Ирис Ленская №1

Случай в деревне

Случай в деревне
Работа №177. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Поезд проходит здесь один раз в сутки, в десять тридцать вечера, и стоит всего две минуты. Сергей сошёл на этой небольшой станции Ведино, по названию здешней деревни.

Он огляделся вокруг, поправил кожаный поясной ремень, на шинели, с круто выгнутой пряжкой, и слегка размахивая дембельским дипломатом, бодро зашагал в сторону деревни. Идти было не очень далеко, по нынешним меркам, всего шесть километров. Вначале полем, а затем лесом. Сергей знал здесь все тропинки с детства, он не раз, ещё до армии бегал сюда с ребятами смотреть на проходившие товарники. А так же ездил на тракторе с отцом, встречать маму, когда она возвращалась из города. А теперь он шёл по знакомой тропинке домой, после двух лет службы в Советской Армии, в десантных войсках.

Небо было чистое, светила почти полная луна, все кусты и деревья отбрасывали чёрно-синие тени. Было тихо. Ни ветерка. Для средины октября было довольно тепло. В это время года было уже темно, но полная луна прекрасно освещала дорогу. В лунном свете всё казалось сказочным, не реальным. Сергей шёл и наслаждался прекрасным ночным видом. Пройдя поле, он вошёл в лес. Под ногами захрустели опавшие листья. Деревья стояли молча, не шелохнувшись, как часовые на посту. Вдруг над головой Сергея пролетела, кем-то встревоженная, ночная птица, и опять всё стихло, только хруст листьев под ногами. Немного погодя, впереди он заметил две зелёные точки. Это были глаза какого-то зверя, и этот зверь смотрел прямо на него. Молодой человек остановился и замер, от этого пристального взгляда, ему стало не по себе. У них и раньше здесь водились волки, а в последних письмах бабушка писала, что серые совсем обнаглели. Два зелёных глаза пропали, но буквально через минуту появлялись вновь, но уже ближе. У Сергея по спине пробежала дрожь, он осмотрелся по сторонам и увидев крепкий сук, подобрал его. Затем со всей силы постучал им по дереву и закричал: «О-о-о-о-о!» Зелёные «огоньки» исчезли. Сергей прислушался, но кроме биения своего сердца ни чего не услышал. Ещё раз внимательно оглядевшись, зашагал дальше. Он шёл, но ощущение, что на него кто-то смотрит, не пропадало. Сергей знал что такое волки, и помнил как ещё до армии у них были случаи нападения на людей. Так погибли и его родители, хотя останков их так и не нашли, кроме маминой сумки и отцовского ботинка, но все винили в этом волчье отродье. Так он остался с бабушкой, Евдокией Васильевной, которая заменила ему и папу и маму. Бабушка же говорила, что на его родителей напали не волки, а самый настоящий оборотень. Сергей тогда посчитал что это всё «бабкины сказки», хотя где-то в глубине души засел страх посеянный этими рассказами. Где-то сбоку хрустнула ветка, молодой человек обернулся и опять увидел зелёные холодные глаза. Они смотрели из темноты в упор, не моргая, и от этого взгляда у Сергея мороз пошёл по коже. Не выдержав напряжения, он развернулся и побежал, но спиной и затылком он чувствовал тяжёлый и сверлящий взгляд.

Сергей бежал так, как ни когда не бегал в жизни. Сзади слышались всё отчётливее чьи-то тяжёлые шаги, кого-то бежавшего за ним. И этот кто-то приближался всё ближе и ближе. И вот уже закончился лес, до ближайшего деревенского дома было метров триста по полю, а сердце, от накатившего страха, колотилось как бешенное и не хватало воздуха. А шаги за спиной всё ближе и ближе, и вдруг всё стихло. Сергей остановился и резко развернувшись, замахнулся палкой для удара. Но сзади никого не было. Он так и стоял с поднятой рукой тяжело дыша, ещё не придя в себя после вынужденного марш-броска, как вдруг сзади послышались шаги. Сергей вновь сделал резкий разворот и увидел идущего к нему человека, со стороны деревни. В свете луны он разглядел своего соседа, дядю Митю. Тот в свою очередь, идя своей размашистой походкой, прошёл мимо него и метров через пять остановился, внимательно всматриваясь в ночной лес. Затем развернулся и подошёл к Сергею. Молодой человек удивился, увидев соседа здесь в такой час, ведь была почти полночь. Он поздоровался: «Добрый вечер, дядь Мить, рад вас видеть». Дядя Митя улыбнулся. Сергей подошёл ближе, и хоть луна ярко светила, лицо дяди Мити почему-то всё равно оставалось как бы в тени, хотя было хорошо различимо.

- Вы чего в такой час здесь делаете. Полночь уже. Я-то ладно, вот с поезда иду, демобилизовался. – тяжело дыша сказал Сергей. Дядя Митя кивнул и молча пошёл в сторону деревни, жестом приглашая его следовать за ним. Сергей, поравнявшись с соседом, спросил.

- А тут у вас что, опять волки хулиганят? – Он машинально оглянулся и увидел, как в тени

деревьев сверкнули два зелёных глаза и сразу исчезли. А может просто показалось. Сергей перевёл взгляд на соседа. – Дядь Мить, а вы Иринку не видели, она в деревне, ни куда не уехала? А Вован? А бабушку мою вы не видели? Как она, спит наверное уже. Сейчас я её обрадую. – Так всю дорогу болтая, Сергей с молчаливым соседом шёл по деревне. На улице никого не было, и в домах не горел свет. Было тихо, даже собаки не лаяли. У избы Сергея, они остановились.

- Ну вот пришли, спокойной ночи, дядь Мить, спасибо что проводили. - сосед кивнул и молча побрёл в сторону своего дома, который находился по соседству. Дойдя до калитки, дядя Митя остановился, постоял немного и пошёл дальше вдоль по улице. «Странно, куда это он?» - подумал Сергей, но в это время на крылечке загорелся свет, открылась дверь и вышла бабушка.

- Серёжа! – она тяжело спускалась по ступенькам, Сергей заспешил ей навстречу. Обняв внука, Евдокия Васильевна, плакала и приговаривала: «Серёженька, внучёк, вернулся, живой. Слава Богу живой. Что ж ты с города не позвонил, мы бы машину за тобой выслали на станцию, встретили бы. Слава Богу живой, здоровый. Ну пойдём в дом, что это я тебя на пороге держу, пойдём в избу. Пироги-то совсем остыли. А я всё жду, жду». Сергей взяв бабушку под руку и помогая ей подняться на крыльцо, сказал:

- Я тут по дороге дядю Митю встретил, шли вместе. Он какой-то странный, не разговорчивый. Только головой кивает. А потом прошёл мимо своего дома и пошёл по улице куда-то. Что с ним такое?

Евдокия Васильевна остановилась, посмотрела на внука.

- Бог с тобой. Какой дядя Митя. Он умер через полгода после того, как тебя в армию забрали. Я же тебе писала.

- Да нет, правда, это он был. Как же так? Я ошибиться не мог. Он меня возле леса встретил. – Сергей удивлённо смотрел на бабушку. Та в свою очередь начала креститься. Затем зайдя в избу, заперла дверь на щеколду.

За эти два года, Евдокия Васильевна сильно сдала. Стала ещё сильнее припадать на левую ногу и горбиться. И вообще стала как-то меньше ростом, то ли похудела, то ли постарела? Лицо осунулось, стало больше морщин, а в глазах пропала радость жизни, но она по-прежнему оставалась любимой бабушкой.

Сидя за столом, Евдокия Васильевна потчевала любимого внука пирогами с мясом, капустой, а так же творожными ватрушками и картофельными шаньгами. Всё это было подано к столу с молоком и сметаной. Молоко со сметаной были настоящие, деревенские, правда купленные у соседей, самой Евдокии Васильевне уже не под силу было держать скотину.

Налюбовавшись внуком и накормив его, она спросила Сергея.

- Слушай, Серёженька, как же ты по лесу в такое время один шёл? Не страшно было? У нас ведь тут безобразничают.

- Да что ты, ба, всё нормально, кто Советского десантника тронет. Пусть только попробуют. Нас там знаешь чему учили! О-о-о! Кто служил в ВДВ, ни чего и ни кого не боится. – Затем перестав хвастаться Сергей спросил. – Ба, а что, дядя Митя правда умер?

- Полтора года как уже схоронили.

- Странно.

- А ты в лесу ни чего не заметил, ни кого не видел? – С волнением спросила Евдокия Васильевна.

- Да было что-то, то ли волк, то ли собака. – Уклончиво ответил Сергей. Бабушка покачала головой и перекрестилась, что-то бормоча себе под нос, а потом сказала.

- Где говоришь, ты Дмитрия встретил?

- Возле леса. Выхожу, а он мне навстречу идёт. И так это остановился и в лес смотрит. И всё время молчит. А потом пошёл в деревню и меня, так рукой позвал. - Бабушка опять начала креститься, переменившись в лице.

- Спас он тебя.

- Кто? – недоумевая спросил Сергей.

- Дядя Митя.

- А от кого?

- От оборотня. Душа Митина, пришла тебя защитить. Упокой его грешную душу, дай Бог ему царства небесного. – сказала бабушка и опять перекрестилась.

- Да ладно, ба, сказки всё это. Оборотней не бывает.

- Ладно, иди отдыхай, я тебе на полатях приготовила, как ты любишь. Иди, поспи, завтра поговорим.

Сергей шёл по ночному лесу, светила полная луна, было тихо, и только хруст сухих листьев под ногами. Вдруг впереди он увидел два зелёных глаза. Они смотрели на него не мигая. Сергей остановился не в силах сделать хоть шаг. Глаза медленно приближались всё ближе, ближе. Вот из темноты проявился силуэт, это была женщина. Она шла, и чем ближе к нему подходила, тем слабее был зелёный блеск её глаз. Подойдя к Сергею почти вплотную, она остановилась. На ней была белая рубаха до земли с длинными рукавами, а на голове венок из ромашек. Длинные густые волосы были распущены и опускались ниже талии. Женщина была очень красива и бледна. Холодные голубые глаза, синева губ и бледность лица, придавали ей неживую красоту. Она в упор смотрела на Сергея, от чего у него снизу вверх, по спине, волной прошла холодная дрожь, ушедшая в голову и сжавшая её холодным обручем. Женщина положила руки ему на грудь и сказала: «Приходи ко мне завтра, я тебя буду ждать». Потом она прижалась к нему всем телом и поцеловала его прямо в губы. Это был самый сладкий и самый холодный поцелуй, от которого Сергея пробило в дрожь, и в это время прокричал петух. Сергей резко соскочил, и больно ударившись головой о потолок, вновь упал на подушку. Он лежал тяжело дыша и потирая ушибленное место, а на губах застыл тот холодный поцелуй от которого онемели губы. Сергей слез с полатей, подошёл к умывальнику и умылся холодной водой, сняв с себя ночное наваждение, посмотрел на часы, было четыре утра. Выпив воды, он вновь залез на полати и незаметно уснул.

Утром Сергей проснулся в прекрасном настроении, от ночного кошмара не осталось и следа, в молодости всё плохое быстро забывается. Соскочив с полатей, он быстренько надел спортивные штаны и футболку.

- Ба, доброе утро! – крикнул Сергей. В избе никого не было. Наспех ополоснув лицо, он вышел на крылечко. Тихое октябрьское утро. Жёлтые листья плавно падали с близстоящей берёзы. На бледно-синем небе не было ни облачка. Солнце уже поднялось над крышами домов и лениво светило, не давая тепла. Сергей поёжился от утренней свежести и уже хотел зайти в дом, как увидел девушку, идущую по улице в его сторону. Она была прекрасна и свежа, как это осеннее утро. Сергей не мог оторвать глаз от прекрасной незнакомки. С небес на землю его вернула бабушка, незаметно подошедшая к крыльцу и окликнувшая.

- Сергей, ты чего раздетый вышел, накинул бы чего.

Он нехотя отвёл взгляд от идущей девушки и уже бодро ответил.

- Советский десантник холода не боится. Ба, а кто это? – спросил Сергей, опять уставившись на молодую девушку, которая как раз подходила к их дому. Она остановилась возле калитки и поздоровалась.

- Доброе утро, Евдокия Васильевна. Здравствуй Сергей, с приездом.

- Доброе утро, Марина.

- Здравствуй. – Слегка растерявшись, ответил Сергей.

- Ты с магазина, что там есть? – поинтересовалась Евдокия Васильевна.

- Кроме хлеба ничего. Тётя Валя сказала, что сегодня автолавка приедет и новые фильмы привезут.

- Спасибо, Марин. А фильмы - то какие, не знаешь?

- Индийский - «Зита и Гита», и наш - «Вий».

- Фу ты, господи. - перекрестилась Евдокия Васильевна, а затем спросила.

- Как там Анастасия Прокопьевна себя чувствует?

- Сегодня ночью скончалась. – Тихо ответила девушка и опустила глаза.

- Отмучалась значит Анастасия. Похороны то когда?

- Сегодня и похороним, так она хотела. Ладно, пойду. – И Марина пошла по улице не

оборачиваясь. Евдокия Васильевна с Сергеем, зашли в избу.

- Ба, а кто это?

- Ты что, Марину не узнал, внучку Анастасии Прокопьевны, которую всё село ведьмой

кличет?

Марине было четырнадцать, когда Сергея забрали в армию, это был угловатый подросток с копной рыжих непослушных волос. За два года, к шестнадцати годам, из гадкого утёнка выросла прекрасная лебедь. Длинные густые волосы, стройный стан с ярко выраженными женскими прелестями, от которых у местных парней часто возникали разборки за право проводить её до дому с танцев или с кино. Но Марина вела себя довольно замкнуто и ни кому из кавалеров не отдавала предпочтения. Да и ребята, хоть и ходили перед ней петухами, а всё-таки побаивались немного, не столько Марины, сколько её бабушки, которую за глаза называли ведьмой. Сергею показалось, что она кого-то ему сильно напоминает, но сколько не силился, так и не вспомнил. Зайдя в избу и позавтракав, Евдокия Васильевна засобиралась.

- Пойду, к Марине, помогу, тяжело ей сейчас одной. А ты крышу посмотри, что-то течёт. Справишься? – Спросила бабушка, хитро глядя на внука.

- Нет проблем, Советский десантник может всё. Пара пустяков.

- Ну ладно, я побежала, а ты как закончишь, приходи. – И уже в дверях, Евдокия Васильевна, как бы невзначай, сказала.

- К Ирине то зайди, ждала она тебя. Ей тут всё рыжий Николай, антихрист этот, проходу не даёт, да она его на пушечный выстрел не подпускает.

- Ладно, разберёмся.

Была вторая половина дня, когда Сергей, закончив по хозяйству, решил сходить к Марине и проведать бабушку. Дом находился на окраине села, во дворе ни кого не было и молодой человек постучал в двери. Ему открыла сама Марина, лицо её было заплаканное и она, стесняясь, быстро отвернулась. В избе стоял накрытый стол, за которым сидели его бабушка и ещё одна старушка, которую Сергей не знал.

- Проходи, присаживайся. Познакомься, это моя тётя, Лидия Прокопьевна – Сказала Марина показывая на старушку за столом, затем принесла стул для Сергея и прошла на кухню. Сергей сел, огляделся и увидел на столе портрет молодой женщины. От увиденного у него бешено заколотилось сердце. Он сразу узнал женщину из своего сна, про который уже почти забыл. Бабушка заметила реакцию внука и спросила:

- Что случилось? - Сергей показал на портрет и поинтересовался.

- Кто это?

- Это покойница, Анастасия Прокопьевна, в молодости.

Сергей первый раз видел покойницу молодой. Это была она, та, которая его целовала этой ночью. И тут вдруг тётка Марины заговорила скрипучим голосом, не глядя на него.

- Пришёл, соколик. Долго она тебя ждала. Всё ни как уйти не могла. Ну вот и дождалась, теперь встретитесь.

Сергею от таких слов стало не по себе. Евдокия Васильевна молча встала.

- Пойдём. – коротко сказала она. Потом прошла на кухню.

- Марина, мы пойдём.

- Да куда вы, Евдокия Васильевна, не поели ни чего.

- Пора нам дочка. Пойдём мы. – И взяв, ничего не понимающего внука под руку, вышла

на улицу.

- Ба, что происходит?

- Понимаешь, Прокопьевна и в самом деле была ведьмой. Маришку жалко. – Евдокия Васильевна тяжело вздохнула. – А теперь скажи, что ты так побледнел за столом, увидев портрет покойной. Только пожалуйста, расскажи всё. Сергей рассказал бабушке про то, как он бежал по лесу, не зная от кого, и про сон, в котором он встретил молодую покойную и то, что она ему сказала. Чем дольше слушала Евдокия Васильевна, тем становилась мрачнее и тише шла. По окончании рассказа Сергея, она и вовсе остановилась и с беспокойством посмотрела на внука. Потом со слезами на глазах сказала.

- Пропал ты Серёжа, не уберегла я тебя.

- Да ладно, ба, Советский десантник всегда найдёт выход из любой ситуации, даже самой безвыходной. Правда, ба. Скажи только, что это там тётка говорила про то, что покойная будто меня ждала.

- Анастасия, три месяца мучилась, умереть не могла. И умерла в ночь твоего возвращения. Я не знаю, что произойдёт, зачем ты ей, но что-то будет. Беда внучёк, ой беда. – И бабушка тихонько заплакала. Сергей больше ни о чём не спрашивая, повёл бабушку домой. Проходя возле дома культуры, они подошли к доске объявлений, на которую Рыжий детина крепил плакат с названиями фильмов которые будут показывать. И на пятницу, тринадцатого числа, то есть на завтра, была назначена премьера фильма «Вий». Увидев такое, Евдокия Васильевна с нескрываемым раздражением высказалась по этому поводу, в адрес рыжего. Это был киномеханик и водитель автолавки Колька – рыжий, или как его за глаза звали «рыжий коник», от чего он невероятным образом бесился.

- Колька, антихрист, опять ты со своими штучками.

Колька повернулся и широко улыбаясь, спросил.

- В чём дело, Евдокия Васильевна?

- Ты по што это сатану дразнишь, бога в тебе нет.

- Мы атеисты, мы ни в Бога, ни в Сатану не верим. Так нас учит коммунистическая партия. – При этом широко улыбаясь и гордясь своим остроумием, продолжил. – А вы, как социально неграмотный элемент мешаете культурно развиваться населению. Вас давно бы надо изолировать, за такие речи.

- Ты свой язык попридержи, а то я тебя сейчас изолирую. – Вступился за бабушку Сергей,

которого Николай, всё это время игнорировал.

- О, служивый пришёл. Храбрый стал, давно сопли красные не пускал? – Злобно сказал Николай. Он был на пять лет старше и до армии Сергею частенько доставалось от «рыжего коника». И помня былые победы, Николай решил проучить зарвавшегося «пацана». Не взирая на то, что Сергей держал под руку свою бабушку, Николай со всего размаху, наотмашь ударил целясь в ухо, но тот нырком ловко ушёл от удара и в ответ нанёс – снизу в челюсть, от чего Николай рухнул как подкошенный. Сергей же, не дожидаясь когда рыжий придёт в чувство, повёл бабушку домой. Всю дорогу они молчали, а придя домой, Сергей уложил её в постель и дал валерьянки для успокоения. Не успел он снять шинель, как пришёл его друг, Володя, или как его все звали – Вован. Это был долговязый, нескладный парень, ровесник Сергея, но в армию он не ходил по причине плоскостопия и ряда других заболеваний.

- Здорова Серёга, когда приехал?

- Да, сегодня ночью.

- Ты чё, пешком шёл, один через лес? – изумился Вован. – У тебя с головой то всё хорошо?

- А что такое? – как ни в чём не бывало, поинтересовался Сергей.

- Ладно, приходи на наше место через час, там поговорим. Иринка тоже придёт.

- Хорошо, вот с бабушкой всё улажу и приду. Что-то ей плохо стало.

- Ну ладно, я побежал. – И Вован убежал как ретивый мерин.

- Ба, ну как ты? – Сергей присел на краешек кровати.

- Всё хорошо Серёжа, всё хорошо. Ты иди, покушай, там пироги, сметана. Постой, ещё, открой комод, там шкатулка белая. Видишь? Открой. Там иконка с Божьей матерью, возьми её.

- Ба?! – Сергей удивлённо посмотрел на бабушку.

- Возьми, возьми, положи в карман. Предчувствие у меня нехорошее, а она защитит.

- Ладно. – Сергей, что бы не обижать бабушку, положил иконку в карман брюк. Затем пошёл на кухню и с аппетитом поел холодные пироги со сметаной. Насытившись, он подошёл к бабушке, Евдокия Васильевна спала. Сергей не стал её будить и прихватив шинель, тихонько вышел на улицу. Солнце уже клонилось к закату. Вечер был тихим и тёплым, и не предвещал ни чего плохого.

Сергей пришёл в назначенное место, которое находилось сразу за деревней. Это была большая раскидистая берёза с тремя стволами, которые расходились в стороны, а ветки, свисавшие почти до самой земли как занавески, отгораживали внутреннее пространство от внешнего мира. Друзей было трое и у каждого было своё место в импровизированном домике. Вован и Иринка уже пришли и что-то живо обсуждали. Увидев Сергея, они замолчали. Сергей занял своё место напротив друзей.

- Всем привет! - бодро поздоровался Сергей. – О чём секретничаете? – затем остановив

взгляд на Ирине, - заметил, - а ты Иринка изменилась.

- Что, подурнела?

- Да нет, почему, наоборот. Такая красивая стала.

- А раньше значит некрасивая была? – сказала Ирина наигранно обижено.

- Да почему? – смутился Сергей, - Ты и раньше самая красивая была, просто сейчас ты такая стала. – Эмоционально сказал он и развёл руками, восхищённо глядя на девушку, от чего та покраснела и опустила глаза.

- А здорово ты сегодня рыжему врезал, об этом сейчас вся деревня говорит. Не будет больше задаваться. – Выдал информацию Вован, переключая внимание Сергея на себя, и тем самым давая Ирине справиться с нахлынувшим волнением.

- Сам нарвался, да ладно, шут с ним, вы мне скажите, что тут в деревне творится?

- Ты о чём? – поинтересовалась Иринка.

- Да про покойницу сегодняшнюю. – И Сергей рассказал ребятам о том, что произошло с

ним за эти сутки. Володя и Ирина внимательно выслушав Сергея, стали выдавать свои

версии.

- Мне бабушка говорила, - начал Вован, - что эта Анастасия Прокопьевна, и в самом деле

ведьмой была. А умереть не могла, потому что колдовство своё передать не могла. Её и

похоронили-то за кладбищем.

- А Маринка, ей почему не передала? Она ведь внучка её. – Поинтересовался Сергей.

- А может и передала, кто знает. Вот по этому и померла, наконец-то. – Предположила

Ирина.

- А я тогда здесь причём? – Удивился Сергей.

- Не знаю. - Пожал плечами Вован. – Но зато я знаю, что-бы ведьма из могилы не встала, надо ей осиновый кол между лопаток вбить. Тогда всё, хана ей, можешь спать спокойно.

- Так это что, мне теперь её откапывать надо. – Поинтересовался Сергей.

- Наверно.

- Мальчик, вы что, совсем с ума сошли? – Забеспокоилась Ирина. – Вы на календарь смотрели, сегодня в полночь наступает пятница, тринадцатое. Да ещё и полнолуние. В это время вся нечисть гуляет.

- И что делать? – Опять поинтересовался Сергей.

- А может сбегать по-быстрому и кол просто в могилу вбить, что-бы она вылезти не смогла. И всё. – Предложил Вован.

- А что, это идея, - согласился Сергей, - надо только кол найти.

- Чё его искать, вон у меня в сарае есть осиновый жердь. Отпилим, заточим и готово.

Ребята переглянулись.

- Тогда не надо терять время, пошли. – Сказал Сергей и спрыгнул с дерева. Отряхнув шинель и не дожидаясь Володи с Ириной зашагал в деревню.

Пока собирались, уже стемнело. Сергей взял топор и кол, Володя взял лопату.

- Лопата то зачем? Я же копать не буду, только вобью кол и всё. – Спросил Сергей увидев у Вована лопату в руках.

- Так, на всякий случай. – Как-то рассеяно проговорил Вован. Видно было, что ему не по себе. Иринка тоже стояла молча теребя рукав куртки. Сергей понимал, что ребятам просто страшно. Он вспомнил, как сам недавно чуть не умер от страха, и поэтому сказал.

- Так, я один пойду, а вы меня здесь ждать будете. – На что ребята промолчали опустив головы.

- Не бойтесь, я быстро. - С этими словами Сергей вышел из сарая и направился на кладбище.

Идя по деревне, он заметил, что не смотря на то, что шёл всего десятый час вечера, ни кого на улице уже не было. Света в окнах тоже не было видно. А ведь раньше, до армии, молодёжь в деревне гуляла до полуночи. Ходили, брякали под гитару песни «Машины времени». Собирались стайками и устраивали танцы под магнитофон. Было весело. Сейчас же, деревня как будто вымерла.

Идя по тёмной улице, освещённой только светом полной луны, Сергей краем глаза заметил силуэт человека стоявшего у забора, в тени деревьев. . Не показывая, что заметил, Сергей пошёл дальше, но стал прислушиваться, не идёт ли кто за ним. Затем нарочно уронив топор, он наклонился, что бы поднять и незаметно посмотрел назад. Кто-то шёл, стараясь оставаться в тени домов и быть незамеченным. Сергей пошёл дальше, крепко сжимая в одной руке топор, в другой осиновый кол, готовый в любой момент защищаться. Так он шёл по деревне в сопровождении таинственного незнакомца. Сергей специально несколько раз свернул, что бы при повороте успеть разглядеть того, кто за ним шёл, но кроме тёмного силуэта, так ничего и не увидел. Напряжение нарастало. Уже на окраине деревни, Сергей повернул за амбар, в его тень и остановился, прижавшись спиной к бревенчатой стене. Он положил топор на землю, а кол, взяв двумя руками, стал ждать. Через некоторое время он услышал осторожные шаги. Сергей приготовился, сердце забилось ещё сильнее. Кто-то осторожно подходил к амбару, затем остановился за углом и затих. И в это время из-за угла амбара появилась чья-то голова. Сергей не стал медлить и со всего размаха ударил колом по неизвестному, охнув, тот упал. Выскочив из-за амбара, Сергей увидел в свете луны лежащего лицом вниз человека. Он подошёл и перевернул его на спину. Это был Колька рыжий. И только сейчас Сергей заметил в руке у лежащего, здоровенную дубину. Стало всё понятно. Рыжий хотел отомстить. Осмотрев тело и убедившись, что Николай жив и находится без сознания, Сергей ушёл.

Идти по кладбищу было немного жутковато. При свете луны предметы меняли свои очертания и отбрасывали причудливые тени, так во всяком случае казалось Сергею. Было тихо, ни ветерка, ни шелеста листьев. Всё будто замерло в ожидании чего-то. Он шёл осторожно и внимательно глядя по сторонам. Вот могилы закончились, начался лес. Сергей пошёл дальше вдоль леса и пройдя метров двести увидел одинокую могилку. Ни креста, ни надгробья не было, просто свеженасыпанный холмик земли. Он огляделся, ни кого, потом постоял немного прислушиваясь к чему-то, но было тихо, как вдруг, он ощутил чьё-то присутствие. Сергей осторожно и очень медленно обернулся. Прямо за его спиной, всего в двух шагах, стояла женщина из его сна, в белой рубахе до земли и с венком на голове. Глаза были широко открыты и смотрели на Сергея не моргая. От неожиданности он шарахнулся назад, споткнулся и упал спиной на могилку. Женщина не шевелилась, затем она медленно слегка приподняла руки, как бы приглашая в свои объятья, сказала: «Ты пришёл ко мне. Подойди же и обними меня, мне так холодно. Иди ко мне». Сергей сидел на могилке в состоянии близком к обмороку. Но всё-таки, он непослушными руками, не отрывая глаз от покойницы, поставил кол на могилку и стал колотить по нему обухом топора. Каждый удар отзывался у него в голове тяжёлым звоном. Покойница же стала дёргаться. Лицо её исказилось до неузнаваемости. Глаза провалились, оставив чёрные дыры, а из широко открытого рта появились клыки. На руках, судорожно подёргивающихся, отросли длинные когти. Сергей, глядя на эти превращения, колотил и колотил топором по осиновому колу. Вдруг покойница протянув свои страшные руки к нему, дико завыла и исчезла. Нервы у Сергея были напряжены до предела. Он ещё раз ударил по колу и попытался быстро встать, что бы покинуть это жуткое место. Но в это же время, вдруг кто-то резко дёрнул его за шинель вниз. Сергей потерял равновесие и провалился в чёрную и холодную бездну.

Ребята просидели всю ночь у сарая дожидаясь Сергея, не решаясь пойти за ним. И только утром, когда рассвело, они побежали на кладбище. Осторожно идя мимо могил они внимательно смотрели по сторонам, но ни где Сергея не было видно. И уже пройдя кладбище и подойдя к одинокой могилке, они увидели его. Он лежал на спине, широко раскинув руки с открытыми глазами, в которых застыл ужас. Рядом с ним торчал кол, который он вбил в могилу, вместе с полой своей шинели.

0
272
15:30 (отредактировано)
+1
Он огляделся вокруг, поправил кожаный поясной ремень, на шинели, с круто выгнутой пряжкой, и слегка размахивая дембельским дипломатом, бодро зашагал в сторону деревни.

Лучше проще: «Он огляделся вокруг, поправил пояс на шинели и бодро зашагал в сторону деревни, размахивая дембельским дипломатом.»
К чему все эти вывернутости пряжки и уточнение материала пояса? Это не добавляет красоты описанию, а только портит предложение и запутывает читателя. И запятая просыпалась, да.
Небо было чистое, светила почти полная луна, все кусты и деревья отбрасывали чёрно-синие тени. Было тихо. Ни ветерка. Для средины октября было довольно тепло. В это время года было уже темно, но полная луна прекрасно освещала дорогу.

Я не за геноцид «был»ок, но тут их многовато на квадратный сантиметр абзаца.
— Серёжа! – она тяжело спускалась по ступенькам, Сергей заспешил ей навстречу. Обняв внука, Евдокия Васильевна, плакала и приговаривала: «Серёженька, внучёк, вернулся, живой. Слава Богу живой. Что ж ты с города не позвонил, мы бы машину за тобой выслали на станцию, встретили бы. Слава Богу живой, здоровый. Ну пойдём в дом, что это я тебя на пороге держу, пойдём в избу. Пироги-то совсем остыли. А я всё жду, жду».

Оформление прямой речи.

Очень хочется порекомендовать вам ещё раз почитать ужастики от Гоголя (написала ещё до того, как увидела упоминание Вия, сработала ассоциация для ряда: деревня + мистика + добрый молодец), а затем нагло спереть его стилистику. Думается мне, что в таком обрамлении ваша история заиграла бы) Не хватает художественности тексту. Все эти корявости и шершавости, отсутствие хоть бы даже намёка на стиль бросаются в глаза.

… Выдал информацию Вован...

Товарищ майор прорвался со своим рапортом и сунул в ваш рассказ жуткое словосочетание.
Осмотрев тело и убедившись, что Николай жив и находится без сознания, Сергей ушёл.

*натягивая очки зануды* Вообще-то, если после удара по голове человек находится без сознания, ему нужна срочная помощь, он ведь запросто может помереть: сейчас дышит, а через секунду уже нет. Безответственно, тов-ищ военный!
По сюжету. Я заметила, что у конкурсных страшилок очень часто смазана сама вот эта страшная часть и развязка. В итоге и напряжения нет, и пугаться читателю нечего, и никакого вот_это_поворота, способного удивить напоследок.
21:45 (отредактировано)
+2
Одно слово «чтобы» автор умудрился написать два раза с ошибками, и оба по-разному: «что-бы», «что бы», странные пробелы, ошибочные окончания слов, скудность выражений: за ним что-то шло, и он побежал от этого чего-то, но кое что не отставало… Даже я, неуч, заметил что, что-то тут не то («что» в тавтологии специально)… Сюжет читается, а в правдоподобность этой истории, не вериться…
Бабушка так за внука испугалась (чувствовала, что он попал в ведьминский приворот и ему грозит опасность), что она сразу то и заснула, бедненькая, испереживалась. А дембелёк пошёл к лучшим друзьям, узнать, что происходит в деревне. Вечерело. После разговора, трое друзей решили пойти на кладбище, и пригвоздить осиновым колом оборотня, вампира, ведьму – в одном лице. По странному стечению обстоятельств у другана был осиновый жердь, тут, недалеко. Осиновый жердь – это не моя ошибка, если что. Я родился в деревне, много жердей повидал, но я блять, совсем не могу понять, как выглядит осиновый жердь, простите, осиновая жердь. Ну ладно, бог с этой деревяшкой, на оборотня-вампира-ведьму, хватит и соснового кола, если что… Но вот незадача, лучшие друзья зассали, и дембелёк пошёл один, ночью, на кладбище, 13ого, в пятницу… в могилу втыкать, его… жердь…
Всё! Дальше без спойлеров! Приятного чтения, судьи… уверен, обычные читатели не оценят, а вот нам пришлось! Простите за эмоции, автор – молодец! Боюсь на этом сайте я заимел врага… Но серьёзно, зачем такое писать? И пожалуйста, без мести, мой рассказ так же вылетит на первом круге! 
23:49
Мне рассказывали эту историю в детстве. Только чуть по другому, кончилось все точно так же
Загрузка...
Жанна Бочманова №1