Эрато Нуар №1

Монстр с другой стороны

Монстр с другой стороны
Работа №50

Часть 1

Больше всего на свете Алан не любил три вещи: когда его будят, подростков и незваных гостей. Едва он успел проснуться, как уже был в скверном настроении, потому что в дверь квартиры громко постучали. Он перевернулся на другой бок, но стук повторился. Пришлось вырваться из крепких объятий старого, точно повторяющего форму тела, дивана. За дверью обнаружилась незнакомая девочка лет тринадцати. Осмотрев её, насколько позволял глазок, Алан развернулся с твёрдой уверенностью продолжить возлежание. Незваная гостья явно ошиблась дверью. Не успел он сделать и шага, как услышал:

- Здесь живёт Алан?

- Какого чёрта? – обратился он к кошке, которая настороженно поглядывала на дверь, сидя на подоконнике в дальнем углу комнаты.

Алан снова прильнул к глазку. Девочка отвела руку, чтобы обрушить на дверь громкий стук, но хозяин квартиры опередил её. Он тихонько повернул замок и раскрыл дверь. Девушка стояла слишком близко, поэтому дверь уперлась прямо ей в нос.

- Ай, - громко взвизгнула она.

- Да тише ты! Чего надо? – он не любил привлекать внимание соседей.

- Салфетку, - прошептала девочка.

- Чего? – не понял Алан.

- Салфетку! – взревела девочка-подросток совсем не девчачьим голосом.

Только теперь мужчина заметил, что у неё из носа тонкой струйкой течёт кровь. От досады он закатил глаза и выдохнул:

- Заходи скорей.

Так что по меркам Алана день не задался с самого начала. Его настойчивым звуком разбудил не виданный ранее подросток, который теперь сидит на его диване и утирает нос. Мрачный, как туча, и растерянный, как турист в огромном городе, он пытался подобрать манеру для общения с гостьей, но в итоге выпалил с негодованием:

- Кто такая?

- Лина, - гнусаво ответила девочка.

- Какая Лина? – нетерпеливо требовал он уточнений. – И откуда знаешь мой адрес?

- Лина Заповская, - девочка многозначительно подняла брови, как будто одним своим именем ответила на все заданные и будущие вопросы. – Адрес взяла в папиной записной книжке.

- Какого папы? – Алан был сонлив, зол и сбит с толку.

- Римского! Моего папы, председателя Заповского.

Дочь Заповского медленно осмотрела комнату. Прихожая и гостиная были объединены в продолговатое пространство. С одной стороны была сплошная стена, с другой стоял диван, на котором она сидела. Слева от дивана было две двери – одна вела в ванную, другая на кухню. Справа одна дверь была заперта. Солнечный свет пробивался через одинокое серое от грязи окно напротив входа в квартиру. Атмосфера тут казалась такой же мрачной, как хозяин, и неуютной, как тюремная камера.

Пол застилал ковёр грязно-бордового цвета, который оттеняли разбросанные кучки мусора - коробки из-под пиццы, пустые пивные бутылки, обертки от шоколадных конфет, старые журналы, скомканные тетрадные листы, иногда даже попадались окурки. Хозяин проследил за ошеломлённым взглядом девочки и ему даже стало стыдно на секунду за беспорядок.

- Что твоему отцу от меня надо? – он скрестил руки на груди для пущей строгости.

- Папа сказал, у него для тебя есть работёнка.

- Не интересно, - отрезал Алан и показал рукой на дверь.

Девочка ухмыльнулась:

- Он сказал, ты так ответишь. Просил передать, что хорошо заплатят. Мэрия, - и Лина выразительно выпучила глаза, хотя было видно, что понятия не имеет, почему вмешательство мэрии должно переломить Алана.

Тот быстро оглянулся через левое плечо на кошку.

- Что за работа и при чем тут мэрия? И почему Заповский сам не пришёл?

- Не пришёл, потому что занят. Работа сыскная. Мэрия, наверное, потому что дело касается людей. Да не знаю я, - вдруг вспылила Лина и забросила окровавленную салфетку в кучу мусора. – Иди в Общество и узнай сам. Нашли тоже девочку на побегушках.

Мужчина вздохнул, ещё раз посмотрел на кошку и отрыл наглухо запертую дверь, которая вела в спальню. Переодевшись в джинсы, мятую футболку и накинув длинное чёрное пальто, он вернулся в гостиную. Отрывисто кивнув девочке, Алан покинул свою обитель. Лина семенила рядом.

- Ты тоже туда? – недовольно поинтересовался Алан.

- Угу, - промычала Лина.

- Тогда иди молча.

- Пока ты болтаешь больше всех, - парировала девочка, но надулась.

Её обиды хватило минуты на три к немалому разочарованию Алана.

- Я теперь помогаю в Обществе. Подработка на лето. Папа сказал, что можно. Я его столько лет уговаривала.

Алан промолчал. Лина не успокаивалась:

- Только в морг мне нельзя, но очень хочется на труп посмотреть.

- Какой труп? – остановился Алан.

- Ой, папа сказал пока ничего не говорить, но за последнюю неделю нашли три трупа. Все молодые мужчины. Внутренности размазаны по бетону, а сердец нет, - и Лина снова выразительно расширила глаза.

Алан понял, что это у неё привычка такая, раздражающая.

- А к нему как раз друг приехал из столицы, доктор Важнецкий. Это не настоящая фамилия, я его просто так называю, потому что он важничает и строит из себя много. Потому что из столицы. Папа сразу занервничал. Важнецкий тут, а у нас убийства. Надо, говорит, быстро это прекратит.

Новости про трупы до Алана не доходили, значит, в прессу не успели просочиться. Но мэрия уже знает и обратилась в Общество. Если Лина ничего не путает, дело серьёзное. Девочка продолжала тараторить всю дорогу до большого здания из тёмно-серого кирпича, которое снаружи казалось заброшенным. Именно таким Общество и хотело, чтобы его видели жители города, которые не подозревали, чем там занимаются.

Мужчина и его спутница прошли через пункт охраны и поднялись на четвёртый этаж. Надежда Алана на то, что Лина в какой-то момент свернёт с пути, растворилась в воздухе, как нашедший успокоение призрак. Если бы мужчина слушал, что она говорила ему по дороге в Общество, то узнал бы, что девчонка стажируется в секретариате, то есть в комнате перед кабинетом председателя Заповского.

Как только они вошли в просторную густо обставленную тяжёлой мебелью комнату, отец строго приказал Лине оставить их. Она поджала губы и медленно вышла, оставив дверь чуть приоткрытой. Алан демонстративно громко запер её и подошёл к огромному заваленному документами столу. Заповский сидел лицом к двери, доктор Важнецкий расположился напротив. Возле него был ещё один стул, который и занял Алан.

Две рюмочки и графин с коричневой жидкостью придавали собранию неформальности, чего Алан терпеть не мог. Не хватало ещё стать частью дружеских посиделок. Поэтому вместо приветствия, он спросил:

- Какие трупы и при чём тут я?

Улыбка с лица Заповского стёрлась мгновенно. Он мельком покосился на своего друга и тут же взял себя в руки:

- Я же говорил, настоящий профессионал. Сразу к делу.

Заповский представил мужчин, врач удостоил Алана кивком головы, а Алан раздражённо отметил, что пропустил мимо ушей его фамилию. В голове осталась лишь шуточная фамилия Важнецкий, уж очень точную характеристику подобрала для мужчины Лина.

- В течение недели на улицах нашли три трупа. Убитые – молодые мужчины, грудная клетка и животы вспороты, кишки хаотично разбросаны, сердец нет. Мэрия забила тревогу и обратилась в Общество. А Общество, в моём лице, обращается к тебе, как к лучшему доступному сыщику.

Заповский подчеркнул слово «доступный». Значит, были другие варианты, но они либо отказались, либо были заняты другими делами. Алана не удивило, что к нему обратились не сразу, в конце концов, он был очень нелюдим и не очень приятен.

- С чего мэрия взяла, что это наше дело?

- А чьё же ещё? – искренне удивился председатель. – Это явно дело рук, вернее, лап чего-то не совсем человеческого. Если не сказать, совсем не человеческого. Они сдерживают информацию, как могут, но надо торопиться. Тела в нашем морге. Родственникам сказали, что пока не могут их отдать. Как только наш эксперт закончит с ними, ночью их тайно перевезут в городской морг.

У сыщика лицо свело от сомнений. Он не любил связываться с мэрией и неосведомленными о тёмной стороне города людьми. Но Лина сказала что-то про деньги, а в них Алан нуждался. Словно прочитав его мысли, Заповский продолжил:

- Мэр лично обещает награду, если преступник будет найдет и обезврежен. При условии…

Он осёкся, Алан насторожился.

- Если информация не просочится. Главное в этом деле – спокойствие людей, - закончил за него врач.

Алан буркнул что-то невнятное. Председатель поднял бровь, совсем как Лина.

- Ладно, - чётче повторил сыщик и встал. – Я в морг.

- Странный малый, - задумчиво произнёс врач уже после того, как сыщик вышел.

- Ты себе даже не представляешь…

Часть 2

Если случайный прохожий на улице и удивился тёплому пальто Алана в конце весны, то служители морга Общества ничуть. На нижнем этаже здания из тёмно-серого кирпича всегда было прохладно, в любое время суток, в любое время года. Работники походили на замороженных рыбин – медлительные, неразговорчивые и с грустными глазами. Отбирали ли их сюда по какому-то особому принципу или работа в морге привлекала определённый типаж людей – вопрос из разряда последовательности появления курицы и яйца.

Алану в морге не нравилось, особенно запах. А вот его там любили, хотя по желтоватому лицу судмедэксперта этого нельзя было прочесть.

- Добро пожаловать в мой холодильник, - сказал профессор и хрипло засмеялся.

Пальто спасало от низкой температуры, а вот от смеха профессора у Алана мурашки побежали по телу.

- Их привезли с разницей в несколько дней, - указал профессор на три трупа, которые занимали все три металлических стола.

Светло-голубые лампы создавали иллюзию словно синюшние тела жутко светились изнутри. Животы были зашиты, и Алан оценил размеры швов – от шеи до паха.

- Разодрали?

- А это самое интересное, - воодушевился профессор. – Методы очень напоминают действия диких зверей, словно рвали когтями и зубами. Но это пока преступник не добрался до сердца. Их не вырвали, а вырезали, - последнее словно профессор произнёс с придыханием, как будто от восторга у него закончился воздух.

Сыщик задумался. С момента образования Общества и подписания мирного договора убийства людей существами с тёмной стороны практически прекратились. Многие виды зашли под крыло организации, согласились сотрудничать. Нарушали спокойствие лишь отъявленные анархисты, верующие в превосходство своего вида и гастролёры. Вампиры иногда буянили, но это больше для напоминания о себе, они любят внимание, тщеславные ублюдки. Гномы нет-нет ввязывались в драки, и, хотя отличались жестокостью, никогда не интересовались внутренностями. Банши специализируются на мозге, сердце вне поля их гастрономических интересов.

От мыслей его отвлек горящий взгляд профессора. Тот был на голову выше Алана, который сам был не из низких, и не привык, что на него смотрят сверху вниз.

- Какие идеи? – оскалился профессор.

Сыщик сглотнул, и эхо, наполняющее «холодильник», усилило звук в несколько раз. Он поблагодарил профессора и поспешно устремился наверх, перепрыгивая через две, а то и три ступени. Идея у него была, но лишь одна. Она ему не нравилась, но надо же с чего-то начинать.

Лина поджидала его, сидя на ступенях у выхода из здания. Алан аккуратно прошёл мимо неё и ускорил шаг, но девочка не отставала.

- Ну как? Видел трупы? Жуткие? Кишки торчат? А глаза на месте? Вера из бухгалтерии сказала, что у последнего глаз не было.

- Иди и сама посмотри, - буркнул Алан.

- Мне нельзя, - с досадой вздохнула девочка. – Папа запретил. Его тут все слушают. Мама говорит, что он ерундой занимается. А я так не считаю. Вернее, считаю, что ерунда – это в кабинете сидеть и бумажки подписывать. Я хочу тоже стать сыщиком! Ну так, куда мы идём?

- Ты идёшь домой, а я иду в бар на Вишнёвой улице.

- Сейчас же утро, - удивилась Лина. – Хотя в Обществе поговаривают, что у тебя проблемы с выпивкой.

- Нет у меня проблем, это у остальных проблемы с моей выпивкой, - буркнул Алан.

Девочка заливисто засмеялась. Сыщику это понравилось, но виду он не подал. Сестра говорила, что у него чувство юмора, как у пня, а Лина вон хихикает, хотя он и не шутил.

- Пить я там не собираюсь.

- Будем сидеть, как в детективных историях и вычислять подозреваемых? – с восторгом спросила она.

- Нет, нигде мы сидеть не будем! – взревел мужчина. – Тебе, что, нигде не надо быть? Дома, в Обществе, в школе?

- В Обществе дел немного, школа на каникулах, а дома никого нет, - поджала она губы.

- Друзья?

- У меня их особо нет. Папа не разрешает водить домой кого попало, а для него все – кто попало. Говорит, это опасно. У него такая должность, мало ли, что нечисть там затевает и кем может прикинуться.

- Это всё очень печально, но и со мной тебе нельзя.

Лина резко остановилась, села в позе лотоса посреди тротуара и заплакала. От такого резкого поворота событий Алан оцепенел. Он никогда не общался с девочками-подростками и тем более не знал, как их успокаивать. Немногочисленные утренние прохожие косились на странную парочку – высокий мужчина в пальто не по погоде и ревущая навзрыд девочка. Он стиснул зубы от досады, у его спутницы был талант привлекать к себе внимание, а в его деле это слишком опасно.

- Ладно, - процедил он. – Только не реви.

Слёзы остановились мгновенно. Лина подскочила, хлюпнула носом и преданно посмотрела на Алана. Тот устало вздохнул, закатил глаза и продолжил путь. Чувствуя, что он на грани, девочка молчала, пока они не оказались возле тяжёлой деревянной двери с круглой чугунной ручкой. Потянув за неё, посетитель обнаруживал резкий спуск вниз. Потолок в баре был низким, Алан почти задевал его головой. Лампы горели лишь над барной стойкой, за которой стоял крепкий низкорослый мужчина и вытирал натренированным движением пивную кружку.

- Какие люди, - мрачно поприветствовал он Алана.

- Какой оборотень, - не менее мрачно ответил человек. – Светлого нефильтрованного и…

Он наклонил голову в сторону Лины, а та стояла, раскрыв рот. По нависшей тишине она поняла, что мужчины ждут её ответа и машинально произнесла:

- Сок, - она с трудом забралась на высокий барный стул.

- Чем обязан, братиш? - бармен поставил перед сыщиком белый от пены стакан с пивом на донышке.

- У нас тут маньяк завелся. Сердца крадёт. Не твои ребятки шалят?

- Шутишь, братиш? Мои людей давно уже не едят. Да я и сам завязал, после того как отец в восемьдесят лет от инфаркта умер.

Лина оторвалась от трубочки, торчащей из высокого стакана с соком:

- Ничего себе.

- Это для людей «ничего себе», а для нас маловато. Как думаешь, сколько мне лет?

Для Лины каждый, кому было за двадцать пять, выглядел одинаково старо, поэтому она ляпнула на бум:

- Пятьдесят.

Оборотень довольно оскалился, обнажив белые треугольные, словно заточенные ножовкой зубы:

- Скажем так, моему внуку в прошлом году исполнилось пятьдесят.

- Хорош красоваться, - прервал его Алан.

- Не знаю я ничего о сердцах, - строго посмотрел на него оборотень. – В моей стае никто этим не промышляет.

- От чего же? – удивилась Лина, которая знала от отца, что оборотня хлебом не корми, а корми человеческим сердцем.

- Такие благородные и чтите договорённость? – с насмешкой произнёс Алан.

- Да причём тут благородство, - отмахнулся оборотень. – Вы жрёте всякую дрянь – антибиотики в мясе, добавки всякие нездоровые. Везде сплошной сахар да пальмовое масло. А мы потом из-за вас болеем. Люди уже давно нездоровая пищи. А мы теперь на правильном питании. Никому не охота диабет заработать да холестериновые бляшки.

- Так до веганства недалеко, - ухмыльнулся Алан, но оборотень шутку не оценил. – Может, гастролёр приехал? Брат чей-то троюродный или тётка из леса вышла?

Оборотень пожал плечами:

- Не слышал, но поспрашиваю. Дело гиблое, сразу говорю. Ищи в другом месте.

Они уставились не моргая друг на друга, словно проверяли на прочность. Алан отвёл глаза, встал со стула и направился к лестнице, ведущей на выход.

- А заплатить? – шёпотом спросила девочка, но он промолчал.

Когда глаза привыкли после барного мрака к весеннему солнцу, Лина вновь затараторила:

- Теперь куда?

- Вот теперь ты точно домой, - он широким шагом переходил дорогу в неположенном месте. – А я к тысячелетней ведьме.

Девочка обогнала его и преградила путь:

- Не возьмёшь к ведьме – скажу папе, что водил меня в бар к оборотню, - она деловито упёрлась руками в бока.

Глаза горели как две ксеноновые фары. Алан уже видел такой блеск у своей сестры и знал, что единственный способ избавиться от девчонки – это напугать её так, чтобы она сама не захотела лезть в его дела. Тысячелетняя ведьма как раз годилась для этой цели.

Часть 3

Небольшой городок можно было пройти вдоль за час, по периметру ушло бы чуть больше двух, поэтому Алан предпочитал везде бродить пешком. Общественный транспорт вызывал у него приступы паники и клаустрофобии. Водить мотоцикл он так и не научился и сейчас жалел об этом. Взобрался бы на него, поддал газку и оставил бы прилипучую девчонку позади. Лина помалкивала, потому что догадалась, что находится очень близко к печонкам мужчины и не хотела окончательно выводить его из себя.

Они подошли в низкому, но длинному дому в четыре этажа. Последний подъезд имел двенадцатый номер, именно туда они и зашли. На третьем этаже Алан выбрал самую обшарпанную дверь и постучал в неё. Лина приготовилась увидеть сухую одноглазую старуху с редкими зубами, но дверь отворила молодая женщина лет тридцати в шёлковом халате с тиграми, с безупречной укладкой на крашеных платиновых волосах и с ярко-красными губами.

Увидев посетителя, она попыталась закрыть дверь, но Алан выставил ногу, а затем силой дёрнул на себя ручку. Не снимая ботинок, он прошёл в огромную гостиную. Лина неловко поздоровалась и прошла мимо ведьмы вслед за сыщиком.

- Куда сердца дела, ведьма?

Она недовольно цокнула и потянулась к пачке сигарет на тёмно-бордовом рояле. Алан взял зелёный малахитовый канделябр с каминной полки.

- Тяжелая штука, - оценил он масштаб вещицы, а затем без предупреждения запустил ею в стену.

Ведьма заверещала тонким пронзительным голосом:

- Ему восемьсот лет!

Алан поморщился от визгам и схватил дымчатую светло-сиреневую вазочку.

- Зачем людей убиваешь, стерва?

- Это не я! – запищала женщина, но осколки вазочки уже валялись на полу.

Она подбежала к камину и схватила статуэтку танцующей пары в викторианских нарядах.

- Хам! Мать тебя совсем не воспитывала.

- Ей было некогда, она с такими как ты якшалась, - мужчина рыскал взглядом по комнате в поисках новой жертвы. – Так что там с сердцами?

- Говорю же, это не я. Там же мужчины, мне это не интересно.

- Выглядишь неплохо, как будто новый обряд провела, старая карга, как раз на три сердца потянет.

- Ничему тебя мать не научила. Надо был внимательней слушать, как твоя сестра. Вот уж кто талантливый был, - она замолчала, потому что Алан прожигал дыру ненависти в её нутре. – Говорю же, пол не тот. Если бы я в обряде использовала мужские сердца, то мужиком бы и стояла сейчас перед тобой.

- Дай-ка я тебя на предмет бороды осмотрю, - сделал Алан шаг в её сторону, а ведьма отбежала на безопасное расстояние, так и прижимая статуэтку к груди.

- Дурак. Я теперь после этого вашего договора по моргам побираюсь, свежие сердца выискиваю. Женские. Или девчачьи, - и она оскалилась на Лину.

Девочка крепко схватила Алана за руку чуть выше локтя.

- Может, ведьмак тысячелетний завёлся? – хватался за соломинку сыщик.

- Не слышала, - покачала головой ведьма. – Да я и не интересуюсь старпёрами.

Алан недовольно вздохнул и пошёл к выхожу. Полами пальто он снёс с журнального столика пепельницу, ведьма опять взвизгнула.

- Матери привет передавай, - усмехнулась она в след ему.

- Сама передашь, когда в одном котле будете вариться.

Он с такой силой хлопнул дверью, что Лина услышала, как в квартире тысячелетней ведьмы грохнулась со стены картина.

Часть 4

Раздумья поглотили мужчину настолько, что он не заметил, как довёл Лину до собственного дома. Та тоже помалкивала и гадала, куда ещё их успеет занести до вечера. Алан вспомнил про неё, когда девочка плюхнулась на диван, от чего тот заскрипел.

- Ты почему домой не пошла?

- Мы же расследуем, - посмотрела она на него так, словно он взболтнул какую-то глупость.

- Тебя родители не потеряли?

- Мама уехала на море, папа целыми днями на работе или со своим старым другом, так что дома мне делать нечего.

- Делать нечего, - тихо повторил за ней мужчина.

- Ты знаешь, что делать, - произнёс гнусоватый женский голос позади Лины.

Девочка медленно обернулась и увидал кошку, изящно вышагивающую по спинке дивана. Она уставилась на гостью зелёными как сочная трава глазами и, Лина могла поклясться, улыбнулась.

- Иди к Захару, - произнесла кошка.

- К нему просто так нельзя, - в голосе Алана чувствовался протест.

- Кто такой Захар? – девочка обратилась к кошке, чтобы наверняка удостовериться в её способности говорить.

- Полузомби, - промурлыкала кошка. – А ты не просто иди, захвати девочку.

- Ей там не место, - запротестовал Алан.

- Место, место! – соскочила Лина и с благодарностью посмотрела на кошку, которая признала в ней помощника.

- Я сказал нет! – рявкнул Алан так, что она вновь осела и была готова заплакать.

Кошка прыгнула девочке на колени, покрутилась вокруг своей оси, выбирая позу поудобней, и улеглась уютным комочком.

- Мне кажется, девочка может оказаться полезной.

На лбу мужчины выступили морщины. Он ушёл на кухню и закрыл дверь. Лина услышала, как с шипением открылась банка пива. Затем Алан с кем-то разговаривал по телефону. Она вслушивалась в бубнёж из-за двери, но ничего не вышло. Когда он вышел в гостиную, настроение его не улучшилось.

- Нас ждут. Но я всё равно не хочу её брать.

- Тебе нужен помощник, одному никак не справится, - промурлыкала кошка.

Он глубоко вздохнул и направился к двери.

- Беги скорей, у него ноги длинные, а шаг широкий, - посоветовала кошка, и Лина устремилась вслед за сыщиком.

- Тебе повезло, что у тебя есть такой друг, - уже на улице сказала Лина. – У меня почти нет друзей, - и она опередила Алана, который собирался вставить какую-то неприятную реплику. – Не потому, что я странная. Не только поэтому. Девочки моего возраста какие-то глупые и интересуются глупыми вещами. Они не знаю о тёмной стороне города, а я знаю. Одноклассницы залипают над скучными романами о любви человека и вампира. Считают их жутко романтичными. А я видела настоящего вампира. Нет в них ничего романтичного.

Она сделала паузу, потому что надеялась, что произвела на Алана впечатление, но тот и бровью не повёл.

- Приходила парочка на ужин как-то. Одеты странно, напыщенные и говорили в рифму. Если бы мой муж со мной разговаривал стихами, я бы с ума сошла.

Она набрала побольше воздуха и продекламировала:

- Милая, сваргань мне борщ

Мне без него никак не смочь.

А она ему отвечает:

Нету пользы от борща,

Налегай на овощà.

Алан, который терпеть не мог вампиров из-за их высокомерия, не смог сдержать громоподобного смеха. Лина самодовольно хмыкнула. К её удивлению, они шли не к городскому кладбищу, где, как она думала, должен обитать зомби Захар, а в противоположном направлении. Там располагалось заброшенное депо. Они прошли через пути, заросшие травой, минули само депо и оказались возле старого домика, похожего на сарай. Густо насаженные деревья скрывали домик от посторонних глаз пышной листвой.

Алан уже не казался таким же бравым, как в баре с оборотнями или в квартире ведьмы. Он аккуратно постучал. Дверь открыл худой низкий старик с длинными седыми редкими волосами.

- Я звонил, мне назначено, - прохрипел Алан, будто что-то в горле застряло.

Старик жестом пригласил их в домик. Внутри он выглядел так же, как и снаружи – сарай сараем. Пара деревянных лавок вдоль стен, огромный стол, когда-то белая, а теперь серая старинная печь и огромный стог сена в углу, который служил старику кроватью. Алан боязливо покосился на стол. На нём лежало нечто круглое и объёмное, как каравай, накрытое салфеткой. Лина в упор смотрела на старика. Именно таким она себе и представляла ожившие трупы – худющие, молчаливые, побитые жизнью, и скорей всего пару раз лопатой, когда вылезали из могил. Но на лице старика играл лёгкий румянец, следов гниения она не заметила, хотя запах в сарае стоял отвратительный.

Пока она гадала, чем именно зомби отличается от полузомби, старик прошаркал мимо неё к столу. Он стянул салфетку с круглого предмета, который оказался серо-зелёной головой. Вот тут девочке стало по-настоящему жутко. Голова открыла веки и зевнула, подвигав челюстью.

- О, привет, Алан! – голос у головы был приятным и звучным, как у радиоведущего. – Какими судьбами? Демид, топи печь, у нас же гости. Вижу ты с помощницей.

Глаза головы скользили по обездвиженной шоком девочке.

- Никогда зомби не видела? – усмехнулся Захар. – Справедливости ради отмечу, я не совсем зомби, а только его голова. Когда началась охота на ходячие трупы, Демид успел спасти только её. Но это ведь самое главное, что в зомби, что в человеке – голова!

До Лины начало доходить, почему Захар был полузомби. Эта мысль даже слегка повеселила её, но затем она вновь впала в ступор.

- Готово, - прошипел старик, указывая на разожжённую печь.

- Отлично, преступим! – радовалась голова Захара. – Не бойся, девочка, подходи поближе. Ты же вся дрожишь. Давай, прямо к печи.

- Аккуратно, - предостерёг её Алан.

Это было последнее, что она помнила, до того, как очнулась лежащей на полу. Сердце выпрыгивало из груди, голова раскалывалась, но страшней, чем физические ощущения, было чувство полного опустошения и безнадёги. Лине хотелось кричать и плакать одновременно, ничего вокруг не имело смысла, даже сама жизни. Возле неё на полу сидел сыщик с чашкой и умолял отхлебнуть горячего чаю, но Лина плотно сжала губы и только таращилась на него. Затем она приподнялась и села.

- Ничего, ничего, всё позади, - гладил он её по спине. – На, выпей, это поможет.

- Что произошло?

- А что ты помнишь?

- Подошла к печи, посмотрела на пламя, а оно в ответ посмотрело на меня горящими глазами. Что это было? Я сошла с ума? Мне примерещилось?

— Это был демон Веня, - услышала она звучный голос Захара. – Я же не просто голова, я – заклинатель демонов. Умею их вызывать и общаться с ними. А они знаю всё – прошлое, настоящее, даже немного будущее. И любят от этом болтать. Только ртов у них нет, поэтому им нужно временное тело. Разве Алан тебя не предупредил? – и голова невинно захлопала веками, правда одно из них неестественно вывернулось, и Демиду пришлось аккуратно его расправить.

Лина плеснула чай в сторону, соскочила на ноги и кинулась прочь из сарая. Алан ринулся за ней.

- Пока-пока, - попрощался Захар, а Демид пересчитывал купюры, которые бросил на ходу Алан.

- Да погоди ты, - наконец настиг он Лину и схватил за руку.

- Пусти, пусти! – верещала и дёргалась она.

- Дай объяснить! Мне нужна была информация об убийце, а демоны, они всё видят, всё знают. Только говорят загадками. А чтобы послушать Веню, я никак не мог его впустить в себя.

- Я думала, ты меня взял с собой, потому что я – способная, потому что могла помочь, - задыхалась от обиды девочка.

- Ты и помогла…

- Ты просто использовал меня!

И она вновь бросилась бежать, но Алан уже не следовал за ней. Девочка была напугана, он это хорошо понимал. Как-то Веня и в него вселялся. Чувства, когда демон покидал тело, были самыми страшными. Хотел бы он сказать, что со временем они полностью исчезают, но это неправда. Его до сих пор корёжит от воспоминаний, хотя это и было много лет назад. Алан лишь надеялся, что Лина побежала домой или в Общество, куда-то, где были люди и светило солнце.

Часть 5

Демон Веня как обычно ничего толком не сказал. Он любил напускать туман. Кое-что, однако, интересное в его речах промелькнуло.

- На другой стороне, ищи ответ на другой стороне, - повторяла Лина с закатанными глазами голосом демона.

На другой стороне города от депо располагалось кладбище, где собирались поклонники Вени, местные городские сатанисты. Раньше они в убийствах не были замечены, но Алан не доверял тем, кто клялся в вечной любви и преданности демонам. Для него они всегда были всего лишь на шаг от чего-то одновременно жуткого и глупого, типа вырывания сердец. Веня ещё тот шутник, мог и запросить жертву. А эти дуралеи вопросов кумиру не задают, они действуют. Но было у этого «на другой стороне» и другое значение.

Спокойно рассуждать о деле у него не получалось из-за сосущего чувства вины перед Линой. Как бы девочка его не раздражала, обижать её и подвергать опасности он не хотел.

- Сама ведь увязалась, - спорил он сам с собой.

- Но не знала же, куда и зачем мы идём, - парировал он себе же.

Ноги несли его к Обществу, он хотел опять поговорить с профессором из «холодильника» и надеялся встретить девочку. Если не получиться объясниться, то хотя бы убедиться, что с неё все в порядке.

На лестнице, ведущей в морг, он столкнулся с доктором Важнецким и не смог вспомнить его настоящую фамилию, поэтому просто вежливо кивнул. Врач притормозил, поднявшись на несколько ступеней, чтобы стать с сыщиком примерного одной высоты.

- Добрый вечер, Алан. Уже же вечер? В этом здании, как в казино – никаких окон, невозможно определить время.

Сыщик демонстративно посмотрел на часы, был седьмой час. Он хотел спросит, какого рожна Важнецкий прогуливается по Обществу, как по собственному дому, но тот его опередил:

- Как продвигается расследование? Есть зацепки?

- Пока только одна, - недовольно процедил он. – Пойду сегодня на кладбище дежурить.

- На кладбище? Разве трупы не находят на улицах города? – усмехнулся врач. – Хотя было бы очень любезно со стороны убийцы относить тела прямо туда. Ну что ж, удачи вам, Алан.

Лицо профессор из «холодильника» было сурово, пока он склонялся над какой-то бумажкой, сидя за столом. Возле него крутился помощник, страдающий от безделья. Но оба расплылись в улыбке при виде нового посетителя.

- А! Проходи, добрый друг. У нас сегодня день посещений.

- Только этот гость куда приятней предыдущего.

- Врач был тут? – поинтересовался Алан. – Чего ему надо?

- Он, как и мы, сходит с ума от скуки, как мне показалось, - улыбнулся профессор.

- Не то чтобы мы жаловались, что нет новых трупов, - пожал плечами помощник. – Но развлечений тут немного.

- Я хотел уточнить, профессор. Вы сказали, что кишки и другие внутренности были вырваны, но не сердца.

- Именно так. Сердца были аккуратно вырезаны и извлечены.

- То есть теоретически, это мог сделать человек или группа людей?

- Я тоже об этом думал, - глаза профессора загорелись. – Возможно, это имитация нападения животного или монстра. Но вопрос в том, зачем так поступать?

Вернувшись домой, Алан первым делом проверил, на месте ли его пистолет, и лишь затем наполнил кошачью миску едой. Кошка брезгливо обнюхала содержимое, но голод взял своё. Сыщик стянул с себя белую футболку и джинсы, меняя их на полностью чёрный наряд. Ночью ему предстояла засада. Закончив трапезу, кошка принялась вылизываться.

- Где девочка? – поинтересовалась она.

- Убежала в слезах после встречи с Веней, если хочешь знать, - Алан был зол не то на неё, не то на себя, не то на всё сразу.

- У тебя не было другого выхода, а она очень вовремя подвернулась, - равнодушно произнесла кошка.

- Всё равно, это неправильно.

- Правильно, неправильно, но Веня помог. Если сегодня ты поймаешь преступника, нам хорошо заплатят.

- Только это меня и заставляет действовать, - вздохнул Алан. – Мы накопим денег, обещаю.

- Не сомневаюсь, братишка, - подмигнула ему кошка. – Хотя я всё больше привыкаю к этому телу. У него есть неоспоримые преимущества.

- Моё дело – поймать преступника и забрать вознаграждение, а решать тебе.

Алан уселся на диван и стал ждать темноты. Больше ему было нечем заняться. Засады и ожидания он тоже не любил, но они составлялись большую часть сыскной работы, особенно, когда дела касались не Общества, а мелких краж или выслеживания нечистоплотной ведьмы. Но с тех пор, как заключили мирный договор между тёмной и светлой стороной, работы стало в разы меньше. Дела от Общества хорошо оплачивались, поэтому он готов был ждать. Да и поймать убийцу стало делом чести. Давно в его городе никто не орудовал столь нагло.

Часть 6

Алан занял позицию позади дома на другой стороне улицы в густых колючих кустах. Он не был уверен, что убийца окажется здесь, но это была его лучшая догадка. Ближе к полуночи из двери показался невысокий силуэт, по которому сложно было определить, мужчина это или женщина. Силуэт не оборачивался и действовал довольно свободно – не сторонился редких прохожих, прилежно ждал, когда загорится зелёный свет светофора, даже что-то негромко насвистывал. В руках силуэт держал небольшую тёмную сумку.

Он зашёл в городской парк, Алан следом. Преследуемый уверенно подошёл к одной из свободный лавочек и присел. Сыщику пришлось вновь осваивать кусты и делать это как можно тише. Так они просидели не меньше двух часов. Было уже ближе к трём часам ночи, когда в парке появился третий. К этому моменту Алан уже беспокойно дремал в неудобной позе. Разбудил его глухой звук удара и сдавленный короткий крик. Шея затекла и не хотела ставить голову прямо, но Алан не обратил внимания на боль. Из кустов он увидел лежащего на гравии мужчину, над которым склонился тот, которого преследовал Алан.

Времени на размышление не было. Он выхватил пистолет и ринулся вперёд, но запутался ногами в ветках и произвел непроизвольный выстрел в воздух. Склонившийся мужчина испугано посмотрел в сторону кустов, схватил с земли сумку и кинулся наутёк. Пока сыщик выбирался из западни, след убийцы уже простыл. От досады Алан пнул куст и выругался, потому что запорол операцию.

- Как я мог заснуть? Пальнул, как идиот! И этот чертов куст, - ругал себя в слух сыщик и пинал ни в чём неповинный куст, который молча терпел оскорбления и побои.

Домой он вернулся под утро, злой, уставший и взбудораженный.

- Зато спас человека, - успокаивала его кошка. – Он что-нибудь видел?

- Ничего не помнит: шёл, почувствовал удар по голове, дальше, как в тумане. Заповский говорит, это хороший исход. Если бы потерпевший увидел оборотня или ещё кого, Обществу пришлось бы договариваться с ним. А так, одной угрозой меньше.

- Но убийца все ещё на свободе, - напомнила кошка.

Алан недовольно зарычал, улегся на диван и закрыл глаза, пытаясь заснуть. Но перевозбуждение от пережитого за ночь и досада от оплошности пересилили усталость. Беспокойно провалявшись несколько часов, он вскочил и отправился в Общество.

Вокруг здания стояли небольшими кучками растерянные люди и изредка перешёптывались. Когда появился Алан, они разом замолчали. На ступенях сидел помощник моргского профессора и безутешно рыдал. Никто не отважился к нему подойти. Алан встал напротив него, опустив на сидевшего свою огромную тень, но тот даже не шелохнулся. Предполагая страшное, сыщик, расталкивая людей, бросился в морг. На столе лежало тело профессора. Алан быстро вернулся наверх и сел рядом с помощником.

Тот посмотрел на него мутными глазами и зарыдал ещё сильней:

- Это моя вина, моя! Я слишком сильно хотел, чтобы принесли труп. Я хотел заняться делом, но не так, не так!

Он положил голову на плечо Алану. Тот собрал всю волю в кулак, убрал из голоса злость и раздражение, и чётко приказал парню:

- Надо провести вскрытие.

- Как я могу? Это же профессор!

- Он бы этого хотел, - мягко сказал Алан, хотя самого затошнило от избитой фразы. – Чтобы его дело продолжалось, - он ловко заменил слово «жило», потому что тут оно было бы неуместным. – Ты должен его продолжить. Он готовил тебя.

Помощник громко хрюкнул от спазма в горле, но слегка успокоился. Подумал минутку и поднял на Алана свои светлые, почти прозрачные глаза.

- Ты прав. Кто, если не я? Никому не позволю к нему прикоснуться! – и его накрыла новая волна рыданий.

Несмотря на внешнюю собранность, Алан был взбешён. Он-то полагал, что ночные приключения имели хотя бы один положительный результат – спасённая жизнь. Но убийцу не смутило, что первой жертве удалось ускользнуть. Он успешно завершил свой план. Сыщик уже не сомневался, что раскусил злодея. Но ему не за что было зацепиться.

В коридоре на него налетел яростный председатель, и, если бы не разница роста в добрые тридцать сантиметром, явно попытался бы схватить Алана за грудки и хорошенько встряхнуть.

- Какого чёрта ты тут делаешь? Ты должен быть там, - он указал пальцем на окно. – Должен ловить этого зверя. Ты понимаешь, что произошло? Они убили одного из наших! Это нападение на Общество. Они кинули нам вызов! Монстры! Выродки.

Алан плотно сжал губы, физически пытаясь заставить себя молчать, и смотрел поверх председателя, выискивая врача, который все эти дни не отлипал от председателя, но похоже сегодня у него были другие планы. Зато сыщик разглядел помощника, который заговорчески махнул ему и приложил палец к губам, а затем исчез в темноте коридора. Еле отвязавшись от Заповского, который плевался слюной и яростью на пальто Алан, он спокойным шагом прошёл к лестнице, хотя сердце его было готово выпрыгнуть от волнения.

Помощник профессора поджидал его в кабинете. В руке он держал окровавленную перчатку. Ему не надо ничего говорить, Алан и так всё понял. Теперь надо было срочно найти Лину.

Часть 7

Девочки, как назло, нигде не было. Алан отдал бы сейчас многое, чтобы она не отлипала от него, как вчера. Скорей всего утро она проводит в секретариате. Боясь напороться на неадекватного от злости председателя, Алан слегка приоткрыл дверь в секретариат и заглянул внутрь. Девочка сидела почти у двери спиной к ней. Он протянул руку и коснулся её спины. Он чуть покорёжилась, словно сбрасывала с себя щекотливого жука, но не повернулась. Тогда Алан дёрнул её за футболку.

Обернувшись, Лина состроила недовольную гримасу и вернулась к своим делам. Тогда он дёрнул так, что она чуть не свалилась с табуретки. Лина взвизгнула, но всё же снова посмотрела на него. Алан поманил её. На лице девочки отразилась злость, но его сменило любопытство. Алан знал, что последнее пересилит. Догадливая Лина не стала поднимать шум, молча вышла за дверь и шёпотом спросил:

- Чего?

- Мне надо попасть к тебе домой.

- Зачем?

- Увидишь. Пошли.

- Я не могу просто так оставить рабочее место, - высокомерно произнесла она.

- Я всё равно там окажусь, с тобой или без тебя. Но с тобой будет быстрей.

Это подействовало. Соврав, что ушла перекусить, Лина поспешно схватила рюкзак и побежала на улицу. Чтобы не вызывать подозрений, они договорились встретиться уже на месте, возле чёрного хода. Лина зашла с парадного и впустила сыщика внутрь через вторую дверь.

Оказавшись внутри, он промямлил:

- Прости меня. Я не должен был так поступать.

Она недовольно поджала губы и отвернулась.

- Что ещё мне сказать? – развёл он руки.

- Скажи, что без меня не справился бы.

- Правда, - кивнул он. – Ты не представляешь, как помогла. А теперь, показывай, где у вас тут холодильник. Не тот, что на кухне, другой.

- В подвале есть морозильная камера, - недоуменно ответила она.

- Веди.

Как и предполагал Алан, в морозильной камере лежало четыре сердца, плотно упакованных в прозрачные пакеты. Лина едва смогла сдержать рвотные позывы, когда открыла камеру.

- Как ты догадался?

- Вначале профессор сказал, что сердца вырезали. Потом Захар сказал, искать на другой стороне, то есть не тёмной. Вчера ночью я почти поймал врача, но ему удалось сбежать. Сегодня помощник нашёл перчатку в теле профессора. Моя засада сбила убийцу с толку, он торопился, стал неаккуратным, и забыл её внутри жертвы.

- Подумать только, - присвистнула Лина. – Всё это время главные доказательства были у меня дома, а я не хотела сюда идти. Зачем ему сердца? Он тоже какой-то монстр?

- Не думаю, скорей всего для чёрного рынка органов, - Алан осторожно положил вытащенное сердце на место и только затем позволил себе передёрнуться от отвращения.

Часть 8

- Отец так и не может поверить, говорит, его друга подставили, - Лина расхаживала по гостиной Алана в зелёных резиновых перчатках и подбирала с пола мусор в огромный мешок.

- Он же во всём признался, - пожал плечами сыщик.

- Его теперь будут проверять на одержимость и прочие тёмносторонние штуки, так что может и выкрутится. Я подслушала за дверью, когда отец говорил с прокурором.

Алан закатил глаза. Значит, дело ещё не окончено, и его вызовут в суд. Этого он тоже не любил.

- Что ты вообще любишь? – насмешливо поинтересовалась Лина.

- Когда меня не трогают, - пожал плечами он. – Мне нравился профессор.

- Его-то зачем было убивать? – поинтересовалась с подоконника кошка.

- Он бродил по коридорам и всем рассказывал, что сердце не выдрали, а вырезали чем-то острым. Я сама пару раз на него натыкалась. Так что это было делом времени, пока кто-то не вычислил бы, что убийства совершает человек.

- На профессоре гад и запоролся. Даже после смерти он оказался полезен. Вот тут ещё пятнышко пропустила, - указал он пальцем на журнальный столик возле дивана.

- Сам вытрешь, - огрызнулась Лина и уселась рядом.

Они одновременно сложили ноги на столик, перекрестили их на один манер и чокнулись напитками в знак торжества. Лина отпила сладкой газировки, а Алан допил последние капли пива.

- Тебя отец не учил, что взрослым нельзя хамить?

- Ты теперь мой учитель, так что тебе можно, - улыбнулась Лина.

Алан не улыбнулся, но и не скорчил недовольную морду.

Другие работы:
+5
385
21:08
Дочь Заповского медленно осмотрела комнату. Прихожая и гостиная были объединены в продолговатое пространство. С одной стороны была сплошная стена, с другой стоял диван, на котором она сидела. Слева от дивана было две двери – одна вела в ванную, другая на кухню. Справа одна дверь была заперта. Солнечный свет пробивался через одинокое серое от грязи окно напротив входа в квартиру. Атмосфера тут казалась такой же мрачной, как хозяин, и неуютной, как тюремная камера.


Комбо!
21:53
Чё там, где там прода, автор?
Подробности в отзыве, но скажу, что хорошо))) Плюс от меня.
22:27
Рассказ хороший, но сырой. Нещадно вычистить пунктуационные ошибки и ляпы, к примеру, такие:
— На другой стороне, ищи ответ на другой стороне, — повторяла Лина с закатанными глазами голосом демона.

Закатанные глаза — это плохо.

Моя засада сбила убийцу с толку, он торопился, стал неаккуратным, и забыл её внутри жертвы.

Забыл что? Засаду? smileМелочь, а царапает.

16:00 (отредактировано)
Зачем главный герой отвечает девочке куда идёт, если он циничный сволочь и не хочет брать её с собой? Как детективная история норм, но не люблю детективы.
11:33
Увы, даже в жанре, в котором уже все схемы и образы придуманы, можно было допустить самую главную оплошность — детектив ходит от персонажа к персонажу не для продвижения дела, а случайно, просто чтобы можно было показать весь фентезийно-нуарный мир. А дело так и стоит, пока главный герой гуляет. А по итогу дело внезапно раскрывается, не позволяя ни понять мотивов злодея, что очень важно, поскольку без этого не было бы и самого произведения, ни получить полного наслаждения от кульминации.
09:35
+1
А я ЛЮБЛЮ три вещи в рассказах: когда загадочно, когда хороший стиль, и когда слегка с юмором.
И их тут есть!))) История захватывает. Конечно, надо хорошо вычитать, выше указывали некоторые ошибки, немного добавлю: «моргский» профессор, «прожигая дыру ненависти в ее нутре» — ну, взглядом же, наверное? «Закатанные глаза» тоже впечатлили)) И опечатки есть. Если все исправить — будет идеально!)))
19:54
Хороший рассказ, мне понравился. С долей здорового юмора, который к месту, а не просто «юмор ради юмора».
Вычистить немного рассказ и вообще супер будет.
И Важнецкого как бы больше раскрутить. Мотивы должны быть убедительные.
А с такими героями, как Алан и Лина можно еще несколько серий написать :))
Загрузка...
Илона Левина №2