Эрато Нуар №1

Последний человек с Земли

Последний человек с Земли
Работа №39

I

Солнце медленно выкатилось из-за горизонта и начало своё неспешное движение по небосводу. Капельки росы на аккуратно подстриженных газонах искрились, отражая солнечные лучи. Птицы уже начали свой день, еле слышное их щебетание наполняло кроны деревьев и придорожные кусты. И в столь ранний час на зеленеющей улице Гринвилла было только два человека.

Первый – мальчишка, стремительно нёсшийся по прямой дороге, время от времени выбрасывая по бумажному свёртку к каждому крыльцу, а второй –пожилой мужчина, под сенью раскидистых вязов раскапывающий что-то в пышной клумбе. Этого человека зовут Гарольд Уотсон, ему девяносто шесть лет, и он – последний человек с Земли.

Появившийся на свет в 2016 году в Российской Федерации, Уотсон при рождении получил имя Григорий Александрович Фадеев. Его мать была англичанкой, и то, что в ней появилась новая жизнь, стало абсолютной неожиданностью для незамужней женщины, познакомившейся с русским мужчиной в Дублине. Отец не отрёкся от ребёнка, и вскоре будущие родители поженились. Молодая семья счастливо прожила почти десять лет в России, но в 2025-ом году решила перебраться на родину Линн, в Англию, в графство Суррэй.

После войны 2034 -2037-х годов Григорию пришлось сменить имя и взять фамилию матери – так было удобней и, в некотором роде, безопасней. Мир претерпел множество потрясений и изменений, карта в очередной раз перекроилась. Закончив обучение в университете, Гарольд Уотсон решил стать космонавтом, вернее, пилотом, ведь уже с 2030-х почти каждый человек мог отправиться в космос, и только для управления военным кораблём нужно было проходить особое обучение. Выбор профессии был очевиден, ведь Гарольд с детских лет мечтал стать военным лётчиком. Однажды он даже участвовал в военной операции на одной из небольших планет Галактики Андромеды.

Он никогда не был женат, у него не было детей. И, когда в 2062-ом году умер его отец, а через пять лет – мать, Гарольд ушёл со службы и поселился на Марсе. Этот далёкий оранжевый шар, так не похожий на бирюзовую Землю, который незадолго его переезда люди сделали пригодным для своего существования, стал интересовать его, как только он научился читать. Гарольд остался жить в небольшом городке, в одном из первых, построенных на Красной планете. Его пёс Карл - неутомимый вечный оптимист - прожил с ним два десятка лет и умер глубоким стариком, а на его участке успели вырасти внушительные деревья, в которых теперь вьют гнёзда птицы. Соседи по обе стороны от аккуратного домика старика менялись три или четыре раза.

На Марс в те годы перекочевало не очень много народу. Люди настороженно отнеслись к возможности жить на, по их мнению, безжизненной планете. Когда на Земле произошла масштабная катастрофа,мнение миллиардов несчастных изменилось, но было уже поздно. За считанные дни почти всё население Земли было уничтожено, а те немногие, которые успели добраться до других планет, впоследствии всё равно умерли, получив изрядную порцию облучения, и их смерть была ужасающей... И, в конце концов, получилось так, что к 2112-ому году, единственным из видевших Землю людей остался Гарольд.

Ещё несколько лет назад он был не одинок.Лавиния Смит (она была родом из Соединённых Штатов), с которой Гарольд состоял в дружеских отношениях последние сорок лет, умерла, будучи восьмидесятивосьмилетней старухой. Они часто вместе коротали долгие вечера на усыпанной цветами и сладко благоухающей веранде Лавинии, потягивая хороший виски, которым миссис Смит предусмотрительно и основательно запаслась ещё давно. Лавиния стала настоящим другом и чрезвычайно приятным собеседником для Гарольда. Никаких любовных искр между ними не пролетало,им просто приятно было беседовать друг с другом, делиться воспоминаниями, которых у обоих хватало с лихвой.

Успокаивающий мерный скрип кресла-качалки, щебетание птиц, чуть слышное ленивое жужжание пчёл, пьянящий аромат распустившихся цветов – всё это осталось в памяти Гарольда Уотсона.

-Здравствуйте, мистер Уотсон! – мальчишка-почтальон бросил на лужайку Гарольда новую газету. Хотя люди уже лет сто как перешли на интернет-издания, в Гринвилле до сих пор существует традиция доставки и чтения утренней газеты.

-Здравствуй, Тимми! – Гарольд довольно живо вскочил на ноги. Мальчишка-разносчик уже скрылся. Старик подобрал газету, отнёс её на крыльцо и продолжил заниматься своими цветами.

Уход за крохотным садом доставлял настоящее удовольствие старику: цветы всегда напоминали ему Землю. Все эти бегонии, маргаритки, ромашки и цветущий куст шиповника были завезены на Марс когда-то с Земли. Конечно, всю земную флору и фауну люди в свой новый дом эвакуировать не смогли, но кое-что всё-таки прибрать успели.

Гарольд любил Землю, по-настоящему любил, и когда он узнал о её окончательной гибели, внутри у него что-то сжалось и как будто треснуло. Первые годы после катастрофы были особенно тяжелы: почти каждый день Гарольд просыпался в холодном поту, а иногда с воплем – ему снилось, что он на Земле, всё кругом рушится и исчезает в огненном вихре. Он, Гарольд, пытается вытащить из-под полыхающих завалов женщину с младенцем. Он не может, её сильно зажало… и тогда женщина отдаёт ему завёрнутого во что-то ребёнка…гремит взрыв, женщина исчезает в огромной разрастающейся воронке, он поворачивается, бежит, но его настигает волна огня… Со временем кошмары прекратились, лишь изредка призрачные их отголоски доносились откуда-то издалека.

Огромные города, величественные горы и реки, зеленеющие леса, люди… - всё это ушло в далёкое прошлое, и в это сложно было поверить. Ему действительно не хватало Земли, хоть он и не жил там последние годы. Это всё равно, что узнать, что дом, где ты вырос и жил давным-давно, сгорел дотла.

Невзирая на свой преклонный возраст, Гарольд не сидел круглые сутки дома, он постоянно ходил в библиотеку, на всевозможные выставки, собрания, встречи. Людям было интересно слушать рассказы старика, несмотря на то, что они могли легко найти любую информацию в Интернете. О том, что рядом с ними живёт самая настоящая машина времени, знали абсолютно все жители Гринвилла и многие из других городов Марса.

Часто по вечерам на крыльце дома мистера Уотсона собирались ребятишки послушать истории о Зелёной планете и приключениях Гарольда во время сражений в Галактике Андромеды. И старик с удовольствием рассказывал: он помнил абсолютно всё, что с ним происходило с пяти лет. И даже будучи последним землянином, Гарольд не испытывал чувство одиночества - весь город был его огромной семьёй.

II

Гарольд никогда не был женат, но сказать, что у него не было отношений с женщинами, нельзя.Впервые прекрасное чувство он испытал во время учёбы в университете, последней настоящей любовью Гарольда стала женщина, старше его более чем на десять лет. Уже опытный и смелый лётчик, Гарольд влюбился, как мальчишка, и когда Елена трагически погибла в ужасной катастрофе космического лайнера (который по ошибке был взорван вечно воюющими кораблями планеты Р-836), он почти год не мог прийти в себя. Ведь он, Гарри (она называла его только так), должен был лететь вместе с ней, но в последний момент сдал билет, получив приказ срочно явиться на службу. Он как раз летел в Галактику Андромеды, и только по возвращении ему сообщили о гибели Елены. Её тела так и не нашли, и несчастный Гарольд не мог даже посетить могилу возлюбленной.

Впоследствии долгие годы, каждое утро, Гарольд наблюдал огненный рассвет на Красной планете, и всякий раз перед его мысленным взором появлялся тот страшный пожар, унёсший Елену в Вечность.

С тех пор, прекрасные чувства в сердце Гарольда надолго завяли. Но мирная жизнь, уход за садом, приятное общество миссис Смит постепенно вновь наполнили его сердце теплом. Последние годы он всё меньше и меньше тревожит эти воспоминания, а всемогущее время делает своё дело.

III

-Та-ак, а ты это откуда вырос у нас? – Сорняк, замеченный среди драгоценных петуний старика, был немедленно удалён им из клумбы. Закончив в этом квадрате, Гарольд переместился к клумбе с жёлтыми розами, такими пышными, что их можно было бы принять за дамские шляпы в воскресный день в какой-нибудь протестантской церкви.

Покончив с розами, Гарольд Уотсон приоделся и направился на прогулку в городской парк. Старик держал себя в форме, два раза в день прогуливался по городу бодрой походкой, словно был лет на двадцать моложе. День обещал быть чудесным: в воздухе веяло свежестью, то и дело мимо с весёлым криком проносились толпы детей или неторопливо порхали компании дам, щебечущих о своём.

На центральной площади парка стоял средних размеров бронзовый памятник на гранитном постаменте – скульптура мужчины в скафандре со шлемом в руке смотрела куда-то вдаль. Надпись на постаменте гласила: «Джон Д. Истмен( 2000-2079) - человек, открывший нам путь на Марс». Гарольд видел его при жизни и даже не раз беседовал с ним. Истмен был приятным, начитанным, тактичным человеком. Он был учёным, создавшим систему, которая позволила человечеству адаптировать Марс для комфортной жизни всего за двадцать пять лет! Огромные машины были доставлены на Марс впервые в 2035-ом году, а через двадцать пять лет на планете появился первый человеческий город – Рэдтаун. После смерти великого учёного столица Марса была переименована в Истмен.

Столица Марса – это великолепный город, где вследствие смешения культур разных наций и народов архитектурное разнообразие столь обширно, что в Истмене можно встретить сооружения практически любого стиля архитектуры. Особенно эффектно смотрится готический собор, выстроенный из оранжевого камня, добытого в горных хребтах Красной планеты. Величественный исполин возвышается над главной площадью столицы, отбрасывая длинную тень на весь город, и служит как бы огромными солнечными часами, определяющими время для более чем миллиона человек.

Гарольд видел, как зарождалась цивилизация Красной планеты, как росли города, люди прилетали и улетали обратно на Землю, как росли леса, как менялся климат Марса. Не так давно старика пригласили на открытие Аллеи Памяти – мемориала людям, погибшим от последствий войны на Земле. Тогда трясущимися от небывалого волнения руками старик возложил алые гвоздики к монументу.

Лёгкий ветерок шелестел листьями деревьев, а старик неторопливо шёл и размышлял, выуживая из потайных уголков памяти и проясняя поблекшие воспоминания. Его лицо, кое-где испещрённое глубокими морщинами, постоянно меняло выражение. Взгляд то затуманивался, то прояснялся, иногда в глазах загорался огонёк, а иногда губа начинала подрагивать…

Но близился полдень, а значит, пора было возвращаться к дому, ведь мальчишки и девчонки со всей улицы, наверное, его уже заждались. Старик развернулся и бодрым шагом отправился домой. И правда, на лужайке его уже ждали с десяток детей, с нетерпением желающих послушать очередную историю мистера Уотсона. Старик махнул рукой, поприветствовал всех сразу, ему в ответ раздалось общее громогласное приветствие. Дети посторонились, дали старику подняться на крыльцо и сесть, окружили его. Гарольд снял шляпу, откинулся в кресле и спросил:

-Ну, ребята, что вам рассказать на этот раз?

-Расскажите про Землю!

-Мистер Уотсон! Давайте лучше про сражения! Про космолёты и взрывы! – Мальчишка с взъерошенной рыжей шевелюрой выскочил из толпы к креслу старика. Но тут же с другой стороны появилась маленькая девочка и, окинув всех серьёзным взглядом крикнула:

-Кто хочет, чтобы мистер Уотсон рассказал нам про Землю?

Почти все дети подняли руки. Ну что ж. Против большинства не пойдёшь.

-Хорошо, про Землю, так про Землю. – Гарольд сделал небольшую паузу, как будто над чем-то задумался, и продолжил. – Была в Великой Вселенной когда-то планета, населённая множеством самых разнообразных существ, каких нигде больше нельзя было встретить; на ней были глубокие океаны, стремительно несущиеся к ним реки, непроходимые леса, высокие горы…, а царствовал на ней Человек…

+1
292
15:12
+1
История о человеке, единственном, кто помнит историю Земли, заслуживает внимания. Как и сам образ Земли, которая теперь фигурирует лишь в различных сказаниях и, вполне возможно, вместе с этим последним землянином станет однажды небылью.
Идея рассказа мне понравилась.
Что касается исполнения. В таком виде, как здесь, оно имеет право быть. Но… мне не хватило триггеров, которые бы запустили сопереживание и герою, и самой Земле.
Ведь Григорий — это живая история. он — не те библиографические данные, которые можно почерпнуть из других источников. Так почему же о нем самом рассказывают так, словно все это взято из какого-то учебника?
Итак, автор нам рассказывает о герое. Чуть ли не с первых строк он раскрывает перед нами биографию этого человека. А затем еще… и еще. Все это становится просто данными, которые не играют на рассказ. Увы.
Нам намекают на войну. Но разве это не важная часть истории Земли. Тогда почему о ней — всего пара фраз. И о любви так много. При этом одна из них погибла не на земле, а со второй он вообще познакомился на Марсе? Конечно, все это интересно, но на идею произведения (особенно в таком варианте) не играет.
Далее в рассказе несколько раз возникает образ мальчика-разносчика. Он появляется в самом начале и в середине (когда бросает герою газеты). Зачем он нужен? Чтобы показать, что дети на Марсе есть и что герой предпочитают печатную прессу? Для рассказа вводить таких героев, которых легко заменить чем-то иным, — роскошь. Как мне кажется)
А еще мне кажется, что если бы автор не рассказывал, а показывал героя, то история ожила.
Например, он сажает цветы… И вспоминает (!) о Земле.
Видит женщину, например, на улице — и вспоминает своих любимых дам.
Видит памятник — и вспоминает, как сам оказался на Марсе.
Видит ребенка — и вспоминает о своих вечерних «обязанностях».
А какая-то яркая вспышка могла напомнить и о трагедии родной планеты.
В общем любой предмет, любой образ мог бы натолкнуть героя на те или иные воспоминания. А вот через воспоминания можно было бы всю эту историю передать более объемно и живо. Пусть метод этот стар, но он работает до сих пор.

Вывод. Неплохая тема, но все же хотелось, чтобы о герое нам не рассказывали, а показали его через воспоминания, ведь воспоминания — это единственное, что осталось от Земли.
20:15
+3
Знаете, в этой истории о приятном человеке нет интриги и развития. В драматургии есть понятие внутреннего и внешнего конфликта. Внешнего, в данном случае, нет совсем, а внутренний — едва заметен. Действия нет, движения. Жаль. История-то хорошая!
21:37
Язык приятный, но ни сюжета, ни интриги не обнаружила… Общее впечатление «никак».
20:42
+1
Я солидарна с Людмилой. Но))) из этого вырастет прекрасный цикл рассказов. Я бы с радостью своей дочери дала почитать, если автор разовьёт идею.

А она есть. Память. Память как нечто светлое, но не горькое. Как ценность, а не бремя. И это прекрасно.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1