Нидейла Нэльте №1

Библиотека желаний

Библиотека желаний
Работа №22

Порой выбор смерти кажется нам нелогичным. Вот и сейчас Марк стоял поодаль своей постели, на которой лежало его безжизненное тело. За двадцать семь лет, отведённых ему судьбой, он никогда не был серьёзно болен. Напротив, про таких людей говорят: «Богатырь нашего времени», «здоровья как у быка». Но все эти слова беспощадно разбились о злосчастный сердечный приступ, который застиг молодого человека во время сна.

Марк не питал иллюзий, что всё это сон и стоит ущипнуть себя за кожу, как тотчас проснёшься. Нет, во сне ты чувствуешь себя по-другому, как-то иначе, а сейчас… Сейчас настал конец его жизненного пути и изменить что-либо уже невозможно. Словно подтверждая его мысли, перед глазами стала появляться чёрная пелена в виде фотографической виньетки по краям. Медленно, но верно она поглощала всё на своём пути, стремясь к самому центру. Когда её края сомкнулись в центре, Марк полностью провалился в пустоту, успев лишь подумать: «Достал до солнца, а умер во тьме…».

– А вот и мой любимый писатель! – раздался громкий и пронзительный голос.

От такого «будильника» Марк невольно прижал ладони к ушам и стал бормотать проклятия в адрес обидчика его покоя. Но стоило ему открыть глаза, как весь словесный пыл иссяк, сменяясь потерей дара речи. Марк стоял посреди громадной комнаты с тусклым освещением, заставленной пыльными стеллажами.

Обескураженно озираясь по сторонам, он то и дело бормотал себе под нос: – Книги, книги, книги… Наконец, не выдержав и издав саркастический смешок, подвёл неутешительный итог: – Я попал в ад и моё наказание – вечно наводить порядок в библиотеке….

Его раздумья прервал пронзительный смех и последующая за ним фраза: – Уж прости, но место библиотекаря занято мной, а ваше дело быть писателем!

Марк резко развернулся на голос. Перед ним стоял седоватый старик в белом костюме тройке. Но вызывал подозрение не сам внезапный собеседник или его странный, по тем временам, костюм. Улыбка до ушей, живой блеск в глазах и руки на растапашку для объятий, словно два старых приятеля встретились, спустя долгие годы разлуки, – вот что по-настоящему пугало Марка. Быстро отойдя от шока, он с удивлением спросил:

– Почему писатель?

– Простите, – вежливо ответил старик.

– Я знаю, вы, мой уважаемый гость, у всех на слуху, как известный инженер, человек, зажёгший в доме солнце. Однако здесь, вы не кто иной, как один из выдающихся писателей, чей шедевр, спустя долгие тысячелетия, окончен!

Он подошёл к ошеломлённому Марку и слегка приобнял за плечи.

– Безусловно, вас сейчас мучает бесчисленное количество вопросов! Но давайте я введу вас в курс дела по порядку.

Глава первая

Они шли по лабиринтам книжных полок. Марк то и дело озирался по сторонам, обращая внимание на слой пыли, которым были покрыты многие старые и потрёпанные книги. Увидев рассеянный взгляд гостя, хозяин библиотеки слегка улыбнулся.

– Наверное, тебя мучает вопрос: «Почему же здесь такой бардак? Как можно щеголять в отглаженном белом костюме, когда кругом такой хаос?».

Марк лишь кивнул.

– Дело в том, что состояние книги зависит от самого писателя. Сколько бы я ни старался протирать пыль, спустя несколько минут, она возвращается прежним слоем.

– Как это – зависит от писателя? Я всегда думал, что порядок в библиотеке…

– Зависит от библиотекаря, – перебил его старик.

– Но здесь всё зависит от того, как сильно писатель грезит своим трудом. Смотри!

Он аккуратно взял с полки старую и потрёпанную книгу. Сметя ладонью слой пыли толщиной с указательный палец, старик прочитал: – За горизонт.

– Вот пример, отличной, но, к сожалению, заброшенной идеи.

Открыв книгу, он пролистал лишь первых три страницы и, тяжело выдохнув, произнёс: – За две тысячи сорок три года автор написала лишь два абзаца. Но искренне верю, что однажды в полной мере наслажусь этой прекрасной идеей.

Старик закрыл книгу, обложка которой вновь заросла пылью, и положив её обратно на стеллаж, быстро перевёл взгляд на гостя.

– Что-то меня занесло! Пойдём же скорее, нам осталось совсем немного!

Марк покорно пошёл за библиотекарем, попутно рассматривая книги, которым, казалось, хватит и дуновения ветра, чтобы те рассыпались на части. Не заметя, как сильно он ушёл в свои рассуждения, Марк уткнулся в спину своего спутника.

– Мы пришли! – залепетал тот от счастья.

Они стояли на громадном перекрёстке, в центре которого находился длинный стеллаж, на чьих полках хранились аккуратно составленные и, не в пример прошлым, ухоженные книги.

– На этом стеллаже стоят произведения, что уже закончены.

Библиотекарь ловким движением снял с полки книгу и протянул её гостю.

– В это сложно поверить, но вашему труду, уже более восьми тысяч лет!

Марк с неподдельным интересом и в то же время с недоверием рассматривал книгу. На совершенно гладкой и чистой обложке красовалось название из золотых букв: «Приручить солнце». Никаких потёртостей или царапин, даже корешок выглядел настолько идеальным, что складывалось впечатление, будто книга только выпущена из-под печатного станка.

– Почему более восьми тысячи лет? – спросил он после минутного молчания и разглядывания книги.

– Я понимаю, весь мир здесь верх ногами и творится невесть что, и всё же я не могу поверить в это. Да даже с точки зрения простой логики, человеку не прожить столько лет!

– Человеку нет, – улыбнулся старик.

– А вот душе да!

– Душе? – вытаращив глаза, вскрикнул Марк.

– Но подожди, а как же…

– Не спрашивайте меня о рае, аде или другой религии, я всё равно не смогу вам ответить, так как сам ничего не знаю, – перебил его библиотекарь.

– Докапываться до истины вещей, ставить вопросы мировоззрения и искать на них ответы, всё это удел людей. Мы же хранители книг желаний – простые наблюдатели и не имеем никакого понятия о законах и правилах мироздания.

– Мы? – удивлённо спросил его собеседник.

– Значит, в этой библиотеке есть кто-то ещё помимо тебя?

– Верно! – торжествуя, ответил старик.

– Вы даже не представляете, как я рад, что именно мне выпала честь, встретить такую легенду, как вы! А теперь позвольте, я покажу то, ради чего мы с вами сюда пришли.

Библиотекарь взял из рук Марка книгу и, не скрывая мандража от энтузиазма, открыл её перелистав на нужную страницу.

– Марк, простите меня за то, что сразу не представился, моё имя Гил, – неожиданно обратился он к гостю.

– И если можно, перед нашим с вами путешествием, я бы хотел перейти на ты. Всё же, это огромная честь, иметь среди друзей такого выдающегося писателя.

Марк успел лишь кивнуть головой, как очертания библиотеки неожиданно поплыли. Её тёмные и серые цвета стали растекаться, словно краска на холсте, облитая растворителем. Спустя мгновение, и вся эта мешанина собралась в одну маленькую точку под ногами лишь затем, чтобы радужным взрывом расплескаться по сторонам, создавая новый пейзаж вокруг.

Глава вторая

Когда кляксы из красок растеклись по своим местам, перед Марком и Гилом предстала картина в виде небольшого племенного поселения на окраине леса. В его самом центре посреди палаток из ветвей и звериных шкур пылал костёр, вокруг которого собрались местные жители. Одурманенные травами и настойками, под бой шаманского барабана, они веселились в безумном танце, восхваляя богов за удачу в сегодняшней охоте.

Но несмотря на праздник и всеобщее ликование, поодаль костра сидел молодой человек. Он игнорировал радость соплеменников, жадно всматриваясь в пламя. Со стороны могло показаться, что не огонь завораживает парня своей красотой, а он сам пленит его, настолько цепким и пытливым был его взгляд. Марк смотрел на происходящее с не меньшей любознательностью. Он был поглощён происходящим настолько, что вздрогнул, когда рука старика легла ему на плечо.

– Что тогда у костра, что сейчас, твои глаза никогда не могли скрыть неподдельного интереса.

Марк посмотрел на своего спутника и с недоумением произнёс: – Тогда? Сейчас? Не помню, чтобы когда-то сидел у костра посреди забытого богом племени.

– Ну, конечно же, ты этого не помнишь! – заулыбался старик.

– Никто не помнит своих прошлых жизней, таковы правила!

– Прошлых жизней… О чём…

– Подожди! – резко прервал его старик.

– Сейчас начнётся самое интересное! Сейчас зародится твоё истинное желание!

Он обхватил собеседника за плечи и ловким движением развернул в нужную сторону. Марк с удивлением обнаружил, что молодой человек, сидящий до этого далеко от них, внезапно оказался рядом. Словно чья-то невидимая рука перенесла их к нужным декорациям. Парень по-прежнему «не отпускал» цепким взглядом огонь, что страстно бился в своей клетке.

Спустя пару мгновений к нему подошёл вождь племени. Он молчаливо присел рядом, отдавая тем самым дань уважения странному ритуалу пленения, и лишь спустя несколько минут произнёс: – Мундо, благодаря тебе у нашего племени есть еда. Сегодняшний праздник и в твою честь, так почему же ты не веселишься со всеми?

– Вождь, ты же знаешь, я…

– Не знаю и знать не хочу! – резко отрезал вождь.

– Ты лучший охотник племени! У тебя сильное и стойкое тело, острый глаз, а твой пытливый ум поражает и восхищает каждого! Благодаря тебе мы живём в сытости и спокойствии, когда на нас гневаются боги, ты гордость нашего племени! Посмотри вокруг, – он обвёл руками пляшущих. – Столько прекрасных женщин нашего племени готовы стать твоей женой, достаточно тебе лишь обратить внимание на одну из них, а ты всё ещё кормишь зверя прошлых бед.

– У нас с ней была одна мечта, – всё так же, не отрывая взгляда от языков пламени и шёпотом, произнёс охотник.

Вождь опустил свой взгляд себе под ноги, и на какое-то время застыл в молчании, а затем продолжил.

– Мы все сочувствуем твоей утрате. Я не перестаю проклинать тот день, ведь я потерял не только соплеменницу, я потерял родную дочь. Но ты должен понять, так решили боги, столько они отвели ей времени, и что людям не дано повелевать солнцем, как бы им этого не хотелось! Об этом знают все.

– Все вы… – сухо ответил охотник.

– И лишь мы с ней так страстно желали, а я желаю и по сей день!

Впервые за весь разговор, он оторвал взгляд от костра и резким движением развернулся лицом к вождю, обхватив его плечи руками.

– Вождь! – взволнованно вскликнул Мундо.

– Я смогу. Клянусь, я приручу солнце! Оно будет светить в моём доме и доме каждого, стоит лишь пожелать!

– О боги… – с грустью произнёс вождь, вскидывая руки к небу и запрокидывая голову назад, – смилуйтесь над заблудшим сыном моего племени…

Глава третья

Вернувшись обратно в библиотеку, Марк замер словно статуя. Он до сих пор не мог поверить в то, что прожил не одну жизнь, и на протяжении всего времени грезил единственной лишь мечтой. Он простоял в молчании и погруженный в свои мысли около десяти минут, пока наконец библиотекарь не решился его потревожить.

– Ты не первый, кто вот так шокирован. Подобная правда у любого вызовет недоумение. Мне доводилось видеть: слёзы, крики, истерики, а однажды женщина и вовсе упала в обморок от всего увиденного. Ты, мой дорогой друг, можно сказать, ещё стойко держишься!

– Моя мечта о солнце, – покачивая головой, сказал Марк.

– Конечный итог – созданная мной лампочка?

– Верно, – расплылся в улыбке старик и вновь стал перелистывать страницы книги.

– Выходит, я стал местной легендой, мечтая о солнце и бесконечно перерождаясь, пока не достиг желаемого?

Старик перестал шелестеть, он уже успел найти нужную страницу, но прежде, чем отправиться в новое путешествие, решил ответить на вопрос.

– Это далеко не так! Ты стал легендой библиотеки не из-за самой идеи или её важности, всё дело в твоей вере и пройденном пути. То, как ты достиг желаемого – вот что поистине делает тебя легендой! Ты сам всё сейчас увидишь!

И вновь пространство исказилось, а серые тона библиотеки проделали уже знакомый ритуал. В этот раз путешественников по хроникам прошлых событий встретил рассвет в безжизненной пустыне Египта. Солнце только-только стало набирать свою силу, а песок уже жадно поглощал его лучи, заставляя просыпаться бродячий караван.

– Пустыня? – недоумённо спросил Марк.

– Пустыня, – спокойно ответил его собеседник.

– В этот раз судьба распорядилась так, что семя твоей идеи даст росток в самом сухом и безжизненном месте планеты.

– И кто же я в этот раз? Богатый купец? Храбрый страж? Или самый лучший погонщик верблюдов, которого только можно найти?

– Ни первый, ни второй и даже ни третий, – с детской улыбкой ответил старик.

Марк недоумённо посмотрел на своего собеседника, но тот лишь улыбался едва, сдерживая смех. Наконец, взяв себя в руки, Гил указал пальцем куда-то в сторону и сказал: – Вот кем ты был в этой жизни.

Марк, повинуясь указателю, повернулся в нужном направлении и тут же остолбенел от увиденного. Он готов был принять всё что угодно, но увидеть вертевшего непонятный предмет грязного раба в рваных лохмотьях, да к тому же вновь, у пускай и тлеющего костра, было выше его сил.

– Не-е-ет… – протяжно стоном выдавил он из себя.

– Только не говори мне, что я раб зажиточного торговца, который ночами напролёт смотрит в огонь и грезит о солнце…

– ДА! – выкрикнул библиотекарь что было силы, вскидывая руки вверх.

Марку же, напротив, такая перспектива показалась мрачнее мрачного. Его руки свисли безжизненными плетями, в ногах появилась слабость, и он едва не плюхнулся задом на песок, как вдруг его спутник продолжил:

– Не спеши разочаровываться в увиденном! Ведь именно сейчас, на твоих глазах призрачная мечта обретает своё физическое воплощение!

Марк снова повернулся в сторону своей прошлой жизни и вновь с удивлением заметил, что кострище с рабом, которые когда-то были поодаль, оказались перед ним. К этому моменту угли уже погасли, а раб, сидящий рядом, всё никак не хотел отрывать свой взгляд от полупрозрачного слитка.

– Это же стекло… – с изумлением прошептал Марк.

– Верно! – уже серьёзным голосом ответил библиотекарь, вновь обхватив собеседника руками за плечи.

– Друг мой! Быть может, в это сложно поверить, но именно ты первым получил стекло! Да, сейчас в руках раба лишь слиток, отдалённо напоминающий современное стекло, мутный от примесей и полученный совершенно случайным образом. Но это не отменяет того факта, что ты являешься первооткрывателем, и отныне твоя мечта из незримых слов обрела материальную форму.

– Но каким образом обычный раб додумался до такого?

– Ну… – протянул старик, потирая подбородок.

– Не в каждой жизни ты обладал выдающимися знаниями и имел лучшее образование, но ты всегда был находчив, а порой чертовски удачлив! Присмотрись к кострищу повнимательнее.

Только сейчас Марк заметил оплавленные бортики, что служили границей и защитой от ветра для костра. На её внешней стороне ещё виднелись остатки недотлевших мешков.

– Огонь, песок, мешки от товара… Каустическая сода! – неожиданно для себя он выкрикнул итог рассуждения.

– Но, как я…

– Как ты додумался до такого? – перебил его старик.

– Да всё очень просто. Ваш караван не дошёл до города пару километров, когда вас застала ночь. И по иронии судьбы у вас не было камней, чтобы выложить очаг. И пока купцы и охрана без толку спорили между собой, что же им делать, ты предложил использовать мешки с содой.

Марк лишь задумчиво покачал головой, уже с любопытством рассматривая итог своей смекалки.

– И меня послушали?

– Как ни странно, да. Но, к сожалению, – вздохнул библиотекарь.

– К сожалению, через несколько минут твой хозяин полностью отойдёт ото сна и отберёт у тебя слиток, а позже присвоит эту заслугу себе. Но тебя это, конечно же, не остановит! Ведомый своей мечтой, ты тайком будешь подворовывать соду и уже готовое стекло, но, к сожалению, в конце концов тебя поймают и казнят. Как это ни печально, но именно такая участь уготована создателю стекла.

Марку только и осталось, как раскрыть в удивлении рот от услышанного. А тем временем картина прошлого застыла, словно отлитая воском композиция, и они вновь оказались в библиотеке.

Глава четвёртая

– Вот почему ты стал легендой! – воскликнул библиотекарь.

– Вот что по-настоящему сделало твоё желание великим! Раз за разом ты перерождался, ведомый своей мечтой. Та жизнь, которую ты видел сейчас, – это лишь маленький осколок всей картины. Неважно как, когда и в каком месте, ты шаг за шагом шёл за своим солнцем! В своей первой жизни ты создал саму мечту. Ты наблюдал за солнцем, ты ждал солнце с уходом ночи, спрашивал о солнце у пламени костра. Всю свою первую жизнь ты грезил солнцем! А уже во второй жизни ты сделал первый шаг. Сам того не понимая, ты создал клетку для солнца, получив первым во всём мире стекло!

– Сколько же жизней я потратил ради этого? – тяжело дыша, спросил Марк. Всё вокруг плыло и погружалось в туман. Но старик не дал потерять собеседнику сознание, ловко схватив его за плечи.

– Десятки! – радостным шёпотом произнёс он.

Когда он убедился, что Марк твёрдо стоит на ногах, его пальцы вновь забегали по краям страниц. Бесчисленные всполохи озарили библиотеку, то там, то тут стали появляться кадры прошлой жизни.

– Вот! – потянул он за руку Марка вправо.

Перед ними завис в воздухе запечатлённый в картине обрывок прошлого.

– Здесь ты стоишь в своей импровизированной мастерской возле каменной печи. Весь мокрый от пота, выбитый из сил и с замученной улыбкой. Но именно эта улыбка и первая в мире остывшая болванка железа, что ты держишь в руках, являются свидетельством твоей победы.

– А здесь, – он снова дёрнул Марка за руку.

– Здесь ты никому не известный пасечник, что додумался использовать воск для свечей, пока весь мир мучился с папирусом, растениями и расплавленным жиром. Это один из моих любимых моментов во всей истории! Ведь казалось, что ты добился своего. Свет наконец-то появился в домах и его можно было использовать когда угодно! Но ты всё ещё был недоволен. В глубине души ты жаждал большего и был уверен и твёрд в своей мечте.

– Посмотри на все эти воспоминания! – старик развёл руки, словно обхватывая парящие в пространстве картины.

– Теория и получение инертных газов, вольфрамовая нить и даже электричество! Всё это создал именно ты! А здесь…

Библиотекарь опустил руки и повернулся в сторону к самой яркой и большой картине, что освещала библиотеку своим светом.

– А здесь ты наконец достиг того, что жаждал всей своей душой.

Он медленно подошёл к обрывку воспоминаний, провёл по нему рукой. По картинке пробежала лёгкая рябь и в ту же секунду обрывок прошлого расплылся по всему пространству. Они стояли в небольшом помещении, где всё было заставлено стульями с сидящими на них репортёрами. Все их взгляды были устремлены на Марка, стоящего за трибуной. Руки то и дело взмывали вверх, рассекая воздух, стоял оглушительный гул, каждый хотел задать свой вопрос человеку, который в одночасье стал легендой.

Наконец, молодой репортёр не выдержал в ожидании, когда до него дойдёт очередь, и так бойко подскочил, что его стул с грохотом упал на пол.

– Газета «Новости открытий», – едва не крича, сказал тот, чтобы никто не посмел его прервать.

– Скажите, вы создали потрясающее, нет, великое изобретение! И ребёнку понятно, какой успех ждёт его в будущем. Но скажите, каково это – создать нечто такое, что перевернёт весь мир?!

Марк стоял поодаль всего происходящего и рассматривал самый значимый момент последней прожитой жизни. Он словно вновь переживал тот миг, как будто он, а не двойник стоит за той самой трибуной.

– Что я чувствую? – начал отвечать на вопрос молодой изобретатель. – А что чувствует человек…

– Приручивший солнце? – шёпотом, но в унисон продолжил наблюдающий Марк.

По его щекам впервые покатились слёзы. Он поспешил закрыть лицо ладонью, смущаясь, как ему всегда представлялось, детской слабости. Но быстро вытерев глаза, мягко и казалось совершено по-детски, произнёс: – А я ведь уже успел позабыть, что именно так ответил тогда на тот вопрос.

Пролог

– Это конец моим перерождениям? – спросил Марк, успокоив свои эмоции.

– Конец? Нет! Для человека не существует конца как такового. Ведь даже смерть – это всего лишь приобретение нового тела и новых возможностей для достижения заветной мечты!

– Но я уже достиг своего желания, к чему ещё мне стремиться?

– А это уже решать тебе! – усмехнулся библиотекарь.

Марк посмотрел на старика рассеянным взглядом. Это был уже совершенно другой человек. Если с первых минут их знакомства, все приветствия, возгласы и прочие эмоции казались такими странными и неуместными, то сейчас всё представлялось совершенно естественным и родным. Детская улыбка так и не покинула лица библиотекаря, его влажные глаза блестели добротой и радостью, казалось, что он тоже вот-вот заплачет.

Гил по-приятельски похлопал Марка по плечу и, еле сдерживая эмоции, проговорил дрожащим голосом: – Друг мой, в этом мире каждый может достичь того, что способен пожелать и представить. Желание – это истинная сила человека, но порой одного желания недостаточно. Вера, упорство, старание, фантазия – без всего этого мечта никогда не станет реальностью. Без сомнений, иногда человеку нужна помощь и поддержка, и всё же, ты – самый настоящий пример того, чего можно достичь, идя наперекор всему миру! Прощай мой дорогой друг! Я верю, что наша новая встреча обязательно состоится, я буду с нетерпением ждать этого дня! Марк крепко обнял старика и хотел было сказать прощальные слова, но его веки стали тяжелеть, силы покидали тело, и вот уже чёрная пелена застелила ему глаза.

Когда слёзы потекли по щекам, Гил уже стоял один. Он закрыл книгу и поставил её на полку. Вытер слёзы и с детской улыбкой пошёл обратно по лабиринтам стеллажей читая стих, что когда-то сам сочинил.

Апогеем мечты не является слава,

Карусель комплиментов – обитель пороков.
Аплодируют люди, крича вовсю: «Браво!»,
Критикуя идею у самых истоков.
Апогей – это символ геройской награды,
Я не раз восхищался упорством людей,

Миновавших насмешки, круша баррикады,
Естество защищая от колких речей.
Чудотворцев – фанатов любимого дела,
Талисманы чьи: воля и вера в успех.
А их жажда открытий не знает предела,

Убегать от затей для них тягостный грех.

Торжествуйте творцы, всё на свете возможно!
Если в силах представить желаний черты,
Без раздумий беритесь за труд неотложно,
Я клянусь, вы добьётесь заветной мечты!
?

+2
266
12:13
-1
Идея оригинальная, потому что не каждый способен знать, что пережил несколько жизней. Обычно это известно только автору и читателю. Но автор перепутал пролога с эпиологом и неправильно употребил некоторые слова.
Произведение простое и чуть наивное. Но само отношение автора к теме, его восторг перед теми, кто стремится к осуществлению своей мечты, импонирует и мобилизует))) «Пролог», как указали выше, надо заменить на «Эпилог» и обратить внимание на правильное оформление диалогов (а то кажется, что не два человека разговаривают, а двадцать два))) Ну и у Марка нет ПЕРСПЕКТИВЫ стать рабом, скорее уж это РЕТРОСПЕКТИВА. Честно сказать, мне не очень понравилось, но за то, что сам автор вызывает симпатию, лайкну)))
Загрузка...
Ekaterina Romanova №1