Светлана Ледовская №1

Вместе и навсегда

Вместе и навсегда
Работа №66

1

Земля тряслась под ногами, огонь бушевал повсюду. Мой дом, в котором вырос еще отец, лежал в руинах. Все произошло слишком быстро, я ничего не успел понять, и теперь единственное, что остается делать, ковыряться в кирпичах и досках. Ломая ногти, разгребать завалы, чтобы увидеть самое страшное, что и так понимал, но не хотел верить. Под очередным камнем показалась ее рука. Безжизненная, ни следов пульса. Остервенело, вгрызаясь в строительный мусор, бывший когда-то родовым особняком, мне удается вытащить ее. Джессика была мертва. Взор помутнел от слёз, но ее нельзя здесь так оставлять. Мы поженились лишь год назад и думали завести детей, но нашим планам оказалось не суждено сбыться.

Я протянул к ней руки, стараясь поудобней поднять тело, как вдруг случилось невероятное. Она открыла глаза.

- Ты должен идти! – услышал я голос супруги, хотя она так и не раскрыла рта.

От резкой боли в голове мир пошатнулся и вскоре погрузился во тьму…

***

- Должен идти…

Я проснулся от собственного голоса. Резко привстав, осмотрелся. Костер уже догорел, а темно-синее небо начало розоветь. Скоро рассвет.

Сбросив теплый плед, я встал с лежака и потянулся. За ночь вокруг ничего не изменилось. Кругом идиллический пейзаж, деревья, зеленая трава вокруг. Она уже почти доходила до колен, а всего неделя прошла с тех пор, как ее подстригали.

С холма, у подножия которого я заночевал, подул промозглый ветерок. Я поежился и, завернувшись в плед, которым укрывался ночью, поднялся на его вершину. Он был невысокий, но с него открывался прекрасный вид на город, находившийся в низине. Небольшой провинциальный городок не поражал небоскребами или знаменитыми памятниками, там их просто не было. Зато он аккуратный и чистый, с большими кварталами загородных домов на окраинах.

Я смотрел на него с высоты и отчетливо видел общие черты всего мира. Разруха и тишина, лучше, пожалуй, не опишешь. Все красоты и достижения цивилизации теперь шли с глаголом «был» и его спряжениями. Тоже можно сказать и о человечестве. За две недели, прошедшие с того страшного дня, я не встретил ни одной живой души. Именно поэтому я не любил останавливаться в городах, они теперь все больше напоминали склепы. Слушать, как ветер воет в пустых глазницах разбитых окон, гоняет пыль по мертвым улицам, я не хотел. Уснуть там тяжело, а если получалось, мучили кошмары.

Бросив на очередную могилу цивилизации прощальный взгляд, я вернулся к своему импровизированному лагерю. Наскоро позавтракав печеньями с колой, взятыми из его магазина, начал собирать вещи. Еще бы, впереди ждал долгий путь.

Скрутив термоковрик с пледом в один большой валик и сложив рюкзак, я водрузил все это на спину и пошел.

- Меня ведет господь или дьявол,откуда мне знать, я уверен в одном, ни к чему унывать! Дорога покажет, какой будет путь, главное юмор взять не забудь. Избавит от тягот и от забот, хорошая байка и анекдот!

Петь я не умел, но кричал громко, на пределе возможностей. Звук собственного голоса придавал уверенности и сил. Ведь если постоянно молчать в мире без собеседников, так можно и вовсе забыть человеческую речь. Бодрый темп помогал согреваться. После катастрофы климат изменился, стало заметно холодней, и я почему-то уверен, что это еще не предел. К тому же, неподалеку была граница с Канадой, а значит, тропиков ждать не стоит.

- Шумят голоса в моей голове! Я сумасшедший, кажется мне! А может быть просто святой, такой позитивный и немолодой!

Я шел все время с той ночи, когда мой дом неожиданно рухнул, похоронив жену и родителей. Как оказалось позже, такие беды приключились повсеместно и неожиданно. Никто не знал, что случилось, кто на кого напал и куда бежать. Города и поселения по всему миру просто взяли и обратились в прах, превратившись в развалины. При этом не было никаких бомбежек, налетов вражеской авиации, взрывов и прочих атрибутов войны. Даже по телевизору первое время ничего не менялось.Видимо все произошло так быстро, что записи различных программ продолжали транслировать. Только через несколько дней все замерло, лишь интернет еще кое-где работал. Разумеется, все сайты застряли на дате общего абзаца.

- Гудят мои ноги, но мне все равно! Идти не устану я ни за что! Ведь что-то же делать нужно теперь! Осталось найти волшебную дверь!

Равнина закончилась и впереди показалась стена хвойного леса. Неожиданно в глазах помутилось, и я увидел вход в большую пещеру. Настоящее изобилие сталактитов и сталагмитов, а в самой ее глубине сияло солнце. Настоящее, золотое, манящее. Видение закончилось также быстро и внезапно, как началось. Осталось стойкое убеждение, что я должен пройти через этот лес.

Немного подождав, пока боль в голове окончательно утихнет, я пошел дальше. Видения преследовали меня во сне и наяву сразу после того, как я похоронил своих родных и начал этот путь. Теперь они служили мне вместо компаса, направляли меня. Понятия не имею, что это. В бога по-настоящему я никогда не верил, хоть и ходил в церковь. Для себя решил, что у меня помутился рассудок после гибели семьи. И вообще, я всю жизнь слушал кого-то. Сначала родителей и друзей, потом преподавателей, начальников и жену. Имею я право, хотя бы после конца света послушать голоса в собственной голове? Уж если вокруг не осталось никого, то никому кроме меня это не повредит, а на свою жизнь мне уже, собственно, плевать, после всего.

2

На привал расположился в корнях исполинской секвойи. Собрал поблизости сухие ветки и развел костер. Пока разогревал добытые в магазине консервы, слушал лес. Он, как ни странно, был жив. Природа, казалось, особо не горевала по гибели людей. Пели птицы, жужжали насекомые, особенно комары. Сколько себя помнил, всегда страдал от них. Видимо такая у меня "вкусная" группа крови. Чтобы хоть как-то защититься, пришлось вылить на себя пол баллончика репеллента.

- Ну и правильно, - сказал я вслух. – Так нам и надо. Хотя, может быть, не всем…

Вспомнив про семью, невольно осекся и сосредоточился на еде. Отстегнув от пояса большой охотничий нож, легко вскрыл банку. Бобы в томатном соусе были очень вкусны подогретыми.

Насытившись, я продолжил путь. Интересно, а как сейчас выглядит Земля из космоса? Всегда любил записи НАСА, где показывали виды с орбиты. Белые облака на сине-зеленом шаре, меня это завораживало. Сейчас, наверное, все огни погасли, города больше не светят, автострады молчат. Стало тоскливо, и я, как подобает волку из старых диснеевских мультиков, которые обычно ухлестывали за красотками, громко завыл. Не смотря, что был день, мне вдруг, ответили. Где-то вдалеке послышался тоскливый, многоголосый вой. Я замер, пытаясь понять, реально ли это, или очередное видение. Мгновение и ничего не произошло. Я уже подумал, что всё-таки, послышалось, как вдруг вой раздался снова, заметно ближе. Внутри все похолодело, я сорвался с места и побежал. С грузом это тяжело, поэтому вещи пришлось бросить.

Лес, судя по всему, и не думал заканчиваться. Земля под ногами стала каменистой. Вскоре показались первые скалы. Когда за спиной послышался уже не вой, а весёлый лай и рычание я увидел впереди группу больших валунов в рост человека, которые прилегали к небольшой, но довольно крутой скале. Одним прыжком я забрался на камни, и на свое счастье, обнаружил в горе достаточно крупные трещины, для того, чтобы просунуть руку. Не раздумывая, я начал восхождение.

Руки в трещины сверху, ноги, снизу, подтянулся, и повторил движения. Это оказалось вовремя, снизу донеслось многоголосое рычание и скрежет когтей по камню. Вниз я не смотрел, потому, как знал, что одно неверное движение означало мучительную смерть, а мне что-то не хотелось быть сожранным. Не то, чтобы моя жизнь теперь чего-то стояла, просто я не мог умереть, не дойдя до цели. Это было единственным, чего я сейчас боялся.

Еще немного вверх, подтянуться и замереть в ужасе. До вершины оставалось не больше локтя, и вроде бы можно радоваться, но спасительные трещины в камне, закончились. Пальцы рук побелели от напряжения, долго я на стене не провишу. Моя правая рука была вверху, держась за выступ над головой, а левая находилась на уровне груди. У меня осталась единственная возможность, и шанс воспользоваться ей таял с каждой секундой. Наконец решившись, я, изловчившись, поставил левую ногу в полость, которую только, что занимала моя левая рука и, оттолкнувшись, прыгнул.

Едва успел схватиться за шершавый камень наверху, при этом расцарапав руку. Под наплывом адреналина в крови боль не ощущалась. Начисто потратив оставшиеся силы, я поднял свое тело наверх.

Оказавшись в безопасности, я несколько мгновений лежал, переводя дух и приходя в себя. Руки и плечи болели, сердце стучало, как заправский барабанщик, отбивающий дробь. Любопытство все же взяло верх, и я осторожно подошел к краю скалы и глянул вниз. Несколько секунд я смотрел в пустоту. Никаких волков, одичавших собак и тому подобных животных. Только камни, земля и лес…

3

Джессика шла по вершине горы, шлепая по камню босыми ногами, закутанная только в ее любимую синюю шаль с изображением весеннего неба. Я двигался за ней, осторожно, стараясь не спугнуть виденье, прекрасно понимая, что это не наяву. Моя жена, от тоски по которой я, возможно сошел с ума, зашла в появившуюся на пути пещеру. Прежде, чем скрыться в темноте, она обернулась и посмотрела на меня. После чего, исчезла, как и мое наваждение.

Проснулся я от холода рядом с местом, где забрался наверх. Солнце уже село, но сумерки еще не сгустились. Джинсы и легкая куртка не спасали, и я многое бы сейчас отдал за то, чтобы вернуть свой рюкзак с теплыми вещами, но сама мысль о том, чтобы спуститься вниз, приводила в ужас. С трудом размяв задеревеневшие от холода конечности и поднявшись на ноги, я решил осмотреться.

Вершина горы представляла собой плато, плавно спускающиеся вниз с другой стороны. Я помнил, как Джессика медленно спустилась вниз, найдя пещеру, и решил пойти по ее следам. Мир грез для меня давно стал неотличим от реальности,а потому, не видел смысла поступать как-то еще. Пока все, что я видел во сне, совпадало с явью, и вскоре, впереди показался черный проем пещеры.

На душе вдруг стало хорошо, куда-то пропали сомнения, страх неизвестности, даже холода я больше не чувствовал. Ощущение чего-то хорошего, что непременно ожидает внутри, наполнило мою походку уверенностью. Я бодро шагнул в темноту. Когда перестал видеть вообще хоть что-нибудь, земля вдруг ушла из-под ног, и наступило приятное чувство полета.

Я уже хотел обрадоваться, но мир содрогнулся раньше. Слышать хруст собственных костей было странно, а испытывать ярко вспыхнувшую боль, которую раньше не мог и вообразить, обидно.

- Как же так? – прохрипел я.

Боль вскоре ушла, а темнота рассеялась. Стало светло, как днем. Я снова видел Джессику. Она была, как в последнем сне, нагая, закутанная только в ее любимую шаль, которая неожиданно преобразилась. По ней плыли белые облака, соединялись вместе, образовывая причудливые формы, и снова расходились. Мне вспомнились трансляции НАСА, где показывали виды с орбиты.

- Ты не Джессика?

Девушка покачала головой.

- Раньше я не могла напрямую общаться с тобой, человеческий разум слишком ограничен для этого. Поэтому видения – это все, что я могла сказать тебе.

- Кто ты, бог?

Она улыбнулась.

- Для тебя – да. Я та, которую люди называли Землей. То, что ты видишь образ своей жены, тоже восприятие твоего мозга. Поскольку ты последний человек, я отвечу на твой главный вопрос.

- Зачем.

Она кивнула.

- Как ты уже понял, у планет есть разум, своя воля и желания. Мы склонны к развитию и творчеству. Эксперименты нам не чужды. Человечество – один из них.

Я задумался.

- Эксперимент не удался?

- Да. Люди не стали такими, как я изначально хотела. Я много раз давала вам новые шансы, но, похоже, ошибка сокрыта в самой вашей природе. Такие опыты мне надоели. Я много работала и хочу отдохнуть. Тот, кого вы называли Марсом, давно это понял, а я его не послушала. Нужно немного расслабиться и подумать, чего мне хочется. Пары миллионов лет для этого вполне хватит.

- Если все так, зачем было со мной играть, заманивать в пещеру?

- Здесь, то, что шаманы называли местом силы. Душа одного человека быстро отделится от тела. Мысли и память всех, когда-либо живших людей пополняют мое информационное поле. Ты стал последним.

- То есть, я смогу встретиться с женой?

Земля улыбнулась.

- Сознание людей не способно к развитию, поэтому да, ты воспримешь это именно так. Теперь вы всегда будете вместе.

+2
339
04:46
+2
Концовка понравилась, где планета Земля выступает в виде девушки и говорит, что «творчество и эксперименты мне не чужды… Надо подумать пару миллионов лет». А вот рассказ в целом оставляет какое-то равнодушие. Хотя по языку замечаний нет, сюжет идет ровненько. Может, потому что все так плавно-ровно, потому и яркого впечатления, увы, не осталось. Но что-то в этом есть.
Удачи в конкурсе!
12:03
+1
Короткий и емкий рассказ. Автор смог в такой малый объем вместить сюжет, философский смысл и неожиданную концовку. Респект.
20:58
+2
Запинав ногами несколько поистине профессионально написанных рассказов, DartMaul, наконец, обрёл рассказ своей мечты: безграмотное повествование ни о чем, которое наступило после непойми чего.
Комментарий удален
Загрузка...
Елена Белильщикова №1