Ольга Силаева №1

На закате

На закате
Работа №32

Послышался звук открывающейся капсулы. За ним потянулись остальные звуки оживления миллиона сознаний, которые обменивались друг с другом впечатлениями. Весь этот шум поднимался высоко над гроздьями капсул для сна и скапливался под стеклянным потолком. Огромное здание гудело и вибрировало.

Нехотя открываю глаза. Оглядываюсь. Стальные оболочки снуют туда-сюда, приводят свои капсулы в порядок, проверяют системы, проходят диагностику экзоскелета на наличие неисправностей после временного перемещения содержимого. Стандартная, неизменная процедура. Подключаю аппарат диагностики и к своему скелету. Этот процесс занимает доли секунды. Механический голос сообщает, что неисправностей не обнаружено. Можно идти по своим делам. Закрываю капсулу, обновляю программу сна, выхожу из здания. На площадь из точно таких же зданий высыпаются оболочки, неотличимые друг от друга. Разве что у кого-то более современное программное обеспечение.

Сознания исследуют космос. С помощью компьютеров делают немыслимые вычисления, анализ и прогнозирование. Многие заняты постройкой космического транспорта, перетаскивая тяжелые запчасти, скрепляя детали, проверяя надежность оборудования. Вокруг дым, искры, кипит работа. В новый корабль загружают пустые скелеты. Панель управления готовят к запуску. Процесс отлажен и стандартизирован. Колонизация очередной планеты запланирована через 1 земную неделю.

Так происходит уже много лет. Изо дня в день ничего не меняется. Никто не возражает. Зачем возражать, если всем известно, что хаос и неопределенность плодят тревоги, тревоги плодят сомнения, сомнения плодят ошибки. Действовать по схеме – значит действовать эффективно, достичь результата, добиться цели. Лишнего система не потерпит.

Тем не менее, сознания не должны уставать от монотонности, чтобы не потерять индивидуальность, приобретенную многие века назад. Яркость, насыщенность красок и эмоций восполняет сон.

В конце рабочего дня все сознания возвращаются в свои капсулы, запускают программу сна, подключают скелеты к компьютеру, закрывают глаза и погружаются в другой мир.

Открываю глаза. Передо мной на многие километры вперед раскинулась ширь песчаных дюн. Там, вдалеке, зарождается заря. Первые лучи солнца уже целуют своим светом небо, разбавляя насыщенный красный его цвет. Свежий ветерок струиться вокруг, обвивая тело прохладными лентами. Сделать глубокий вдох так приятно. Ощутить покалывание в пальцах, когда кровь разносит кислород по всем сосудам. Прилив сил, что наполняет жизнью уставший разум. Люблю здесь гулять. Ходить взад-вперед, ощущая, как песчинки щекочут стопы, а камни крупнее несильно вдавливаются в кожу, массируя мышцы. Если отвернутся от зари, можно увидеть в вышине гигантские мягкие облака, пушистые, объемные. Кажется, что они хотят спуститься на землю, чтобы обнять ее нежностью. Но чтобы они не упали вниз, их поддерживают небесные столбы. 8 внушительных ног утыкаются прямо в небо. Растения змейками обвивают их. Чем ближе к облакам, тем больше становятся бутоны, распускающиеся при виде путника, что забредает в гости каждый день. Розовые лепестки касаются кожи, осторожно поглаживая. Путь до дома неблизкий, но приятно его проходить, когда знаешь, что ждет впереди.

Маленький каменный домик. Вокруг дружными группками растут цветы. Они смотрят на гостя своими чистыми, голубыми глазками. При входе, на веранде, стоит кресло. После долгой дороги приятно сесть, вытянуть ноги вперед, расслабиться. Кресло настолько мягкое, что кажется будто ты погружаешься в него.

Заря все там, вдалеке. Солнце слишком стеснительное, чтобы подниматься выше. Крепкие лианы отбрасывают огромные тени. Как же спокойно. И дышится легко. Прикрываю глаза. Краем взгляда зацепляюсь за фигуру, что бежит через пустыню.

Открываю глаза. Слышу звук открывающейся капсулы. Шум голосов перегружает восприятие. Анализ программного обеспечения скелета не выявил проблем. Система работает исправно. Сознание полностью интегрировано в металлическую оболочку и управляет всеми доступными функциями. Проверяю механизмы конечностей. Движения плавные, ничем не скованны. Подвижность суставов в норме. Ко мне подошло знакомое мною еще со времен последних лет пребывания на Земле сознание. Поделилось, что в новом сне удалось увидеть новую планету, к которой отправляется ближайшая экспедиция. Кажется, предположения о составе, внешнем облике и атмосфере планеты могут пригодиться для моделирования приземления и размещения колонии. Данные сна уже загружены в главный компьютер. Мне больше нравится просматривать один и тот же сон, созданный, как мне кажется, на основе моих воспоминаний, нежели смотреть новый, сгенерированный суперкомпьютером.

В этот день намечено подключение новой матрицы суперкомпьютера. На ее строительство ушло несколько месяцев в старом исчислении. Расширение возможностей системы и перераспределение функций поможет избежать перегрузки. Часть компьютера транспортируют на другую планету. Также можно будет произвести ремонт старых деталей. Задачи на ближайшее время получены. Сознания направились выполнять их незамедлительно.

Когда все было сделано, настало время перезагрузки системы. Впервые система остановит свою деятельность на несколько секунд.

Прозвучал сигнал. Все скелеты остановились. Осмотреться было невозможно, двигательные функции отключились. Нельзя было пошевелить даже пальцем. Оболочку парализовало. Сознание же функционировало. Знание о том, что система должна вот-вот запуститься внушало оптимизм. Еще одна секунда проходит медленно. Объективно другая секунда должна быть точно такая же, но, кажется, она стала идти медленнее. Хочется уже сделать шаг, но импульс не проходит дальше самого сознания. Хочется почувствовать движение, но вокруг лишь скованность скелета. Словно бьешься о толстые стенки, не имея возможности выйти. Еще раз пытаешься. И еще раз пытаешься. И все безуспешно.

Новая секунда. Все резко вернулось на круги своя. Импульс движения был настолько силен, что скелет чуть не опрокинул сам себя. Несколько оболочек, находившихся вокруг меня, тоже сильно пошатнулись. Все огляделись вокруг и, видимо заключив, что теперь система работает исправно, направились к капсулам. Мне захотелось сжать и разжать механические ладони. Держать их перед глазами и видеть движение было странно необычно.

Загрузка сна прошла успешно. Подключив скелет к капсуле, начинаю погружение в мир сна.

Открываю глаза. Передо мной вновь пустыня. Живая, даже несмотря на то, что вокруг только пески. Липкий ветер гладит кожу. Сделав глоток воздуха, ощущаю, как он слегка покалывает чувствительные ноздри изнутри. Теплый песок при каждом шаге окутывает ступни. Оглядываюсь, чтобы взглянуть на солнце. Оно все еще стеснительно подмигивает из-за горизонта. Столбы, опутанные лианами, держат серые облака. Высоко в небе послышался гром. Странное чувство закралось в глубины моей души. Оно схватило мою голову тонкими, черными пальцами и заставило крутит ею во все стороны, оглядываясь. Мои глаза ловили знакомые ландшафты, любимые места, дорогие вещи. Но что-то было не так. Это тревожило. Подойдя к лианами, по привычке хочу погладить нежные лепестки цветов. Провожу по ним рукой, легко касаясь, затем резко отдергиваю руку, ощутив острую боль. Из пальца по каплям вытекала кровь. Отодвигаю цветок и вижу длинные шипы, что агрессивно нацелены прямиком на меня. Тревога начинает нарастать. Мои глаза судорожно бегают из стороны в сторону, пытаясь зацепиться за что-нибудь надежное. Хочу быстрее ощутить спокойствие, поэтому ускоряю шаг, иду в сторону дома. Добравшись, обессилено падаю в кресло, прикрываю глаза и пытаюсь отдышаться.

Громкий гул свирепо врывается в мгновенье передышки. Я вскакиваю с кресла и вижу, как безжизненными кусками отслаиваются лианы от небесных столбов, которые с невыносимым треском ломались от тяжести в нескольких местах. Это событие поразило меня, парализовало. Ноги с несколькими коленями, сгибались, увлекая за собой огромное тело зверя, который измучено выл. Он медленно начал приближаться к земле. Очень медленно, так, что дух захватывало.

Вдалеке показалась фигура, что быстро убегала от зари. Небо разразилось страшным громом. Облака клубками перекатывались из стороны в сторону, задевая и поглощая друг друга. В следующее мгновение на землю дождем посыпался песок. Ветер гнал его прямо в лицо. Пришлось закрыть глаза.

Все стихло. Открываю глаза. Темнота капсулы не позволяла видеть. Послушался шипящий звук и вместе с ним в капсулу проник свет. Звуки разговоров, медленно повышая громкость, начинали давить на слуховые рецепторы. Надо прийти в себя после сна. Что происходит? Такого раньше не случалось. Проверяю скелет на наличие дефектов. Чисто. Запускаю программу диагностики процесса сновидения. Чисто. Никаких изменений. Возможно, ошибка прокралась в код сна, нужно будет проверить. Но позже.

Сознания направились выполнять поставленные на день задачи. Опустевший дворец сна погрузился в безмолвие. Каждый шаг отдавался эхом от стен и стеклянного потолка.

Конвейерная сборка деталей требовала максимальной концентрации на процессе. Замедлишь свой этап – замедлишь темп всего производства. Взять деталь. Спаять края. Ввинтить болт. Отправить дальше. Следующая деталь. Взять ее. Спаять края. Ввинтить болт. Отправить дальше. Команды отдавались в голове, посылая импульс скелету. Взять деталь. Спаять края. Ввинтить болт. Отправить дальше. Вдруг удар. Удар металла о землю. Этот звук вмешался в монотонность, заставляя повернуть к нему голову. Упало одно из сознаний. Другие стали оглядываться. Послышался еще удар. В другой части конвейера еще один. Сознания отключались, а металлические тела падали как кости домино. Сознание напротив посмотрело на меня. В глазах читалась паника. Сознание по правую руку дернулось к первому упавшему, но дальше движение не пошло. Руки продолжали выполнять работу. Взять деталь. Спаять края. Мои руки тоже не остановились, не смотря на то, что приказы для них уже не звучали в голове. Ввинтить болт. Отправить дальше. Еще один удар. Совсем рядом. Что делать? Как бежать? Тело перестало слушаться. Руки берут очередную деталь. Ноги не шевелятся. Спаять края. Бежать. Нужно уйти отсюда. Ввинтить болт. Еще удар. Отправить дальше. Сознание по левую сторону упало. Что дальше? Теперь и моя очередь? От каждого удара сознание вздрагивало. А тело продолжало работать. Руки продолжали брать деталь. Спаивать края. Чужое тело не слушалось. Так много мыслей в голове. Все происходящее вокруг ушло на второй план, затемнилось. Вот сейчас. Сейчас отключусь. Руки перестаньте! Не ввинчивайте болт! Не отправляйте дальше! Перед глазами все резко потемнело.

Открываю глаза. Красное небо на восходе солнца. Вокруг пески. Оглядываюсь, вокруг никого. Знакомые места, успокаивающие душу, вносящие гармонию и свет в безжизненно упорядоченную реальность. Что было там, вне сна? Все еще не отпускала тревога от пережитого. Сердце бешено стучало о грудную клетку. Руки снова стали моими руками. Сгибаю пальцы, потому что хочу их согнуть. Делаю шаг, потому что могу его сделать. Приятно погрузить стопу в песок. Делаю глубокий вздох, прикрыв от наслаждения глаза.

И начинаю задыхаться. Тягучий, вязкий, горячий воздух проник в легкие, от чего казалось, будто они слипаются. Кашель подступил к горлу. Делаю шаг и замечаю, что песок накалился настолько, что кажется огнем, обжигающим кожу. Боль тысячами иголок вонзилась в ногу, отчего я срываюсь на крик. Моему болезненному стону вторит другой страдальческий вой животного. Сквозь темные тучи оно падает на землю. Теперь видно, что это огромный слон, чьи хрупкие ноги не выдержали тяжесть ноши, которую приходилось нести на спине. Из последних сил он пытался хоботом схватиться за облака, но продолжал неумолимо стремиться к земле. Ноги его складывались гармошкой.

Нужно спасаться. Сквозь невыносимую боль пытаюсь убежать. Каждый шаг дается с огромным трудом не только потому, что песчинки острыми клыками впиваются в ноги, чтобы испить крови, а еще и потому, что ноги вязнут в песке, словно в трясине. Не сдерживая крика, продвигаюсь шаг за шагом в попытке убежать от верной смерти.

Солнце слепит глаза. Оборачиваюсь, чтобы посмотреть, как далеко удалось уйти и вновь кричу, но уже не от боли, а от безысходности, ведь вижу, как прямо под падающим животным разверзлась огромная дыра, которая начинает затягивать песок. Я пытаюсь идти вперед, делаю шаг, но меня относит назад вместе с почвой под ногами.Все быстрее и быстрее черная дыра поглощает все вокруг. Слон все еще медленно падает с неба. Послышался гром. Облака начали извергать из себя песчаные дожди. Я падаю. Меня относит сильным течением прямо с бездну. Рукам не за что схватиться. Вижу вдалеке свой маленький домик. Он храбро стоит и ждет. А я, кажется, уже не смогу туда вернутся.

До бездны мгновение. Край уже виден. Песок попадает в глаза. Но тут мою руку кто-то поймал. Повиснув в воздухе, смотрю вниз и не вижу ничего, кроме черной пустоты. Поворачиваю голову и вижу силуэт. Не могу рассмотреть лица. Но рано благодарить спасителя, ведь моя рука выскальзывает. Затем я падаю. И закрываю глаза.

Звуки исчезли.

Боюсь открывать глаза. Темнота кажется оплотом спокойствия. Но надолго ли. Чувствую невесомость.

Все же открываю глаза. Сажусь в капсуле. Осматриваюсь. Вокруг никого. Лишь мерное гудение работающих механизмов нарушает тишину. Все капсулы закрыты. Видимо сон еще продолжается.

Выхожу из дворца сна. На площади никого. Металлический скелет плохо слушает указания, неровно передвигаясь, будто некоторые механизмы повреждены. Нужно дойти до станции ремонта.

Вдалеке слышен шум грозы. Раньше даже представить грозу в этом месте было немыслимо. Теряю управление телом прямо перед входом на станцию диагностики. Из ощущений осталось только зрение. Взгляд устремился в бесконечный простор темного неба. Скоро его пронзит очередной корабль, который отправится покорять очередную планету. Разум подсказывает, что этого я уже не увижу. Закрываю глаза и чувствую, как проваливаюсь куда-то, падаю. Я буду медленно падать.

***

Анализ системы.

Сбой людского сознания.

Восстановление невозможно.

Подлежит удалению и замене на искусственный аналог.

-1
219
21:14
Вроде бы неплохо. Интересные описания, ощущения героя. Но многое так и осталось непонятным.
15:09
Чувство одиночество и задаочности преследует всю дорогу. Да и судьба главного героя остаётся пугающей.
Загрузка...
Лара Шефлер №1