Светлана Ледовская №1

Аврилорн

Аврилорн
Работа №45

Эйн плавно провел пальцами по панели управления и откинулся на спинку кресла, скрестив руки на груди. Кабина пилота погрузилась во тьму. Хлоя притихла. Точно на экране кинотеатра перед ними раскинулась черная бездна Вселенной с россыпью мерцающих звезд.

В слабом свечении датчиков бледное лицо Эйна, обрамленное прямыми черными волосами, казалось еще более суровым, чем обычно. Пристальный взгляд словно пронзал космическое пространство насквозь. Девушка тоже откинулась назад и растворилась в созерцании бесконечности.

Из-за края иллюминатора голубой горошиной выкатилась планета.

– Вот она, − еле заметная улыбка тронула губы пилота. – Внесена в базу под именем GL 581 d, вращается вокруг одной из самых старых звезд в Галактике. Ни один народ еще не отправлял к ней исследовательских дронов.

На сканерах высветились данные.

– Девяносто процентов поверхности занимает океан, пять крупных островов, воздух пригоден для дыхания, − начала зачитывать девушка. − Так, посмотрим коэффициент биоразнообразия… 0,72. Не густо, но вполне себе. Что ж, неплохое местечко, хоть и на задворках Млечного Пути. Если там к тому же нет хищников, как ты утверждаешь, то даже отличное. Для курорта или поселения...

– Нет. Она моя. Мы договаривались, – неожиданно резко оборвал ее Эйн.

– Конечно, конечно. Прости, я молчок. Только ты так и не сказал, зачем тебе одному целая планета?

Юноша затих на несколько секунд, а потом задумчиво проговорил:

– У вас – землян – есть легенды о Рае, куда попадают души после смерти. У моего народа – об Аврисе – крае, который зло обошло стороной.

Вдали от известных миров

Сокрыта от завистливых взглядов

Парит во Вселенной чудная планета,

Царят там любовь и забота.

Каждой твари находится место,

Никто не враждует, не попирает другого.

Благоухают цветы,

Беззаботно птицы порхают,

И нет там места ни страху, ни ненависти.

И кто найдет ту планету,

Пусть бережет ее, как мать – родное дитя,

Как художник – свое творение,

Как мудрец – великую истину.

– Звучит красиво, – кивнула девушка. – Значит, ты считаешь, что нашел Аврис? Но почему такая секретность? Ты собираешься один оберегать обетованную землю?

– Мне известно, что бывает, когда зовешь на помощь другие расы, – юноша нахмурился и провел кончиками пальцев по старому шраму, рассекающему щеку будто стрела.

У Хлои комок подступил к горлу, внутри все сжалось. Много лет назад ее друг наблюдал из звездолета уничтожение родной планеты. Вспышка – и смерть поглотила древнейшую цивилизацию. Девушка даже представить не могла, что испытал Эйн. Удивительно, что мальчик, оставшийся один на целом свете,хоть и замкнулся, но не озлобился. Рассекая по Галактике в стареньком звездолете, он помогал всем на своем пути. Так они и познакомились пару лет назад: пилот помог спасти редких птиц из системы MN 7643 от браконьеров. Что если как раз наивная надежда найти Аврис и поддерживала юношу все это время? Что если там он хочет обрести новый дом? Но легенда всегда останется лишь легендой.

− Хотелось бы верить, − произнесла девушка со вздохом. − В любом случае, я рассчитываю обнаружить что-нибудь особенное для студенческой конференции.

− Вот увидишь, биологу здесь есть чем заняться, – оживился Эйн и вернулся к пульту. – И да пронесет леорнов мимо нас!

Звездолет опустился в центре одного из островов. Хлоя застегнула защитный костюм и выскочила на свежий воздух.

«Можешь все трогать и нюхать, главное, не пробуй на вкус!» – успел крикнуть вдогонку пилот.

Мир планеты распахнулся, точно музыкальная шкатулка, и захватил все ощущения девушки. Весна, это же весна!

Влажная земля, покрытая пушком травы, приятно проседала под ногами. Приземистые деревья с бочкообразными стволами важно грели на солнце зеленоватые бока, длинные гибкие ветви косами свисали с макушек. Хлоя осторожно погладила молодые фиолетовые листочки и тут же отдернула руку: те сжались от прикосновения, втянувшись в почку. Вот это да! Девушка немного подождала, и недотроги осторожно вылезли обратно.

− Просто шикарный термотропизм*! – воскликнула юный биолог, сняла с пояса контейнер, соскребла пару почек и устремилась дальше.

Прохладный ветер обдувал лицо, трепал короткие каштановые волосы. Незнакомые запахи – то медово-сладкие, то лимонно-кислые – щекотали в носу. Птицы черными точками мелькали в вышине, осыпая небо звонкими трелями. Из-под ног выскакивали красные пушистые зверьки с закрученными спиралью ушами. Они либо не замечали девушку, либо внимательно обнюхивали и упрыгивали по делам. Ни капли страха!

Инопланетный лес напоминал выставку всевозможных пузатых бутылок, горшков и кувшинов, украшенных белыми и розовыми цветами. Все здесь походило на рисунок ребенка, решившего побаловаться с краской и формой. Безмятежность летала в прозрачном свежем воздухе, по-матерински обнимала, внушала доверие к новому миру.

Когда космонавты вышли на большую поляну, солнце уже закатилось за горизонт, оставив на небосклоне золотистые и зеленоватые полосы. По траве неспешно прохаживалось стадо коротконогих животных размером с овец. Белые толстые бока поблескивали в наступивших сумерках, а поднятые вверх длинные хвосты колыхались как флаги над праздничной толпой.

Хлоя спряталась за раздувшийся ствол и выглянула из-за укрытия.

− А я думал, ты смелее и не боишься милых дружелюбных бегемотов, − добродушно усмехнулся Эйн и направился к стаду, демонстративно засунув руки в карманы.

Девушка сконфуженно прикусила губу и последовала за ним. Почему ни одно животное не оглянулось, не повернуло настороженно ушами, когда они приблизились? Псевдо-бегемотики продолжали фыркать и деловито тереться друг о друга круглыми мордами. Юноша протянул руку и погладил шершавую спину. Ноль реакции! Отчего звери так расслаблены в дикой природе?

− Эти самые крупные на планете, я проверял по тепловизору, − сообщил пилот.

− Размеры не так уж важны. Есть множество планет, где обитает лишь мелочь, но и там есть хищники. Если они тут все до жути миролюбивые, то должна быть причина. Особая выгода альтернативной эволюции.

− «Никто не враждует и не попирает другого…», помнишь? Аврис существует, − лицо юноши озарила торжественная улыбка, глаза возбужденно блестели.

С другом явно происходило нечто необычное. Как только они ступили на планету, его оболочку из сдержанности и отстраненности точно прорвало. Поток почти детской восторженности и беспечной радости изливался наружу. Слова Хлои он, казалось, и вовсе не слышал.

Ночь подбиралась к поляне, подпитывая воздух прохладой, стирая цвета и контуры, поглощая звуки. Мир погружался в вечерний покой. Животные засуетись у корней четырех сросшихся деревьев. Бегемотов становилось все меньше и меньше, пока они совсем не исчезли.

− Куда же все делись? – Хлоя зажгла фонарик на рукаве и стала внимательно обследовать бочкообразные растения. − Попрятались по норам?

В тишине отчетливо доносилось ворчание и сопение.

Юный биолог прильнула ухом к стволу и начала обстукивать дерево. Раздались гулкие звук, точно от ударов по пустым трубкам.

− Животные внутри стволов! – догадалась Хлоя. – Это очень интересно! Я думала, местные деревья накапливают воду, как наши земные баобабы, а оказывается, они остаются пустотелыми. Какой необычный симбиоз, прямо сады дьявола!

На лице друга появилось недоумение, и девушка пояснила:

− Это полые тропические растения на моей планете. Внутри их стволов и ветвей обитают муравьи, которые убивают зеленые ростки иных видов, помогая «садам» свободно разрастаться все дальше и дальше.

− Здешние леса не дьявольские, а райские, − отрезал Эйн. − Здесь никто никого не убивает.

− Прям райские? Хм, – девушка скрестила руки на груди. – Здорово, конечно, если бы существовала прекрасная планета из древних легенд. Но такой идиллии не бы-ва-ет. Даже если нет хищников, травоядным тоже никто не мешает конкурировать за самок и насаживать друг друга на рога. Это основа естественного отбора. И питаться они чем-то должны. Не манной же небесной! А значит, придется уничтожать растения. На этом зиждутся законы эволюции…

– Ты упоминала об альтернативной эволюции, – парировал юноша.

− Это лишь умозрительная гипотеза, никто пока не смог найти ей доказательств.

– Ты вскоре убедишься, что я прав!

Друзья отправились обратно к звездолету. Все кругом поглотила ночь, лишь звезды рисовыми зернышками сияли над головой. Фонарь не включали, Эйн отлично ориентировался в темноте. Он считал, что искусственный свет закрывает от тебя тайны ночного мира. Хлоя не настолько хорошо передвигалась в потемках и потому вложила свою ладонь в надежную руку пилота.

Когда глаза привыкли, девушка стала различать очертания деревьев. Издалека доносилась протяжная и грустная песня какой-то птицы, с легким жужжанием проносились насекомые. Остальной мир погрузился в беззаботный сон.

– Что это?! – Хлоя дернулась в сторону. Странный предмет, подобно завалившемуся на бок гигантскому осьминогу вздернул в конвульсиях щупальца посреди поляны.

– Поваленное дерево, − Эйн успокаивающе положил ей руку на плечо. − Когда узнаешь планету получше, то перестанешь пугаться.

Спать решили на свежем воздухе, в гамаках, подвешенных под крыльями звездолета.

– Слушай, – позвала девушка, устроившись в качающейся постели, – а что значит фраза «да пронесет леорнов мимо нас»? Ты часто повторяешь ее.

– Это напутствие, принятое у моего народа. Пожелание успеха в делах.

– Но что такое леорны?

– Существа из еще одной легенды. Рассказать?

Ничто Хлоя так не любила слушать, как легенды исчезнувшей цивилизации. Эти сказания оставались частью устной культуры, и каждый рассказчик привносил в сюжет новые рифмы, сравнения и нюансы. Где еще встретишь устное творчество в век космических путешествий?

– В начале времен, – начал нараспев Эйн, –

Когда во Вселенной хаос царил,

Недры звезд рождали чудовищ.

Подобно кометам из льда,

Носились те жуткие монстры,

Сквозь черную бездну пространства.

Найдя обитаемый мир,

Превращались в гигантских тварей

И все пожирали живое.

Цивилизации гибли,

Не знали леорны пощады,

Пока Вселенная не успокоилась.

И ослабели чудовища,

Выродились и исчезли космоса странники,

Вздохнули свободно разумные расы.

Но говорят, в далеких пределах

Все еще носятся монстров потомки.

Да пронесет леорнов мимо...

– А ты говорил, из тебя плохой рассказчик, – пробормотала сонная Хлоя, – на мой взгляд, очень красивый слог.

– Настоящий рассказчик должен вносить в легенду нечто новое, – пояснил юноша. – Свой пережитый опыт, свои знания. Не просто совершенствовать слова. Тогда легенда будет оставаться живой. Но я не вижу смысла что-то менять: зачем развиваться легендам, когда их народ умер?

Хлоя хотела поспорить, но глаза слипались, а мысли путались.

Этой ночью ей приснилось, как мимо мчатся сверкающие кометы с когтями и огненными глазами. Они превращались в драконов и разбивали небесные тела ударом гигантских хвостов. Но девушка их не боялась. Стоило протянуть руку, как драконы становились ручными, ластились к ногам и потявкивали, как собачонки.

Дни на чудесной планете мелькали подобно взмахам перламутровых крыльев местных стрекоз. Юный биолог с упоением сканировала все живое и неживое, брала пробы воды, воздуха, почвы. Каждое существо, каждый цветок вдохновлял на все новые исследования. Девушка провела бы здесь хоть целый год, но сроки межгалактической студенческой конференции приближались.

В последний день перед отлетом Хлоя проснулась раньше обычного, заморгала и прищурилась. Яркий свет быстро вымел из головы тусклые обрывки сна.Из леса доносились шуршание, щелканье и стрекот. Разноцветные листочки и сочная молодая трава сверкали на солнце, как мозаика в калейдоскопе.

Девушка свесила ноги, спрыгнула на землю и потянулась. Почему бы не побродить немного одной, пока Эйн спит?

Хлоя быстро и легко шагала по бутылочному лесу. Деревья росли свободно, открывая широкий обзор. Правда, иногда приходилось перешагивать через толстые корни, выписывающие кренделя в самых неожиданных местах, да уворачиваться от летающей и прыгающей повсюду живности.

Девушка чуть не наскочила на глазастых псевдо-лемуров. Пушистые зверьки в задорную желтую полоску свисали вниз головой, цепляясь хвостами за гибкую ветвь. Они раскачивались с закрытыми глазами и попискивали. Хлоя погладила одного. Тот лишь на секунду замолчал, но тут же опять присоединился к хору собратьев. Эти существа, как и все другие на планете, тоже устраивали себе гнезда внутри деревьев. Даже голубые червячки, снующие туда-сюда, откладывали яйца внутри трубчатого кустарника.

По носку сапога прокатилась колесом какая-то фиолетовая щетка, обхватившая всеми ножками сочную оранжевую ягоду. Обычная картина, ведь, как выяснила юный биолог, местные животные питались исключительно плодами.Понятно, почему планета так приглянулась вегетарианцу Эйну. Но тут никто даже не пожирал молодых побегов, не щипал траву, не объедал листья. Звери обильно удобряли свои дома, что было просто спасением для растений на столь скудных почвах. Очередной пример взаимопомощи, каких на планете нашлось немало. Сплошной симбиоз и кооперация! В конце концов, друг оказался прав. Невероятно, но древняя сказка про Аврис обернулась реальностью: гипотеза об альтернативной эволюции нашла подтверждение. На конференции это вызовет фурор!

Хлоя улыбнулась и тут же вздохнула. Она постоянно пересматривала полученные данные и переделывала анализы, ведь один важный вопрос так и оставался без ответа.

Впереди блеснуло знакомое озеро. Оранжевая вода напоминала газировку из детства. Жаль, даже глоточка нельзя сделать. Девушка села на корни ближайшего дерева, прислонилась к теплому стволу. Закрыла глаза, внимая окружающему миру, так похожему на райские кущи. Коварный вопрос опять нарушил покой: почему?! Как такое возможно, чтобы целая планета жила без тени агрессии? Как тогда вообще работает естественный отбор, если нет конкуренции между видами? Конечно, выживать могут не только те, кто хитрее и сильнее, но и те, кто объединяется и делится с другими. Но почему именно здесь это столь выгодно? Ясно, что дело не в скудости почвы… Дело в каких-то излучениях? Должна же быть причина!

Дуновение ветра – и в нос ударил резкий неприятный запах. Хлоя открыла глаза, встала и обошла дерево.

На земле лежало странное белое бревно, покрытое ярко-красными цветами.

Нет, это вовсе не цветы…

Что тогда?

Рвотный комок подступил к горлу. Девушка отвернулась, закрыла лицо ладонями и пошатнулась. Перед глазами поплыли черные пятна. Хоть она и училась на биолога, но не переносила вида крови. Откуда вообще взялась кровь?!

Мысли спутались. В голове шумело.

Чья-то рука коснулась ее плеча.

– Ты как? – спросил Эйн участливо. – Давай отойдем подальше, обопрись о мое плечо.

– Что… там такое? – еле смогла выговорить девушка.

– Присядь и выпей, – пилот протянул флягу с водой. – Я скоро вернусь. Не вставай, жди.

Хлоя начала жадно пить. Холодная вода отрезвила и успокоила. Когда друг возвратился, она уже пришла в себя.

– Бегемот мертв. На него напали, – между бровей юноши пролегла глубокая складка.

– Но кто? Зачем? На планете же нет…

– Стоит вернуться к звездолету, – встревожено произнес Эйн, оглядываясь.

По дороге назад друзья натыкались на свежие следы от длинных когтей, распоровших кору деревьев. Одни порезы были глубокие, другие поверхностные. На влажной земле отпечатки гигантских лап. Некоторые четкие, иные еле заметны. Кто же это и сколько их? Последней находкой стал тонкий белый волос, отливающий красным.

Оказавшись на корабле, Эйн сразу же направился в кабину пилота к приборам, а Хлоя в свою лабораторию, к электронному микроскопу. Все тело била дрожь. Как такое возможно? Раньше ведь не находилось ни малейшего признака хищников! Откуда им взяться?

Через час Хлоя влетела к другу. Тот наблюдал за картинкой на тепловизоре, мрачно наморщив лоб. От былой беспечности не осталось и следа.

– Я легко нашел его, но посмотри… – юноша указал на экран.

Среди множества бледно-розовых точек пульсировало крупное пятно: то наливалось красным, то тускнело и вовсе исчезало.

– Теперь понятно, отчего следы были разные по силе, – сказал Эйн.

– Неизвестный один, но при этом он нестабилен, – догадалась Хлоя.

– Сравни с электромагнитными данными.

Как только уменьшалось красное пятно на первом экране, сразу же появлялся и рос зеленый круг на втором.

– Существо то выделяет электромагнитные волны, то тепло, – пояснил пилот.

– Это многое объясняет! И у меня интересные новости. Стоило начать изучение волоса, как тот распался на углеводороды, аммиак и другие молекулы. Но, – девушка победоносно подняла палец, – я успела определить, что у него совершенно уникальная генетическая структура, непохожая ни на одно известное мне существо. К тому же, ему должно быть около тысячи лет, и самое удивительное…

– Я знаю, кто это, – перебил Эйн, откинулся на спинку кресла и с вызовом уставился куда-то вдаль, – Леорн.

В кабине повеяло холодом черной бездны. Красное пятно на тепловизоре продолжало тревожно пульсировать.

– Тот самый? Агрессор космического масштаба? – уточнила девушка. – Я знаю, как мудр был твой народ, но… Ты же понимаешь, что это только легенды? Наш хищник не гигант и не собирается устраивать из планеты пир. Даже одного бегемота ему оказалось многовато.

– Ты убедилась: Аврис существует. Значит, и леорны могут оказаться правдой. Монстр еще не принял окончательную форму зверя, потому и не доел свою жертву. Но пройдет время, и он уничтожит все.

– Давай подлетим к нему на звездолете поближе и тогда уже будем судить, – попыталась Хлоя урезонить друга.

– Плохая идея, – юноша встал, вытащил из секции на стене игломет и стал сосредоточенно вставлять дротики в пазы, – шум двигателей спугнет его. Кроме того, предпочитаю встречаться с врагом лицом к лицу в открытом поле.

– С врагом?! Мы толком не знаем, кто это!

– Враг этой планеты – мой враг.

Хлое совершенно не нравился взгляд друга: решимость, перемешенная с холодной ненавистью. Как у солдата на войне. А ведь юноша терпеть не мог оружие, всегда использовал самое простое и только для самозащиты.

– Ты уверен, что сможешь подобраться к нему? Что это не опасно? Что парализаторы подействуют? – не сдавалась девушка.

– Леорн – это всегда опасно. Но когда он окончательно примет планетарную форму,дротики должны с ним справиться.

Юноша пристегнул к поясу игломет.

– Я с тобой, –Хлоя решительно преградила ему дорогу.

– Он. Очень. Опасен.

– Ты же будешь рядом. Кроме того, я будущий биолог, специалист по инопланетной зоологии, а на повестке дня легендарный космический хищник. Возможно последний в своем роде. Остаться и наблюдать с экрана? Ну уж дудки!

– Идти три километра. Не отставай и не высовывайся, – нехотя буркнул Эйн и снял со стены второй игломет.

Друзья надели защитные костюмы с нейтрализатором запаха, проверили исправность рации, навигатора и встроенного тепловизор на браслете.

Шли быстро и молча. Леорн продолжал оставаться на одном месте. «Наверное, обустраивает себе убежище», – предположил пилот.

То и дело попадались жертвы кровавой расправы, обглоданные до костей, а вокруг все так же расслабленно мельтешили ничего не подозревающие звери. Хлоя содрогалась от омерзения. Идеалистическая картина Авриса распалась. В райские кущи прокрался змий.

Глаза Эйна сквозили холодной отстраненность. Даже безмятежный воздух планеты, казалось, наполнила тревога: ветер стал резче, красноватый глаз солнца все реже проглядывал сквозь хмурые облака. Девушка взволнованно озиралась на любой шорох.

У основания небольшого пригорка легли глубокие вмятины когтистых лап. Уже совсем близко.

Друзья начали медленно взбираться вверх. Эйн впереди с иглометом наизготовку.

Вершина.

Три бутылочных дерева поникли подобно путникам на привале. В их тени – белый холм, напоминающий стог сена.

Никого.

Тишина. Только красноватый кустарник похлопывал листвой на ветру.

Холм зашевелился. Появилась белоснежная мохнатая голова с двумя черными бездонными глазами и ярким красным овалом на лбу.

Время будто остановилось.

Хлоя все смотрела и смотрела в эти глаза, погружаясь в бесконечность Вселенной. Они излучали одновременно и мудрость, и смятение, и надежду, и печаль.

Щелкнул затвор. Девушка очнулась.

Пилот направил игломет на зверя.

Леорн мотнул головой, словно указывая на что-то за их спинами. Хлоя обернулась и содрогнулась от ужаса.

– Эйн! Смотри! – крикнула она.

Сзади возвышалась гигантская сине-черная стена, объединяющая небо и землю. Она росла и приближалась. Пронзающий холодный ветер обдал космонавтов, точно морской волной. Одежда затрепетала, деревца в отчаянии вскидывали гибкие ветви. Сердце девушки бешено застучало.

Юноша отвлекся всего на секунду и тут же повернулся обратно к леорну.

– Черт! Исчез! Я его упустил, – выругался он.

– Что это… такое? – Хлоя указала на горизонт.

– Тайфун, – хладнокровно оценил друг ситуацию. – Я видел здесь в прошлые разы нечто похожее над океаном. Но этот значительно сильнее.

У юного биолога перехватило дыхание. Она ощутила себя никчемной мошкой по сравнению с величием и мощью надвигающейся стихией.

Эйн проверил браслет:

– По прогнозу буря будет бушевать дней пять по всему острову.

– Мы ведь можем где-то укрыться?

Ветер откинул волосы юноши и те взвились в бешеном танце. Сам Эйн оглядывал просторы, вытянувшись как стержень, словно полководец обозревающий поле сражения. Казалось, его уверенность ничто не может сломить.

– Укрыться негде. Но ветер поднялся лишь до десяти метров в секунду. Мы успеем вернуться на корабль, – вынес он вердикт.

– То есть мы должны идти туда? Навстречу тайфуну?!

– Только в звездолете мы будем в безопасности.

Хлоя уже приоткрыла рот, слова протеста почти слетели с ее губ, но она еще раз посмотрела: ни пещеры, ни ложбинки. Что тут предложить?

– Ты пойдешь впереди, а я буду прикрывать тыл с иглометом в руках, – распорядился пилот, – леорн может быть близко.

Вскоре друзья перешли на легкий бег. Ветер усиливался. Хлоя завидовала низеньким деревьям, надежно вросшим в землю. Они-то научились за миллионы лет противостоять буре! Попрятали листочки и болтали голыми ветвями, словно плетьми. И животные укрылись, спокойно пережидая напасть внутри стволов. Хоть бы один бочкообразный дом оказался побольше других. Хоть бы один смог принять людей!

Теперь друзья бежали в низине и не могли разглядеть горизонт, но каждой клеточкой ощущали: стихия приближается. Резко потемнело. Взбесившийся ветер свистел и стонал диким зверем. Забарабанил дождь. Непромокаемая ткань костюма сохраняла тепло, оставив холодным струям хлестать лицо.

Очередной шквальный ветер сбил девушку с ног. Эйн пошел впереди, его спина хоть как-то прикрывала от бури.Бежать уже не получалось, все силы уходили на то, чтобы держаться вертикально и продолжать двигаться вперед. Уютный доброжелательный мир повернулся спиной к космонавтам, оставив один на один с безразличной стихией. Для крупных особей здесь не нашлось места.

Интересно, где они уже? Сколько еще до звездолета? Надо передвигать ноги. Падать, вставать и идти дальше. Ветер все крепчал, выворачивал мир наизнанку. Хлоя вязла в жидком месиве из грязи и глины. Грохот давил на уши. В воздухе, если от него еще что-то осталось, кружили комья земли, ветки и вырванные стебли растений. Юный биолог перестала что-либо различать – друзей поглотило темно-серое облако. Только веревка, которой Эйн привязал ее к себе, продолжала тянуть вперед.

Девушка споткнулась и упала. Нет, она больше не встанет.

Сильные руки схватили Хлою и потащили в сторону.

– ...Слышишь?! Ты меня слышишь?! – кричали ей в ухо.

Девушка очнулась. Она сидела на коленях у Эйна в небольшой сырой яме. Корни вывороченного дерева нависали над ними дырявой крышей. Наконец-то можно отдышаться.

– Где мы?! – Хлоя попыталась перекричать гул.

– Недалеко от звездолета! Это то самое поваленное дерево, помнишь?

– Какой план?!

– Пока передохнем! Буря усиливается, вода прибывает, идти слишком опасно!

Девушка кивнула. Она бы все равно не смогла сделать ни шагу.

Стоило протянуть руку к краю ямы, как она натыкалась на стену из ветра. Жесткий и твердый – он мог убивать. Его можно было оседлать, как дикого дракона, и умчаться в небытие.

По щекам покатились слезы. Хлоя уткнулась Эйну в грудь. Мерное биение его сердца чуть успокаивало.

Через несколько минут девушка опять бросила взгляд на край ямы. Какой-то предмет необычайно медленно двигался в бешеном вихре из воды и земли.

– Там есть кто-то живой! – указала она.

– Что?!

– Он ползет к нам, я уверена! Кто-то большой.

Послышался странный визг. Юноша достал игломет, одним движением переместил подругу за спину.

Большой грязный холм загородил собой бурю. Тут же появились два черных бездонных глаза. Красное пятно на лбу ярко поблескивало даже в темноте.

– Не надо! – закричала Хлоя пилоту прямо в ухо. – Он не причинит вреда! Он мог бы напасть на нас тогда, когда мы отвернулись, но не сделал этого. Он не враг.

– Не враг?! – возмутился Эйн. – Ты забыла? Он убил беззащитных и добродушных созданий! Я должен его остановить.

– Но если его парализует, то наверняка уничтожит бурей, – запротестовала Хлоя.

– Я не дам буре такого шанса, – холодно ответил юноша и прицелился.

Тут девушку пронзила страшная догадка:

– Это не парализующие дротики? Ты зарядил на поражение? На поражение?!

Эйн молчал.

Сердце девушки забилось часто-часто, наполняясь злостью до краев.

– Он убил добродушных созданий, говоришь?! – вскипела Хлоя. – Посмотри вокруг! Эти звери и растения кооперируются не по доброй воле, а чтобы уберечься от тайфунов. Им совершенно плевать друг на друга и на нас. Они просто выживают! И твоя защита им не нужна, она у них и так отличная – страшные бури отвадят кого угодно, даже космического хищника!

Леорн смирно сидел, будто понимал, что решается его участь. Девушка положила руку Эйну на плечо, его мускулы были напряжены до предела.

– Он попал в ловушку обманчивой планеты, так же как и мы, – продолжала она. – Слепая стихия – вот наш общий враг!

Эйн не шелохнулся.

– Если ты убьешь его, то сам станешь агрессором. Возможно, уничтожишь последнего представителя древнего вида. Разве ты такой?! – надрывалась Хлоя из последних сил.

Рука пилота дрогнула.

Опять раздался визг, и леорн зашевелился. К ногам людей скатились два грязно-белых комка, больше всего похожих на щенков. Они нелепо перебирали короткими лапами и скулили, отчаянно раскрывая маленькие беззубые пасти. Над переносицей у обоих красовалось ярко-голубое пятно.

– Это же… новорожденные, – поразилась девушка. – Наш леорн – самка!

Юноша опустил оружие и обмяк. Поглядел на леорну и громко сказал:

– Я не трону их. С нами они в безопасности!

Щенки продолжали вопить. Хлоя потянулась и взяла одного на руки. Эйн нагнулся и сунул другого за пазуху. Детеныши оказались тяжелыми и мягкими. В тепле они быстро успокоились.

Леорна мотнула в ответ головой и свернулась в плотный комок, почти полностью отгородив людей и детенышей от безумия, творившегося снаружи.

Корни дерева ходили ходуном, на дне ямы скопилась ледяная вода. Эйн, Хлоя и щенки прижались друг к другу, силясь согреться.

Девушка впала в забытье, как вдруг вздрогнула от пронзительного воя. В ту же секунду жидкий поток земли накрыл ее с головой.

– Ты меня слышишь?! Очнись! – доносилось сквозь пелену.

«Это уже было. Все опять повторяется. Почему меня не оставят в покое?» Резкая боль от пощечины обожгла щеку, Хлоя вскрикнула и открыла глаза.

Над ней склонилось озабоченное лицо друга.

– Пришла в себя? – его голос прозвучал глухо, точно издалека. – Можешь встать?

– Что случилось? Где мы?

Все походило на сон: над головой разверзлось голубое небо с редкими облачками, косые лучи солнца золотили сверкающий сырой мир. Земля превратилась в большую изрытую лужу. Зато деревья как ни в чем не бывало выпустили на волю разноцветные листья. Рядом на куртке Эйна шевелились белые комки.

Но почему так тихо? Слишком тихо.

– Ты можешь идти? – потряс ее за плечо юноша.

Девушка кивнула и спросила:

– Все закончилось?

Вместо ответа друг посмотрел на горизонт. Они как будто стояли на дне гигантского колодца с крутящимися стенами, сотканными из дождя и ветра.

– Помнишь, как нас засыпало? – заговорил Эйн. – Это прошлась самая мощная часть тайфуна. Теперь мы оказались в центре бури – его оке.

Хлоя понимала только половину слов. Голова раскалывалась.

– Тайфун движется, скоро его дальняя стена нас настигнет и раздавит. До звездолета всего километр, дойдешь?

– А где Леорна?

– Она приняла удар бури на себя. Тепловизор ее не находит. Думаю, она погибла.

Несмотря на дрожь во всем теле, у Хлои открылось второе дыхание, и она быстро зашагала рядом с пилотом, прижимая к груди одного из щенков.

Вокруг – никого. Местные звери отлично знали, что вылезать пока рано.

Звездолет стоял как новенький, ничто не смогло даже сдвинуть его с места.

– Ты молодец, – устало улыбнулся подруге Эйн, когда они оказались в безопасных недрах корабля. – Я в рубку, будем взлетать. Иди, приляг.

– Предлагаешь пропустить самое интересное? Ну уж нет, я с тобой, – тут у девушки подкосились ноги. Пилот вовремя подхватил ее.

– А, ладно… Не желаю больше видеть никаких бурь, – промямлила Хлоя.

Юноша донес ее до каюты, забрал щенка, аккуратно уложил на койку и вколол успокоительно-восстанавливающий препарат.

Юный биолог провалилась в глубокий сон.

Когда девушка очнулась, глухота прошла и в голове царила ясность. Только немного ныли мышцы. Хлоя с удовольствием потянулась, переоделась и выскочила из каюты. Интересно, сколько она провалялась?

В рубке никого, зато какой-то писк слышался из кают-компании. Перешагнув порог, девушка застыла. Кто бы мог подумать?! Пилот лежал на диванчике, а по нему ползали отмытые до белизны пушистые зверьки, то и дело удовлетворенно повизгивая и похрюкивая. Юноша с блаженной улыбкой взирал, как те покусывают его пальцы.

– У вас тут просто идиллия! – дала она о себе знать.

– Да, так… Знакомимся, – смущенно пробормотал Эйн. – Ты, наверное, проголодалась? Я настроил формирователь еды, можешь заказывать.

– А их ты уже покормил?

– Попробовал одно, другое. Как ни странно, согласились на молоко, так что… Эй! Куда это ты? – юноша посадил скатившегося щенка обратно на живот.

Девушка присела рядом, осторожно погладила детенышей по гладкой шерстке и заметила:

– Они совсем как львята, только без хвоста и крупных ушей.

– И не забывай про это, – Эйн аккуратно прикоснулся к пятну на лбу звериков.

Ровный овал, затянутый необычной голубой пленкой, пружинил.

– Интересно, для чего он? – спросила Хлоя.

– Дотронься и поймешь.

Поначалу ничего не происходило, только щенок присмирел. А потом палец девушки начало покалывать, и ее всю обдало волной тепла, сытости и радости. Она в замешательстве посмотрела на Эйна.

– Ты чувствуешь их эмоции, – объяснил тот, – они так общаются.

– Очень, очень интересно… – пробормотала юный биолог. – Знаешь, а леорны могут оказаться разумными. Возможно, даже передавать мысли через эти самые пятна.

– Скоро узнаем, – юноша нежно погладил засыпающих крох и обернулся к девушке. – Спасибо тебе. Если бы ты меня тогда не остановила…

– Мы же друзья, – отмахнулась Хлоя, – всегда помогаем друг другу. Что-то вроде симбиоза. Спасибо, что вытащил из тайфуна!

Эйн осторожно переложил задремавших малышей в самоподогревающийся мягкий контейнер и произнес с нотками грусти:

– Она приземлилась на планете, чтобы родить. По той же причине не смогла покинуть ее, когда началась буря. Искала место, чтобы спастись, и нашла яму…

– …но там уже были мы. И ей пришлось довериться чужакам, тем, кто наставил на нее оружие, – закончила Хлоя, – да еще в придачу спасать этих чужаков.

В кают-компании повисла тишина. Наполненная сожалением и благодарностью, горечью утраты и надеждой на будущее.

– Леорна была одной из последних своего вида, – нарушил молчание юноша,– щенки во что бы то ни стало должны жить. Я позабочусь о них. Мой звездолет станет их домом.

Хлоя не сомневалась, что космическим зверькам лучше всего будет именно с Эйном. Образ жизни пилота отлично им подходил. Да и для юноши, пожалуй, они станут настоящей отдушиной.

– А как же Аврис? – вспомнила девушка.

– Ты о планете? – юноша пожал плечами. – Я там не нужен, ты права. Они отлично кооперируются и защищаются сами.

В его словах не слышалось ни капли разочарования.

– Из Рая человека выгнали, а теперь и из Авриса, – пробормотала себе под нос девушка, а в голос спросила:

– Значит, я могу раскрыть координаты планеты, когда буду на конференции?

– Если нужно. Хороший доклад получится?

Девушка кивнула. Теперь-то уж она сможет объяснить причину альтернативной эволюции.

– А если ты еще разрешишь мне поизучать твоих подопечных, и если они окажутся разумными… Такое открытие тянет на высшую ученую степень, – юный биолог аж раскраснелась от предвкушения.

– Так ты признаешь, что они те самые леорны из легенды? – хитро прищурился Эйн.

– Очень может быть. Только либо их вид выродился, либо легенда преувеличивает их агрессию.

– А где же твое «это очень подозрительно, что мы наткнулись сразу на два объекта из древних легенд, таких совпадений просто не бывает», – передразнил юноша подругу.

– Конечно не бывает. Это и не совпадение, – тут девушка подняла указательный палец и выдержала театральную паузу. – Скорее всего, леорна специально выбрала Аврис. Когда я анализировала ее волос еще в первый раз, то обнаружила, что она и местная фауна имеют общие генетические корни.

Эйн подозрительно приподнял брови.

– Да-да, – продолжала Хлоя, – предполагаю, миллионы лет назад произошел какой-то катаклизм, появились тайфуны и леорны приспособились покидать планету. А эволюция оставшихся животных пошла по пути кооперации.

Пилот усмехнулся:

– Аврис породил космических чудовищ? Это надо обдумать…

– Ага. Мало того, пришлось спасать этих самых чудовищ из коварных лап Авриса.

Юноша закинул руки за голову, откинувшись на спинку дивана, и прикрыл глаза:

– Тут нужно новое продолжение легенды. Возможно и слияние двух в одну. Теперь она будет назваться: легенда об Аврилорне – месте, где добро превращается в зло, а зло в добро.

В начале времен,

Когда во вселенной хаос царил,

В дали от известных миров

Парила чудная планета…

Пилот нараспев перебирал слова, соединял в новые строчки и вплетал в старые. Девушка словно зачарованная слушала, как глубокая старина и только что произошедшие события скручиваются в единое целое. Как они текут вместе чудесным потоком, где есть место и древнему народу, и космическим хищникам, и белым бегемотам, и даже Эйну с Хлоей. От Авриса к Леорне. От сказаний к были.

* Термотропизм – движение растений или их части в ответ на изменение температуры.

+2
286
20:57
Почему. Это. Без. Плюса.
Я исправила. Автор, это почти здорово. Почти — если отмести банальнейшее начало, от которого зевать хочется. Ваш рассказ в моей оценочной, так что полный отзыв получите потом. А пока думайте, как сделать начало поинтереснее)))
Желаю удачи!
19:57 (отредактировано)
И правда хороший рассказ. Настолько, что даже прицепиться не к чему.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1