Эрато Нуар №1

Легенда о забытом пирате

Легенда о забытом пирате
Заявка №18

По галактике витает много легенд о пиратах. В эпоху Хаоса безжалостные мерзавцы терзали планеты и станции-города словно одичавшие псы. Беззаконие царило в системах, где не было силы, способной защитить мирное население. Кровь невинных навечно застыла бусинами в безжизненном холоде космоса.

Но Хаосу не суждено было властвовать вечно. Железный кулак Альянса задавил разбойничьи банды - террор иссяк.
Образ пирата приобрёл романтические черты. Чем меньше разбойников оставалось в галактике, тем прекрасней и необузданней становились они в воображении простых людей.
Вспомнит ли сейчас кто-нибудь, что Тони Кровавый жестоко разграбил три сотни станций? Слышал ли кто-нибудь, что он продавал сдавшихся людей генетикам, предоставляя дешёвое экспериментальное сырьё? Нет. Но все знают, что Тони объединил под своим командованием целый пиратский флот и в критический момент вызвался защитить независимые территории.
Крыса Бориска насиловал и убивал женщин, предпочитая беременных. Но люди вспоминают лишь отвагу, с которой он протаранил главную базу Альянса своим судном. Крыса нанёс огромный ущерб объединённым силам, что ознаменовало начало открытой борьбы.
Или Рикардо Людоед? Думаю, не нужно объяснять, чем он был грешен. Скажу только, что Людоед рвал зубами не только человеческую плоть, но и расширяющиеся границы Альянса.
Не стоит думать, что все пираты были наравне с этими тремя. Попадались и похуже. А иногда среди смельчаков, бороздящих космический океан, встречались достойные звания «благородного бандита».
Франциск Святой крал наследников наркобаронов, а после требовал выкуп. И когда пришло время спасать старый уклад, он встал в один ряд с жестокими извращенцами и сражался наравне с ними.
Марго Яростная – амазонка пиратского мира – никогда не трогала женщин, детей и стариков, да и по здоровым мужчинам стреляла лишь при необходимости. И всякий пират, который умудрился обзавестись возлюбленной или отпрыском, во время войны мог безбоязненно оставить под её опекой своих родных.
Про Красавчика Робина даже рассказывать не стану. Его пираты за своего-то признавать не желали, а кое-кто не отказался бы отправить вслед за Крысой. И всё же Робин защищал старую жизнь со всеми её отвратными безумствами.
Почему я это рассказываю?
Потому что собираюсь говорить правду. Без прикрас и изысков романтики прогнившего пиратского мира, но и без ненависти и презрения к этим сильным и хитрым людям.
Не все из них желали идти по пути, что уготовила им Вечность.
Человек, о котором я собираюсь рассказать, родился в величественном закате эпохи Хаоса.
Период, о котором пойдёт речь, совпал с началом деятельности Альянса. Пираты знакомились с новым врагом, и никто пока не воспринимал служителей Порядка всерьёз.
Наш герой - блондин среднего роста с рождения смуглый и пронзительно голубоглазый – носил прозвище Циркач. Почему? Никто вам не скажет. К тому моменту, с которого я начну, не осталось в галактике людей, бывших свидетелями его наречения.
Итак, была у Циркача одна привычка: что бы он не делал, какие бы решения не принимал ему всегда хватало…
***
- Десять минут! – предупредил Чад, зашивая двадцатый слой обшивки корабля.
Пробоину, из-за которой разгерметизировалась четверть машинного отсека, механик заварил и укрепил ещё на станции Дельми. Когда Крошка Руби – так называлась жестянка, вмещавшая полсотни рыл – отлетела на световой день от посёлка, Чад решил навести красоту. Всё равно делать ему было нечего.
- Я уже полчаса здесь стою, - бесился Яростень, для милых девушек – Ярик, который, как всякий пират, находил особый смак в убийствах и грабеже, и меньше всего на свете любил торчать в помещении наедине с Циркачом, вооружённым сварочным аппаратом.
Чаду было уже за сорок, но сдавать свои позиции он не спешил. С командой у механика был уговор: никто не лезет к Циркачу - Циркач ни к кому не лезет.
Чад неторопливо приварил заплату. Ему предстояло наложить ещё слоёв тридцать. Двух месяцев полёта должно было хватить. Главное – заставить себя трудиться, а не убивать время, поплёвывая в потолок, который, кстати, был невысокий.
- Чего тебе? – спросил Циркач, стягивая маску с окулярами.
- Пятое хранилище заблокировано. Заклинило. Надо снять замок.
- Прострелить умельца не нашлось?
- Там же ром!
А там, где стоит крепкий ром, не смеет взрываться плазма. Осознав всю серьёзность ситуации – запас выпивки оказался под угрозой непоглощения – Чад взял алмазный резак и отправился к кладовкам.
Первую пираты уже принялись разбирать. Кто-то пренебрегал бережливостью, хватал и совал в рот, что попадётся, предпочитая свой собственный жир на пузе той каше, что лезла из репродуктора. Кто-то тащил помаленьку, раскидывая по тайникам. Тут надо отметить, что не было на корабле секретного места, о котором не знали бы как минимум два человека: воришка, умыкнувший из кладовки, и Чад.
На обратном пути репродуцированную кашу обычно жевали даже самые хитрые и упитанные.
С замком Циркач воевал недолго. Сделав пару надрезов в слабых местах, он снял запор целиком. Даже сломанное устройство могло пригодиться.
Механик отодвинул дверь. Из кладовки ударила волна вони: запах перегара и разлитого рома мешался с затхлым духом мочи и пота. Кто-то громко икнул.
Осознав трагедию, Чад отступил в сторону и пропустил Яростня.
- Ах ты сучонок! – раздалось изнутри. – Да как же ты умудрился столько вылакать!
***
Зайцев на межсистемных кораблях не любят. Их ссаживают на случайных станциях, в полузаброшенных посёлках и необжитых планетах.
Пираты поступали проще. Когда каждая крупица топлива на счету, а репродуктор в прекрасном рабочем состоянии, вместо манёвров для посадки ты предпочтёшь запихнуть наглеца в общий котёл замкнутой системы утилизации, где вся органика преобразуется в однородную безвкусную массу.
Зайца ждала смерть. А перед тем пиратов ждала потеха.
Невменяемого мальчишку били. Бил и Чад. Как дошла до него очередь, выдал зайцу мощную оплеуху. Парнишку отбросило. Циркач ухватил его за плечо и потянул обратно, приготовив кулак. Но ударить снова не смог.
Юнец протрезвел. Чёрные глаза поражённо уставились на Чада. Руку механик опустил, но на автомате толкнул жертву дальше.
- Вечность, прими дитя в свои объятья, - тихо помолился Циркач, провожая юнца взглядом.
Он собрался уже уйти, когда мальчишка, пройдя через сотню кулаков, снова оказался в руках капитана.
- Стервец ещё дышит, - объявил Акира Меткий. – Эй, братцы, кто-нибудь желает оприходовать шлюшку?
Станция Дельми славилась своими борделями, и Крошка Руби не успела улететь далеко, так что заманчивостью предложение не блистало. Мальчишке почти повезло: обнаружься он на середине пути – нашлось бы с два десятка желающих. Даже до кулаков не дошли – затрахали бы до смерти.
Акира снова швырнул лёгкое тело в толпу. Разбойники толкали жертву друг другу, но никого не прельщала ни побитая рожа, ни тощий зад. Когда заяц оказался в руках Чада, тот его уже не отпустил.
- Я беру, - огласил он своё решение.
- Поторопись, Циркач, а то ему недолго осталось, - подбодрил Яростень.
- Мне и десяти минут хватит, - оскалился Чад.
Под шутки и свист команды пират взвалил жертву на плечо и понёс в машинный отсек, мысленно поклявшись, что, если наглец умудрится сдохнуть по дороге, то отправит зайца в котёл и не станет пытаться выяснить, что же за подарок судьбы свалился ему на голову.
***
Для команды Циркач сочинил байку, что парень издох, не дожив до десятой минуты. Пираты посмеялись, посокрушались над пропавшим ромом, но больше судьба Зайца их не интересовала.
Юнец в беспамятстве еды не просил, но молил о глотке воды. Ей-то Чад его и потчевал вперемешку с Панацеей – лучшим лекарством, что знали в галактике. Паршивец выжрал почти весь запас.
Заяц не торопился раскрывать свои секреты. Для начала он вдоволь постонал и побредил. Юнец звал мать и бабку. Часто поминал какую-то Риту.
Чаду еле хватило нервов не придушить нового соседа собственными руками. Спасала сварка. К тому моменту, когда Заяц заткнулся и задышал ровно, в отсеке не осталось ни одной дыры в стенах.
Циркач взялся за замок. Работа была мелкая. Хитрый механизм он решил разобрать, заодно подумывая, куда бы приспособить целые схемы.
- Где я? – хрипло спросил мальчишка.
Он уже час наблюдал за Циркачом, но спросить осмелился, только когда Чад начал выковыривать центральную плату из корпуса. Щуп, которым механник орудовал, дрогнул, пропарывая защитную мембрану. Матерясь, пират повернулся к Зайцу и стянул маску с лица.
Юнец молча выслушал тираду, описывающую его род до седьмого колена, видовую принадлежность и сексуальные предпочтения его и предков. Доведённый до ручки Чад даже не сразу понял, что вопрос был задан осмысленно. Успокоившись, механик тяжело вздохнул:
- Там, куда хотел попасть. На Руби – корабле Меткого.
- Мне нужно в Аполис.
- Не будешь рыпаться – и туда попадёшь.
Мальчишка зашевелился и снова застонал.
- Да тише ты, сукин сын! – взмолился пират.
Заяц оказался редким треплом.
Звали его Боб, и было ему четырнадцать лет от роду. Сообразив, что Циркач убивать его не собирается, и даже готов помочь добраться до Аполиса, юнец «разговорился».
Мальчишка искал корабль, идущий до промышленного центра. Там его ждала любимая больная тётушка. Никаких пассажирских рейсов с Дельми не намечалось. Только грузовые корабли шли в нужном направлении. То, что Руби - пиратское судно, Боб понял слишком поздно.
Глядя в чёрные полные слёз глаза, Чад взял мальчишку за бледную ладошку, прижал её к полу и приставил к большому пальцу алмазный резак.
- А теперь – правду, - потребовал пират.
Боб знал о том, кому принадлежит корабль. Юнец даже выяснил цель полёта перед тем, как пробраться на Руби. Она целиком и полностью удовлетворяла его амбициям. Глупец полагал, что, оценив способности, капитан примет его в команду.
- Не с того ты начал, парень, - Циркач коснулся резаком руки мальчишки и отпустил его. – Запрись ты хотя бы с едой, шансов было бы больше.
На ладони остался глубокий порез стремительно наполняющийся кровью. Боб тут же приложил раненую руку к губам.
- Как будто у меня был выбор, - ощетинился наглец.
Ещё через пару дней Циркач заметил, что кто-то рылся в его инструментах. Некто перебрал все паяльники, отвёртки и щупы и вернул на прежнее место с математической точностью. Механик бы никогда и не пронюхал, что кто-то трогает его вещи, если бы не жирные следы, которые оставлял «неизвестный».
Оценив прыть юнца, Чад перестал добавлять Панацею в воду, и отправился к репродуктору. Он бы потаскал еды и из тайников, но вызывать лишние подозрения не хотел.
Бобу каша по вкусу не пришлась. Не понравилась ему и перспектива сдохнуть с голоду. Посему он принял еду как благодать, ниспосланную Вечностью, и перестал роптать уже после третьего тумака, отвешенного суровой сиделкой.
Убедившись, что мальчишка переживёт наказания и пострашнее порезанного пальца, Чад продолжил «спрашивать».
На середине дороги к Аполису он знал достаточно.
Выходило так, что заказчик – да, у пиратов грабежи иногда заказывали – не сильно-то и скрывал, кому доверил поход на один из самых многообещающих промышленных центров. Настолько, что даже сопливый мальчишка смог подслушать разговор двух пьянчуг в каком-то третьесортном кабаке.
Пахло подставой. Причём - крупной.
Но и завернуть корабль было уже нельзя, и всё из-за капитана, который предпочёл в первую очередь наказать Зайца вместо того, чтобы допросить. Хотя и на Акиру всей ответственности не возложишь. Уж если кого и винить, так только проклятый ром.
Запасы выпивки таяли. Пираты становились злее, но никто не осмеливался заглядывать к Циркачу в гости. Ведь только действующий капитан мог без разрешения заходить к бывшему.
***
- Неплохо устроился, - заметил Акира, разглядывая сидящего в углу мальчишку. – Решил сменить предпочтения?
- Наоборот, им верен, - усмехнулся Чад, разливая по кружкам припасённый ром.
- Мордашкой хорош, - кивнул капитан. - А точно мальчишка? Может я чего не доглядел?
- Точно.
- И не жаль природе такую красоту тратить впустую, - Меткий хлебнул рома и причмокнул.
Боб в своём углу сжался от страха и отвращения.
Помолчав немного, Чад начал:
- Что именно Унга собирается забрать из награбленного?
- Тебе-то какая разница? На дело с нами собираешься?
- За деньги боюсь – не прогадать бы.
- Не прогадаем, Циркач. Я двойную цену заломил. Старый хрен торговаться пытался, а я ему так и сказал, что дешевле никто не предложит.
- И? – подбодрил механик.
- Что «и»? – усмехнулся Меткий. – Когда Пьяный Козёл к станции пристыковался, они ему тройную цену заломили. Пришлось на мои условия соглашаться.
Помрачнев, Чад ответил:
- Ясно.
Пьяные Козлы должны были отчалить через неделю после Крошки Руби, но Циркач хорошо помнил, как команда Гиви Жадины торопливо грузила припасы в день, когда механик в последний раз вышел из портового борделя.
А что если Гиви, дела которого шли в последнее время совсем худо, решил разок забыть о своём прозвище? Конечно, лишь для заказчика, пообещавшего максимально облегчить захват Аполиса. Ведь и полуторная цена – это цена хорошая.
Аполис взят под защиту молодым Альянсом. Силы союза малы, но мобильны и подчас весьма эффективны. После громкой истории с разорением Мида – одной из «пиратских» столиц - Циркач старался не пропускать новостей об их успехах.
Стоит Крошке вступить в систему, на неё набросится стая фанатичных псов. И пока люди Акиры будут отбиваться, Гиви, забывший о жадности и благодарный судьбе за предоставленный шанс, заберёт всё то, за чем они летят.
Конечно, это только предположение.
Чад опрокинул ром одним глотком и едва не задохнувшись заявил:
- Я бы сходил.
***
Бобу наказано было сидеть на месте и ничего не трогать. Циркач ушёл с капитаном, а когда вернулся, его встретила довольная рожа маски. Зайцу понравились окуляры, но не понравился подзатыльник, влепленный сразу же, как ценный инструмент был возвращён хозяину. Шипя, парень уполз в свой угол.
После того, как Чад удостоверился, что маска невредима, гнев его поутих.
- Эй, молокосос, - позвал он. – Тащи сюда свой тощий зад.
- Соизволишь-таки меня поиметь? – дерзко ответили ему из угла.
- Ага, только и мечтаю, - не остался в долгу Чад. – К твоему сведению, я – убеждённый натурал. Но если до тебя до сих пор не дошло, то вали в общий блок и обсуди этот вопрос с другими членами команды.
Помедлив, парень поднялся с лежанки и прохромал к механику.
- Руку дай, - потребовал Циркач.
Заяц повиновался.
На ладони розовел свежий шрам. Грязные ногти мальчишка грыз. Ещё слишком тонкие пальцы выглядели сахарно-белыми в тёмной руке пирата. На Чада внезапно накатила тоска. Нахмурившись, он отпустил Боба.
- С электроникой работал? – строго спросил он, игнорируя щемящее чувство в груди.
- А кто с ней не работал? – подхватил малец.
- Значит скоро тебя от неё тошнить будет, - пообещал Циркач.
***
Рома не осталось на корабле вовсе.
- Если пират не пьян и не занят, он бунтует, - со знанием дела сказал Чад.
Прислушавшись к совету, Акира решил, что погонять команду перед прибытием в систему будет лучшим способом убить время. О Циркаче почти забыли. Зайца же поминали и кляли каждый, кому было не лень раскрывать рот после изнурительных тренировок. Попадись им мальчишка на глаза, разобрали бы на сувениры, но у Боба не было желания куда-то выходить.
Однажды в час отдыха, когда пираты спали вповалку, Чад выволок мальчишку из отсека. Парень, до сих пор не видевший толком корабля, отчаянно цеплялся за всё что ни попадя, лишь бы остаться ближе к полюбившемуся укромному, а главное – безопасному месту. Пара оплеух его отрезвили.
- При мне тебя никто не тронет, - пообещал Чад.
Это была ложь, но Боб ему поверил.
Так начались их вылазки. Освоившийся с инструментами мальчишка выполнял простые поручения, помогая Чаду налаживать главную пушку. Перед работой руки Заяц протирал специальным составом. Жирные следы с инструментов Циркача пропали, зато сами они теперь всякий раз, когда пират возвращался, лежали не в том порядке, в котором он их оставлял.
Малец издевался над ним, но механика это уже забавляло.
***
- Слушай, Циркач, - обратился к нему однажды Боб. – А как ты стал пиратом?
- Также, как и все нормальные люди, - ответил Чад, возясь со схемой, управляющей накопителем. – Пришёл к капитану и нанялся на корабль.
- А разве так можно? – удивился малец.
- В шестнадцать и не такое можно.
Сакрального вопроса: «А почему ты стал пиратом?» - Заяц не задал. У всякого найдётся причина им быть – Боб знал это уже в юные годы, потому что она у него имелась.
- Мой отец был пиратом, - гордо заявил мальчишка.
Чад ничего не ответил.
- Он был капитаном капитанов. Под его знаменем ходило десять кораблей. И я буду таким же как он.
- Не высоковато ли целишь, сопля? – равнодушно спросил Чад.
Помедлив, мальчишка ответил:
- Нет.
- Твой отец был наивным недоумком, если взялся удерживать в своей власти десять команд.
- Но он держал, - ощетинился Заяц. – Когда моя мать его встретила, он командовал целым флотом!
- И ты ей поверил? – саркастично оскалившись, Чад повернулся к Бобу, – Знаешь сколько мамочек по всей галактике напевают своим сыновьям такие песни? Любая шлюха готова в красках поведать, как сношалась с легендой. Да вот проблема – времена не те. Не осталось в галактике капитанов, которые взялись бы командовать хотя бы двумя кораблями. Это нерационально.
- Но мой отец командовал десятью! И двадцатью бы командовал, если бы… - Боб замолк не в силах вымолвить хоть слово.
Помолчав, Циркач вернулся к работе. Время поджимало - до входа в систему Аполиса оставалось меньше недели.
***
Капитаны капитанов – легендарные личности, что вспыхивали в черноте эпохи Хаоса подобно сверхновым звёздам. Сначала это были военачальники, которые смогли уберечь свои флотилии после развала, завершившего эпоху Войн. Некоторые искали и находили себе приемников. Мельчая, военные формирования переходили от одного достойного к другому. Однако время великих пиратских объединений подошло к концу ещё за век до рождения Боба.
Но не думайте, что парень врал. За всё время, что он провёл на Крошке Руби, это был чуть ли не единственный раз, когда он сказал правду.
Джем Хитрюга был умён, смел, а главное - неслыханно нагл. Глядя на него, старики говорили:
- Этот парень станет великим капитаном.
Джем начал с самых низов, однако уже в двадцать пять обзавёлся собственной командой. Вдохновлённый древними историями он купил старую развалюху и привёл её в достойное состояние. Капитан набрал ещё людей, заманив к себе отчаянных юнцов, проредил, выкинув брюзжащих стариков. Мальчишки уважали и чтили капитана, готовы были сражаться за него, и тот платил им богатой добычей.
Время шло - успешный командир выкупал новые корабли. К тридцати годам он командовал уже флотилией. Ему постоянно платили откупы три десятка станций-поселений и даже две планеты.
Но не вечно пирату искать счастье в азартных играх, выпивке и грабеже. Рано или поздно должна была найтись женщина, что заставила бы сердце Джема биться ещё чаще.
Лиа была фокусницей в маленьком бродячем цирке. Она с детства не расставалась с колодой карт. Необычные трюки могли бы прославить девушку, если бы глупый пилот не привёл цветастый кораблик в систему, которую защищала целая пиратская флотилия.
Откупиться было нечем: прибыли кот наплакал, лишь на топливо и хватало. У циркачей не осталось выбора, кроме как пристыковаться к флагману и пустить бандитов на борт.
Оборзевшие пираты принялись лапать гимнасток. Кого-то утащили к себе на корабль. Хозяин цирка уповал на милость господ и умолял отпустить их хотя бы живыми. Лиа, обернувшись легчайшими покровами, раскладывала карты и искала выход из сложившейся ситуации.
Когда на стол перед ней лёг червовый король, в цирк потехи ради заглянул хмельной Джем. Его сразу заинтересовала притаившаяся в углу темная фигурка, которую словно никто другой не замечал. Капитан подошёл к ней, присел напротив и, не сказав и слова приветствия, потянулся, чтобы откинуть вуаль.
- Смотри не ослепни, - его ладонь удержала маленькая сахарная ручка.
- Всё так плохо? – хохотнул Хитрюга и отбросил вуаль.
На него смотрел космос. Вечная чернота высасывала душу. Быть может Лиа и не была самой красивой девушкой в галактике, но в первую десятку она входила. Заворожённый Джем подцепил её личико за подбородок и прошептал:
- Теперь и ослепнуть не жалко…
Он ничего с ней не делал, просто смотрел, чувствуя, как сошедшее с ума сердце гонит кровь по жилам. И Лиа смотрела в глаза судьбе. До сих пор она скрывалась от своей участи, но, встретив Джема, поняла, что попытки сбежать от рока бесполезны.
Это была любовь с первого слова, с первого прикосновения, с первого взгляда. Джем увёл Лиа в свою каюту. Там капитану десяти минут хватило, чтобы понять: эту женщину он хочет держать в объятьях до конца дней своих.
Цирк отпустили, а в качестве откупа забрали участницу самого яркого и запоминающегося номера.
Лиа любила Джема и переживала за их будущее. Девушка видела, что флот Хитрюги разросся слишком сильно и оттого трещит по швам, обещая гибель безрассудному капитану. Циркачка пыталась заставить любимого вспомнить о чести – наследстве эпохи Войн, убеждала, что при более жёсткой дисциплине от команды будет больше толку.
Капитан капитанов не желал слушать её предупреждения, вместо разговоров предпочитая пылкую страсть. Посему любовники не всегда ладили. В пору одной из самых громких ссор Джем заявил:
- Не учи меня, как командовать моим флотом!
- Я всего лишь хочу, чтобы твоя жалкая шайка до него доросла, - ответила разъярённая Лиа.
- Мы самые сильные!
- Никакая сила не поможет против хорошо организованного врага!
Джем рассмеялся:
- Да где же найти такого врага?
- Ты сам можешь им стать! – не успокаивалась девушка. – Можешь, но не хочешь!
- Довольно, - оборвал капитан. – Если ты скажешь ещё хоть слово по этому поводу, я выкину тебя в открытый космос!...
Джем не виноват, что не прислушался к её словам. В те времена он слишком редко был достаточно трезв, чтобы думать о будущем.
Лиа не виновата, что восприняла угрозу любовника всерьёз и бросила попытки переубедить его. На тот момент ей уже было за кого бояться.
Роман, длившийся полгода, завершился также внезапно, как и начался: утаив под сердцем две шестёрки, девушка выкинула карту червового короля из колоды и была такова.
Пьяный от горя Хитрюга не желал трезветь. Заливая разбитое сердце крепким ромом, он с безразличием наблюдал, как разваливается его расхлябанный флот.
Так канул в лету капитан капитанов, который был не первым, но и не последним.
***
Акира дал людям отдых перед прибытием в то время, как Чад наоборот всё больше подгонял уже здорового мальчишку. За пару недель он привык полагаться на Зайца и уже не мыслил работы без его помощи, что лишний раз доказало: стоит Циркачу расслабиться, он забывается.
Яростень выловил Зайца недалеко от машинного отсека. Он и ещё три пирата снова избили мальчишку. Когда подоспел Чад, с Боба уже стягивали штаны.
- Сладкая шлюшка, Циркач? Так дай нам попробовать, - смеялись пираты.
- Раз возьмётесь, потом не отвадишь, - ответил механик.
- Тебе нам не помешать, – выступил вперёд Яростень. – Ты ничего нам не сделаешь.
Чад выхватил из чехла на поясе лазерный резак, но направил лезвие не на противника, а перевернул тусклый клинок и откинул крышку на конце рукояти. Большой палец завис над кнопкой.
- Я - ничего, - спокойно парировал пират, - а вот три заряда на двигателе Крошки заставят вас о многом поразмышлять, пока будете дрейфовать в гиперкосмосе.
Ложь это была или правда – Ярик проверять побоялся.
- Ты - проклятый псих, - он отступил в сторону, давая Чаду дорогу.
Циркач не рискнул заходить в окружение, обещавшее ловушку. Он обвёл взглядом собравшихся разбойников и громко заявил:
- Если кто-нибудь из команды тронет мальчишку, не говорите, что я не предупреждал.
Когда коридор опустел, Чад убрал резак, подскочил к Бобу, подобрал и унёс его в машинный отсек. Там он убедился, что только-только сросшиеся рёбра мальчишки целы, и споил юнцу остатки Панацеи.
***
Когда Заяц пришёл в себя, Циркач спал рядом. Смуглые пальцы зарылись в темные застывшие от пота волосы мальчишки.
Стараясь не шуметь, юнец вылез из постели. Снадобье Чада его почти исцелило, но оставило без сил. По привычке он поплелся к рабочему месту Циркача. Разочаровавшийся в замке механик совсем позабыл о блоке и вытащенных деталях. В свободное время Боб собирал свою собственную маску из доступных частей.
- Зачем тебе в Аполис?
Вопрос застал юнца врасплох, но он не стал подрываться с места и спешно раскидывать инструменты по полкам. Боб продолжил работать.
- Меня там ждут, - ответил он.
- Кто ждёт?
- Женщина.
- Какая женщина? – не отставал Циркач.
- Самая прекрасная в галактике, - уточнил Заяц.
- Слабо верится, - засомневался Чад. - Дашь на неё посмотреть?
- Нет.
***
Чад оказался прав в своих домыслах: простого налёта не вышло.
В системе Аполиса Крошку Руби ждали. Стоило судну вынырнуть из древних ворот червоточины, как к нему устремились сразу три новеньких корабля Альянса. Подготовленные пираты приняли бой. Главное орудие, с которым до последнего возился Циркач, одаривало противников залпами в три раза мощнее обычных. Полсотни пиратских модулей вступили в схватку с истребителями.
Отбиваться от мелочи было бесполезно. Капитан решил захватить ближайший корабль. План был прост – использовать махину как прикрытие и дать дёру.
Три десятка пиратов отправились отстаивать честь Крошки Руби.
Рой истребителей Альянса нацелился на главную пушку. Немногие из разбойников, кто остался при судне, прикрывали Циркача и Зайца, а те в свою очередь, не давали другим кораблям подойти ближе и вмешаться в дела капитана, ведущего людей на абордаж.
Одним залпом Чад умудрился пробить обшивку самого крупного крейсера. Луч вошёл в нутро, сжигая двигатель. Это был лучший и последний выстрел в сражении.
В следующую минуту подбитый истребитель Альянса протаранил корпус. Удар задел систему управления, луч стало невозможно контролировать. Не желая палить по своим, Чад выключил питание.
Сражение было проиграно. Три десятка разбойников встретили три сотни солдат. Акира пал в неравном бою, но Чад так и не узнал об этом. Подоспевший с обрезком трубы Боб вырубил Циркача одним ударом со спины.
***
- Капитан капитанов, говоришь?
Усмехнувшись, Рамиро пнул приходящего в себя Чада под рёбра. Пират задохнулся и попытался закрыть живот. Руки оказались сцеплены за спиной в локтях, ноги перехватили колодки.
- Да, - звонко ответил Боб.
Он стоял в окружении трёх солдат.
- Что-то не похоже его судёнышко на флотилию, – засомневался офицер Альянса.
- Остальные подойдут позже, - заявил мальчишка.
- Верится с трудом, - Рамиро поцокал языком. – Не похож он на капитана. Тот сумасброд на Титане и то повнушительней выглядел, - он повернулся к Бобу. - Ты поди любого пирата готов выдать за своего отца.
- Отпустите Риту, - потребовал Заяц тоном храброго, но отчаявшегося пленника ситуации.
- Давай-ка сначала послушаем, что он скажет, - офицер опустился на одно колено, схватил Чада за волосы и заставил поднять голову. – Эй, мразь, - обратился он к пирату, - назови своё имя.
- Имя? – оскалился Циркач, побелевший от дикой боли в затылке. – Ты же обосрёшься со страху, как его услышишь.
Рамиро ткнул Чада носом в пол. Действо сопроводил глухой хруст.
- Скорее от счастья, - пообещал офицер, обращая перемазанное кровью лицо в свою сторону. – Имя?
После такого внушения у Циркача поубавилось желания дерзить. Скрывать было нечего. В Дельми Боб вышел на него не случайно. Офицеру Альянса не нужны были его нынешнее имя и прозвище. Никто не собирался слушать о событиях, в результате которых в галактике появился ещё один пират, который вроде бы когда-то был капитаном, но пойди вспомни на каком судне…
- Джем, - сдался он. – Джем Хитрюга.
***
Вняв блефу о надвигающейся опасности, Рамиро решил оставить Циркача в живых. Офицер вызвал подкрепление, собираясь дать красочный бой у червоточины. Бобу он походя пообещал, что вернёт некую Риту, если Альянс выиграет сражение. И Заяц смирено ждал, сидя в камере. За стенкой сидел Циркач. В отличие от отчаявшегося мальчишки Чад действовал. Он принялся заводить беседы с солдатами, которые раз в сутки приносили еду.
Один совсем юный служитель оказался сговорчивей других. Парня звали Франс. Ему было семнадцать, но служба в Альянсе уже сидела у него в печёнках. А главное – он лично знал ту самую Риту, спасти которую пытался Боб.
***
Мужчины! Веками они сражаются за женщин, их любовь и благополучие, но почему-то очень редко допускают мысль, что некоторые прелестницы вполне способны сами за себя постоять.
Знали бы вы сколько разнообразных способов выдумала четырнадцатилетняя девушка, чтобы совратить Франса с пути истинного, но самой остаться при целомудрии! Переломным стал момент, когда она дала юноше потрогать свою грудь. Тут надо отметить, что руки у Франса были на редкость чуткие: с первого раза он смог отыскать то, чем Риту природа сурово обделила.
Дни шли, терпение Рамиро иссякало, а флотилия Хитрюги так и не появлялась. Над офицером тихо посмеивались, и тот жалел, что из всей пиратской шайки оставил в живых лишь Боба и его отца. Горячка, обуявшая служителя из-за потери целого корабля, грозила обойтись дорого.
Тем временем Чад и Боб, общаясь через Франса, продумали план побега. Действовать решено было во время смены. Франс собирался тайком пронести пиратам оружие, а после отвлечь и заставить опоздать идущего на охранный пост солдата. Маршрут побега выходил кривой и слишком сложный, но иного пути пробраться на Руби, прихватив с собой пленницу, заключённую в отдельной каюте, они так и не нашли.
Главная ошибка была в том, что троица не учла один момент: даже у ангелов терпение заканчивается. Рамиро мог ждать сколько угодно, но Маргарите уже надоело сидеть в каюте, где даже почитать было нечего. Только уставы Альянса, от которых девушку уже тошнило.
Их-то она и использовала, чтобы вырубить солдата, в назначенное время принёсшего обед. С благим образом невинной жертвы было покончено. Девчонка связала бесчувственного служителя обрывками слишком длиной юбки, отобрала оружие и отправилась вызволять братца и подонка, которого он всё-таки умудрился найти и притащить с собой.
***
- Рита, ты – сумасшедшая, - заявил Франс.
- Следи за коридором, сукин сын, - приказала девица и одним выстрелом вышибла дверь крайней камеры.
Боб вскочил с пола и поражённо уставился на сестру.
- Мы же… - начал он.
- Планы поменялись, - перебила Рита и вручила брату один из прихваченных по дороге бластеров. – Иди помоги, Франсу, - приказала она и шагнула к другой камере.
На базе творился хаос. Юная негодяйка успела пошуметь во всех её уголках. За последние три часа смерть не раз наступала Рите на пятки, но истинно пиратское сердечко билось пылко и радостно, наслаждаясь долгожданной свободой.
Когда Рита встала перед следующей дверью, комок мышц в груди сжался в панике.
Надо отдать девушке должное: колебалась она от силы секунду. Разряд плазмы ударил в замок. Рита потянулась, чтобы открыть дверь вручную, но Чад её опередил.
***
Бестия была похожа на мать тем же, чем Боб - на отца, то бишь - ничем. Оливковая кожа, светлые волосы, раскалённые звёздочки вместо глаз. Лицом она походила не на Джема. Она больше взяла от его матери – честной шлюхи, в своё время переспавшей с доброй сотней прославленных пиратов.
- Мы поговорим позже, - сквозь зубы произнесла девчонка и протянула Циркачу ещё один бластер.
- Обязательно, - кивнул Чад.
Ход в главный коридор был перекрыт подоспевшими солдатами. Деваться пиратам на первый взгляд было некуда, но на этот случай у Риты был припасён козырь в рукаве.
Система вентиляции на базе Альянса оказалась превосходным способом для перемещения. Благодаря её непродуманному устройству девушка смогла за долгие месяцы заключения изучить структуру станции, узнать об особенностях жизни служителей, а самое главное – познакомиться с Франциском - единственным солдатом, поймавшим пленницу с поличным.
Найдя решётку, Рита сбила её выстрелом. Она подозвала Франса и кивнула на дыру. Пока Чад и Боб отвлекали на себя внимание, двое знатоков вентиляции проползли за стеной в тыл противнику. Отряд Альянса оказался окружен. Беглецы быстро перебили солдат. Ненадолго, но путь к транспортному отсеку был открыт, чем они и воспользовались.
Вам, наверно, хочется знать, откуда столько хладнокровия в действиях четырнадцатилетней девочки? Всё дело в наследственности. По материнской линии Марго и Робин – Боб – сокращение – были пиратами в шестом поколении.
Почему Лиа по молодости подалась в циркачи? Только Вечность знает.
В истории хватает тайн, над которыми можно гадать бесконечно, но не посреди побега.
***
Крошка Руби была состыкована с базой. Двигатель не тронули, а вот мудрёную пушку сняли. Перспектива бежать без основного орудия Чаду не понравилась.
- Ждите здесь, - приказал пират, оставляя троицу спутников среди контейнеров с каким-то грузом. – Буду через десять минут.
Рите казалось, что они прождали целый час, Боб уверял, что только половину, а Франс, не желая предавать мужскую солидарность и портить отношения с юной соблазнительницей, остановился на трёх четвертях.
Чад появился совершенно неожиданно и не с той стороны, с которой его ждали. При себе он нёс алмазный резак и маску. Ничего более ценного на корабле он не нашёл.
- В третьей секции стоит разгруженный тягач, - объявил он. - Мы полетим на нём.
- Грузовик нужно выводить с базы, - разумно заметил Франс, - а ваш корабль нужно только отстыковать.
- Он - слишком лёгкая мишень, - поддержала Рита.
- У тебя есть план? – спросил Боб.
- Крошка Руби прикроет наш отход.
Юнец быстро сообразил, к чему ведёт Циркач, и подтвердил:
- Он прав. Руби нас прикроет.
Объявившегося отца Рита меньше всего хотела слушать, но брату она доверяла. Девчонка согласилась. А мнение Франса никто не спрашивал.
***
С боем беглецы пробились к тягачу. Юного, но уже безвозвратно бывшего солдата Альянса ранило в плечо осколком. Объятья Риты стали для него лучшим обезболивающим. Не так уж сильно девушка рвалась отблагодарить друга, но, когда базу трясло от взрыва, цепляться за что-то надо было, а тут Франс так кстати распластавшийся на полу.
Разваливаясь на части, Крошка Руби отошла от станции. Не думайте, что корабль был стар и плох, просто в рассказе есть место только для одной женщины.
Стыковочный шлюз был открыт. Заревела аварийная сигнализация. Грузовик медленно поднялся и, сшибая на ходу истребители, выставленные в соседней секции, полетел к единственному выходу.
Завершив красочный погром, Циркач оставил у штурвала Зайца, отбросил уже ненужную маску, под которую замаскировал дистанционный детонатор, и отправился готовить тягач к входу в гиперпространство. Времени на всё у него было минут десять, но Чад не отказался бы справиться за пять.
Дорвавшийся до управления Боб вывел тягач из отсека и начал маневрировать меж крупных обломков Крошки. Облако мелких уже окутало базу, снижая видимость.
Рите из объятий Франса пришлось выпутываться самой. Выругавшись, девушка ткнула солдата кулаком в раненое плечо. В ответ она получила нечленораздельный стон. Франс намёк понял и отпустил её.
***
Чад или Джем, Циркач или Хитрюга, спешно проверял основные системы: репродуктор, навигационку, двигатель. Топлива хватало аккурат на один скачок. Опасно было уходить слишком далеко – вдруг он чего-то не досмотрел, слишком близко – если бы он знал, где у Альянса не понатыканы корабли и базы…
Пират как раз стоял над звёздной картой, когда смуглый пальчик бесцеремонно ткнул в область средней удалённости.
- Нам сюда, - заявила смутьянка тоном, не терпящим возражений.
- Сюда так сюда, - кивнул Циркач и принялся вводить координаты Мида.
- Там мать, - с вызовом продолжала Рита.
- Ага, - помедлив, ответил Чад.
- Тебе не интересно, что с ней стало?
- Ничего хорошего раз меня искали вы, а не она.
- Да ты хоть представляешь каково ей было, когда они пришли и начали требовать выдать тебя? – сорвалась девчонка. – Сукины дети даже думать не желали, что она может просто не знать!
Хитрюга скрипнул зубами, но всё же нашёл в себе силы ещё раз проверить и подтвердить координаты. Дополнительный двигатель выключился. Загудел основной. Принявшая управление система повела тягач к червоточине. Грузовик начал стремительно набирать скорость.
- Она всё время рассказывала про тебя красивые сказки, но я никогда в них не верила, - продолжала Рита. – Ты – подонок, Джем.
Не выдержав, Циркач схватил девчонку за ворот. Маргарита не стала вырываться, внутренне готовая ко всему.
- Считаешь, что у меня духу не хватит свернуть тебе шею? - прорычал он.
- Рискни, сукин сын!
Джему сильно хотелось ударить что-нибудь или кого-нибудь, но не четырнадцатилетнюю девочку. Он устало вздохнул и отпустил дочь. Обычно такие настроения не способствовали сохранению предметов вокруг в целости, поэтому пират вышел из навигационной рубки и сразу же наткнулся на Боба.
Зажатый между детей, Хитрюга ничего не мог сделать. Он не понимал, чего они добиваются. Джем снова повернулся к Рите. Та молча сверлила отца взглядом.
- Причина, - подсказали ему из-за спины. – Скажи, почему ты не искал её, Джем?
Хитрюге не хотелось кидаться громким фразами. Ему едва ли хватило бы сил, чтобы выразить всё то, что творилось у него на душе, когда сбежала Лиа. И всё же он попытался.
- Я не хотел держать её силой, давить на жалость, - медленно произнёс он, глядя в глаза дочери, - я любил Лиа и уважал её выбор.
Корабль тряхнуло, он перешёл в гиперскачок. Пассажиров бросило назад компенсированной инерцией. Джем рефлекторно потянулся к дверному проёму и сцапал дочь, сын прижался к нему со спины, но их попытки сохранить равновесие были тщетны. Поднявшийся на ноги, абсолютно не готовый к такому повороту Франс налетел на троицу и сшиб с ног всех.
***
По галактике витает много легенд о пиратах, но не все из них дошли до современников.
Крошка Руби возглавила список первых поверженных Альянсом кораблей. Вентиляционную систему базы модернизировали. Капитана Рамиро разжаловали до сержанта, но после двух стычек с пиратами он снова пополз вверх по карьерной лестнице и дослужился-таки до адмирала или капитана капитанов, если на пиратский манер.
Что стало с Чадом и тремя оболтусами, оставшимися на его попечении?
Сначала они навестили могилу Лиа. Сидя в склепе посреди разорённого Мида, Циркач напился. Компанию ему составил Франс. Он выслушал всё, о чём Чад молчал, боясь показаться жалкой размазнёй. Бывший солдат Альянса, призванный из духовной семинарии, от лица Вечности простил Циркачу его грехи. С тех пор к парню привязалась кличка Святоша, а как дошло дело до сражений, нарекли Святым.
Марго на радость Франциску хорошела с каждым годом. Молодые люди решили, что строить серьёзные отношения из-за простого стечения обстоятельств - глупо, но их корабли ещё долго шли рядом. Когда девушке исполнилось двадцать пять, она набрала команду из женщин, нежно распрощалась с братом и другом, прокляла отца и улетела бороздить космический океан.
А Робин, то есть Боб, продолжал следовать за Циркачом. Он ценил мудрость, которой бывший капитан капитанов с ним делился. Не всегда цензурно и не без применения насилия, но они находили общий язык.
Именно Боб стал свидетелем стычки Циркача и Кровавого.
Когда Чад снова начал выстраивать флот для противостояния Альянсу, он учёл свои прошлые ошибки и больше не терпел разброда в составе сил. Он пытался внушить капитанам идею пиратской чести. Беда была в том, что в большинстве случаев понятие это воспринималось как нелепая шутка. Тони Кровавый посмеялся над Циркачом. Тот не остался в долгу. Тогда Чада подстерегли в тёмной подворотне. Трое против одного. Как всегда, ему хватило десяти минут, чтобы… обнять Лиа и больше никогда её не отпускать.
На самом деле это был опоздавший Боб, но мёртвым уже нет разницы.
По галактике разлетелась весть о Крысе. Людоед начал нападки на Альянс. Робин с верными людьми выследил Тони и пообещал, что, если тот не возьмётся за командование флотом, смерть его будет страшной, долгой и мучительной. У Кровавого не осталось выбора – ему пришлось возглавить собранных Чадом людей, стать примером, присвоить себе его славу.
В хрониках Альянса всем места не нашлось.
***
Вечность выкладывает людские судьбы словно карты из колоды.
Была эпоха Войн, за ней последовала эпоха Хаоса, или Пиратская, как называют её самые смелые шёпотом в тёмных углах кабаков, распивая извечный ром.
Настала эпоха Альянса - эпоха Порядка.
Но истинные пираты знают, что Порядок и Хаос – это просто два ревнивых мужика, спорящих из-за одной шлюхи. Ни один не терпит мысли, что любимая спит с другим. Великие силы воюют, хитрят, заключают перемирие, разрушают все договоры, вновь пытаются поубивать друг друга…
Но Вечности всё равно. Она любит лишь свой бесконечный пасьянс.

+4
1187
Огромное количество персонажей, которые сбрасываются на читателя всей кучей. Обязательно вернусь к этому рассказу для второго прочтения, но пока мне понравился лишь «Эпилог».
Из плюсов: слог ровный, постепенно автор упростил его, облегчил и читать стало проще. В финальной оценке пока затрудняюсь.
08:12
Сюжет усложняется с течением времени. Герои «валятся» не просто так. Смысл был бы описывать легендарных пиратов в начале, если бы они не появились в конце?
Рояль из кустов был тщательно подготовлен ещё в первой половине рассказа.
09:07
+1
Слог хоть и поставлен хорошо, но рассказ тяжеловат, перегружен. Странная особенность, уже подозреваю одого человека в авторстве.

Радует, что герои действительно те еще упыри и автор не ударился в приукрашивание и романтизацию, как и обещал. При этом есть светлые моменты и история не является откровенной чернухой — просто жизнь была такая.

Очень не нравится момент с Рассказчиком — что это, откуда оно, зачем оно… Но эта сволочь поведала о довольно интересном мире, из-за чего я простил его существование.

Вообще, именно мир и четкое следование автором его правил вытягивают рассказ на 8 баллов. Спасибо за честное и суровое повествование.

8/10 (крепкий рассказ)
08:18
Написала 45 килознаков, сократила до 42, дописала 44, и снова принялась урезать и упрощать.

Рассказчик появляется в повествовании, потому что легенда рассказана им. Он даёт читателю передохнуть в бурном потоке событий.

спасибо
16:59
+2
Хорош, ой хорош. Правда, поворот «Люк, я твой отец» был ожидаем, но минуса это рассказу не добавило. Минусов, в общем, практически нет, разве что момент, когда Боба поймали на корабле пираты показался слегка… не правдивым. Раз сказал Чад, что он издох, то остальные ему поверили. И как-то больно легко отдали мелкого Чаду, хотя, как я понял, это потому, что они его жуть как боялись.
Понравились описания Лиа и пиратов вначале. Атмосфера выдержана, чувствуется, что автор подошел ко всему со знанием дела и ответственностью. А такое грех не похвалить.
08:19
Спасибо! Рада, что вам понравилось.
19:29
«В эпоху Хаоса безжалостные мерзавцы терзали планеты и станции-города словно одичавшие псы. » а почему не гиены или шакалы?
08:21
Потому что пираты — потомки солдат эпохи Войн. Они — одичавшие защитники, потерявшие честь.
а у гиен или шакалов честь есть?
22:46
Не уверена. Надо гуглить.
понятно
19:34
«он встал в один ряд с жестокими извращенцами и сражался наравне с ними.» а почему гуманные извращенцы остались в стороне?
08:24
Их остановили извращенцы обычные, с меренной долей жестокости, разумеется.
ух ты! есть градация???
22:46
Разумеется.
можно где-то ознакомиться?
19:36
так сколько слоев в обшивке корабля? я лично не понял
08:25
99, но точная цифра была вырезана. А вообще айайай стыдно не знать такие вещи!
я из деревни… у нас таких посудин не було…
22:47
Вот народ отсталый…
19:44
«Чад появился совершенно неожиданно и не с той стороны, с которой его ждали. При себе он нёс алмазный резак и маску» до этого резак был лазерным
19:45
Ради бога, вмещайте все в один комментарий, пожалуйста
я по мере прочтения текста. просто неудобно потом назад в текст прыгать
19:52
я сразу 2 вкладки одного текста открываю, так реально удобней. Просто когда вы вот так скачите, очень дезориентирует(
спасибо. попробую так сделать. просто и так много вкладок открыто — трудно
13:53
Лазер на алмазе? Оо
по ходу
Комментарий удален
10:30
Тут автор преподнес очень интересную идею. Оригинальную так сказать, потому что до этого я еще ни разу не видел, чтобы пираты бороздили и покоряли космос. В духе Звездного десанта, но сам продуманный мир мало чем отличается от Десанта. За это автору жирный плюс. Сюжет и интрига присутствуют.Написано очень хорошо. Видно, что тут автор владеет слогом. Читается ровно и легко. Сама подача текста многое о чем говорит.Тема тут есть, но она играет вторую роль нежели первую.
08:37
По-моему, тема космических пиратов одна из самых заезженных в приключенческой фантастике.
Звёздный десант здесь даже мимо не проходил. Писала, вдохновлённая мультфильмом «Симбад: Легенда семи морей».
Но всё равно спасибо, Аскар.
23:02
+1
Впечатления неоднозначные. Я как будто посмотрела яой с капитаном Харлоком, только без секса. Вначале огромное количество «трахов» без самих трахов, отчего к середине честно говоря уже похер на пацана. Изнасилуют его или нет — да все равно, заткнитесь только. Мотивация сопливенькая))) В аниме прокатит, в серьезном произведении — вряд ли. Может быть, если бы это был роман — напряжение бы тянулось сильнее, а в кратком пересказе — его почти нет. То, что это его сын, и что он Капитан-Number-One — рояль без кустов, завуалировать даже не старались. В общем, не могу отнестись серьезно — работа не заставила меня задуматься.

И да… Легенда о забытом пирате. Если он забытый — откуда легенда о нем?
08:49
Боб похож на мать, а она была красивой бабой. Роман, верно, вышел бы лучше.
Рояль подразумевает неожиданный ничем не объяснённый поворот сюжета. Евгения, не путайте термины.

Потому это и легенда, что никто точно сказать уже не может: жил этот пират или нет. Никто точно не знает, кто начал собирать пиратский флот, чтобы дать отпор Альянсу. Когда рассказывается история, могущество Альянса непоколебимо. Такие истории способны вдохновить. Дескать, «Вот был пират, у которого всё отобрал злой рок, даже звание проигравшего, но народ его помнит. Вставай и борись за свою свободу — и станешь великим не по хроникам, но для народа».
Гость
08:56
+1
А я ведь почти уверовала, что он не твой…

Я и не путаю:

«Роя́ль в куста́х — русское идиоматическое выражение, означающее искусственный поворот сюжета, неуклюжую, явно заранее подготовленную «случайность», выдаваемую авторами за экспромт.»

09:07
Ага, рассказывай.
заходит Кактус во флуд на третий день этапа оценки, а Женя уже на весь мир орёт, что Пират Кактуса. Не оставалось никаких вариантов кроме как развернуть громкое помпезное бессмысленное противостояние. Выматывает. Устала.

Насчёт рояля, сорян. Значит, я неправильно термином оперирую.
Гость
09:21
+1
Это не я первая начала орать))) Я просто по приколу подхватила) Мне даже Катя поджопник дала, когда я сказала, что он не твой(
09:32
Без разницы уже.
18:10
+1
Читабельно вполне, но ближе к концу перегружено. Некоторые ходы я в глупости своей так и не уразумел. Но в целом лучше большинства работ данного конкурса.
08:52
Какие ходы?
Гость
01:06
+1
Читал в 2-3 присеста. Очень интересно, но путано. Слишком много имен у одних и тех же персонажей. А свои названия имею еще и корабли. Честно запутался.
Так же не понял, как сын умудрился найти отца или это случайность? Если нет, то у парня был дурацкий план.
Позабавило, что каждый пират хочет натянуть мальчонку. Может это и реализм, но все равно забавно, что очень часто на этом делается акцент.
Все придирки, только из-за того, что очень интересно и качественно написан текст.
08:57
Бобу 14 лет. У него гениальных планов в принципе быть не может. Он нашёл отца, влип в неприятности, а в конце концов не придумал ничего мудрее, чем сдать папашу. Ему сильно повезло, что Чад оказался мудрее, а сестра сноровистей. А жахнуть пацана хотят все, потому что он похож на мать и типа симпатичный.

Названий много для создания атмосферы.

Спасибо. Рада, что вам понравилось.
Загрузка...
Илона Левина №1