Нидейла Нэльте №1

В отражении

В отражении
Работа №162

В отражении

– Мам, мы приехали? – уже в который раз спросила белокурая девочка лет пяти, недовольно выпятив губки.

– Да, да, почти. Ты же видишь, это парковка, – устало ответила Настя. Последние минут пятнадцать они безуспешно нарезали круги на стареньком рено в поисках свободного места.

Новый торгово-развлекательный центр Лабиринт открыли неделю назад. Он стал самым большим подобным комплексом в городе. С пятью тысячами парковочных мест и площадью торговых помещений сопоставимой с небольшим жилым кварталом.

Несмотря на столь внушительные размеры, на пятиуровневой подземной стоянке всё оказалось заставлено машинами. С трудом протиснувшись между синим внедорожником и ярко-красной свежевымытой тойотой, Настя аккуратно вылезла в приоткрытую на треть дверь, и также осторожно вытащила дочь.

Кроме них на парковке никого не было. Ни идущих в центр, ни уже возвращающихся с груженными тележками посетителей. Только машины, плотными рядами стоящие вокруг. Настя нервно передёрнула плечами.

– Мама, мне холодно, пошли уже! – девочка вцепилась в Настину руку и больно её дернула.

– Ай, Дарина, поспокойнее! Сейчас!

И они зашагали по нарисованным на полу стрелочкам, которые привели к трём лифтам. Кнопок оказалось всего две.

– О, каждая кнопка на два лифта. Или нет? На полтора! – с напускным весельем в голосе пошутила Настя. Лифты внушали ей страх, она предпочитала лестницы или эскалаторы. 

– Мамочка, а лифт может застрять? – прошептала Дарина.

– Конечно, нет, зайчонок. Их же только построили. Они новенькие и работают как часы, – Настя протянула руку и решительно нажала на одну, а потом и на другую кнопку. Обе загорелись ядовито-зеленым светом.

Правая дверь беззвучно разъехалась. Из глубины лифта смотрела худенькая шатенка с огромными серыми глазами, взлохмаченная и испуганная. Первые секунды Настя даже не поняла, что это её отражение, настолько незнакомой самой себе она показалась.

Металлическая блестящая кабина выглядела герметичной и враждебной. 

– Мама, смотри, эскалатор! – Дарина кричала откуда-то сбоку.

Настя облегчённо вздохнула и поспешила на голос дочери.

***

На фудкорте сновали многочисленные посетители с подносами в руках, пахло гамбургерами и кофе. Чтобы найти подруг, пришлось несколько раз созваниваться. Но если бы не Дарина, случайно заметившая их на одном из ярко-оранжевых диванчиков за столиком у колонны, поиск мог бы затянуться.

Ксюша со скучающим видом смотрела по сторонам, а Лена увлеченно ей что-то рассказывала. Настя, усмехнувшись, помахала им.

– Настёна, привет! Наконец-то! Дарина, здравствуй. Мой Пашка только о тебе и говорит, заждался! – Лена хитро подмигнула девочке и потрепала по волосам сидящего рядом четырехлетнего пухлого мальчугана.

Дарина густо покраснела и демонстративно подсела к дочерям Ксюши, тоненьким рыжеволосым близняшкам. Мамы весело заулыбались.

Наскоро перекусив и поговорив о всяческой ерунде, подруги пошли к игровой комнате, чтобы оставить там детей и «окунуться в шопинг», как называла это Ксюша.

Центр внутри сверкал зеркалами, они тут встречались повсюду. Начиная от многочисленных зеркальных колонн и заканчивая причудливыми стеклянными картинами на стенах и полу. Всё это смотрелось очень необычно и впечатляло. Планировка здания полностью оправдывала название комплекса и, действительно, напоминала лабиринт с многочисленными проходами, поворотами, лестницами, эскалаторами и непонятными тупиками.

Игровых комнат в центре сделали несколько, по одной на каждом из четырех этажей. Но самая большая и интересная, по уже появившимся отзывам в интернете, находилась здесь же, на третьем этаже. Волшебный надувной замок, драконы, деревянные домики, огромная железная дорога и море других игрушек приводили ребятню в полный восторг. 

Заплатив за три часа вперёд, и, оставив детей на попечение воспитателей, троица двинулась по магазинам.

***

После полутора часов хождения по комплексу, у Насти разболелась голова. Лена без конца твердила о своем новом потенциальном муже и отце для Пашки. Каждую встречу подруг, а виделись они примерно раз в полгода, у неё появлялся новый кандидат на эти роли. И всегда, по её словам, очень перспективный, интересный и безумно влюбленный. Потом неизменно оказывалось, что он женат, или алкоголик, или бывший зек, не желающий завязывать с криминальным прошлым. Но Лена не теряла надежду.

– Как думаете, лучше взять то чёрное с открытой спиной или это леопардовое? Мне кажется, в нём я выгляжу более сексуально! –  отодвинув штору примерочной кабинки, Лена поворачивалась то одним, то другим боком, томно выгибая спину.

– По-моему, оно ужасно, – с отвращением на лице процедила Ксюша, – леопард уже давно не в моде. Выглядит вульгарно и дёшево.

– И… – начала Настя, смотря на сборящую юбку и вот-вот готовые разойтись швы, – оно тебе явно мало, нужно взять на размер или два больше.

На лице Лены застыло обиженное выражение.

– Да пошли вы! – она шагнула назад в примерочную, – просто завидуете, я охрененно в нём выгляжу! И платье мне как раз, просто фасон такой! 

Ксюша пожала плечами и потянула Настю из магазина.

– Пусть остынет, Настюх. Зря ты про размер сказала, у неё же пунктик на весе. Давай заглянем сюда! – у Ксюши загорелись глаза при виде очередного магазина с косметикой. Огромными красными буквами на входе висела надпись: «Скидки до 90% в честь открытия. Распродажа».

Косметику Ксюша скупала тоннами. Перешагнув отметку в тридцать лет, страх неминуемого старения следовал за ней по пятам, не оставляя даже по ночам, пугая кошмарами и первыми морщинами в отражении зеркала.

– Блин, Ксю, я уже свою норму по косметике на сегодня выполнила. – Настя с измученным видом закатила глаза. – Давай ты сходишь, купишь, что тебе нужно, а я зайду пока Дарине босоножки посмотрю, а то ей впритык все стали, скоро носить нечего будет.

– Ну ок, я тебе наберу, – и Ксюша исчезла среди кремов, помад и теней для глаз.

Настя незаметно для себя проходила почти сорок минут по детскому магазину. И помимо двух пар босоножек, розовых с блёстками и золотых с божьими коровками, купила ещё пару футболок с диснеевскими героями, спортивный костюм нежного мятного оттенка и огромную упаковку с завязками для волос. 

Посмотрев на часы, она обнаружила, что пора возвращаться. Набрала телефон Ксюши, но абонент оказался недоступен. По номеру Лены шли короткие гудки. Засунув телефон в сумку, пошла назад в поисках эскалатора на третий этаж. Сейчас, по её подсчётам, она находилась на втором. Определить точно Настя не могла, так как они несколько раз то поднимались, то опускались, и постоянно куда-то поворачивали. И, как назло, нигде не попадалось информационного интерактивного табло с надписью «Вы здесь» и планом здания.

Она не могла найти ни одного магазина, куда заходила с подругами и бесконечно сворачивая то влево, то вправо, всё больше и больше запутывалась. Снова достав часы, Настя ощутила первые признаки приближающейся паники – забрать Дарину нужно было десять минут назад.

***

С трудом стянув с себя платье, Лена с ненавистью посмотрела в зеркало. После родов она поправилась на сорок килограммов, и никто даже представить себе не мог, каких трудов стоило сбросить пятнадцать из них за последние два года. Постоянные диеты, высчитывания калорий, занятия в фитнес клубе, который она ненавидела всей душой, превратили её жизнь бесконечную и безрадостную гонку за идеальным весом. 

Но чем больше усилий она прикладывала, тем быстрее погружалась в беспросветную депрессию. И срывалась. Объедалась сладким, а потом несколько дней боялась встать на весы, чувствуя себя безвольной, ни на что неспособной жирной коровой. Спустя какое-то время собиралась с силами, и всё начиналось по новой.

Лена переоделась, оплатила на кассе леопардовое платье и вышла из бутика. Очень хотелось сладкого. Она знала, что потом будет сильно жалеть, но сейчас это не имело значения. Необходимо было срочно заесть стресс быстрыми углеводами. Пройдя метров двести, на глаза попался небольшой магазинчик, заманчиво пахнущий корицей и шоколадом. Над входом красовалась вывеска: «Маленькие радости».

Ощутив во рту вкус свежеиспеченных ароматных булочек, Лена зашла внутрь. В магазине царил полумрак. На подсвеченных витринах, как экспонаты в музее, лежали под стеклом разнообразные пирожные, печенье и конфеты. Не в силах сделать выбор, Лена ходила от одного прилавка к другому, вслух рассуждая, что лучше купить.

– Советую вам остановиться вот на этих кексах, – глубоким бархатным голосом произнес мужчина, незаметно появившийся в паре метров от неё. – У них внутри особая начинка.

– И что же это за начинка? – осторожно спросила Лена. 

– Этого я не могу сказать. У каждого она своя, – он наклонился и достал из-под стекла поднос с кексами. На вид они казались самыми обычными: небольшими, с изюмом. – Попробуйте!

Лена подошла и взяла один. Несколько мгновений его рассматривала, потом медленно откусила кусочек и блаженно улыбнулась, прикрыв глаза.

– О, шоколадная с миндалем. Это как раз то, что я хотела. Как вы отгадали?

Она подняла взгляд, но мужчина уже куда-то исчез. На его месте, вытянув руки вдоль тела, стояла строгая старуха в очках.

– У нас нельзя пробовать еду до оплаты на кассе. –  безапелляционным тоном заявила она. – Такой кекс стоит сто рублей.

В удивлении подняв брови, Лена кинула на прилавок сотню и поспешила выйти из магазина. Есть сладкое расхотелось.

***

Ксюша не могла отвести глаз от отражения в зеркале. Ей предложили испытать на себе новый крем, и результат превзошел все ожидания. Та половина лица, на которую его нанесли, выглядела намного моложе: поры сузились, морщинки разгладились и стали едва различимы. И все эти изменения произошли за каких-то десять минут. На ощупь кожа казалась более плотной и упругой.

– И как долго длится эффект? – не прекращая себя разглядывать, спросила она.

– При постоянном использовании нашего крема результат сохраняется. То есть ваша кожа будет всегда выглядеть молодо. Но, повторюсь, действие крема пропадает, если вы перестаёте им пользоваться, – девушка консультант с кукольной внешностью одарила Ксюшу белоснежной улыбкой. – Но оно того стоит, поверьте.

И Ксюша верила. Она готова была всю жизнь наносить на кожу хоть гуано летучих мышей, только бы не стареть. И цена её совершенно не смущала, на себе она не экономила.

– Возьму сразу пять, для начала. Какой у них срок годности?

– Срок годности – два года у закрытых баночек. После того как откроете, крем надо использовать в течение шести месяцев. Тут всё как у всех, ничего нового.

– Отлично, пойдёмте на кассу! Вы же карточки принимаете?

***

Телефон показывал отсутствие сети. Настя и поднимала его, и заходила в разные магазины или, наоборот, выходила на середину прохода, бесполезно. Лишь только в одном месте мелькнула одна чёрточка и тут же исчезла. Настя долго там крутилась, но она так больше и не появилась. 

С раздражением снова засунув бесполезный мобильный в сумку, спросила у паренька-промоутера, раздававшего листовки около стола с сувенирами, как подняться на третий этаж. Точно следуя его указаниям зашла в очередной тупик с фонтаном и в изнеможении села на скамеечку, нервно теребя волосы. Ноги гудели от долгой ходьбы.

– Настёна! Как хорошо, что я тебя нашла! А где Ксюша?

Настя подскочила от неожиданности и резко повернулась. Она не сразу узнала Лену, идущую к ней. Та потеряла за час, прошедший с их встречи, килограмм двадцать. Красное платье, бывшее ей в обтяжку ещё с утра, теперь свободно болталось.

– Вау. Что с тобой случилось? 

– Волшебное пироженко. Если интересует, скажу, где брала. – Лена счастливо улыбалась, обхватив себя за вновь появившуюся талию.

– Слушай, уже очень много времени, нужно срочно возвращаться. Ты знаешь как подняться на третий этаж? – спросила Настя в нетерпении переминаясь с ноги на ногу. Ленино преображение на время перестало её волновать.

– Ой...– Лена посмотрела часы в телефоне, – я и не думала, что уже так поздно. На третий? Мы же оставили детей на четвертом. 

– В смысле? – Настя смотрела на неё во все глаза. – Нет, я точно помню, что на третьем.

– А я абсолютно уверенна, что на четвертом! Но, в любом случае, давай поспешим, я видела эскалаторы где-то там, – Лена неопределенно махнула рукой, – минут пять назад, пойдем.

Подруги почти бегом продвигались по проходу и через пять минут, действительно, уткнулись в эскалаторы. Правда, оба они шли вниз.

– Да они издеваются! – Настя шмыгнула носом, готовая разреветься.

– Так, спокойно. Если эти идут вниз, значит верхние на противоположной стороне. – Лена взяла её за руку и повела за собой.

Как не была расстроена Настя, про себе отметила, что у подруги ледяная ладонь. И сухая, шершавая на ощупь. Касаться её было неприятно.

***

Ксюшу они увидели, когда наматывали второй круг, в безуспешных попытках найти путь наверх. Она стояла к ним спиной, рассматривая витрину ювелирного магазина.

– Во, даёт! – сказала Лена Насте, и, уже повернувшись к Ксюше, заорала во весь голос, – Ксю, ты знаешь сколько времени! Мы должны были забрать малявок час назад!

Ксюша вздрогнула и обернулась. Её лицо выглядело одутловатым, словно она только что обкололась ботексом. 

– Да... А сколько. Сейчас. Времени? – она говорила медленно, делая паузы перед каждым словом.

– Уже четыре. – Настя пристально смотрела на подругу, – с тобой всё в порядке?

– Да. Не знаю. Не совсем. – Ксюша подошла к ним и стали видны трещинки на её лице. Кожа была так сильно натянута, что лопалась в местах с наиболее подвижной мимикой – на лбу и около рта.

– Боже, Ксю, что с твоим лицом?  У тебя кровь! – Лена хотела дотронуться до одной из трещинок, но передумала и резко отдернула руку.

Ксюша потрогала кожу возле губ. Кончики пальцев окрасились красным. Выругавшись, она достала из пакета банку с кремом, открыла и принялась густо наносить.

– Я, я купила крем, – не отрываясь от своего занятия, начала она, –  и всё было хорошо. Лицо помолодело лет на двенадцать. А потом … Потом кожа всё продолжала натягиваться и натягиваться, пока не начала лопаться. Когда я наношу крем, на время становиться лучше, а потом опять...

– Не хочу драматизировать, но тебе нужно срочно к врачу, – Насте вдруг стало очень холодно, – это ненормально. Похоже, какая-то сильная аллергическая реакция. У тебя телефон ловит?

– Нет, не ловит. – Ксюша убрала крем обратно в пакет. – Ерунда, всё нормально. Пойдёмте к лифтам, я видела их вон там, за тёткой продающей воздушные шары.

Настя с Леной переглянулись и пошли за Ксюшей. Они проходили это место уже два раза, но не замечали, что там есть лифты.

Когда они подошли, из одной кабинки как раз выходили люди. Подруги зашли внутрь. Настя задержала дыхание и сжала кулаки. В другой ситуации она ни за что не поехала бы в лифте, но тут выбирать не приходилось. 

Лена нажала на кнопку с цифрой четыре.

– Эй, детская комната на первом! – Ксюша ткнула в единицу.

– Девочки, вы шутите? Я точно помню, что оставляли мы их на третьем, там же, где фудкорт! – Настя от волнения никак не могла попасть пальцем по кнопке с тройкой.

Двери медленно закрылись, свет мигнул и снова зажёгся. Лифт бесшумно поехал вниз.

– Что-то у меня голова кружится. – Настя прислонилась к стене и закрыла глаза.

– Ой, вот только твоих приступов клаустрофобии нам сейчас и не хватало, – Ксюша дотронулась до лица, ранки снова начинали кровить. – Приехали. Вы со мной или разделимся?

– Ладно, давай по-быстрому проверим, и, если что, поднимемся. Не думаю, что их без родителей отпустят. Настюх, ты с нами?

Настя была полностью уверенна, что детей они здесь не найдут, но заставить себя одной подниматься в лифте она не могла. Поэтому утвердительно кивнула и молча пошла за подругами.

Первый этаж по планировке ничем не отличался от второго. Такой же запутанный и непонятный. Они проплутали там минут пятнадцать до того как случайно не наткнулись на игровую комнату. Без их детей.

– Ну, я же говорила! – Лена злобно оскалила зубы, – они на четвертом. Только зря потеряли время.

– Они на третьем! Я точно знаю. Мы поедем на третий. – у Насти начиналась истерика, но сдерживаться она уже не хотела.

– Так, ладно. Будем смотреть по порядку. Так что на третий. – безапелляционным тоном сказала Ксюша и пошла вперёд.

В этот раз они нашли лифты сразу и без проблем добрались до нужного этажа. Настя рванула через фудкорт к игровой комнате. Та находилась на том же месте, но выглядела иначе. Надувной замок сменил пиратский корабль, вместо железной дороги появилась гора из частей конструктора Лего, зелёное ковровое покрытие на полу стало синим и резиновым. Девушки-воспитатели тоже оказались другими. Детей там не было.

Настя почувствовала, как привычный мир ускользает от неё. Она опустилась на ближайшую скамейку и попыталась успокоиться, её всю трясло.

Подошедшие подруги сели рядом. Ксюша снова достала крем и принялась мазать лицо. Количество трещинок всё увеличивалось. Лена тяжело и быстро дышала, будто только что пробежала стометровку. Все молчали. Немного отдохнув, они поплелись обратно к лифту.

– Как думаете, через сколько они забьют тревогу и начнут искать родных? – спросила Настя бесцветным голосом.

– Так, что за упаднические настроения? – Ксюша попыталась улыбнуться, но тут же скорчилась от боли. – Думаю, часа через два после того, как мы не придем. Или уже. С ними всё будет хорошо!

– С вашими то, да. Мужья заберут, – неожиданно расплакалась Лена, – а кто заберёт Пашку? У меня в Москве даже родственников нет.

– Ну, заберут в больницу пока. – Ксюша нажала кнопку вызова лифта. – И потом, остаётся ещё четвертый этаж. И мы. Мы же никуда не пропали. Это просто какой-то невероятный топографический кретинизм. Потом будем вспоминать и смеяться.

– Не знаю как насчёт смеяться, а в торговый центр меня теперь долго не затащишь. – Настя обхватила себя за плечи руками.

Поднявшись, они долго бродили среди нескончаемых магазинов и почти не разговаривали. Потом Лене стало плохо. Её руки и ноги, за то время пока они ходили, незаметно превратились в кости обтянутые кожей, живот и щеки впали, а глаза, наоборот, стали огромными. Она споткнулась около книжного магазина и никак не могла сама встать. Ксюша с Настей подняли её и усадили на ближайшую лавку.

– Я позову на помощь! – Настя бросилась в книжный.

Внутри почти никого не было, кроме старушки, рассматривающей книги по садоводству, и паренька, стоящего у стенда с открытками. Скучающая продавщица в синей униформе стояла у кассы и демонстративно подпиливала пилочкой ногти, не обращая внимания на посетителей. Настя подбежала к ней.

– Помогите, пожалуйста! Моей подруге стало плохо, она там, на скамейке, – Настя махнула рукой в сторону. – Нужно срочно вызвать скорую. У вас есть телефон? Можете позвонить? Наши мобильники не ловят сеть.

Продавщица перестала заниматься ногтями, но пилку не убрала. Подняла на Настю пустой и безразличный взгляд.

– Здесь ни у кого ничего не ловит. – её губы растянулись в улыбке, обнажая жёлтые зубы, – вашей подруге нельзя помочь. Впрочем, как и вам. Сожалею.

– В смысле? – Настя смотрела на неё не отрываясь.

– А без смысла. Не мешайте, я работаю, – и она снова начала шлифовать ногти.

Настя постояла ещё немного и медленно пошла к выходу. Старушка оторвалась от книги по выращиванию роз и посмотрела на неё. На мгновение Насте показалось, что у той нет глаз, и на неё таращатся две пустые черные дыры. Поспешно отвернувшись, она побежала к скамейке. Лена полулежала у Ксюши на коленях, совсем бледная. На лбу у неё выступила испарина, взгляд лихорадочно бегал, ни на чём не останавливаясь.

– Ну что, вызвали скорую? – Ксюшино лицо продолжало трескаться. Теперь оно напоминало лоскутное одеяло, сильно натянутое и рвущееся по швам.

– Н-нет. Слушай, я не понимаю, что здесь происходит, но это мне совсем не нравится. Здание, люди в неё, тут всё какое-то неправильное. То, что творится с тобой и с Леной. Мне страшно. –  Настя села рядом и снова принялась теребить свои волосы.

Люди проходили мимо и, казалось, не замечали их. Ксюша бегала, кричала, хватала прохожих за руки, но те лишь пятились, вежливо улыбались и старались побыстрее уйти. Лене стало совсем плохо, она впала в беспамятство.

– Вставай, пойдем! Так мы ей ничем не поможем, вернемся потом! – Ксюша подняла со скамейки свою сумку и пакеты.

Настя молча и, боясь оглянуться на оставшуюся лежать подругу, зашагала за Ксюшей. 

В игровой комнате детей не оказалось.

***

На стоянке было безлюдно и тревожно, несмотря на весёлый музыкальный мотивчик, льющийся из динамиков. Машины, рядами выстроившиеся друг за другом, будто притаились и наблюдали. Настя старалась идти как можно тише, чтобы не привлекать к себе внимания. Ксюшу она оставила уровнем ниже. Точнее то, что от неё осталось.

Они спустились сюда, чтобы выбраться из этого чёртого здания, и обратиться за помощью. Но их машины пропали также, как и выход. А потом началось это с Ксюшей. Вначале кожа хлопьями слетала с лица, обнажая кроваво-красное мясо. Ксюша ползала по полу, пытаясь её собрать и приладить обратно, словно она могла прирасти как ни в чем не бывало. А дальше… Дальше Настя помнила смутно. Последнее, что стояло перед глазами – голый череп подруги, повсюду кровь, волосы и куски мяса. Острый запах железа. И руки, пытающиеся не дать вывалиться глазным яблокам.

Музыка из динамиков закончилась, сменившись чуть слышным шипением и потрескиванием. Вдалеке, стрельнув, погасла лампа. Настя на мгновение замерла, а потом бросилась бежать. 

«Интересно, на сколько хватит здесь воздуха, если отключат вентиляцию. И работает ли она вообще» – подумав об этом, Настя удивилась, что, после всего случившегося, её еще может волновать подобная ерунда. Запыхавшись, она села на пол, вжавшись спиной в колонну, и прислушалась. Вокруг никаких странных звуков или даже просто звуков, лишь только её шумное дыхание. Она уже начала успокаиваться, как где-то справа прошелестели разъезжающиеся створки лифта.

Настя затаилась, но ничего не происходило. Аккуратно поднявшись, она пошла в сторону предполагаемого лифта, который и обнаружила в небольшом ответвлении позади крайнего ряда машин. Там находились три кабинки и всего две кнопки, такое она уже видела утром. Кнопки располагались по обе стороны от центрального лифта, так что не получалось определить, какой именно каждая из них вызывала. Крайняя левая кабинка стояла открытой, призывно зазывая внутрь.

Настя не ездила одна в лифте уже много лет, боясь застрять и умереть от отсутствия воздуха. Но сегодня всё это не должно было имело значения. И Лена, и Ксюша погибли от своих самых сильных страхов. Настя не сомневалась, что её ждёт та же участь, и финал можно только отсрочить, но не изменить. Или, она хваталась за эту еле уловимую надежду, страх можно победить. Возможно, здание отпустит её и вернет дочь, нужно только стать смелой...

Настя шагнула в лифт и привычно глянула на потолок – вентиляционных отверстий, даже если они тут и присутствовали, не наблюдалось. Сплошные гладкие блестящие металлические стены, без швов и щелей. Этот лифт отличался от тех, в которых они ездили по этажам центра, казался меньше и темнее. И в нём отсутствовали зеркала. 

Немного подумав, она нажала цифру три на панеле управления. Двери не спеша закрылись. Сердце скакало быстро-быстро. На экране над кнопками появилась вначале цифра один, потом два и затем три. Настя выдохнула. В момент, когда створки начали разъезжаться, погас свет, и на секунду показалось, что они остановились. Настя принялась помогать им руками. Но двери и сами, медленно, но верно, открывались.

Вокруг – знакомый фудкорт, оранжевые диваны, а вдалеке всё та же игровая комната, воздушный замок просматривался во всех деталях. Настя бросилась туда. Оказавшись ближе, она заметила свою дочь, Дарина помогала Пашке разобраться в управлении железной дорогой. 

До комнаты оставалось метров десять, когда Настя стала звать девочку, махая руками. Но как громко она не кричала, кругом ни что не нарушало тишину. И расстояние до детей не сокращалось, хотя Настя не переставала бежать. В недоумении она остановилась и огляделась. Кругом шли люди, спокойно и не натыкаясь ни на какие невидимые преграды.

Настя побежала опять. Но ближе комната не становилась. По правую руку маячил, аквариум с рыбками, по левую – зоомагазин. Морские свинки, выкатив глаза, замерли, наблюдая за происходящим из своей клетки через стекло витрины. 

Внезапно Настя замерла. Женщина, стоявшая спиной впереди неё, повернулась и подошла почти вплотную. Стерла под левым глазом немного растекшийся карандаш, поправила прическу и затравленно улыбнулась. На Настю смотрела её точная копия.

***

Копия отвернулась и подошла к двум другим, Ксюше и Лене, живым и смеющимся. Что-то обсуждая, они двинулись от игровой комнаты к эскалаторам. Лена повернулась и помахала Пашке, тот послал ей воздушный поцелуй в ответ.

Настя внутри зеркальной колонны беззвучно кричала им вслед, бешено колотя руками по воздуху.

+1
303
17:28 (отредактировано)
Рассказ получился интересный. Хорошо переданы чувства героини. Мистический триллер основанный на женских страхах. Слог приятный, сильных ляпов не заметил.
Хотя должен отметить очень затянутое вступление.
Загрузка...
Илона Левина №2