Ирис Ленская №1

Игра

Игра
Работа №164. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

- Ну и что тут у нас? - Ти с любопытством концентрируется, а затем разочарованно меняет цвет ближайших звёзд. - Пфф... какая банальщина! Ещё одна бесполезная пустышка.

- А я и не ожидал, - Ао вибрирует непрерывно расширяющимися границами вселенной и покачивает магнитными полюсами центров галактик - всех сразу.

Им следовало раньше позаботиться о репутации, но вместо выполнения упражнений подростков больше интересовали развлечения и отстранённые темы. Воспитатель рассердился и без объяснений отправил негодников в произвольном направлении. Судя по всему, они наказаны и временно переведены на уровень ниже.

Как известно, любая вселенная со стороны внешнего наблюдателя - квантовый объект, пока не станешь взаимодействовать снаружи или не проникнешь внутрь. Веер бесконечного разнообразия, как говорят им на занятиях. Однако в любом из вариантов обучения Ти утверждает, что ничего более нищего, чем миры, быть не может. Гадай, не гадай, а толку от вероятностных процессов никакого.

В предпоследнем пучке развития, когда они участвовали в сотнях индивидуальных разрастаний по трёхмерному времени, шкодливый подросток дерзнул заявить об этом по всем направлениям. Он сетовал на отсутствие настоящих самородков - миров со столь богатым внутренним устройством, изначально им дарованным Возможностью, что с такой вселенной можно общаться на равных. В большинстве случаев миры не рождают тех, кто сам себя зовёт покинувшими бытие. Миры - штука глупая, вызревающая на протяжении всего цикла в осознание, что она есть, а под конец существования совсем уж растерянная, поскольку не знает, как поступать с этим знанием: пора умирать, а тут, понимаете ли, Я есть Я...

Конечно, выпендрёж Ти вызвал недовольство учителя, а Воспитатель, которому донесли об инциденте, сузил их доступ к Потоку и отправил в ссылку.

Да-да, именно их.

Вечно Ао достаётся из-за Ти. Как бы они ни дружили, в каждом из бесконечного множества вариантов его друг-задавала устраивает провокации, и отдуваться приходится обоим...

- Злишься на меня?

- Издеваешься?

- Ну...

- Мы, кажется, уже родились и выбрались наружу. Я так уж точно. Пора бы привыкнуть: наши варианты переплетаются равномерно, и далеко не во всём виноват ты. Совсем другое дело, окажись мы здесь по более достойному поводу, а так... получаются мелкие проделки. И всё же я мог помешать твоим глупостям ещё до того, как это заметил Воспитатель, но не стал.

- Ты опять переживаешь из-за неизбежности, Ао.

- Да, с проблемой фатальности, соглашусь. Но у меня, знаешь ли, рост был куда травматичней.

Ти беспомощно разводит поля, пытаясь хоть как-то показать сожаление. Ему ведь, как всегда, неймётся продемонстрировать удальство, а вот Ао очень любит смотреть, что из этого выйдет. Ао потворствует необратимому стечению обстоятельств и линейности развития. Ему нравится ограниченность и предел. Это недуг, который ни в одном из проявлений не удаётся пока искоренить, куда бы Ао ни развивался. Рудимент позапрошлого уровня - когда наблюдатель вовлечён в процессы вселенной, похожей на ту, из которой вырос. Ти, напротив, самостоятельней и легче относится к попадающимся на занятиях мирам, хотя и ведёт себя безалаберно и нагло.

Ао недоволен переживаниями товарища.

- Опять печёшься, будто я не скинул былые привычки.

- Ну как тебе сказать... ты любишь периодически одевать их заново. Я замечал.

- Зато несу ответственность за всё что утверждаю и за всё, в чём сомневаюсь, ещё до того, как утверждать или сомневаться. Ты же постоянно лезешь на рожон. Вот скажи, что теперь делать? Здесь же скучно! - Ао недовольно сгибает пространство в одном из секторов так, что кластер из десятков галактик распадается.

Каждый раз их любопытство или непослушание заканчиваются колкими последствиями. Сколько здесь коротать, поди, догадайся.

- Чем займёмся? - интересуется Ао.

- Можем поговорить.

- О чём?

- У нас тем мало? Давай, придумаем уникальную?

- Настроение прескверное, Ти.

- Обычно, Ао, ты обожаешь поразмышлять.

- Давай-ка лучше сыграем.

Ти снова вибрирует. На сей раз в приятном удивлении. Как правило, играть предлагает именно он, а от Ао зависит, когда всё начнётся.

Игра - обязательный этап взросления для покинувших миры. Каждый новичок, только оказавшийся в небытии, постоянно развивается вместе со старшими товарищами. Они заполняют поры меж делящихся вселенных и задаются вопросом, для чего это делается. Для чего вызволяют себе подобных из миров, зачем объединяются в некое Мы. В чём смысл?

Ответов на это ещё не найдено. Учителя сетуют, что их ещё слишком мало, чтобы понять великую тайну. Они надеются, что в многомерье найдутся ответы - нужно только дорасти до них. Всем. Сообща.

Метапространство принято называть небытием, поскольку время в нём многолико и допускает перемещение в разных направлениях. Однако сам факт того, что его населяют покинувшие, ставит под сомнение приставку "не".

- Тебе не кажется, - замечает для проформы Ти, - что тут возможностей мало: слишком уж стахостично. Вряд ли Воспитатель хотел, чтобы мы занимались строительством из случайных процессов - скорее, чтобы подумали над своим поведением... э-э-м-м, над моим поведением.

- Полагаю, Воспитателя задели слова о примитивности, ведь он сам из трудной вселенной. От нас ждут находчивости. Мы в школе слишком обленились, чтобы соглашаться на тяжёлые варианты. Подозреваю, срок на сей раз долгий, а может, и неограниченный. Стоит ли капризничать и сомневаться, если всё равно сыграем? - Ао из беспомощности уменьшает контрастность, и многие пылевые туманности в галактиках обретают серые тона.

- Это всё потому что я фыркал на обычные миры, - Ти сожалеет, что втянул друга. - Давай попробуем.

Ао бы не хотел грандиозностей вроде газовых гигантов или разумных вакуумных полей - и для тех и для других процесс игры не плодотворен. Выбирается небольшой каменистый сгусток, уже готовый, чтобы не корпеть над предварительным этапом. Таких планет горстка: большинство либо слишком близки к местным светилам, либо химически несбалансированны. И вправду, очень скупая природа...

- Думаю, вот эта, - Ти привлекает внимание Ао к миниатюрному спутнику, вращающемуся около красной звезды. Покрытая океанами кроха вполне сойдёт для экспериментов.

- Роли определим на месте, - решает Ао. - Я пока не готов выбрать.

- Как скажешь. Всё равно повторим, и не раз, - ухмыляется Ти: каждый из них насладится сполна, чтобы там Ао не вымышлял.

***

На берегу моря они принимают вид, максимально адаптированный к местным условиям. Ти решил заморочиться и достал из библиотеки видов подходящий к здешним образ. Как только они обращаются - падают задыхаясь. Хорошо, что материализация всегда частична.

Корчащиеся тела на песке, выкатив глаза и оттопырив жабры, просят о помощи. Всегда больно смотреть, как что-то от тебя умирает. По крайней мере, Ао. Что касается Ти, то ему скорее противно, и он отворачивается, умоляя прогуляться где-нибудь в стороне.

- Без конечностей и тела мы и так везде и всегда, - урезонивает Ао. - Лучше-ка разберись, чего не хватает, иначе всё насмарку.

Ти вновь углубляется в архивы, достаёт образы, корректирует, исходя из силы гравитации, диаметра атомов, химических свойств и особенностей метаболизма. Мучается он совсем недолго - местное светило не успевает заметно двинуться по небосводу, как дело завершено.

- Ну вот! - довольный Ти легонечко вибрирует.

- Ты и с первого раза мог, просто ленив и небрежен.

- Ао, прекрати. Это не так просто. Попробовал бы сам. Вечно отказываешься браться за дело, но всегда подсматриваешь, как у других получается.

- Или не получается.

- Зануда.

- Лентяй. Давай ещё пробовать.

На этот раз лучше. Две сутулые фигурки рыбо-амфибий рассматривают свои менее удачливые копии, ещё дрожащие в агонии. Немые рты что-то кричат, но, видимо, Ти опять не отладил до конца, и слух повторно явившихся на песчаный берег не улавливает тоскливых обращений.

Ао терпеть не может, когда образ умирает из-за ошибки. Страдания, на которые обрекается бедная копия, вызывают стыд и вину.

Ти остерегается таких случаев скорее из-за ещё свежих воспоминаний о предыдущих инкарнациях - у него вообще реликтовые корни сильней чем у остальных. Именно поэтому старшие очень любят разговаривать с Ти о чувственном опыте. Ао подозревает, по нему они изучают своё становление.

Но все учителя, Воспитатель и даже Наставник, несмотря ни на какие особенности подопечных, говорят: подобное сопереживание чуждо вашему возрасту. Смерть встречается почти во всех мирах, а в большинстве - она правит. Необходимая мера циркуляции вещества, энергии, пространственных каверн, информации, вакуумных спиц или ещё чего-либо, так или иначе доминирующего в какой-нибудь вселенной. Важная компонента логики вещей - так скажет Ти. Или их гармонии - так, возможно, подумает молчаливый Ао.

Оба подростка - каждый по-своему - сентиментальны, а потому ведут себя незрело. Чего бы они там ни воображали и как бы ни хорохорились, им ещё расти и расти до воспитателей, до тех, кто может творить разумную жизнь.

- Ну, за кого возьмёшься? - Ти, что-то наладив в организмах, обращается к Ао низкочастотным протяжным рокотом.

- Я предпочту отдать негации тебе.

- Как, опять? - Ти смеётся странной зубастой пастью, созданной мгновения назад и ещё не успевшей проголодаться. Местная удушающая атмосфера - для Ао тут всё равно тяжело - гудит от этих клокочущих звуков.

- Ты сам сказал, потом поменяемся, - умничает Ао. - Успеешь наутверждаться, сколько влезет. Через сотни ходов неважно, кто на каких ролях. Мы просто запускаем процесс, и я предпочту начать первым.

Ти разводит плавниками:

- Как скажешь. Уступаю место.

***

Ао начал со среды. Она оказалась чрезвычайно агрессивная - немудрено, что Ти, ради интереса полезший в воду, тут же выпрыгнул как ошпаренный. Чешуя его кое-где облезла, а обнажившаяся плоть покрылась разбухающими волдырями. Шипя от злости, Ти бьёт по воде той своей сутью, что пронизывает насквозь пространство и абсолютно бестелесна. Морская масса отодвигается за линию горизонта. Ао предпочитает не делать замечаний и спокойно ждёт решения проблемы, разглядывая илистое влажное дно, в рубиновом рассвете мрачно-тёмное. У него уже есть заготовка для первого хода, но пока Ти не отладит тела, как надо...

Материальность. Неприятные ощущения, от которых каждый ученик стремится поскорей укрыться, но рано или поздно вынужден столкнуться вновь. Пережить кошмар существования опять - необходимое условие для развития. Мало вырваться из плена множащихся миров, каждый из которых меньше даже самого молодого ученика во всех смыслах. Нет, надо вернуться обратно и понять, какие вещи преодолены, а какие потеряны. Они с Ти это делали не раз, но многие сверстники до сих пор сторонятся возвращений, и поэтому ведут себя максимально правильно, избегая наказаний. Странная ситуация, учитывая, что они оба пришли в небытие с большим трудом. Смелость и некоторая холодность к опасностям породнили их. Воспитателю с такой бандой нелегко.

- Теперь можно?

- Теперь можно.

- Да, вода приятная. Я бы даже сказал, нежная. Спасибо, что вернул море.

- Ты ведь уже что-то заготовил? - Ти, игнорируя подначки, настраивается по-боевому.

Ответом выступает создание первичного бульона. Над гостями пустого, безжизненного мира сгущаются облака, трещины молний на мгновения раскалывают небеса, чтобы тут же исчезнуть, водная гладь, по цвету и тусклому блеску похожа на чешую пришельцев. Она насыщается элементами, собранными для процесса.

- Химия вошла в права, - улыбается Ао, и низко посаженые рыбьи губы приподнимаются выше обычного.

Ти сомневается: вероятность образования органических молекул ничтожна. Достаточно заметить, что столь хорошо скомпонованной минералами планеты надо ещё поискать. Что уж говорить о случайных процессах синтеза веществ? Он без трудностей демонстрирует Ао, как распадаются первые зачатки жизни. Однако друг не расстраивается и активизирует вулканическую деятельность.

- Там, на океанических глубинах, процессы быстрее. Поплыли со мной, сам посмотришь.

И действительно, не проходит и сотен лет, как необходимая концентрация даёт сложные молекулы.

- Я рад, что ты отбился, - хмыкает Ти, - иначе пришлось бы начинать сначала.

Суть игры не в том, что они мешают друг другу, а в создании сложности. Из этого проистекает развитие, требующее смелости образовать новую трудность и, может быть, порушить ранее возведённое. Они не враги - партнёры, замечающие слабости в позициях друг друга и вынуждающие эти слабости решать.

Друзья сплетаются в соревновательном противоборстве на миллионы лет, пока идёт создание вещественной базы. В какой-то момент Ао добивается появления первой клетки. Маленькая дрожащая структура, умеющая воспроизводиться...

Ти, задорно смеясь, активирует и так беспокойные вулканы, и в небо выбрасываются миллионы тонн сажи и пепла, заслоняющих солнце. Ао утихомиривает геологические процессы, но в атмосферу врываются горящие космическим гневом кометы. Они врезаются в сушу, вызвав холода и тьму.

- Это не честно! - сердится Ао, и где-то в миллиардах световых лет одинокая старая звезда, выброшенная некогда из галактического танца, превращается в сверхновую.

- Брось, планетарная система молодая. Тут полно астероидов и прочего мусора. Я просто помог парочке врезаться раньше, чем это могло бы произойти. Как поступишь?

Ао организует внедрение организмов в литосферу. Маленькие тельца устремляются в кору, где тепло и много питательных соединений. Как ни старается Ти, но вызываемые землетрясения и тектонические взрывы не в состоянии уничтожить их всех. Пока он занят охотой на зарывшихся отважных поселенцев, Ао модифицирует океанические бактерии, делая их живучими и быстро размножающимися. Кроме того, атмосфера постепенно очищается от пепла.

Обманутый таким манёвром Ти находит отдельный штамм и воспроизводит его в миллиарды раз. Чуть заметные мутации генетического материала, и новые организмы выделяют ядовитый химический элемент, поглощая неистовые ультрафиолетовые лучи светила. Новобранцы эволюции отравляют вокруг себя всё, что только можно, и первоначальные творения Ао массово гибнут, за исключением скрывшихся в отдалённых уголках планеты.

- Неплохой ход - я старался миллиард оборотов, а ты губишь почти все труды. - Но не думай, что ты самый хитрый! - сердится Ао. - Я, пожалуй, использую твои наработки для продолжения, только уменьшу популяцию. Если не заметил, в океанах почти не осталось ни места ни пищи. Твои детища, Ти, жутко голодают.

В ответ на замечание Ти приводит некоторых питомцев к хищничеству и усвоению останков погибших собратьев.

Ао мстит стойкими к растворению клеточными оболочками: некоторым поглощённым жертвам удаётся сохранить целостность, а их метаболизм быстро отравляет обидчиков изнутри. В результате партизанской войны агрессоры погибают от несварения.

Обыгранный Ти быстро соображает: ослабление и хищников и жертв приведёт к митохондриальному компромиссу.

- Хм, - задумчиво признаёт фиаско Ао, - ты пришёл к симбиозу. Кажется, эти "прививки" дают большую стойкость. Благодарю за наработку.

Ао выдумывает одноклеточные колонии, при сложных условиях способные объединяться в организмы. Ти атакует их вирусами и микробами-одиночками, заставляя болеть и слабнуть. Внешние клетки стойко переносят окружающую среду, а так же вторжения инфекций, но самопожертвование даёт новые всходы: члены общностей, скрывшиеся внутри, питаются, размножаются и дифференцируются. Ао даёт ход многоклеточным.

Зловеще хохочущий Ти включает конкуренцию между объединениями за пищу. На планете по-прежнему голод, и те, кто продвинулся дальше, имеют самые разные группы клеток, потерявших способность жить по отдельности.

- Я создал виды, - говорит Ти с гордостью.

Ао отвечает негацией: развитием хищничества среди многоклеточных, а так же распространением существ вплоть до полярных шапок.

Каждый новый вид, созданный одним из гостей планеты, подвергается испытанию климатом, хищниками или болезнями. Сотни, тысячи, миллионы из них погибают, чтобы освободить место следующим ветвям эволюции. Когда в океане становится тесно, Ао выводит рыб на берег, создав сородичей для своего образа амфибии. Задыхающиеся от воздуха, что сушит жабры, существа упрямо ползут по песку в поисках других водоёмов.

Ти отвечает резкими изменениями климата, но загнанные обратно в воду покорители суши выбираются при каждом удобном случае, поскольку в воде для них ещё опасней.

Ти развивает рыб до ящеров и длительное время удерживает первенство. Никакие выдумки Ао не способны пошатнуть его экосистему, пока планету не сотрясает новый удар кометы.

- Держи ответочку, - подмигивает Ао глазом млекопитающего, давно сменив образ на более развитый. Кости предыдущего его воплощения миллионы лет назад растворились в океане.

Ти подхватывает эстафету, и они устремляются дальше. Большая часть выбранных направлений когда-нибудь прервётся, но меньшая укажет дорогу следующим этапам.

- О, а вот это интересно, - Ти разглядывает маленькое шерстистое существо, с любопытством взирающее на него. Животные и раньше пытались понюхать и даже съесть пришельцев, но эта тварь скорее проявляет любопытство...

***

- Я не уверен, что всё правильно, - прорыкивает Ти, стоя посреди джунглей в виде огромного примата. - Кажется, мы зашли слишком далеко. Я только что облачился в образ и чувствую потенциал! Что будет, если эксперименты создадут вполне разумных существ - нам ведь запрещено такое делать. Это как... ну ты понимаешь?

- Как Воспитатель, ты хотел сказать? - хихикает Ао. На сегодня ему достался облик вымершего существа, однако очень красивого, грациозного, исчезнувшего в результате похолодания. Ти постоянно устраивает ледниковые периоды, и такой маскарад для него - провокация и напоминание о том, что он порой чересчур старается, без разбору уничтожая всех и вся.

- Это не смешно. - Ти хмурится, и упирает верхние конечности в бока. - Мы ещё не готовы для создания ума. Мы этого даже не проходили.

- Ты слишком быстро забываешь, с чего сам начинал.

- А ты забываешь, чем заканчивал.

- Ничего я не забываю! - изящная тварь щерится зубастой пастью, из маленьких лапок выдаются острые коготки.

Не хватало им ещё подраться.

Ао всегда очень чувствителен к теме происхождения. В отличие от остальных, он был вынужден поглотить всю материю и свет во вселенной, а затем полностью отказаться от них, чтобы выбраться наружу. Иметь всё и отбросить это! Конечно, покинутый образ так и остался в родном мире коротать вечность, будучи одновременно и собой - максимально развитым и совершенным существом - и уже чем-то купированным, неполноценным, брошенным на произвол. Где-то в глубинах своего естества Ао чувствует тоску и желание посмотреть, что стало с прежней материальной оболочкой. Вдруг она всё ещё ждёт его или совсем обезумела в вечности? Вдруг предел совершенства заставил её вновь распасться на бесчисленные осколки? Ао знает, что значат эти вопросы: рано или поздно он пожалует обратно. Хотя бы в одном из рукавов собственной многомерной истории обязательно свернёт.

Среди затерянных множеств континуумов найдётся тот, в котором Ао мог бы и остаться навсегда...

Некоторые ученики уходят и не возвращаются из постоянно множащейся пены миров. Для остальных это несёт боль утраты и ощущение недостаточности. Ао и Ти ужасает сама мысль, что можно потеряться где-то там, сознательно выбрав шаг назад. Это кажется противоестественным. И тем не менее, сверстники - их редкое количество - исчезают, а иногда... исчезают даже учителя.

Ти мучается этим вопросом и не решается попросить ответ. Ему, в отличие от друга, покинуть мир было не больно, но пришлось прожить миллионы инкарнаций, прежде чем сознание дозрело к возможности небытия. Столь поздний плод всегда со привкусом хмеля: богатый опыт чувственных переживаний заставляет ностальгировать, смаковать в памяти цвета закатов и звуки ветра, ароматы трав и прикосновение к шершавым камням. Иногда Ти вспоминает, что такое любовь. Часто Ти отворачивается от воспоминаний о смерти - смертей у него было огромное количество, и в сумме они составляют значимую часть воспоминаний.

Что бы Ти ни наблюдал в мирах, он всегда хотя бы чуток сопереживает любому попавшемуся существу...

Теперь же на эту планету явился некто рефлексирующий, способный уличить их, заметить произвол. Потребовать рано или поздно объяснений, поскольку никаким образом не просил себя создавать, а ведь бытие - это во многом страдание. И что в стыде ответить? О смысле жизни они, конечно же, никогда не думали, поскольку изгнание всегда занимало краткие сроки.

- Наставник не одобрит, - Ти наконец признаёт: дело пропащее. Гости мерят время геологическими эпохами. Местная звезда успела стать зрелой, а планета стабильной. - Но обрати внимание, за нами до сих пор не пришли.

- Думаешь это испытание? - Ао втягивает когти и усаживается на землю среди покачивающихся папоротниковых кустов.

Миллиарды лет научили его пользоваться образами на своё усмотрение без оглядки и бережливости - они всё равно умирают слишком часто, чтобы сожалеть. От былого сострадания не осталось и следа - точнее, оно ушло куда-то вглубь и почти не появляется.

Это определённо их самая долгая и захватывающая игра, рисковавшая закончиться от какой-нибудь неосторожной идеи. Но сейчас его изящное тело, покрытое сине-зелёными перьями с красными и жёлтыми полосами устало и требует комфорта - Ао не ел уже двое суток с начала их разговора и вынужден экономить силы.

Ти печально вздыхает:

- Прежде всего - это наказание.

- Они ждали, что зайдём слишком далеко, и наверняка изучают результаты. Для них мы - всё равно только череда событий, не более. - Ао расстраивается, почувствовав себя ненужным и использованным. Кроме того, он сердится. В его характере держать ситуацию в своей воле. - Чтобы нас вызволили, нужны совершенно дикие шаги. Хватит ли духу?

- Сделай мы гадость, нас бы уже здесь не было. Думаю, всё идёт, как и планировалось, а миссия просто ещё не завершена. Хочешь узнать, что я теперь думаю о Воспитателе?

- Не особо. Продолжим?

- Конечно.

***

Иногда бывает, игра слишком затягивается. Как правило, ни Ти ни Ао такого себе не позволяют, а если увлекутся, то за любым погружением наблюдает Наставник. В случае грубых ошибок старший вызволит подопечных обратно в небытие. Конечно, ситуация в таком случае предвещает нелёгкий разговор.

Созданные забывшимися подростками люди отличаются умом, воображением, любопытством и непомерным желанием обладать. Они жадно поднимают маленькие головки с ещё плохо устроенным, но уже задумывающимся мозгом и начинают считать звёзды. Часто люди впадают в скуку, отчего тянет объяснять всё на свете и петь на странном языке.

Если бы у настоящих Ао и Ти были глаза, они переглядывались бы постоянно. Их материальные образы вопрошают у друг друга, идёт ли всё так, как должно. Потеряв наставническую опеку, ученики гадают, что будет дальше. Они продолжают наблюдать и взаимодействовать, проникнув в человеческие общины.

Изначально Ти отвечал за негации, но теперь старается быть аккуратным. Подкидываемые им трудности не ставят на кон судьбы разумных существ, а бережность становится для обоих друзей главной чертой.

В поступках и решениях учеников - самые чуткие и нежные качества. И всё-таки... подопечные гибнут, воюют, борются с вечными сомнениями и желанием обладать всем и вся. Они не подчиняются обстоятельствам и слабым намёкам высших сил, прикидывающимся то судьбой, то случаем, то одним из сородичей.

- Кажется, мы зашли слишком далеко, - молвит Ти, оглядывая результаты буйной фантазии. - Бедняги обречены скитаться в потёмках и искать ответы. Послушай, как они вопрошают и как проклинают нас!

- Ты ведь знаешь, чем это закончится? - спрашивает хмурый Ао и предлагает вмешаться, решительно сократив свободу воли, в которой созданное племя увлечено саморазрушением.

- Пока не поздно, - соглашается Ти. - Мы сделаем это только раз.

- Лёгкое улучшение, - кивает Ао. - Если ограничить некоторые черты, ситуация будет стабильней. Они станут медленней вызревать и не всегда удачно. Но хотя бы не оступятся, не исчезнут, сохранятся...

Подростки уже берутся за дело, когда резко окутывают мрак, головокружительная пустота и многомерная реальность. Ученики среди старших. Недовольный Воспитатель сердит, а Наставник строг и молчалив.

- Вы готовились нарушить основное правило, - начинает Наставник.

Воспитатель поясняет, что столь грубо вмешиваться в развитие нельзя.

- Мы хотели чуть-чуть... - начинает Ао.

- Подкорректировать, - заканчивает фразу Наставник. - И очень зря. Множество миров содержит в себе человечества, так и не вышедшие на должный уровень понимания, потому что такие, как вы по безалаберности вмешиваются, куда не следует. Так как здесь, в метамире, нет линейного потока времени, это всегда просто исправить в конкретном варианте, но переделка никогда не искоренит чувства стыда, ведь каждый из миров имеет бесконечное число историй, и где-то и когда-то будут жить существа, которых вы сделали инвалидами и взвалили на них тяжкое бремя. Каждое мгновение вселенная распадается на множество дочерей. Нам не угнаться за всеми последствиями, что мы создаём.

- Мы были не правы, - умоляет Ти. - Дайте ещё один шанс!

- Шанс? - удивляется Наставник и переглядывается с Воспитателем.

Последний, всё ещё недовольно вибрируя, поясняет ученикам:

- Вам будет уроком то, что сталось. Никакой работы над ошибками! Вы слишком многое себе позволяете и среди нас и в мирах. Благодаря вашей творческой энергии огромное количество разумных существ исчезнет в конфликтах и бедах. Внутри выживших навсегда поселится пустота: люди будут задавать вопросы, на которые не получат решения. Ответ же заключается в том, как сложно быть выдумкой двух незрелых подростков. Но вместе с этим есть и польза: ваши подопечные во многих сценариях развития справятся со своей дремучей природой. Они будут счастливы, хотя это и стоит миллиарды поломанных или горестных судеб. Всякое бытие приносит не только освобождение, но и предшествующую боль.

- Могу я спросить? - обращается Ао.

- Что такое Я в нашем мире, когда есть Мы? - усмехается Наставник. - Ты слишком привык к своей персонализации. Твоих Я - бесчисленное множество, ты забыл? Или же одна из веточек возомнила себя деревом?

- Да, учитель, наверное, мы забыли. И всё же, кто-то из них выйдет за пределы? - Ти догадывается о вопросе Ао. Обоим польстит, если первое разумное творение даст грандиозные всходы.

Наставник, хохоча, вновь поворачивается к Воспитателю. Все учителя смеются над учениками, и те смущённо отступают. И всё же Воспитатель, несмотря на строгость, сменяет раздражение на благосклонность:

- Вам ещё расти до взрослого и ответственного создателя. Но по-своему вы талантливы, благодаря особой дороге, приведшей к освобождению. Ты, - и он указывает на Ао, - вышел к нам, минуя привычные способы. Ты стал абсолютом в своём мире, а это суровейшая ловушка, дальше которой никто не проходит. И всё же удалось отказаться от себя, тем подарив всем нам бесценный опыт восхождения. Что касаемо тебя, дорогой Ти, я могу сказать, что никого со столь долгим и многогранным путём, выстроенным из теряющейся в прошлом истории, среди освободившихся нет. Вы оба - ценная часть нашей идентичности. И не удивительно, что стали друзьями.

- Мы уникальны? - спрашивает Ао.

- Как противоположные крайности. Впрочем, - хмыкает Наставник, показывая на Воспитателя. - Есть собрат, который для вас не менее ценен.

Подростки недоумённо изучают старшего, которого всегда стараются обходить стороной. В их наивном сознании эта мощная сеть воплощений и вариаций никогда не помещается.

- Именно, малыши, именно, - кивает огромный и древний взрослый, переживший вечность вдоль и поперёк. На уроках он вызывает опасливое почтение, ну а теперь ввергает подростков в ужас. - Я происхожу из одного варианта мира, который вы только что покинули. Я - никто иной как итог ваших взбалмошных проделок. Причина и следствие постоянно меняются местами, вертясь друг за другом, мои дорогие. В локальных временных рукавах они выстраиваются в замысловатую последовательность, и сейчас вы переживаете именно такой опыт. Думаю, понятно, почему вам так часто достаётся на моих занятиях?

Подростки мнутся и просят прощения. Взрослые, переглянувшись и посовещавшись, довольно принимают сорванцов. Ао и Ти возвращаются в Поток: бесконечномерье вбирает подростков. Урок пойдёт молодёжи на пользу, уверены старшие. Покинувшие миры снова вместе, и теперь они - единое целое, разрастающееся вместе с пеной миров.

- Без вас скучно, - трепет наконец-то успокоившихся учеников Воспитатель, - отправив вас, я сразу почувствовал, как изменился баланс. Мы все испытали утрату и разочарование. Но, - он вновь принимает важный вид, - пора приступить к делу, так что живо на занятия! У нас ещё огромное число пустых вселенных!

+2
354
09:17
+4
Терминология терминология терминология… Речи, заплетённые в косы… Косы речей, завязанные в узлы…
21:39
+3
Спасибо автору) Первые пара абзацев предотвратили квазионную эссенцию левошарового квантово-псевдохимозга от передозировки передозировкой
Этот рассказ заслуженно заслуживает квантовоситцентрический минус thumbsup
21:48
+1
Скучно и перенасыщено замудрённостью сюжета, все эти временные примочки да эволюционные игры, немного раздражают, но идея не плохая. Игра по-дарвински подростков сверхрасы, правда с глупыми именами… Кому то понравится такое рассказ, но мне совершенно нет! Мозг стал закипать, но всё же дочитал до конца, и понял, что завтра забуду!
19:14
Что-то подобное я читала лет 15 назад на прозе ру) Выходит, не все из нее выросли. Для школьника, который станет писателем, когда вырастет, неплохой рассказ. Для взрослого слабый.
Загрузка...
Xen Kras №1