Нидейла Нэльте №1

​Небо на плечах

​Небо на плечах
Работа №169

18 декабря 2012 года.
Москва, Институт языкознания РАН.

Аркадий Данилович Скворцов, низенький, полный старик с всклокоченными седыми волосами, сосредоточенно изучал лежавшую перед ним старинную книгу.

В дверь постучали.

- Да-да, войдите, - не поднимая головы, рассеянно предложил профессор, бережно переворачивая пинцетом хрупкую страницу.

Дверь распахнулась, и в комнату решительно зашла высокая, статная женщина, одетая в строгий деловой костюм. Ее густые, темно - каштановые волосы были собраны в тугой пучок на затылке, который придавал ей вид школьной учительницы.

- Скворцов Аркадий Данилович? – приблизившись к столу ученого, напряженно поинтересовалась женщина.

Ученый оторвал взгляд от книги и, поправив сидевшие на кончике носа очки, с удивлением уставился на гостью.

- Да, - наконец, неторопливо протянул он, внимательно рассматривая стоявшую перед ним женщину. – Чем я могу вам помочь?

Профессор скосил глаза на маленький, железный чемоданчик, который гостья крепко сжимала в руке. По тому, как побелели от напряжения ее сжатые на металлической ручке пальцы, Скворцов понял, что женщина отчаянно боится его потерять.

- Позвольте представиться – Протасова Дарья Петровна, - резким, отрывистым голосом, ответила дама. – В какой-то степени мы с вами коллеги, Аркадий Данилович. Я – археолог, доктор истерических наук, работаю в Институте археологии РАН. Я пришла к вам за консультацией.

Аркадий Данилович вздохнул и с сожалением покосился на лежавшую перед ним книгу.

- Прошу вас, присаживайтесь, - сделав приглашающий жест рукой, с едва различимым неудовольствием предложил профессор.

Дарья Петровна кивнула и с благодарностью опустилась в стоявшее неподалеку кресло.

- Я только что с самолета, добиралась до вас почти семь часов, - словно извиняясь за проявленную слабость, произнесла женщина и улыбнулась. Впрочем, уже в следующую секунду ее лицо приняло прежнее, суровое выражение, а брови привычно сошлись к переносице. – Аркадий Данилович, я знаю, как дорого время настоящего ученого, поэтому сразу перейду к делу. В определенных кругах вы считаетесь одним из лучших специалистов по древним языкам…

Скворцов польщено улыбнулся. Сообразив, что Протасова может расценить это как глупое проявление самодовольства, он нахмурился и поспешно согнал с лица улыбку.

- Около трех месяцев назад к нам в институт попала одна необычная табличка, - Протасова бережно положила на стол чемоданчик.

Набрав на замке код, она жестом предложила Скворцову заглянуть внутрь. На мягкой обивке в специальном углублении лежал небольшой, плоский камень, завернутый в несколько слоев упаковочной пленки.

- Вы позволите?.. – вопросительно взглянув на Протасову, попросил ученый и, получив одобрительный кивок, осторожно извлек «табличку» из гнезда.

Освободив камень от пленки, он бережно опустил его на стол.

- Вот это да!… - восхищенно протянул Скворцов, с жадностью пробежавшись взглядом по нестройным рядам выдавленных на табличке символов, и осторожно провел пальцем по ее неровным краям. – Напоминает сбитый со стены кусок облицовки…

- Так и есть, - кивнула головой Протасова. – Моя команда нашла ее во время раскопок в Атласских горах.

- В Африке!? – изумился Скворцов и снова недоверчиво уставился на табличку. – Я уверяю вас, эти символы принадлежат к языковой группе совсем другого региона!..

- Я знаю. Сначала я хотела привезти вам только фотографии камня, - призналась Протасова. – Но потом… в силу некоторых обстоятельств решила взять с собой и оригинал.

- Почему? – с трудом оторвавшись от изучения «таблички», поднял на нее глаза профессор Скворцов. Он знал, что такие ценности редко перевозят с места на место без особых на то причин.

- Видите ли… конечно, у нас в институте не так много специалистов по древним языкам, но кое-что нам все-таки удалось расшифровать. И это… хм… - ученая на мгновение запнулась, словно не знала, как лучше выразиться. – И то, что мы узнали, заставило некоторых людей страстно желать заполучить эту «табличку».

- Что вы хотите этим сказать? – удивленно вскинул брови профессор Скворцов.

- Вы когда-нибудь слышали легенду о титане Атласе или Атланте, поддерживающем небесный свод? – вместо ответа загадочно спросила Протасова.

- Разумеется! – поправив на носу очки, возмущенно фыркнул Скворцов. – А какое это имеет отношение к «табличке»?

- Самое прямое, - поджав губы, сухо откликнулась Дарья Петровна. – По нашим расчетам этой табличке более десяти тысяч лет, что само по себе удивительно, ведь мы привыкли считать, что письменность на Земле зародилась намного позже… Как бы там ни было, в той части текста, которою нам удалось перевести, говорится о том, что некогда боги прогневались на людей и возжелали их уничтожить. Но с небес спустились «великие звезды» во главе со своим повелителем Атлантом. Он осмелился бросить вызов богам и спас людей, за что боги наказали его, заставив вечно держать на своих плечах небо. Не правда ли, несмотря на некоторые расхождения, этот текст странным образом напоминает более поздние античные легенды о титане Атласе? И это тем удивительнее, что «табличку» и эти легенды разделяют несколько тысяч лет!.. Но самое главное, на камне содержится описание того, каким именно образом Атлант помог людям. К сожалению, эту часть текста нам удалось перевести лишь частично, но даже по тому кусочку, что мы смогли расшифровать, без труда можно понять, что речь идет о каких-то инопланетных машинах.

Скворцов уперся локтями о стол и, сложив пальцы домиком, некоторое время молча изучал гостью взглядом

- Любопытно, - наконец, не слишком доверчиво протянул он.

- Вы мне не верите? – подобравшись, раздраженно спросила Протасова и посмотрела прямо в глаза Скворцову. – Тогда займитесь переводом сами! Собственно, это и есть то, о чем я хотела вас попросить.

- Хорошо, я переведу ваш текст, - немного подумав, кивнул головой Скворцов. - К сожалению, сейчас я не располагаю свободным временем, но если вы оставите мне снимки камня, позже я обязательно ими займусь.

Бросив беглый взгляд на календарь, Скворцов добавил:

- Я постараюсь отправить вам первые наброски перевода уже к апрелю – маю.

- Вы не понимаете! – хлопнув ладонью по столу, с досадой воскликнула Протасова.

Скворцов испуганно вздрогнул и резко отшатнулся назад, вжавшись спиною в кресло.

- Простите, профессор, - закусив губу, устало проговорила Протасова и недовольно побарабанила ногтями по столу. – Я рассказала вам все это, потому что надеялась на вашу немедленную помощь. Видите ли, Аркадий Данилович, в этой табличке содержатся подробнейшие указания, как разыскать две из девяти оставленных «великими звездами» машин. Вы понимаете, ЧТО это значит для всего человечества?.. Увы, кто-то из моих людей проболтался об этом кому не следует, и теперь один… могущественный человек жаждет заполучить эту табличку. Поэтому я и забрала ее с собой. Вы понимаете, что будет, если технология инопланетян попадет не в те руки?.. Ведь это может быть оружие, может быть какой-то совершенный источник энергии, да, боже мой! Это может быть что угодно!..

Протасова всплеснула руками и с досадой уставилась в окно. Не глядя на Скворцова, она вновь негромко заговорила:

- К сожалению, большая часть текста с описанием этих машин утеряна - она осталась в той стене, из которой вывалился этот камень. И я знаю, где ее искать – там же, где и одну из машин. И вы нужны мне там, профессор! Мои люди не смогут этого перевести... А ведь в отсутствующем фрагменте сказано не только то, зачем нужны эти машины, но и где искать остальные семь устройств…– Протасова немного помолчала и, в упор посмотрев на Скворцова, с нажимом спросила. – Аркадий Данилович, так вы мне поможете?

- А что я могу? – беспомощно пробормотал Скворцов, чувствуя, что его против воли втягивают в какую-то сумасбродную авантюру. – Дорогая моя, Дарья Петровна! Разве я похож на искателя приключений? Я всего лишь старый, усталый старик, занимающийся расшифровкой древних закорючек в своем теплом, уютном кабинете…

- Но именно это мне от вас и нужно! – щелкнув пальцами, с торжеством воскликнула Протасова. – Чтобы мы узнали, на что способны машины инопланетян, вам всего лишь нужно перевести оставленный древними людьми текст!.. Но вам придется работать прямо на месте. Потому что если этот текст, а тем паче само устройство, попадут в руки того человека, о котором я упоминала, он использует их в своих целях. Но если их найдем мы, мы откроем эту тайну всему миру! Профессор, только представьте, какая слава вас тогда ждет!..

Аркадий Данилович застонал и устало потер лицо руками.

- Во что вы меня втягиваете?.. Я всего лишь старый, усталый…

- Да-да, я знаю! – нетерпеливо перебила его Дарья Петровна. – Так вы мне поможете?

- Где, по-вашему, находятся эти машины? – устало спросил Скворцов.

- Одна из них – глубоко в океане, и без специального оборудования нам до нее не добраться. Вторая машина - в пещере в сердце Атласского хребта, там же должна быть и стена с продолжением текста, у отрогов этих же гор во время раскопок мы нашли и эту «табличку»... Между прочим, немаловажна деталь - в название Атласского хребта когда-то лег именно один из мифов о титане Атласе–Атланте, и лично я вижу в этом прямую связь с тогдашним визитом на Землю инопланетян… Еще будучи на раскопках, я наняла вертолет для того, чтобы осмотреть сверху указанное в «табличке» место, но ничего не обнаружила – вход в пещеру надежно скрыт от глаз. Зато я нашла площадку, куда можно будет посадить вертолет. Дальше нам придется идти пешком.

Энтузиазма это известие Скворцову не прибавило, однако он уже слишком сильно заинтересовался рассказом Протасовой и не собирался отказываться от участия в экспедиции несмотря ни на какие трудности.

- Я полагаю, мы отправимся туда не вдвоем? – кашлянув в кулак, деликатно поинтересовался Аркадий Данилович.

- Конечно, нет. У меня есть несколько проверенных людей, они полетят с нами.

- Хорошо, - кивнул Скворцов. – И когда мы выдвигаемся?

- Сейчас, профессор. Прямо сейчас…

***

19 декабря 2012 года.

Где-то в Атласских горах.

Вертолет, шумно загребая винтами воздух, поднялся в серое, затянутое облаками небо и через несколько мгновений скрылся вдали.

- Не волнуйтесь, профессор, через три дня он вернется, - проследив за тоскливым взглядом Скворцова, жизнерадостно проговорила Дарья Петровна.

Когда они оказались вдали от Москвы, владевшее Протасовой напряжение исчезло, и она заметно повеселела. Казалось, ученая больше не переживает, что люди могущественного криминального босса могут их опередить.

Пошел снег.

- И куда теперь? – уныло поинтересовался Скворцов, сквозь прищур глаз изучая уходившие ввысь заснеженные горы.

- Туда, - сверившись с компасом, указал на северо-запад стоявший рядом с Дарьей Петровной высокий, светловолосый мужчина.

На вид ему было около тридцати лет. Как и все члены небольшой команды Протасовой, он был одет в специальный утепленный комбинезон и большую, дутую куртку. На ногах мужчины были обуты прочные высокие сапоги, поверх которых были одеты лыжи.

- Вы уверены, Дмитрий Сергеевич? – чопорно осведомилась Протасова, закладывая ловкий вираж и быстро подъезжая к мужчине.

- Уверен, - кивнул Дмитрий Стрельников и покосился на стоявшего рядом низкорослого, до самых глаз заросшего бородой брюнета Орлова, внимательно изучавшего карту.

- Все верно, - подтвердил Андрей Михайлович и убрал карту в рюкзак. Вообще-то он был первоклассным инженером, но дружба с Протасовой научила его разбираться во многих несвойственных технику вещах, таких, например, как географические карты.

- Тогда поехали, - решительно проговорила Протасова и поскользила вперед.

Однако уже через час на их пути из сплошной снежной пелены выступили высокие, отвесные скалы.

- Надеюсь, вы не хотите сказать, что нам придется на них карабкаться?!.. – с ужасом прошептал Скворцов и задрал голову, пытаясь разглядеть в молочно-белой дали их верхушки.

- Если верить табличке, там должен быть проход, - откликнулся Стрельников.

Приблизившись к скалам вплотную, они действительно его обнаружили – монолитное тело гор прорезало узкое, извилистое ущелье, дно которого было сплошь усыпано обломками камней.

- Придется снимать лыжи, - со вздохом констатировала Протасова.

Не теряя времени, она проворно освободилась от лыж и взяла их в руки.

- Будьте осторожны, - вступая в ущелье, предостерегающе проговорила Дарья Петровна. – Не хватало еще, что бы кто-нибудь сломал ногу…

И они начали осторожно пробираться вперед. Скворцов сощурился и посмотрел на далекую, едва видимую полоску неба. Ему на лоб упало несколько снежных хлопьев, и ученый поморщился, отирая лицо от прохладной влаги.

К тому времени, как они миновали ущелье, буря снаружи уже вовсю разыгралась. Люди сгрудились под защитою скал, не решаясь покинуть надежного укрытия.

- Нельзя идти дальше в такую погоду, - выглянув наружу, с сожалением проговорила Протасова. Немного помолчав, она решила. – Подождем, пока буря утихнет.

Чтобы скоротать время, Аркадий Данилович принялся изучать полученные от Протасовой документы и фотографии текста с таблички. Сам камень по-прежнему лежал в чемоданчике Протасовой, надежно покоящемся на дне ее рюкзака.

Буря утихла лишь через три часа. Ученые нацепили на ноги лыжи и двинулись дальше.

- Дарья Петровна, я тут просмотрел сделанный вашими людьми перевод, - поравнявшись с Протасовой, возбужденно проговорил Скворцов. – И обнаружил в нем несколько неточностей. Во-первых, речь идет не о «великих звездах», а о «великанах со звезд»…

- Что ж, это куда лучше согласуется с древними мифами о гигантах-титанах, - пожала плечами ученая.

- Во-вторых, боги не наказывали Атланта, заставив его держать на своих плечах небо, это был его выбор.

- И какая разница? – с любопытством поинтересовалась Дарья Петровна, осторожно огибая выглядывавший из-под снега валун.

- В ваших записях сказано, что по сделанному переводу вы решили, будто десять тысяч лет назад Землю посетили две группы инопланетян. Одни были настроены к людям враждебно, другие пытались их защитить. В числе последних был и титан Атлант.

- Все верно, - подтвердила Протасова и подытожила. – И «хорошие парни» в итоге победили, а те машины, которые помогли им взять верх, инопланетяне оставили где-то здесь, на Земле. Правда, Атлант, по всей видимости, был пленен или погиб, что отразилось в тексте, как его наказание «вечно держать небо».

- Но если прочитать ПРАВИЛЬНЫЙ перевод, - Скворцов сделал ударение на слове «правильный», - то смысл несколько меняется. Впрочем, судить пока сложно – я должен разобраться с остальной частью текста. Мне кажется…

Но что именно ему казалось, отряду узнать было не суждено. Раздался оглушительный выстрел, эхом отразившийся от скал, и над головою профессора чиркнула пуля.

- На землю! – заорала Протасова и зарылась носом в снег.

Махнув своим спутникам рукой, она принялась проворно отползать под защиту ближайшей скалы. Последовало еще несколько неприцельных выстрелов.

Осторожно выглянув из-за угла, Дарья Петровна увидела, несколько сгрудившихся возле выхода из ущелья хорошо видимых на фоне белого снега темных силуэтов.

- О, нет!.. – сжав зубы, простонала Протасова. – Они нас выследили!

Упустив ученых из виду, бандиты потеряли терпение и начали приближаться.

- Быстро! Бежим отсюда! – вскочив на ноги, бросила через плечо Дарья Петровна и изо всех сил поскользила на лыжах прочь.

- По… до… жди… те… меня! – задыхаясь на каждом слове, просипел профессор Скворцов, с трудом поспевая за своими спутниками.

- Сюда! – выкрикнул Дмитрий и, свернув в сторону, поскользил под горку.

Спуститься по ней ничего себе не сломав мог, наверное, лишь самый опытный лыжник, но подгоняемым страхом ученым каким-то немыслимым образом удалось это сделать. На время преследователи потеряли их из виду.

- Сюда! – повторил Стрельников и нырнул в образованную нависшей скалой каменную арку.

Воткнув палки в землю, Протасова резко затормозила.

- Дубина!! Ты что, что, хочешь привести их прямиком к пещере?! – с искаженным от гнева лицом заорала ученая, одним стремительным движением оказываясь рядом с коллегой.

Дмитрий удивленно заморгал.

- Я как-то не подумал, что…

- Вам не кажется, что сейчас не самое лучшее время для выяснения отношений? – оглянувшись назад, нервно поинтересовался Андрей.

Протасова сощурилась и задумчиво посмотрела на нависавшую над землей засыпную снегом арку.

- Я кое-что придумала, - наконец, медленно проговорила она и, тряхнув головой, повернулась к своим спутникам. – Езжайте вперед, я вас догоню…

И Дарья Петровна нырнула за торчавший в нескольких метрах от арки выступ. Сняв с плеч рюкзак, она немного порылась в нем и извлекла наружу небольшую, ярко окрашенную ракетницу.

Через несколько минут с горы начали спускаться бандиты. Двое из них, не справившись со сложной трассой, с воплями кубарем покатились вниз, но остальные четверо благополучно оказались в долине.

Не колеблясь ни секунды, они двинулись по оставленной учеными четкой лыжне. Протасова усмехнулась и прицелилась.

Когда первая пара бандитов поравнялась с аркой, Дарья Петровна спустила курок.

Воздух пронзил огненный след, и ракета врезалась в нависавший над «дорогой» камень. Бандиты закричали, но уже через миг их вопли поглотил обрушившийся сверху снег.

Пока двое оставшихся головорезов пытались откопаться своих товарищей, Протасова со всей возможной скоростью рванула следом за Андреем, Дмитрием и Аркадием Даниловичем.

Снова пошел снег. Дарья Петровна посмотрел на небо и облегченно вздохнула – теперь, когда у них появилась фора, можно было надеяться, что ветер и снег заметут лыжню, и бандиты потеряют их след.

Они проплутали в лабиринте заснеженных скал до вечера, и, когда в сгустившихся сумерках уже нельзя было ничего разглядеть, Протасова объявила привал.

Ученые забрались в найденную Дмитрием пещеру и сгрудились у маленькой электроплитки.

- Кто были эти люди? – нарушая повисшую тишину, требовательно спросил профессор Скворцов.

- Это приспешники того человека, о котором я вам говорила, - помешивая ложкой булькавший в котелке суп, нехотя откликнулась Протасов.

- Сдается мне, что вы не все мне рассказали, - подозрительно протянул Аркадий Данилович и в упор посмотрел на ученую. – Кто он такой, этот человек?

- Какая вам разница?! - швырнув в котелок ложку, в сердцах воскликнула Дарья Петровна. – Все, что вам надо знать - это то, что он хочет завладеть технологией инопланетян, а мы обязаны его опередить!

- Никитин Игорь Анатольевич, - подал голос сидевший рядом с Протасовой Дмитрий. – Он спонсировал нашу предыдущую экспедицию, ту, в которой мы нашли «табличку». По-видимому, он решил получить отдачу от своих вложений…

- Понятно, - вздохнул Скворцов и подвинулся ближе к примусу. – Я лучше займусь переводом.

- Я одного не могу понять, - после продолжительного молчания с отчаянием воскликнула Протасова. – Как его люди смогли нас выследить?!..

Но ответа на этот вопрос не было.

***

20 декабря 2012 года.

Где-то в Атласскихих горах.

К исходу следующего дня они вышли к цели пути – у основания круто уходившей вверх горы зиял круглый, словно вырезанный гигантской циркулярной пилой лаз, защищенный от постороннего взгляда нависавшими со всех сторон скалами. Если бы не подробнейшие указания в табличке, ученые бы никогда его не нашли, даже если бы прошли совсем рядом.

Протасова стремительно скользнула к отверстию. Достав из рюкзака световой стержень, он переломила его пополам и бросила в недра уходившего в землю под углом лаза. Проскользив несколько метров по гладкому, словно обожженному камню, стержень исчез за поворотом.

- Похоже на спиральный спуск, - пробормотал Андрей, вытягивая шею и заглядывая в лаз из-за плеча Протасовой.

- Я полезу первой, - решительно проговорила ученая и, скинув с ног лыжи, принялась проворно стаскивать мешковатую куртку.

Бросив ее на землю, она резко выдохнула и ногами вперед скользнула в отверстие.

- Дарья Петровна, подождите!.. – воскликнул Стрельников и, проворно освободившись от стеснявшей движения верхней одежды, последовал за ней. Через миг ушей оставшихся на поверхности людей донесся его затихающий крик – Мамочка-а-а!!!..

Аркадий Данилович медленно переглянулся с Орловым.

- Что ж, похоже, сейчас наша очередь, - вздохнув, негромко проговорил Андрей и, по примеру товарищей избавившись от куртки, полез в проход.

Скворцов остался один.

- Боже мой, что же я делаю!.. – запричитал он и принялся стягивать куртку.

Оставшись в одном комбинезоне и теплом, вязаном свитере, он несколько раз глубоко вздохнул и с криком сиганул вниз.

- А-А-А-а-а… а! – приземлившись на пятую точку, Аркадий Данилович перевел дух и с любопытством огляделся по сторонам.

Его коллеги зажгли несколько световых стержней и разбросали их по углам огромного каменного зала прямоугольной формы. Задрав голову, Скворцов посмотрел вверх, но далекий потолок терялся во тьме.

В противоположной от входа стене виднелось четыре огромных, поистине титанических размеров дверных проема.

- Интересно, если эти пришельцы были такого большого роста, как они могли пользоваться таким маленьким лазом? – опираясь на протянутую Дмитрием руку и с кряхтением вставая на ноги, пробормотал себе под нос Скворцов.

Но Дарья Петровна его услышала.

- Это не вход, а одна из вентиляционных шахт, сделанных для того, чтобы поддерживать в комплексе нормальный микроклимат.

- В комплексе? – удивленно поднял брови Скворцов и разочарованно протянул. – Я думал, что отсюда мы попадем прямиком в зал с инопланетной машиной… Это начинает все больше и больше смахивать на сказку.

- Вы же видели «табличку»! – раздраженно откликнулась Протасова, изучающее водя лучом фонарика по гладким, без единого стыка каменным стенам зала.

- Видеть-то видел, но большая часть описания этого устройства, если оно и в самом деле существует, находится в отсутствующем куске текста…

- Мы найдем его, - пообещала Протасова. – Сюда!

Ученая энергично зашагала к крайнему левому проходу.

- Подождите-ка, а вы хоть знаете, куда идти? – догоняя ее, в панике спросил Скворцов. – Что-то я не встретил в тексте никаких упоминаний о подземном комплексе!

- Не переживайте, профессор, мы найдем то, что ищем, - не оборачиваясь, уверенно повторила Протасова.

Но когда-то вырезанный инопланетянами в теле горы комплекс больше всего был похож на лабиринт. Ученые проплутали около шести часов, прежде чем Дарья Петровна была вынуждена признать, что они окончательно заблудились.

- Но я же точно помню, в тексте было сказано, что надо все время идти на северо-запад! – всплеснув руками, капризно топнула ногой Протасова и надула губы, словно обидевшись на древних составителей выдолбленного на «табличке» текста.

Скворцов насмешливо фыркнул и устало прислонился к стене.

- Я же вам говорил. Вы опять все перепутали…

- Опять? Что значит «опять»?! – тут же взвилась ученая. – Я до этого ни разу не ошибалась! Но Аркадий Данилович лишь махнул рукой – на большее его сил не хватило.

- Ладно, заночуем здесь, - нахмурившись, решила Протасова. – Завтра двинемся дальше. Я уверена, мы уже почти пришли!..

21 декабря 2012 года.

Где-то в сердце Атласских гор.

Они поняли, что находятся на правильном пути, когда на стенах коридоров начали появляться короткие надписи на том же языке, на котором был составлен и текст на табличке.

- Аркадий Данилович, что здесь сказано? – остановившись рядом с первой из обнаруженных ими надписей, требовательно спросила Протасова.

Профессор Скворцов поправил спавшие на кончик носа очки и несколько секунд внимательно разглядывал причудливые закорючки неведомого языка. Наконец, он сдался и отрицательно покачал головой.

- Это другой язык.

- Что? – удивленно вскинула брови Дарья Петровна и внимательнее пригляделась к надписи. – О чем вы говорите? Я, кончено, не могу назвать себя большим специалистом в лингвистике, но даже я вижу, что…

- Вы не понимаете, - поморщился Скворцов. – Да, я не отрицаю, что этот язык, - он постучал по стене костяшками пальцев, - наиболее вероятно лег потом в основу одного из древних, земных языков, на котором и был написан текст на табличке. Но, тем ни менее, он отличается от него примерно так же, как русский от украинского. Грамматика, построение фраз, буквы – все тоже, но сами слова - другие… понимаете?

Протасова неуверенно кивнула.

- Текст на вашей «табличке», - Скворцов ткнул пальцем в рюкзак Дарьи Петровны, – составляли, скорее всего, древние люди, научившиеся основам языка у спасших их «великанов со звезд», но по их примитивным писулькам язык инопланетян я расшифровать не могу. По крайней мере, пока. Мне нужно больше информации.

- Хорошо, - вздохнув, кивнула Протасова, и они продолжили путь.

Постепенно из рукотворной части комплекса они забрели в сеть естественных пещер. Дарья Петровна уже собралась было дать команду возвращаться назад, когда шедший впереди Стрельников внезапно закричал:

- О, Господи, только посмотрите на это!!

Лучи трех фонариков метнулись в угол пещеры, и в их свете тускло блеснул металл.

Подойдя по ближе, люди увидели растянувшийся у стены пещеры древний, полуистлевший скелет, в решетке ребер которого застряло несколько металлических наконечников стрел.

- Не может быть!.. – потрясенно прошептала Протасова. – Он пролежал здесь почти десять тысяч лет! Подумайте только: десять тысяч лет!.. А ведь наши предки тогда не только не знали, что такое металл, они еще по-прежнему раскачивались на ветках!..

Орлов сделал шаг вперед и нагнулся над скелетом, пытаясь получше его разглядеть. И тут же отшатнулся назад – как по волшебству хрупкие кости начали осыпаться и стремительно превращаться в прах.

- Что вы наделали?! – подскочив к нему, взвизгнула Дарья Петровна. – Он сохранился только благодаря устоявшемуся микроклимату, а вы его нарушили! Пойдемте отсюда скорей…

Они продолжили путь по извилистым переходам каверн. Еще несколько раз им попадались древние скелеты, неминуемо превращавшиеся в пыль при их приближении. Причем разрушались не только кости, но и металл лежавшего рядом с телами оружия.

Вскоре путешественники забрели в гигантскую пещеру, в которой когда-то давно, много тысячелетий назад, разыгралась настоящая битва – повсюду, куда только доставал свет фонариков, валялись груды костей и ржавые остатки оружия.

Орлов осторожно двинулся вглубь пещеры, с любопытством водя лучом фонаря по рассыпавшимся, словно бы плавившимся в его свете скелетам. Ученые аккуратно двинулись следом за ним.

- Стойте!.. – отчаянно закричала Протасова, но было уже поздно…

Запущенная Орловым цепная реакция захватила уже всю пещеру, и воздух начал стремительно заполняться густой, пепельной пылью.

Люди закашлялись и со всех ног бросились бежать прочь, не разбирая дороги в поднявшемся вокруг костяном тумане.

Каким-то чудом ученым удалось пересечь пещеру, и они со стонами повалились на холодный пол коридора с противоположной ее стороны.

- Фу-у... – перевернувшись на спину, протяжно выдохнула Дарья Петровна, хватая раскрытым ртом относительно чистый воздух каменного тоннеля.

Прейдя в себя, ученые поднялись на ноги и осмотрелись по сторонам. Пещеры кончились. Они вновь оказались в просторном, широком коридоре, бывшим частью когда-то построенного инопланетянами комплекса.

- Как вы думаете, что там произошло? – тихо спросил Орлов, указывая головой в сторону только что оставленной ими пещеры.

Стрельников пожал плечами и неопределенно взмахнул рукой.

- Можно только гадать. Хотя, скорее всего, когда-то здесь столкнулись два враждующих племени. Для одних это место было святыней, другие пытались его захватить…

- Значит, мы на верном пути! – торжествующе воскликнула Протасова. – Идемте, я чувствую, мы уже совсем близко!

Они миновали еще несколько проходов, когда зазевавшийся Дмитрий наступил ногой на очередной скелет. В воздух взвилось облако пепельной пыли. Выругавшись, Стрельников резко отшатнулся назад и оглушительно чихнул.

- Глядите, тут еще! – воскликнул Дима, обшаривая лучом фонарика ровный, каменный пол коридора. – М-да... похоже, защитники пещеры проиграли бой и попытались отступить сюда…

- Вперед! – скомандовала Протасова и, как вставшая на след ищейка, помчалась вглубь комплекса, выбирая в лабиринте его переходов те коридоры, которые были отмечены полуистлевшими скелетами тысячелетия назад умерших воинов.

Скворцов из последних сил тяжело топал за ней. Цепочка мрачных ориентиров обрывалась на пороге гигантского зала. Посреди огромного дверного проема, в который, если бы захотел, смог бы проехать и танк, виднелась особенно большая куча костей - прежде чем скелеты рассыпались в прах, Скворцов насчитал около тридцати черепов.

- Похожи, они легли костьми, защищая это место, - мрачно пошутил Дима и перешагнул порог зала.

Как только нога человека коснулась гладких, словно бы отполированных плит пола, раздался негромкий щелчок, и где-то далеко-далеко у самого потолка зажглось маленькое солнце.

Ослепленные неожиданным светом люди зажмурились и испуганно прижались друг к другу. Первым в себя пришел Орлов. Инженер осторожно приоткрыл один глаз и, щурясь от казавшегося нестерпимо ярким после полутьмы коридоров света, огляделся по сторонам.

Зал, в котором они оказались, был невообразимых размеров. Узкий и длинный, он был построен таким образом, что его боковые стены терялись в золотистой дымке перспективы, а в передней, находившейся всего в нескольких десятках метров от людей, виднелось НЕЧТО.

О, это, безусловно, и была цель их пути, в этом не сомневался даже Скворцов.

***

Казалось, огромный механизм занимал собой всю необъятную стену – металлические блоки, трубы, провода и цилиндры тянулись в обе стороны, насколько хватало глаз. Господствовала над всем выпиравшая из устройства гигантская труба-цилиндр с несколькими шаровидными утолщениями на корпусе – одно побольше, размером с двух этажный дом, по самому центу и второе - поменьше, величиною с хороший грузовик, почти у самого основания. Между ними цилиндр густо опутывали цветные, полупрозрачные трубы, по которым струилась какая-то жидкость.

В нескольких местах корпус машины был слегка оцарапан, но других повреждений видно не было.

- Боже мой… - пораженно прошептала Протасова, складывая руки в молитвенном жесте и прижимая их к груди.

- Это невероятно! - пробормотал Скворцов и, сдернув с носа очки, принялся лихорадочно их протирать, словно он никак не мог поверить своим глазам.

Андрей Орлов, отбросив прочь всякие сомнения, пружинистым шагом двинулся к машине.

- Попробую разобраться, как она работает, - беззаботно бросил через плечо он, но сквозившие в его голосе напряжение лучше любых слов выдавало истинные чувства инженера.

- Аркадий Данилович, вы закончили перевод таблички? – эхом откликнулась Протасова, не отрывая немигающего взгляда от загадочной инопланетной машины.

Скворцов кивнул.

- Да, но я боюсь, что мне нечего прибавить к тому, что вы уже знаете. Нужно разыскать остальную часть текста.

- Глядите, тут еще один скелет, - с любопытством проговорил Стрельников, проходя вглубь зала.

Скворцов и Протасова механически подошли к нему.

- А тут еще два, - пробормотал Аркадий Данилович, разглядев впереди еще несколько смутно вырисовывавшихся в золотистой дымке костяных куч.

Цепочка скелетов привела их к одной из торцевых стен зала. Испытывая какое-то неясное беспокойство, Протасова оглянулась, чтобы посмотреть как дела у Орлова, но оставшегося рядом с машиной инженера скрыла туманная перспектива зала.

- Эй, только посмотрите на это! - восхищенно присвистнул Дмитрий, склоняясь над лежавшим у самой стены скелетом.

Протасова вздрогнула и быстрым шагом приблизилась к коллеге.

С первого взгляда становилось понятным, что это был не обычный мертвец. Среди древних, полуистлевших костей виднелось множество примитивных, грубо сработанных металлических украшений, а рядом с правой рукой скелета лежало длинное, целиком сделанное из металла копье.

- Мы нашли ее! – не обратив никакого внимания на царственные кости, взбудоражено воскликнул Скворцов. Затаив дыхание, он смотрел на стену, выложенную похожими на известняк облицовочными плитками.

Гладкий камень украшали длинные, неровные ряды причудливых символов древнего языка.

Приглядевшись внимательнее, Скворцов узнал несколько знакомых по табличке слов.

- Это писали аборигены, - уверенно проговорил профессор. – Причем, скорее всего, уже после того, как пришельцы улетели...

Увы, древний памятник сохранился плохо. Текст пересекало множество глубоких, хаотичных царапин, словно кто-то в исступленной злобе пытался стереть с камня выдолбленные в нем буквы, пол у стены был усеян толстым слоем белой пыли и обломками облицовочных плит.

- Должно быть, это сделали враги оставившего это послание племени… - задумчиво пробормотал Стрельников, проводя ладонью по разбитому камню.

- Кажется, это отсюда, - сдвинув брови, сосредоточенно проговорила Протасова и осторожно извлекла из рюкзака чемоданчик с камнем.

Нужное место нашлось очень быстро. Дарья Петровна аккуратно прижала «табличку» к стене и, отклонившись назад, несколько мгновений с удовольствием любовалась на результат.

- Аркадий Данилович, сможете перевести? – кивнув на стену, с восторгом спросила Протасова

- Понадобится время, - немного помедлив, уклончиво ответил Скворцов.

- Работайте, - приказала ученая и сунула ему в руки «табличку». – Идемте Дмитрий Сергеевич, посмотрим, как там дела у Орлова.

Археологи удалились прочь, оставив Скворцова корпеть над переводом.

***

- Ну, как продвигается работа? – спросила Протасова, склонившись над сгорбившимся у основания инопланетной машины Орловым.

- Как ни странно, но очень хорошо, – не оборачиваясь, рассеянно откликнулся инженер. – Я нашел некоторые схемы этих устройств… - Андрей постучал по металлическому корпусу машины. – Очень удобно, они выгравированы прямо на самих панелях. Конечно, большинство символов мне незнакомы, но вы удивитесь: схемы инопланетян и наши построены примерно по одному принципу. Это кажется чудом, но, похоже, эти пришельцы мыслили почти так же, как мыслим сейчас мы…

- Может быть и чудо… - пробормотала себе под нос ученая и, протянув руку, осторожно коснулась гладкого металла. – А может быть, и нет. Кто знает, какую роль они сыграли в нашем развитии?

Инженер равнодушно пожал плечами.

- Так что, была бы у меня под рукой хорошая команда помощников и прорва свободного времени, думаю, я бы в конечном итоге смог разобраться в этой штуке… Смотрите.

Андрей легко поднялся на ноги и подошел к центральному цилиндру. Он нажал несколько помеченных инопланетными символами выступов, и в цилиндре на высоте человеческого роста распахнулась дверца.

За нею виднелась небольшая ниша, по центру которой торчал один единственный рычаг. Он был повернут вверх, но у его основания имелось достаточно свободного места, для того, чтобы его при желании можно было опустить.

На внутренней стороне заслонки был выгравирован причудливый рисунок из кружочков, квадратиков, линий и каких-то еще непонятных обозначений, а над ним тянулась выполненная большим металлическими буквами надпись.

- Мне кажется, я знаю, для чего он нужен, - почесав бороду, неуверенно предположил Орлов. – Этот рычаг…

- Хватит! – потеряв терпения, рявкнул вдруг Стрельников. В руке Дмитрия, как по мановению волшебной палочки, появился пистолет. Его лицо раскраснелось, а на виске билась жилка. – Ваше время вышло!..

- Дмитрий Сергеевич, что вы себе позволяете… - начала было говорить Протасова, но, заметив пистолет, нахмурилась и замолчала.

- Не двигайтесь! – нервно облизав губы, предупредил их Стрельников. – Шутки кончились, дорогая моя Дарья Петровна! Я больше не собираюсь прятаться в вашей тени! Честь этого открытия будет принадлежать мне!

- Честь? – скривив губы, уничижительно фыркнул Орлов. – Да что вы знаете о чести?..

- Так вот, кто предал… или лучше сказать ПРОДАЛ нас Никтитну, - не обращая внимания на слова инженера, презрительно пробормотала Протасова.

- Браво-браво, Дарья Петровна, поздравляю, теперь вы все знаете, - раздался вдруг позади них чей-то насмешливый голос.

Сузив глаза, Протасова с ненавистью посмотрела на вошедшего в зал Никитина. Позади него с ноги на ногу переминалось с полдюжины вооруженных до зубов бандитов.

- Вы!.. - со всем возможным презрением в голосе протянула ученая и с чувством плюнула на пол. – Вы все-таки нас выследили… Что ж, поздравляю. – Протасова сложила на груди руки и горько усмехнулась. – Полагаю, теперь вы нас убьете?

- Боюсь, что да, - с притворным сожалением вздохнул Никитин.

- Я удивлена, - стараясь выиграть время, медленно проговорила Протасова. Ученая надменно взглянула на своего противника, изо всех сил надеясь, что случится какое-нибудь чудо, и он провалится в тартарары. – Вы даже не побоялись спуститься сюда сами… вы настолько недовернете своим людям?.. Игорь Анатольевич, вы хоть представляете, на какой глубине вы сейчас находитесь?

Никитин усмехнулся.

- Я уверен, риск того стоит. Ведь все это теперь принадлежит мне, - и он широким жестом обвел зал.

- Вы уверены? – сузив глаза, процедила сквозь зубы ученая и сделала незаметный шаг назад, к машине инопланетян.

- Дарья Петровна! Дарья Петровна! - раздался возбужденный голос Скворцова, и из золотистой дымки, в которой терялась дальняя оконечность зала, вынырнула массивная фигура ученого. – Я расшифровал текст!..

Увидев Никитина и его бандитов, Аркадий Данилович неуклюже затормозил и удивленно вытаращил на них глаза.

На секунду взгляды всех собравшихся скрестились на Скворцове, и этого времени Протасовой хватило, чтобы преодолеть разделявшие ее и машину шаги.

Рука ученой сама собой легла на рычаг. Скворцов посмотрел на нее, и их глаза на мгновение встретились.

Губы Протасовой искривились в злобной усмешке, и женщина нажала на рычаг.

- Не-е-ет!!! – с ужасом закричал Скворцов и бросился на ученую, тщетно пытаясь остановить ее руку.

Но древний механизм щелкнул, и рычаг плавно опустился, уйдя в предназначенный для него паз.

Скворцов повалил Протасову на пол.

Раздался протяжный, стихающий гул, и течение жидкостей в разноцветных трубах цилиндра прекратилось.

***

Несколько томительны секунд царила тишина.

Лицо Никитина исказила злобная гримаса, и он с раскрасневшимся от гнева лицом набросился на Протасову:

- Что ты натворила, глупая дура?! Ты сломала его, ты его сломала! – он оттолкнул поднимающуюся ноги Протасову в сторону и силой дернул рычаг вверх. Раз, другой, третий, но рычаг не поддавался.

На полу заходился в истерическом смехе Скворцов.

Протасова склонилась над ученым и хладнокровно отвесила ему оплеуху. Скворцов прикусил язык и замолчал.

- В чем дело, Аркадий Данилович? – упрев руки в боки, деловито поинтересовалась Дарья Петровна.

После отключения машины ее настроение заметно улучшилось, и ученую, кажется, даже перестал волновать тот факт, что их вскоре убьют, главное, инопланетное устройство не достанется Никитину. По крайней мере, работающим…

- Я перевел текст, - отерев выступившие на глазах слезы, ответил Скворцов. Опершись спиною о холодный корпус машины, он немного повозился, устраиваясь поудобнее, и начал рассказ. - Как я и ожидал, он был выбит местными аборигенами почти сразу после того, как инопланетяне покинули Землю. Это что-то вроде летописи, в которой очевидцы тех событий с благоговением запечатлели подробности их визита…

- А почему именно здесь? - перебив профессора, хмуро поинтересовался Никитин. Он стоял перед машиной и не мог оторвать взгляда от безжизненно опущенного вниз рубильника.

- Потому что это место было для них священным, - пожав плечами, откликнулся ученый.- А где им еще рассказывать о «богах», как не в их собственном «храме»? Если говорить коротко, то полный текст предания гласит примерно следующее: когда боги прогневались на людей и обрушили небо на землю, со звезд спустился великан Атлант. Он бросил вызов богам и на своих могучих плечах вознес небо наверх и поставил его на место. Люди сначала обрадовались этому, но, узнав, что Атлант собирается вернуться на звезды, страшно испугались. Они взмолились: останься! Если ты улетишь, боги разозлятся на нас за то, что мы приняли твою помощь и опять обрушат на нас небо!.. Тогда Атлант успокоил людей, сказав, что он останется с ними и будет вечно держать небо на своих плечах, чтобы боги не смогли снова обрушить его на землю…

Воцарилась тишина. Ее нарушил вновь зазвучавший голос Скворцова:

- Я так думаю, что тысячелетия назад на Земле произошел какой-то катаклизм, и что-то случилось с атмосферой. Что-то, из-за чего она стала постепенно превращаться в такую же непригодную для жизни, как та, что царит сейчас на Марсе… а древние люди отразили это в своих легендах, как обрушение неба на землю. Но прилетевшие на нашу планету инопланетяне, титаны, установили что-то вроде девяти «преобразователей атмосферы», которые в течение всех этих тысячелетий поддерживал на Земле нормальный состав воздух... А вы, Дарья Петровна, взяли и выключили один из них.

- Его можно снова включить? – после непродолжительного молчания мрачно поинтересовался Никитин.

- Боюсь, что нет, - отрицательно качнул головой Андрей. – Видите эти трубки? – инженер указал на множество опоясывающих главный цилиндр устройства разноцветных труб. – Они проходят через большой реактор, - он указал на верхнее шарообразное утолщение цилиндра, - потом попадают в малый, - палец инженера сместился к нижнему выступу, - где заново насыщаются. И так – по кругу. Эту систему в какой-то степени можно назвать вечным двигателем, но лишь до тех пор, пока работает большой реактор. А Дарья Петровна его заглушила, и я не имею ни малейшего понятия, как его заново запустить. Потому что для этого понадобится новая порция весьма специфического топлива, а вряд ли мы найдем что-нибудь подходящее на Земле

- И что теперь будет? – кусая ногти, жалобно спросил Стрельников.

Орлов пожал плечами.

- Согласно общей схеме, эти атмосферные преобразователи стоят в девяти равноудаленных друг от друг точках нашей планеты, чтобы компенсировать своей работой непрерывно происходящие в атмосфере пагубные изменения. Эта система была строго сбалансирована, и восемь «преобразователей» не смогут справиться с работой, которая была предназначена для девяти. И они один за другим начнут выходить их строя, а вместе с ними будет постепенно ухудшаться и воздух. А когда отключится последний преобразователь, атмосфера Земли вновь станет непригодной для жизни.

- И что нам теперь делать?.. – едва слышно прошептал Дмитрий. Его руки безжизненно повисли вдоль тела, а взгляд беспомощно метался по лицам собравшихся в зале людей.

- Дышать. Пока можно, - просто ответил Андрей.

Дарья Петровна закусила губу и свела к переносице тонкие брови.

- Скажите, Аркадий Данилович, вы можете расшифровать, что здесь написано? – стукнув костяшками пальцев по внутренней стороне скрывавшей рычаг дверцы, неожиданно спросила она.

Скворцов поправил на носу очки и, прищурившись, внимательно посмотрел на крупные, инопланетные буквы.

- Я думаю, у этого слова нет значения, - наконец, негромко ответил он. – Здесь написано «АТЛАНТ».

+1
338
12:35
Где-то это уже было. Нет?))
11:22
было, тема то старая, переписано своими словами + заправлено свежим маслом
01:59
+1
Забавная опечатка (разумеется), но, судя по поведению главной героини, эту опечатку просто нужно было сделать!
Протасова Дарья Петровна… археолог, доктор истерических наук...
20:50 (отредактировано)
«Через миг ушей оставшихся на поверхности людей донесся его затихающий крик…», «которые были отмечены полуистлевшими скелетами тысячелетия назад умерших воинов…» «оставшегося рядом с машиной инженера скрыла туманная перспектива зала…» «вы настолько недовернете своим людям?..» И ещё куча опечаток и ошибок в знаках, вечная проблема тире и дефисов… Ну и ко всему, неестественные диалоги, и этот странный прикол с неожиданно истлевающими костями титанов… Естественно, один из друзей оказался предателем, женщина, стреляющая ракетницей по голливудским лекалам и ещё море лишних моментов, подсмотренных в этих глупых фильмах…
И эпическая концовка с концом света, простите за тавтологию, упс, как говориться… доктор истерических наук только что весь Мир сгубила, Гитлеру такое не удалось… сейчас он нервно и завистливо кусает ногти в сторонке… Вердикт – на большого любителя… Уверен – не самое лучшее произведение автора, а если лучшее, то тогда всё очень плохо…
Комментарий удален
07:43
Честно говоря, после «истерического факультета» начал рассматривать этот рассказ как пародию на некие фантастические боевики. Очень уж много шаблонов и картонных типажей.
Но увы… К сожалению, автор писал без тени иронии.
22:31
+1
что письменность на Земле зародилась намного позже…

А китайцы 5000 лет назад писать умели) 5тыс туда, 5 тыс сюда)))
Шаблоны. Начинается с шаблоновых шаблонищь.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1