Xen Kras №2

​Охотники за облаками

​Охотники за облаками
Работа №165. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Стоял приятный ласковый вечер. В такие вечера хочется оставаться на улице и любоваться облаками, окрашенными в цвета зари. Но как же коротка и оттого печальна пора этой хрупкой красоты! Недолго думая, люди нашли решение: они начали ловить и запирать облака в стеклянных банках. Так в доме каждого появился клочок несчастной, невольной красоты, готовой служить хозяину вечно, в любой час дня и ночи, когда бы ему ни захотелось.

Прошло немного времени, прежде чем люди поняли, что ловить можно не только облака, но и капли дождя, снежинки, звёзды и даже солнечный свет.

Люди сошли с ума. Они возжелали запереть небо под замок, чистили его, пожирали его красоту, словно пытались не оставить ни единой крошки на тарелке мироздания. Их дома наполнились красотой, а небеса опустели, так что выходить на улицу больше не было нужды. Не осталось ничего - не звёзд, ни солнца, ни луны, ни капель дождя, ни снежинок, ни облаков. Даже кристально голубой цвет дня и дремучий оттенок ночи постепенно исчезали с небосвода. Осталась только пустота. Ничто - вот, во что люди превратили небо.

Я думал об этом, сидя на двускатной черепитчатой крыше, и смотрел вверх, ожидая прихода облаков. Я взбирался на эту крышу каждый вечер, надеясь, что другие охотники за облаками в этот час не появятся, и я смогу спокойно забрать добычу себе.

С тех пор, как небо опустело, облака ценились особенно высоко. Их можно было продать или поставить у себя дома, подобно предметам роскоши. Если тебе удалось встретить облако и заарканить его, то считай, что ты большой везунчик. Так теперь работал мир.

Внезапно я заметил в небе едва заметное движение и тут же подскочил на ноги. Опомнившись, я осмотрелся по сторонам, чтобы удостовериться в своём одиночестве, и только потом мои ноги оторвались от твёрдой поверхности крыши и понесли меня вверх - к прекрасному некогда небу, скованному из лазурного изящества.

Я шагал по молчаливой пустоте, будто по ступенькам, всё больше отдаляясь от скучного городка внизу. Окидывая его грустным взглядом, я думал о том, что без облаков, звёзд и капель дождя он кажется совершенно уродливым.

Тихо вздохнув, я поднял взгляд и продолжил взбираться. Облако, к которому я шёл, возможно, первое за несколько лет, манило меня к себе магической песнью без слов и звуков. Я слышал её сердцем. Быть может, именно поэтому людям так сильно хотелось держать облака в банках - чтобы никогда не утихала их прекрасная песнь?

Стараясь не забивать голову лишними мыслями, я взял лассо в руки и закинул его. Промах - ловкое облако, сотканное из грёз, будто живое, увернулось от петли, несущей заточение. Я поднялся на несколько ступенек выше. Замахнувшись ещё раз, отправил лассо как можно дальше. Как только петля застыла над проворным облаком, я потянул верёвку назад, как бы опережая события. Петля ухватилась за самый край, и я сжал узел, заточая облако в смертельную западню. Оно сердито брызнуло на меня ливневыми каплями и устремилось вверх, пытаясь вырваться, но я отказывался упускать добычу. Тогда облако запустило в меня молнией. Увернувшись, я сделал последнее усилие и аккуратно притянул лассо к себе.

Дело сделано. Я схватил облако руками и прижал к груди. Его мягкость, лёгкость и при этом невероятную природную силу было невозможно описать словами. То было совершенно волшебное чувство. Даже запах у облаков был особенный. Так же, как и песнь, он ощущался сердцем.

Я повернулся лицом к скучному грязному городу и начал спускаться по невидимой лестнице. Покидать небо было невероятно грустно. Только там, на высоте, вдали от всех людей и их мелочных забот, я ощущал себя настоящим человеком. Увы, жить на небе было нельзя, поэтому я каждый раз возвращался домой, где его кусочки ждали меня, словно посаженные под замок узники, стонущие о свободе.

Приблизившись к городу, я наконец с грустью и тоской распрощался с небесной красавицей и запер её в стеклянную банку. Она сразу же потеряла свои истинные масштабы, объёмы формы, лишилась практически всей своей красоты. Но зато так я мог поставить её у себя дома и любоваться...

Коснувшись крыши, я прошёлся по выцветшей красной черепице и подошёл к лестнице. Я жил на самом верхнем этаже, под этой самой крышей. К небу я был ближе всех, однако, дальше любого находился от понимания истинной его ценности. Это можно было понять зайдя в мой дом. В тесной комнатке тут и там громоздились банки со звёздами, снежинками и даже молниями. И, конечно, облаками. То было жилище глупца и идиота. Понимание этого уже зарождалось во мне в тот момент, но я не мог его освободить, как бы ни старался.

Подойдя к забитому под завязку стеллажу, я уж было хотел поставить банку на него, но тут моё внимание совершенно внезапно отвлекло нечто невероятное. На комнату упала косая тень, и я невольно выглянул в окно - туда, где обычно царила абсолютная пустота и скука.

Облако.

Прекрасное, огромное облако, окрашенное всеми цветами зари: красным, оранжевым, розовым, пурпурным и даже сверкающим золотым. Люди моего поколения таких облаков никогда не видели и видеть не могли. Всё что нам осталось от предков - это жалкие клочки сгустившегося пара, которые сто лет назад никто бы и облаками не назвал. Они напоминали стрижей, которых принесли домой. Вольная птица не может жить под сводом крыши. Она теряет свою красоту, грацию, волю к жизни и в конце концов погибает. То же самое происходит и с облаками. Пойманные людьми, запертые в пресловутые стеклянные банки, они более не имеют красоты и очарования, превращаются в пустые сгустки пара.

Но именно в тот момент я увидел настоящее облако. Величественное, прекрасное. Такое, какими должны быть все облака на свете. Вместе с ним в мир совершенно внезапно, быть может, всего на мгновение, вернулось то прекрасное небо, которое люди потеряли десятки лет назад. Оно было залито солнечным светом и ночной темнотой, туманом и лёгким блеском утренней росы. Это небо искрилось разноцветием радуги, снежинок и капель дождя. Его застилали самые большие и самые прекрасные облака, которые только можно вообразить.

И тогда, взглянув на жалкие подобия былой красоты, запертые под крышей моего дома, я, наконец, осознал, чего на самом деле хочу. Я понял, что скучаю по небу, по прекрасному синему небу, которого никогда не видел.

И я очень хотел его вернуть.

***

На следующий день я ушёл из города, остановился на холме, поросшем изумрудной травой, и освободил чудеса, некогда пойманные мной в стеклянные банки. Все до единого. В небо ворвались отнятые у него сокровища. На какой-то момент надо мной родился мир, который люди потеряли десятки лет назад, но он тут же исчез. Чудеса рассеялись по ветру. Всех сокровищ моего дома ни за что не хватило бы, чтобы заполнить хотя бы небосвод над городом. Я это прекрасно понимал, но не мог унять разгоревшуюся на сердце тоску.

С тех пор я начал замечать людей, которые выпускали в небо снежинки, укутанные туманами и молниями, радуги, окрашенные цветами облаков, дня и ночи. Их становилось всё больше и больше. В какой-то момент в моём сердце зародилась надежда на то, что небо вернётся в этот грустный пустой мир. Но, увы, человеческой жадности не было видно конца и краю. Охотников было в разы больше. Они ловили сокровища неба, отпущенные мной и моими единомышленниками, и были ужасно рады, что нашлись идиоты, которые предоставили им шанс ещё больше взрастить свои бесполезные богатства. Мы ничего не могли с ними сделать. Не могли запретить и очень боялись применять силу. Возможно было лишь обратиться к ним с мольбой, просвещать их, но глупцы неспособны слушать. Они продолжали опустошать мир, в котором и так уже не осталось сокровищ.

Когда на всей Земле не осталось ни одного жалкого облачка, ни одной капли дождя и снежинки, охотники направили свои взоры дальше - за горизонт. Они прорезали небосвод и открыли для себя совершенно новый мир - мир бесконечного космоса, бескрайние просторы Вселенной. Там они увидели множество новых чудес, которых на Земле попросту не существовало: астероиды, кометы, пульсары, квазары, туманности и, конечно, звёзды. Но не те едва заметные клочки холодного света, украшавшие земной небосвод. То были огромные, просто гигантские шары пульсирующего газа, не имевшие ничего общего с тусклым свечением крошечных кусочков неба, что люди вырезали на земле и складывали в маленькие баночки.

Гуляя по невидимым лестницам бесконечного тёмного пространства, люди очищали космос от его холодных, мрачных красот. Они вырезали галактики, упаковывали в банки чёрные дыры, сверхскопления и целые вселенные. Им это было под силу. Не было предела могуществу уродливых человеческих поступков, и это пугало. Даже монстры ужасающей плотности и массы, которых нельзя было выразить никакими математическими формулами, им подчинились, и они уничтожили их красоту, спрятав от мира, заточив в оковы человеческой жадности.

Только когда люди начали очищать космос, я понял, что небо вовсе не было пустым. Его украшал свет бесконечно далёких звёздных скоплений и туманностей, планеты, отражавшие сияние иных космических тел, падающие метеориты и огибающие бесконечность своими хвостами красавицы-кометы. Чтобы признать их существование, мне нужно было стать свидетелем их гибели.

Мы больше не могли смотреть на это. Не могли молчать и терпеть.

Как-то раз, освобождая отнятое у охотника облако, я стоял на том самом изумрудном холме и не заметил, как кто-то подошёл ко мне сзади. Я опомнился, только когда этот кто-то совершенно внезапно сказал, испугав меня до полусмерти:

- До чего же они красивы...

Я резко обернулся и увидел перед собой человека, явно пожившего немало и повидавшего всякое. Сгорбленный от старости и многолетнего труда, покрытый седой бородой и усами, человек, стоявший передо мной, явно мог относиться к людям того поколения, которые ещё видели настоящее небо. Образ завершал белый халат, такой, какие носили только учёные или профессора. Весь его вид сразу же внушил мне почтение и доверие, и я, слегка опешив, кивнул, поняв, что речь идёт об облаках:

- Это уж точно.

- Как давно вы этим занимаетесь? - поинтересовался незнакомец, как бы невзначай.

- Если вы о том, как давно я освобождаю облака... - я задумался и замолчал на мгновение. - Даже не знаю. Но не так уж долго, если подумать. Большую часть жизни я был охотником и очень об этом жалею. Как вспомню все эти банки с облаками и снежинками - сразу же пробирает дрожь.

- Понимаю, - кивнул незнакомец. - Я, к счастью, никогда охотником не был. Знаете почему?

- Потому что вы видели настоящее небо?

Он рассмеялся. Кажется, моя догадка оказалась верной.

- Только поэтому я не жалею, что так стар. Тот человек, который видел настоящее небо, никогда бы не стал его опустошать. Вы ведь тоже его видели?

- Не совсем так, - уклончиво ответил я. - Я его видел, но, как бы это сказать... Не по-настоящему.

- Вы видели его в своей душе. Это нормально. Сейчас настоящего неба нигде больше и не увидишь. Любой человек рано или поздно обращается к своей душе и видит в ней небо, - незнакомец немного помедлил. - Хотя, если вам интересно, могу показать свои воспоминания. Думаю, что ваше желание только укрепится после того, как увидите его по-настоящему.

Протянутая мной правая рука была красноречивее любых жестов.

- Профессор Толиман, - представился мой новый знакомый.

- Вега.

- О-у, - вздохнул Толиман. - Так вы тоже названы в честь альфы! Это очень приятно. У вас, считай, с рождения на лбу написано, что вам суждено вернуть небо.

- Альфы? - переспросил я.

- Забавно, но большинство наших современников носят имена звёзд, - ответил Толиман. - Я вот, например, назван в честь альфы Центавра, - он указал на небо. - К сожалению, этого созвездия уже не существует. Оно стоит в банке какого-нибудь мерзавца и прозябает бесполезные годы. А вот вы названы в честь альфы Лиры, - его палец сместился, указывая на едва заметное скопление холодных небесных светил. - И ваше созвездие всё ещё где-то там, куда не достали жадные руки охотников. У вас ещё всё впереди, господин Вега. Не хотели бы вы присоединиться к рядам освободителей облаков?

- Неужели уже и организации такие существуют? - удивился я.

- Конечно! С этими пресловутыми охотниками по-другому нельзя. Человеческих слов они не понимают - настолько отупели. Грядёт война, господин Вега, первая за несколько веков, и это будет война за свободу прекрасного, настоящего, незыблемо чистого неба.

- Я согласен, - без раздумий ответил я. - Даже если придётся отдать жизнь за одну единственную жалкую снежинку... Я готов.

Кажется, профессор Толиман прослезился, но не позволил мне узнать этого наверняка.

- Что ж, господин Вега, тогда вперёд - вверх, к синему небу!

***

Война, о которой говорил профессор Толиман, закончилась, не успев начаться. Охотники только и могли, что защищать свои несчастные баночки. Конечно, мы нарушали закон, врываясь в их дома, ломая их имущество и разрушая плоды многолетних трудов, но я был рад, что нам никого не пришлось убивать. Мы сражались за красоту и правду, и проливать кровь было против наших правил.

Лассо охотников, собранные по всему миру, собрали в одну кучу и сожгли. То был самый большой костёр в истории человечества. Устремляясь в небо, он питал его уставшие от бесконечно долгого заточения сокровища.

Землю усыпали осколки. В один момент на небосвод вернулись все дети, которых он потерял, и даже страшные сокровища далёкого космоса взмывали вверх, не причиняя людям вреда, лишь успокаивая их чувство прекрасного.

Профессор Толиман скончался. Мне было жаль, что он не дожил до этого момента, но, в конце концов, куда он отправился, если не на это прекрасное небо?

Я сидел на всё той же двускатной черепитчатой крыше, но теперь я не ждал облаков, чтобы поймать их и заточить в жуткие кандалы. Я просто наслаждался их видом и видом всего бесконечного и бесконечно красивого неба вокруг. Это было то самое небо, которое я увидел в тот момент, когда поклялся освободить все облака на свете.

+2
394
17:17
+2
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 3
Угар – 0
Юмор – 3
Внезапные повороты – 0
Ересь – 0
Тлен – 3
Безысходность – 0
Розовые сопли – 3
Информативность – 1
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Пресловутые стеклянные банки – 300 млн шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0
Уровень беспощадности добра – МАКСИМАЛЬНЫЙ!

Ну что ты творишь! Как можно с богатым словарным запасом, куда входят такие изюминки, как пресловутый и скончался, писать так убого? У тебя литературный автомат, а ты ему в ствол заглядываешь. Ай ай ай.

Это самый добрый рассказ, который я читал за последние восемьдесят лет. И помимо спонтанного юмора – это его единственный плюс. Я даже закрою глаза на то, что это сказка и никакой логикой и причинно-следственными связями тут не пахнет. Все события происходят потому что. Почему он пролез на конкурс – ещё одно чудо. Потому что.

Главный герой – психически-ненормальный человек (галлюцинации в виде розовых облаков), пропагандирующий тунеядство (сидеть и смотреть на небо целыми днями), нападающий на беззащитных охотников за облаками и отнимающий честно добытое. В отличие от него эти “отупевшие” люди по-настоящему развиваются и двигают прогресс, покоряют дальний космос. А то, что они собирают небесные артефакты, говорит об их хорошем вкусе и чувстве прекрасного.

Сюжет прямой, как луч нейтронной звезды, и концовка вообще не решает основной проблемы.

Лассо охотников, собранные по всему миру, собрали в одну кучу и сожгли. То был самый большой костёр в истории человечества. Устремляясь в небо, он питал его уставшие от бесконечно долгого заточения сокровища.

Так ведь фабрики по производству лассо по-прежнему работают, и охотники никак не поменяли отношение к жизни. Через какое-то время они снова начнут собирать всё это небесное богатство. И опять небо станет пустым. Возможно, надо было всё таки мочить злодеев. Или, в крайнем случае, мягко изнасиловать, по-доброму. Или отрубать руки, чтобы не могли пользоваться инструментами. И закончить рассказ так:

Я с трудом выдернул окровавленную секиру из черепа последнего охотника за облаками и вытер липкий пот. До самого горизонта земля чернела от пепла. Горы обугленных трупов, политые средством для розжига, чадили мясным ароматом и заставляли скукоживаться от голода желудок. Я посмотрел на ярко-синее небо с плывущими по нему розовыми грозовыми облаками и улыбнулся. Мы победили. На нос приземлилась золотистая снежинка из открытой два дня назад пресловутой банки.

Юмор живой и от чистого сердца, такие шутки специально не напишешь, несколько шедевров:

Даже запах у облаков был особенный. Так же, как и песнь, он ощущался сердцем.

Гуляя по невидимым лестницам бесконечного тёмного пространства, люди очищали космос от его холодных, мрачных красот. Они вырезали галактики, упаковывали в банки чёрные дыры, сверхскопления и целые вселенные.

— Как давно вы этим занимаетесь? — поинтересовался незнакомец, как бы невзначай.

Кажется, профессор Толиман прослезился, но не позволил мне узнать этого наверняка.

Война, о которой говорил профессор Толиман, закончилась, не успев начаться. Охотники только и могли, что защищать свои несчастные баночки. Конечно, мы нарушали закон, врываясь в их дома, ломая их имущество и разрушая плоды многолетних трудов, но я был рад, что нам никого не пришлось убивать.

Профессор Толиман скончался.


И многое другое, посмеялся от души. За это спасибо, но на одном юморе далеко не уедешь, сказки тоже надо уметь писать. Пока что вышла приторная словесная масса без внезапных поворотов. Ставлю большой добрый минус и дам один бесплатный совет: изучай классику, Репка, Курочка Ряба, Теремок, Заюшкина избушка – там сюжетных поворотов и драйва выше крыши, бери пример, не стесняйся.

Критика)
Bun
05:57
+3
Среди комментаторов тоже конкурс? ))
21:42
Нет. Это врожденное
Комментарий удален
22:13
Браво! thumbsup
Очень сильный текст, невозможно остаться равнодушным и, особенно, не проводить аналогии с реальным миром, порядками и системами взглядов и политик.
Я получил большое удовольствие, подумал о глобальном, о человеческом.
Спасибо тебе, незнакомый автор. Так держать!
17:42
Автор, извините, совершенно случайно влепила вам минус pardonУ вас получилась лёгкая, по-детски наивная и при этом милая зарисовка (правда, финал ну очень скомканный), так что минус мне в карму, а вам — удачи
20:26 (отредактировано)
Слишком мечтательная сказка, в духе «а ля маленький принц», но в конечном итоге – скучно и не запоминающая… Но многим понравится эта сказка! Я исправлю ошибку Лены и отбалансирую большие пальцы, конечно же минуса не достоин этот рассказ.
19:16
-1
Язык приятный, ощущения героя понятные, но зачем это в конкурсе фантастических рассказов?...)) Крепкое романтическое произведение.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1