Нидейла Нэльте №1

Пес

Пес
Работа №51

I

Москва, 15 мая 2019 года

Коричневый мастиф стоял посреди аллеи и мотал головой, будто пытаясь сбросить что-то со лба. С обвислых щек слетали белые хлопья пены.

До этого момента день у Игоря складывался замечательно. Ничего особенного, просто тепло, солнечно, и, несмотря на понедельник, на работу идти не надо – в пятницу офисные крысы видели его в последний раз. Сбережения есть, книгу взяли в печать. Первый его роман и сразу в печать. Жизнь прекрасна! Если бы не этот пес.

Игорь остановился. Можно вернуться - метров через двадцать поворот на другую аллею. Он просто гуляет. Никакой спешки. Но ведь это просто животное. А Игорь – человек. Унизительно как-то сбегать. Будто гопника встретил, и связываться страшно. Но гопник тоже человек. А это – пес. Игорь пошел вперед, забирая вправо, не глядя на животное.

Пес зарычал. Игорь сошел с асфальта, мозг, не спрашивая разрешения у сознания, отдал приказ ускорить шаг. Игорь поравнялся с псом, и тут периферийным зрением увидел, как к нему метнулось коричневое пятно. Игорь побежал, но успел сделать только пять-шесть шагов, когда лодыжку левой ноги пронзила боль. Тупая, рвущая боль.

Игорь остановился и дернул ногой, пытаясь освободиться от хватки животного. Пес зубы не разжал, а в мышцах от стопы до коленки так полыхнуло, что Игорь закричал. Перенеся вес тела на больную ногу, завывая, Игорь правой ногой ударил пса. Метил в голову, но попал в шею. Животное дернулось, разжало челюсти и тут же вцепилось вновь.

Игорь кричал и бил пса по туловищу, голове, а тот рычал, отпрыгивал и снова нападал. В какой-то момент Игорь размахнулся, чтобы в очередной раз ударить животное, но пес в это время отпрыгнул, Игорь потерял равновесие и упал на спину. Пес тут же вцепился в новенький кроссовок NewBalance и остервенело затряс головой, то ли пытаясь стянуть его, то ли разорвать.

Теперь Игорь бил животное прицельно в голову. Вроде бы рядом кричали люди, но все его сознание занимала борьба с животным, возможно борьба за собственную жизнь. Если пес доберется до горла… Внезапно из мутного окружающего мира выплыла понятная фраза:

- Парень, не дергайся сильно, а то подстрелю.

Игорь повернул голову и в пяти метрах увидел двух полицейских. Первый положил обе руки на кобуру, он таращился на пса, и, кажется, готов был убежать. Второй стоял, широко расставив ноги, фуражка сползла на бок, одни глаз он прищурил, целясь в животное из пистолета.

- Стреляй! – закричал Игорь.

И полицейский выстрелил. Пес дернулся, разжал челюсти и через пару секунд упал. Задние лапы судорожно подрагивали, по телу пробегали конвульсии. Игорь, не отрывая взгляда от грязно-красной раны на боку животного, попытался подняться.

- Ты это, не геройствуй, - сказал полицейский, убирая пистолет в кобуру, и оглядываясь в поисках гильзы. - Рану рукой зажми, хотя бы самую большую, а то кровь идет. Мы «скорую» вызовем. И, похоже, собака, это, бешеная… была.

- Пес, - поправил его второй. – Это пес.

***

В приемном покое дежурный врач – молодой, может быть, еще интерн - разрезал джинсы и обработал раны перекисью водорода.

- Четыре места укуса. Но самый сложный этот, видите?

Игорь приподнялся на кушетке. Врач указывал шприцем на рваную, побелевшую от перекиси плоть. Игоря передернуло.

- А шприц зачем?

- Не бойтесь. Я вколю иммуноглобулин вокруг ран. Это не больнее, чем укус собаки и, наверняка, не страшнее.

Игорь положил голову на кушетку и зажмурился. Ногу кольнуло, игла погрузилась в мышцу, выплыла. На фоне зудящей, ноющей боли от ран, это испытание вызывало лишь легкий дискомфорт.

- Ну вот. Теперь порядок, - сказал врач.

Игорь открыл глаза и увидел, что медик будто любуется своей работой.

- Осталось зашить. А дальше уколы от бешенства. Труп собаки исследуют, но ждать нельзя. Вакцинацию нужно начать сегодня.

В груди у Игоря похолодело. Вакцинация. Это же…

- Сорок уколов в живот?

- Ну что вы. Это когда было. Сейчас всего шесть уколов в течение трех месяцев. Сегодня. Потом на третий, седьмой, четырнадцатой, тридцатый и девяностый день.

Игорь поднялся, сел.

- Кажется, сегодня худший день в моей жизни. А начинался он неплохо.

- Все к лучшему, - улыбнулся врач. – Быть может, если б не собака, вас машина б сбила.

- Угу, - буркнул Игорь.

- Да, и еще. В течение курса вакцинации нельзя употреблять алкоголь.

- Блин.

II

Село Котоврас, Саратовская область, 7 августа 2019 года

Нож погрузился в еще теплую мякоть. Георгий потянул металл на себя, и очередной ломоть бурого мяса отправился в эмалированный таз. Бычка Георгий разделывал на деревянном столе в гараже, предварительно выгнав во двор машину. Кости приходилось рубить топором, но сухожилия легко брал самодельный хорошо заточенный нож.

- Здоров, Гошан!

От неожиданности Георгий подпрыгнул. Кисть левой руки скользнула по мясу, большой палец оказался под острием ножа. Георгий вовремя остановил лезвие - металл слегка коснулся верхней фаланги пальца. Неглубокий узкий надрез тут же заполнился кровью – то ли кровью Георгия, то ли бычка.

- Напугал, мля! - сказал Георгий, глянув через плечо и не прекращая работу. - Чего надо, Юрок?

- Да просто зашел, - ответил Юрий. - А ты чего бычка завалил? Молодой же? Заболел что ли?

- Нормальный бык.

- Да ла-а-адно. Видел я, что буйный он какой-то и от воды шарахался.

Георгий бросил нож и повернулся к Юрию.

- Слушай, а какого хера ты через забор заглядываешь, сосед? - спросил он, сощурившись. Правой рукой Георгий обхватил большой палец левой руки и крутил туда-сюда.

- Ты чего психуешь? - сказал Юрок, отступая на шаг.

- Просто как-то это неправильно. Заглядывают всякие.

- Может, по соточке? - предложил Юрок.

- Не помешает. Я тут в гараже первачок припрятал. Обожди, сейчас руки помою.

Георгий вышел из гаража и подошел к двухсотлитровой бочке, установленной на железный козел. Крутанул вентиль крана, вваренного в нижнюю часть бочки. Георгий подставил руки под прохладную струю, но тут же отдернул.

- Бляха-муха! Что ж такое?

- Ты чего, Гош?

Георгий резко развернулся. Юрок увидел большие непонимающие глаза.

- Я... Я... - начал Георгий, сглотнул и выдавил: - Я-а-а-а.

А потом Георгий запрокинул голову и заорал. Громко, яростно.
- Я-а-а-а!
Юрок отшатнулся, едва не упал. Георгий бросился на него, размахивая руками. Он бил ладонями, предплечьями, царапался. С рыком, широко открыв рот, попытался вцепиться зубами в шею соседа.

- Гоша! - заорал Юрий, одной рукой пытаясь оттолкнуть Георгия, другой прикрывая шею.

Георгий впился в кисть левой руки Юрия, рычание стало глухим. Мотнул головой, вырывая клок мяса. Юрий пискнул и уставился на Георгия. Тот, вертя головой, вновь бросился на соседа и сбил с ног. Навалился, кусая за лицо, шею.

Юрий чувствовал горячую тяжесть, теплое кислое дыхание, а потом шею сжало, рвануло. Мир стремительно погружался во тьму. Для Юрия навсегда.

***

- Ольга, там твой Гоша с Юрком дерутся! Крики во дворе!

Вера Павловна ворвалась в кабинет литературы. Из-под старого коричневого платка, который она носила уже лет десять, выбились седые волосы. Обеими руками она вцепилась в темно-синюю болоньевую сумку. Бывшая учительница географии, уже семнадцать лет на пенсии, она считала школу вотчиной. Но так грубо прерывать урок - такого пенсионерка себе не позволяла никогда.

- Так, ребята, самостоятельно читайте следующий подвиг Геракла. Какой там у нас?.. – спросила Ольга и зашелестела страницами хрестоматии.

- Лернейская гидра, Ольга Васильевна! – подсказала белокурая девчушка с лицом, обильно покрытым веснушки.

- Спасибо, Света. Мне нужно отлучиться. И чтобы тихо сидели, - сказала Ольга и быстрым шагом вышла из класса. В пустом коридоре учитель перешла на бег.

От школы до дома Ольги десять минут пешком. Она преодолела расстояние за две минуты. Через деревянную калитку в заборе из штакетника вбежала во двор. Никаких криков, только где-то дальше по улице гакает гусь. Ольга прошла мимо деревянного дома к гаражу…

- Юра? Ты чего, Юра?

Ольга подошла к распластанному на земле телу, словно не замечая окровавленную рубаху, изуродованное лицо, разорванное горло. А потом осознала чудовищность картины. Заполненный кровью рот соседа скалился. Один глаз уставился в небо. Вместо второго – что-то красное и блестящее.

Ольга хотела закричать, но из груди вырвался только протяжный стон. Осознание смерти, страшной смерти знакомого человека, накатило темной волной. Голова закружилась, крупная дрожь судорогой пробежала по телу.

Булькающий, рычащий звук раздался справа, из глубины гаража. А потом шлепок. И еще один. Ольга подошла к распахнутой двери гаража. Георгий стоял у таза с мясом. Рыча, он двумя руками вцепился в кусок мяса и резким движением отправил шмат телятины в стену. Шлеп! Мясо ударилось о дерево, секунду провисело и упало на пол. Георгий рыкнул, застыл на несколько секунд, глядя на стену, а потом медленно повернул голову в сторону Ольги.

Она смотрела в его глаза и видела безумие. И ярость. Дикую ярость, какую нельзя обуздать уговорами. Ольга это поняла, поэтому, когда Георгий сорвался с места, уже схватила дверь гаража. Захлопнула створку ворот за мгновение до того, как с другой стороны в металл всем телом ударил муж. Дверь приоткрылась, но Ольга надавила и снова прижала ее к металлической раме.

Ольга понимала, что второй удар не выдержит, сердце ухало, но действовала она спокойно. Накинула наладку на петлю для навесного замка. На две секунды отпустила дверь, чтобы поднять с земли колышек, которым прибивали цепь для бычка, когда выгоняли на луг у реки. Опустила кол в петлю.

Дверь снова сотряс удар. Георгий по ту сторону рычал коротко, прерывисто, судорожно.

- Что такое, Ольга? Что?.. - во двор вбежала Вера Павловна и застыла, глядя на изуродованный труп Юрия. - Батюшки святы!

- Вера Павловна! Звоните участковому, - сказала Ольга, не отрывая взгляд от колышка.

Кол расширялся кверху, поэтому в узкую петлю для замка вошел менее чем на четверть. При каждом ударе он кренился вправо, будто пытаясь выбраться из стальной ловушки.

Вера Павловна затихла. Ольга глянула на нее. Бывшая учительница возилась в болоньевой сумке.

- Вера Павловна?

- Сейчас, сейчас, Олюшка... Где же?.. А! Вот он.

Пенсионерка извлекла старый кнопочный «Нокиа». Подслеповато щурясь, поднесла телефон к лицу.

- Как же его? Витька мент? Нету! Был же. А, вот! Мент Витька.

Дверь загудела от очередного удара! Колышек накренился еще больше.

- Вера Павловна!

- Звоню! Алло! Это из Котовраса! Да, Вера Паллна. Убийство у нас, Витя. У нашей учительницы по литературе. Ольги Васильевны. Да-да, на Центральной. Тут кошмар! И не опишешь. Ты скорее приезжай... Да, ждем.

Вера Павловна отвела телефон от уха. Ее дрожащий кулак крепко сжал телефон.

- Едет, Оленька.

Удар! И рык.

- Это кто там, Оля?

- Гоша там, Вера Павловна.

***

Зеленая «семерка» остановилась у дома Ольги Васильевны через пятнадцать минут. Участковый, лейтенант Олег Звягинцев выскочил из машины, не глуша мотор. Во дворе, на всякий случай, расстегнул кобуру и положил ладонь на рукоять пистолета Макарова.

- Эй! Вера Паллна! Есть здесь кто?

Лейтенант шел медленно, ожидая увидеть пьяного Георгия с топором или вилами. Такое бывало. Гонял как-то в прошлом году этот Георгий своего соседа Юрия Семенова или, как его звали все, даже дети, - Юрка.

Юрка участковый увидел, обогнув дом. Изуродованное тело лежало рядом с открытыми воротами гаража.

- Что же вы здесь устроили, черти? - пробормотал участковый.

Истеричный крик донесся из глубины двора.Из дощатого сеновала выбежала учитель литературы Ольга Васильевна. Лейтенант уставился на молодую женщину, которая мчалась к нему в изодранном платье, перепачканная чем-то красным. Участковый вытянул руки перед собой.

- Ольга Васильевна! Оль...

Учительница врезалась в полицейского. Тот отшатнулся, но устоял на ногах.

- Стрелять буду, сука! - крикнул лейтенант, пытаясь вытащить пистолет из кобуры.

Ольга Васильевна вновь набросилась на него, молотя руками, клацая зубами. Лейтенант отступил и, оставив непослушный пистолет, ударил женщину ногой в живот. Учительница согнулась и в таком положении, не переставая рычать, снова бросилась на него. Лейтенант схватил обезумевшую учительницу за волосы и с выдохом-выкриком ударил коленом в лицо. Она рухнула ему под ноги.

Рык раздался сверху. Участковый вскинул голову и увидел Веру Павловну на крыше дома. Рядом со стеной валялась деревянная лестница.

На этот раз лейтенант Звягинцев вытащил пистолет, снял оружие с предохранителя и передернул затвор.

- Спускайтесь, а то стрелять буду. Сейчас лестницу поставлю.

Лестница не понадобилась. Вера Павловна с визгом бросилась вниз. Лейтенант отступил в сторону. Пенсионерка пролетела рядом, рукой сбив с полицейского фуражку. Женщина упала лицом вниз. Бежевая юбка задралась до трусов. Участковый расставил ноги и направил на нее пистолет.

- Не двигаться!

Вера Павловна не двигалась. Только левая нога подергивалась.

Сзади, со стороны калитки, раздался топот, потом рык. Лейтенант начал разворачиваться, но поздно. Прямо перед собой он увидел покрытое кровью, оскалившееся лицо Георгия. Супруг Ольги Васильевны налетел на него всем телом и сшиб с ног.

Участковый упал на спину, пистолет отлетел. Георгий набросился на полицейского. Лейтенант удерживал его на вытянутых руках. Изо рта Георгия брызгала слюна, разлетались хлопья пены. Он бил участкового по лицу, по шее. В какой-то момент щеку лейтенанта обожгло - озверевший селянин расцарапал ему кожу.

- Мразь! - крикнул участковый и, подсунув ногу под живот нападавшего, с силой толкнул.

Георгий опрокинулся на бок. Лейтенант перевернулся на живот и, быстро перебирая руками, прополз расстояние, отделявшее его от пистолета. Схватил оружие и выстрелил, не целясь. Георгий, который уже поднялся, содрогнулся. На рубахе в районе печени расплылось красное пятно. Он постоял, глядя в никуда, порыкивая, а потом рухнул как куль с грязным бельем.

Участковый вскочил и побежал к «семерке». Оказавшись в машине, заблокировал двери. Трясущимися руками поднял с пассажирского сиденья смартфон. В быстром наборе нашел номер дежурной части. И когда в трубке ответили, сказал:

- Это участковый Звягинцев. Миш, ты? Я в Котоврасе. Небольшой деревянный зеленый дом на Центральной. Да нет номера! Деревня же. Давай сюда бойцов. Тут ад кромешный.


РИА Новости

7 августа 2019 года, 17.24

«Сегодня днем в селе Котоврас Балашовского района Саратовской области группа пьяных местных жителей напала на сотрудников полиции.

Как сообщили РИА Новости в МВД России, несколько жителей села распивали спиртные напитки. Из-за криков соседи вызвали участкового. Пьяные граждане напали на сотрудника полиции, тот вызвал подкрепление. В ходе столкновений с агрессивно настроенными гражданами погиб участковый уполномоченный полиции. Еще один сотрудник полиции ранен и доставлен в больницу города Балашова. Также от полученных ранений на месте скончались шесть жителей села».

ИА «Взгляд-Инфо»

7 августа 2019 года, 22.11

«Сегодня корреспондент и съемочная группа нашего издания попытались проехать на место трагедии в село Котоврас Балашовского района Саратовской области. Однако на въезде в населенный пункт автомобиль с журналистами остановили вооруженные бойцы Росгвардии. Стражи порядка заявили, что въезд в поселок закрыт. Отметим, что автомобили полиции и Росгвардии дежурят не только на асфальтированной дороге, но и на грунтовке, в поле и лесопосадках…».

Из книги Джонатана Бойла «Great fury» («Великая ярость»), Нью-Йорк, 2019

«Бывший сотрудник полиции, младший сержант Алексей Редутов вспоминает:

Мы приехали по вызову участкового Олега Звягинцева. Нас было 12 бойцов ОМОНа.

Мы нашли автомобиль Звягинцева. Лейтенант сидел в машине, положив голову на руль. Боковое стекло выбито и валялось на асфальте. Вроде, тогда у меня мелькнула мысль: почему стекло выбили наружу? Левая часть головы Звягинцева - волосы, щека были в крови.

Капитан Кирюхин открыл дверь автомобиля, наклонился. И тут Звягинцев бросился на него, начал кусать. Кирюхин упал. Звягинцев выпал из машины и начал бить капитана руками. Я стоял рядом, поэтому ударил Звягинцева ногой. Тот даже не заметил. Я попытался оттащить его, но участковый отшвырнул меня. Тогда кто-то из бойцов бросился к обезумевшему лейтенанту. Я достал пистолет, крикнул, чтобы не подходили и выстрелил. Звягинцев получил ранение в шею. Застыл, а потом упал. Я... спасал капитана.

На улице собрались зеваки. Немного, человек пять-шесть. Но на них не обращали внимания. Все бойцы на меня смотрели. Наверное, поэтому мы не сразу заметили, что со двора дома, у которого мы стояли, бегут женщины в изодранных платьях. Когда мы увидели, было поздно. Они набросились на двух зевак. Мужчину и женщину. Они им в глотки вцепились. Грызли, орали и вроде чавкали.

Тогда бойцы начали стрелять. И в тех, кто убивал, и в тех кого...

Оставшиеся зеваки разбежались. Мы решили разделиться. Основные силы остались в деревне, а я и лейтенант Андреев доставили капитана в городскую больницу.

Мы совершили ошибку. Мы тогда не знали, чем все обернется».

III

Город Балашов, Саратовская область. Районная больница, 8 августа 2019 года, 16.11

Капитан Кирюхин открыл глаза и некоторое время смотрел на беленый потолок. Потом медленно сел и попытался встать. Непослушные ноги подкосились, и он упал на дощатый крашеный пол. Из вены на руке вырвался катетер, по коже побежала струйка крови.

Капитан, издавая сухой спазматический рык, пополз к выходу из палаты. Упершись головой в дверь, начал скрести по дереву, обламывая ногти.

Через несколько секунд дверь распахнулась. На пороге стояла молодая медсестра. Она смотрела на пустую кровать, а Кирюхина заметила только, когда он схватил обеими руками ее лодыжку. Девушка попыталась освободить ногу, но окровавленные пальцы крепко сжимали белую кожу. Капитан подтянулся и впился зубами в голень.

Медсестра истошно завизжала и, выдернув, наконец, ногу из цепких пальцев, отскочила от распахнутой двери.

Загрохотали ботинки - по коридору бежали два росгвардейца в пятнистом камуфляже.

- Дура! Говорили же, не открывать дверь! - крикнул один.

Второй перепрыгнул через Кирюхина, схватил его за ноги и втянул в палату. Капитан рычал и бился об пол головой и руками. Росгвардеец вышел в коридор и захлопнул дверь.

- Идите рану помойте, - сказал первый.

- Сами дойдете? – поинтересовался второй, с тревогой глядя на девушку.

- Да, процедурный на первом этаже.

Медсестра пошла, хромая. Остановилась, повернулась.

- Я ведь... не умру? - спросила девушка, болезненно улыбаясь.

- Вы же в больнице, коллеги заштопают, - бросил первый.

Девушка вновь захромала к лестнице.

- Чего ты так с ней, Слав? - спросил второй.

- Да потому что дура она, Паш! Курица! Говорили же не лезть. Котоврас оцепили. Сейчас еще нас оцепят. Хорошо, омоновец горло ей не перегрыз. Надо сообщить...

Вячеслав повозился с рацией.

Что у вас? - донеслось из приемника.

- ЧП в больнице. Раненый омоновец медсестру покусал...

- А вы где были?! В сортире миловались? Изолировать! Обоих! И омоновца и девку! Срочно! - задребезжало из рации.

Вячеслав заметил фигуру в белом, которая неслась к нему по коридору. Отступил и медсестра с ревом прыгнула на Павла. Краповый берет слетел с головы бойца, девушка вцепилась в белые волосы мужчины, ее зубы сомкнулись на ухе росгвардейца. Медсестра дернула головой, в зубах остался кусок плоти, Павел сдавленно ухнул, крутанулся, пытаясь сбросить смертельную ношу. Девушка удержалась, ее левая рука сжимала волосы бойца, а правой она колотила по лицу жертвы.

Вячеслав схватил девушку за талию и швырнул о стену. Она сдавленно рыкнула, упала на пол, но тут же вскочила и вновь бросилась на Павла, который согнулся, одну руку прижимая к лицу, другую – к разодранному уху.

Вячеслав снова сбил медсестру ударом ноги. Она поднялась и вновь бросилась на раненого бойца. Вячеслав повторил прием.

- Убей ее! - заорал Павел. - Пристрели! Пристрели!

Вячеслав в очередной раз опрокинул медсестру на пол, снял автомат с предохранителя, передернул затвор.

- Лежать! Убью! - крикнул он, а когда девушка бросилась вперед, выстрелил прямо в обезображенное кровью и яростью лицо.

Голова медсестры запрокинулась, девушку развернуло на бегу, она упала на бок и застыла.

Вячеслав заметил движение у лестницы, ствол автомата метнулся в ту сторону. Мелькнул белый халат, который тут же исчез за стеной, скрывающей лестницу.

- Эй! - крикнул Вячеслав. - Кто-нибудь! Помогите! Человек ранен! - и добавил уже тихо, обреченно: - Это же больница.

Павел рычал, скулил, вертел головой, будто пытаясь сбросить прицепившуюся к нему боль. А потом прохрипел:

- Беги.

Вячеслав сделал несколько шагов назад, вскинул автомат к плечу.

- П-паша? - выдавил он.

Павел резко развел в стороны руки, пальцы напряженные, скрюченные. Зубы оскалены. Один глаз светится темной бессмысленной злобой. Второй залит кровью.

- Паша...

- Ы-ы-ы-а-а-а!

Вячеслав не ждал – нажал на спусковой крючок, как только напарник дернулся. Пуля прошила грудь росгвардейца в области сердца. Павел замер. Губы опустились, скрывая кровавый оскал. В его глазах Вячеслав теперь видел пустоту.

Павел упал на стол дежурной медсестры, неестественно выгнувшись в спине, широко открыв рот.

- Что же это, а? Смерть… - пробормотал Вячеслав.

Его оглушила тишина. Он вдруг осознал, что постоянно слышал рычание из палаты интенсивной терапии. Кроме тех секунд, когда грохотал автомат. Теперь капитан Кирюхин затих. Вячеслав дернул дверь в палату и отпрыгнул на случай внезапного нападения омоновца. Но капитан лежал лицом вниз, не шевелясь. Вячеслав, держа омоновца на прицеле, перевернул его носком ботинка. Рот Кирюхина покрывала красная пена, широко открытые глаза уставились в никуда.

- Умер что ли? - сказал Вячеслав, опуская автомат. - Сам.

Сзади раздался шорох, стон. Вячеслав повернулся, вскидывая оружие. Он успел, он выстрелил. Только Павел тоже успел - окровавленной рукой он вцепился в лицо Вячеслава, большой палец залез в рот, изнутри царапая щеку.

Пуля попала Павлу в живот, он отшатнулся, и вновь упал на стол. Автомат плюнул огнем еще раз. Из горла Павла плеснул красный фонтанчик.

Вячеслав сплюнул кровь и бросился к лестнице. Врачи и медсестры на первом этаже разбегались, прятались в кабинетах.

- Вода! - орал Вячеслав. - Мне нужно промыть рот!

Он забежал в первый попавшийся кабинет. Бросился к раковине слева у стены. В глубине кабинета кто-то пискнул. Вячеслав крутанул вентиль крана, подставили под струю рот. Вода вымывала кровь и слюну, выплескиваясь в раковину, стекая по подбородку, по шее, забираясь под форму цвета «мох», под рубаху. Обжигающе холодная она будто разъедала кожу.

Вячеслав отпрянул. Не закрыв кран, выбежал из кабинета в холл больницы. С разбега ударил плечом в дверь и вывалился на улицу.

Прохладный день встретил моросью. Невыносимо мокрый день. Вячеслав понесся, пытаясь сбежать от влаги. Он бежал мимо зданий. Он сбивал с ног и терзал людей. Твари! Они все твари! Умри-и-и-и!

А потом путь закрыла железная стена. Стена? Что это? Кто это? Они! Убить всех. Бить! Кусать!

IV

Город Балашов, железнодорожный вокзал, 8 августа 2019 года, 16.43

Светлана Николаевна Писарюк не любила пассажиров с электронными билетами. Неприязнь она испытывала именно к владельцам этих эфемерных пропусков в ее вагон, а не к самому электронному обилечиванию. Пассажиров с распечатками формата А4 она воспринимала как зайцев. Формально они ехали по закону, но это не мешало Светлане Николаевне держаться с ними холодно. А однажды она взяла грех на душу - плюнула в стакан с чаем, который затребовала юная электронная блондинка. Ну, ни то что бы плюнула, скорее, дунула со звуком «Пфу!»

Но сегодня выпал хороший день - большинство пассажиров предъявляли бумажные билеты. Она тщательно сверяла фамилию, выбитую на билете, с записью в паспорте пассажира и после этого с улыбкой приглашала пройти в вагон. Так дольше, чем с УКЭБом – устройством контроля электронных билетов, но какая разница? До отправления еще семь минут. Управится.

Как оказалось, разница есть.

Оставалось восемь пассажиров - три женщины и пятеро мужчин, когда стоящий перед Светланой Николаевной мужичок в рубашке с короткими рукавами вдруг качнулся в ее сторону, выронив билет и паспорт. В лицо проводницы пахнуло алкоголем.

- Да еб... - начал пассажир, но договорить не дал женский визг, от которого у Светланы Николаевны заложило уши.

Проводница оттолкнула мужчину, но он тут же вновь ударился в нее, прижав к обшивке вагона. Из-за плеча пассажира она увидела, как с перрона бегут люди. Часть пассажиров ломилась в соседний вагон. Проводника там не было, наверное, уже забежал.

Подвыпивший мужичок, наконец, отлепился от Светланы Николаевны, и со словами «Какого ху..» начал поворачиваться. Но тут его голова дернулась, и он упал на щебень рядом с перроном. Сверху на него прыгнул мужчина в пятнистой военной форме. Он начал бить несчастного руками, выдирать клочья волос.

Светлана Николаевна стояла, прижавшись к вагону, не в силах пошевелиться. Потом слева внизу заметила легкое движение. На перроне лежала женщина. Лицо и бирюзовая блузка испачканы кровью.

- Да что такое? - сказала Светлана Николаевна.

Солдат или кто он там, терзавший пассажира на гравии, замер, а потом резко вскинул голову. Светлана Николаевна посмотрела в его звериные глаза и поняла, что сейчас умрет. А умирать женщина не хотела. Несколько секунд она глядела на спятившего военного, а потом рванула вверх по лестнице в вагон. Она почти успела. Почти. Сзади с силой дернуло ногу, а потом лодыжку обожгло болью. Держась руками за поручни, женщина подтянулась, дернула ногу, оставляя кусок кожи и мяса в зубах безумца.

Когда Светлана Николаевна оказалась в тамбуре, поезд тронулся, и только после этого закрылась дверь.

Из книги Джонатана Бойла «Великая ярость»

«Начальник поезда «Балашов-Москва» Игорь Петухов воспоминает:

Понимаете, я напугался. Я видел, что творилось на перроне у вагона номер семь. Когда поезд тронулся, там только трое оставались. Этот росгвардеец и мужчина с женщиной, которых он… Конечно, я тогда не знал, что их нельзя спасти, но по факту ведь так и получилось.

Я не оправдываю себя. Нет. Я действительно напугался. Такое только в ужасах бывает. Человек терзает другого человека. Зубами...

Минут через десять ко мне прибежал проводник из пятого вагона. Сказал, что там ад творится. Люди бросаются друг на друга. Крики, ор. Еще через три минуты со мной связались. Сказали, что из МВД. Сказали ехать на максимально возможной скорости, не останавливаясь. Зеленый свет нашему поезду обеспечат.

Я спросил: "Что происходит?" Они молчали с минуту. Потом ответили, что пассажиры заражены, и поезд нужно доставить в карантинную зону, которую они сейчас обустраивают в депо Ожерелье-Сортировочное. Я предложил сделать карантинную зону раньше - где-нибудь под Тамбовом. Они ответили, что рассматривали разные варианты и что оптимально доставить оборудование и специалистов на Сортировочную. "Вы доберетесь до нас быстрее, чем мы с оборудованием до Тамбова". Так они мне сказали. И я бы добрался. Может быть, на этом все закончилось... Но тот пьяный муд... простите. Простите».

РИА Новости

9 августа 2019 года, 08.01

«Сегодня около пяти часов утра на железнодорожном переезде рядом с селом Узуново Московской области столкнулись пассажирский поезд, следовавший по маршруту «Балашов - Москва», и КамАЗ. Как сообщили в управлении на транспорте МВД России по ЦФО, грузовик выехал на запрещающий сигнал светофора, преодолев барьеры-автоматы. Поезд врезался в КамАЗ на полном ходу. По предварительной информации, водитель КамАЗа был пьян. Сведения о пострадавших уточняются».

V

Железнодорожный переезд близ села Узуново, Московская область, 9 августа 2019 года, 04.42

Сергея швырнуло с нижней полки. Головой он ударился о ножку столика и на некоторое время отключился. Очнувшись, поднялся с пола, размазывая кровь по виску и щеке.

Что произошло? И тут он вспомнил. Как бежал из шестого вагона, а его с диким криком настигали обезумевшие люди. Как сшиб женщину, которая тоже пыталась спастись, но неудачно выскочила в проход между полками, оказавшись у него на пути. Он бежал, не закрывая двери тамбуров, и остановился только в третьем вагоне. Вломился в купе, в котором, судя по не застеленным полкам, никто не ехал, и заблокировал дверь. Потом – только страх. Нет, еще отчаяние. Крики, рычание часами. Поезд не останавливался. Несколько раз дверь сотрясали тяжелые удары…

И вот теперь тишина. Нужно выбираться, но не через вагон. Там смерть. Она затаилась, но как только он откроет дверь... Сергей метнулся в сторону окна. Надавил на ручку и дернул раму вниз. Окно сдвинулось на несколько сантиметров. «Наверное, вагон покорежило» - подумал он, продолжая дергать за ручку-рычаг. Когда, наконец, образовался достаточный проем, он взобрался на стол, потом просунул одну ногу, другую, туловище. Уцепился руками за край рамы, разжал пальцы. Земля ударила в подошвы, отдалась болью в почках, кишках и голове.

«Странно, что я один додумался выбраться, - подумал Сергей, оглядывая другие вагоны.- Нужно убираться отсюда, пока эти психи не повылазили».

От железной дороги тянулся участок земли, покрытый степной травой, который метров через двести упирался в лесополосу. Сергей побрел в сторону деревьев. Голова гудела, из-за слабости колени время от времени резко сгибались сами собой. Он решил немного отдохнуть, как вдруг тишину разорвал яростный крик. Сергей обернулся, не останавливаясь, напротив, переходя на бег.

Источник крика он нашел не сразу. Зато увидел причину аварии - смятый КамАЗ, в который упирался локомотив. Затем отвратительный нечеловеческий крик раздался повторно, и Сергей увидел того, кто кричал. Почти все окна в третьем вагоне выбило при столкновении. Из одного окна торчала искаженная физиономия молодого мужчины. Рядом с ним появилась женщина. Она пролезла по парню и вывалилась из окна. Мужчина последовал за ней. Еще один человек выпрыгнул из другого окна. Сергей побежал изо всех сил, только под джинсами вместо костей и мышц словно оказалась вата.

Сзади, с другой стороны состава, загрохотал автомат. К одной очереди присоединилось еще несколько. Сергей обернулся и понял, что сейчас все-таки умрет. Столько пережил и вот теперь конец. В пяти метрах от него, яростно хрипя, бежал мужчина, одетый в джинсы и заляпанную кровью белую футболку. А дальше еще с десяток мужчин и женщин и вроде бы один подросток. До лесополосы оставалась сотня метров. Почему-то Сергею казалось, что среди деревьев он найдет спасение. Глупая мысль, которую он временно принял за абсолютную истину. Сергей попытался ускориться, но тело не слушалось. Правый бок ломило, легкие рвало, ноги против воли замедляли бег.

Один из преследователей вцепился в волосы Сергея, но он освободился рывком. Что-то попало под ноги, и, уже падая, Сергей сообразил, что это мужик в футболке то ли специально, то ли случайно поставил ему подножку. От удара о землю из груди вышибло воздух. Сергей перевернулся на спину, выставляя перед собой руки, готовясь к нападению безумцев. Мужчина в футболке налетел, вертя головой, но рухнул ничком немного правее. Игорь увидел, что затылок преследователя испачкан кровью.

Пули сбивали бегущих и кричащих, рычащих людей. Сергей на животе пополз к посадкам. У правого локтя взметнулся фонтанчик земли. «По мне стреляют, суки», - подумал Сергей и весь его разум, все тело охватила жажда жизни. Он поднялся, и, согнувшись, зигзагами побежал в сторону посадок. За секунду до того, как он вломился в заросли, в правое плечо сзади что-то ударило. Уже продираясь через поросль молодняка, он почувствовал, как от места удара разливается жгучая боль. «Меня ж ранили», - осознал Сергей, но хода не сбавил.

Он побежал вдоль лесополосы. Выстрелы отдалялись, но он не сомневался, что стрелки, кто бы они ни были - солдаты или менты - организуют погоню, чтобы добить его.

Постепенно Сергей с бега перешел на шаг, а потом ноги подкосились и он упал на колени, опершись левой рукой о дерево, правая рука безвольно свисала вдоль туловища. Так он стоял, глубоко дыша. Сердце ухало в груди, удары отдавались в голове. От чрезмерного напряжения, от боли в плече и потери крови Сергей словно ослеп и оглох. Поэтому шаги за спиной услышал, когда было поздно. Он повернулся, прикрывая лицо левой рукой, ожидая увидеть дуло автомата. Но увидел оскаленную пасть мальчишки. Тот подросток, который бежал за ним от поезда. Парень упал на Сергея, повалив на землю. И все. Никакой борьбы. Изо рта мальчишки на шею, грудь и правое плечо Сергея текла кровь. Он будто не дышал, а дергался, пытаясь схватить ртом воздух.

Сергей столкнул с себя подростка и поднялся. По спине мальчишки расползлось красное пятно.

Надо уходить. Но куда? И зачем? Все равно догонят и пристрелят как пса. Они ведь всех в поезде перестреляли, да?

Сергей выбрался из лесополосы на грунтовую дорогу, которая тянулась вдоль поля с какими-то злаковыми. Пшеница? Рожь? Он ведь в Москве родился и вырос, откуда ему знать? Может, это гребаная кукуруза? Да и какая разница? Будь все проклято! У-у-у!

Он вновь упал на колени, только теперь дерево не поддержало изнуренное тело, и он рухнул ничком. Пальцы сжались, земля забралась под ногти.

Через семь минут Сергея найдут люди в военной форме и добьют двумя выстрелами из автомата. Но ровно за минуту до этого пес Шарик - обычная дворняжка - обнюхает рану на его плече, лишь слегка коснувшись носом крови, и побежит домой. У Шарика есть будка и хозяин - старый человек по имени дед Артем. На цепи Шарик никогда не сидел. Соседка деда Артема - старая женщина по имени Татьяна Васильевна - не раз говорила: «Привяжи ты свою собаку. Покусает ведь кого». Но дед Артем Шарика любил и на цепь не сажал. А лучше бы утопил щенком.

РИА Новости

9 августа 2019 года, 10.15

«Сегодня в аварии на железнодорожном переезде рядом с селом Узуново Московской области погибли более 200 человек. Такую цифрусообщили в МВД России. Точное число погибших и пострадавших в ведомстве уточняют.

Напомним, 9 августа около пяти часов утра на железнодорожном переезде рядом с селом Узуново Московской области столкнулись пассажирский поезд, следовавший по маршруту «Балашов - Москва», и КамАЗ. Грузовик выехал на запрещающий сигнал светофора через барьеры-автоматы. Поезд врезался в КамАЗ на полном ходу. По предварительной информации, водитель КАМАЗа был пьян».

«Новая газета»

10 августа 2019 года, 12.34

«В городском округе Серебряные Пруды Московской области объявили карантин. Об этом сообщает правительство Московской области. Заболевание, которое послужило причиной карантина, в правительстве не уточняют. В Министерстве здравоохранения РФ от комментариев воздержались, пообещав предоставить сведения в «ближайшее время».

Въезды в населенные пункты округа блокированы полицией, войсками Росгвардии и Министерства обороны».

VI

Москва, 13 августа, 15.51

Телефон дилинькнул. Над иконкой телеграма висела единичка. Игорь ткнул пальцем в бумажный самолетик на экране. Сообщение в мессенджер прислал Петр.

Петр - журналист. И не абы какой, а блогер. Петра читают в ЖЖ и смотрят на ютюбе. Прочитав сообщение «Го в клуб», Игорь ответил «Го. В какой?» Минуты две телеграм молчал, потом вверху заколыхалось «печатает» и на экране появилось «Отвлекся, срать ходил». Снова «печатает» и потом: «В Бойлерную номер 5. У входа. В 22.00».

Пить сегодня не хотелось. Но, во-первых, это же Петр, во-вторых, нужно отметить одно знаковое событие: вчера медсестра залепила Игорю последний укол. Это были худшие девяносто дней в его жизни. Уколы - мелочь, но Игорь постоянно ждал, что прививки не подействуют и он умрет от бешенства. С последним уколом страх спорхнул с его затылка, предварительно вытащив хоботок из его измученного переживаниями мозга. Это были кошмарные три месяца, но они прошли. А вот ненависть к собакам, наверное, останется навсегда. Тот гребаный сенбернар… Или это был мастиф?

Весь день Игорь бездельничал, слоняясь в трусах по квартире. Вечером натянул джинсы и синюю футболку. Хотел нацепить серую шляпу с узкими полями, но решил, что это стремно. Выходя из квартиры, Игорь подумал, что это прекрасно - беспокоиться о шляпе, а не о том, умрешь ли ты от бешенства.

На улице чувство тревоги вернулось. Запах незримой угрозы постоянно витал в воздухе последние дни. Тревожные сообщения о поезде смерти, в том числе жуткие твиты вроде «Они обезумели!», «Наш вагон атаковали зомби. Мамочка, если я выживу, то брошу Москву и вернусь домой». Карантин в Подмосковье и вроде как на юге Москвы. Менты, солдаты на улицах и в метро в больших количествах. По Первому каналу такого не расскажут, но у телевизионщиков параллельная реальность.

С Петром встретились у клуба.

- Здорово.

- Хай.

Внутрь прошли без проблем - охранник Петю-блогера знал. Его все знали. По ушам ударила музыка. Петр что-то крикнул и устремился вперед, обходя танцующих людей. Игорь прошел за ним на третий этаж, и они укрылись в комнате со звукоизоляцией и большим панорамным окном с видом на зал. Петр окрестил этот закуток относительной тишины – аквариум. Они сели за свободный столик рядом с окном.

- Ну что, накатим? – предложил Петр.

- По пивку?

- По вискарику.

Петр, пританцовывая, прошел к барной стойке в глубине аквариума и принес два стакана с виски

- Давай, чтоб наши ихних! - провозгласил Петр и опрокинул стакан.

Игорь прикончил свою порцию в три маленьких глотка. Виски он любил.

- Сейчас еще...

Петр вновь свальсировал к бару. На этот раз стаканы наполнены наполовину - можно пить в растяжку.

- Ну как жизнь, Игорек? Собаки не кусают?

- Теперь пусть кусают. Я курс от бешенства вчера закончил. Сам как? Что в трендах?

- Да эта мутная история с поездом смерти и карантином. Слышал ведь? Пробую копать, но везде глушняк. В одной больничке только шепнули, что у них морг забит. Но это ж херня. Факты нужны.

- А сам что думаешь?

- Думаю, трындец приходит. Болезнь какая-то заразная. Людей не лечат, а стреляют сразу. Но фактура нужна, фак… Чего там?

Петр через окно уставился на танцпол. Люди танцевали, подчинялись музыкальному ритму, но ближе к выходу из клуба началось хаотичное движение. В пульсирующем свете Игорь не сразу сообразил, что люди там не танцуют, а бегают и вроде бы дерутся.

- Зашибись! - крикнул Петр и вскочил, уронив стул.

Петр выскочил из аквариума. Когда дверь открылась, в помещение ворвалась не только музыка, но и крики. Или показалось?

Игорь побежал за приятелем. А тот, расталкивая зевак, собравшихся у перил, ограждающих узкую площадку перед аквариумом, снимал танцпол на смартфон, пробираясь к лестнице.

- ... побоище захватило уже центр зала. О, люди ломанулись по лестнице вверх,- комментировал Петр. - Это ночной клуб Бойлерная номер 5, друзья. И здесь творится жесть.

Поток людей достиг третьего этажа. Толпа прижала Игоря к окну аквариума. Люди, тесня друг друга, ломились вперед. Но навстречу им лился поток, который поднимался по другой лестнице. Игорь понял, что его здесь раздавят.

- Петр! - крикнул он. - В аквариум!

Петр огляделся. Выругался. Через толпу протолкался к Игорю. Женский визг раздался над ухом Игоря. Почти вплотную к нему стояла блондинка в платье, покрытом блестками. Левое плечо девушки испачкано кровью. А за ней мужчина, судя по черному костюму – охранник, конвульсивно дергался, периодически пытаясь кого-нибудь укусить.

- Игорек, не тупи, - закричал Петр, протискиваясь в аквариум.

Игорь схватил девушку за руку и вместе с ней проследовал за Петром. Вход в аквариум был забит, но внутри оставалось свободное место. Люди толпились, мешаясь друг другу. Игорь пробрался к дальнему концу стойки бара. На стойке стоял Петр, водил смартфоном и комментировал.

- Судя по всему, это заразно и передается через укус. На видео это, может, не попало, но я видел, как парня цапнули, а через минуту или меньше он сам начал бросаться на людей.

У Игоря в груди похолодело. Он резко повернулся. Укушенная блондинка трясла головой. Игорь осознал, что сих пор держит девушку за руку. Попытался высвободить ладонь, но незнакомка вцепилась сильнее.

- Нет! - кричала она истерично. - Не-е-ет!

Игорь отступил, но наткнулся на кого-то.

- Сюда, Игорек! - донесся сверху голос Петра.

Игорь рывком освободил руку и запрыгнул на стойку. Штанина джинсов на левой ноге задралась. Совсем немного. Но этого хватило. Зубы впились в икру. Снова. Три месяца спустя.

Игорь освободил ногу от зубов девушки и прыгнул за стойку бара, где уже стоял Петр.

- За мной! - крикнул Петр, открывая неприметную, покрытую стеклом дверь.

Игорь устремился за Петром. Перед тем, как нырнуть в полутемное помещение, он обернулся. В аквариуме был ад. Казалось, дерутся все. Большое панорамное стекло заляпано кровью с двух сторон. Петр захлопнул дверь.

- Не бойся, мы нормальные, - сказал Петр.

Игорь не сразу понял, к кому обращается блогер. А потом заметил среди бочек пива бармена. Он сидел на полу, сжавшись, прижав руки к белому форменному пиджаку.

Бармен промолчал, а Петр распорядился:

- Нужно кеги ко входу переставить. Дверь внутрь открывается, так что вход заблокируем. Давайте, ребят. Мне трансляцию вести нужно, поэтому помочь не смогу.

Игорь, прихрамывая, подошел к бочке с пивом, взялся, но поднять не успел.

- Кровь! У него кровь на ноге! - крикнул бармен.

Петр, который в это время снимал узкое помещение, резко повернулся к Игорю.

- Опа-на. Где? Покажи.

Игорь задрал покрытую кровью штанину. Петр встал на одно колено, согнулся, поднес смартфон к лодыжке Игоря.

- Это тебя блондинка так? - спросил Петр.

- Угу.

Петр поднялся. Включил фронтальную камеру на смартфоне и произнес:

- Друзья! Кажется, это последняя онлайн-трансляция Пети-блогера. Около восьми сотен зараженных снаружи и один внутри. По моим прикидкам осталось секунд десять и мой друг Игорь начнет кусаться. Семь. Шесть...

- Давай завалим его! - заорал бармен, по-прежнему вжимаясь в стену коморки.

- Пять. Четыре, - продолжал отсчет Петр, переключив камеру и направив смартфон на Игоря. - Три. Два. Один! Ну что, охота меня съесть?

- Немного хочется ударить. Но это не из-за укуса. И еще рана саднит. Девушка почти туда же цапнула, куда пес.

Дверь сотрясло от удара.

- Бочки! - полушепотом крикнул Петр, не опуская смартфон.

Игорь поставил одну кегу вплотную к двери, и еще две – рядом. Потом выставил второй ряд.

- Давай, помоги, тяжелые ведь, - обратился он к бармену.

Тот поднялся и, настороженно поглядывая на Игоря, помог соорудить баррикаду.

В дверь опять ударили. Щелкнул, вылетая из косяка замок.

- Нахер! - крикнул бармен, снова забиваясь в угол.

Снаружи басами гремели колонки, истошно визжали и яростно кричали люди. По ту сторону двери кто-то хрипел. Игорь встал рядом с баррикадой и выглянул в зазор между дверью и кегами. Пространство небольшое - сантиметра два-три, но этого хватило, чтобы увидеть мужчину с окровавленным лицом. Он стоял и пялился на дверь, губы подергивались, обнажая зубы. Почему он смотрит на дверь?.. Зеркало! Он не пытался выбить дверь, он ударил по зеркалу. Мужчина резко повернул голову вправо, Игорь отпрянул. Снаружи раздался глухой рык, загремело стекло. Кажется, пришел черед бутылок на витрине по обе стороны от двери.

- Он не знает, что мы здесь. Давайте сидеть тихо.

- Друзья, - сказал Петр в камеру. Подождем, пока зомби - а это точно зомби - уйдут.

Снаружи громыхнуло. Потом сквозь музыку раздался стук. Громыхнуло еще раз, и динамики, изрыгавшие потоки клубной музыки, умолкли.

В стуке Игорь распознал автоматные выстрелы. Шквал автоматных выстрелов. Источник грохота, очевидно, - гранаты.

- Военные! - закричал бармен, вскакивая. - Они вытащат нас.

- Или пристрелят, - буркнул Игорь.

Стрекот автоматов смешивался с криками обезумевших людей. Волна автоматных очередей и одиночных выстрелов подкатывала к аквариуму. Наконец, загрохотало совсем рядом. Пуля пробила дверь, прошла между кегами и ударила в стену. Игорь прыгнул к бармену и присел. Петр с отчаянием обреченного констатировал:

- Кажется, сейчас наш кружок выживших отведает свинцовый пунш!

Выстрелы раздавались реже, в аквариуме уже не стреляли.

Мощный удар в дверь обрушил башню из бочек с пивом. Одна кега попала Петру по ноге. Он взвыл, но продолжал снимать.

В дверном проеме стоял человек в камуфляже, на голове - шлем с прозрачным забралом. К плечу он прижимал Абакан, дуло которого уставилось на Петра.

- Мы нормальные! - заверил Петр.

Человек в камуфляже глянул на Игоря с барменом и мотнул стволом. Игорь подчинился жесту и встал рядом с Петром. Бармен суетливо последовал его примеру.

- Кончай там! - раздалось из аквариума.

- Не надо кончать! - завопил бармен, зачем-то вскидывая руки. - Его укусили, - он кивнул на Игоря и отступил на шаг. - Я чистый! У меня девушка!

- С-сука, - процедил Петр и сказал уже весело: - У него иммунитет, товарищ военный, укусы не действуют. И, кстати, вы сейчас в прямом эфире. Пристрелите здоровых людей на газах сотен тысяч моих подписчиков. Хотя, с учетом ситуации, там их миллионов десять.

- Заткнись, - оборвал Петра человек в камуфляже и, не опуская автомат, крикнул: - Майор, тут мужик с иммунитетом, говорят.

- Какой, нахер, иммунитет? - донеслось из аквариума.

Потом еще один боец перемахнул через барную стойку и спросил из-за плеча автоматчика:

- Кто тут бессмертный?

- Я, - сказал Игорь и облизнул пересохшие губы. - Мне уколы от бешенства делали. Собака покусала.

- От бешенства, говоришь, - протянул майор и обратился к Петру. - А ты чего снимаешь? Отдай телефон.

Петр улыбнулся.

- А это прямая трансляция. По уточненным данным, смотрят десять с половиной миллионов человек.

Военный тихо выругался и сказал официально:

- Проводите гражданских к машине «скорой помощи», лейтенант.

РИА Новости

15 августа 2019 года, 08.02

«Минздрав России призывает россиян делать прививки от бешенства. Бесплатную вакцинацию можно пройти по месту жительства. Достаточное количество вакцины будет направлено в медицинские учреждения в течение двух недель.

В Минздраве пояснили, что в Москве, Московской области и в Саратовской области зафиксированы вспышки бешенства с нехарактерным течением болезни среди людей. Летальный исход в случае заражения наступает в течение суток. Клинически подтверждено, что защититься от мутировавшего вируса помогает прививка от обычного бешенства. Болезнь передается через кровь и слюну, в том числе при укусах.

По информации Минздрава, от новой болезни погибли тысяча двести тридцать пять человек. Однако на сегодняшний день все источники болезни локализованы и ликвидированы».

«Новая газета»

21 августа 2019 года, 16.24

«Водитель КамАЗа, фермер Евгений Васильев, по вине которого произошла катастрофа с поездом «Балашов-Москва», не был пьян. Об этом заявила вдова погибшего водителя Вера Васильева. По словам женщины, ее супруг в течение последних семи лет не употреблял алкоголь и в день аварии на переезде недалеко от села Узуново не пил спиртное.

С апреля у мужчины вымогали деньги сотрудники полиции. По словам Веры Васильевой, это были капитан полиции Данила Ляхов и участковый, также капитан полиции Дмитрий Барсуков. В мае полицейские жестоко избили Васильева и угрожали уголовным делом, если фермер не заплатит 100 000 рублей. Мужчина отдал деньги, однако 9 августа полицейские потребовали еще 50 000 рублей. Они вновь избили мужчину на глазах жены. Ляхов достал из своего кармана пакет с белым порошком и сказал, что сейчас закинет наркотики в кабину КамАЗа и проведет обыск, после чего Васильев отправится в тюрьму.

После этого Евгений Васильев запрыгнул в кабину КамАЗа и заблокировал двери. Когда Ляхов достал пистолет, Васильев завел мотор и попытался скрыться от полицейских. Ляхов и Барсуков пустились в преследование. Погоня закончилась аварией на железнодорожном переезде.

В отделе информации ГУ МВД России по Московской области сообщили, что капитаны полиции Данила Ляхов и Сергей Барсуков уволились со службы по собственному желанию».

-1
244
09:40
Это новый тренд))) На НФ-19 один автор переписывал «Дьюма-Ки» и «Розу Марена», а тут — «Куджо» и «Ловца снов» / «Противостояние» (в части эпидемии).

Это скучно. Это блин так скучно, что прям аж невозможно читать. Это долго, это предсказуемо.

Повествование тонет в куче людей, которые слишком долго мелькают в кадре — пора бы уже их начать раскрывать, а не только по именам различать, а они — хлоп! — умирают. Кинг если вводит таких проходных персонажей, то на непродолжительное время, у него есть основные герои — с характером, проблемами, которым хочется сопереживать. Тут — не хочется никому, я ждала, когда вся эта тягомотина закончится. Печаль. Минус.
15:26 (отредактировано)
Затянутая зомби-история. Местами красиво, но мне не зашло. Действия нет, характера нет, драмы нет.
Загрузка...
Мартин Эйле №1