Олег Шевченко №1

Всё ради вкуса

Всё ради вкуса
Работа №68

- ... Ровно триста лет назад все виды животных и растений были официально перенесены в Чёрную Книгу и признаны безвозвратно вымершими. Причиной стало повсеместное загрязнение окружающей среды. Тогда же был принят закон об универсальной пище, прозванной «бурой кашей» или «бурдой», - вещала ведущая новостей по трёхмерному телевидению. - Благодаря этой смеси человечеству удалось победить многие болезни и навсегда забыть про голод. Сегодня каждый человек раз в день получает бесплатно порцию универсальной пищи - этого достаточно, чтобы утолить голод на весь день, получить необходимые витамины, минералы и калории. Здоровое человечество сегодня вспоминает с благодарностью изобретателя этой смеси...

- А заодно проклинает тех, кто захламил планету и уничтожил всю остальную еду, - буркнул Иван, отключая трансляцию. Он с отвращением посмотрел в тарелку и поводил ложкой, размазывая “бурду”.

Склизская, серо-зелёная масса не вызывала аппетита. Порой казалось, что кто-то уже прожевал и переварил еду прежде, чем она попала на тарелку. Каждая ложка становилась комом поперёк горла, приходилось зажмуриваться и заставлять себя проглатывать “бурду”. Ибо другой пищи просто не осталось.

Иван чувствовал себя роботом, которому запихали в горло шланг и теперь заливают топливо, не думая о чувствах машины. Именно так выглядела для него заправка кораблей, и каждый раз он сочувствовал своей “Авроре”.

Капитан дальних космических полётов устал от бесконечно однообразной безвкусной каши. Жаль, что быть капитаном высшего класса ещё не значит иметь все привилегии. Вот если бы он разбогател, то до конца своей жизни ел бы только модифицированную “бурду”, со вкусовыми добавками, разной консистенции и формы. Говорят, для богачей её делают и твёрдой, и желеобразной, и какой только душа пожелает.

Зажмурившись от отвращения, Иван отправил в рот очередную ложку мерзкой бурды.

***

- Катя, ты тоже это видишь? - с недоверием поинтересовалась Аня, старший специалист по сканированию космоса.

- Да, - в десятый раз перепроверив данные, кивнула её подруга и коллега. Голос дрожал от волнения. - Зелёный спектр, есть кислород и растения. Животный мир развит слабо, разумных форм нет.

- Чтоб мне плутоний проглотить, - ахнула Аня. - Там же...

- Да! Можно развивать сельское хозяйство прямо на этой планете! - глаза Кати сияли восторгом.

- И привезти на Землю образцы семян. И... Да ты сама знаешь! Наши сканеры искали именно такую планету последние триста лет!

- Ань, не торопись. Предыдущие экспедиции ничего не дали. И как быть с финансированием? Ремонт сканера съел все фонды.

- Что-нибудь придумаем, - отмахнулась Аня. - Найдём спонсора, в конце концов. Зато какой прорыв для науки! Какие возможности для изучения!

- Сколько же там видов? А помнишь, моя бабушка в детстве рассказывала, что её прабабка ещё застала траву. Зелёное покрывало, а запах, когда её косили, был такой, что прохожие жмурились от удовольствия, - мечтательно проговорила Катя и тоже зажмурилась, будто действительно почуяла аромат настоящих растений.

- И мы именно тогда обе решили стать учёными, - рассмеялась Аня. - Такое не забудешь.

- Жаль, что на пластиковом ковре, заменившем почву, ничего не растёт, - вздохнула Катя и с надеждой посмотрела на монитор сканера. Тот по-прежнему горел зелёным.

***

Тарас ковырял вилкой оранжевое желе. Производитель гордо уверял, что у него вкус «красного яблока», вот только у пасты с таким же названием, которую Тарас пробовал на прошлой неделе, вкус был чуть кислее. И как узнать, где истина?

Да, у богатых свои привилегии, и для них «бурду» красят, превращают в желе, пасту и муссы, кладут ароматизаторы и вкусовые добавки, да толку-то?

Никто уже не знает, какой на самом деле вкус у блюд. За триста лет были утрачены образцы, все, кто пробовал настоящую пищу, давно умерли. Книги и фильмы, даже самые продвинутые, не передавали полной картины. Да и как можно описать вкус тому, кто никогда ничего подобного не пробовал?

Тарас унаследовал империю пищевых добавок, его фабрики каждый месяц генерировали новые и новые сочетания вкусов, но…

Вот бы попробовать настоящее, живое яблоко с ветки! Тарас мечтал об этом всю жизнь. Представлял, как с хрустом вонзит зубы в гладкий блестящий бок, как по языку потечёт сладкий сок. Это будет настоящая феерия вкуса, а не эта вот... имитация.

Да что там - вкус. Тот, кто привезёт настоящее яблоко, или хотя бы огурец, навсегда войдёт в историю. Его имя впишут в хроники, будут изучать в школах.

Дед мечтал найти образцы растений или семена, но на Земле и ближайших космических станциях ничего не обнаружил. Отец тоже горел этой идеей, спонсировал экспедиции на окраины изученного космоса. Вдруг где-то есть планеты с собственной, пригодной для жизни и для еды, экосистемой?

- Тарас, тебе звонят с исследовательской станции. Просят финансирование, - голограмма виртуальной помощницы возникла посреди стола.

- Опять, небось, сканер сломался. Говорил же, на эти цели не выделяю, - буркнул Тарас. Подумал, поковырял вилкой желе, вздохнул. - Цель экспедиции?

- Сельское хозяйство.

- Что?! - вскинулся Тарас. В первую минуту показалось, что он ослышался, или что это какая-то шутка. Вот только у виртуальной помощницы юмор не встроен в систему. Взгляд промышленного миллионера сделался острым. - Давай подробности.

***

- Погрузка завершена. Задраить люки. Проверка систем, - командовал Иван, стоя у пульта управления огромного звездолёта.

- А оборудование надёжно закреплено? - в который раз взволнованно уточнила Аня.

- Как долго лететь? По пути будут торговые станции? А то вдруг мы что-то забыли, - расспрашивала Катя заместителя капитана, который представился как Санёк. Тот явно заигрывал с девушкой, вовсю ей улыбался, а она в упор этого не замечала, поглощённая переживаниями за экспедицию.

- Какой у тебя старый компьютер, больше года ему, небось, - из угла донёсся голос Тараса. - У меня вот виртуальный помощник голограммой оснащён. Если хочешь, потом и сюда улучшенную визуальную прошивку куплю.

Спонсор экспедиции потягивал из тюбика «клубничный мусс», сидя в удобном кресле с ремнями безопасности и подключённой автономной системой жизнеобеспечения на случай катастрофы. Тарасу полагалось сидеть, лежать и вообще находиться только в оборудованных аналогичным образом местах - требование его страховой компании. Впрочем, он не жаловался, привыкнув к комфорту и приоритетной заботе о себе самом.

- Все системы исправны. Готовность первого уровня, - бесстрастно сообщил механическим голосом бортовой компьютер.

- Приготовиться к прыжку! - скомандовал Иван.

***

- Впереди поле астероидов. Уровень опасности - шесть из десяти, - известил бортовой компьютер.

Иван кивнул, Санёк спешно выстраивал маршрут между дрейфующих обломков. Пассажирам приказали занять места и пристегнуть ремни.

Катя решила пересидеть опасный участок в центральной рубке, ещё раз посмотреть рабочие файлы. Она взяла планшет - и тут же его выронила.

Корабль тряхнуло. Мигнул свет, включились красные огни. От грохота и скрежета заложило уши.

- Ошибка! Ошибка! Уровень девять... уровень десять из десяти! Максимальный уровень опасности! Внимание! Столкновение неизбежно!

Капитан выругался и вцепился в штурвал аварийного управления. Санёк раздавал указания пассажирам по внутренней связи корабля и, словно сумасшедший вымерший осьминог, руками, ногами и всеми пальцами по отдельности проводил какие-то настройки на панели.

Тарас вцепился в ручки своего кресла, бледный, как звёздная туманность, и на всякий случай перевёл систему жизнеобеспечения в режим полной готовности. Хотя она и так включилась бы автоматически при малейшей угрозе.

Вновь тряхнуло, громыхнуло, погас верхний свет. Только панель управления продолжала мигать, освещая сосредоточенного капитана. Внезапно повисшая тишина пугала больше предыдущего грохота.

- Корабль покинул зону опасности, - известил механический голос.

- Все живы? - громко спросил Иван, проверяя корабль. Накрылся один двигатель, левый коридор придётся задраить - там барахлили кислородные системы. Царапины и вмятины на корпусе, но в целом лучше, чем он ожидал. А перепрошивку бортового компьютера он точно сделает по возвращении. И поставит новые сканеры.

Аня зачем-то прямо перед столкновением помчалась в грузовой отсек, и из-за лопнувшего крепления повредила ногу. Санёк лично отнёс её в медкапсулу, и теперь старший специалист по сканированию космоса и по совместительству руководитель научного состава их экспедиции мило краснела в его присутствии.

Катя отделалась испугом, и теперь пила успокоительное. Вернувший свою невозмутимость Тарас скучающим голосом давал капитану советы, как следовало себя вести среди астероидов.

Полёт продолжался.

***

- Противолазерное поле на полную! – перекрикивая гул корабля, командовал Иван бортовому компьютеру.

- Да чтоб этих пиратов радиацией накрыло! – ругалась Аня, раскрасневшись от злости. – От этой тряски все настройки на сканерах собьются!

Катя, сжавшись в комочек, тряслась от страха.

Тарас, чувствуя себя в безопасности за персональным защитным полем, подался вперёд и с интересом следил за манёврами двух шустрых вооружённых кораблей.

- Они сбили нашу единственную пушку! – сообщил Санёк. – Заходят сверху!

- Всем приготовиться к прыжку! – прорычал Иван.

- Но настройка траектории займёт…

- Прыгаем на случайные координаты, вариантов нет. Три, два…

Короткий, но показавшийся бесконечным миг прыжка.

- Все живы? – Иван подумал, что если придётся произносить эту фразу в третий раз, то это будет слишком. И так этот полёт побил все рекорды в его карьере – и по обещанной оплате, и по свалившимся неприятностям.

Люди оказались живы и даже невредимы. С остальным дела обстояли хуже.

- Результаты сканирования. Грузовой отсек повреждён, часть груза потеряна. Прибор подачи бурды неисправен. Системы кондиционирования неисправны. Системы защиты неисправны… Системы навигации неисправны, координаты корабля и направление к Земле определить невозможно…

Иван слушал доклад равнодушной программы, всё больше бледнея.

На третий день дрейфа мигнуло системное оповещение. Включать двигатели смысла не было – лететь без маршрута и координат всё равно, что ещё больше увязнуть в трясине. К тому же, мощности экономили, чтобы как можно дольше работали системы жизнеобеспечения.

- Внимание. Обнаружен корабль. Все системы отключены. На позывные не откликается. Предположительно, серийный номер…

- Да это же корабль сто одиннадцатой экспедиции! Экипаж нашли в спасательной капсуле в анабиозе через десять лет после того, как пропала с ними связь. Корабль считался пропавшим без вести.

- Теперь нашёлся, - хмыкнул Санёк.

- Всем надеть скафандры и приготовиться к стыковке, - скомандовал Иван.

Осмотр корабля-призрака много времени не занял. Команда просто забрала всё, что могло быть полезным. Ещё неделю занял ремонт и подстройка систем корабля под устаревшие детали.

- Координаты получены. Наше местоположение… - наконец, выдал бортовой компьютер.

- И что это значит? – попивая из тюбика консервированный «фруктовый коктейль» с корабля-призрака, поинтересовался Тарас. Хорошо, что срок годности у «бурды» в любом виде – пара сотен лет.

- Мы можем вернуться на Землю, починить корабль, взять новое оборудование и попробовать снова, - медленно произнёс Иван. – А можем продолжить путь. Мы очень близко к точке назначения. Мы здесь, - капитан ткнул пальцем на голографическую карту, - а планировали попасть сюда.

- Тогда продолжаем! – воодушевился Тарас. На карте точки занимали соседние звёздные системы. Не прошло и пары часов, как они вышли на орбиту нужной планеты.

Все столпились у иллюминаторов. Розовые из-за водорослей и микроорганизмов моря сменялись зелёными и серыми островами. Крупных континентов на планете не оказалось, и из-за этого его поверхность выглядела лоскутным одеялом.

-Как прекрасно, - вздохнула Катя.

Санёк обнял её за плечи, и Аня с грустным вздохом перевела взгляд от парочки обратно на вид за бортом.

-Высаживаемся? - уточнил капитан.

-Сначала нужно провести полное сканирование. Уровень кислорода, гравитация? Уровень биологической опасности? - научный состав экспедиции приступил к своей работе.

***

Целые сутки заняла подготовка к высадке. За это время спонсор успел достать всех так, что Аня пригрозила ему, что свяжет и оставит на корабле в его «защитном кресле». Остальные мрачно пообещали помочь с этим.

- Верёвку предпочитаете капроновую или нейлоновую? – предложила Катя на выбор, и Тарас обиженно ушёл к себе в каюту.

Наконец, участники экспедиции и первая партия оборудования, часть которого была позаимствована на корабле-призраке, оказались на поверхности планеты.

Катя замерла у трапа, с восхищением разглядывая бурную растительность. Аня с планшета руководила роботами, которые выгружали оборудование. Иван и Санёк готовили лагерь, с опаской прислушиваясь к шорохам в кустах. Приборы крупных хищников не обнаружили, но мало ли. Тарас с видом человека, который вышел на прогулку, осматривал свои новые владения, размышляя о туризме.

***

- Что это? – Тарас завороженно таращился на ветки дерева, на которых висели красные плоды размером с треть кулака.

- Дальний родственник яблока, - перевела на обывательский язык показания сканеров Аня.

- Плоды спелые и пригодные для еды, - добавил Катя.

Дрожащими от предвкушения руками Тарас с трудом дотянулся до нижней ветки и сорвал округлый фрукт. Подержал в руке, привыкая к его весу и форме. Посмотрел на свет – не просвечивает. Понюхал. Аромат есть, но слабый. Желе из бурды пахнет сильнее. Сглотнув, Тарас решительно откусил.

За несколько секунд выражение его лица с предвкушающего сменилось озадаченным, а после – полным разочарованием.

- Что это?! - снова повторил спонсор, отплёвываясь.

- Это обычный природный плод, - рассмеялась Аня. – Он не подвергался селекции.

- М-да. А пищевая промышленность на месте не стояла, - подытожил Тарас.

- А ну-ка, дайте я попробую, - протянул руку к ветке с «яблоками» Иван. Откусил, пожевал. – Неплохо.

Остальные участники экспедиции тоже сорвали себе по угощению.

- Я не наелся, - разочарованно протянул Санёк.

- И как часто вырастают новые партии продуктов?

Катя с Аней, переглянувшись, просветили мужчин о том, что урожай можно собирать всего лишь один или нескольких раз в год, а портятся плоды быстро. И раньше люди ели трижды в день из-за низкой усвояемости продуктов. Приходилось тратить время на готовку – помыть, почистить, нарезать, сварить. Нужно было следить за диетой, чтобы питание выходило полноценным. И процесс пищеварения проходил несколько иначе, от натуральных продуктов остаются непереваренные части, которые требуют выхода…

Санёк присвистнул. Тарас подумал и решительно спросил:

-Сколько времени занимает селекция? И как долго эти яблоки могут храниться?

***

Две недели спустя Иван, сидя на ступенях посадочного шаттла, ел из пластиковой миски «бурду». Пока полноценно питаться натуральными продуктами не представлялось возможным - были утеряны технологии их приготовления и рецепты. Зато теперь «бурду» можно приправить или закусить. Иван уже привык к десерту из разных ягод. Тарас с тюбиком чего-то розового появился в проёме.

- Что скажете? Грузить образцы фруктов и овощей на корабль? Шаттл возьмёт за раз не больше пяти ящиков, если с пассажирами, - спросил Иван у спонсора операции.

- Два ящика, - и, видя непонимание капитана, Тарас пояснил. - Нужны ещё образцы почвы и растений, - спонсор покрутил в руках упаковку от своего завтрака.

- Пусть наши учёные командуют, роботы всё погрузят, - кивнул Иван и с хрустом откусил яблоко.

Тарас поморщился - он так и не привык к кислому вкусу. Зато теперь ему не стыдно перед отцом и дедом - он исполнил семейную мечту и вписал их фамилию в учебники истории.

***

“Аврора” покинула орбиту планеты зелёного спектра и направилась к Земле. Теперь вместо оборудования трюм был набит ящиками, капсулами и камерами с плодами, семенами и землёй.

- Как думаешь, мы ещё увидим на своём веку настоящий зелёный сад где-нибудь на Земле? - глядя в иллюминатор на удаляющуюся планету, спросил Санёк капитана. Учёные со всем оборудованием остались на планете, чтобы подготовиться к прибытию первой большой группы.

- Кто знает, - пожал плечами Иван. - Как бы и эту красоту не сгубить.

Где-то в трюме жужжал случайный комар. Тарас писал речь для торжественного вручения ему Зелёной медали - самой почётной награды последнего тысячелетия. Иван подсчитывал, сколько вкусов «бурды» он сумеет попробовать, учитывая премию. Санёк заполнял заявку на участие в следующей экспедиции на эту планету. Бортовой компьютер на автопилоте вёл корабль между звёздных систем и галактик к далёкой, густонаселённой и почти безжизненной Земле.

0
240
14:55
То, что герои не отравились иноземной флорой, при том, что с рождения привыкли к искусственной смеси, — это чудо. Ничем не обоснованное. Их даже понос не прошиб. А это уж, извините, вообще невозможно.
13:03
А-ха-ха! Нефть кончится куда быстрее травы.
13:20
Очень и не очень.
Если вырезать неловкие, скомканые космические приключения и уместить их в паре строк, выйдет почти шедевр.
Комментарий удален
Загрузка...
Светлана Ледовская №1