Светлана Ледовская №1

Подарок

Подарок
Работа №49

Заниматься сексом на супружеском ложе Аня отказалась, так что они с Сергеем разложили диван, стоявший в этой же комнате, в паре метров от кровати. Видимо, так она хотела сохранить хоть что-то святое в своём браке. Сергей считал это лицемерием, но свои мысли не озвучивал. Если девушке спокойнее изменять мужу на диване – пусть будет диван.

Секс длился полночи – нереально много для Сергея, привыкшего к трём минутам. С Аней он непонятно каким образом превосходил себя. Раз за разом за разом они взлетали в высь блаженства, сжигали в себе, казалось, все силы, но после короткой передышки начинали заново. У Сергея болели тазобедренные суставы и мышцы живота, когда Аня, наконец, устала. Только тогда она согласилась на предложение любовника лечь спать на кровать. От них пахло сексом – от всей этой комнаты пахло сексом – но Сергею хотелось, чтобы так пахло и от супружеского ложа.

Аня уснула быстро, а вот её любовник не мог избавиться от беспокойства. Не в первый раз он наставлял рога Аниному мужу, но каждый раз не мог сбросить с себя напряжение, словно тот вот-вот вернётся и застукает их в постели. Когда он думал об этом, ему становилось страшно и хотелось бежать. Просто забрать свои вещи и бежать, не оглядываясь. Забиться в тёмный угол, чтобы его не достали.

Пока Сергей размышлял об этом, рассеянно поглаживая бёдра посапывающей девушки, за стенкой запищал ребёнок. Мальчик проснулся и звал маму, но та слишком устала от секса, чтобы проснуться. Встревоженный, сын встал, открыл дверь и выбежал в коридор.

- Аня! – шёпотом позвал Сергей, тормоша девушку. – Аня, Стёпка проснулся!

Мальчик уже добежал до родительской комнаты и нажал на ручку двери, она вот-вот должна была открыться…

- Аня! – громко позвал Сергей, поддавшись панике.

Глаза девушки раскрылись, и она тут же поняла, что происходит. Вскочила навстречу сыну, поправляя съехавшие трусы. Взяла мальчика на руки и вынесла из комнаты. Сергей слушал, как за стенкой Аня успокаивает сына, уговаривая его ещё поспать, и мало-помалу расслаблялся. Однако появился и предлог уйти. Стараясь не шуметь, он встал, оделся и направился в прихожую.

Когда Аня вышла из комнаты сына, Сергей уже зашнуровывал ботинки.

- Ты чего? – сонно спросила Аня. – Стёпка спит уже, иди обратно.

- Да не, - вяло отмахнулся Сергей, изображая на лице нечто среднее между обидой и муками совести. – Знаешь, не по себе мне от этого… Сын твой тоже…

Аня смутилась и остановилась, не дойдя до Сергея. Это её была инициатива, чтобы возлюбленный приехал, пока мужа нет дома, и Сергей хотел надавить на это чувство, чтобы был предлог смыться.

- Я же говорил, - вздохнул он, натягивая куртку, - не по мне это, вот так в чужой дом приходить. Одно дело – у меня, ну или в гостинице там… Но здесь – нет. Должно быть что-то святое.

Аня молчала, уставившись в пол.

- Ладно, я пошёл. Спишемся. – Смягчившись, Сергей поцеловал девушку в щёку. – Я как вернусь, сразу напишу. Давай, пока.

И он выскользнул за дверь, пока Аня не успела ничего спросить.

***

Дома он в первую очередь залез в душ, чтобы смыть с себя все улики. Не без сожаления – ему нравился запах порока. Словно приходилось выбросить украдкой сорванный цветок.

Когда Вика пришла с ночной смены, он храпел в кровати. Жена разделась и скользнула в постель, прижалась к нему всем телом и тоже задремала.

- Какая ты холодная, - пробурчал Сергей, просыпаясь. – Как ночь прошла?

- Не очень. Поспать не давали.

- Всё доктора твои? Изменяешь мне, небось, в своей больнице?

- Иди ты, - улыбнулась Вика. – Меня доктора не интересуют. Я, знаешь ли, замужем.

- Да ну? – Сергей повернулся к жене, обнимая её. – Мы что, женаты?

- Мерза-а-авец, - с улыбкой протянула Вика.

Он просунул руку между её бёдер – там было ещё тепло.

- Нам собираться надо, - промурлыкала Вика, раздвигая ноги. – Через пять часов машина.

- И через девять – самолёт. Я всё собрал. Считай, что это разминка перед долгой дорогой.

Вика не сопротивлялась, и он не преминул этим воспользоваться.

***

До аэропорта добрались без проблем. Пока проходили таможню и ожидали посадки, оба были искренне счастливы: наконец-то они улетали из холодной России в тёплый Таиланд. Пусть и только на две недели, но всё же улетали. Вика радовалась, как ребёнок – ведь это был её первый полёт за границу. Сергей не раз летал в другие страны, но ещё до Вики. Он сомневался, что получится что-то хорошее, ведь теперь все мужские удовольствия придётся задвинуть на второй план. Однако сам факт смены обстановки благотворно действовал на нервы. Сергей невольно улыбался, когда их везли через аэропорт к самолёту, когда поднимался по трапу, дрожа от холода – тёплая одежда уже была в сумке, сам он был в бриджах и футболке. Вика смеялась такой нелепости и дрожала, как бездомный щенок – тем приятнее было её обнять, когда они оказались в салоне.

Лететь было долго – восемь часов. Сергей пытался отоспаться за бурную ночь, а заодно приготовиться к акклиматизации, но Вика то и дело тормошила его, чтобы что-нибудь показать в иллюминаторе:

- Смотри, какие облака! Ой, да мы навстречу Солнцу летим! Представляешь?

Или:

- Смотри, смотри – горы! Да ты посмотри, посмотри! Такое разве дома увидишь?

Ей самой было неловко от своего голоса, и она то и дело переходила на шёпот, оглядываясь на соседей, но улыбка не исчезала с её лица, как и счастливый блеск из глаз. Сергей же вяло улыбался в ответ и мечтал лишь о том, чтобы поспать.

Когда, наконец, самолёт сел, и отзвучали аплодисменты пилоту, Сергей почувствовал, что в салоне стало душно. Ещё хуже было снаружи. Даже дышать было трудно, а они ещё даже не покинули здание аэропорта. Отыскали свой багаж и потянулись с толпой к людям, держащим над головой таблички с названием их турагенства. Людские потоки вынесли супругов к батарее автобусов, в один из которых их с женой и затолкали, нацепив на шею ожерелье из цветов.

Вика всех благодарила и улыбалась каждой смуглой тайке. Сергей же не чувствовал никакой радости. Жара и духота после перелёта нервировали, хотелось покоя. В автобусе толком не дал поспать гид, нарочито весело рассказывающий про город, в котором они проведут отпуск. Вика слушала и записывала в блокнот, даже сейчас сидя в автобусе с прямой спиной. Сергей посмотрел на неё и усмехнулся – внешне она была всё такой же студенткой медколледжа, воздушной и серьёзно-внимательной, какой он её и встретил два года назад.

«Жаль, - подумал Сергей, снова проваливаясь в дремоту, - что трахаться она так и не научилась».

***

Отстояв очередь на ресепшене и выслушав последние напутствия гида, они наконец-то поднялись в свой номер. Вика тут же побежала на балкон, любоваться видом на Паттайю с девятого этажа, а Сергей отправился в туалет. Нависая над унитазом, он вдруг увидел таракана на стене слева. Он выполз из вентиляционного отверстия и теперь замер, шевеля усиками.

«Надо же, - рассеянно подумал он, - совсем как у нас… А я думал, что будут, как в американском кино, здоровые такие».

Резко выбросив руку в сторону, он прихлопнул насекомое, стёр его с ладони туалетной бумагой и, закончив свои дела, присоединился к Вике на балконе. Солнце ударило ему в глаза, но уже через минуту он различил яркие домики с облупившейся штукатуркой внизу, силуэты отелей, высящиеся над крышами жилых домов, и безбрежное море за всем этим.

- Ты веришь? - спросила Вика, мельком глянув на Сергея и возвращаясь взглядом к заливу. - Я - всё ещё нет. Словно это и не мы. Как же красиво-то, а! Ты посмотри! Море! Море, Серёженька!

Она порывисто обняла его и поцеловала в губы. Он выждал, пока её прилив нежности не стихнет, и сказал:

- Знаешь, я что-то устал с дороги. Пойду, полежу немного, ладно?

***

Проснулся Сергей, когда уже стемнело. Дверь на балкон была открыта, комнату наполнял запах мяса, фруктов и ещё чего-то непонятного. От мешанины запахов Сергея затошнило, и он сел на кровати, прикрыв рукой рот. Тошнота отступила, и тогда Сергей, поглядев по сторонам, понял, что жены рядом нет.

- Вика? – позвал он, но ответа не последовало. – Вика?

Никто не отвечал. Тогда он встал и, пошатываясь, побрёл к балкону. Осторожно выглянул – и обнаружил девушку там, сидящей на пластиковом стуле с бутылкой воды в руках.

- Проснулся! – улыбнулась она. – Наконец-то!

- Ты не спала, что ли?

- Я бы не смогла. Смотри! Смотри вокруг! Серёжа, мы на другом конце света! Мы перелетели экватор! В этой части света нет никого, кого бы мы знали – ни родных, ни друзей, никого!

- И это… хорошо?

- Конечно! То есть… Ты не подумай, что я такая прям стерва, что никого из наших не люблю… Просто, понимаешь, как подумаю об этом, так голова кружится. О том, что мы в нескольких тысячах километров от дома. Это ж с ума сойти! Серёжа!

- Да, это точно. Дай пивнуть.

Он взял из рук жены бутылку и залпом допил её.

- Ну и сушняк, Господи… - сказал он, возвращая пустую бутылку жене.

- Я, вообще-то, тоже пила, - обиженно сказала та.

- Да? Так возьми другую.

- Где? Всего одна была принесена.

Сергей хотел было предложить ей попить из-под крана, но вспомнил, что в этой стране из-под крана и мыться-то опасно, не то, что пить. Почувствовав укол вины, Серёжа сказал:

- Ну, если хочешь, можем с тобой погулять сходить. Заодно и водички ещё купим.

- Правда? – Вика снова заулыбалась. – Я уж думала, мы весь отпуск в номере просидим! Пошли, пошли скорее!

***

На улице было очень людно и, несмотря на ночь, всё ещё душно. И повсюду была эта вонь - мешанина из приторных запахов. Жареное мясо, переспелые фрукты и незнакомые специи – этот купаж вторгался в лёгкие и давил на мозг. Сергей себя отдохнувшим не чувствовал, поэтому его всё раздражало.

Миновав несколько фудкортов с коптившимся мясом, они оказались у целой аллеи прилавков, на каждом из которых громоздился ширпотреб. Чаще прочего встречались пластиковые и керамические фигурки, изображавшие голых женщин и мужчин в разных позах, а также пепельницы с изображением эрегированного мужского члена.

- Не хочешь такую пепельницу? – спросил Сергей жену, ухмыляясь.

- Ой, нет, спасибо.

- А что? По-моему, очень мило. Захватишь на работу, пусть там другие медсёстры любуются.

- Им своих мужиков хватает, а не только этих… С этими вот…

- Членами?

- Серёжа! – Вика смутилась. – Ты же знаешь, я не люблю, когда ты так говоришь… Пошло это так…

Сергей вздохнул. Когда-то подобная застенчивость его возбуждала. Он думал, что, стоит им стать любовниками, как она окажется страстной натурой, и заранее представлял, как она будет так же смущаться в постели. Фантазировал, что Вика в душе извращенка, которая просто строит из себя хорошую девочку. Увы, Вика надежд не оправдала. В постели она была стеснительна, но не в хорошем смысле. Это Сергея не возбуждало, но он продолжал надеяться, что всё изменится. А потом… Сергей и сам не понимал, как так вышло, что они поженились. Наверное, он просто спасовал, когда Вика вывела его на откровенный разговор. Не смог сказать, что он не для того с ней стал встречаться, чтобы иметь серьёзные отношения. Безвольно поддакивал, пока не оказалось, что пора выбирать кольца.

Подумав об этом, Сергей разочарованно отвернулся от лавки. Посмотрел на счастливую Вику, глазами ребёнка смотревшего на мир вокруг, и вдруг со злостью подумал:

«Не зря я другую бабу трахаю. А ты и не знаешь, дура».

Совесть взбрыкнула было в нём из-за таких мыслей, но тут же снова уснула под тяжестью привычки. Однако злость на Вику осталась.

- Какая красотища… - говорила она, глядя на проплывающие по небу фонарики. – Посмотри, их сотни! Посмотри!

- А может, - сказал Сергей, наклонившись к её уху. – Может, вернёмся в гостиницу? И, это… Пошалим немного?

- Серёжа! – с нажимом сказала Вика. – Ты опять? Ну не здесь же! Ты же сам предложил погулять!

- Да знаю я, - разочарованно протянул Сергей, чувствуя, как злоба в душе продолжает копиться. – Просто, я думал, что за свои деньги смогу хоть что-то получить.

Нажать на «деньги» - это был один из любимых приёмов Сергея. Зарабатывал он на заводе далеко не блестяще, но куда лучше, чем Вика в своей детской больнице. Поездка была оплачена полностью из его доходов, что давало ему в руки прекрасный инструмент для манипуляции.

Вика помрачнела, понурилась.

- Ладно, - тоже зло сказала она. – Пойдём. Хочешь – пойдём обратно, в отель.

Она решительно зашагала обратно, и Сергей испугался. Его первой реакцией всегда был страх. Теперь он уже жалел, что открыл рот, хоть и продолжал злиться на жену, что та не дала ему просто поныть.

«Что, трудно было просто молча выслушать? – мрачно думал он, плетясь за ней. – Так ведь и думал, что будет мне мозг выносить. Баба – он везде баба, даже в Таиланде. Дрянь неблагодарная. Я её в Таиланд вытащил, а она мне дать не хочет. Да она вообще ноги должна раздвигать сразу, как скажу».

Распалившись, он уже не смущался и не боялся. Злость, бурлившая в нём, смешалась с возбуждением. Вдруг Сергей увидел узкую тёмную подворотню – они уже проходили мимо нескольких таких. Раздумывал он лишь мгновение, потом схватил Вику за руку – так резко, что та вскрикнула от боли – и потащил в подворотню.

- Ты что? – удивилась Вика. – Куда ты меня тащишь?

Сергей молча прошёл с ней в подворотню, подальше от чужих глаз, затолкал её в какой-то дверной проём и, пока она не опомнилась, расстегнул пуговицу и молнию на её шортиках.

- Эй! Ты сдурел?

Вика попыталась снова застегнуть шорты, но Сергей схватил её за руки и рывком развернул лицом к запертой двери. Стянул с неё шорты вместе с бельём, прижал к стене и овладел, не обращая внимания на её испуганные крики.

Это длилось недолго – сказались то ли стресс от перелёта, то ли злость, то ли возбуждение от ситуации. Когда пелена страсти спала с его глаз, Сергей понял, что поступил, мягко говоря, нехорошо. Отпрянул от жены, натягивая бриджи. Вика тоже одевалась – дрожащими руками, не поворачиваясь и всё время всхлипывая.

- Прости, - сказал Сергей через минуту молчания. – Я, это… Разозлился. Не надо было так. Прости.

- Ничего, - глухо ответил Вика.

И тут кто-то ударил Сергея так, что он упал на колени. Он даже не сразу понял, по чему именно его ударили, лишь затем засаднил затылок. Подняв взгляд, Сергей увидел двух азиатов. У того, что стоял рядом, был нож. Он что-то выкрикивал и махал ножом то перед Сергеем, то перед Викой.

- Серёжа… - испуганно пропищала Вика. – Серёжа, сделай что-нибудь!

- Не бейте нас! – крикнул Сергей, про себя отмечая, как по-детски прозвучало его просьба. – Пожалуйста! Плиз! Возьмите деньги! Мани!

Азиат с ножом снова затараторил что-то непонятное. Сергей, повторяя раз за разом «Мани!», медленно расстегнул карман на бриджах и вытащил оттуда пачку купюр – батов, не долларов. Валюту они обменяли сразу по приезду, а то, что не обменяли, оставили в ячейке отеля.

Сергей протянул деньги грабителю. Тот выхватил пачку, резко ударил Сергея по голове, после чего оба преступника убежали. Сергей упал на камни тротуара, отключившись. Когда сознание вернулось, он увидел плачущую жену, зовущую на помощь.

- Серёжа, ты меня слышишь? – спросила она, увидев, что муж пришёл в себя. – Как ты, милый? Ой, как они тебя…

Сергей приложил руку к голове и посмотрел на пальцы, как это делают в кино. И на пальцах, прямо как в кино, оказалась кровь.

- Серёжа, ты меня слышишь?

- Слышу, слышу, - просипел Сергей.

- Никто не идёт! Я всё зову, зову, но тут будто и полиции нет. А я сама видела, что они там вон ходили. – Вика махнула рукой в сторону выхода из переулка. – Надо пойти в медпункт, или куда там… Здесь ведь есть медпункты? Ой, Серёженька… Как так-то?

Не без усилия Сергей поднялся и, опираясь на жену, похромал в сторону улицы. Однако уже через несколько шагов дверь в доме слева распахнулась, и на пороге показался невысокий пожилой таец, смуглый и улыбающийся, с очками на носу.

- Помогите! – снова крикнула Вика.

- Этот ускоглазый по-нашему нихера не понимает, - проворчал Сергей.

- Вас избили? – спросил вдруг азиат на чистом русском языке.

- Вы говорите по-русски? – удивилась Вика.

- И по-русски, и по-английски, и ещё на шести языках. Но я вижу, что вашему спутнику плохо. Зайдите, я помогу вам обработать рану.

Вика потянула за собой мужа, и тот вяло подчинился, подумав, не хочет ли ограбить их и этот старик.

- У нас ничего нет, - сказал он. – Нас только что ограбили.

- О, мне ничего не нужно! – заулыбался старик. – Пожалуйста, садитесь.

Он выдвинул к ним стул. Взгляд Сергея скользнул по сторонам - они оказались в небольшом магазинчике. Закрытые стеклом витрины и полки на стенах были забиты всяким хламом – статуэтками, кулонами, разноцветными камнями, цепочками и прочим. Сергей уселся на стул, и старик забегал вокруг него.

- Я обработаю вашу рану, - сказал азиат. – Вас сильно ударили по голове, очень сильно. Но я зашью.

- А вы умеете? – скептично спросил Сергей.

- Ещё как.

Старик выбежал в соседнее помещение, а через минуту вернулся с металлическим лотком, на котором лежали кривая игла, нитки и салфетки.

- Откуда вы так хорошо знаете русский язык? – спросил Вика, пока азиат обрабатывал рану Сергею. – Вы что, русский?

- Нет, - улыбнулся тот. – Но я жил в России. Двадцать три года.

- Так долго? – удивилась Вика. – И что вы делали?

- Учился. Работал. А потом вернулся в Китай.

- Так вы из Китая?

- Да. Но мой бизнес отнюдь не процветал, и я, в конце концов, решил, что открою свою лавку в Паттайе.

- Так это ваша лавка? В смысле, вы хозяин?

- Да, я хозяин. Сейчас будет немножно больно.

Последняя фраза была адресована Сергею. Прежде чем он осознал услышанное, игла уже проткнула кожу на его голове. Сергей зашипел, но китаец одной удержал голову на месте, а второй продолжал зашивать.

- Это будет недолго, потерпите.

- Потерплю, - буркнул тот.

- Вы в Паттайе давно?

- Только сегодня прилетели, - сказала Вика, когда муж не ответил. – Вот, пошли погулять по городу… В первый раз… А тут такое…

- А вам гид разве не говорил, что по переулкам здесь ходить не стоит? – удивлённо спросил китаец. – Особенно по таким узким и тёмным.

- Говорил, - кивнула Вика.

- Нет, - сказал Сергей одновременно с женой.

Супруги переглянулись.

- Наверное, я проспал это, - сказал Сергей, отводя взгляд.

- Гида нужно слушать внимательно, - нравоучительно произнёс китаец, орудуя иглой. – Так, ещё пару стежков, и всё…

Заскрипели нити, после чего хозяин магазина отложил иглу и стал перебинтовывать Сергею голову. Закончив, он обошёл его со всех сторон и удовлетворённо кивнул:

- Кажется, всё хорошо.

- Спасибо большое! – улыбнулась Вика. – Сколько мы вам должны? У нас с собой ничего нет, но мы можем завтра занести…

- Не нужно, - покачал головой китаец. – Идите, отдыхайте.

- Спасибо, - буркнул Сергей, вставая. – А вы тут чем торгуете?

- Сувенирами. Кулоны, серьги, кольца, предметы искусства. Не хотите что-нибудь себе посмотреть?

- А, понял, - усмехнулся Сергей. – Это ты меня подшил, чтобы что-нибудь впарить теперь?

- Серёжа! – воскликнула Вика.

- А что? Видимо, никто уже этот хлам не покупает, вот он и таскает к себе клиентов из подворотни.

- Я вовсе не хочу вам ничего продавать, - улыбнулся китаец. – Вы мне не доверяете, и это правильно. Чтобы показать вам моё расположение, я хотел бы что-нибудь вам подарить.

Он юркнул к одной из витрин, приподнял стекло и достал кулон – маленький серый камушек на тонкой верёвочке.

- Пожалуйста, возьмите это в подарок.

- В подарок? – Сергей взял в руки камешек, на котором было что-то выгравировано. – Вот прям так, в подарок? И платить не надо?

- Не надо. Пожалуйста, просто подарок.

- Ну ладно. – Сергей нацепил кулон себе на шею. – А что это тут накорябано?

- Это китайский иероглиф. Означает верность собственной сути, единение со своим истинным «Я».

- Философия, значит. – Сергей кивнул. - Можем идти?

- Конечно, конечно! – хозяин бросился открыть перед гостями дверь. – Хорошо вам провести время в Таиланде!

- Спасибо, - саркастично сказал Сергей, выходя.

- Спасибо! – от души поблагодарила Вика.

***

Больше их никто ограбить не пытался. Вернувшись к широкой улице, они свернули к отелю. Вика шла впереди, держа за руку Сергея. Слева шумел поток из мотоциклов, мотороллеров и автомобилей. Справа одна за другой тянулись витрины магазинов и массажных салонов. Супруги уже почти дошли до гостиницы, когда рядом раздался визг тормозов, а потом мотороллер выскочил с проезжей части на тротуар, врезавшись в пешехода. Водитель, не удержавшись, отлетел в одну сторону, пешеход – в другую. Это было совсем рядом с Сергеем, и он, оправившись от удивления, ускорил шаг, чтобы посмотреть на пострадавших. Оба, как ни странно, были белыми.

- Туристы, наверное, - сказал Сергей, нависая над водителем, лежащим без сознания. – Этот, видимо, взял мотороллер напрокат.

- Господи, ужас какой… - зашептала Вика, отодвигаясь.

Вокруг столпилось уже человек десять, но при этом никто не знал, что делать. Тело сбитого пешехода, изломанное, лежало в такой позе, что сразу было ясно – человек погиб. Сергей жадно всматривался в лица пострадавших. Ему вдруг стало интересно, как выглядит смерть, как нелепо испаряются жизни с раскалённых за день тротуарных плит.

Вика же подобного интереса не чувствовала. Ей, медсестре, и на работе хватало смертей и страданий. Прильнув к мужу, она шёпотом попросила:

- Серёжа, пойдём отсюда, а?

- Погоди ты.

- Пойдём, я тебя очень прошу!

Тут взгляд Сергея наткнулся на лежащий под ногой водителя бумажник. Нагнувшись, он вытащил его и открыл – внутри обнаружилась пачка долларовых купюр.

Таец рядом с Сергеем стал говорить ему что-то на своём языке, тыкать пальцем то на пострадавшего, то на бумажник, то в конец улицы. Сергею быстро это надоело, и он сказал жене:

- Знаешь, и правда, пойдём-ка отсюда…

- Серёжа, кошелёк-то положи.

- Ещё чего. Что упало – то пропало.

Он перешагнул пострадавшего и поспешил уйти. Кто-то схватил его за руку, но он выдернул её и побежал. Вика, чья рука была зажата в руке мужа, побежала за ним. Ей было стыдно убегать с украденным с места происшествия, но она не могла этому помешать.

До самого отеля они бежали без промедления. Лишь в фойе Сергей остановился и оглянулся – но никто их не преследовал.

- Ф-фух, оторвались! – радостно выдохнул он. – Как здорово получилось, а?

- Т-т-ты о чём это? – всхлипнула Вика, утирая слёзы. – Что здорово?

- Ты посмотри!

Он раскрыл перед женой бумажник, провёл пальцем по пачке банкнот.

- И что? – спросила Вика.

- И что?! Да ты видишь, сколько денег? Мы на халяву вон сколько получили!

- Серёжа, ты человека ограбил! И не просто человека, а пострадавшего в аварии! Скорее всего, даже мёртвого. Господи, да как же можно?!

- Вот так и можно. Он сам виноват. Он, между прочим, вылетел с дороги и человека сбил. Вот и лишился всего. А что, пусть там лежат? Пропадают?

- Почему же – «пропадают»? Это его деньги, а не наши! Мы не можем их тратить!

- Ну, ты не можешь – так не трать. А я вполне смогу.

- Серёжа, это бесчеловечно! Я никак не ожидала, что ты сможешь вот так… Я не знаю, как даже это описать… Господи, да мы здесь только один день, а ты уже столько натворил!

- Сколько я натворил? – Сергей разозлился и подошёл вплотную к жене. – Ну? Чего я натворил?

- Ограбил этого мужчину, бедного… Меня изнасиловал…

- Тебя – что? Что ты сказала?

Вика закусила губу, но через мгновение подняла на мужа взгляд:

- Ты слышал, что!

- Ты – моя жена! – оторопел Сергей. - Я имею право тебя… имею право на тебя!

- Не так! Это не так должно происходить!

- А как ещё? Да от тебя иначе хрен чего добьёшься!

- Потому что добиваться надо, а не просто насиловать!

- Я не для того на тебе женился, чтобы добиваться! Один раз добился – и всё, хватит! Сколько можно? Может, мне всю оставшуюся жизнь тебя добиваться?

- Да! Да, Серёжа, всю жизнь!

- Тогда зачем мы женились вообще?!

Вика отвернулась и отошла от мужа. Постояв несколько минут в стороне, она вернулась и спросила:

- Ты хоть понимаешь, как в этой стране наказывают за кражу? За грабёж? Ты хотя бы об этом подумал?

- Нет. – Сергей вдруг испугался. – А как?

- Ты гида вообще не слушал, что ли?

- Нет, не слушал! Я устал и хотел спать!

- Господи, Серёжа! Я тоже устала, я с ночной смены была! Неужели ты так плохо переносишь полёты?

- Да, вот так плохо переношу! Так что там… С наказаниями?

- Вот интернет открой и почитай!

Сергей оглянулся: в фойе было несколько человек, но все они были заняты своими делами. Ему вдруг стало действительно страшно – а вдруг за ним придёт полиция? А вдруг будут судить?

- Пойдём, - сказал он и потащил Вику за руку к лифту.

Поднимались они молча. Лишь в номере Сергей спросил жену:

- Тут и правда могут судить за такое?

- Могут. Интернет открой. Да ведь дело даже не в этом!

- Именно что в этом! Чёрт… Что теперь делать?

- Не знаю. Ничего, наверное.

- Но ведь за нами никто не бежал?

- Нет, кажется…

- Думаешь, нас не запомнили?

- Не знаю.

Вика вышла на балкон и плюхнулась на пластиковый стул. Сергей пошёл за ней, встал у перил и вперил свой взгляд в лежащую внизу улицу. На дальнем её повороте собралась толпа – там, кажется, и сбили человека. Никого, похожего на полицейских, Сергей у отеля не увидел.

- Ну, это… Ладно, чего уж там… - неловко начал Сергей. – Не очень красиво получилось, да. Я так постараюсь больше не делать.

Вика не отвечала. Её взгляд был устремлён на чёрное пятно на горизонте – это было море.

- Слушай, ну не злись, а? – продолжал Сергей. – Мне и так херово, а тут ещё ты… Мне жаль, ладно? Зря я это. Зря взял… - Он испугался, что их может слышать кто-то с других балконов, и понизил голос. – Ну, эту штуку. Ты поняла.

- Давай не будем, - сказала Вика. – Я не хочу сейчас говорить.

Сергей помялся, потом кивнул и вернулся в комнату. Наконец-то можно было спокойно лечь спать, зная, что жена не разбудит. Но теперь спать не хотелось. Хотелось залезть в душ и смыть с себя пот, которым в этой духоте пропиталась вся одежда.

Стягивая на ходу футболку и шорты, Сергей прошёл в туалет-ванную. Включил свет и рядом с вентиляционным отверстием увидел сидящего на плитке таракана.

- Да что вы все повадились-то на одно место! – сердито сказал Сергей, прихлопнув того.

Забрался в душ, подождал, пока вода немного прогреется, и встал под прохладные струи, стараясь не замочить бинты на голове. Дышать сразу стало легче. Даже страх перед тайской полицией притупился. Потом вспомнился секс с Викой в подворотне, и стало тоскливо. Сейчас, разрядки ради, тоже было бы неплохо заняться сексом, но жена была явно не расположена. Обиделась она, думал Сергей. Обиделась, видите ли. Вот с Аней было бы иначе. Аня всегда готова была раздвинуть ноги и прыгнуть с ним в койку.

От воспоминаний о последней бурной ночи Сергей почувствовал эрекцию. От возбуждения его отвлекло лишь чувство щекотки на левом плече. Рефлекторно он потянулся туда правой рукой – и наткнулся на что-то живое, копошащееся. Выругавшись от неожиданности, Сергей стряхнул это что-то, и увидел большого чёрного таракана.

- Ну и ну, - сказал он, придавив насекомое пяткой.

И тут же чувство щекотки появилось на другом плече. Сергей стряхнул другого таракана, и тут стало щекотать везде – спину, шею, голову. Сергей закричал, отряхиваясь, но тараканы всё не кончались. Они сыпались десятками с его тела, выбирались из его подмышек и паха, из ушей и ноздрей. Паника захлестнула Сергея, и он бешено колотил по своему телу руками, пока руки не рассыпались кучей насекомых.

С балкона Вика не сразу услышала крики. А когда услышала, испугалась и, несмотря на неприязнь к мужу,вскочила и бегом вернулась в номер. В комнате его не оказалось, входная дверь была закрыта, а из ванной слышался плеск воды. Распахнув дверь, Вика увидела несколько тараканов, поспешно уползавших в вентиляционную шахту. Сергея нигде не было. На дне кабинки лежала единственная вещь, напоминавшая, что её муж недавно был здесь – маленький каменный кулон на верёвочке.

-1
287
20:38
Я дождалась фантастики))) ура, товарищи
Вроде УРА! А поставили минус.
17:32
Потому что я очень страдала во время прочтения рассказа, и наличие фантастики в конце хоть как-то нивелировало это. На самом деле нет.
А зачем читали? Подсудная группа что ли?
17:36
Вы невероятно проницательны, Константин)
16:32
А вот это неплохо, спасибо! Люблю когда мудака получают по заслугам. Но почему именно тараканы? Эту аналогию можно было как-то сильнее развить.
16:19
надеюсь, в следующий раз вы будете выражаться без спойлеров)
Это откуда герои летели в Таиланд, что им понадобилось пересекать экватор???
Рассказ начинается хорошо – характер выписан, события друг друга подгоняют… Но! Во-первых, как можно было надеяться, что его не поймают, если у него забинтована голова, а в отеле есть камеры видеонаблюдения? Во-вторых, мужик, да, довольно мерзкий, и так уже получил. То есть, наказание следует за каждую провинность, а не по совокупности? (Но вот, кстати, жена, в самом деле, выбешивает, такие правильные и восторженные до визга особы, бывает, напрягают). В-третьих, а причем тут подарок? Нет, ну автор-то, конечно, знает, но доказательств нет! Может, его заколдовал свидетель ДТП! Может, жена хозяина гостиницы тренируется в магии! Чтобы еды на постояльцев уходило меньше))) Да мало ли! То, что кулон остался в душе, ни о чем не говорит, по законам физики он и должен был остаться)))
Но дело не в этом. Развязка происходит стремительно. Раз — и готово! То есть, еще не успеваешь в себя прийти, а уже все! И от этого ощущение какой-то неудовлетворенности: ни тебе ужасных мучений, ни кровищи… Хотелось бы чего-то более впечатляющего)))
Загрузка...
Светлана Ледовская №1