Ольга Силаева №1

Удачная мутация

Удачная мутация
Работа №40

Обрюзгший, постаревший вирус Валентин, уныло сидел на обломке от погибшей клетки и болтал ногами, то есть не ногами, а своими многочисленными гли-коп-рот-еи-дами.

Валентину было скучно. Он был уже стар. Вообще-то, его правильное имя Валентино, так как пола у вирусов не имеется. Он тебе и мальчик, он тебе и девочка. Но Валентин был стар и ему многое прощалось. Никто не посмел возразить, когда он решил переименоваться просто в Валентина. Старческий каприз, так сказать.

А вот мимо проплыл Наполеоно. Валентин знал этого молодого оболтуса. Сложил свои лапки, то есть гликопротеиды. Нет, пусть уж будут лапки. Валентину, в его возрасте, тяжко уже стало выговаривать всякие выкрутасы. Так вот, молодой оболтус Наполеоно, сложил свои лапки и в ус не дует, как говориться. Плывет по течению и мечтает не известно о чем.

Хотя почему же неизвестно. Валентин прожил жизнь, и с уверенностью может сказать, о чем мечтает молодой оболтус Наполеоно. Тепло ему, Наполеоне-то, кушать не хочется (вирусы не едет), задремал маленько и снится ему, Наполеоне, как он захватил в плен миллионы клеток, а те трепещут перед ним, перед Наполеоной-то. А Наполеоно так раздулся от гордости, что вот-вот лапки поотрываются.

Такой вот сон, наверное, снится Наполеоно. Но старый вирус Валентин с точностью знал, что в жизни так не бывает. Чтобы добиться триумфа ого-го, как поработать надо.

Тут к каждой клеточке индивидуально подойти надо, это раз. Слово ласковое, кодовое сказать, это два. Быстро, пока клетка не опомнилась, перепрограммировать ее надо, это три. Избежать неожиданного нападения на себя -это четыре. Да мало ли чего еще! А такими темпами, как работает Наполеоно, никакого плана не выполнишь!

Вчера, на общем собрании, когда собрались, тогда еще в незначительном количестве в носу у ОРГАНИЗМА, так вот, вчера Сулеймано, что сказал?

-За сутки пациент должен быть наш! Работаем не отдыхая, кто первый доберется до финиша, того ожидает приз- бесплатное катание по организму.

Садишься себе на какой-нибудь эритроцит, скажем, и бездельничаешь по полной программе. Катаешься туда-сюда. Плыви себе хоть в печенку, хоть в селезенку, никто и слова не скажет! Мечта, а не жизнь!

Но разве с этой, современной молодежью, чего-нибудь добьешься? Вот опять же, взять Наполеоно!

Дался ему этот Наполеоно! Валентин кряхтя сполз с погибшей клетки, вцепился в проплывающий мимо тромбоцит и стал догонять Наполеоно. Держаться за скользкий тромбоцит было чрезвычайно неудобно. Валентин два раза, чуть с него не свалился, а жди потом, когда еще что-нибудь подходящее мимо проплывать будет!

Ага! Вот и Наполеоно! Все-таки занялся делом, оболтус! Прикрепился к какой-то клетке и гудит, как шмель:

-Слышь, ты, клетка! А ну пропусти меня к себе! Я свой понимаешь? Свой я, не боись!

Ой дурак, ну такого дурака Валентин за свою жизнь первый раз видел!

-Наполеоно! А Наполеоно! Да ты код, слово кодовое говори побыстрее!

-А я, дядь Валентин, его позабыл, слово-то, кодовое! Помоги, а?

Валентин прикрепился рядом.

Снисходительно глядя на оболтуса Наполеоно, он деликатно постучал в клеточную мембрану и промолвил:

-Уважаемая! Не стоит бояться, мы только проверим программное обеспечение Вашего драгоценного организма! Пропустите нас, пожалуйста, к Вашему клеточному ядру. А слово кодовое, вот какое: 44 64!

Клетка, вместо того, чтобы сникнуть и поддавшись на лесть сдаться коварному врагу, наоборот, раздулась и начала издавать сигналы бедствия, призывая кого-то на помощь.

«Что же это я?» Валентин был неприятно изумлен. «Неужели слово кодовое забыл? Старею!»

-Уважаемая, -сохраняя признаки внешнего спокойствия, терпеливо продолжал Валентин, -уважаемая, давайте забудем возникшее недоразумение! А код на сегодняшний день, вот какой – 64 44!

Клетка не только не прониклась к ним доверием, а заверещала еще пронзительнее!

Гадкий Наполеоно насмешливо поглядывал на Валентина.

Всё, репутация Валентина, была погублена! Зачем он связался с этим оболтусом? Что теперь скажет Сулеймано, всегда ставивший Валентина в пример для молодежи!

-Дядь Валентин, а дядь Валентин! А вчера, на общем собрании, товарищ Сулеймано слово кодовое поменял и сообщил новое. А ты, дядь Валентин, задремал в это время и прослушал!

-Это я- то задремал! Да я, между прочим, в это время продумывал стратегию общего захвата ОРГАНИЗМА! А ты, Наполеоно, что ж код не запомнил, а?!

В то время, пока они обменивались вирусными колкостями, клетка, заподозрившая присутствие врагов, продолжала истошно визжать. И довизжалась.

Валентин первый услышал подозрительные звуки. Где- то рядом, что- то всплескивало. И все ближе и ближе! А звук-то знакомый! Валентин напряг память… Да, был, был в его жизни такой случай, когда он чуть не лишился своей бесценной вирусной жизни! Спасла в том случае молодость и быстрая реакция!

-Наполеоно! Бежим! Плывем! Быстро спасаемся! Это же лимфоцит! Клетка вызвала его на помощь!

Наполеоно с Валентином начали быстро открепляться от такой бдительной клетки. Надо было срочно убираться прочь, пока они не попали в руки или в ноги лимфоциту, профессиональному охотнику за вирусами.

Но с Наполеоной случилась беда. По горячности, присущей молодости, Наполеоно слишком крепко вцепился в клетку и теперь, от испуга, одну из его гликопротеидов свело судорогой, и он никак не мог оторваться от клетки.

-Ой, дядя Валентин! Спасай! Пропал я совсем!

Валентин и сам видел, что еще несколько мгновений и амебоподобный лимфоцит их атакует.

Что же предпринять?

В свое время Валентин славился способностью молниеносно принимать нестандартные решения. Валентин сосредоточился, и-и-и, со всей силы уколол Наполеоно шприцеобразным стержнем, с помощью которого обычно инфицируют и перекодируют клетки.

-Ай, дядя Валентин, ты чего кусаешься?- возмутился Наполеоно.

А Валентин с удовлетворением заметил, что от неожиданности, Наполеоно все же оставил злополучную клетку.

-А теперь, Наполеоно, удираем, пока живы!

Валентин с Наполеоно находились в своеобразном тоннеле, сосуде, по которому стройными рядами двигались эритроциты. Следует заметить, что эритроциты, имеющие форму диска, вогнутого с двух сторон, двигаются не как попало, а только построившись, рядами, друг за другом. Потому что, как учил на собраниях чрезвычайно грамотный товарищ Сулеймано, потому, что они находятся ПОД НАПРЯЖЕНИЕМ! И понятное дело, просто так между ними не втиснуться!

Выждав момент, Валентин с Наполеоно одновременно прыгнули на один и тот же эритроцит, только Валентин прикрепился с одной его вогнутой стороны, а Наполеоно, с другой. Каждый из них, находился в своеобразной тарелке, которая двигалась вперед равномерными рывками, согласно ритму, с которым работает сердце ОРГАНИЗМА.

Раз! Продвинулись вперед. Два! Еще вперед! Три!? Рядом снова раздалось знакомое всплескивание! Снова лимфоцит. Он о них не забыл. Он их разыскивает. А лимфоцит, не подчиняется никаким законам, он не станет в очередь вместе с эритроцитами, а будет двигаться так, как посчитает нужным. Он охотник. Он защитник организма. Ему полная свобода!

-Сожмись, сожмись, Наполеоно, иначе, он нас заметит!

Вирусы, каждый со своей стороны, сжались в комок, пытаясь стать как можно меньше, чтобы их не увидел лимфоцит. А он, лимфоцит, оказался весьма неглупым. Упершись своей, если можно сказать, спиной в стенку сосуда, лимфоцитик протянул свои выросты-лапки и стал поочередно ощупывать каждый продвигающийся эритроцит.

Гибель была неизбежна!

Раз! Группа эритроцитов продвинулась вперед. Враг их тщательно, как на таможне, обследовал.

Два! Проверена очередная группа. Следующая была с Валентином и Наполеоно.

Три! Партию их эритроцитов, течение подхватило, почему- то быстрее, и лимфоцит схватил своими конечностями пустоту!

Дальше сосуд разветвлялся, и беглецы попали в его левую часть.

-Ох!- с облегчением вздохнули вирусы.

-Передохнем, но не будем расслабляться!- предупредил Валентин.- Лимфоцит не так прост, еще не известно, в какую сторону он свернет! И, вообще, необходимо сменить тактику.

Спрыгнув с эритроцита, вирусы поплыли по течению сами по себе, непрерывно сворачивая в многочисленные разветвления и развилки.

Наконец-то, они остановились.

-Вот так пробежались! Гадкая клетка!

-Всю работу испортила, план под угрозой!- сокрушался Валентин.

-Хорошо, что сами живы остались!- радовался Наполеоно.

-Только, вот что, дядя Валентин!- стеснительно начал Наполеоно,- понимаешь, дядя Валентин, я чувствую, что со мною случилась одна большая неприятность!

-Да ладно, Наполеоно, не стесняйся,- по отечески отозвался Валентин.- После такой гонки с кем хочешь, НЕПРИЯТНОСТЬ может случиться, ничего удивительного!

-Да я не об этом, то есть не о том, дядя Валентин!- совсем запутался Наполеоно.

-Говори толком, а то пора к работе приступать!

-Вот, вот, я как раз о работе! Ты, дядя Валентин, как меня уколол давеча, на клетке-то, так я сразу и почувствовал, что со мной случилось что-то неладное!

-И что же это, рассказывай!

-Короче, вот, что, дядя Валентин. Перепрограммировался я от твоего укуса, мутировал!

Валентин так и застыл с открытым ртом.

-Чего-чего ты сказал? Как это мутировал?!

-Да очень просто, добрым я стал, дядя Валентин! И на клетки нападать теперь, совсем даже не хочу! И не буду!

-О, Сулеймано!- только и смог выговорить потрясенный Валентин!

Помолчали.

-Наполеоно! Дорогой! Да ты пойми, что это наша работа, наша жизнь. Нельзя иначе. Вот перепрограммируешь, перекодируешь ты клетку, да и ну ее! Зато в результате появится великое множество таких же славненьких вирусов, как мы с тобой. И они, в свою очередь, так же погубят множество клеток, так и пойдет оно дальше, нам, вирусам, по-другому нельзя!

-Вирусов то, множество других появится, так ведь и клетка из-за нас погибнет!

-Да ты и вправду мутант какой-то, Наполеоно! Ты должен о нас, о вирусах, думать. А клетка, естественно погибнет, да и всему ОРГАНИЗМУ не поздоровится, а оно нам надо! Мы о себе должны думать! Только о себе! Запомни это, Наполеоно!

-Ой, неправильно, это что-то, дядя Валентин! Вот жила себе клетка, такая толстенькая, розовенькая. Зачем-то она была нужна ОРГАНИЗМУ, и он о ней заботился, даже в защиту лимфоцитов к ней приставил. И была у них своя жизнь, были они нужны друг другу. А мы все разрушаем, и никому мы не нужны, один только вред от нас только! Может и нам надо жить какой-то своей жизнью и не мешать никому!

-Та-ак, Наполеоно! Хоть и привязался я к тебе за это время, хоть и пережили мы с тобой трудные испытания, но долг мне велит вести тебя к товарищу Сулеймано, на общее собрание. Как оно, собрание, порешит с тобой, так и будет!

Схватив бывшего оболтуса, а нынешнего мутанта Наполеоно за лапку, Валентин энергично начал пробираться к товарищу Сулеймано.

-Вот, Сулеймано, полюбуйся на этого оболтуса-мутанта Наполеоно! Нет, ты поговори с ним, поговори!

-Вы что же это рабочее место бросили? А кто план выполнять будет?!

-У нас непредвиденные обстоятельства, Сулеймано, ты давай народ собирай. Что-то предпринимать будем!

И Валентин рассказал потрясенному Сулеймано о произошедших событиях.

-О горе нам!- воскликнул Сулеймано.

Через минуту, бросив свои рабочие места, ватага вирусов была на собрании.

Несчастный перекодированный Наполеоно, стоял опустив все свои лапки.

-Да лучше бы его лимфоцит сожрал!- разволновался вирусный народ услышав историю Наполеоно.

-Да уничтожить его на месте, мутанта несчастного, это позор нам, всемогущим вирусам-завоевателям!

-Что скажешь, презренный Наполеоно, какое твое последнее слово?

-Так ведь что ж тут сказать можно?- тихо прошептал Наполеоно,- добрым-то быть, оно гораздо лучше…

-Ну что ж! Жалость не входит в норму поведения вирусов-завоевателей, а потому, мы должны с тобой расстаться, Наполеоно! Ты не оправдал наше доверие и за это будешь сейчас же уничтожен! Добряки нам не нужны!

Услышав о приговоре, Наполеоно подпрыгнул от ужаса и ударился о стенку сосуда ОРГАНИЗМА. Организм чихнул!

Вместе с чихом, из организма вылетел приговоренный Нополеоно.

Валентин растерялся. Он был стар. У него никогда не было детей. Да, были многочисленные вирусы-потомки, но это не дети, нет. Впервые какую-то нежность он испытал к непутевому Наполеоно. Да и пострадал Наполеоно-то от его укуса. И когда от чиха, Наполеоно исчез, Валентин вдруг ощутил внезапно охватившую его пустоту и грусть.

И когда охваченный лихорадкой от вредительства вирусов, ОРГАНИЗМ снова чихнул, Валентин сложил свои многочисленные лапки и подпрыгнув, исчез вслед за Наполеоно.

***

Вызванный на дом врач диагностировал грипп.

-Питье, побольше питья. И еще, я вам назначаю противовирусное средство, принимать обязательно, без него никак!

-Доктор, а доктор! Не знаю, как и объяснить, но иногда, мне кажется, что я не то чтобы Наполеон, но имею к нему какое-то отношение, что ли….

Уставший от многочисленных вызовов, врач, поверх очков, внимательно посмотрел на заболевшего.

-Температура, милейший! Просто высокая температура…

Больной услышал, как жена, провожая врача, с тревогой спросила:

-Доктор, а вы уверены, что это просто от температуры? Консультации с ДРУГИМ специалистом не требуется?

-Нет-нет! Просто температура и нервы! Температура и нервы…

Оставшись в комнате один, больной рассуждал: «И Наполеон-то мне мерещится не настоящий, а букашка какая-то смешная и безобидная. И вообще, я так приятно никогда не болел… И знобит не сильно, лежишь себе да отдыхаешь, чай пьешь, дремлешь потихоньку…Ну просто приятная болезнь со мной приключилась, да и все тут! И еще, Валентин…, не было ли в нашем роду Валентина какого-то, все это имя у меня в голове вертится! А таблетки от вирусов пить не буду! Как- то очень безобидно и удачно я в этот раз гриппом заболел…»

Больной равномерно и спокойно задышал, сон подкрался к нему незаметно…

И снились ему какие-то смешные букашки с многочисленными ножками, и были они совершенно добрые и веселые даже…

+3
259
09:40
Спасибо. От души посмеялась. Ничего не могу сказать о достоверности (как-то содержимое учебника по анатомии за, кажись, 8 класс, вылетало из меня сразу же, как я этот учебник закрывала), но если бы такие истории помещались в пособиях, то информация сохранялась бы подольше.)
Интересная загадка с именами. Наполеоно сомнений не вызывает, Сулеймано — это намек на футболиста или шахматиста? И кто скрывается тогда за Валентино? Или все же имена случайны?)

В какой-то момент, когда мутация произошла, возникло подозрение, что с тех пор Наполеоно станет не по клеткам, а… сменит ориентацию. И все же хорошо, что автор остановился на теме вреда-пользы)

Финал показался несколько… странным. Быть может стоило остановиться просто на легко протекающей болезни, потому что сны и признания "иногда, мне кажется, что я не то чтобы Наполеон, но имею к нему какое-то отношение" позволяют предположить, что у больного все сложнее и шизофрения идет к нему на всех порах.
Плюс появляются нестыковки: если болезнь такая легкая, то Наполеоно тут явно ни при чем, ведь к этому времени вирус уже вышел, а с учетом того, что он забыл код, вряд ли он успел «заарканить» клетки. Если же это новый больной, то надо было как-то дать об этом понять.

Вывод: веселая история с антропоморфизмом. посочувствуем несчастным вирусам и поскорбим об их тяжелой доли!)
20:32
Чудной рассказ! С приятным юмором. Спасибо за доставленное удовольствие. Есть-есть в нем поучительность! Есть в нем достоверность человеческих взаимоотношений. Язык понятный, без выпендрежа. Читаешь и ничего не хочется пропускать. История занятная и хорошо продуманная.
21:07 (отредактировано)
Автор, а погуглите конкурс «Для Насти и Никиты» (я б кинула ссыль, но потерялась).
Могёте для детей развлекательно-познавательное.

Только это… корректора себе найдите. Я толерантна обычно к разного рода очепяткам-ашыпкам, но меня очень расстраивает, когда они портят впечатление от приятного рассказа))
Загрузка...
Мартин Эйле №1