Ольга Силаева №1

Смысл быть

Смысл быть
Работа №29

Тёплый свет факелов осветил мрачные своды заброшенной церкви.Пять длинных теней заплясали на древних каменных стенах. Путники медленно пробирались в сторону алтарной части сооружения, их мягкие сапожки беззвучно ступали по темным плитам пола. Впереди всех, кособочась, шёл маленький человечек, завёрнутый в потёртый зелёный плащ, он легонько постукивал деревянным, резным, с голубым набалдашником, посохом по каменным плитам перед собой. Следом за ним возвышался широкоплечий воин с огромным двуручным мечом, закованный в серые латы, на которых тускло сияли серебристым пламенем волшебные письмена. За спиной воина шли сразу двое – хрупкая девушка в коричневых скрипучих кожаных доспехах с луком в руке и колчаном стрел, выглядывающим из-за её спины, и древний старик в бархатном, выцветшем от времени, балахоне, голову и часть лица его скрывал капюшон. Из рукавов балахона свисали нечеловечески длинные руки с тонкими посиневшими пальцами. От старика пахло дымом и тёплым козьим молоком, а не дорожной пылью, как от остальных путников. Одним словом – кудесник. Замыкал это шествие белобрысый беззубый карлик, наряженный в кольчугу, из-под которой тут и там торчали клочки серой шерсти. Он играючи крутил двумя топорами, зажатыми в каждой из его четырёх лап.

Обезвреживание ловушки…6… не прошло…

Маленький человечек ткнул посохом в очередную плиту, ничего не произошло, он пожал плечами и двинулся дальше. И тут плита под ним провалилась, и он с писком рухнул в раззявившую свой чёрный рот, яму. Пару раз перекувырнувшись в воздухе, путник рухнул на груду костей и черепов.

Колонна героев остановилась, и тут, с купола церкви, до которой не доставал свет факелов, визжа, вниз полетели укутанные в грязные серые робы монахи. Они были вооружены острыми серпами, вилами и цепами. Карлик, замыкавший колонну путников, успел насчитать несколько дюжин монахов.

Старик в балахоне вскинул руки вверх и проорал:

– Шараа-Агни!

…20…критический…

Порядка десяти летящих фигур охватило пронзительно-яркое голубое пламя и вмиг испепелило их.Лишь горстки чёрной пыли достигли пола церкви.

Остальным монахам повезло больше, им удалось приземлиться среди группы героев и по обеим сторонам от ямы. Они продолжали что-то кричать, завывать и визжать. В свете факелов путники увидели безумные, покрытые татуировками, лица служителей древнего ордена, однако это ни на миг не остановило их перед возможностью принять бой.

Точный удар…18…есть…

Широкоплечий воин первый нанёс сокрушительный удар, закованной в стальную перчатку, рукой в лицо ближайшему монаху и превратил его голову в кашу.Девушка ткнула факелом сразу двоих и их грязные робы с треском воспламенились. Карлик энергично размахивал топорами, и, спустя пару десятков вдохов и выдохов, вокруг него уже высилась горка из полдюжины порубленных тел.

– Эх, повеселимся! – рыкнул воин и вытащил за шиворот маленького человечка с посохом из ямы, – давай, Гара, твоя очередь.

Человечек сверкнул голубыми глазами и ударил посохом по спине воина. Латы вспыхнули алым сиянием, руны, высеченные на них, словно налились кровью. Воин зарычал и кинулся на замешкавшихся монахов. Его огромный меч рассекал противников на куски. Воин проредил толпу монахов, их тела падали слева и справа от, двигавшихся к алтарной части, крыльев стальной мельницы, в которую превратился меч героя. Гара шёл следом за своим товарищем и короткими, резкими ударами маленького ножа добивал подрагивающих и едва шевелившихся противников.

Пару минут спустя, оставшиеся в живых монахи обратились в бегство, и парочке даже удалось вырваться из кровавой бойни и покинуть пределы церкви.

Путники, как ни в чем не бывало, продолжили своё движение к мраморному алтарю, который возвышался у самой стены. Около неподвижных тел монахов остался лишь карлик, который осматривал серые робы покойников и собирал в свой заплечный мешок мелкие монетки и более-менее целое оружие.

– Не спешите, тут могут быть ловушки, – Гара остановил своих соратников и сам первый двинулся к алтарю. Он поднялся по ступенькам и заглянул в глубокую чашу, вмонтированную в кладку сооружения.

Гара понюхал воздух, покрутил своим посохом над алтарём, бережно погладил чашу руками, как любимую женщину и с облегчением выдохнул.

– Похоже, всё нормально, даже странно, – произнёс он, – Бандо, тут в чаше лежит шар, но я до него не могу дотянуться, подсоби.

Широкоплечий воин поднялся по ступенькам, остановился рядом с Гарой, который заблаговременно подвинулся в сторону, пропуская эту груду мышц.

Бандо убрал за спину меч и заглянул в чашу, на самом дне которой покоился маленький платиновый шар, ради получения которого отряд прошёл столько миль вдоль побережья огненного моря, протискивался сквозь сизый лес и бежал через пепельную равнину. Все невзгоды и несчастья, выпавшие на пути, герои преодолели вместе, чтобы выполнить заказ.

Воин наклонился над чашей и опустил в неё руку, пальцы нащупали шар, вначале он показался Бандо очень холодным. Рука на мгновение онемела, потеряв чувствительность до локтя, словно её сковали льдом и залили свинцом, но, как только он, усилием воли, вытащил шар со дна чаши, наваждение спало, а чувствительность вернулась.

Бандо передал шар Гаре, тот быстро спрятал вещицу в мешочек, который повесил на пояс и, улыбнувшись, сказал:

– Вот, дело сделано!

Воин повернулся спиной к алтарю, и вдруг, его сердце пронзила тупая ноющая боль, пустота обволокла Бандо, а мир потерял свои краски, всё стало каким-то серо-чёрным. Тьма сгустилась вокруг Бандо, он не различал свет факелов и не видел своих соратников. Сердце сжималось всё сильнее и сильнее, осталось единственное чувство потери чего-то ценного. Какого-то смысла, о существовании которого до сих пор Бандо даже не догадывался.

Секунда, вторая, и всё прошло. Цвета вернулись, спутники стояли тут же, улыбаясь во весь рот и предвкушая уже горы золота, которые им посулили за выполнение задания.

– Бандо, ты чего там застрял? – окрикнула воина девушка по имени Аша, – идём, нас ещё ждёт дальняя дорога в И-ланд.

Воин медленно двинулся вслед за своей группой. Странное чувство опустошённости поселилось в самом сердце Бандо, словно кто-то прожёг в его груди сквозную дыру. Ноющая боль порывами пронзительно-жгучего ветра то терзала его тело, то исчезала куда-то, когда Бандо пытался определить её источник. Путники быстро покидали церковь, они смеялись над шутками Гары и улыбались друг другу, только огромный Бандо чёрной тенью еле передвигая ногами, брёл, замыкая процессию.

Несколько солнц уже поднялись над горизонтом, когда герои преодолели несколько миль и скрылись от их жара в пещере у подножья одинокой скалы.

Мохнатый карлик развёл костёр, чуть-чуть подпалив свою шерсть, покрывавшую его с ног до головы, за исключением лица, стоп и ладоней. Он заверещал и ещё долго громко ругался, сплёвывая в сторону костра.

– Нино, зачем ты всегда лезешь к огню, если так его ненавидишь? – улыбался из своего угла Гара. Он лежал в прохладной темноте пещеры и смотрел на манипуляции карлика с кресалом и огнивом.

Нино проворчал в ответ что-то неразборчиво и забрался в противоположный от Гары угол. Бандо точил меч, его то кидало в пот, то он начинал дрожать от холода, но воин старался никак не показать товарищам своего самочувствия. Кудесник завернулся в свой балахон и сидел у самого входа в пещеру под палящими лучами солнц. Он жевал жухлую траву, сплёвывал в чашку, ломал в руках мелкие косточки тушканчиков, извлечённые из его кушака.

Алхимия…15…+3 (за любимое умение)… удача…

В чашке забулькала, пенясь, синяя жидкость – зелье выносливости и стойкости. То, что надо для очередного перехода по пепельной равнине.

Аша освежевала двух зайцев, подстреленных ею ещё ночью в высокой траве у стен обветшалой церкви. Она отдала тушки Нино и карлик приготовил дичь с пряными травами и картошкой, которые всегда носил с собой в заплечном мешке. Нино был поваром при дворе Ландогского герцога, в те далёкие времена, когда мохнатые карлики ещё не были сегрегированы правящими кругами Ландога.

Перекусив, путники немного расслабились и с довольными лицами развалились кто на земле, кто на тонких, но тёплых одеялах.

– Что будем делать с деньгами, которые выручим за шар? – нарушила тишину Аша.

– Как всегда, часть отдадим Золотой реке, остальное поделим, – ответил Гара.

– Но нынче денег будет очень много, возможно даже с лихвой хватит, чтобы больше не брать заказы, – потёрла руки Аша.

– Возможно, – хмыкнул Гара.

– Опять делите мясо ещё не убитого зверя, – ухмыльнулся старик в балахоне.

Бандо ковырял ногтем в зубах, пытаясь извлечь жёсткое мясо зайца. Он слышал подобные разговоры каждый раз, но сегодня это обстоятельство его начало злить. Гнев поднимался откуда-то из глубин, тёмных задворок его души.

«Как же все надоело»! – думал воин, – «Каждый раз одно и то же. Магистры городов, богатые торговцы, бедные вдовы, безумные маги, сумасбродные короли или дикие духи тёмных времён дают какие-нибудь нелепые задания, просят принести (найти, украсть, уничтожить) волшебные вещи. Отрубить головы диким зверям, мятежным генералам или беглым холопам. Изготовить противоядие, привести заблудшего мальчика или девочку, отомстить убийцам или покарать злодеев. И так каждый раз, как они забредают в какой-нибудь город или деревню, таверну или шинок,чудесную рощу или обычное кладбище. Потом следует долгий и опасный путь к жерлу вулкана, лабиринту подземелий, заколдованному болоту или проклятому храму. Затем – битва, сражение, горы трупов, громы и молнии, а в итоге ждёт награда– золото, серебро, новая броня или оружие, вкусная еда, дорогая одежда и украшения для Аши, красивые женщины для воинов и книги для старика», – во время своей тяжёлой думы Бандо потерял нить разговора своих соратников. Те же в свою очередь пустились в мечты о покупках особняков с фруктовыми садами, прудами и мостами. Это тоже вызывало отторжение у воина. Он знал, что никогда не сбудутся эти грёзы, потому что по чьей-то неизвестной Бандо воле они будут вечно бродить по выжженным равнинам и плавать по огненным морям в поисках своего места на этой проклятой земле и не будет им покоя. Никогда».

Тупая боль в груди и тревожные мысли сводили воина с ума, ему было тошно глядеть на своих соратников, он чувствовал только усталость и непереносимое чувство беспомощности и уныния.

Бандо отвернулся от костра к каменной стене и, укутавшись в одеяло, попытался уснуть. Сон не шёл. Герои так разгалделись, споря о сумме, которую они выручат за шар, что Бандо не выдержал, и заорал на коллег по ремеслу, требуя тишины. Это обстоятельство немедленно привело их в чувство, и они успокоились, решив, что их грозный товарищ сильно устал.

Когда, наконец, Бандо окутала темнота, к нему пришёл странный сон. Воин видел себя, но как бы со стороны, сверху, он был очень маленький, не больше двух фаланг мизинца в высоту. Бандо неподвижно стоял на какой-то странной доске или столе, окружённый цветными листами различных форм и размеров, тут же покоились яркие кубики, похожие на привычные Бандо кости, в которые играют в тавернах на деньги бывалые солдаты и страшные пьяницы. Ещё на столе были какие-то фигурки, изображавшие монахов древнего ордена, побитых ими недавно в церкви. Эти фигурки перемещали большие человеческие руки. Бандо разглядел несколько молодых ребят в странной одежде, они смеялись, кидали кости и зачитывали что-то из многостраничной коричневой книги. Потом один из мальчиков взял маленького Бандо, поднял его высоко над столом и забросил в какую-то коробку, где уже покоились точно такие же маленькие, застывшие в неподвижности, фигурки Ашы и Гары.

Бандо резко проснулся и сел. За стенами пещеры было уже темно. Нино тихонько будил путников, добравших до Бандо, он увидел в глазах могучего воина неуверенность и страх. Что-то, буркнув, Нино хлопнул коллегу по плечу. Мол, не расстраивайся.

Отряд собрался и вышел в ночь. Бандо не давал покоя его сон. Он все думал и думал о том, что вся его жизнь или та часть, которую он помнил, была странной, циклической сказкой. Она началась с глотка холодного эля в столичном трактире, когда к нему за стол подсел Гара. Кажется, тогда у Гары была немного другая команда. Бандо вспомнил высокую черноволосую девушку, которая умела ловко открывать амбарные замки и обчищать карманы лопухов. А ещё был толстый бард с изящной лютней, и, вроде, ещё кто-то.

«Дырявая у меня память стала», – думал Бандо, – «наверное, меня слишком часто били по голове». Что было раньше его встречи с Гарой – Бандо не помнил. Он просто знал, что когда-то родился, что у него была семья, потом случилось нашествие варваров из безымянных степей, Бандо попал в рабство, бежал, работал у хромого кузнеца в глухой деревне, а потом отправился на поиски приключений, но конкретных деталей Бандо припомнить не мог. Он не мог сказать, как звали его мать, как она выглядела, чем от неё пахло. Кто был его отец и где они жили, какой у них был дом и ещё кучу частных деталей. Раньше это никогда не беспокоило Бандо, но теперь мысли о прошлом не давали ему покоя. Воину казалось, что у него украли жизнь или её никогда не было, может быть, он просто выдумка, чья-то фантазия или кусочек какой-то страной игры.

Бандо день ото дня становился все грустнее и молчаливее, ел мало и даже перестал следить за своими латами и мечом. Эти изменения, происходившие с Бандо, начали тревожить его соратников, они молча переглядывались друг с другом или тихо шептались, когда Бандо ложился спать.

Воина продолжали мучить кошмары, в которых он был маленькой игрушкой лежащей в огромной коробке, заваленной книгами, картами, фигурками пауков, змей, человеко-ящеров и многогранными костями.

Спустя месяц после битвы в церкви древнего ордена, путники добрались до границ И-ланда. Они немного расслабились и неспешно двигались вдоль реки, почти потеряв бдительность. Гара уже давно не проводил проверок на ловушки и засады, всё было слишком спокойно. И вот, когда отряд достиг излучины реки, из воды и окрестных зарослей на путников ринулись клыкастые и утыканные шипами земноводные. Едкий, трупный запах из их разинутых глоток достиг героев. Аша закашлялась, а глаза Бандо начали застилать слезы. Он поднял их к небу, и ему показалось, что он видит, как там, высоко-высоко, между молочных облаков, парит шестигранная кость с чёрными, вырезанными на её поверхностях, точками.

Бандо опустил руки, вокруг него кипел бой. Кажется, этих чудовищ воин уже видел, так же как и эти парящие кости. На Бандо обрушилась невообразимая тоска, он словно выпал из окружавшей его реальности.

«Как же всё надоело», – подумал Бандо, – «хватит с меня».

Он испустил истошный, протяжный вой и с размаху рассёк своё тело мечом. Последнее, что увидел Бандо – был застывший ужас на лице Аши.

***

– Чёрт возьми! Что за ерунда! – закричал Дима, когда его герой, закованный в латы, могучий воин, вдруг переломился на две части.

– Ты что наделал? – заорал на Диму Игорь, – ты сломал фигурку, идиот! Ты знаешь, сколько она стоит?

– Это не я, она сама, – протестовал Дима.

Мальчики вцепились друг другу в одежду и начали колотить друг друга кулаками. На шум из соседней комнаты прибежала мама Игоря.

– Что вы здесь устроили? С ума посходили? Драться из-за какой-то дурацкой игры? Что, корову проиграли? – кричала она.

Дети всхлипывали, пытались оправдаться, но женщина была неумолима. Она собрала со стола карточки, кубики и сломанную фигурку Бандо и ссыпала все в коробку, потом выгнала мальчиков на улицу, а коробку с игрой убрала в кладовку.

+1
292
19:43
+1
По гибельной пустыне и по снежным склонам гор
Идут объединившись файтер, клирик, маг и вор...


Кхм, простите, вырвалось…
21:19
-1
Рассказ великолепный))) И метафора в целом, и юмор, и главный герой (мне лично очень симпатичен). Можно стилистически причесать, но для общего восприятия, мне кажется, достаточно и текущей формы. Спасибо!)
09:58 (отредактировано)
Спасибо Вами, за чтение
21:29
Забавная обманка. Думаешь: какие банальные герои. Прям из комп игр. А оказывается, так и надо было. Но если честно, все равно мне рассказ не очень-то впечатлил. Многое осталось не понятным: почему главный герой вдруг стал видеть сны о реальности (это из-за храма, монахов и шара или еще как), понял ли он, что живет в игровой реальности? Почему никому не сказал? Я как-то не успела проникнуться героем и его жизнью, чтобы был шок от того, что это все игра. Может стоило все-таки сделать это не столь очевидным с самого начала?
13:21
-2
Хвалю автора за то, что смог показать место действия. Главные герои тоже понравились, потому что они показилсь мне яркими и запоминающимися. Даже их имена.
Концовка вызвала у меня смех, потому что я не ожидала от такого поворота)))
09:58
Спасибо))
20:39 (отредактировано)
Он играючи крутил двумя топорами, зажатыми в каждой из его четырёх лап.

Лап четыре. В каждой по топору. Почему топоров два?
И вообще, либо крутил что? топоры. Либо крутил что? восьмерки двумя топорами. А лучше — поигрывал топорами, без уточнений.

– Чёрт возьми! Что за ерунда! – закричал Дима, когда его герой, закованный в латы, могучий воин, вдруг переломился на две части. – Ты что наделал? – заорал на Диму Игорь, – ты сломал фигурку, идиот! Ты знаешь, сколько она стоит?

Дорогой автор, сходите в ближайшую школу на перемене, послушайте, как говорят дети. Или в клуб настольных игр.
09:57
Добрый день, Алёна! Спасибо за ценный комментарий по поводу топоров, это, конечно же, ошибка, которую следует исправить.
О детях.
Дорогой автор, сходите в ближайшую школу на перемене, послушайте, как говорят дети. Или в клуб настольных игр.

Я прекрасно знаю, как разговаривают школьники, ибо работал учителем в школе, однако правила конкурса, да и стиль рассказа я не хотел загружать реализмом фени и матерщины.

Загрузка...
Елена Белильщикова №1