встретить других монахов раньше времени.

Пройдя минут 40 он увидел, что по другой тропинке в лесу идут монахи. Он догнал их и пристроился позади. Монахи шли молча. У одного из них также был включён фонарик. Остальные шли за ним. С ними было уже спокойнее.

Сергей не оборачивался. Постепенно монахов становилось всё больше, за Сергеем ещё выстроились в ряд 3 монаха. И несмотря на то, что дорога позволяла идти в два ряда, монахи следовали друг за другом по очереди. Фонарь светил только у идущего впереди.

Вдалеке показалось несколько огней.

Пройдя ещё минут 5, Сергей увидел вокруг открытое пространство посреди джунглей. Площадка была наполнена монахами, их тут было около ста - двухста человек. Больше всего Толпилось монахов около входа в старинный темный храм, стены которого были обвиты зелёными деревьями. На входе в храм горели огненные факелы.

- странно, в голове совсем нет мыслей, как-будто вакуум, просто пустота, пустое пространство.

Илияс обрисовал вкратце заранее всю процедуру. После общей медитации монахи выстраивались в ряд на обряд очищения, Своего рода это была наша православная исповедь. Монахам надо было заходить по очереди в храм, и там в присутствии других монахов очиститься от своих грехов. Процедуру надо было повторить трижды, причем последняя исповедь была самой строгой, так как нарушения кодекса были самыми серьезными.А тем, кто нарушил негласное - 228 правило, предстояла отдельная процедура.

Монахи проходили вглубь площадки. Рассаживались на свободные места. Периодически звучал гонг, приглашающий следующего монаха в храм очищения.

Сергей молча занял место для медитации, но медитировать он не собирался. Ему надо было собраться с мыслями перед процедурой.

Он понимал, что вопрос касался больше жизни его отца, не его собственной. Человек, который засадил его в тюрьму, сперва напав на него как трусливое животное, хотя нет - животные не бывают такими гнилыми, как трусливая мразь напавшая на возрастного мужчину со спины, окружив себя такими же, как он,подлыми пресмыкающимися. И вот у таких мразей находятся в нашем государстве продажные помощники, готовые за кусок побольше засадить кого угодно на сколько угодно времени, возможно решив этим судьбу человека.

Сергей попал в ситуацию, когда на весах была с одной стороны жизнь отца, с другой жизнь его детей. И этот выбор здравым умом было не сделать.

Сергей был готов.

Спустя час Сергей встал в очередь монахов, идущих в храм.

Тишина прерывалась только звуками ночных животных.

Гонг. Сергей зашёл в храм. По углам сидели четыре монаха. Темнота внутри мерцала пламенем свеч, воткнутых в песок. На полу по периметру стояли буддийские статуи. Монахи тихо читали мантры. Сергей не знал других языков. Он начал на русском.

- сегодня я нарушил правила нахождения здесь. Я не являюсь монахом, или мирянином, который готовил себя к сегодняшнему дню.

Гонг. Сергей поднялся с колен. Направился к выходу. Ему показалось что никто ничего не понял. Ну и к лучшему подумал он.

Время подходило ко второму кругу. Гонг. Опять четыре монаха, на этот раз они показались ему старше предыдущих.

-Я солгал своим друзьям и матери о том, куда я направился, я обвинил многих во лжи мне и бездействии.

Гонг. Сергей поднялся и вышел. Следующий шаг, думал он, ещё один и начнётся главное.

Очередь прошла быстро, так как монахов, которые хотели признаться перед старшими общины было не много. Гонг.

Сергей зашёл. В храме сидело 20 монахов.

-я взял деньги, которые мне не принадлежат.

Сергей положил свой рюкзак в центр Храма. Он отдал то, что ему не принадлежало, общине. Это была его жертва, так как отдать всё, что у него было, было совсем не просто. Монахи продолжали читать мантры. Гонг.

До полуночи оставалось минут 40. Сергей вернулся в конец очереди. Когда подошло время Сергей не торопился заходить. Он ждал когда вместо 20 монахов приведут одного. Старший общины не передвигался самостоятельно. Ему помогали идти два монаха. Они зашли внутрь. Сергей стоял долго перед входом. Его тело уже изнывало от усталости. Гонг.

Сергей встал на колени перед входом и не поднимая головы на коленях дополз до центра Храма. Старший монах сидел перед ним на расстоянии, его помощники слева и справа. По храму металась летучая мышь, видно случайно залетевшая. Она металась, билась в стены, то пролетая над головами, то взвиваясь к крыше. Наконец она вылетела в одно из оконных проемов. Монахи замолчали. Старший монах наклонился перед Сергеем, приподнялся и стал громко читать мантры. Смысл Сергею был не ясен. Монах то переходил на Крик, то начинал напевать , то шёпотом повторял какие-то фразы. Казалось текст был похож на повторяющуюся молитву. Монах затих. Сергей наклонился головой к полу, и тихо сказал:

-я хочу убить душу человека.

Тишина продолжалась. Монах подал знак помощникам, что он хочет встать. Они вышли из Храма. Гонга не было. Сергей остался внутри.

Время близилось к полуночи. Без гонга Сергей не мог покинуть храм.

Он продолжал стоять на коленях. Свечи меркли. Шум джунглей сперва казался невыносимо громким. Но постепенно начал стихать.

Илияс предупреждал, что бывали случаи, когда гонг не звучал. Тогда следовало находиться в храме до тех пор пока монахи не приходили снова. Без гонга выйти было нельзя.

Ноги начали затекать, в окне вдалеке был виден свет костра. Сергей сел в центре. В голове крутились мысли о том человеке, который навал на его отца, из-за которого вся жизнь Сергея, его семьи, была поставлена в условия, когда выживание не являлось главной задачей. Выживание души в вечности и ее перевоплощение было остановлено - вот что тревожило Сергея. Жизнь сейчас, в это мгновение имела смысл. Да, эту жизнь также надо было прожить в любви и достоинстве. Но что дальше. Дальше - пустота. Сергей не чувствовал больше продолжения. И самое главное, что закон убитой души останавливал движение всех кармических жизней, значит жизнь его детей также остановилась.

-я хочу убить душу этого ублюдка! - закричал Сергей.

В этот момент дверь распахнулась. В храм вошли монахи. Они начали рассаживаться вокруг Сергея. Он оглянулся, это были всё те же 20 монахов и один старший. Они читали мантры. Кто-то начал играть на флейтах: так пронизывающе тонко, что перепонки ушей казалось лопнут от этого звука.

Один из монахов дал Сергею чашу с водой. Сергей выпил всё содержимое. Вода была горькой по вкусу. Подошёл монах с ведром. Сергея вырвало. Процедуру повторили несколько раз. Сергея тошнило до помутнения сознания. Последняя чаша была с чуть сладковатой водой. После этой воды Сергей начал терять нить происходящего. Он лёг на пол. Глаза ещё были открыты. Но всё крутилось вокруг, как будто вихрь крутил картину мгновения. Мантры, флейты, всё перемешалось в сознании. Звук флейт был невыносим. Тело всё дрожало. Руки, внутренние органы начали содрогаться.

Гонг. Тишина. Монахи встали и прошли вокруг несколько кругов. Один из монахов полил из чаши на Сергея. Сознание перенесло его в дом, где он вырос. Мать сидела с бабушкой на кухне. В гостиной был включён телевизор. Сергей прошёл в спальню. Папа ещё спал. Сергей залез к папе на Кровать, и обнял его. Папа проснулся. Сын ты чего?

-я так рад, что ты у меня есть пап.

Вихрь закружил всю историю. Сергей очнулся в офисе у отца. Отец кричал на него:

-ты недоносок! Какого хера ты туда поперся? Твоя самодеятельность тут не нужна! Ты зарубил себе это?!

Отец схватил Сергея за ворот и отшвырнул от себя. Это был день, когда Сергей в надежде решить ситуацию, обратился к людям, к которым обращаться было нельзя.

Опять вихрь. Сергей с отцом сидит на веранде своего дома. Отец подозвал играющего рядом сына Сергея, достал из кармана маленький полиэтиленовый пакетик с лежащим внутри крестиком на белой верёвке, и одел крестик ему на шею.

И последнее, вихрь закрутил ещё сильнее. Сергей попал в незнакомое ему место. Сидел этот мудак - враг отца, он обсуждал с взрослым, также не русским мужчиной нападение на отца. С ними сидела женщина , темные волосы, полная - Сусанна, мелькнула в голове. Она пила кофе и в каждый глоток наговаривала какие-то молитвы.

-Со спины - сказала Сусанна. - так надо мне. Это помутнит его разум. А его женщину не трогайте.

-Какая женщина, он там обычно один. Гости все выходят обычно раньше, а он обычно один.

-Женщину не трогайте, говорю. Она мне нужна для того чтобы душу его убить, и позор навлечь. А тебе это и надо. Ненависть тысяч людей поможет мне сделать душу его мерзкой, маленькой, а после душа совсем исчезнет. Как и души отродий его. - Сусанна перевернула чашку.Слова её звучали приговором.

Вихрь. Сергей был в храме. Казалось, что он проживает тысячи судеб грешников. Он убивал детей, насиловал женщин, он ел плоть и сбивал людей на автомобиле. Он заканчивал жизнь самоубийством - прыгал с крыши, летел. Он резал себе вены. Разбивал битой чью-то голову. Зарезал тринадцатью ударами мужчину. Он был наркоманом. Пил кровь расчлененной девственницы. Обливал дом керасином и получал наслаждение от пламени огня, в котором гибли люди. Он был участковым и душил старуху, после благополучно живя в этом доме и забирая сына из роддома. Он вламывался в дом, и убивал ребёнка с матерью на глазах у должника. И везде он испытывал чувство единственно правильного выбора.

Вихрь. Тело было совсем слабым. Сергей открыл глаза. Начинало светать. Старый монах сидел рядом с Сергеем, держал руку на повязке, лежащей на голове Сергея. Он продолжал читать. Монах, сидевший с другой стороны сказал Сергею

-твоя душа прошла очищение грехами. Она приняла на себя грехи все, которые остались в этом храме. Ты очистил своей жертвой эту территорию. Но 228 правило гласит, что душу в вечности останавливает лишь тот, кто отдаёт свою взамен. Провидец увидел твоих детей и знает твои мотивы. Он готов совершить обмен на свою душу.

Провидец взял флейту. И начал играть на ней тихую мелодию. Всё вокруг успокаивалось. В окно залетела оранжевая бабочка. Она летала вокруг провидца пока тот играл. Мелодия становилась всё тише. И вот окончательно звук её замер, оставаясь лишь в голове Сергея. Бабочка села ему на грудь. Провидец упал.

Монах подал руку Сергею и указал на выход из Храма. Гонга не было. Храм теперь был внутри него.

Вокруг монахи занимались своими делами. Было тихо, прохлада бежала по телу. Сергей подошёл к одному из монахов, Рядом с которым стояла чаша, умылся, попил воды и отправился обратно.

Надо было успеть купить билет. Надо было успеть к отцу, к детям. Он не понимал что произошло, но мысли стали работать иначе. Он видел Цель и знал какими средствами к ней прийти. Он видел решение. И это решение было единственно правильным.

-3
315
23:36 (отредактировано)
+1
Слог беден. В плане стилистики все очень запущенно. Начиная с первого предложения, читатель погружается в пучину графоманства. «Сергей ехал один на другой конец острова». Почему так? Ну хотя бы " Сергей ехал в одиночестве, на другой конец острова"
Много тавтологических повторений и словесного мусора. Все что называется канцеляризмом, тут присутствует.
Числительные следует писать прописью.
Сюжет рассказа невнятный. Понять идею и мысль вложенные в текст невозможно. Что тут, вообще происходит? Весь рассказ, это описание никому не интересного ритуала. Зачем этот ритуал? Что случилось с отцом?
Однозначно: 2
17:00
-1
Островные приключения на летнем аттракционе «В гостях у Ежа»! Кто первым обежит сушу по периметру, тот насобирает больше всего колючек в босые пятки!
около 3 лет… часов 7 вечера

Не надо так. Пишите словами. «Около трех лет, часов семь вечера».
Музыка играла очень громко в Машине, и судя по облакам всё-таки должен был начаться Дождь.

Это какие-то очень важные дождь и машина? Или это имена собственные? А, я понял: перевод со староанглийского. Причем выполненный носителем языка.
бл*, опять

Опять мат в тексте. Да ядреный ты ж карабабай.
Отца в тот вечер приняли… закрыли его отца

Еще и блатной жаргон. Прекрасно. Вот они, плоды пропаганды тюремно-лагерной романтики.
у таких мразей находятся в нашем государстве продажные помощники, готовые за кусок побольше засадить кого угодно на сколько угодно времени, возможно решив этим судьбу человека

Опять все плохо. Мы все умрем, и бездушная государственная машина, насквозь гнилая и коррумпированная… (зевнул)

По сюжету — ничего не понял, простите. Перечитывать не буду. Есть тексты, которые нужно осмысливать — а есть ЭТО.
20:00
+1
Ощущение незавершенности… Это ведь только первый этап – то, о чем рассказано.
В тексте внезапно возникают слова, написанные с заглавной буквы, что заставляет приостановить чтение и начать лихорадочно соображать: а что не так с этими предметами или действиями? А, нет, все нормально, просто автору так захотелось))) Самая главная странность, по-моему, в том, что герой, являясь русским, так верит в реинкарнацию и возможность «убийства» души. Настолько, что и освобождение отца, и просто жизнь для него теперь не важны!
Насчет женщины, что была с отцом, тоже ничего не известно. Кто она? Мать? Или другая? Как ее использовала Сусанна? И зачем вообще она упомянута? Дальше. После завершения процедуры монах говорит с Сергеем. Монах знает русский, или Сергей вдруг стал понимать чужой язык? Надо бы пояснить. И кто провидец? Старший монах? Или один из простых монахов? Или он из ничего материализовался? И чего в результате добился герой? Только же свою душу вернул (блин, так никаких провидцев не напасешься)))? А высказывал-то он другое желание! И какую-же Цель и пути достижения он перед собой увидел? Непонятно.
В общем, рассказ сырой, и как будто неполный. Как будто должно быть продолжение, потому что вопросов много. Содержание интересное, написано так себе…
Загрузка...
Надежда Мамаева №1